Содержание

Леонид Александрович Успенский.

ПЕРВЫЕ ИКОНЫ СПАСИТЕЛЯ И БОЖИЕЙ МАТЕРИ

Церковное Предание утверждает, что первая икона Спасителя появилась во время Его земной жизни. Это образ, который мы знаем под названием Нерукотворный Спас.

История происхождения первого образа Христова передается нам прежде всего текстами службы Нерукотворному Спасу 16 августа: «Пречистаго Твоего лика зрак изобразив, Авгарю верному послал еси, возжелавшему Ты видети, по Божеству херувимы невидимаго…” (Стихира 8 гласа на вечерне). Или стихира на утрене (4 гласа): «…ко Авгарю богоначертанна письмена послав, просящему спасения и здравие сему еже от подобия Твоего зрака божественнаго”. Упоминания об истории Авгаря встречаются довольно часто, особенно в службе, совершаемой в храмах, посвященных в честь Нерукотворного Образа. Но богослужебные тексты не передают подробностей о происхождении образа: они говорят лишь о самом факте.

Что касается древних авторов, то они не упоминают о нем вплоть до пятого века. Это объясняется, по-видимому, тем, что образ оставался еще замурованным, местонахождение его не было известно и о нем забыли. Древнейшее известное нам упоминание об этом образе находится в памятнике, называемом «Учение Аддаи”. Аддаи был епископом Едессы (+ 541 г.) и в своем труде использовал, очевидно, какое-то местное предание или же письменные памятники, нам неизвестные. Древнейший – известный нам – писатель, авторство которого признается неоспоримым, который говорит о нерукотворном образе, посланном Христом царю Авгарю, – Евсевий (4 в .). В своей» Церковнойи стории” он называет этот образ «богозданной иконой”.

Что же касается самого плата с запечатленным на нем образом лика Христова, то он долго хранился в Едессе как драгоценнейшее сокровище города. Почитание его было широко распространено на всем Востоке, и в восьмом веке христиане праздновали во многих местах Нерукотворный Образ по примеру Едессы.

Во времена иконоборчества на нерукотворный образ ссылается преп. Иоанн Дамаскин, а в 787 г. Отцы Седьмого Вселенского Собора упоминают его несколько раз. Чтец константинопольского собора Святой Софии, именем Лев, присутствовавший на этом Соборе, рассказал, что во время своего пребывания в Едессе он поклонялся этому образу. В 944 г. византийские императоры, Константин Багрянородный и Роман, купили Нерукотворный Образ у Едессы. Он был торжественно перенесен в Константинополь и помещен в храме Богоматери, называемом Фарос, и император Константин сам составил в честь Образа проповедь, в которой прославлял его как палладиум Византийской Империи. Вероятно, к этому же времени относится, по крайней мере в большей своей части, служба праздника, совершаемого 16 августа, в день, когда вспоминается перенесение Нерукотворного Образа в Константинополь. После разгрома Константинополя крестоносцами в 1204 г. следы иконы теряются.

Во Франции сушествует чудотворная икона нерукотворного Спаса, которая в настоящее время хранится в ризнице собора города Лан. Икона эта считается балканского, может быть сербского, происхождения и относится к ХII веку. В 1249 г. икона эта была прислана во Францию из Рима Яковом Пантелеймоном Тарциниусом, будущим папой Урбаном IV, своей сестре, игуменье цистерцианского монастыря.

День празднования Нерукотворного Спаса отмечается как «от Едеса пренесение в Константинь град Нерукотворенного Образа Господа нашего Иисуса Христа, рекше святаго Убруса”. Однако служба этого дня далеко не ограничивается памятью перенесения Образа из одного места в другое. Главное в ней – догматическое обоснование Образа и его содержание.

Значение выражения «нерукотворный образ” следует понимать в свете Евангелия от Марка, гл. 14, ст. 58: Образ этот – прежде всего сам Христос, воплощенное Слово, явленное «в храме тела Его” (Ио. 2, 21). Со времени Его явления Моисеев запрет образа (см. Исх. 30, 4) теряет смысл, и иконы Христовы становятся неопровержимыми свидетельствами воплощения Бога. Здесь не образ Бога, сделанный по домыслу человеческому, а подлинный лик ставшего Человеком Сына Божия, который Предание Церкви возводит к непосредственному соприкосновению с живым Его ликом. В день Нерукотворного Спаса Церковь почитает первую икону Бога, ставшего Человеком.

Как мы видели, приведенные выше стихиры, а также и другие тексты службы подчеркивают историческое происхождение этого образа. В глазах Церкви особенно важно подчеркнуть, что Личность Иисуса Христа и Его образ не являются некоторым олицетворением высоких моральных качеств или прекрасной идеи, что Спаситель не есть некий идеал, возвышенный и отвлеченный, а конкретное историческое Лицо, жившее в определенном месте и в определенное время. «Возводя на первообразное Спас образ Адамов поползшийся, на земли с человеки поживе, зрим же и осязаем и описуем неописанный существом”, – говорит служба праздника (2-я стихира первого гласа на малой вечерне).

Особое значение в плане нашего разбора имеют ветхозаветные и новозаветные чтения службы. Как известно, совокупность читаемых текстов Священного Писания раскрывает смысл празднуемого события: в паремиях показываются его ветхозаветные предображения, а в новозаветных чтениях раскрывается их исполнение, указывается вероучительное содержание праздника и его эсхатологическое значение. И вот подбор этих чтений раскрывает как раз то, что мы уже знаем из творений преп. Иоанна Дамаскина, то есть то, как понимает Церковь ветхозаветный запрет, его смысл, его цель, а также смысл и цель новозаветного образа.

Две первые паремии говорят об откровении Богом закона Израилю на горе Хориве, на пути избранного народа в Землю Обетованную. Смысл этих паремий сводится к тому, что для вхождения в эту Обетованную Землю и для владения ею абсолютно необходимо соблюдение даваемого закона и поклонение единому истинному Богу, поклонение бескомпромиссное, без всякой возможности примеси культа других «богов”. В то же время дается уже известное нам напоминание о невозможности изображения Бога, пребывающего невидимым: «Глас словес Его вы слышасте, и образа не видесте, токмо глас” и «снабдите души своя зело яко не видесте всякого подобия…”. Другими словами, весь закон и, в частности, запрет поклоняться другим «богам” и запрет образа являются непременным условием исполнения обетования, данного Избранному Народу, и вселения его в Землю Обетованную. Земля же эта имеет прообразовательное значение: она есть образ Церкви, образ Царствия Божия.

Предобразованием новозаветного откровения является и третья паремия. Это молитва Соломона на освящении построенного им храма: «Яко аще истинно вселится Бог с человеки на эемли, аще небо и небо небесе не довлеют Ти, колыши паче храм сей, егоже создах Имени Твоему…”. Здесь говорится о грядущем пришествии Бога на землю, о Его участии в течении временной человеческой истории и о присутствии Его, Которому «не довлеет и небо небеси”, в земном, построенном человеком, храме.

Значение этих паремий раскрывается в апостольском чтении праздника. Это Послание к колосянам, гл. 1, ст. 12 – 17: «Благодаряще Бога и Отца, призвавшего вас в причастие наследия святых во свете: иже избави нас от власти темныя, и престави в Царство Сына любве Своея: о Нем же имамы избавление кровию Его и оставление грехов: Иже есть Образ Бога невидимаго, Перворожденного».

Этот текст, как мы видим, указывает на исполнение пророчеств: «Наследие святых”, «Царство возлюбленного Сына” – это Церковь, образом, которой была Земля Обетованная. Таким образом, все течение событий Ветхого Завета, весь закон, охранявший чистоту избранного народа, вся священная его история раскрывается как предуготовительный процесс к явлению на земле Тела Христова, новозаветной Церкви. И в этом подготовительном процессе ветхозаветный запрет образа ведет к явлению Того, Кто был невидим, к «образу Бога невидимого”, явленного Богочеловеком Иисусом Христом. «Боговидения и славы древле темно Твоих задних ~подобися Моисей просив: новый же Израиль лицем ныне в лице Тя Избавителя видит ясно” (2-й тропарь 4-й песни канона).

Евангелие, читаемое в день Нерукотворного Спаса, на утрени и на Литургии одно и то же. Это Евангелие от Луки, гл. 9, ст. 51 – 56 и гл. 10, ст. 22 – 24. «Бысть же егда скончавахуся дние восхождению Его, и Той утверди лице Свое ити во Иерусалим. И посла вестники пред лицем Своим: и исшедше внидоша в весь самаринску, яко да уготовят Ему. И не прияша Его, яко лице Его бе грядущее во Иерусалим. Видевше же ученицы Его Иаков и Иоанн реша: Господи, хощеши ли речем, да огнь снидет с небесе и потребит их якоже и Илия сотвори?”. Но Иисус укорил их: «Не весте коего духа есте вы; Сын бо человеческий не прииде душ человечески погубити, но спасти. И идоша во ину весь. И обращся ко учеником, рече: вся Мне предана суть от Отца Моего: и никтоже весть кто есть Сын, токмо Отец, и кто есть Отец, токмо Сын, и ему же аще хощет Сын открыти. И обращся ко учеником, един рече: блаженни очи видящии, яже видите. Глаголю бо вам, яко мнози пророци и царие восхотеша видети, иже вы видите, и не видеша: и слышати, иже слышите, и не слышаша”.

Как мы видим, в отношении образа и апостол, и евангельский текст по своему смыслу противополагаются первым двум паремиям: там – «вы не видели образа Божия”, здесь – «блажени очи, видящии яже видите”, – видите «образ Бога невидимого” – Христа. Поэтому последние слова евангельского чтения обращены к одним только ученикам. Ведь человека Иисуса видели не только ученики, но и все Его окружавшие; но только ученики видели в рабьем зраке Сына Человеческого – Сына Божия, «сияние славы Отцей”. Эти слова, как мы видели, преп. Иоанн Дамаскин понимает как разрешение ветхозаветного запрета. Видимой же для нас стороной этого разрешения и является празднуемый образ: «Прежде виден бысть человеком; ныне же явися образом нерукотворенным…” (2-й тропарь 1-й песни канона).

Первая часть евангельского чтения (Лк. 9, 51 – 56) подчеркивает то, что отличает апостолов от окружающего их мира, то есть то, что отличает от него Церковь. они другого духа и их побуждения и методы действия не те, что в мире. (Напомним, что это отличие обуславливает и отличие средств, которые употребляет Церковь, в том числе и ее искусства). Если паремии раскрывают цель запрета, то в евангельском чтении, наоборот, раскрывается цель образа. Заметим, что разница духа между апостолами и миром выявляется Спасителем перед самым входом Его в Иерусалим. И вот, начиная с паремий, через новозаветные чтения, мы видим как бы нарастание откровения в символических образах: Ветхий Завет есть предуготовление Нового Завета, Обетованная Земля, в которую идет Израиль, являет образ новозаветной Церкви. Новый Завет есть осуществление этих предуготовлений и прообразов. Но и Новый Завет – не конечная цель, а лишь следующий этап на пути человека в Царствие Божие. Образом этого Царствия, образом «горнего Иерусалима” является Иерусалим земной, и вход в него Спасителя есть образ входа в Царствие Божие. В Ветхом Завете исповедание истинного Бога и отсутствие Его образа было непременным условием вхождения Израиля в обетованную ему землю: в Новом же Завете исповедание Христа и Его образ, исповедание веры этим образом, играет ту же роль: это необходимое условие вхождения в Церковь, в Царствие Божие, в тот горний Иерусалим, куда Церковь нас ведет. Поэтому и читается это Евангелие в день Нерукотворного Спаса. Если апостолов ведет в Иерусалим сам Спаситель, то нас ведет к Иерусалиму горнему Его образ: «Славим Тя, Человеколюбче, смотрение образа видяще зрака Твоего: сим невозбранно во Едем вход, Спасе, даруй рабом Твоим” (стихира на стиховне, Слава, глас б-й).

Так, самим выбором текстов Священного Писания и их сопоставлением, Церковь раскрывает перед нами грандиозную картину, показывая нам медленное и многотрудное шествие падшего мира к обетованному ему искуплению.

Итак, Церковь утверждает изначальное существование подлинного образа Христова. Кроме Нерукотворного Образа были, конечно, и изображения его, сделанные видевшими и знавшими Его людьми, чему мы имеем и историческое свидетельство. Свидетельство это тем более ценно, что исходит от Евсевия Кесарийского, единственного из древних авторов, которого можно считать иконоборчески настроенным. Он не только утверждает существование христианских изображений: «Он даже думает, что в его время еще существуют подлинные портреты Христа и апостолов, он утверждает, что сам их видел”. Действительно, описав известную статую Христа, в воздвигнутую в городе Панеаде кровоточивой женой, известной нам из Евангелия (см. Мф. 9, 20 – 23; Мк. 5, 24 – 34; Лк. 8, 43 – 48), Евсевий продолжает: «Говорили, что статуя эта воспроизводит подобие Иисуса; она сохранилась до наших дней, и мы видели ее, когда были в этом городе. Не следует удивляться, что язычники таким образом хранят память о благодеяниях, полученных ими от Спасителя. Мы видели образы апостолов Петра и Павла и самого Христа, которые сохранились в красках до нашего времени. Это было естественно, так как древние имели обычай почитать их таким образом, без задних мыслей, как спасителей, согласно существовавшему у них языческому обычаю”». Евсевия, повторяем, нельзя заподозрить в преувеличении, так как то богословское течение, к которому он принадлежал, далеко не одобряло тех фактов, которые он описывает.

Если икона Христова – основа христианского образотворчества – передает черты Бога, ставшего Человеком, то в иконе Богоматери мы имеем образ первого человека, осуществившего цель воплошения, – обожение человека. Православная Церковь утверждает кровную связь Богоматери с падшим человечеством, несущим последствия первородного греха; она не выделяет Ее из потомства Адамова. Ио вместе с тем Ее исключительное достоинство Матери Божией, Ее личное совершенство, высшая степень достигнутой Ею святости, объясняют исключительное Ее почитание. Из всего рода человеческого Она первая достигла той цели, которая поставлена перед всеми людьми, – полного преображения всего человеческого естества. Она – единственная из всех сотворенных сушеств уже переступила грань, которая отделяет время от вечности, и находится уже теперь в том Царствии, пришествие которого ожидает Церковь после второго пришествия Христова. «Бога невместимого вместившая ”, «истинно Матерь Божия”, – так торжественно провозгласил Четвертый Вселенский Собор (Ефес, 431 г.). Она вместе со Христом правит судьбами мира.

Поэтому и иконы Ее занимают у нас особенно значительное место: в храме и богослужении их место – наряду с иконами Спасителя. Иконы Богоматери отличаются от икон других святых и икон ангелов как разнообразием иконографических типов, так и их количеством и интенсивностью их почитания «.

Первые иконы Божией Матери церковное Предание приписывает святому Евангелисту Луке, который после Пятидесятницы написал их три: одна из них принадлежала к типу, который мы называем «Умиление”, где изображается взаимное ласкание Богоматери и младенца. Здесь подчеркивается естественное человеческое чувство, материнская любовь и нежность. Это образ Матери, глубоко скорбящей о предстоящих страданиях Сына и в молчании переживающей их неизбежность. Другой образ относится к типу, именуемому «Одигитрия” – Путеводительница. И сама Божия Матерь, и Младенец обращены здесь прямо к зрителю. Это строгое и величественное изображение, где особенно подчеркнуто Божество Отрока Христа. Третья икона, по-видимому, изображала Богоматерь без Младенца. Данные о ней крайне запутаны. Вероятнее всего, икона зта походила на наши изображения Богоматери в Деисисе, то есть обращенной ко Христу с молитвой. В настояшее время в Русской Церкви насчитывается около десяти икон, приписываемых евангелисту Луке; кроме того, на Афоне и на Западе их сушествует двадцать олна, из них восемь – в Риме. Конечно, все эти иконы приписываются Евангелисту не в том смысле, что они писаны его рукой; ни одна из написанных им самим икон ло нас не дошла». Авторство святого Евангелиста Луки здесь нужно понимать в том смысле, что иконы эти являются списками (вернее, списками со списков) с икон, писанных когда-то Евангелистом. Апостольское Предание следует понимать здесь так же, как в отношении апостольских правил или апостольской литургии. Они восходят к апостолам не потому, чтобы сами апостолы их гаписали, а потому, что носят апостольский характер и облечены апостольским авторитетом. Так же обстоит дело и в отношении икон Богоматери, написанных Евангелистом Лукой.

Предание о том, что Евангелист Лука первый написал иконы Божией Матери, передается нам, между прочим, текстами богослужения в дни празднования некоторых икон Богоматери, например Владимирской иконы (21 мая, 23 июня и 26 августа), принадлежавшей к типу Умиления. На вечерне, в стихире литийной шестого гласа говорится следующее: «Первее написавшейся Твоей иконе евангельских таин благовестником, и к Тебе, Царице, принесенней, да усвоиши ту, и сильну соделаеши спасати чествующия Тя, и лорадовалася еси, яко суши милостива, спасения нашего Содетельница, яко уста и глас иконе бывше, якоже и Бога внегда зачинаеще во чреве, песнь воспела еси: се от ныне ублажат Мя вси роди. И на ту зрящи глаголала еси со властию: с сим образом благодать Моя и сила. И мы истинно веруем, яко сие рекла еси, Госпоже, сим образом с нами еси…”. На утрени, в первой песне канона мы слышим: «Написав Твой всечестный образ, божественный Лука, богодухновенный списатель Христова Евангелия, изобразил Творца всех на руках Твоих”. Если второй из этих текстов лишь указывает на самый факт написания иконы Богоматери святым Лукой, то первый текст, кроме того, утверждает, что сама Богоматерь не только одобрила Свою икону, но и сообшила ей благодать Свою и силу. Церковь употребляет этот текст в службе нескольким иконам Божией Матери разных типов, но которые все восходят к прототипам, написанным Евангелистом Лукой. Этим Церковь подчеркивает преемство благодати и силы, присущих всем спискам этих икон, как воспроизводяшим (со свойственными им символами) подлинные черты Божией Матери, запечатленные евангелистом Лукой.

Что касается исторических свидетельств, то древнейшее из них, дошедшее до нас, восходит к VI веку. Оно приписывается византийскому историку Феодору Чтецу, жившему в первой половине шестого столетия (+ ок. 530 г.) и бывшему чтецом в константинопольском храме Святой Софии, Феодор говорит об отправке из Иерусалима в Константинополь в 450 г. иконы Божией Матери, писанной святым Евангелистом Лукой. Послала икону императрица Евдокия, жена императора Феодосия II, своей сестре, . В VIII веке святой Андрей Критский и святой Герман, Патриарх Константинопольский (715 – 730) также говорят об иконе Богоматери Одигитрии, приписываемой Евангелисту Луке, но находящейся в Риме. Святой Герман добавляет, что икона эта была написана при жизни Богоматери и послана в Рим Феофилу, тому самому «державному Феофилу”, о котором говорится во вступлении к Евангелию от Луки и к Деяниям Апостольским. Другое предание говорит, что икона, написанная Евангелистом и благословенная Богоматерью, была отправлена тому же Феофилу, но не в Рим, а в Антиохию.

Так или иначе, в IV веке, когда христианство стало государственной религией и не надо было больше опасаться поруганий святынь, икона, принадлежавшая когда-то Феофилу и хранившаяся в частном доме в Риме, приобретает все большую и большую известность. Из частного дома икона (или ее воспроизведение) переносится в храм, а в 590 г. папа святой Григорий Великий (590 – 604) торжественным крестным ходом с пением молитв переносит почитаемую икону Божией Матери, «которая считается написанной святым Лукой” в базилику святого Петра.

Кроме икон, писанных Евангелистом Лукой, Предание говорит еше о нерукотворенном, явленном образе Божией Матери. Его происхождение вкратце излагается в службе Казанской иконы Божией Матери (8 июля и 22 октября): «Божественнии Слова Апостоли, Евангелия Христова велегласные благовестницы, божественную церковь создавше в пресвятое Твое имя, Богородице, и к Тебе, Госпоже, приходят, моляше Тя приити на тоя освяшение. Ты же, о Богомати, рекла еси: идите с миром, и Аз с вами тамо есмь: Они же шедше обретают тамо на стене церкви Твоего, Владычице, образа подобие…” (седален 3-й песни канона). Предание говорит, что апостолы эти были Петр и Иоанн и что храм был построен ими в Лидде. (Празднование Лиддской иконы Богоматери – 12 марта)». В У111 веке святой Герман, будуший Патриарх Константинопольский, проезжая через Лидду, велел сделать копию с этой иконы, которую впоследствии, во время иконоборчества, послал в Рим. После победы над иконоборчеством образ этот вернулся в Константинополь. С этого времени образ Лиддской Божией Матери называется также Римским (празднуется 26 июня).

Образ Иисуса Христа всегда узнаваем. Он изображен на иконе Божией Матери, на Спасе Вседержителе и на иконе распятия Господа Иисуса Христа, где он умирает за людские грехи. Великое множество изображений, однако, происходит с самых ранних времен.

Они появились еще до кодификации представления Иисуса. Также обратите внимание на статью 10 спорных христианских реликвий.

Добрый пастырь. Мавзолей Галлы Плацидии

Изображение Иисуса, пришедшее из Библии, показывает простого крестьянина, спустившегося с небес и не являющегося земным королем. Представляется нам Господь в простой одежде, чаще в робе. В Мавзолее Галлы Плацидии в Равенне находится мозаичное отображение немного другого Иисуса.

Здание, изначально задумывавшееся под могилу Римской императрицы, было построено около 430 года. Внутри него богатое убранство. На потолке синяя и золотая сверкающая плитка, помогающая создать эффект тысячи звезд, ведущих к кресту. Над входной дверью находится икона «Добрый пастырь”. Только несколько пастырей могли быть одеты так богато, как Иисус на этой иконе.

Он предстает перед нами в фиолетовом и золотом (такую одежду носили императоры, а не деревенские жители), держа имперский крест. Очевидно, так пытались показать связь имперской и господской власти. Возможно, вас заинтересует статья 10 ложных богов современности.

Деревянные двери Санта Сабины

Церковь Санта Сабины в Риме была полностью завершена в 432 году. Здание сохраняет свой вид по сей день, хотя оно и было лишено своей великолепной мозаики. Вы можете думать, что мозаика остается неизменной дольше, чем дерево, но эта деревянная дверь уже много лет носит на себе изображение распятого Иисуса Христа.

Деревянные панели, вырезанные из кедра, до сих пор сохранились, и они могут быть видны в церкви. Двери показывают различные сцены из Библии. Одна из сцен — Иисус с длинными волосами и бородой держит крест. Хотя это изображение и стандартизировано, в России Иисус показан без бороды.

Иисус, топчущий тварей. Часовня архиепископа в Равенне

С 500-х годов Часовня архиепископа показывает нам Христа, стоящего на шеях льва и змеи. Псалм гласит: «Если вы по-настоящему любите Бога, то наступите на льва и змею, вы затопчите опасного льва и проклятого змия».

На этой мозаике Иисус представлен как воин в доспехах и плаще. Почему церковь нуждается в защитнике? Церковь была воздвигнута в период соперничества между разными христианскими сектами. Поэтому ей нужна была защита не только от врагов, но и от споров внутри веры.

Исцеление умирающей женщины. Катакомбы Петра и Марцелина

Рим построили под катакомбами, туннелями и лабиринтами, поэтому многие древние фрески не сохранились до нашего времени. Изображение умирающей женщины было найдено в катакомбах.

Икона рассказывает о женщине, которая истекала кровью 12 лет. Она верила, что просто потрогав плащ Иисуса, она излечится. И это произошло, но не из-за того, что она прикоснулась к священному одеянию, а из-за веры в Бога.

Излечение паралитика. Сирия

Одна из наиболее популярных историй — история про излечение Господом парализованного человека. Друзья больного человека настолько отчаялись от горя, что сломали крышу дома, где жил Иисус, и внесли паралитика к нему на кровать. Увидев это Христос сказал: «Вставай, бери постель и иди к себе домой».

После это исцеленный человек действительно встал с кровати и ушел, взяв с собой постель. Эта картина была найдена на стене в церкви примерно в 230 году до нашей эры в Сирии, поэтому изображение читается не слева направо, а справа налево.

Женщина с младенцем. Катакомбы Присциллы

Когда археологи производили раскопки в катакомбах Присциллы, они нашли очень ценное изображение, на котором была женщина с младенцем. Много картин показывают женщин. Но укрытое в углу катакомб изображение Богоматери с ребенком, возможно, самое древнее в мире.

Было много споров по поводу данной находки: правда ли это Иисус и Мария? Если так, то изображение было сделано еще до того, как появились их кодификации.

Добрый пастырь. Святой Каллисто, Рим

Церковь отца Тертуллиана описывает, как жители Рима обвинили христиан во всех проблемах. Они думали, что христиане виноваты в эпидемиях и недугах. Поэтому христиане были вынуждены прятаться от римлян в таких местах, как катакомбы и церкви.

На стенах церкви люди видят фрески с изображением Иисуса в виде доброго пастыря, несущего воду и ягненка на плече. Эта фреска показывает его заботу о невиновных христианах.

Мозаика в церкви Святой Марии

Мозаика пришла из Великобритании, принадлежала известной семье из Римской провинции. Она составлена из христианских и языческих образов во время охоты. В центре находится мужчина без бороды, окруженный двумя гранатами.

Так как позади него нет символов, можно подумать, что он и является Иисусом. За его головой написаны 2 греческие буквы- ки и ро (первая буква имени Христа на греческом и общий символ Господа).

Распятие на дощечке, сделанной из слоновой кости

В Британском музее хранится самое раннее изображение смерти Иисуса Христа. Вырезанная из слоновой кости дощечка показывает его мучения. Христос прибит гвоздями к кресту, над его головой написаны слова «Король Иудеев».

С одной стороны стоят Святые Мария и Джон, с другой- Лонгинус прокалывает Иисуса копьем. На дереве висит тело мертвого Иуды, а под его ногами лежит мешок монет, которые он заработал, предав Господа.

Граффити Алексаменоса

Это граффити, возможно, показывает человеческую природу, а также самое первое представление об Иисусе. Найденное на штукатурке в 200 году до нашей эры изображение рассказывает о мужчине, который пристально смотрит на распятого. Если присмотреться, можно увидеть, что у трупа на самом деле голова осла, а под ним нацарапано на греческом: «Алексаменос поклоняется Богу».

Интересный факт — распятие раньше применялось к низшим людям по закону. Ослиная же голова только усиливала эффект при просмотре.

Рекомендуем посмотреть:

Ученые исследуют реликвию Туринская плащаница — полотно в которое было завернуто тело Иисуса Христа после распятия. Сделав снимок плащаницы в 1898 году фотограф Секондо Пиа увидел на снимке человеческий лик. Возможно с помощью плащаницы удастся воссоздать истинный облик Иисуса Христа.

Руденко К.А. Мелкая глиняная пластика именьковской культуры // Каменная скульптура и мелкая пластика древних и средневековых народов Евразии. Барнаул, 2007. С. 64-66 (Вып. 3: Труды Сибирской Ассоциации исследователей первобытного искусства).

Руденко К.А. Тетюшское-11 городище в Татарстане. Казань, 2010. 152 с.

Руденко К.А. Древние Тетюши. Археологическое исследование. Казань, 2011. 144 с.

Старостин П.Н. Памятники именьковской культуры. М.: Наука, 1967. 97 с. (Свод археологических источников. Вып. Д1-32).

Старостин П.Н. Новый памятник предбулгарского времени на Нижней Каме // Советская археология. 1968. № 1. С. 251-255.

Старостин П.Н. Работы на Троицко-Урайском-1 городище в 1973 г. // Древности Волго-Камья. Казань, 1977. С. 31-41.

Т.Л. Марсадолова Институт «Педагогического образования и образования взрослых» РАО, г. Санкт-Петербург К ВОПРОСУ О СЛОЖЕНИИ ИКОНОГРАФИИ ИИСУСА ХРИСТА И БОГОМАТЕРИ

Современную русскую иконопись И.Л. Бусева-Давыдова образно определила как «самую новую область отечественного искусства с самыми древними традициями». В результате упадка иконописания после 1917 г. иконописцам рубежа ХХ-ХХ1 вв. пришлось реконструировать технику и стилистику иконы. Для православных иконописцев главным ориентиром стали иконы 1Х-Х11 и XIV — начала XVI в.

Иконописный канон средневековой Русью был заимствован из Византии и творчески переосмыслен. На византийское искусство в

свою очередь оказали большое влияние росписи римских катакомб, античное искусство и художественная культура Древнего Египта (фрески из оазиса Эль-Фаюм 1-11 вв. и др.). Изображения женщины с младенцем на коленях или на руках в культуре Египта явились прообразом христианской иконографии Богоматери (рис. 1).

Прообразом христианского Доброго Пастыря явилось классическое представление Гермеса или Меркурия под видом пастуха, несущего на плечах барашка. Изображения пастуха или воина с газелью на плечах встречаются и на более ранних ассирийских рельефах (рис. 2.-1).

Христос в образе Доброго Пастыря собирает свое стадо -Христианскую Церковь. По библейской притче, одна заблудшая овца (душа человека), возвращенная в стадо, ценнее других. Христос изображался в виде юноши с посохом в руках и овцой на плечах. Например, фреска «Добрый Пастырь» (ГУ-У вв.) на стене катакомбы Св. Присциллы (рис. 2.-7).

По античной легенде, пеликан кормил своей кровью птенцов, дабы спасти их от смертельного дыхания змеи. Здесь представлен прообраз христианской Евхаристии, когда верующие через таинство приобщаются тела и крови Христовой.

Греческое слово isthys (рыба) символически обозначает Иисуса Христа, так как оно состоит из начальных букв греческих слов со значением «Иисус Христос Сын Божий Спаситель». Маленьких рыбок из металла, камня, перламутра или стекла первые христиане носили на шее, как современные христиане носят нательный крест.

Иисус Христос ранними христианами изображался в образе Орфея, играющего на лире в окружении зверей. Спаситель своим Божественным Словом врачует души человеческие, погрязшие во всевозможных пороках.

Иисус Христос в виде Агнца, иногда в нимбе и с крестом, изображался стоящим на холме, из которого истекают четыре водных потока. Холм символизировал Голгофу, Церковь, а потоки — евангелистов, несущих в мир учение Иисуса Христа.

Постановлениями Трулльского Вселенского собора 692 г. изображение Христа в виде агнца было запрещено, а приоритетным стало изображение Христа как Богочеловека.

Византийский ученый, автор Церковной Истории, Никифор Каллист, приводит такое описание облика Иисуса Христа: «Лицо его отличалось красотою и выразительностью… Волосы русые, не слишком густые и всегда волнистые; брови черные, но нисколько не нахмуренные. Смугловатые и исполненные живостью глаза проливали неизъяснимую приятность. Нос был у него продолговатый, борода густая и не очень длинная. Волосы он имел долгие. Цвет лица его подходил к цвету пшеницы. Лицо было ни кругло, ни продолговато, и много походило на лицо Матери, имело умеренный румянец. Вид Его выражал важность, мудрость, кроткость и милосердие». Ученый также сообщает точную меру роста Христа, равную 7 спитам (пядям). Это описание послужило основанием для изображения Христа как в греческих, так и в русских иконописных подлинниках (Голубцов А.П., 1995, с. 191).

Иконография Иисуса Христа вырабатывалась в Византийской империи с IV в. «Византийский» тип изображения Иисуса Христа: «Лицо Спасителя принимает строгий и выразительный характер; волосы длинные, с пробором посередине головы, появляется борода, иногда разделенная на две части. Крестчатый нимб украшает голову Иисуса Христа» (Покровский Н.В., 1999, с. 46). Этот тип остался без существенных изменений в восточной Церкви до настоящего времени. Византийскую иконографию Иисуса Христа восприняла Русская Церковь. На Руси Иисус получил имя Спас, что значит Спаситель.

Первой прижизненной иконой Иисуса Христа является его Нерукотворный образ на Эдесском убрусе. В VI в. появились первые изображения «Спаса Нерукотворного». На русских иконах Спас изображен спокойным, с открытыми глазами.

«Спас Нерукотворный» всегда был одним из самых любимых образов на Руси. С ХП в. известны оплечные изображения Христа. Существует два вида изображений Нерукотворного образа: «Спас на убрусе» и «Спас на чрепии». На иконах «Спас на убрусе» лик Христа изображен на плате (полотенце), верхние концы которого завязаны узлами. Лик Иисуса Христа — лик человека средних лет с тонкими и одухотворенными чертами, с бородой, разделенной надвое, с длинными, вьющимися на концах волосами и с прямым

пробором. На иконах «Спас на чрепии» нет изображения плата, фон ровный, а в некоторых случаях имитирует фактуру черепицы или простой каменной кладки.

К XIII в. принадлежит знаменитая икона «Спас Златые Власы» Благовещенского собора Московского Кремля. Золотые волосы Христа подчеркивают его Божественную природу. С новгородской иконой «Спас Ярое Око» русские воины шли в бой.

«Спас Вседержитель» — поясное изображение Христа в левой руке с Евангелием (знаком привнесенного им в мир учения) и с правой рукой, поднятой в жесте благословения. На мозаичном изображении Спаса Вседержителя в Святой Софии в Киеве (10431046 гг.) его величаво спокойный лик, кисти рук и вся фигура окружены мерцающим сиянием золотой смальты и исполнены грандиозной мощи.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

«Спас Вседержитель» Звенигородского чина (начало XV в.) Андрея Рублёва является олицетворением гармонии божественной мудрости и земной доброты. Данная икона была центром композиции «Деисис» или «Деисус» (от греч. «моление»), изображающей моление Богоматери и Иоанна Предтечи перед Иисусом Христом за человеческий род.

Византийская иконография «Спас на престоле» (ГХ-ХГГ вв.) близка к иконографии Спаса Вседержителя, но Христос изображен в полный рост на престоле в образе Царя Небесного и блестящих одеждах византийских императоров.

Иисус Христос с начала XV в. стал изображаться на царском престоле, который поддерживают ангелы в виде огненных колес, усеянных очами. Этот образ получил название «Спас в Силах».

Иисус Христос в образе Вседержителя и на иконах на сюжет Евангелия изображается облаченным в красный хитон и синий гиматий. Красный цвет символизирует человеческую, синий -Божественную природу Спасителя. Обычно на правом плече хитона можно увидеть нашивную темную полосу — клав, которая в античном мире была знаком патрицианского достоинства, а на иконах является символом чистоты и совершенства земной природы Христа.

На богородичных иконах Христос одет в золотой на желтой подкладке гиматий, красный или синий пояс и клав. Золотой и желтый знаменуют свет Славы Божественной. Яркий пояс, по словам архиепископа Фессалонийского блаженного Симеона, служит

образом «силы приношения Жертвы» и «указует на дело служения» (Губарева О.В., 2008, с. 38-39).

В римских катакомбах III—IV вв. были заложены основы Богородичной иконографии. Выделяются три типа сидящей Богоматери: Мария держит Младенца прямо перед собой, Младенец находится с левой стороны груди, Богоматерь держит Младенца на левом колене. Иконография Богоматери представлена образами «Одигитрия» и «Оранта».

На фресках в катакомбах Присциллы (I—II вв.) Богоматерь представлена сидящей, с покрытой головой, в обычном костюме римской женщины. На ее руках — Младенец, с лицом, обращенным к зрителю, без всякого одеяния. Такой образ получил название «Одигитрия» («Путеводительница»).

По церковному преданию, евангелист Лука написал три иконы Богоматери с младенцем Христом на руках. Одна из них известна как «Одигитрия». Христос восседает на левой руке Богоматери, образующей вокруг Него подобие византийского престола с полукруглой спинкой. Младенец Иисус прямо развернут в мир, правой рукой благословляет, а в левой руке у него свиток. Богоматерь рукой указывает на младенца, утверждая путь к спасению людей через Иисуса Христа.

Иконографический тип поясной Одигитрии появляется на Руси уже в XII в. К типу Одигитрии относятся иконы: «Смоленская», «Тихвинская», «Иверская», «Иерусалимская», «Выдропусская», «Петровская», «Казанская» и др.

В росписи римских катакомб обнаружено множество женских и мужских фигур с воздетыми руками — орант, которые символизировали возносящуюся к Богу душу христианина.

«Оранта» (от лат. взывающая) — изображение Богоматери в полный рост с поднятыми в молитвенном жесте руками. Богоматерь изображалась в длинной рубашке, схваченной поясом, или в широко-рукавной далматике с пурпуровыми полосами, а также в головном платке-вуали, низко спадающем на плечи (или без него) (рис. 3.-1). Рядом с Девой Марией в катакомбах обнаружены надписи Maria, Mara.

После решений Халкидонского и Эфесского соборов (V в.) культ Богородицы утвердился в Константинополе, куда в 458 г. из Иерусалима был перенесен мафорий Богоматери и положен во Влахернском храме.

Церковный историк Никифор Каллист сохранил предание о внешнем виде Пресвятой Богородицы: «Она была среднего или выше среднего роста; волосы золотистые; глаза быстрые, цвета маслины, брови дугообразные и черноватые, нос продолговатый, губы цветущие, лицо не круглое и не острое, а несколько продолговатое, руки и пальцы длинные. В беседе с другими Она сохраняла спокойствие, не смеялась, не возмущалась, не гневалась. Что касается Ее одежды, то Она довольствовалась естественным цветом ткани. Во всех Ее действиях обнаруживалась особая благодать» (Пресвятая Богородица, 2000, с. 160).

Сложение византийского типа Богоматери относится к У-УГ вв. Приведем его описание: «Строгая величественная красота запечатлена на лице Богоматери, черты лица правильные, большие глаза, прямой нос, довольно большой подбородок, тонкое очертание губ. Полная симметрия во всех деталях изображения. На голове Богоматери обычный покров с изображением креста» (Покровский Н.В., 1999, с. 51).

Богоматерь часто изображалась на троне как Царица неба и земли в роскошных одеждах византийского покроя, украшенных драгоценными камнями. В русской иконографии иконы с изображением Богородицы, сидящей на престоле и держащей на коленях младенца Христа, получили название «Всемилостивая» («Пана-хранта»). Престол символизирует царственную славу Богородицы, совершеннейшей из всех рожденных на земле людей. Из икон этого типа наиболее известны «Державная» и «Всецарица».

Иконография Богоматери «Знамение» близка к Оранте. Это поясное изображение Богоматери с медальоном Христа Эммануила в золотом круге на ее груди. Икона олицетворяла пророчество о рождении Иисуса Христа. В XIV в. она заняла центральное место в пророческом ряде иконостаса. Икона «Знамение» (XII в.) особо чтится новгородцами, так как в 1169 г. она защитила Новгород от суздальцев.

Мозаичное изображение Богоматери «Оранта Нерушимая Стена» находится на конхе Киевского собора Святой Софии (XI в.) (рис. 3.-2).

«Великая Панагия» совмещает в себе иконографию двух предыдущих образов. Это изображение Богоматери в рост с молитвенно поднятыми руками с медальоном Христа Эммануила на груди. Например, Богоматерь «Оранта» Мирожская (XIII в.) и Ярославская «Оранта», написанная преп. Алипием (XII в.) (рис. 3.-3). Али-

пий Киевопечерский считается первым мастером «умного делания» на доске. Образ «Великая Панагия» был творчески переосмыслен О. Кандауровым в картине «Литургия» (рис. 3.-4).

Образ «Елеуса» («Умиление») символизирует любовь Христа и Его Церкви. Дева Мария держит на руках сына, нежно припавшего к ее щеке. Особенно широко был распространен поясной вариант данной иконографии, известный с VII в. Но окончательно иконография сформировалась в конце XI — начале XII в. К русским иконам «Елеусы» относятся: «Богоматерь Владимирская», «Богоматерь Иго-ревская», «Богоматерь Донская», «Богоматерь Фёдоровская».

«Заступница» («Агиосортисса») — Богородица изображается в полный рост, без Младенца, обращенной вправо, иногда со свитком в руке. В православных храмах этот образ находится слева от иконы «Спас в силах», главного изображения в иконостасе.

Богоматерь в Византии изображали в синем мафории и повое, а также пурпурном хитоне. Цветовой гаммой подчеркивалось главенство в ней небесного над земным. Но в VII в. известны и изображения Богоматери в вишневом мафории. Красный (пурпурный) цвет является символом царского достоинства, символом крови, воплощения и страдания Христа. Русская икона подчеркивает преимущественно Богоматеринство, Ее земные страдания выступают на первое место. Мафорий Богоматери пишется пурпурным, а хитон — синим (Губарева О.В., 2008, с. 36-38).

Первой церковью на Руси, посвященной Богоматери, была «Десятинная церковь Богородицы» на дворе князя Владимира в Киеве. В XI-XП вв. произошел переход от единого посвящения церкви Св. Богородице к посвящению праздникам — Успению, Рождеству, Благовещению.

Иконография «Благовещения» восходит к древнехристианскому и византийскому искусству. На Руси она появилась еще в домонгольское время. Иконописцы изображали в полный рост архангела Гавриила, обращающегося с «благой вестью» к Деве Марии, и саму Богоматерь, сидящую или стоящую. На груди Марии тонкой кистью рисовали младенца Иисуса Христа, чтобы наглядно объяснить сверхъестественность его зачатия, воплощения Бога. К XII в. относится икона «Благовещение Устюжское».

В постановлении Стоглавого собора 1551 г. на Руси было провозглашено строгое следование древним иконописным подлинникам, непререкаемым образцом стало творчество Андрея Рублева.

Лучшим и самым высоким образцом в живописи второй половины XV в. является творчество Дионисия. В качестве главной сюжетной линии ферапонтовского Богородичного цикла фресок Дионисий использовал «Акафист Богоматери», дополненный сюжетами «Собор Богородицы», «О тебе радуется», «Покров».

Искусство эпохи Рублёва-Дионисия является вершиной средневековой русской иконописи и, по словам Г.К. Вагнера (1987, с. 226), может быть сопоставлено с Предвозрождением в Европе. Но русская иконопись имеет неоспоримые преимущества перед искусством эпохи Возрождения на Западе, так как она всегда была ориентирована на высокую духовность, а не на грубый материализм (Буслаев Ф.И., 2001, с. 42). Поэтому икона XIV — начала XVI в. является образцом для современных иконописцев.

В настоящее время наряду с традиционной Богородичной иконографией в иконописных мастерских создаются новые художественные образы, связанные с трагическими событиями современной России. Например, икона «Богоматерь Знамение» («Морская»), написанная А.Н. Шумихиным и М. Поляковым в 2004 г., посвящена трагической гибели в Баренцевом море подводной лодки «Курск». Расширение границ иконографии не противоречит канону, а свидетельствует о непрекращающейся жизни Церкви.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Под каноном понимается строгое следование всем постановлениям Церкви, касающимся вероучения, церковного устройства, религиозной жизни. Ни в каких документах вплоть до XX в. не говорится, что икона отображает горний мир. Отцы Церкви подчеркивали, что икона может изображать только земную реальность. Изменение художественного языка происходило параллельно в светском и церковном искусстве. Митрополит Филарет допускал «свободно составленные изображения», не основанные на иконописном подлиннике, если они согласовывались с церковным преданием и самой идеей священного образа (Мухина Н.Н., 2006, с. 16).

Таким образом, из всего вышесказанного можно сделать вывод, что современная иконопись является динамической и саморазвивающейся системой, «диалогом культур» античной, византийской, русской средневековой и современной православной.

Библиографический список

Буслаев Ф.И. Древнерусская литература и православное искусство. СПб., 2001. 352 с.

Вагнер Г.К. Канон и стиль в древнерусском искусстве. М., 1987. 288 с.

Голубцов А.П. Из чтений по церковной археологии и литургике. СПб., 1995. 371 с.

Губарева О.В. Божия Матерь в Ее иконах. М., 2008. 159 с. Мухина Н.Н. Новая реальность. Современное храмовое искусство. М., 2006. 160 с.

Покровский Н.В. Очерки памятников христианского искусства. СПб., 1999. 412 с.

Пресвятая Богородица: Жизнь. Предания. Память / вступ. ст. М. Воскресенского. М., 2000. 376 с.

Икона Иисуса Христа занимает самое главное место во всей христианской иконографии. Принято считать, что, вознося молитвы подле иконы Иисуса Христа Спасителя, человек через его образ обращается непосредственно к Господу. Поэтому в молитве можно просить о всякой милости Господней, самое главное, чтобы молитва была произнесена от чистого сердца с искренней верой во Всемогущего Господа Бога.

Первые изображения Иисуса Христа известны еще со времен катакомбного периода, когда христиане, гонимые светскими властями, вынуждены были возносить молитвы в пещерах. Наиболее известная из сохранившихся икон того периода – Иисус Христос на Убрусе или Икона Спаса Нерукотворного. Считается, что образ Спасителя был запечатлен на платке, которым Иисус утер свое чело, а позже был перенесен на деревянную основу.

История помнит и времена иконоборчества, когда было уничтожено множество икон, мозаик и фресок. Тем не менее и сохранившиеся образы и более поздние иконы Христа Спасителя имеют общие характерные черты.

На иконах Иисус Христос изображен в традиционные одежды своего времени. Он облачен в хитон, который представляет собой рубаху, иногда без рукавов, с Клавом на правом плече – вертикальной полосой, символизирующей чистоту и благородное происхождения. Поверх хитона на плечи наброшен гиматий – полоса ткани, которая использовалась в качестве плаща.

Обязательный элемент образа Спасителя – нимб, в который иногда вписан крест. Он указывает на божественную сущность земного образа Иисуса Христа. Правая рука осеняет людей крестным знамением, а в левой руке находится книга или свиток. Если книга закрыта, ее называют Кодексом, открытая книга, Евангелие, обязательно содержит читаемые изречения из Библии.

По обе стороны от образа расположены элементы монограммы, которые означают сокращение от имени Иисус Христос.

Наиболее чтимые иконы Христа Спасителя

До наших дней дошли около 20 вариантов написания лика Иисуса Христа. К наиболее почитаемым православными христианами образам относят такие иконы:

  • Господь Вседержитель (Спаситель) – центральная икона всей христианской иконографии. Именно к ней верующие в первую очередь возносят свои молитвы к Господу.
  • Великий Архиерей или «Царь царей», икона, которая восславляет образ Иисуса Христа в его земном величии.
  • Иисус Христос Добрый Пастырь, икона, иллюстрирующая библейскую притчу о потерянной овце и Добром пастыре.
  • Вседержитель, образ, который создан во утверждение триединства божественной сути Иисуса Христа.
  • Спас Нерукотворный (Спас на Убрусе) – икона, являющаяся изображением отпечатка лика Спасителя, запечатленного на платке, которым Иисус утер свое чело.
  • Распятие Христово – занимает наивысшую точку в алтаре в православных храмах, символизирует подвиг Иисуса во имя спасения.
  • Деисус – вид икон со Спасителем, где он изображен в окружении Богородицы и других святых, которые обращаются к нему с молитвой.

Иконы Иисуса Христа из янтаря

Икона Иисуса Христа занимает самое почетное место в доме каждого верующего человека-христианина. Именно к ней чаще всего обращаются с молитвами. Образ Христа, выполненный из янтаря, часто становится священной семейной реликвией, святыней, которая защищает и оберегает род, укрепляет всех его членов в вере, любви и милосердии.

Интернет-магазин «Янтарная комната» представляет различные виды икон Иисуса Христа, выполненные вручную из янтаря ровенской группы – ювелирного камня достойного качества, признанного во всем мире. Мастера тщательно подбирают минералы, которые, благодаря своим свойствам, способны передать самые неуловимые оттенки изображения.

Янтарь – это единственный из камней, который по праву может быть назван живым. Сформировавшийся из смолы хвойных деревьев, он в течение тысяч и миллионов лет приобрел способность впитывать энергию окружающего мира и отдавать ее людям. Так, икона Иисуса Христа, созданная из янтаря, впитает все молитвы верующих и передаст ее следующим поколениям.

Как купить икону Иисуса Христа из янтаря?

Для того чтобы купить янтарный образ Спасителя, достаточно зайти на сайт «Янтарной комнаты», выбрать икону из каталога и сделать заказ. Выбранный образ будет доставлен покупателю из Украины в течение нескольких дней, а доставка в города Киев, Одесса, Харьков и Днепр не займет более одного-двух дней.

Выбирая икону Иисуса Христа, важно помнить, что от ее размера зависит цена. Также на стоимость влияет материал обрамления, подложки, наличие защитных элементов и т.д.

В любом случае, каждая икона, приобретенная в «Янтарной комнате», изготовлена из минералов, качество и происхождение которых подтверждается документами. Дополнительным свидетельством добросовестного отношения «Янтарной комнаты» к своим покупателям может служить тот факт, что ее изделия без проблем можно перевезти за границу или отправить за рубеж службой доставки.

Какая бы икона из янтаря с образом Христа Спасителя ни была выбрана – самое главное – возносить к ней молитвы, наполненные искренней верой в Господа Бога, исполненные смирением и любовью.

Икона Иисуса Христа из янтаря

Купить православные иконы можно в интернет магазине Rings.Ru

Православная икона Божией Матери
«Владимирская» («Донская»)

Православная икона всегда являлась неотъемлемой частью духовной жизни православного человека и сопровождала его всю жизнь. Образ Божией Матери, Спасителя, Святых приносят в дом спокойствие и мир, объединяют семью, помогают в трудную минуту. Поэтому обязательно рядом с каждым православным должны находиться иконы.
Православные иконы бывают:&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp

  • Иконы Господа Иисуса Христа;
  • Иконы Божией Матери;
  • Иконы православных праздников;
  • Иконы ангелов и святых.

Иконы Божией Матери

Хотя иконография Божией Матери отличается большим разнообразием, основных образов всего три: Оранта, Одигитрия и Умиление.
«Оранта» в переводе с латинского языка обозначает «молящаяся». Божия Матерь отображается в молитвенной позе с воздетыми руками. В Древней Руси одним из самых знаменитых изображений Оранты можно считать мозаичную икону в апсиде Софии Киевской, именуемую «Нерушимой стеной». Это название икона получила потому, что на ней Пресвятая Дева символизирует Небесную Церковь и Горний Иерусалим, что подтверждается содержанием надписи, окружающей изображение. Другим образом, близким по иконографии Оранте, является новгородская икона «Знамение». Богородица представлена здесь с воздетыми руками и с Младенцем Христом в медальоне. В 1170 году эта чудотворная икона спасла Новгород от нашествия врагов.

Православная икона Божией Матери

«Одигитрия» в переводе с греческого обозначает «Путеводительница». Пречистая Дева изображается с Младенцем Христом. Благословляющий жест Богомладенца относится ко всем молящимся и к Самой Богородице. Божия Матерь указывает на Спасителя как на Путь Жизни – в этом смысле Она и является Путеводительницей. Одигитрия восходит к иконам евангелиста Луки, который по преданию написал три образа подобного типа: Иерусалимский, Царьградский и Эфесский. Наиболее знаменит торжественный Иерусалимский образ Одигитрии с фронтальными изображениями Христа и Богоматери из монастыря Одигон, присланный из Иерусалима Евдокией – супругой императора Феодосия II — его сестре Пульхерии. Монастырь получил свое название, благодаря чудотворному источнику, исцеляющему слепоту («Одигон» в переводе с греческого означает «поводырь»). Поэтому, что главной святыней этого монастыря была икона Богоматери Путеводительницы.
На Руси образ Богородицы Одигитрии был одним из самых распространённых. Он известен в иконах Богоматери Смоленской и Тихвинской, иконографически связанных с величайшими святынями христианского мира. Икона Смоленской Божией Матери повторяет древнейший Царьградский образ Одигитрии, список которого был привезен из Греции супругой Владинира Великого – Анной – и позднее поставлен Владимиром Мономахом в Смоленском соборном храме. Тихвинская Богоматерь и подобные ей иконы Лиддская и Римская отражают иконографию нерукотворного образа Богородицы, запечатлевшегося на колонне храма в Лидде еще при жизни апостолов Спасителя. Очень почитался на Руси и афонский Иверский образ, список которого был заказан в 1648 г. царем Алексеем Михайловичем, а затем вложен в Новодевичий монастырь.

Православная икона Божией Матери
«Сладкое лобзание»

На иконе Богоматери Умиление Божия Матерь изображается склонившейся к Младенцу. Лик Христа касается ланиты Богородицы. Этот иконографический извод получил в греческой традиции название «Гликофилуссы», или Богоматери «Сладколобзающей». Икона Богоматери Умиление выражает не только идею Любви, но также идею Страдания. Таким образом, го умилительное целование, которое дает Богородица Своему Сыну выражает радость о Рождестве Спасителя и, вместе с тем, пророческую печаль о грядущих Страданиях Господа Иисуса.
Многие христиане интересуются, перед какой иконой лучше молиться в определенных нуждах. Традиция молитвенного обращения в разных случаях, безусловно, существует. Например, перед Казанской молятся об исцелении от болезни очей, перед Тихвинской – о здоровье младенцев, Феодоровской – в трудных родах, Смоленской – в путешествии. К Владимирской Божией Матери прибегают просьбой избавить от насилия и междоусобной брани, к Честноховской – о просвещении ума и сердца (для занимающихся умственным трудом), . При этом христианин должен понимать, что через какую бы икону он не обращался к Пречистой Деве с умилением сердца и искренним доверием, он будет услышан. На бесчисленных богородичных иконах изображена Одна и Та же Богородица. Ее бесконечная милость к грешникам и непостижимая святость всем известны. Она покровительствует законному супружеству, матерям и их чадам, охраняет наших детей во всякое время и, особенно, в трудный период их личностного становления. Пресвятая Дева поможет монахам и воинам, начальникам, сильным мира сего и тем, которых не принимает окружающее их общество. Таким образом, не следует непременно искать для ношения ту икону, которая связывается в нашем сознании с помощью в конкретной ситуации, ведь при достижении человеком духовного благополучия и земные его дела приходят в надлежащий порядок.

Иконы Господа Иисуса Христа

Иконы Иисуса Христа в христианском искусстве очень разнообразны: «Спас Благое Молчание», «Спас в силах», «Эммануил», «Пантократор», «Святая Троица». Но самым древним изображением Христа является Его Нерукотворный образ –»Спас Нерукотворный», запечатлевшийся чудесным образом на плате, и переданный эдесскому царю Авгарю Самим Спасителем для исцеления. Существование нерукотворного изображения на плате было одним из самых сильных аргументов против иконоборцев в VIII веке. Нерукотворный образ в храмовой живописи мог иллюстрировать догмат о Боговоплощении. В частности, помещаясь в центральной зоне композиции «Благовещения», что особенно характерно для Византийской Македонии, или сочетаясь с изображением причащения апостолов в алтаре, Спас Нерукотворный воспринимался как символ вочеловечившегося Божества.
Икона «Спас в Силах» изображает Христа в окружении Небесных Сил и четырёх евангелистов. На древнерусских иконах «Спас в Силах» сохраняются основные черты первоначальной иконографии: Восседающий на престоле Господь представлен на фоне так называемой «мандорлы» — условного изображения Божественной Славы. Она имеет ромбовидную и овальную часть, что, соответственно, должно указывать на единение земного и небесного. Композиция символически выражает идею Второго пришествия. Она обычно встречается в алтарных росписях и помещается в Деисусном ряду русского высокого иконостаса.
Греческое слово «Пантократор» обозначает «Вседержитель». Христос изображается с крестчатым нимбом. В руке у Христа — Евангелие или свиток. Господь предстает в этой иконе как Промыслитель о мире, как его Спаситель и Судия. Образ Господа Вседержителя часто можно видеть в куполе православного храма. На Руси одним из самых ранних изображений такого рода является мозаика Софии Киевской: погрудный образ Христа окружен в мозаиках купола апокалиптической радугой, о которой упоминает Иоанн Богослов, говоря о видении Сына Человеческого.
Изображение Христа в виде отрока называется «Спас Эммануил». «Эммануил» означает «С нами Бог». Символическое значение этого образа связано с темой Жертвы: юный Христос в данном случае уподобляется жертвенному Агнцу. После XII века особое распространение получают иконы с образом Эммануила в окружении поклоняющихся Ангелов. Изображаемые обычно с прикровенными руками, Ангелы поклоняются Христу как Жертве. В таких древнерусских росписях Новгорода, как фрески Спаса Нередицы или церкви Благовещения на Мячине, фигура Спаса Эммануила включена в алтарную композицию «Служба св. Отцов».
Сюжет о гостеприимстве Авраама, принявшем у себя в доме Святых Странников, посещение Которых было посещением Божиим, стало символическим изображением Святой Троицы. Символическим оно названо потому, что не все Три Странника, гостившие у Патриарха, были Господом, но только Один из Них, являвшийся Второй Ипостасью Святой Троицы, то есть Богом Сыном. Два других были Архангелами. В древнерусском искусстве сюжет получает дополнительное значение. Икона, написанная преподобным Андреем Рублевым, лишенная всех повествовательных деталей, говорящих о подробностях приема Трех Ангелов в доме Патриарха и о Их благовестии Аврааму и Сарре о рождении первенца, сделалась эталоном для художественного иносказания о Святой Троице. В иконе это иносказание передано через особые символы: слева изображены палаты — это эмблема Бога Отца, древо в центральной части иконы напоминает о Крестном Древе Бога Сына, высокая гора, изображенная справа, — символ возвышенного горнего бытия Св. Духа, названного в молитве к «Утешителем».

Иконы православных праздников

Цикл из двенадцати праздников входит в изобразительное искусство постепенно. Праздники делаются распространённой темой в изобразительном искусстве лишь период после восстановления иконопочитания в IX веке. В Х-ХI столетиях в интерьере церкви стали помещать сначала от четырех до восьми композиций, а затем двенадцать праздников. Классический праздничный цикл XI века в Византийском искусстве включал Благовещение, Рождество, Сретение, Крещение, Преображение, Воскрешение Лазаря, Вход в Иерусалим, Распятие, Воскресение (Сошествие во ад), Вознесение, сошествие Святого Духа и Успение Пресвятой Богородицы. Эта последовательность впоследствии стала расширяться за счёт Страстных сюжетов и сцен жития Божией Матери матери и Её родителей.
«Благовещение» по-гречески звучит как «Евангелие». Действительно, день Благовещения Пресвятой Богородицы открывает новую историческую эпоху, с него начинается земная жизнь Иисуса Христа, соединившего в Себе две природы — Божественную и человеческую. Архангел Гавриил возвещает Деве Марии благую весть о рождении от Неё Спасителя мира, приветствуя Её словами: «Радуйся, Благодатная».
На иконах Рождество Христово Вифлеемская звезда словно «указует» на Младенца, почти касаясь лучами; нимба. С глубоким чувством благоговения предстоят Христу Его Пречистая Матерь и Ее обручник — Праведный Иосиф, избранный Богом для хранения и защиты Пресвятой Девы. Кажется, что весь мир, ощутив в себе присутствие Божие, замер в ожидании новых чудес. В рождественской народной драме XVIII-XIX вв., принятой у славян, поклонение Младенцу иногда показывалось в виде бесконечного хоровода разных народов, приветствующих Христа национальным танцем: этот фольклорный мотив выражал несказанную радость, охватившую все человечество.

На иконах Крещение Господне представлено Крещение в Иордане. В библейские времена подобное омовение совершалось над теми людьми, которые хотели присоединиться к иудейскому обществу, будучи в прошлом язычниками. Крещение Господне называется также «Богоявлением». Это название показывает, что в момент Богоявления действуют все три Ипостаси Св. Троицы: слышен глас Бога Отца, Бог Сын вступает в Иордан, Св. Дух в виде голубя нисходит на Христа. Не причастный греху, Господь не нуждался в крещении, подобно смертному человеку — он входит в иорданские воды, чтобы освятить их, а вместе с ними и весь мир. На иконе тончайшими линиями показаны иорданские струи и почти прозрачные «кристаллические» горки, нарисованные в соответствии с иконописной традицией.

Иконы Ангелов и святых

Великий сонм святых, предстоящих престолу Божию, во всякое время возносит молитвы Пресвятой Троице. В апостольские времена «святыми» называли всех христиан — верных чад Церкви. Позднее слово «святой», прежде всего, определяло чин мучеников, на что сохранились указания в богослужебных текстах. Еженедельная память всех святых — субботний день. У Господа святых гораздо больше, чем у людей, так как по особому смотрению Божию, Церковью прославлены лишь некоторые из праведников. По подобию Ангельского мира с его иерархией избранники Божии имеют определенные чины святости.

На ступени священства, приобщенной высшему знанию, стоят небесные силы, наиболее близкие Господу (Серафимы, Херувимы, Престолы).
Средний чин ангельской иерархии (Господства, Силы, Власти) Архангелы и Ангелы стремятся к богоподобной деятельности по преимуществу, однако, их деятельность связана не только с общением с вышестоящими Небесными Силами, но и с человеческим миром.
Чины святых, изображаемые на иконах, могут быть сопоставлены со степенями небесной иерархии. Степени священства и богопознания соответствует чин пророков и апостолов. Знание и деятельность, неколебимость в исповедании веры — присуща святителям и мученикам. Богоподобные действия по преимуществу отличают преподобных мужей и жен. На Руси особой любовью издревле пользовались такие святые как Илия пророк, Николай Чудотворец, Георгий Победоносец, св. вмч. Варвара и Параскева, преподобные отцы Киево-Печерские Антоний и Феодосий, св. страстотерпцы Борис и Глеб, святой целитель Пантелеимон, Иоанн Креститель и многие другие. Им молились о хорошем урожае, о здоровье скотины, об избавлении от напрасной смерти, просили исцелений для тела и благодати для души.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *