День почитания — 15 декабря.

 

 

Молятся о помощи в вопросах недвижимости, налогов и финансовом благополучии.

Рождение священномученника Илариона (Владимир Троицкий) состоялось 13 сентября 1886 года в семье священника села Липицы Каширского уезда, на то время расположенного на территорию Тульской Губернии. Двум его братьям также привелось последовать по тропе церковнослужения: одному из них, Даниилу, довелось стать архиепископом Брянским, другой же, Алексий, после кончины своего отца принял сан священника, став на его место. Оба они прожили дольше святителя Илариона.

28 марта 1913 года осуществилось старинное вожделение Владимира Троицкого о принятии монашества. Есть причины того, почему он не принял монашества ранее: он тратил все свои силы и время на научные труды; а ныне же после защиты диссертации, у него была возможность полностью посвятить себя церковному служению.

ДЕНЬ ПАМЯТИ СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА ИЛАРИОНА В СРЕТЕНСКОМ МОНАСТЫРЕ

В Параклитовой пустыни Троице-Сергиевой лавры Владимир Троицкий и был острижен в монахи.
Нельзя не сказать также о священномученике Иларионе, как о церковном историке. И это касается не только лишь работы о трёхсотлетии Дома Романовых, изданной в 1915 году, и посвященная обозрению истории Русской Церкви до 1613 года, где была превосходно обоснована историческая нужда возрождения патриаршества еще за пару лет до того, как данное патриаршество возродят в 1917 году.

Святителем Иларионом с позволения патриарха Тихона активно производились рукоположения для московских храмов. На протяжении временного отрезка с 1920 по 1921 гг. владыка Иларион нередко служил в церквах Верейского уезда. В ходе одного из походов в Верейский уезд епископу Илариону довелось принять участие в диспуте с агитаторами-антирелигиозниками, потерпевшим абсолютное поражение. Местными органами власти были даже предприняты попытки совершить арест епископа.

И в сентябре 1921 года данному аресту сужденному было случиться. Предлогом к этому стало то, что в престольное празднование Сретенской обители святитель уговорил директора Третьяковской галереи взять на один день чудодейственную Владимирскую икону Богородицы в Сретенский монастырь, что повлекло за собой существенное скопление верующих. Определенное время епископ пробыл в тюрьме, однако в скором времени был освобожден.
Следующий арест тогда уже архиепископа Илариона состоялся 15 ноября 1923 года. 7 декабря комиссия НКВД постановила: «Троицкого отправить в концлагерь на 3 года». Святителя направили в Соловецкий лагерь особенного предназначения. Патриарх Тихон не раз взывал к властям с просьбой освободить святителя, однако ее представители оставались глухи к просьбам патриарха.

В 1926 году по истечению заключительного срока, против епископа возбудили очередное уголовное дело. Был предписан ещё один трёхлетний срок и возвращение на Соловки. Он был помещен на Секирку, в штрафной смертный изолятор. Однако христианская радость давних подвижников не оставляла преосвященного Илариона в тяжкие годы его заточения. Он радовался мыслям о том, что Соловецкий лагерь может стать школой множества добродетелей: нестяжания, незлобивости, покорности, воздержанности, терпения, трудолюбия.

Во время, когда бушевала эпидемия тифа, святитель отстаивал за служителями Церкви право ношения бороды. Помимо этого содействие святителя помогло ослабить режим в 6 роте, где отбывало заключение собранное там духовенство. Но наиболее важным стал факт того, что иногда можно было производить богослужения, как тайные, так и позволенные начальством лагеря.

На протяжении 1929 года производится «разгрузка» Соловков. 14 октября архиепископ Иларион был приговорен к трехгодичной высылке в Казахстан.

По дороге в Алма-Ату владыку ограбили, и в Ленинград он пришел, уже страдая от тифа, который на то время бушевал среди узников. 19 декабря святителя Илариона направили в тюремную лечебницу. Владыка изнемогал от высокой температуры, однако путь по городу он был вынужден проделать пешком. Когда-то выносливый, организм святителя был крайне сломлен жизнью в концлагере. Силы епископа продолжали гаснуть, тиф одолевал его.

Архиепископа Илариона, борца с начальством лагеря за право ношения духовенством бороды, ныне находящегося без сознания, медицинские работники наголо обрили. Незадолго до смерти его состояние несколько улучшилось. Перед кончиной, в бреду, а значит без какого-либо самоконтроля, он нередко повторял: «Ныне я обрел полную свободу, никому не под силу взять меня …». 15 декабря 1929 года святитель отдал Богу свою душу.
Митрополит Серафим и сестра святителя попросили для похорон тело владыки. На тот время выдача тел покойных для похорон родным еще была возможна. Тело, которое они увидели, не могли узнать: сивый, обритый старец без бороды, хотя ему было всего 43 года. Отпевание проводили в Воскресенском храме Новодевичьего монастыря Ленинграда.

В мае 1999 года его внесли к месночтимому лику святых, а в 2000 году на Юбилейной Архиерейском Соборе он был причтен к новомученикам и исповедникам России. 

Находятся в Сретенском Ставропигиальном мужском монастыре, г. Москва.

Иларион Верейский (Троицкий), сщмч. — житие

Иларион (Троицкий Владимир Алексеевич), архиепископ Верейский, викарий Московской епархии.
Родился в 1866 году в семье священника с. Липицы Серпуховского уезда Московской губернии.
День Ангела 28 марта.
В 1910 году окончил Московскую духовную академию со степенью кандидата богословия и оставлен профессорским стипендиатом.
В 1913 году получил степень магистра богословия.
28 марта 1913 г. пострижен в монашество в Троице-Сергиевской Лавре, а через несколько дней рукоположен во иеромонаха и определен исполняющим должность доцента Московской духовной академии. Пострижение доставило иеромонаху Илариону великую духовную радость, о которой он писал впоследствии: “думаю, что не придется еще в жизни пережить такой радости”. По его словам, эта радость, это ликование продолжалось у него два месяца, так что он порою думал, — не прелесть ли это? И только перемена, происшедшая в его судьбе 30 мая “надолго отогнала эту радость, но не изгнала совсем”. В день, на который указывает архимандрит Иларион, 30 мая 1913 г., он был назначен инспектором Московской духовной академии с возведением в сан архимандрита. Странно думать, чтобы назначение, являвшееся естественным этапом на избранном им жизненном пути, могло “надолго отогнать радость”. Скорее, кажется, можно предположить, что в этот же день он узнал о другом назначении, которое могло показаться ему очень неприятным. Летом 1913 года архимандрит Иларион (профессор Троицкий), вместе с епископом Никоном Вологодским, был командирован на Афон для догматического разрешения спора между монахами, часть которых неправильно судили об Иисусовой молитве (Имясловцы).
3 декабря 1913 г. архимандрит Иларион утвержден в звании экстраординарного профессора по Священному Писанию Нового Завета. Был доктором богословия, хотя дата получения степени неизвестна.
Был членом Поместного Собора 1917-1918 гг., на котором выступал, как сторонник патриаршества.
12 мая 1920 г. был хиротонисан во епископа Верейского, викария Московской епархии.
В июне 1923 г. Патриарх Тихон возвал его в сан архиепископа.
Архиепископ Иларион славился, как выдающийся, неутомимый оратор. Как оратора его ставили наравне с Луначарским и Алекс. Введенским и даже выше.
Он был молодой, физически очень сильный человек, высокого роста, красивый. Большая русая борода, тонкие черты лица, привлекали своей величавостью, строгим изяществом, своеобразной картинностью. Любимец народа, архиепископ Иларион пользовался большим авторитетом также среди духовенства и своих собратий — епископов, называвших его за его ум и твердость в вере — Великим.
В журнале “Церковное Обновление” (№ 7-8 за 1930 г., с. 30) был сделана попытка выставить архиепископа Илариона как сочувствовавшего обновленцам, но эта попытка не имела под собой оснований. Наоборот, он был горячим, убежденным борцом против обновленчества и обновленцев, о которых отзывался, подчас, очень резко. Например, о митр. Антонине он говорил: “Антонин был сначала заштатным епископом, потом сделался митрополитом Московским, потом митрополитом всея России, а потом епископом не всего Заиконоспасского монастыря”.
В другой раз, уже в начале октября 1925 г., ему пришлось спорить о Живой Церкви с обновленческим епископом Гервасием (Малининым). Ему Преосвящн. Иларион сказал: “Восточные патриархи с нами, это я знаю документально; обновленцы врут; Введенский ваш изолгался. Ведь я с ним на диспутах в Москве выступал, я его к стенке прижимал, мне все его хитрости прекрасно известны”.
В этом же споре епископ Гервасий употребил выражение — “тихоновцы”. Обновленцы любили этот эпитет и всячески старались ввести его в общее употребление, но православные протестовали против него, выдвигая вместо того наименование “староцерковники”. Несколько изменяя слова апостола Павла, — “разве Павел распялся за вас, или во имя Павлово вы крестились?” — Они говорили: “Мы веруем в Христа, а не в Тихона”.
И на этот раз архиепископ Иларион возразил: “Какие мы тихоновцы? Что вы треплете имя покойного Святейшего Патриарха Тихона? Мы православные”.
В сентябре 1923 г. архиепископ Иларион вместе с архиепископом Серафимом (Александровым) Тверским и архиепископом Тихоном (Оболенским) Уральским, участвовал в переговорах с председателем ВЦУ митрополитом Евдокимом о возможности соединения.
Если даже в 1925 году многие не понимали, что соединение с обновленцами невозможно без канонических уступок им, то в 1923 году такое недопонимание замечалось даже среди лиц, близких к патриарху. Недопонимал этого и архиепископ Иларион. Но среди архипастырей, собравшихся в количестве 28 человек, на совещание по этому вопросу 29 сентября 1923 г. в Донском монастыре, — нашлись такие, которые ясно видели опасность. Они дружно высказались против соединения. Выслушав их соображения и архиепископ Иларион отказался от своей мысли о возможности соединения, как от неправильной.
С конца 1923 года архиепископ Иларион епархией не управлял.
В 1924 году он выехал в Ярославль, а в 1925 году — на Соловецкие острова.
Авторитет его в церковном мире в это время был так велик, что летом 1926 года архиепископ Григорий Екатеринбургский сделал несколько попыток использовать его для укрепления клонившегося к упадку григорианства. В начале июня 1927 года, едва началась навигация на Белом море, архп. Иларион был привезен в Москву для переговоров с архиепископом Григорием. Последний, в присутствии светских лиц, настойчиво упрашивал архиепископа Илариона “набраться мужества” и возглавить все более терявший значение григорианский ВВЦ Совет. Архиепископ Иларион категорически отказался, объяснив, что дело ВВЦС несправедливое и пропащее, задуманное людьми, не сведущими ни в церковной жизни, ни в церковных канонах, и что это дело обречено на провал. При этом архиепископ Иларион братски увещевал архиепископа Григория оставить ненужные и вредные для Церкви замыслы.
Подобные встречи повторялись несколько раз. Владыку Илариона и умоляли, и обещали ему полную свободу действий и белый клобук, но он твердо держался своих убеждений. Был слух, что однажды он сказал своему собеседнику: “Хотя я и архипастырь, но вспыльчивый человек, очень прошу Вас уйти, ведь я могу потерять власть над собой”.
“Я скорее сгнию в тюрьме, а своему направлению не изменю”, — говорил он в свое время епископу Гервасию.
В таком же духе он держался и дальше. Всегда он был в бодром настроении и поддерживал бодрость в других. В смутное время после обновленческих расколов, когда разногласия проникли и в среду окружавших его архипастырей, он являлся настоящим миротворцем среди них, сумев объединить и сплотить их на почве православия. Он был в числе епископов, выработавших в сентябре 1927 г. текст так называемого “Послания соловецких старцев” — послания, имевшего громадное значение в борьбе с возникшими тогда разделениями.
В ноябре 1927 г.

Священномученик Иларион (Троицкий), Верейский

некоторые из соловецких епископов начали было колебаться в связи с иосифлянским расколом. Архиепископ Иларион сумел собрать до пятнадцати епископов в келии архимандрита Феофана, где все единодушно постановили сохранять верность Православной Церкви, возглавляемой митрополитом Сергием. — “Никакого раскола!” — возгласил архиепископ Иларион. — “Что бы нам не стали говорить, будем смотреть на это, как на провокацию!”.
21 июня 1928 г. Владыка Иларион писал своим близким, что до крайней степени не сочувствует всем отделяющимся и считает их дело неосновательным, вздорным и крайне вредным. Такое отделение он считал “церковным преступлением”, по условиям текущего момента весьма тяжким”.
“Я ровно ничего не вижу в действиях митрополита Сергия и его Синода, чтобы превосходило меру снисхождения и терпения”, заявляет он, а в письме от 12 августа 1928 г. развивает свою мысль, — “Везде писаны пустяки, кто напротив пишет. Какую штуку выдумали. Он, мол, отступник. И как пишут, будто без ума они. Сами в яму попадают и за собой других тащат”. — При этом он делает заключение, что митр. Иосифу ничего не докажешь, “хоть лбом об стенку бейся”, — что он, как допустивший грех отделения по злобе, останется до конца жизни при своих взглядах.
Много трудов положил архиепископ Иларион и для того, чтобы переубедить епископа Виктора (Островидова) Глазовского, близкого по направлению к иосифлянам.
— “Говорить с ним не приведи Бог”, — пишет владыка в том же письме от 28 июня 1928 г. — “Ничего слушать не хочет и себя одного за правого почитает”.
Несмотря на эту характеристику, архиепископ Иларион добился того, что епископ Виктор не только сознал свою неправоту, но и написал своей пастве, увещевая ее прекратить разделение.
Архиепископ Иларион скончался 15/28 декабря 1929 г.
Он должен был переехать на новое местожительство в Среднюю Азию. В самом начале пути, еще не доехав до Ленинграда, Владыка заразился сыпным тифом и был положен в Ленинградскую больницу на Обводном канале. По слухам, дорогой его обокрали, и в больницу он явился в лохмотьях. За несколько минут до кончины к нему подошел врач и сказал, что кризис миновал и что он может поправиться. Владыка едва слышно сказал:
“Как хорошо! Теперь мы далеки от …”, — и с этими словами скончался.
Митрополит Серафим (Чичагов), занимавший тогда Ленинградскую кафедру, добился разрешения взять тело для погребения. В больницу доставили белое архиерейское облачение и белую митру. Покойного облачили и перевезли в церковь Ленинградского Новодевичьего монастыря. Он страшно изменился. В гробу лежал жалкий, весь обритый, седой старичок. Одна из родственниц покойного, увидевшая его в гробу, упала в обморок. Так он был непохож на прежнего Илариона.
Похоронили его на кладбище Новодевичьего монастыря, недалеко от могил родственников архиепископа, впоследствии Патриарха, Алексия.
Кроме митрополита Серафима и архиепископа Алексия, в погребении участвовали епископ Амвросий (Либин) Лужский и епископ Сергий (Зенкевич) Лодейнопольский.
Архиепископ Иларион был выдающийся ученый и церковный писатель, один из крупнейших церковных деятелей того времени, богатырь духом и телом, чудесной души человек, наделенный Господом выдающимися богословскими дарованиями, непревзойденный оратор, жизнь свою положивший за Церковь Христову.
Его смерть явилась величайшей утратой для Русской Православной Церкви.
Прибавление.
Дивным благоуханием, созвучным запаху свежей хвои, сопровождалось перенесение с кладбища Воскресенского Новодевичьего монастыря Санкт-Петербурга мощей священномученика архиепископа Илариона (Троицкого). Это знаменательное событие в жизни Русской Православной Церкви, признавшей одного из сотен
узников Соловков, скончавшегося в пересыльной тюрьме Ленинграда в 1929 году, достойным причислению к лику святых.
Подтверждением тому стали факты, сопровождавшие перенесение мощей и засвидетельствованные сестрами монастыря как проявление милости Божией. Останки имеют янтарный оттенок, что по самым строгим афонским традициям иночества, говорит об их святости. Белые ризы, в которые был облачен усопший при погребении,
приобрели зеленый цвет, в церковной традиции означающий преподобных, то есть уподобившихся самому Господу.
Сподвижник святого Патриарха Тихона, архиепископ Иларион пользовался особой любовью народа. Ему принадлежит огромная заслуга в том, что после революционной смуты Церковь сберегла себя от раскола. Особую милость Божию церковные люди видят в том, что его могила (в числе немногих захоронений новомучеников) не была осквернена в годы безбожной власти.
Насельницы монастыря собирают свидетельства исцелений и других чудотворений по молитвам к святителю, которые продолжились после открытия его мощей и помещения их в храм.
В сонме новомучеников и исповедников российских Иларион (Троицкий) уже прославлен в лике святых Русской Православной Церковью Заграницей.

Примечание от PRAVICON.COM: Описание со старой версии сайта.

Статья опубликована участником 2013-01-06. Со временем любая информация устаревает. Если Вы нашли ошибки или устаревшие сведения в этой статье, сообщите об этом.

В основной раздел ‘Иларион Верейский (Троицкий), сщмч.’.

К 70-летию со дня кончины архиепископа священномученика Илариона (Троицкого)

Удивительным был облик этого человека. Он запечатлен в самом имени Иларион, что в переводе с греческого означает "тихий, ласковый, веселый" ("утешный", по выражению одного из современных ученых). "Свете тихий" говорится именно об этом качестве.

Владимир Алексеевич Троицкий от природы был веселым и общительным человеком. В семилетнем возрасте он с трехлетним братом отправился из родного села пешком в Москву учиться. Когда же отец на лошади нагнал их уже далеко от дома, будущий владыка Иларион с юмором объяснил свой поступок: "А как же Ломоносов? Он пошел в Москву пешком, и я тоже решил идти учиться".

С самого раннего детства главным источником его радости была Церковь Божия: совсем крошечным он уже стоял на клиросе. Потом пришло и глубокое понимание Церкви как Богочеловеческого организма, где люди объединены любовью. Именно Церкви как единственному источнику подлинной радости посвящены большинство богословских работ профессора Троицкого. Их главная идея — "Кому Церковь не Мать, тому Бог не Отец" — объясняет, что счастье возможно лишь в полноте этого Семейного союза. Архиепископ Иларион так писал секретарю комиссии по устройству мировой конференции христианства Роберту Гардинеру: "С радостью готов беседовать с Вами по столь дорогому для меня вопросу, как вопрос о Церкви…"

И эта радость явственно отражалась в его облике. В Московской Духовной Академии, где профессор Владимир Троицкий читал лекции по Новому Завету, его бесконечно любили. Высокий и стройный, с прекрасными голубыми глазами, со звучным голосом, всегда жизнерадостный и вдохновенный, он производил впечатление русского богатыря с недюжинной силой и умом. В его прекрасной наружности просвечивала благородная, чистая душа — и в этом был источник его обаяния.

После пострига Владимира Троицкого в 1913 году его духовная радость лишь умножилась. Своим пасхальным обликом архиепископ Иларион напоминал преподобного Серафима Саровского, которого он очень любил. Однажды владыка так и написал: "Есть на земле носители торжествующего христианства, всегда радостные, всегда с пасхальными песнопениями на устах, и лицо их, как лицо Ангела".

Но то были относительно благополучные годы. Нашу страну и Церковь ожидали страшные, трагические события, которые неотвратимо должны были разрушить светлый и мирный дух любого человека. Особенно, если этот человек стоял у самого кормила церковного корабля.

Именно здесь оказался архиепископ Иларион, ставший сподвижником Святейшего Патриарха Тихона. Владыке досталась страшная роль живого щита между Всероссийским Патриархом и безбожной властью. Его, тогда уже настоятеля Сретенского монастыря, вызывали на Лубянку, без причины арестовывали, а в 1923 сослали на год в Архангельск.

По возвращении владыке Илариону пришлось вступить в борьбу с "обновленцами", пытавшимися тогда захватить власть в Церкви. Он изгонял их из храмов, переосвящал престолы, возвращал людей в Православие. Не боялся он и публичных диспутов в Политехническом музее с наркомом Луначарским и вождем обновленцев Введенским. И слушатели чувствовали дух истины и жизни, заключенный в словах владыки; народ устраивал ему овации и горячо благодарил. Вся эта деятельность архиепископа Илариона окончательно взбесила большевиков, и владыку отправили в Соловецкий концлагерь.

"Надо побыть в этой обстановке хоть немного, а так не опишешь. Это воочию сам сатана", — писал архиепископ Иларион из лагеря. По свидетельству другого заключенного, Соловецкая каторга была "страшной, зияющей ямой, полной крови, растерзанных тел, раздавленных сердец". Могло ли здесь найтись место радости?

Однако и в лагере архиепископ Иларион сохранял бодрость и веселие. Владыка с двумя епископами и несколькими священниками работал сетевязальщиком и рыбаком. По этому поводу он шутил переложением слов стихиры на Троицын день: "Вся подает Дух Святый: прежде рыбари богословцы показа, теперь наоборот — богословцы рыбари показа".

Чудотворные мощи священномученика Илариона Троицкого

Благодушие его простиралось даже на советскую власть, на которую он мог смотреть незлобивыми очами. Одного из начальников охраны архиепископ Иларион даже спас от верной смерти, рискуя собственной жизнью. Вообще, владыку очень веселила мысль, что Соловки становятся школой добродетелей: нестяжания, кротости, смирения, воздержания, терпения, трудолюбия.

Архиепископ Иларион пользовался в лагере необыкновенным уважением. Его любовь ко всякому человеку, внимание к каждому, общительность были просто поразительными. Он был самой популярной личностью среди всех слоев на Соловках. Даже шпана и уголовщина, с которой высокодуховному человеку, казалось, невыносимо рядом находиться, становилась его другом и собеседником. Она любила и уважала его за простоту и открытость. Но за этой формой веселости и светскости стояли детская чистота, великая духовная опытность, доброта и милосердие, бесстрашие и глубокая вера, нелицемерное благочестие, соединенное с незаурядным интеллектом. Этот вид обыкновенной греховности, юродство, личина светскости скрывали от людей внутреннее делание и спасали его самого от гордости и тщеславия.

Владыка провел в лагере шесть ужасных лет — последних лет своей жизни. Но его ликующая радость за это время не исчезла; она лишь как бы приняла вид пасхальной заутрени, единственный раз разрешенной на Соловках в 1926 году. Вот как рассказывает о ней очевидец.

"Тишина; кромешная тьма вокруг на земле; а по небу ходят радужные столпы света — играет северное сияние… И вот послышались их открытых врат храма священные песнопения. Грозным повелением облеченного неземной силой иерарха прогремело заклятие-возглас владыки Илариона:

— Да воскреснет Бог и расточатся врази Его!

И двинулся из врат церкви, сверкая многоцветными огнями, небывалый крестный ход. Шли семнадцать епископов в древних облачениях, окруженные светильниками и факелами, более двухсот иереев и столько же монахов, а за ними — нескончаемые волны тех, чьи исстрадавшиеся сердца жаждали одного — света Воскресения.

Из дверей храма выплывали блистающие хоругви, изготовленные мастерами Великого Новгорода; двигались светильники — дар венецианских дожей северной обители; на духовенстве сверкали священные облачения, вышитые тонкими пальцами московских великих княжон.

— Христос воскресе! — возгласил владыка Иларион.

— Воистину воскресе! — прозвучало в ответ, как тысячеголосое эхо, под куполом сияющего неба…"

В 1929 году закончился срок архиепископа Илариона, и его отправили в новую ссылку — в Среднюю Азию. До нее владыка не добрался…

Он умер от сыпного тифа на этапе, в Петроградской тюремной больнице 28 декабря 1929 года. Врач расслышал последние слова владыки: "Как хорошо! Теперь мы далеки от…" Он ушел страну, где радость бесконечная.

Смотри также:
СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ИЛАРИОН ПРОСЛАВЛЕН КАК ОБЩЕЦЕРКОВНЫЙ СВЯТОЙ

Канонизированные Новомученики и Исповедники Русской Православной Церкви:
   священномученик архиепископ Иларион

Священномученик Иларион (Троицкий)

Священномученик Иларион (Троицкий; 1886–1929)

28 декабря 1929 г. в Петроградской тюремной больнице скончался от сыпного тифа крупный ученый-богослов, вдохновенный проповедник, мученик за веру Христову архиепископ Верейский Иларион (Троицкий). Вся его жизнь без остатка была посвящена служению Богу и Его Церкви.

Священномученик Иларион (Троицкий), в миру Владимир Алексеевич Троицкий, родился 13 сентября 1886 г. в селе Липицы Каширского уезда Тульской губернии в семье священника. В 1906 г. по окончании Тульского духовного училища и Тульской семинарии, он поступил в Московскую духовную академию (МДА). В 1910 г. окончил академию со степенью кандидата богословия и был оставлен здесь профессорским стипендиатом. С этого времени началась преподавательская деятельность священномученика Илариона в стенах московских духовных школ. В 1912 г. он защитил магистерскую диссертацию на тему: «Очерки из истории догмата о Церкви», а 28 марта 1913 г. состоялся его монашеский постриг. 11 апреля того же года он был рукоположен во иеродиакона, а 2 июня – в сан иеромонаха. 5 июля 1913 г. он был возведен в сан архимандрита и в том же году стал экстраординарным профессором МДА по кафедре Нового Завета. Один за другим выходят его богословско-догматические труды, в которых он описывает идеал Церкви как общности людей, живущих благодатной силой Святого Духа. Эти взгляды оказали влияние на дальнейшее развитие православного учения о Церкви.

Священник Алексей Троицкий с детьми, крайний слева Владимир, будущий святитель Иларион

Круговорот событий 1917 г. захватил Московскую духовную академию. Уже 13 марта смещен ректор епископ Феодор, временное исполнение обязанностей ректора было поручено инспектору Академии архимандриту Илариону (Троицкому), который на Поместном Соборе 1917–1918 г. был инициатором восстановления патриаршества, а после – правой рукой святителя Тихона, Патриарха Московского.

С приходом большевиков к власти наступил период жесточайших гонений Русской Православной Церкви. В марте 1919 г. архимандрит Иларион был арестован. Три месяца он провел в заключении в Бутырской тюрьме.
25 мая 1920 г. в храме Троицкого Патриаршего подворья архимандрит Иларион (Троицкий) был хиротонисан Святейшим Патриархом Тихоном во епископа Верейского, викария Московской епархии.

              Архимандрит Иларион (Троицкий)

За первый год своего архиерейского служения в приходах Московской епархии владыка Иларион отслужил 142 литургии, более 142 всенощных и произнес 330 проповедей, и это притом, что в тот год он два месяца проболел тифом. Эта болезнь сказалась на сердце и серьезно подорвала здоровье епископа.

В сентябре 1921 г. владыка Иларион был подвергнут кратковременному аресту. Это было связано с тем, что он добился у директора Третьяковской Галереи и одного из руководителей Главмузея Наркомпроса И.Я. Грабаря разрешения на праздник Владимирской иконы Пресвятой Богородицы (26 августа/8 сентября) взять чудотворный образ в Сретенский монастырь, но за этим последовал арест святителя. Произошел суд, но состава преступления опять не нашли. Однако и после этого святитель находился под пристальным вниманием ВЧК. 26 ноября 1921 г. уполномоченный Секретного отдела Московской ЧК Михаил Шмелев составил список лиц, входящих в состав Священного Синода и Московского епархиального управления, которые должны были быть арестованы. В этот список входил и епископ Илларион.

              Святитель Иларион, тюремное фото

22 марта 1922 г. Епископ Иларион был арестован на квартире, где проживал (ул. Сретенка д.9. кв.1), и до отправки в ссылку в Архангельский край содержался во Внутренней тюрьме ГПУ на Лубянке. Не прошло и двух лет со дня его хиротонии, как он оказался в ссылке в Архангельске. Целый год епископ Иларион был в стороне от церковной жизни.

В Москву епископ Иларион прибыл 5 июля 1923 г. и сразу же направился в Донской монастырь к Патриарху Тихону. По возвращении из ссылки епископ Иларион был возведен Святейшим Патриархом Тихоном в сан архиепископа. Отныне и вплоть до своего последнего ареста в ноябре 1923 г. епископ Иларион был ближайшим помощником Патриарха, начался короткий, но чрезвычайно насыщенный период в жизни святителя Иллариона.

На Соловках, крайний слева святитель Иларион

Летом 1923 г. святитель Иларион прибыл в Сретенский монастырь и изгнал из него обновленцев. При этом он совершил беспрецедентное святительское деяние: заново, великим чином освятил престол и собор Сретенского монастыря. Этим он показал, что грех и нечестие отступничества от Церкви требуют особого очищения. Молва об этом сразу разнеслась не только по Москве, но и по всей России. Обновленцы целыми приходами и общинами каялись и возвращались в Церковь.

Ни лидеры обновленчества, ни их покровители-чекисты не могли простить святителю Илариону своего поражения. В ночь с 15 на 16 ноября 1923 г. владыка снова был арестован и приговорен к трем годам заключения в концлагере. Этапом он был доставлен на Соловки, где стал сетевязальщиком и рыбаком.

В середине лета 1925 г. из Соловецкого лагеря архиепископа Илариона отправили в Ярославскую тюрьму. В тюрьме его пытались склонить к присоединению к новому расколу Русской Церкви, спланированному ОГПУ, – григорьевщине (раскол существовал до начала 1940 гг.). К архиепископу Илариону явился к нему агент ОГПУ и стал склонять его к присоединению к расколу. Архиепископ Илларион решительно отверг это предложение, и к его сроку было добавлено еще три года, основанием для чего послужило «разглашение» святителем среди заключенных содержания разговора с агентом в тюрьме.

Святитель Иларион, крайний слева, в Соловецком лагере

Весной 1926 г. архиепископ Иларион был возвращен на Соловки, где принял участие в составлении «Соловецкого послания» (обращения к правительству СССР православных епископов с Соловецких островов), определяющего положение Православной Церкви в новых исторических условиях. В декабре 1929 г. архиепископа Илариона направили на поселение в Среднюю Азию, в Алма-Ату, сроком на три года. На этапе владыка заболел сыпным тифом и скончался в тюремной больнице в Ленинграде 28 декабря 1929 г.
Митрополит Серафим (Чичагов) добился у властей разрешения похоронить святителя Илариона в соответствии с его саном. Когда ближайшие родственники и друзья увидели его тело, святителя с трудом узнали: в гробу лежал изможденный старец с обритой головой… Священномученику было 43 года.

Святитель Иларион (Троицкий) был похоронен в Ленинграде на кладбище Новодевичьего монастыря у Московской заставы, в 1990-е годы его могила была местом почитания. В 1999 г. состоялось обретение мощей владыки Илариона и перенесение их в Москву, в Сретенский монастырь. В том же году 10 мая святитель Иларион был прославлен в лике местночтимых московских святых.

священномученик Иларион (Троицкий), архиепископ Верейский

На Юбилейном Архиерейском Соборе 2000 г. он был причислен к Собору новомучеников и исповедников Российских.

Возврат к списку

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *