Б) неронь т к читайте ниже при имп. нероне (54-68 г.) произошло первое настоящее гонение на христиан, до тех пор носившее частный и случайный характер. гонение нерона при всей его жестокости и кровопролитное было ог­раничено пределами рима и не было вызвано идеологическим конфлик­том между церковью и государством: просто нерону нужно было обвинить кого-нибудь в . тем не менее это создало прецедент: магистраты приговорили христиан к смерти лишь за то, что они были христианами, а не по какой-либо иной причине. второеизвестное гонение произошло во время правления домициана (81-96 если не считать калигулу и нерона, императоры, как правило, успокаивали чрезмерный энтузиазм ряда своих граждан и не давали им оказывать себе божественные почести. домициан ввел новый порядок: он провозгласил себя «владыкой и богом» и объявил всех, не принимающих участия в собственном культе, изменниками. в царствование траяна (98-117) была создана юридичес­кая база для гонений на христианство, которая и применялась во все по­следующие времена. при нем в первый раз был издан эдикт, надолго опре­деливший неправоспособное положение христиан в римской империи. он был создан в ходе переписки императора с плинием младшим, – имперским намест­ником (проконсулом или губернатором) провинции вифинии в малой азии. об­щий смысл его очевиден: христиан следует казнить – за само имя, т.е. за одну только принадлежность к христианству. однако он не советовал местным властям проявлять инициативу. в 177 г. началось страшное гонение на христиан при императоре-философе марке аврелии.он ненавидел христиан за их, по его мнению, суеверное учение. гонения при императоре септимии севере (202 которые затем были частично возобновлены при каракалле. в 235 г. имп. максимин (235-238), начал новое гонение, краткое, но жестокое. до второй половины iii в. гонения не были длительными, последовательными и систематическими. с этого времени христианство преследуется императорской властью как враждебная империи секта. в 249-51 гг. прошло самое жестокое за всю тогдашнюю исто­рию христианства гонение декия.в 250 г. он издал эдикт о предании всех христиан смерти, дабы умилостивить богов и отвратить бедствие от империи (императора убедили, что целостность государства неразрывно связана с сохранением язычества). во второй половине iii в. гнали христиан императоры валериан (253-260) и отчасти аврелиан (270-275). последнее гонение началось в конце правления диоклетиана (284-305) и продолжалось до объявления веротерпимости константином.

  • Shares

В ночь с 18 на 19 июля 64 года н.э. произошел один из самых страшных пожаров в истории Рима. Огонь начал распространяться из лавок, расположенной с юго-восточной стороны Большого цирка.

Как пишет Сизек Эжен в своей книге «Нерон», шесть дней бушевал огонь, пока не превратил город в руины. Позднее пожар охватил и Марсово поле и продолжался еще три дня, однако на этот раз не произвел больших разрушений. 27 июля 64 года все было кончено. Пожар не был внезапным. Узкие и постоянно запруженные улицы, большое количество дерева и воспламеняющихся материалов, жара, засуха, очень сильный ветер, поднявшийся в это время, объясняют все. Размеры разрушений от пожара могут показаться выдуманными. Источники рассказывают, какие разрушения и бедствия постигли город. Огонь вспыхнул в районе Большого Цирка, близко от расположенного между холмами Палатина и Целия рынка, где в лабазе было складировано большое количество товаров. Отсюда огонь распространился на Палатин и по проходному дому достиг Эсквилина. Из четырнадцати районов города только четыре избежали несчастья, три были полностью разрушены и еще семь серьезно пострадали. Большое количество инсул, красивых домов, дворцов, садов, храмов и общественных памятников сгорели полностью или частично. Храм богини Луны был полностью разрушен, храмы Юпитера и Аполлона, возвышавшиеся на Палатине, храм Весты, библиотека на Палатине, театр Марцелла и дворцы Тиберия и Нерона жестоко пострадали от пожара, а с ними и множество зданий. Частично огонь пощадил только Форум и часть Капитолия. Страх и паника царили повсюду. Некоторые римляне, потеряв голову от несчастья, покончили с собой. Нерон быстро вернулся из Анция, где обосновался, покинув Рим из-за ужасной жары. Временные дома были построены по его приказу, на Марсовом поле, в садах Ватикана и его дворце и открыты для потерпевших. Продукты питания доставлялись из Остии и ближайших к столице городов, цены на хлеб были искусственно снижены.

Кто виноват?

«Пожары в Риме случались довольно часто, и столь же часто их сопровождали бесчинства и грабежи, особенно в кварталах, населенных бедным людом и варварами», — так описывал пожар Рима в своем знаменитом романе «Камо грядеши?» польский писатель Генрик Сенкевич. Праправнук божественного императора Августа, Нерон был сыном Агриппины — пятой жены императора Клавдия. По преданию, Агриппина отравила слабовольного Клавдия и на его место предложила своего сына Нерона. И преторианцы, элитная охрана дворца, провозгласили его своим предводителем, а потом заставили сенат утвердить его императором всего Рима.

В романе немецкого писателя Лиона Фейхтвангера «ЛжеНерон» рассказывается о том, как у этого императора зародилась мысль поджечь город. Он ненавидел бедноту, его раздражали узкие, тесные улицы. Когда, сидя в паланкине, он вынужден был останавливаться, до его чутких ноздрей доносился запах гниющих овощей и тухлого мяса, крики уличных торговцев и отвратительный крик ослов. В голове императора зарождались жестокие и злые мысли: бросить на арену живых людей, которых он обвинил в нарушении римской веры (христиан), а с другой стороны хотелось прославить себя… Но чем?

Это была, однако, художественная версия. Но древнеримский писатель, автор знаменитой книги «Жизнь двенадцати цезарей» Гай Светоний, на которого очень часто ссылаются современные ученые, тоже утверждал, что Рим поджег Нерон — человек, не ведавший жалости ни к своему народу, ни к своему отечеству. Именно Нерон, услышав от кого-то фразу, высказанную в сердцах: «Когда умру, пусть земля огнем горит!» — поправил собеседника, сказав: «Нет, пусть горит, пока живу!». Вот как отвечает на вопрос о поджоге Рима Гай Светоний. «Словно ему претили безобразные старые дома и узкие кривые переулки, он поджег Рим настолько открыто, что многие консуляры ловили у себя во дворах его слуг с факелами и паклей, но не осмеливались их трогать; а житницы, стоявшие поблизости от Золотого дворца и, по мнению Нерона, отнимавшие у него слишком много места, были как будто сначала разрушены военными машинами, а потом подожжены, потому что стены их были из камня. Шесть дней и семь ночей свирепствовало бедствие, а народ искал убежища в каменных памятниках и склепах. Кроме бесчисленных жилых построек, горели дома древних полководцев, еще украшенные вражеской добычей, горели храмы богов, возведенные и освященные в годы царей, а потом — пунических и галльских войн, горело все достойное и памятное, что сохранилось от древних времен. На этот пожар он смотрел с Меценатовой башни, наслаждаясь, по его словам, великолепным пламенем, и в театральном одеянии пел «Крушение Трои». Но и здесь не упустил он случая для добычи и поживы: объявив, что обломки и трупы будут сожжены на государственный счет, он не подпускал людей к остаткам их имуществ; а приношения от провинций и частных лиц он не только принимал, но и требовал, вконец исчерпывая их средства».

Спор этот ведется вот уже на протяжении почти двадцати столетий, в разное время выдвигались различные версии о пожаре в Риме. Одни историки обвиняли во всем Нерона и говорили, что в один прекрасный момент обстоятельства сложились так, что император нашел случай избавиться от несносной матери, бесполезной жены и ревнивого мужа любовницы. Вот так будто бы и зародилась в его голове мысль, ужаснувшая бы и самого величайшего злодея. Он решился поджечь свой дворец, который был соединен с домом его возлюбленной Епихарисы, чтобы погубить тех особ, которые (как он мыслил) мешали его благополучию. Ни прекрасное украшение и великолепие дворца, ни сокровища и собранные в нем древности и редкости — ничто не могло отвратить Нерона от его ужасного намерения. Так это обширное здание, украшение Рима, в одну минуту сделалось добычей пламени.

Впоследствии вспоминали, что у Нерона была чуть ли не прирожденная страсть к огню, которую он проверял еще в детстве: будущий император охотно играл со сверстниками в «пожар Трои»… А теперь он удалился на Капитолийский холм и оттуда смотрел на ужасное свое деяние. Бесчисленное множество жалобных стонов было обращено к Нерону, но он не растрогался от плача и рыданий, которые доносились к нему со всех сторон. Вместо этого он, облачившись в актерское платье Аполлона, пел стихи на разрушение Илиона. Его придворные видели свои объятые пламенем дома, однако вынуждены были оставаться с императором и рукоплескать ему.

Со слухами о своей вине Нерон решил бороться самым простым и логичным способом – переложить на кого-то вину, найти виноватых и предать их самым изощренным пыткам и казням.

К христианам в то время отношение в Вечном городе было сложным. Неудивительно, что именно их император решил сделать козлами отпущения.

На тот момент Римское правительство считало их иудейскою сектою. В этом качестве христиане пользовались терпимостью и в то же время были так же презираемы, как иудеи. Именно действия Нерона принято считать первым гонением; но оно не было собственно преследованием за веру и, кажется, не распространялось за пределы Рима.

«Нерон мучается от угрызений совести после убийства матери», Джона Уильяма Уотерхауса, 1878 г.

Вследствие этого произошло известное бесчеловечное истребление христиан в Риме.

Сначала схватили тех, кто не скрывал своей принадлежности к новой религии. Когда они под пытками начали называть имена тайных последователей христианства, счет арестованным, замученным и казненным пошел на многие тысячи. На христиан надевали шкуры медведей и волков и отдавали на растерзание собакам. Их распинали на крестах и сжигали на кострах.

В это время, согласно библейского повествования, были казнены апостолы Петр и Павел. Апостол Петр был учеником Христа и считается первым папой — главой римско-католической церкви.

Это одна из версий. Другие исследователи столь же яростно приводили исторические доводы, оправдывающие императора. Русский писатель А.В. Амфитеатров посвятил Нерону четырехтомное произведение «Зверь из бездны». В нем он приводит многие исторические свидетельства древних людей как pro, так и contra.

Вина Нерона кажется невероятной

Если верить латинским авторам, однажды, после грандиозной попойки, Нерон велел поджечь Рим с четырех сторон, а сам наслаждался «великим пламенем, напоминавшим крушение Трои». Вину за это преступление он без всякого зазрения совести возложил на маленькую колонию христиан, проживавших в Риме. Тацит рассказывает, что «их распинали на крестах или, обреченных на смерть в огне, поджигали с наступлением темноты ради ночного освещения». Потомки тоже были совершенно уверены: пожар в Риме устроил сам Нерон. Но им опять возражают современные историки. Леон Гомо, Жерар Вальтер и Жорж Ру считают, что вина Нерона здесь недоказуема.

В данном случае главным обвинителем выступает Тацит. Однако его свидетельство о гонениях на христиан дошло до нас в виде рукописи XI века. Профессор Ошар, с филологического факультета Бордоского университета, задался вопросом: а что если в свое время правоверные монахи просто-напросто взяли и приписали к рассказу латинского историка о тех трагических событиях свою, захватывающую, версию? Ведь, как точно известно, в то время, когда разразился пожар, Нерона в Риме не было. Он находился на побережье, в Антии, что в пятидесяти километрах от Рима. Быть может, он отдал приказ о поджоге города неделей раньше? В таком случае, неужели ему не хотелось лично проследить за осуществлением столь хитро задуманного плана? Тем более что утверждают, будто этим пожаром Нерон желал доставить себе эдакое эстетическое наслаждение. Выходит, Нерон, страстный собиратель бесценных сокровищ, поджег город, лежавший у подножия его дворца, рискуя, что загорится и его собственный дом, битком набитый всякими ценностями, как, впрочем, и случилось? Леон Гомо отмечает: «Ночь накануне пожара выдалась лунная — обстоятельство не очень-то благоприятное для осуществления замысла Нерона». В конечном итоге все предположения на этот счет основаны на сообщении Плиния, утверждавшего, что в Риме были вековые деревья, которые «простояли до пожара, случившегося при принцепсе Нероне». И ничего более. Светоний, однако, уточняет: «Виновником бедствия был Нерон». Но о самом Светонии профессор Вильгельм Голлаб говорит так: «Он соглашается и со слухами, и с фактами… Ему совершенно несвойственен аналитический подход, которым должен обладать настоящий историк… К его свидетельствам следует относиться с крайней осторожностью».

Однако бытует еще мнение, что с помощью огня Нерон хотел очистить Рим от трущоб. На самом же деле от пожара больше всего пострадали самые красивые кварталы. А Трастевер, со всеми его нечистотами, остался совершенно нетронутым. Пожар начался с построек, примыкавших к цирку. В этих постройках жили люди. Неужели они могли со спокойным сердцем взирать, как огонь пожирает их жилища, не предпринимать никаких мер по его тушению и не требовать наказания виновного? «В этом случае,— говорит Жорж Ру, —должен был возникнуть страшный переполох, люди узнали бы, кто это сделал, и непременно сообщили властям». Самым удивительным в этой истории кажется отношение римлян к происшедшему. После пожара они восторженно приветствовали Нерона, который в эти дни был сам не свой. Если бы население было убеждено в виновности императора, неужто оно стало бы его восхвалять?

Авторитетный историк Леон Гомо пришел к следующему заключению: «Виновность Нерона кажется невероятной».

«Нерон не начал Великий пожар, — уверена археолог Мариса Раньери Панетта.- Пожар начался в Большом цирке, который находится у подножия Палатинского холма, на котором жил Нерон. Он не мог устроить пожар прямо под своим жилищем. Верно, пожар был ему выгоден, потому что помог получить больше земли, но он разместил бездомных в своих садах и отстроил Рим, сделав его еще прекраснее. Причем, строил широкие улицы, чтобы предотвратить такие же пожары в будущем».

Споры о том, кто виноват, продолжаются, однако все историки сходятся в том, что бедствие это было для древнего Рима катастрофическим. Никогда еще до тех пор пожар не причинял Риму такого страшного и ужасного вреда.

Следует отметить, что после бедствия Рим был отстроен заново. Возрождение отца городов является примером величайших достижений в области градостроительства. Самый прекрасный в то время город возродился буквально из пепла. Подлинным архитектурным шедевром в нем был дом Нерона — Золотой дворец. Работы по восстановлению Рима способствовали процветанию всей империи: поднялась цена на землю, появилось множество новых ремесел, каждый житель империи был обеспечен работой.

  • Shares

INVICTORY теперь на Youtube, Instagram и Telegram!

Хотите получать самые интересные материалы прямо на свои любимые платформы? Мы готовим для вас обзоры новых фильмов, интересные подкасты, срочные новости и полезные советы от служителей на популярных платформах. Многие материалы выходят только на них, не попадая даже на сайт! Подписывайтесь и получайте самую интересную информацию первыми!

Для других людей по имени Домициан, см Домициан (значения) .

Тит Флавий Домициан (рождение)
Цезарь Домициан (69–81)

Император Цезарь Домициан Август

Домициан
Бюст Домициана в Лувре , Париж
Римский император
Царствовать 14 сентября 81 — 18 сентября 96
Предшественник Тит
Преемник Нерва
Родился 24 октября 51 г.
Рим , Италия , Римская империя
Умер 18 сентября 96 г. (44 года)
Рим, Италия
Захоронение Рим
Супруга Домиция Лонгина (70–96)
Проблема Флавий Цезарь (73 — ок. 81)
ФИО Королевское имя
Династия Флавиев
Отец Веспасиан
Мама Domitilla

Домициан ( / d ə м ɪ ʃ ən , — я ən / ; Latin : Домициан , 24 октября 51 — 18 сентября 96) был римский император с 81 до 96. Он был сыном Веспасиана и младший брат Тита , его два предшественника на троне и последний член династии Флавиев . Во время его правления авторитарный характер его правления поставил его в резкие разногласия с Сенатом , полномочия которого он резко урезал.

Домициан играл второстепенную и в основном церемониальную роль во время правления его отца и брата. После смерти брата Домициан был объявлен императором преторианской гвардией . Его 15-летнее правление было самым продолжительным со времен правления Тиберия . Будучи императором, Домициан укрепил экономику, переоценив римскую чеканку , расширил границы империи и инициировал масштабную программу строительства для восстановления разрушенного города Рима. Значительные войны велись в Великобритании, где его генерал Агрикола пытался завоевать Каледонию ( Шотландия ), и в Дакии , где Домициан не смог добиться решающей победы над королем Децебалом . Правительство Домициана демонстрировало сильные авторитарные черты. Религиозная, военная и культурная пропаганда способствовала развитию культа личности , и, назначив себя вечным цензором , он стремился контролировать общественную и частную мораль. Как следствие, Домициан был популярен среди народа и армии, но члены римского сената считали его тираном .

Правление Домициана закончилось в 96 году, когда он был убит придворными чиновниками. В тот же день его сменил его советник Нерва . После его смерти память Домициана была обречена на забвение Сенатом, в то время как сенаторские авторы, такие как Тацит , Плиний Младший и Светоний, пропагандировали мнение Домициана как жестокого и параноидального тирана. Вместо этого современные ревизионисты охарактеризовали Домициана как безжалостного, но эффективного автократа, чьи культурные, экономические и политические программы легли в основу мирного второго века.

еций родился в Паннонии (современная Венгрия), в городе Сирмий. Вслед за ним императорами становились многие уроженцы Балкан, где Рим держал сильную армию, которая и выдвигала императорами своих полководцев.

О жизни Деция известно немного. Считается, что он избирался консулом и управлял Мезией и Нижней Германией, а также Испанией. При Филиппе Арабе стал префектом преторианцев. В 248 г., когда во время мятежа император Филипп Араб готов был отречься от власти, Деций уговорил его дождаться конфликта между узурпаторами. Сражаясь в Мезии и Паннонии с готами, Деций разгромил их и смог восстановить дисциплину в своих войсках. Известно, что Деция считали образованным, умеренным во взглядах и энергичным общественным деятелем и полководцем.

В 248 году вспыхнул новый мятеж легионов в Мезии. Филипп отправил Деция для усмирения мятежа. Но легионы встретили Деция, известного полководца и хорошо им знакомого, как своего лидера, потребовав, чтобы он принял императорский титул. Во главе мятежных войск Деций разбил превосходящие силы Филиппа на севере Италии в сражении под Вероной. Сам Филипп погиб. Деций вернулся в Рим, и в сенат утвердил его имперский статус, присвоив ему титул Траян – по имени считавшегося образцовым императора.

Опираясь на сенат, Деций Траян попытался укрепить государство символически культом, возмещающим утраченный престиж богов. В 250 году он объявил себя «восстановителем культов» и потребовал всеобщего участия в культе Гения императора – своего покровителя. За отказ от участия в этом общегражданском ритуале подверглись гонениям христиане. В то же время, упорство христиан было скорее недоумением. Вероятно, у них были сильные покровители, желавшие конфликта и ослабления власти Деция, которого в свою очередь склоняли к казням христианских епископов. В то же время, Деций не собирался требовать от христиан отказа от веры, а только лишь настаивал на их участии в общественном обряде лояльности к государству. Была создана Жертвенная комиссия, представители которой действовали на всей территории Империи и выдавали свидетельства о жертвоприношении Гению императора. Большинство христиан либо уступило этому требованию, либо получило свидетельства иным путем, малая часть, отказавшись от участия в императорском культе, была казнена. Масштабы казней нам не известны. Скорее всего, они не были значительными.

Вторым направлением укрепления государства Деций избрал династическую политику. Он намеревался основать новую императорскую династию. Его жену Гереннию Этрусциллу сенат возвел в ранг Августы, а его сын Геренний Этруск получил титул Цезаря и Предводителя Молодежи.

По свидетельству Виктора, Деций обладал разнообразными знаниями и многими добродетелями, в мирных условиях был мягок и общителен, в военных — очень энергичен.

Планы Деция были сорваны новым вторжением готов. В 250 г. огромная армия под предводительством Книвы вторглось в Мезию и Фракию. Это было первое масштабное столкновение римлян с этим неспокойным народом. Наместник Фракии Тит Юлий Приск был осажден в Филиппополе. В самом Риме вспыхнул мятеж Валента Лициниана, который удалось подавить. Начались мятежи в Галлии и на востоке Империи. Требониан Галл, наместник Верхней и Нижней Мезии, вынудил готов отступить, но Книва повернул вглубь страны и осадил Никополь на Истре.

Деций поставил во главе передовой армии своего сына Геренния и направил его в Мезию, а сам освободил от осады Никополь на Истре, нанеся готам большой урон. Вторгшиеся варвары были выбиты также и из Дакии. Но армия Деция, преследуя готов, попала в ловушку и была разбита. Деций в беспорядке отступил за Балканы, а Приск в Филиппополе был вынужден собственными мятежными войсками объявить себя императором и союзником готов. Но готы все же взяли штурмом город. При штурме Приск, вероятно, был убит.

В Македонии готы объявили императором Люция Приска, а когда Деций с великой поспешностью выступил против него, власть в Риме захватил Юлий Валент. В тоже самое время в Сирии провозгласил себя императором Иотапиан. Но все они вскоре были убиты.

Воспользовавшись задержкой готов под Филипполем, Деций сумел собраться с силами. В 251 Деций собрал остатки своей армии и в Эске соединился с войсками Требониана Галла. Восстановив боевой дух армии, Деций отрезал готам путь отступления из Фракии. Победы над готами в нескольких битвах к северу от Балканских гор позволили Децию объявить своего сына Геренния Августом и соправителем, а младшему сыну Гостилиану присвоить титул Цезаря.

Но вновь военная удача отвернулась от Деция. В решающей битве с войском Книвы у города Абритта в Малой Скифии (Добрудже) произошла трагедия. Деций не послушал просьб ослабленных готов, готовых откупиться и уйти без боя. Он требовал сдачи безо всяких условий. Готы вступили в сражение. В первые же минуты боя стрелой в лицо был убит Геренний, юноша, подававший большие надежды и уже допущенный к соучастию в императорской власти. Деций, не теряя присутствия духа, вновь бросил легионы в бой: «Гибель одного воина не играет для республики большой роли!»

После этого началась упорная и яростная битва. Первые две линии готов были уже уничтожены, но во время преследования по болоту, казалось бы, разбитых готов, легионы натолкнулись на третью линию. Римляне оказались не в состоянии противостоять готам. Они были окружены и разбиты. Сам Деций утонул в болоте вместе с конем, и даже труп его не был найден. В Риме умер от свирепствовавшей чумы младший сын Деция Гостилиан. У власти оказался полководец Требониан Галл.

Деций Траян являет собой образец служения Риму в крайне тяжелых условиях внешних нашествий и внутренних мятежей. В преклонном возрасте он лично управлял армиями и сражался, рискуя жизнью. Это был первый император, который погиб в сражении с варварами.

Компиляция: Константин Рыжов: «Все монархи мира: Греция. Рим. Византия» и
Варварская энциклопедия (vkuznetsov)

Гонения христиан в Римской империи. — Причины и мотивы трехвековых Г. на христиан со стороны Римской империи сложны и разнообразны. С точки зрения римского государства, христиане были оскорбители величества (majestatis rei), отступники от государственных божеств (άθεοι, sacrilegi), последователи запрещенной законом магии (magi, malefici), исповедники недозволенной законом религии (religio nova, peregrina et illicita). Христиане обвинялись в оскорблении величества как потому, что они для своего богослужения собирались тайно и ночью, составляя недозволенные собрания (участие в «collegium illicitum» или в «coetus nocturni» приравнивалось к бунту), так и потому, что они отказывались чтить императорские изображения возлияниями и курениями. Отступничество от государственных божеств (sacrilegium) также считалось одною из форм оскорбления величества. Чудесные исцеления и существовавший в первобытной Церкви институт заклинателей язычники считали делом запрещенной законом магии. Они думали, что Иисус оставил своим последователям магические книги, в которых изложен секрет изгнания демонов и исцелений. Поэтому свящ. книги христиан были предметом тщательных розысков со стороны языческих властей, особенно во время Г. Диоклетиана. Магические сочинения и сами волшебники законом были присуждаемы к сожжению, а соучастники преступления были распинаемы или умирали в цирке. Что касается до religiones peregrinae, то они были запрещены уже законами XII таблиц: по законам империи за принадлежность к чуждой религии люди высшего сословия подлежали изгнанию, а низшего — смертной казни. Христианство являлось притом полным отрицанием всего языческого строя: религии, государства, быта, нравов, общественной и семейной жизни. Христианин для язычника был «враг» в самом широком смысле этого слова: hostis publicus deorum, imperatorum, legum, morum, naturae totius inimicus etc. Императоры, правители и законодатели видели в христианах заговорщиков и мятежников, колеблющих все основы жизни государственной и общественной. Жрецы и прочие служители языческой религии естественно должны были враждовать против христиан и возбуждать вражду к ним. Люди образованные, не верующие в древних богов, но почитающие науку, искусство, всю греко-римскую культуру, видели в распространении христианства — этого, с их точки зрения, дикого восточного суеверия — великую опасность для цивилизации. Необразованная чернь, слепо привязанная к идолам, языческим праздникам и обрядам, с фанатизмом преследовала «безбожников». При таком настроении языческого общества о христианах могли распространяться самые нелепые слухи, находить веру и возбуждать новую вражду к христианам. Все языческое общество с особенным усердием помогало выполнению кары закона над теми, которых оно считало врагами общества и даже обвиняло в ненависти ко всему человеческому роду.

Принято с древних времен считать десять Г. на христиан, именно со стороны императоров: Нерона, Домициана, Траяна, М. Аврелия, С. Севера, Максимина, Деция, Вале p иана, Аврелиана и Диоклетиана. Такой счет — искусственный, основанный на числе казней египетских или рогов, воюющих против агнца в Апокалипсисе (Апок. 17, 12). Он не соответствует фактам и плохо объясняет события. Общих, повсеместных систематических Г. было меньше десяти, а частных, местных и случайных — несравненно больше. Г. не имели одинаковой свирепости всегда и во всех местах. Самые преступления, взводимые на христиан, напр. sacrilegium, могли быть наказываемы строже или мягче, по усмотрению судьи. Лучшие императоры, как Траян, М. Аврелий, Деций и Диоклетиан, преследовали христиан, потому что для них важно было охранение основ государственной и общественной жизни. Недостойные императоры, как Коммод, Каракалла и Гелиогабал, были снисходительны к христианам, конечно, не по сочувствию, а по совершенному нерадению о делах государственных. Часто само общество начинало преследование против христиан и побуждало к этому правителей. Это особенно проявлялось во время общественных бедствий. В Северной Африке составилась пословица: «нет дождя, следовательно, виноваты христиане». Как только случалось наводнение, засуха или эпидемия, фанатическая толпа кричала: «сhri stianos ad leones»! В гонениях, инициатива которых принадлежала императорам, иногда на первом плане были мотивы политические — непочтение к императорам и противогосударственные стремления, иногда мотивы чисто религиозные — отрицание богов и принадлежность к недозволенной религии. Впрочем, политика и религия никогда не могли быть разъединены вполне, потому что религия рассматривалась в Риме как дело государственное.

Римское правительство сначала не знало христиан: оно считало их иудейскою сектою. В этом качестве христиане пользовались терпимостью и в то же время были так же презираемы, как иудеи. Первым Г. считается предпринятое Нероном (64); но оно не было собственно преследованием за веру и, кажется, не распространялось за пределы Рима. Тиран хотел за пожар Рима, в котором народное мнение обвиняло его самого, наказать тех, которые в глазах народа были способны на постыдное дело. Вследствие этого произошло известное бесчеловечное истребление христиан в Риме. С тех пор христиане почувствовали полное отвращение к Римскому государству, что видно из апокалиптического описания великого Вавилона, жены, опьяненной кровью мучеников. Нерон в глазах христиан был антихристом, который еще раз явится для борьбы против народа Божия, а Римская империя — царством демонов, которое в скором времени уничтожится совершенно с пришествием Христа и основанием благодатного царства Мессии. При Нероне в Риме пострадали, по древнецерковному преданию, апостолы Павел и Петр. Второе гонение относят к импер. Домициану (81—96); но оно не было систематическим и повсеместным. Было несколько казней в Риме, по малоизвестным причинам; из Палестины представлены были в Рим родственники Христа по плоти, потомки Давида, в невинности которых, впрочем, убедился сам император и дозволил им возвратиться беспрепятственно на родину. — Впервые Римское государство начало действовать против христиан как против определенного общества, подозрительного в политическом отношении, при импер. Траяне (98—117), который на запрос Плиния Младшего, правителя Вифинии, указал, как должны власти поступать с христианами. По донесению Плиния, за христианами не было замечено никаких преступлений политических, кроме разве суеверия грубого и упорства непобедимого (не хотели перед императорскими изображениями делать возлияний и курений). Ввиду этого император определил не разыскивать христиан и не принимать против них анонимных доносов; но, если их будут обвинять законным образом и по расследовании они окажутся упорными в своем суеверии, подвергать их смертной казни. Этого определения относительно христиан держались и ближайшие преемники Траяна. Но число христиан быстро умножалось, и уже в некоторых местах начинали пустеть языческие храмы. Многочисленное и везде распространенное тайное общество Христа не могло уже более быть терпимо со стороны правительства, как иудейская секта: оно являлось, в его глазах, опасным не только для государственной религии, но и для гражданского порядка. Несправедливо приписывают импер. Адриану (117—138) и Антонину Пию (138—160) эдикты, благосклонные христианам. При них оставалось во всей силе постановление Траяна. Но преследования их времени могли казаться незначительными сравнительно с тем, что испытали христиане в последние годы правления М. Аврелия (161—180). М. Аврелий презирал христиан, как философ-стоик, и ненавидел их, как правитель, заботящийся о благосостоянии государства. Поэтому он предписал разыскивать христиан и определил пытать и мучить их, чтобы отвратить от суеверия и упорства; остававшиеся твердыми подвергались смертной казни. Гонение одновременно свирепствовало в различных частях империи: в Галлии, Греции, на Востоке. Мы имеем обстоятельные сведения о преследовании христиан в это время в галльских городах Лионе и Вьене. При М. Аврелии в Риме пострадал св. Иустин философ, апологет христианства, в Лионе — Пофин, 90-летний старец, епископ; твердостью в перенесении мучений и героическою смертью прославились девица Блондина и 15-летний юноша Понтик. По улицам Лиона кучами лежали тела мучеников, которые потом сожгли и пепел бросили в Рону. Преемник М. Аврелия, Коммод (180—192), восстановил более милостивое для христиан законодательство Траяна. С. Север до 202 г. был сравнительно благосклонен к христианам, но с этого года вспыхнули жестокие гонения в различных частях империи; с особенною силою они свирепствовали в Египте и в Африке; здесь особенным героизмом мученичества прославились две молодые женщины, Перепетуя и Фелицитата. Религиозный синкретизм имп. Гелиогабала (218—222) и Ал. Севера (222—235) побуждал их благосклонно относиться к христианам. В короткое царствование Максимина (235—238) и нерасположение императора, и фанатизм черни, возбужденной против христиан разными бедствиями, были причиною жестоких преследований во многих провинциях. При преемниках Максимина и особенно при Филиппе Аравитянине (244—249) христиане пользовались такою снисходительностью, что последнего даже считали самого христианином. Со вступлением на престол Деция (249—251) разразилось над христианами такое гонение, которое по систематичности и жестокости превосходило все предшествовавшие, даже гонение М. Аврелия. Император, заботясь о старой религии и о сохранении всех древних государственных порядков, сам руководил гонением; провинциальным начальникам были даны обстоятельные на этот счет инструкции. Было обращено серьезное внимание на то, чтобы никто из христиан не укрылся от розысков; число казненных было чрезвычайно велико. Церковь украсилась многими славными мучениками; но много было и отпадших, особенно потому, что предшествовавший долгий период спокойствия усыпил у некоторых героизм мученичества. При Валериане (253—260), в начале правления снисходительном к христианам, им пришлось вновь вытерпеть жестокое преследование. Чтобы расстроить христианское общество, правительство обращало теперь особенное внимание на христиан из привилегированных сословий и прежде всего на предстоятелей и руководителей христианского общества, епископов. В Карфагене пострадал еп. Киприан, в Риме папа Сикст II и диакон его Лаврентий, герой между мучениками. Сын Валериана Галлиен (260—268) прекратил гонение, и христиане около 40 лет пользовались религиозною свободой — до эдикта, изданного в 303 г. императором Диоклетианом. Диоклетиан (284—305) сначала не предпринимал ничего против христиан; некоторые христиане занимали даже видные места в войске и в правительстве. Перемену в настроении императора некоторые приписывали соправителю его Галерию (см. VII, 895). При съезде их в Никомидии был издан эдикт, в котором предписывалось христианские собрания запретить, церкви разрушить, священные книги отобрать и сжечь, христиан лишить всех должностей и прав. Гонение началось с того, что разрушили великолепный храм никомидийских христиан. Вскоре после этого случился пожар в императорском дворце. В этом обвинили христиан; явился второй эдикт, гонение запылало с особенною силою в разных областях империи, кроме Галлии, Британии и Испании, где управлял благосклонный к христианам Констанций Хлор. В 305 г., когда Диоклетиан отказался от правления, соправителем Галерия сделался Максимин, ярый враг христиан. Страдания христиан и многочисленные примеры мученичества нашли красноречивого описателя в Евсевии, еписк. Кесарийском. В 311 г., незадолго перед смертью, Галерий прекратил гонение и требовал от христиан молитв за империю и императора. Максимин, управлявший азиатским Востоком, и после смерти Галерия продолжал преследовать христиан. Мало-помалу, однако, крепло убеждение в невозможности достигнуть уничтожения христианства. За первым эдиктом веротерпимости, изданным при Галерии, последовали в 312 и 313 гг. второй и третий эдикты в том же духе, изданные Константином вместе с Лицинием. По Миланскому эдикту 313 г. христиане получили полную свободу в исповедании своей веры; им были возвращены их храмы и все конфискованные прежде имущества. Со времен Константина христианство пользовалось правами и привилегиями господствующей религии в Римской империи, за исключением кратковременной языческой реакции при императоре Юлиане (361—363).

Литература: Le Blant, «Les bases juridiques des poursuites dirigées contre les martyrs» (в «Comptes rendus de l’academ. des inscript.», П., 1868); Keim, «Rom u. d. Christenthum» (1881); Aubé, «Hist. des perséc. de l’église» (некоторые статьи отсюда были переведены в «Православном обозрении» и в «Страннике»); Uhlhorn, «Der Kampf des Christenthums mit dem Heidenthum» (1886); Бердников, «Государственное положение религии в Римской империи» (1881, Казань); Лашкарев, «Отношение Римского государства к религии до Константина Великого» (Киев, 1876); А. Лебедев, «Эпоха гонений на христиан и проч.» (Москва, 1885).

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *