9 марта 2019 года на месте погребения донского подвижника благочестия протоиерея Иоанна Домовского на армянском кладбище Ростова-на-Дону собрались клирики и миряне, чтобы соборной молитвой почтить память праведника, особо почитаемого на Донской земле.

В день его кончины заупокойную литию совершил Глава Донской митрополии митрополит Ростовский и Новочеркасский Меркурий.

За богослужением владыке митрополиту сослужили секретарь митрополита Ростовского и Новочеркасского по г.Ростову-на-Дону, благочинный приходов Юго-Западного округа Ростовской епархии протоиерей Иоанн Осяк, председатель комиссии по канонизации святых Донской митрополии протоиерей Алексий Лысиков, настоятель ростовского храма святого великомученика Георгия Победоносца протоиерей Владимир Тер-Аракельянц, благочинный приходов Юго-Восточного округа Ростова иерей Андрей Горячков.

На заупокойной литии молились духовенство Донской митрополии, студенты Донской духовной семинарии, сестры милосердия, многочисленные верующие.

В архипастырском слове по окончании богослужения митрополит Меркурий особенно отметил, какое значение имеет почитание народом протоиерея Иоанна Домовского:

«Сердечно благодарю вас, дорогие отцы, братья и сестры за то, что сегодня, в день кончины приснопамятного протоиерея Иоанна, собрались у его святой могилы почтить память праведника, вознести о нем свои молитвы. Важно понимать, что совершая память о нем, мы совершаем память и о себе, мы себя не забываем, потому что имеем надежду его молитвами обрести милость Всеблагого Бога, в жизни временной и вечной. То количество людей, которые приходят к этой святой могиле, прося заступничества еще не прославленного в лике святых человека, свидетельствует о том, что он имеет милость благодатью Господа просить за нас перед Престолом Божиим, как это было и при его жизни. Пусть молитвенное утешение отца Иоанна укрепляет всех нас!».

Волонтеры и сестры милосердия раздали всем верующим, пришедшим молитвенно почтить память протоиерея Иоанна Домовского, поминальные наборы, подготовленные епархиальным отделом социального служения.

***

Иоанн Алексеевич Домовский родился 30 марта 1844 г. в селе Покровском Екатеринославской губернии (ныне Днепропетровская область) в семье диакона. Закончив Екатеринославскую духовную семинарию (15 июля 1865 г.), он уже через год был рукоположен во пресвитера и 30 августа 1866 г. назначен настоятелем Никольской церкви села Васильевки Славяносербского уезда.

Отец Иоанн занимал в Екатеринославской епархии различные должности: член Строительного комитета при постройке общежития и больницы при Духовном училище (1875 г.), член цензурного отделения (1875-89 гг.), законоучитель в Городском трехклассном училище (1882 г.), член Попечительства о бедных духовного звания. В Епархиальных ведомостях Екатеринославской епархии 1882-1898 гг. находятся многочисленные упоминания о благотворительности прот. Иоанна Домовского. Отец Иоанн на протяжении многих лет был членом комитета Православного миссионерского общества. С 1883 г. ему было поручено прослушивание и отбор чтецов и певцов епархии. В 1886 г. о. Иоанн назначен ключарем кафедрального собора. Здесь он проводил «внебогослужебные собеседования» с народом.

15 сентября 1896 г. о. Иоанн «Согласно прошению перемещен временно к Софиевской церкви г. Нахичевани-на-Дону». Два с половиной месяца спустя он назначен настоятелем только что построенной Александро-Невской церкви г. Нахичевани-на-Дону.

Великой любовью пользовался он в причте и в народе – за его «доступность и за внимание к совершению церковных служб, которые всегда были благолепными и торжественными», — так отзывался о батюшке один из его алтарников, впоследствии диакон: «Подвиги отца Иоанна были: особое смирение, его любовь ко всем, от начальства до самых малых, служащих в храме; мир, который он вносил в духовенство».

В сан протоиерея о. Иоанн был возведен 13 июня 1899 г. В 1914 г. за заслуги перед православным Отечеством батюшка был награжден орденом св. Владимира 4-й степени и, вскоре, св. Анны 2-й степени. В 1916 году о.Иоанн уходит на покой, оставаясь почетным настоятелем Александро-Невского храма (на настоящий момент храм не сохранился, его территория находится в черте г.Ростова-на-Дону).

История пастырского и духовного подвига о.Иоанна тесно связана с обретением иконы Божией Матери, которую ростовчане назвали «Нечаянная Радость», хотя с точки зрения иконографии это был список с Казанской иконы. По воспоминаниям митрополита Вениамина (Федченкова), «в 1916 г. о.Иоанн ушел на покой, оставив должность настоятеля церкви, с намерением провести последние годы жизни в монастыре», «но старцы не благословили его, говорили: Тебе надо быть в Ростове – утешать и молиться о людях». «И так до самой смерти о. Иоанн молился с народом в своей келье». Временами продолжал служить в церкви. Дом же его стал своеобразным «монастырем в миру», где постоянно шло духовное делание. До конца своих дней о.Иоанн проживал в Ростове-на-Дону, постоянно принимая у себя людей, нуждавшихся в пастырском совете и помощи.

В годы послереволюционных гонений на Церковь и церковной смуты, вызванной «обновленческим» расколом, о. Иоанн Домовский был для духовенства и народа «правилом веры».

Кроме того, о. Иоанн Домовский был духовным отцом прославленного Юбилейным Архиерейским Собором 2000 г. в лике священномучеников епископа Захарии (Лобова). Даже этих небольших эпизодов достаточно, чтобы представить образ о. Иоанна как вдохновителя сопротивления обновленчеству на Дону в 1922-1924 гг., т.е. с самого начала распространения его в пределах Донской и Ростовской епархий.

Умер о.Иоанн в 1930 году и был похоронен при бывшем Софийском храме; а впоследствии прах его был перенесен на «Армянское» кладбище, где он покоится и в настоящее время. Он предсказал, что прах его будет погребен два раза, — что и исполнилось.

В книге митрополита Вениамина (Федченкова) «Записки архиерея» о. Иоанну посвящена глава под названием «Ростовский угодник», где довольно подробно приведена биография о.Иоанна и рассказ о прижизненных и посмертных чудотворениях. Имеются и другие многочисленные свидетельства о посмертных чудотворениях о. Иоанна Домовского.

После смерти о. Иоанна к нему на могилу постоянно шли люди, священнослужители Ростова-на-Дону регулярно служили панихиду.

В настоящее время народное почитание о. Иоанна не только не ослабло, но еще более усилилось. Продолжается активная работа по сбору материалов о жизни и подвиге о. Иоанна Домовского, собираются сведения о чудесах и исцелениях, совершенных по молитвенному предстательству протоиерея Иоанна Домовского, регулярно совершаются панихиды на его могиле.

20 мая 2013 Решение примут в Москве

Комиссия по канонизации святых, созданная при Донской митрополии, готовит необходимые бумаги для причисления к лику святых сразу трёх ростовчан — священников, мучеников веры: Иоанна Домовского, Иоанна Талантова и Константина Верецкого.

— Это кропотливый, тщательный труд, — сообщил donnews.ru председатель комиссии по канонизации протоиерей Владимир Тер-Аракельянц. — Подготовленные документы должны пройти несколько этапов, до того как патриарх примет решение о причислении к лику святых. Тщательно изучается жизненный путь человека как до принятия мученичества, так и после, его поведение в смертный час, его деяния.

Московской комиссии нужны факты и доказательства, к которым относятся почитание, чудеса и исцеления при жизни человека или на его могиле, подвиг веры.

— Мне известно о тысячах случаев чудесного исцеления на могиле Иоанна Домовского, но у меня нет ни одного заверенного медиками случая, — рассказал протоиерей Владимир. — Исцелившись, люди, как правило, не идут к врачу за медицинской справкой для подтверждения того, что болезнь отступила. Однако и Иоанн Домовский, и Иоанн Талантов, И Константин Верецкий жили и служили в те времена, когда вера требовала мужества и стойкости, когда она подвергалась гонениям. Мы имеем протокол допроса, на который был вызван Иоанн Домовский, в нём есть свидетельство чуда.

Как рассказал протоиерей Владимир, уголовное дело на отца Иоанна заведено не было, но на допрос его всё-таки вызывали, и во время допроса следователь получил от Иоанна знак. Священник сказал, что если следователь срочно не пойдёт домой, то вся его семья погибнет. Что-то заставило следователя, несмотря на его скептицизм, поверить священнику и броситься домой. Прибежав на место, он увидел, что его дом объят пламенем, и буквально в последнюю минуту до обрушения кровли успел вынести из огня жену и детей.

Иоанн Домовский служил в храме Александра Невского в Нахичевани. Несмотря на гонения, он своим примером доказывал, что можно оставаться твёрдым в своей вере в любые времена. Он умер своей смертью в 1930-м году и был похоронен на улице Ченцова, а потом перезахоронен на Армянском кладбище, где и по сей день на его могиле верующие обретают исцеление.

Иоанн Талантов служил в Никольской церкви, которая располагалась там, где сейчас пересекаются переулок Халтуринский и улица Серафимовича. В феврале 1918 года, когда батюшка совершал обряд венчания, в храм вломились революционные матросы. Священнослужитель повёл себя очень достойно: благословил молодых, отдал им все имевшиеся при нём деньги — 10 рублей, причастился и вышел навстречу убийцам. В районе нынешнего Студенческого парка батюшку расстреляли. Его останки нашли прихожане и похоронили возле Никольского храма. После того как церковь разрушили, могила Иоанна Талантова была утрачена.

За отцом Константином Верецким пришли по приказу комиссара армии Антонова. Помолившись, отец Константин безропотно пошёл за убийцами на окраину Нового поселения, где располагалась свалка. Там его и расстреляли. Останки его похоронили на кладбище возле Всехсвятской церкви. Но кладбище снесли в 30-х годах, а 60-х взорвали и сам храм. Теперь на этом месте Дворец спорта.

По словам протоиерея Владимира, процесс причисления к лику святых долог и о точных сроках принятия решения говорить рано. Но как только процедура будет близиться к завершению, начнутся приятные хлопоты — написание иконы каждого святого, его жития, службы.

— Все это требует творческого труда и больших талантов, — прокомментировал протоиерей Владимир. — Например, текст службы очень объёмный, пишется на церковно-славянском языке и должен соответствовать всем канонам богословия.

На данный момент единственным канонизированным жителем Ростовской области является Павел Стожков, известный как святой блаженный Павел Таганрогский. Его мощи были обретены в 1999 году, и могила святого сегодня является местом паломничества верующих. Официально он считается местночтимым святым, однако известно, что старца Павла почитают и за пределами Ростовской области, в Закавказье и Украине, — сообщил протоиерей Владимир.

Комиссия по канонизации при Донской митрополии будет делать всё, чтобы его причислили к всецерковно почитаемым святым. Протоиерей Владимир полагает, что этот процесс может занять 1-2 года.

В прошлом году, когда во время реконструкции улицы Горького были найдены захоронения, заговорили о возможном новом святом: в одной из гробниц находилось нетленное тело мужчины, а рядом прах женщины. Предположительно, останки принадлежат потомственному гражданину Ростова предпринимателю Гавриилу Шушпанову и его супруге.

Многие считают, что нетленность является одним из главнейших доказательств святости, однако, по словам протоиерея Владимира, это не так.

— Нетленность — это один из косвенных признаков, значимый на фоне остальных. Важен жизненный путь человека, его подвиг во имя веры, а достоверной информации о человеке, чьи мощи были найдены, у нас нет.

Останки Гавриила Шушпанова, его супруги и всех других ростовчан, найденные при реконструкции улицы Горького, были захоронены на Покровском кладбище в Ростове.

Ксения Андреева

МОНАХИНЯ СЕРГИЯ (Клименко)
Насельница Свято-Успенского Пюхтицкого монастыря монахиня Сергия (в миру — Татьяна Ивановна Клименко) родилась 2/15 января 1901 года в Ростове-на-Дону в дворянской семье. Ее отец, инженер-архитектор Иван Александрович Клименко, был разносторонне одаренным человеком, исключительной честности. Его живые, увлекательные рассказы искрились мягким юмором и добротой. По линии матери, Татьяны Ивановны, мать Сергия происходила из рода Толстых.
Прочитав в 1980 году книгу графини С. Д. Толь -Толстой «Ночные братья» (о декабристах), матушка с горечью говорила о том, что ее родственники принимали участие в предательстве и последующей гибели России. Она обвиняла интеллигенцию в разрушении отечественных устоев, потому что именно интеллигенция первой отказалась от Бога и державного Царя. Декабристы первыми выступили с крупным протестом: «Отошли, бездельники, от Бога, предали Царя». Вместо того чтобы вести народ к Богу, самая образованная часть его ушла от Господа и привела народ и Отечество к катастрофе.
В 1918 году Татьяна окончила с медалью Нахичеванскую гимназию, где Катехизис у них преподавал замечательный священник, старец Иоанн (Домовский).
После гимназии Татьяна Ивановна поступила на историко-филологический факультет Донского университета. За год до его окончания, после взятия Ростова буденновцами, ей пришлось оставить университет. В 1921 году семья переехала в Кисловодск. Частными уроками и стиркой Татьяна Ивановна зарабатывала на жизнь. В те годы она тяжело болела туберкулезом легких.
В 1923 году Татьяна с подругами впервые пришла в Успенский монастырь на склоне величавой горы Бештау, встретила там иеромонаха Стефана (Игнатенко), который стал ее духовным отцом.
В день празднования иконы Божией Матери «Скоропослушница» в 1925 году архиепископ Иннокентий (Ястребов) постриг Татьяну Ивановну в монашество с именем Сергии в честь преподобного Сергия Радонежского. Когда в 1927 году возникла угроза ареста, по благословению владыки мать Сергия бежала из Кисловодска в небольшой скит Покровского женского монастыря Екатеринодарской епархии. Настоятельница, матушка Вера, строго вела своих чад. В 1929 году пустыньку «Темные Буки» разогнали, долго скитались сестры по разным углам.
В 1930 году матушку Сергию арестовали и отправили в московскую Бутырскую тюрьму, откуда отослали в Соловецкий лагерь особого назначения сроком на десять лет. Из-за тяжелой болезни ее пришлось оставить в Кеми, где в Кемском лагере мать Сергия познакомилась с человеком высокого духовного устроения, монахиней Ниной (Матулевич), чьими советами она очень дорожила.
Вернувшись в Ростов-на-Дону в 1931 году, матушка устроилась работать медицинской сестрой.
Вскоре ее выдвинули на должность завуча курсов медсестер и преподавательницы русского языка, а затем премировали путевкой в Московский медицинский институт. Не зная, решаться ли ей, монахине, на этот шаг, она отправилась в Киев за советом к старцу-схиархиепископу на покое Антонию (Абашидзе). Владыка благословил продолжить образование. Особое внимание монахини он обратил на хранение своего сердца от человеческих пристрастий.
Со второй половины 1930-х годов возобновилась переписка матушки Сергии с духовником, иеромонахом Стефаном. До войны она работала врачом-фтизиатором в Москве, а в 1941 году эвакуировалась в туберкулезный диспансер в Вышнем Волочке.
Связь со старцем более не прерывалась.
В 1955 году мать Сергия переехала в Пюхтицы, но жила в отдельном домике вне монастыря. Поэтичная душа матушки помогала ей глубоко чувствовать красоту Божия мира. Она любила, взяв с собой Псалтирь, надолго уйти в лес и там молиться наедине с Господом и Его чудным творением. Матушке была присуща высокая культура, сплавившая опыт духовной, молитвенной жизни и светскую образованность. Она знала и ценила классическую музыку, особенно величавое творчество Иоганна Себастьяна Баха, любила русскую классическую литературу, в которой была обстоятельно начитана.
Отличительной чертой матери Сергии была прямота и независимость суждений. Ее воззрения всегда подкреплялись опытом духоносных старцев и святых отцов, трезвым пониманием исторической реальности. Любимым автором монахини был святитель Игнатий (Брянчининов). Господь даровал матушке дар рассуждения. Живая, веселая, остроумная, она оставляла светлое впечатление, хотя иногда ее довольно жесткие и резкие характеристики больно задевали и глубоко ранили чужое самолюбие. Матушка Нина старалась смягчить ее высказывания и ласково просила, чтобы огорченные собеседники не обижались на ее Танечку.
Монахиня Сергия сочувствовала чужой боли, старалась оказать внимание людям, никогда не забывая поздравить с праздником, именинами. Синодики матушки насчитывали огромное число имен. Всю жизнь она молилась о человеке, которого однажды приняла в свое благодарное сердце за самое малое оказанное ей благодеяние.
Внутренний мир матери Сергии, ее духовная жизнь были малозаметны для внешних. Превыше всех дел она ставила молитву и церковное богослужение, с необыкновенным благоговением относилась к святыням. Она любила повторять: «В храме я — дома». Если нельзя было участвовать в богослужении, мать Сергия старалась вычитывать службы дома. Она имела обыкновение никогда, ни при каких обстоятельствах не опускать монашеское правило.
Следуя советам святых отцов, матушка не позволяла никакой фамильярности в обращении с людьми. Особенно высоко она относилась к монашескому чину. Как-то раз отец Сергий, чтивший светлую, мудрую монахиню, умилившись ее старческим ликом, позволил себе поцеловать ее платочек на голове. Мать Сергия возмутилась его неосторожностью, разволновалась и немедленно наложила на себя епитимью — пятьсот земных поклонов. Перепуганный, растерявшийся батюшка умолял ее со слезами позволить ему, виноватому, исполнить за нее епитимью.
Пережив разрушительные годы обновленчества, монахиня Сергия особенно остро чувствовала опасность малейшего отступления от истин православной веры, глубоко переживая попытки нового реформирования Церкви. Экуменические съезды духовенства надрывали ей сердце: «Горе, горе! — писала матушка. — От Православия ничего не остается. Я за всех боюсь и за всех молюсь. Все сбылось, о чем писали. Надо молиться и молиться!»
Изволением Божиим в 1975 году игуменья Варвара благословила матери Сергии носить монашеское одеяние, а в 1987 году — перейти в келию в ограде обители. Послушанием матушки в монастыре стало чтение синодиков, что она исполняла с большой тщательностью и любовью.
Накануне праздника преподобного Сергия Радонежского, 24 сентября/7октября 1994 года матушка Сергия перешла в вечную жизнь, «идеже вси святии упокоеваются».
Светлая память, оставшаяся о монахине Сергии (Клименко) у многих, общавшихся с ней и любивших ее, — ясный небесный огонек, который не только согревает душу, но и указывает во все более и более обступающей нас тьме верное направление к свету истинного Православия, которого тьма никогда не обымет.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *