События Жития относятся к концу IV — началу V в. (время правления римских императоров Аркадия и Гонория).

В Риме живёт богатый и знатный человек Ефимьян, трепетно соблюдает он Божии заповеди, особые же внимание и заботу уделяет нищим, странникам, сиротам, вдовицам, болящим, с ними и вкушает каждый день хлеб свой лишь в девятом часу вечера. Его жена Аглаида также живёт в боязни Бога. К сожалению, Бог не даёт им детей. Аглаида просит у Бога сына, который, как она надеется, упокоит её старость. Наконец желание её исполняется, и у Аглаиды с Ефимьяном рождается сын Алексий. Шести лет Алексия отдают в учение, где он осваивает грамоту и «церковное устроение», и хотя учится немного, но становится «премудр». Когда же наступает время, родители решают женить сына. Они находят красивую и богатую невесту царского рода, с которой Алексий венчается в церкви Св. Вонифатия. Но жених, войдя к невесте после венчания, вручает ей свой золотой перстень, обернутый в красный шёлк, и говорит: «Взяв сие, сохрани, и будет Бог между мной и тобой, пока благоволит Бог делам нашим». Алексий добавляет ещё какие-то «тайные слова», после чего покидает свою «обрученицу». После исчезновения Алексия его мать Аглаида затворяется в своей спальне, где занавешивает окно, и не хочет оттуда выйти, пока не получит известий о сыне. Алексий же, взяв часть принадлежащего ему имущества, ночью тайно оставляет Рим и отплывает в Лаодикию Сирийскую.

Продолжение после рекламы:

Сойдяс корабля, он возносит молитву Богу, прося спасти «от суетного жития сего» и дать ему возможность присоединиться в будущей жизни ко всем праведникам, угодившим Богу и стоящим по правую Его руку.

С погонщиками ослов Алексий достигает сирийского города Едеса, где находится нерукотворный образ Иисуса Христа, который когда-то Иисус послал тяжело заболевшему едесскому царю Авгарю. В городе Алексий продаёт всё, что у него было, а деньги раздаёт нищим, облекается в худые одежды и нищенствует в церковном притворе Богородицы. Всё, что ему подают, он раздаёет.

В это время Алексия ищут в Риме, отец посылает на поиски сына триста отроков. Ищут его и в Едесе, собственные слуги даже подают ему милостыню, но не узнают его. Видя это, Алексий радуется, что доводится ему Христа ради принять милостыню от домочадцев своих. Искавшие возвращаются в Рим ни с чем.

Брифли существует благодаря рекламе:

Семнадцать лет проводит Алексий на паперти и тем «угождает Богу». Св. Богородица является во сне пономарю той церкви и говорит: «Введи человека Божия в церковь мою, потому что достоин Царствия Небесного…» Пономарь ищет человека, о котором ему возвещает Богородица, но не находит его. И во второй раз является Богородица, указывая пономарю прямо на Алексия: «Убогий, сидящий перед дверями церковными, и есть человек Божий». Пономарь вводит Алексия в церковь и служит ему. Слава об Алексии разносится по всему городу. Но Алексий бежит от славы, садится на корабль и направляется в Испанскую Каталонию. «Волею Божиею» корабль встречает сильный ветер, который загоняет его в Рим (географическая ошибка Жития: Рим не находится на море). Алексий решает неузнанным жить в доме отца своего. Встретив Ефимьяна, не называя себя, Алексий просит о приюте, его с радостью принимают как странника. Своим слугам Ефимьян велит оказывать Алексию радушный приём, потому что «отрок ему тот приятен».

Но слуги отца всячески издеваются над странником — пинают его ногами, выливают на голову помои. Алексий принимает это с радостью, видя в действиях отцовских слуг «научение дьяволово». Семнадцать лет не узнанный никем Алексий живёт в родительском доме. Его мать все эти семнадцать лет не выходит из своей спальни, верная данному в горе обету. Когда приходит время Алексию умирать, он просит отрока, служащего ему, принести «харатию» (бумагу), где Алексий открывает всю правду о себе.

Продолжение после рекламы:

В тот день по окончании литургии, когда в церкви ещё находятся цари (императоры Аркадий и Гонорий) и архиепископ, все слышат глас, исходящий из алтаря: «Приидите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас». И во второй раз раздаётся глас, он велит найти Божьего человека, чтобы помолился он за мир, потому что в пятницу на рассвете Божий человек умрёт. В четверг вечером собирается народ в церкви Св. Петра просить явить имя Божьего человека, и глас указывает на дом Ефимьяна. Ефимьян призывает к себе старшего слугу и спрашивает, есть ли у них такой, но старший отвечает, что у них одни «пустые люди». Тогда цари сами отправляются в дом Ефимьяна на поиски Божьего человека. Слуга же Алексия начинает уже догадываться, в чём дело: уж не того ли убогого ищут, которого ему поручили? Слуга рассказывает о том, какой праведный образ жизни ведёт странник.

Ефимьян хочет побеседовать с неизвестным, живущим у него в доме столько лет, но тот уже умирает. Открыв его лицо, Ефимьян видит взор, светящийся, как у ангела, а в руках «харатию». Руки умершего не разжимаются до тех пор, пока оба царя и архиепископ не просят его об этом. При известии о смерти Алексия Аглаида отворяет окно, выходит «как львица из клетки» и, разорвав на себе одежды и распустив волосы, плачет. Ее плач над телом сына, проникновенный и поэтичный, наряду с плачами Ефимьяна и невесты Алексия занимает значительное местов тексте памятника. Вместе с мужем и невестой она сопровождает тело Алексия до церкви Св. Вонифатия.

Собравшиеся люди плачут не переставая. Цари и архиепископ берут «одр» (постель) с телом Алексия и ставят посреди города. Больные исцеляются, народу собирается столько, что мешают нести тело. Цари велят сыпать золото и серебро, надеясь отвлечь толпу, но никто не обращает внимания на рассыпаемое богатство.

Тело приносят в церковь Св. Вонифатия. Римляне устраивают праздник, строят дорогой ковчег и туда помещают тело святого. Из ковчега течет миро, которым исцеляются недужные.

Память 17 марта (30 апреля по н.ст.)

В Риме, в царствование Аркадия и Гонория, жил благочестивый человек по имени Евфимиан: он был весьма знатный и богатой вельможа, так что даже слуги его, число которых доходило до трех тысяч, носили шелковые одежды, но при всем этом он не был вполне счастлив, так как, по причине неплодства жены своей, не имел детей.

Евфимиан строго соблюдал заповеди Божии и отличался добротою: ежедневно в доме своем он устраивал три трапезы для вдов, сирот, нищих, странных и больных; сам же принимал пищу лишь по истечении девятого часа, разделяя ее со странствующими иноками, а до этого времени всегда постился.

Если случалось, что в иной день к нему собиралось мало нищих, и приходилось поэтому раздавать милостыни менее обыкновенного, то Евфимиан падал тогда в горе на землю и говорил: — Я не достоин жить на земле Бога моего. Супруга его Аглаида была женщина богобоязненная, любящая своего мужа и щедрая на милостыню. Сокрушаясь о своем бесплодии, она часто обращалась к Богу с такою молитвою: — Господи, вспомни о мне, недостойной рабе Твоей, и избавь меня от неплодства моего, чтобы мне быть матерью. Дай нам сына, который был бы и радостью в жизни и опорою в нашей старости.

Господь по милосердию Своему услышал молитву её: к великой радости мужа своего она родила сына, при святом крещении названного Алексием. С шести лет святой Алексий начал учиться и, скоро усвоив обычные для того времени светские науки, особенно хорошо изучил Св. Писание и церковные книги. Из отрока образовался разумный и благочестивый юноша; постигнув суетность скоропреходящих мирских благ, он решил отречься от них для получения благ вечных; поэтому он даже начал носить острую власяницу для умерщвления своей плоти.

Когда же Алексий достиг совершеннолетия, Евфимиан сказал жене своей: — Женим нашего сына.
Слова эти очень обрадовали Аглаиду, и она, припав к ногам мужа, сказала:
— Пусть Бог благословит намерение твое, чтобы мне видеть супружество сына моего и детей его; эта великая радость побудит меня быть еще более щедрой к убогим и неимущим. После этого они обручили Алексия с девицею из царского рода, а затем над ними было совершено таинство бракосочетания в церкви св. Вонифатия, и весь день тот до ночи прошел в веселии и ликованиях.

По окончании торжества, святой Алексий вошел, с благословения отца своего, в комнату невесты и нашел ее сидящею на кресле. Взяв свой золотой перстень, он завернул его вместе с драгоценным поясом в порфирную ткань и отдал невесте со словами: — Сохрани это, и пусть Господь находится над нами, содействуя Своею благодатью возникновению в нас новой, истинно христианской жизни.

Сказав это, он удалился в свою комнату; здесь святой Алексий заменил богатые одежды бедными и вышел тайно из дома и города, захватив с собою из своего собственного имущества немного золота и драгоценных камней. Придя к морю, он нашел корабль, отправлявшийся в Лаодикию, на который и сел, отдав предварительно положенную плату.

Во время пути святой Алексий так молился Богу: — Боже, — говорил он, — спасающий меня со дня моего рождения, спаси меня и теперь от суетной мирской жизни и удостой меня на Страшном Суде Твоем стояния на десной стороне со всеми благоугодившими Тебе.

По прибытии корабля на место, святой Алексий вышел на берег, где встретил путников, направлявшихся в Месопотамию, он присоединился к ним и пошел вместе с ними в Эдессу, в которой хранился нерукотворенный образ Господа Иисуса Христа, посланный Им во время земной жизни Своей князю эдесскому Авгарю. При виде образа Христова, святой Алексий весьма обрадовался и, продав все взятые из дома драгоценности, полученные от продажи деньги роздал нищим, а сам оделся в рубище и стал жить подаянием.

Местом пребывания святого была паперть церкви Пресвятой Богородицы, а жизнь его была строго подвижническая: он постоянно постился, лишь немного съедая хлеба. И даже воду пил в чрезвычайно умеренном количестве; каждый воскресный день святой Алексий приобщался Пречистых Христовых Таин и всю свою милостыню всегда раздавал престарелым нищим. Ходил он с постоянно опущенной вниз головою, возносясь умом к Богу, непрестанно размышляя о Нем.

От такой суровой жизни иссохло всё тело святого, увяла красота лица, глаза впали и зрение ослабело.

На рассвете, когда святой Алексий уже ушел из дома, пришли родители в комнату невесты и к удивлению нашли ее одну, сидящую в скорби с печальным лицом. Они начали всюду искать своего сына и, не нашедши нигде, горько плакали, — так радость их обратилась в горе.

Мать святого, вошедши в комнату свою, затворила окна, постлала вретище и, посыпав его пеплом, с рыданиями бросилась на него, причем молилась и говорила:
— Я не встану и не выйду из затвора своего до тех пор, пока не узнаю, что случилось с моим единственным сыном, — почему и куда он ушел.
Невеста, стоя около неё, тоже говорила со слезами:
— И я не уйду от тебя, но, как пустыннолюбивая и верная голубица, с печальным пением ищущая по горам и долинам потерянного мужа, буду терпеливо ждать известия о муже своем, — где он и какой образ жизни избрал себе.
Отец также был весьма опечален; он повсюду разослал слуг своих на поиски сына.

Некоторые из них пришли и в Эдессу; увидев святого Алексия, они не признали его, но приняли за нищего и подали ему милостыню. Святой же Алексий узнал их и поблагодарил Бога, давшего возможность принять милостыню от слуг своих. Последние, возвратясь, сказали господину своему, что не нашли сына его, хотя и искали везде.

Святой Алексий прожил в Эдессе при церкви Пресвятой Богородицы семнадцать лет, и своим житием снискал себе любовь Божию. В это время было об нем откровение пономарю церкви Пресвятой Богородицы: он увидел святую икону Ее, говорящую к нему:
— Введи в Мою церковь человека Божия, достойного Царства Небесного; молитва его восходит к Богу, как кадило благовонное, и Дух Святой почивает на нем подобно венцу на главе царской.

После видения пономарь искал человека такой праведной жизни и, не находя, обратился с молитвою к Пресвятой Богородице, прося Ее помощи для исполнения данного ему повеления. И опять в видении он услышал голос от иконы Пресвятой Богородицы, что человек Божий есть тот нищий, который сидит у ворот церковной паперти. Пономарь, найдя святого Алексия, ввел его для пребывания в церковь, и многие, узнав о праведной жизни человека Божия, стали почитать его. Он же, избегая славы человеческой, тайно ушел из города. Придя на морскую пристань, он сел на корабль плывущий в Киликию, думая про себя: «пойду в Киликию, где меня никто не знает, и буду жить при храме св. Апостола Павла».

Во время плавания внезапно, по соизволению Божию, началась на море буря, и корабль, много дней носимый волнами, неожиданно прибыл в Рим. Сойдя с корабля, святой Алексий сказал себе:
— Жив Господь Бог Мой! не буду никому в тягость, но пойду, как чужой, в дом отца моего.

На пути к нему он встретил отца своего, возвращавшегося домой из дворца в сопровождении многих слуг. Поклонившись ему до земли, святой Алексий сказал:
— Раб Божий, помилуй меня нищего и бедного: дозволь мне поселиться в каком-либо углу двора твоего и питаться крупицами, падающими с твоего стола; Господь же благословит дни твои и дарует тебе Царство Небесное, а если ты имеешь кого-либо из родных твоих, находящегося где-либо в странствовании, то Он возвратит тебе его здоровым.

При словах нищего о странствовании, Евфимиан тотчас вспомнил возлюбленного сына своего Алексия, прослезился и милостиво исполнил его просьбу, дозволив жить во дворе своего дома. Он сказал рабам своим:
— Кто из вас хочет послужить этому нищему? Если он угодит ему, то клянусь получит полную свободу и награду от меня. Устройте ему небольшое помещение при дверях дома, чтобы я мог чаще видеть его; пища пусть подается ему с моего стола, и никто из вас не должен оскорблять его.

После этого начал святой Алексий жить при дверях дома отца своего. Евфимиан каждый день посылал ему со своего стола пищу, но он раздавал ее нищим, а сам ел лишь хлеб и пил только воду, да и то в таком количестве, чтобы не умереть от голода или жажды; все ночи он проводил, бодрствуя на молитве и всякий воскресный день приобщался в храме св. Христовых Таин.

И удивительно было терпение человека Божия! Много неприятностей и огорчений, особенно поздним вечером, приходилось ему испытывать от рабов отца своего, из которых иные таскали его за волоса, другие заушали, третьи выливали на голову помои, и вообще издевались над ним самым жестоким образом. Он же переносил всё молча, зная, что они так обращаются с ним по наущению диавола, и молитвою вооружался против его козней, побеждая их терпением. Было и другое обстоятельство, побуждавшее его к великому терпению: против его помещения находилось окно комнаты его невесты. Она, подобно Руфи, не захотела идти в дом своего отца, но сидела, горюя со своею свекровью, и часто слышал святой рыдание и жалобы матери и невесты своей — одной об утрате сына, а другой мужа.

Их слёзы переполняли его сердце жалостью, но любовью к Богу он побеждал плотскую любовь к невесте и родителям; это терпение почти невыносимых скорбей ради Бога даже утешало его. Так прожил святой Алексий в доме родителей своих семнадцать лет, и никто не узнал его, но все почитали его за нищего, не имеющего приюта; над тем, кто был господином дома, сыном и наследником, рабы издевались, как над пришельцем и чужим. Когда же Господь восхотел призвать его из этой временной жизни, в которой он испытал столько нищеты и лишений, в жизнь вечную, то открыл ему день и час кончины его. Святой Алексий тогда спросил у служащего ему раба чернил, хартию и трость, описал всё житие свое и для убеждения родителей в том, что он действительно их сын, упомянул о некоторых обстоятельствах своей жизни, известных только им одним, написал и о том, что говорил невесте своей в ночь ухода из дома, — как отдал ей перстень и пояс.

Письмо свое он окончил следующими словами:
— Молю вас, любезные мои родители и честная невеста моя, не обижайтесь на меня, что я, покинув вас, причинил вам столь великую скорбь; я и сам скорбел сердцем о печали вашей; многократно молил я Господа, чтобы Он даровал вам терпение и сподобил вас Царства Небесного. Надеюсь, Он по благоутробию Своему исполнит молитву мою, ибо я из любви к Нему избрал столь многотрудное житие, не изменяя его ради ваших слёз, так как для каждого христианина лучше более повиноваться Творцу и Создателю своему, чем родителям своим. Верую, что насколько великую скорбь причинял вам, настолько большую радость получите вы в Царствии Небесном.

Написав это, он молился до самой кончины своей.
Однажды, когда папа совершал в соборной церкви свв. Апостолов Божественную литургию, при окончании её во всеуслышание из алтаря раздался чудесный голос: «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Мф.11:28). Присутствовавшие в храме в великом ужасе пали на землю, взывая:
— Господи, помилуй!

Затем вторично послышался голос:
— Поищите человека Божия, уже отходящего в другую жизнь; пусть он помолится о городе: молитва его для вас будет весьма благодетельна.
По всему Риму искали такого человека и не знали, что делать, так как не находили его. Поэтому, снова собравшись вместе с папою и царем с вечера четверга на пятницу в соборную церковь, совершили в ней всенощное бдение, моля Христа указать им угодника Своего. Утром же в пяток святой Алексий отошел ко Господу. Между тем в церкви, подобно тому как и в первый раз, опять раздался во время богослужения голос из алтаря:
— Ищите человека Божия в доме Евфимиана.

После этого царь, обратившись к последнему, сказал:
— Почему ты, имея в доме своем такое сокровище, не сообщил нам об этом?
Евфимиан отвечал:
— Господь свидетель, что я ничего не знаю.
И, подозвав главного слугу, спросил его:
— Не знаешь ли из сотоварищей своих человека добродетельного и угождающего Богу?
— Не знаю, — сказал тот, — нет ни одного добродетельного; все живут небогоугодно.
Царь и папа решили сами идти в дом Евфимиана искать человека Божия. Евфимиан, пойдя вперёд, приготовился к принятию папы и царя с вельможами и устроил им торжественную встречу. Сетующая супруга Евфимиана, услышав из комнаты своей смятение и говор на дворе и в доме, спросила:
— Что это значит?

И очень удивилась, когда узнала о пришествии царя с папой и о причине их посещения. Невеста также недоумевала, видя из комнаты своей царя и папу, идущих со множеством народа, и старалась объяснить себе это зрелище.
Когда папа, царь и вельможи сели, и наступила тишина, то раб, служивший святому Алексию, сказал Евфимиану:
— Господин мой, нищий, которого ты поручил мне, не есть ли человек Божий? Я свидетель великих и дивных дел его: он постоянно постится, лишь по истечении дня принимая немного хлеба и воды; все ночи проводит на молитве и каждый день воскресный приобщается св. Христовых Таин; он кротко и с радостью переносит побои и оскорбления, наносимые ему некоторыми рабами.

Услышав это, Евфимиан тотчас поспешил к жилищу нищего и, позвав его трижды чрез окошко, не получил ответа. Тогда он вошел в жилище, где нашел человека Божия, лежащего мертвым с покрытою головою и согнутой хартией в правой руке. Евфимиан открыл лицо его и увидел, что оно сияет как лице Ангела; когда же он хотел взять хартию и прочесть, то не мог этого сделать, потому что рука не выпускала ее. Быстро возвратившись к царю и папе, он сказал:
— Нашли уже мёртвого того, кого искали; он держит в руке хартию и не отдает нам.
Царь и патриарх, приказав приготовить драгоценный одр, покрыть его богатыми тканями, вынесли честное тело человека Божия и благоговейно положили его на том одре. Преклонив потом колена, они, лобызая священные останки, говорили к нему, как живому:
— Умоляем тебя, раб Христов, дай нам сию хартию, чтобы по начертанному в ней мы могли узнать, кто ты.

После этого папа и царь беспрепятственно взяли хартию из руки святого и передали хартуларию великой церкви, Аетию, для прочтения; при великом молчании окружающих он начал читать ее. Когда же он дошел до места, где было написано о родителях и невесте, — о перстне и поясе, переданных ей, тогда узнал Евфимиан в почившем сына своего Алексия. Он упал ему на грудь и, обнимая и целуя его, говорил с плачем:
— О горе мне, возлюбленный сын мой! Что ты сделал с нами? Зачем такую скорбь причинил нам? Увы мне, сын мой! Столько лет пребывая с нами и слыша плач родителей твоих, ты не открыл себя, не утешил нас, не смотря на старость нашу, в великой печали, вызванной тобою. О горе мне! Сын мой, любовь моя, утешение души моей, я не знаю, что мне теперь делать, — оплакивать ли смерть твою или радоваться обретению твоему.

Так безутешно рыдал Евфимиан, терзая седины свои.
Аглаида, слыша рыдание мужа и узнав, что умерший нищий есть её сын, открыла двери своего затвора; в разодранной одежде, устремив полные слёз глаза к небу и вырывая распущенные волосы, она шла среди толпы теснившегося народа, говоря:
— Дайте мне дорогу, чтобы я могла видеть надежду мою, — обнять возлюбленного моего сына.
Подойдя к одру, она склонилась над телом сына своего, обнимала его и целовала со словами:
— Увы мне, господин мой! чадо мое сладкое, что ты сделал? зачем доставил нам столь великую скорбь? Увы мне, свет очей моих! как ты не открылся, столько лет живя с нами? как не сжалился над нами, постоянно слыша наши горькие о тебе рыдания?
Невеста, тридцать четыре года прожившая без жениха и носившая в знак печали чёрные одежды, также пала на честное тело; омочая его ручьями слез и с любовью лобызая, она горько и неутешно рыдала, говоря:
— Увы мне, горе мне!
Её рыдание и скорбные жалобы возбудили в присутствовавших слёзы, и плакали все вместе с невестою и матерью.

Царь и папа повелели нести одр с честным телом человека Божия и поставить его среди города, чтобы все могли видеть его и прикоснуться к нему, и когда это было исполнено, сказали народу:
— Вот мы нашли того, кого искала вера ваша.

И собрался весь Рим; все прикасались к святому, лобызая его. Все недужные исцелялись: слепые получали зрение, прокаженные очищались, бесы покидали одержимых ими, словом, — какая бы ни была у кого болезнь, каждый получал совершенное исцеление от мощей угодника Божия. Видя такие чудеса, царь и патриарх пожелали сами нести одр в церковь, чтобы приять благодать от прикосновения к телу святого. Родители и невеста с плачем сопровождали их; народа же, стремившегося прикоснуться к честному телу, собралось такое множество, что от тесноты невозможно было нести одр. Чтобы заставить народ отступить и дать дорогу к церкви, царь велел бросать в толпу серебро и золото, но никто не обращал на это внимания; все усиленно желали лишь видеть человека Божия и прикоснуться к нему.

Тогда папа обратился с увещанием к народу, прося его отступить и обещая не предавать погребению честное тело до тех пор, пока все не облобызают его и не приимут благодати чрез прикосновения к нему. С трудом убежденный народ немного отступил и дал возможность принести святое тело в соборную церковь, где оно стояло целую неделю, так что каждый желающий мог ему поклониться; всю ту неделю при одре святого Алексия находились плачущие родители и невеста.

Царь же приказал сделать гробницу из мрамора, украсить ее золотом и изумрудами, в которую и положили человека Божия; тотчас же от святого тела истекло благовонное миро, наполнившее раку; все помазывались тем миром во исцеление всяких болезней, и погребли с честью честные останки святого Алексия, славя Бога.

Святой Алексий преставился в семнадцатый день марта месяца, в год от сотворение мира 5919-й, от воплощение же Бога Слова 411, когда в Риме царствовал при папе Иннокентии Гонорий, а в Константинополе Феодосий Младший, и над всеми ними царствовал всегда владычествующий со Отцом и Святым Духом Господь наш Иисус Христос, Ему же слава во веки. Аминь.

Тропарь, глас 4: Возвысився на добродетель, и ум очистив, к желанному и крайнему достигл еси: безстрастием же украсив житие твое, и пощение изрядное восприим совестию чистою, в молитвах яко безплотен пребывая, возсиял еси яко солнце в мире, преблаженне Алексие.

Аудио:

Кондак 1

Избранный угодниче Христов, свыше нареченный человече Божий, святе Алексие, похвальное пение приносим ти, любовию чтущии твоя подвиги, терпение и многострадание, имиже Богу угодил еси и явился еси равноангелен на земли; ты же, яко имеяй дерзновение ко Господу, молитвами твоими от всяких нас бед свобождай, да зовем ти:

Радуйся, человече Божий Алексие, молитвенниче о душах наших.

Икос 1

Ангел земный и человек небесный был еси, Алексие блаженне, от младых бо лет жития твоего чистоту души и тела соблюл еси и Христу любовию усердною последовал еси, Егоже взыскуя, вся красная мира сего оставил еси и достигл еси совершенства духовнаго. Сего ради слышиши от нас сия достодолжныя тебе похвалы:

Радуйся, ветхаго Рима рождение; радуйся, безчадных родителей неплодия разрешение.

Радуйся, молитв усердных плод богодарованный; радуйся, от младенчества на богоугождение свыше предызбранный.

Радуйся, в страсе Божием добре воспитанный; радуйся, Закону Господню верно наученный.

Радуйся, о небесных паче, неже о земных, помышлявый; радуйся, самоотвержение чудное показавый.

Радуйся, чистоту девственную Христа ради непорочно сохранивый; радуйся, обручницу, красотою цветущую, Иисуса ради оставивый.

Радуйся, мудрый странниче, отечества горняго взыскавый; радуйся, Божий избранниче, вся прилоги мира, плоти и диавола победивый.

Радуйся, человече Божий Алексие, молитвенниче о душах наших.

Кондак 2

Видев непостоянство красот мира сего, тлению причастных, Алексие богомудре, возлюбил еси блага нетленная вечная, Христом обетованная во Евангелии верным рабом Его; сего ради дом родителей твоих и все богатство их оставил еси, нищету же вольную избрал еси, да Христу угоден будеши и возможеши невозбранно пети Ему: Аллилуиа.

Икос 2

Разумел еси добре, Алексие блаженне, яко живя в мире, в супружестве и богатстве, неудобь обрящеши спасение; темже торжеству брачному приспевшу, ты брака внезапно уклонился еси, предпочитая в девственней чистоте Богу благоугождати. О сем дивимся и тебе зовем хвалебно:

Радуйся, Христов любителю, мрежею любве к миру сему неуловленный; радуйся, Иисусов последователю, плоти угождения избежавый.

Радуйся, высотою подвига твоего ангелы удививый; радуйся, крепостию произволения твоего демоны посрамивый.

Радуйся, град отечествия твоего оставивый, да Вышняго Града наследие обрящеши; радуйся, в путь далекий и многоскорбный потекий, да пути спасительнаго причастник будеши.

Радуйся, нищету самоизвольную себе усвоивый; радуйся, гладом и жаждею многажды томимый.

Радуйся, в молитвах деннонощных пребывавый; радуйся, слезами умиления лице твое орошавый.

Радуйся, терпения столпе непоколебимый; радуйся, веры адаманте крепкий.

Радуйся, человече Божий Алексие, молитвенниче о душах наших.

Кондак 3

Силою Божиею укрепленный, путь далекий совершил еси и града Едеса достигл еси, Алексие достохвальне, в немже, яко един от нищих, пребывал еси в злострадании и нищете, ко храму Божию выну приметаяся и молитвы усердныя со многими слезами принося Христу, Царю и Богу, зовый: Аллилуиа.

Икос 3

Имел еси, святче Божий, небо покровом и землю одром упокоения, рубища же убогая одеянием многоподвижному твоему телу, зноем опаляему и мразом померзаему, емуже ни малаго угождения не попускал еси, да не возобладает плоть над духом твоим, любовию ко Господу пламеневшим. В таковем подвизе твоем едино утешение Христа имел еси, Иже и нам внушает вопити тебе:

Радуйся, от запада на восток пришедый взыскати Солнца Правды, Свет Невечерний; радуйся, Того во глубине твоего боголюбиваго сердца обретый.

Радуйся, светильниче Божественнаго сияния, мира концы озаривый; радуйся, твоими христопоследовательными стопами Едес освятивый.

Радуйся, правило веры истинныя; радуйся, образе нищеты духовныя.

Радуйся, в души твоей добродетели высокия возрастивый; радуйся, целомудрия сокровище драгое сохранивый.

Радуйся, Евангелия Христова добрый хранителю; радуйся, заповедей Иисусовых усердный исполнителю.

Радуйся, на земли небесно поживый; радуйся, Богу совершенно угодивый.

Радуйся, человече Божий Алексие, молитвенниче о душах наших.

Кондак 4

Бурю страстей юношеских воздержанием укротил еси, святе Алексие, и постом сугубым увядил еси красоту лица твоего; темже возсия в души твоей нетленная красота благодатнаго безстрастия, благоугодная краснейшему паче сынов человеческих Христу, Емуже во умерщвленнем телеси сладце воспевал еси песнь хвалы и благодарения: Аллилуиа.

Икос 4

Слышав клирик церкве Едесския в видении глас от иконы Богоматере, человеком Божиим тя нарицающ, достойным Царствия Небеснаго, егоже молитва, яко кадило благовонное, восходит пред Лице Божие, и повелевающ ввести тя внутрь церкве от притвора, идеже нищетно пребывал еси, удивися зело таковей святости твоей, Алексие богоблаженне, и введ тя в церковь Господню, ублажаше тя звании сими:

Радуйся, Духа Святаго жилище, преукрашенное чистотою; радуйся, Божия благодати приятелище, сияющее добродетелей красотою.

Радуйся, Божия Матере словесы похваленный; радуйся, Царицею небесе и земли человеком Божиим наименованный.

Радуйся, имя новое и таинственное от Владычицы мира получивый; радуйся, смирением высокая стяжавый.

Радуйся, нищетою богатство нетленное снискавый; радуйся, почесть вышняго звания достойно восприявый.

Радуйся, молитв благоприятное кадило; радуйся, Царствия Горняго ревностный искателю.

Радуйся, в притворе церковнем дни и нощи молитвенно провождавый; радуйся, внутрь храма Божия повелением Богоматере честно введенный.

Радуйся, человече Божий Алексие, молитвенниче о душах наших.

Кондак 5

Боготечней звезде уподобился еси, Алексие святе, егда избегая славы человеческия, от Едеса удалился еси во иныя страны, обаче Божиим Промыслом корабль, на немже плыл еси, ко отечественному твоему граду Риму принесеся. Ты же, познав в сем волю Господню тамо тебе подвизатися, притекл еси к дому родителей твоих, и, яко един от нищих, у врат его водворился еси, слезами омывая лице твое и вопия ко Господу: Аллилуиа.

Икос 5

Видев тя боголюбивый родитель твой, святе Алексие, странна и нища образом, милосердова о тебе и хижину малу повеле соорудити тебе у врат своего дома, в нейже питаше тя Христа ради, отнюд не познавая в тебе своего сына; ты же, нищетно в доме родительстем пребывая, всякую нужду странническую и поношение нищенское претерпел еси, подвизая ны благохвалити тя сице:

Радуйся, мужество великое показавый; радуйся, в терпении мнозем преуспевый.

Радуйся, в доме родителей твоих незнаемь пребывавый; радуйся, скорбь их о лишении твоем всегда созерцавый.

Радуйся, сетования отца твоего слышавый; радуйся, слезы матере твоея видевый.

Радуйся, плач обручницы твоея познавый; радуйся, сердце твое сими болезненно уязвливый.

Радуйся, поношения и укоризны от слуг родителей твоих незлобно восприявый; радуйся, биения и заушения от них молчаливо переносивый.

Радуйся, за обидевшия тя непрестанно Бога умолявый; радуйся, самоизволен мученик воистину бывый.

Радуйся, человече Божий Алексие, молитвенниче о душах наших.

Кондак 6

Проповедник евангельския кротости был еси, святе Алексие, образом жития твоего многотерпеливаго всем показуяй, яко вся возможна человеку о укрепляющем Бозе, Егоже силою в немощней плоти великия подвиги совершил еси и многая страдания претерпел еси любве ради Христовы, достойно и праведно воспевая Пресвятей Троице серафимскую песнь: Аллилуиа.

Икос 6

Возсиял еси в древнем Риме необычайными подвиги твоими, Алексие блаженне, и сими озарил еси благодатно всю Церковь Христову: кто бо не умилится, слыша твое пачеестественное терпение и многая злострадания, в доме родителей твоих восприятая самоизвольно, и како, наследник сый того дома, от слуг его укоризны и раны преносил еси радостно. Сего ради приносим ти от усердия нашего сия песноглашения:

Радуйся, великий угодниче Христов, в мире премирно поживый; радуйся, равноангельный слуго Господень, многоболезненно жизнь твою препроводивый.

Радуйся, безчестие в славу себе вменивый; радуйся, раны на теле твоем терпеливо носивый.

Радуйся, ланиты твоя от заушений не уклонивый; радуйся, плещи твоя на ударения предавый.

Радуйся, оплевания христоподражательно принимавый; радуйся, молчанием на укоризны отвещавый.

Радуйся, во Христе утешение едино обретавый; радуйся, воспоминанием крестных страданий Иисусовых скорби твоя услаждавый.

Радуйся, великодушный многострадальче; радуйся, добропобедный подвижниче.

Радуйся, человече Божий Алексие, молитвенниче о душах наших.

Кондак 7

Хотение едино имел еси, человече Божий, еже благоугождати Богу; темже вся временная в уметы вменил еси и, наследник многаго богатства быв, сие оставил еси, нищ и странен пребывая, в родительстем доме непознаваем и зело уничижаем, присно воздыхая ко Господу и слезно моляся, да сподобит тя в стране блаженства вечнаго пети Ему со святыми: Аллилуиа.

Икос 7

Ново и необычайно течение совершил еси жития твоего, святе Алексие, среди мира чуждо мирских пристрастий и всякия скверны греховныя; темже приял еси в души твоей боговедения дар совершен и был еси одушевленный храм Трисияннаго Божества, в немже Христос со Отцем и Духом обитель Себе сотвори, нас же научи звати тебе:

Радуйся, ангелов подобниче и человеков красото; радуйся, ризу душевную девства чистотою убеливый.

Радуйся, в радость Господа твоего вшедый; радуйся, добровольною нищетою превозвышенный.

Радуйся, терпением твоим с многострадальным Иовом сравнивыйся; радуйся, уничижением твоим евангельскому Лазарю подражавый.

Радуйся, болезньми многими здравие души стяжавый; радуйся, страданьми неисчетными Царствие Христово приобретый.

Радуйся, ветхаго Рима благодатное обновление; радуйся, Церкве Христовы Божественное удобрение.

Радуйся, обетований Иисусовых наследниче; радуйся, Пресвятыя Троицы таинниче.

Радуйся, человече Божий Алексие, молитвенниче о душах наших.

Кондак 8

Странник и пришлец был еси во граде отечествия твоего, святе, выну взыскуя Вышняго Града, Иерусалима Небеснаго; егдаже приспе время отшествия твоего к Богу, ты на хартии тайну жития твоего начертал еси, в познание твоим родителем, и неослабно пребывал еси в подвизех поста и молитвы, приуготовлялся ко исходу умиленным пением Богу: Аллилуиа.

Икос 8

Весь в Бозе быв, Алексие святе, молитве бывшей на устах твоих, предал еси праведную душу твою в руце Божии мирно и безмятежно, яко уснул еси; смерть бо тебе воистину упокоение бысть от страданий и подвигов непрестанных и прехождение от худшаго на лучшее. О таковем блаженнем успении твоем мы, радующеся, сия прикладныя тебе приносим глаголы:

Радуйся, святче Божий, свято и праведно жизнь земную совершивый; радуйся, во благоухании святыни сном смертным опочивый.

Радуйся, на лоно Авраама ангелы несенный; радуйся, пением неземным от святых Небожителей встреченный.

Радуйся, венцем безсмертныя жизни от Господа увенчанный; радуйся, во обители райския со славою восприятый.

Радуйся, Пресветлое Лице Владыки Христа выну созерцаяй; радуйся, Пресвятей Троице Трисвятую песнь немолчно возглашаяй.

Радуйся, Создателя горних и дольних молитвами твоими умилостивляяй; радуйся, весь мир христианский предстательством твоим объемляй.

Радуйся, ангелов и человеков радование; радуйся, почитающим святую память твою верный ходатаю.

Радуйся, человече Божий Алексие, молитвенниче о душах наших.

Кондак 9

Вси людие римстии в трепет приидоша, слышавше глас в соборней церкви града своего, во время Божественныя Литургии свыше от олтаря глаголющ и повелевающ поискати тя, человече Божий, да молитв твоих сподобятся. Темже во удивлении и ужасе бывше, молитвенно возопиша они ко Господу, да явит им тебе, Своего избранника, зовуще дивному во святых Своих Владыце: Аллилуиа.

Икос 9

Витийство человеческое не довлеет к похвалению тебе, святе Алексие, свыше похваленному Гласом Божественным, Егоже извещением людие римстии обретоша тя, мертва лежаща на одре, с хартиею на лице, еже сияше солнцеподобными лучами, и благоухание велие исхождаше от многоподвижнаго твоего телесе. Темже обретением твоим обрадовани, царь, святитель и весь народ возгласиша тебе:

Радуйся, светлая луче Трисолнечнаго Света, оживляющаго весь мир; радуйся, деннице, возшедшая просвещати Церковь Христову многими чудесы.

Радуйся, святости и чистоты крине благоуханный; радуйся, дарований Божественных сокровище.

Радуйся, родителем твоим хартиею себе явивый; радуйся, плач их горестный на сладостный преложивый.

Радуйся, седины отца твоего прославлением твоим прославивый; радуйся, слезы матере твоея благодатно вознаградивый.

Радуйся, честную обручницу твою, верность тебе сохраньшую, духовно утешивый; радуйся, весь народ римский обретением твоим зело возвеселивый.

Радуйся, исцеления чудесная от святых мощей твоих обильно источивый; радуйся, на небеси и на земли почесть посмертную достойно восприявый.

Радуйся, человече Божий Алексие, молитвенниче о душах наших.

Кондак 10

Спастися хотящим пример благий житие твое, святе Алексие, имже вся ны поучаеши отрешатися сует мира, искати же едино на потребу, еже есть богоугождение. Помози убо нам, человече Божий, в сем тебе подражати, укрепи немощное произволение наше, вдохни в нас мужество душевное, украси нас добродетельми и яви быти наследники Царствия Небеснаго, да с тобою на земли живых воспоем Создателю нашему: Аллилуиа.

Икос 10

Царя Небеснаго Христа верный последователь был еси, Алексие блаженне, егоже Страшному Престолу ныне предстоиши во славе небесней, о нейже мы, земнии и перстнии, ниже помыслити можем; обаче любовию усердною к тебе понуждаеми, мысленно созерцаем тя, горе за ны молящагося пред лицем Божиим, и бренными усты возсылаем ти пение таковое:

Радуйся, верно чтущим тя скорый помощниче; радуйся, молитвенно призывающих тя усердный заступниче.

Радуйся, праведниче Господень, Егоже Правда возсия немерцаемо; радуйся, соль земли, яже никогдаже обуяет.

Радуйся, добрыми делы твоими Бога прославивый и человеки удививый; радуйся, житием твоим ангелы возвеселивый и духи тьмы посрамивый.

Радуйся, Горняго Мира украшение; радуйся, дольняго мира защищение.

Радуйся, Рима славо и похвало; радуйся, христианскаго рода возвышение.

Радуйся, в чудесех просиявый; радуйся, в милостех неистощимый.

Радуйся, человече Божий Алексие, молитвенниче о душах наших.

Кондак 11

Пение надгробное со славою тебе сотвориша, святе Алексие, царь, святитель и весь народ римский, родителем твоим и обручнице твоей, возследующим честному твоему гробу, несенному благолепно в соборную церковь, от негоже чудес множество источил еси: слепии прозираху, разслабленнии укрепляхуся, недужнии здрави бываху прикосновением к мощем твоим святым, воеже всем видящим таковая возглашати Богу: Аллилуиа.

Икос 11

Светло и радостно бысть погребение твое, человече Божий, светел бо лицем возлежал еси во гробе и благоухание сладостное испущал еси от нетленнаго твоего телесе, сими знаменуя светлость немерцающую святыя твоея души, в воню благоухания Христова притекшия и мира Божественнаго преисполненныя, от еяже полноты и в наша души подаждь даяние благодатное, да со утешением духовным тебе возопием:

Радуйся, свеще неугасимая, в молитвах к Богу горе возжженная; радуйся, лампадо златая, елеем милости долу живущих умащающая.

Радуйся, алавастре драгий, миро целебное болящим источаяй; радуйся, реко многоводная чудес.

Радуйся, иночествующим наставниче добраго подвига; радуйся, в мире живущим образе богоугождения.

Радуйся, зерцало чистое праведнаго жития; радуйся, пристанище благоотишное по Бозе упование на тя возложивших.

Радуйся, врагов невидимых крепкий противоборче; радуйся, ищущим спасения душевнаго благий споспешниче.

Радуйся, от небесных высот к земнородным милостивно приникаяй; радуйся, чтущих тя прошения скоро исполняяй.

Радуйся, человече Божий Алексие, молитвенниче о душах наших.

Кондак 12

Благодать и милость испроси нам у Христа, Царя и Бога нашего, Алексие достохвальне; вемы бо, яко много может молитва твоя пред Лицем Его, и благоуветливо преклоняется Он к молению твоему. Темже усердно к тебе прибегаем и смиренно просим: окорми нас предстательством твоим в тихое пристанище Христово и сподоби наслаждатися нетленныя радости святых, немолчно вопиющих славословия песнь Триединому Богу: Аллилуиа.

Икос 12

Поюще подвиги многострадальнаго и предивнаго жития твоего, человече Божий, хвалим, славим и ублажаем тя усердною любовию, яко небеснаго многомощнаго предстателя нашего; ты же, святе, данною ти свыше благодатию нас, грешных и мрачных, освяти, просвети и настави вопити тебе неосужденно:

Радуйся, Востока незаходимаго присносияющая заре; радуйся, вселенную твоими чудесы исполнивый.

Радуйся, мощами твоими преславно чудотворяй; радуйся, образми подобия твоего предивная совершаяй.

Радуйся, болящих безмездный врачу; радуйся, скорбящих благий утешителю.

Радуйся, унывающих благодатное ободрение; радуйся, изнемогающих внезапное укрепление.

Радуйся, бедствующим на помощь ускоряяй; радуйся, от жития отходящим заступление твое многомощное являяй.

Радуйся, радости духовныя боголюбивым душам подателю; радуйся, благ временных и вечных усердный нам у Господа просителю.

Радуйся, человече Божий Алексие, молитвенниче о душах наших.

Кондак 13

О, святый и богопрославленный человече Божий Алексие! Тебе, горе за ны молящемуся пред Престолом Господа Славы, мы грешнии, долу живущии, сие малое приносим пение, молимся от всея души и от всего помышления: молитвами твоими испроси нам у Христа Бога прощение согрешений и по кончине нашея жизни приятие в блаженныя обители Небеснаго Царствия, да с тобою во веки поем Ему: Аллилуиа.

Этот кондак читается трижды, затем икос 1-й «Ангел земный…» и кондак 1-й «Избранный угодниче Христов…».

Молитва

О, великий Христов угодниче, святый человече Божий Алексие, душею на Небеси Престолу Господню предстояй, на земли же данною ти свыше благодатию различная совершаяй чудеса! Призри милостиво на предстоящия святей иконе твоей люди, умиленно молящияся и просящия от тебе помощи и заступления. Простри молитвенно ко Господу Богу честнии руце твои и испроси нам от Него оставление согрешений наших вольных и невольных, в недузех страждущим исцеление, напаствуемым заступление, скорбящим утешение, бедствующим скорую помощь, всем же, чтущим тя, мирную и христианскую живота кончину и добрый ответ на страшнем Суде Христове. Ей, угодниче Божий, не посрами упования нашего, еже на тя по Бозе и Богородице возлагаем, но буди нам помощник и покровитель во спасение, да, твоими молитвами получивше благодать и милость от Господа, прославим человеколюбие Отца и Сына и Святаго Духа, в Троице славимаго и покланяемаго Бога, и твое святое заступление, ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

21-го – 22-го октября православные Закарпатья чтили двух святых, которых считают покровителями своего края. Прпп. Алексия Карпаторусского и Иова Угольского русины называют «плоть от плоти своими»: здесь они родились и прошли земной путь испытаний, здесь они и прославлены. Далее о небесных покровителях Карпатской Руси.

21-го – 22-го октября православные Закарпатья чтили двух святых, которых считают покровителями своего края. Преподобных Алексия Карпаторусского и Иова Угольского русины называют «плоть от плоти своими»: здесь они родились и прошли земной путь испытаний, здесь они и прославлены.

Изу называют «селом святых». Лишь в первой половине 20-го века из этого закарпатского селения вышло 160 монахов. Память о двух из них здесь берегут особенно трепетно.

В Изском Николаевском монастыре каждый день множество паломников. Его основатель – Алексий Кабалюк – родился в греко-католической семье, но во взрослом возрасте сознательно избрал Православие. За исповедование веры его преследовали как австро-венгерские, так и советские власти. Для многих православных русинов он был единственным священником, которого те видели за всю свою жизнь.

В начале 20-го века в Закарпатье за исповедование Православия, а тем более за принадлежность к православному священству часто лишали и воли, и жизнь. Но свой выбор преподобный Алексий подтвердил — и при первой же возможности основал в родном селе Николаевский монастырь. В его стенах он и закончил свой земной путь.

Другой уроженец села Иза – Иов Кундря – родился в семье, где воспитывалось пятеро детей. Но в этих краях такая семья не считалась многодетной. Десятилетним мальчиком он поклялся на кресте стать монахом и беречь православную веру. Перед Второй Мировой, понимая, что его заставят воевать против братьев-славян, бежал от мадьяр-фашистов в Россию. Но как только он пересек границу – получил от «тройки» НКВД 25 лет лагерей.

Через много лет Иов вернулся на Закарпатье и принял церковный сан. До конца своих дней он был настоятелем храма святого великомученика Димитрия Солунского в селе Мала Уголька.

В духовном завещании Иов Угольский запретил куда-либо вывозить свое тело после смерти. Так что лишь накануне его канонизации мощи были перенесены из кладбища в храм. Прославление Иова Угольского в сонме святых состоялось в 2008 году.

Алексий, человек Божий (вторая половина IV века — ок. 411 года) — христианский святой (в лике преподобных), аскет.

Почитается Православной (день памяти — 17 (30) марта ) и Католической (день памяти — 17 июля) Церквями.

Житие святого Алексия было широко известно и популярно как на Востоке, так и на Западе. Сведения из его жизни основаны на сирийском и греческом варианте его жития.

Мощи Алексия, человека Божия, находятся под главным престолом базилики святых Вонифатия (Бонифация) и Алексия на Авентинском холме в Риме.

Предположительно самое раннее (VIII век) изображение святого Алексия сохранилось на фреске в крипте базилики святых Вонифатия и Алексия на Авентинском холме в Риме. В русских иконописных подлинниках отмечается сходство изображения Алексия с Иоанном Предтечей:

…образом, брадою и власами аки Иоанн Предтеча, риза едина празелень дика, нищенская рубища, руки к сердцу держит; инде пишет: в левой руке свиток, а в нём написано сице: «Се остави отца и матерь, жену и род, и други, села и имения».

В росписях православных храмов изображение святого Алексия обычно помещалось в нартексах в ряду преподобных, аскетов и подвижников. В русской иконописи изображения святого Алексия часто носят патрональный характер. Особенно ярко это проявилось в середине — второй половине XVII века так как святой Алексий был небесным покровителем царя Алексея Михайловича. В этот период часто он изображался вместе с преподобной Марией Египетской (в её честь была названа первая супруга царя Мария Милославская) или с мученицей Натальей (небесная покровительница второй супруги царя Натальи Нарышкиной).

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *