Иконография Сретения Господня

Первое дошедшее до наших дней изображение Сретения находится на арке римской базилики Санта Мария Маджоре и датируется 432–440 годами. Оригинальные особенности композиции свидетельствуют о том, что традиция изображения еще только формируется. Первое упоминание о церковном праздновании Сретения относится концу IV века*, поэтому не удивительно, что спустя полвека художники находятся в поисках выразительного решения, еще только «нащупывают» оптимальный вариант.

Мозаика базилики Санта Мария Маджоре. 432–440 г. Рим, Италия. Фрагмент

Композиция имеет выраженный горизонтальный формат, продиктованный особенностями изобразительного пространства. Поверхность арки разделена на несколько горизонтальных регистров, в одном из которых и помещается сцена Сретения. В левой части изображена Богоматерь, протягивающая Младенца Симеону. Старец почтительно склонился, на его руки накинут край плаща — коснуться святыни можно только покрытыми руками.

Несколько непривычно то, что Богородицу и Симеона разделяет группа «второстепенных» персонажей: Иосиф Обручник, ангел и пророчица Анна. Их жесты могут быть непонятными современному зрителю. Так изображали в античном искусстве императоров, выказывающих свое августейшее согласие или благочестие, а также брачующихся лиц императорской фамилии. Тема благочестия созвучна событиям Сретения: Богомладенец, Богородица и Иосиф проявляют послушание Закону. Идея согласия также соответствует внутреннему смыслу праздника: происходит встреча Ветхого и Нового Завета, их согласие.

Все действие происходит во дворе Иерусалимского храма, что подчеркивается изображением аркады, поддерживаемой колоннами. Позади вышедших навстречу Богомладенцу иудеев, в глубине двора, располагается святилище, напоминающее по архитектуре классический античный храм с треугольным фронтоном и портиком. На фронтоне помещена женская фигура.

Искусствовед Андрэ Грабар высказал предположение, что это изображение богини Рима, которое помещалось на капитолийском храме. На римских монетах с изображением этого храма присутствовала надпись «Новый век». Возможно, эта античная фигура, «перемещенная» на фронтон Иерусалимского храма, должна была напоминать молящемуся о Новом веке Христа.

Постепенно, в течение нескольких веков, в византийском искусстве вырабатывается симметричная композиционная схема: в центре изображаются Богородица и Симеон, позади них — Иосиф Обручник и Анна пророчица. Между центральными фигурами помещается изображение храмового престола, осененного киворием, которое не может расцениваться просто как деталь интерьера. Богомладенец передается старцу над престолом, через престол, что указывает на искупительную жертву Спасителя.

При этом изображается именно престол христианского храма, а не жертвенник храма Иерусалимского. Иногда на престоле помещаются Евангелие, Чаша, дарохранительница. Облачение престола обычно насыщенного багряного цвета и содержит изображение Креста, что так же соотносится с темой Христовой жертвы, принесенной для спасения человечества.

Мозаика собора монастыря Осиос Лукас в Фокиде. 30-е годы XI в. Греция

Богомладенец может изображаться и на руках у Матери и в объятиях Симеона. Иногда художник представляет сам момент передачи: протягивая Сына, Пресвятая Дева еще не отпустила Его из рук, а старец уже коснулся Спасителя, но еще не поднес к себе. Такое композиционное решение делает все изображение более драматичным. Богомладенец зримо предстает «связующим звеном», соединяющим две эпохи — Ветхозаветную и Новозаветную. Весь людской род в лице Симеона и Анны приемлет благую весть о воплощении Сына Божия.

Фреска церкви Токали Килисе в Гёреме. X — XI в. Каппадокия, Турция

После окончания периода иконоборчества появляется новая несимметричная иконографическая схема изображения Сретения: Богородица, праведный Иосиф и пророчица Анна подходят к дверям Храма, на ступенях которого стоит Симеон. Торжественное шествие изображено двигающимся слева направо, поскольку именно так идет запись текста в европейских языках, наш глаз привык, разглядывая объект, двигаться в таком направлении.

Икона. XV в. Русь. Собрание Сергиево-Посадского музея-заповедника

В случае более древнего симметричного иконографического варианта все изображенные стоят по сторонам от престола, в центре храмового пространства, и двигаться уже никуда не нужно, поэтому и композиция уравновешена и статична. Тема шествия подсказывает иной выбор места действия. Мотив процессии порождает динамику композиции, некую внутреннюю незавершенность изображенного, поэтому логичнее представить событие не внутри Храма, а у входа в него. Позади Симеона оказывается Святилище, трактованное как базилика с апсидой. Пространство храмового двора, в древности окруженное портиками, изображается как стена, иногда дополненная колоннадой.

В конце XVI века на Руси появляется пространный иконографический извод, созданный на основе праздничных чтений «Пролога» и Акафиста Богоматери. По периметру иконы, вокруг сцены Сретения изображаются предшествующие и последующие события.

Ярославская икона. 1-ая половина XVII в. Ярославский художественный музей

В клеймах показаны:

— Пророк Исаия, записывающий откровения в книгу;

— Явление ангела Симеону. Согласно Преданию, Симеон переводил книгу Исаии и усомнился в истинности слов пророка «се Дева во чреве приимет…»), но ангел остановил переводчика и предсказал, что он не умрет до тех пор, пока «не увидит Христа Господня» (Лк.2: 26);

— Ангел с Крестом (или всеми орудиями Страстей) в руках, сообщающий Богородице о грядущих страданиях Ее Сына;

— Сцена низвержения идолов — так представлен шестой икос Акафиста Богоматери, повествующий о бегстве в Египет, где пали идолы при приближении Богомладенца;

— Выходящие из ада праведники и повергнутые в геенну грешники и дьявол. По мысли художника этот эпизод должен иллюстрировать слова пророчества Симеона: «Се лежит на падение и восстание многих в Израиле» (Лк.2:34) и тексту «Пролога»: «Сей детище смерть попра, диавола одоле, клятву разори».

— Вверху, в центре иконы могут быть помещены неканонические образы «Новозаветная Троица» или Бог-Отец.

Такая избыточная повествовательность, как правило, еще и сопровождающаяся пышными архитектурными кулисами, отвлекает внимание зрителя от главного сюжета. Чтобы прояснить все представленное, художник иногда сопровождает изображение текстовыми комментариями. Многочисленные детали делают образ подробнейшей «Библией для неграмотных», или же неким ребусом, но затуманивают основное содержание празднования, а также глубинные смыслы и аллюзии, которые так тонко передавались в произведениях предшествующих веков.

* «Паломничество ко Святым местам» Этерии (Сильвии Аквитанской). Сретение именуется в этом произведении «сороковым днем от Епифании», то есть от Богоявления (Рождество и Богоявление праздновались в первые века Христианства в одно и тоже время).

Картины, фрески, иконы Сретения Господня

Фреска церкви Санта Мария в Кастельсеприо. Конец VII — начало VIII в. Италия

Миниатюра Хлудовской Псалтири. Середина IX в. Государственный Исторический музей, Москва

Фрагмент резной иконы. 2-ая половина X в. Византия. Государственный Эрмитаж, Спб.

Миниатюра Менология Василия II. Около 986г. Ватиканская библиотека

Миниатюра Евангелия из ц. Могни. Середина XI в. Армения. Институт древних рукописей Матернадаран, Ереван, Армения

Фреска Спасо-Преображенского собора Мирожского монастыря. Около 1156 г. Псков

Икона-эпистилий. 2-ая половина XII в. Монастырь св. Екатерины, Синай, Египет. Фрагмент

Фреска новгородской церкви Спаса на Нередице. 1199 г. (не сохранилась)

Эмаль. Конец XII -начало XIII в. Грузия. Государственный музей искусств Грузии, Тбилиси

Западные врата Богородице-Рождественского собора. 1227—1238 гг. Владимиро-Суздальский музей-заповедник. Фрагмент

Миниатюра из Чашоца (праздничной Минеи) царя Гетума II. 1286 г. Киликия. Институт древних рукописей Матернадаран, Ереван, Армения

Пьетро Каваллини. Мозаика апсиды базилики Санта Мария ин Трастевере. 1291 г. Рим, Италия

Васильевские врата новгородского собора Св. Софии. 1336 г. Собор Александровского Успенского монастыря. Фрагмент

Икона. 70-80-е годы XV в. Новгород. Новгородский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник.

Икона мастерской круга Гурия Никитина. 1680-е г. Кострома. Ярославский художественный музей

Икона. Начало XIX в. Палех. Государственный музей палехского искусства, Палех

Икона. 1-ая треть XIX века. Палех. Частное собрание

Джотто ди Бондоне. Фреска капеллы дель Арена. 1304—1306 гг. Падуя, Италия

Джотто и ученики. Фреска нижней церкви Сан-Франческо в Ассизи. 1320—1340 гг. Ассизи, Италия

Амброджо Лоренцетти. Сретение. 1342 г. Галерея Уффици, Флоренция, Италия

Братья Лимбург. Принесение во храм. Миниатюра Великолепного часослова герцога Беррийского. Начало XV в. Музей Конде в Шантийи, Франция

Джентиле да Фабриано. Принесение во храм. Из капеллы Строцци в ц. Санта-Тринита во Флоренции.1423 г. Лувр, Париж, Франция

Андреа Мантенья. Около 1465—1466 гг. Государственные музеи, Берлин, Германия

Рембрандт Харменс ван Рейн. Старец Симеон во храме. 1669 г. Стокгольм. Национальный Музей, Стокгольм, Швеция

Вы прочитали статью Иконография Сретения Господня | Иконы. Читайте также:

Сретение Господне: в картинах и иконах

Молитва Симеона

Неизвестное Сретение

Иконография праздника Сретения Господня в византийском и древнерусском искусстве

Сретение Господне. Икона XVI века. Псковский художественный музей.

Древнейшим историческим свидетельством о церковно-богослужебном чествовании Сретения на христианском Востоке является знаменитое «Паломничество ко Святым местам» галльской паломницы Этерии (Сильвии Аквитанской), датируемое концом IV века. Однако, в ее сочинении у праздника Сретения нет самостоятельного названия, и он именуется просто «сороковым днем от Богоявления», то есть от Рождества Христова.

В армянском Лекционаре, содержащем краткие богослужебно-уставные заметки о праздниках годового цикла, совершавшихся в Иерусалиме в начале V века, день Сретения тоже не имеет установившегося названия – соответствующая ему богослужебная статья озаглавлена «Сороковой день от Рождества Господа нашего Иисуса Христа». Из этого видно, что в это время праздник не имел самостоятельного значения и воспринимался как завершающий цикл праздников, посвященных явлению в мир Сына Божиего. Окончательное закрепление праздника Сретения произошло не ранее VI века – установить точную дату не представляется возможным. Существует версия, что это произошло при Юстиниане I (527–565). Однако, в хронике Георгия Амартола (IX век) отмечалось, что праздник Сретения был учрежден еще при предшественнике Юстиниана – императоре Юстине I (518–527).

В иерусалимской традиции VI-VII веков встречается два основных названия праздника: Встреча Господа и праздник Очищения Блаженной Девы Марии (Purificatio Beatae Mariae Virginis). Именно эти названия доминируют, разделяясь в последующей традиции Востока и Запада.

Название праздника «Очищение» доминирует в средневековых латинских текстах и фиксируется римским Миссалом 1570 г., закрепившем церковные реформы Тридентского собора (1545-1563). В последующее, уже более позднее время, в католической церкви произошла замена названия праздника – Praesentatio Domini (дословно: Представление, Приношение Господа) вместо Purificatio Beatae Mariae Virginis, что акцентирует не богородичный, а христологический аспект события.

В восточнохристианской церкви праздник всегда был прежде всего посвящен Господу, но при этом в богослужебных текстах и песнопениях должное воздавалось Богородице, принесшей Младенца во храм, как того требовал ветхозаветный обычай.

Дело в том, что у иудеев женщина, родившая ребенка, считалась нечистой в течение сорока дней. По прошествии этого времени следовало принести в храм жертву очищения, как об этом говорится в книге Левит: «По окончании дней очищения своего за сына или дочь, она должна принести однолетнего агнца во всесожжение и молодого голубя или горлицу в жертву за грех» (Лев. 12, 6). «Если же она не в состоянии принести агнца, то пусть возьмет двух горлиц или двух молодых голубей, одного во всесожжение, а другого в жертву за грех, и очистит ее священник, и она будет чиста» (Лев. 12, 8). Конечно, непорочно зачавшей и родившей Бога Деве не требовалось никакого очищения, но по своему смирению Пресвятая последовала установленному правилу.

Пришедшее во Иерусалимский храм святое семейство встретил старец Симеон. По преданию, которое письменно фиксируется достаточно поздно (Х век, «Анналы» александрийского патриарха Евтихия), он был в числе семидесяти переводчиков-толковников Ветхого Завета с еврейского языка на греческий, работавших по заказу египетского царя Птоломея II Филадельфа. По жребию Симеону досталась книга пророка Исаии. Переводя ее, он дошел до слов: «Се, Дева во чреве приимет, и родит Сына…» (Ис. 7, 14) и, усомнившись, что возможно, чтобы дева, не имеющая мужа, родила сына, хотел исправить в книге слово «дева» на слово «жена». В этот момент ему явился Ангел и возвестил, что Симеон сам увидит исполнение этих слов. По возвращении из Египта, Симеон жил в Иерусалиме, ожидая пришествия «утешения Израилева» и вместе с тем – конца своей жизни. Старец стал символом всего ветхозаветного народа, смысл многовековой истории которого воплотился в подготовке ко встрече с грядущим Мессией.

В Евангелии говорится, что Симеон взял Младенца на руки и произнес слова «Ныне отпущаещи раба Твоего, Владыко…», которые впоследствии стали молитвой, поющейся на каждом вечернем православном богослужении. Святой Симеон просит Господа «отпустить» его из земной жизни для того, чтобы сообщить благую весть прародителям, находившимся в аду – «Адаму, во аде живущу, известити хотяй, иду, и Еве принести благовестие» (7-я песнь канона праздника) и «…живот же носяй, живота прошаше разрешения, глаголя: Владыко, ныне отпусти мя возвестити Адаму, яко видех непреложна отроча, Бога превечного и Спаса мира» (3-я стихира на стиховне).

Сретение. Икона. Начало 15 в. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург.

Иконография Сретения сложилась на основе повествования св. евангелиста Луки (Лк.2, 22–39). На иконах, фресках, миниатюрах ключевым действием является передача Богородицей Младенца на руки Симеону, при этом за спиной Богоматери изображается Иосиф Обручник, несущий в руках или в клетке двух (реже – трех) голубей, а за спиной праведного Симеона – пророчица Анна, находившаяся вместе с ним в храме.

Богословским смыслом праздника является встреча Ветхого и Нового Заветов, что отражается в иконографии – Божия Матерь и Иосиф обычно изображаются слева в движении направо, а праведные Симеон и Анна изображаются справа налево. Там, где они встречаются, Божия Матерь передает Богомладенца на руки Симеону, и тот принимает Его покровенными руками как Великую Святыню. Праведная Анна изображается со свитком в руке. Младенец же обычно облачен в короткую белую рубашечку, не закрывающую ножки.

Древнейший образ Сретения запечатлен в одной из мозаик триумфальной арки, обрамляющей алтарное пространство церкви Санта Мария Маджоре в Риме. Эти мозаики, созданные 432-440–ых годах, в эпоху Третьего Вселенского собора, стали своего рода памятником победы над несторианской ересью. В них Спаситель прославляется как Богочеловек, а Дева – как Богородица, что опровергалось Несторием. Многофигурная сцена Сретения трактована здесь как шествие Богоматери с Младенцем на руках в сопровождении ангелов навстречу св. Симеону. Мерный ритм этого шествия задается ритмом колоннады с арками, на фоне которой происходит действие. Согбенный праведный Симеон в порыве простирает ко Христу задрапированные в мантию руки. За спиной Симеона представлены трое мужчин. Как считает Н.В. Покровский, художник изобразил здесь священников и книжников, бывших при храме. Интересно отметить, что изображения ангелов в сцене Сретения уникальны и в других памятниках не встречаются.

Если в римских мозаиках Богоприимец был представлен с короткими волосами и бородой, то на фресках в церкви Санта Мария в Кастельсеприо в Италии, выполненных византийским мастером (VII — IX века), он изображен ветхим седым старцем с длинными волосами – по преданию, св. Симеон в ожидании обещанной ангелом встречи с Господом прожил более трехсот лет. В рассматриваемой сцене еще нет изображения престола, которое присутствует в других византийских и древнерусских памятниках.

В миниатюре из Менология Василия II (около 986 г., Ватиканская библиотека) Сретение изображено на фоне архитектурного ограждения с закрытыми дверями. Внутри виднеется алтарь и изящным навесом-киворием на колонках. Младенец показан на руках Богоматери в сложной позе полулежа, ножками в сторону св. Симеона. Точно так же Он представлен и в иллюминированном армянском Евангелии Монги 11 века (хранится в Ереване).

На полиптихе со сценами двунадесятых праздников из монастыря св. Екатерины на Синае (XII век) Сретение представлено в верхнем люнете одной из створок. Спаситель в золотой тунике изображен на руках Симеона, который словно полагает Младенца на жертвенник. Подобным образом выявляется литургический замысел композиции, в которой Христос изображается как приносимая за весь мир искупительная жертва. Также трактована и композиция Сретения на эпистили XII века из того же монастыря. Здесь Младенец представлен прямо над престолом в центре сцены.

Наряду с Благовещением, Рождеством и Крещением, Сретение являлось одной из ведущих сцен в мозаичном убранстве храмов средневизантийского периода – св. Луки в Фокиде, Неа Мони на о. Хиос, церкви Успения в Дафни.

На Руси древнейшими образцами сцены Сретения являются фрески XII века в Кирилловской церкви (Киев) и церкви Спаса на Нередице (Новгород). Интересной особенностью в изображении Кирилловской церкви является то, что Младенец не сидит на руках Богородицы, а представлен на них лежащим. Пресвятая Дева несет Его на двух вытянутых и покрытых платом руках.

Евангельский цикл Нередицы начинается на лицевых сторонах восточных столпов композицией «Благовещение». Напротив, на западной стене храма, в третьем регистре росписи хор была помещена сцена «Рождество Христово». Цикл продолжался на северной стене, где в пятом регистре находилось Сретение, а на противоположной, южной стене – Крещение. Таким образом, прочтение первых четырех сцен цикла, располагавшихся по центральным осям церкви, было подчинено логике организации архитектурного пространства крестово-купольного храма, четко выявляя его осевую ориентацию по сторонам света. При этом сцена Сретения была расположена рядом со сценой Введения во храм Богородицы. Основу для сопоставления композиций дала 7-ая глава Протоевангелия, запечатлевшая обращенные к Марии слова ветхозаветного первосвященника: «Господь возвеличит имя Твое во всех родах, ибо чрез Тебя явит Господь в последние дни сынам Израиля Искупление». И в Сретении и в Введении во храм Марии повторяется мотив пророчества – как первосвященник узнает в Марии будущую Богоматерь, так и Симеон узнает в Младенце Спасителя.

Фреска ц. Св. Троицы в Сопочанах. 1265 г. Сербия.

Интересные примеры размещения сцены Сретения во внутрихрамовом пространстве дают балканские памятники. В церкви Вознесения в Милешеве (до 1228 г.) Сретение располагается на западных пилястрах под куполом в качестве пары к Благовещению на восточных пилястрах. Художники руководствовались тем, что обе эти сцены можно легко разделить на две части. Так, Богоматерь с Младенцем и Иосифом изображены на одной пилястре, а Симеон и пророчица Анна – на другой. В Сопочанах (1236-1268) евангельские сцены располагаются по хронологическому принципу – сюжеты, иллюстрирующие события, следующие друг за другом по времени, представлены на противоположных стенах храма. Так, друг напротив друга, на северной и южной стенах находятся Сретение и Крещение. В храме св. Николая в Кастории Сретение расположено напротив «Входа в Иерусалим».

Уникальный вариант иконографии Сретения в средневековом грузинском искусстве выделила французская исследовательница Сюзи Дюфрен. В шести отмеченных ею памятниках в композиции Сретения отсутствует алтарь, обычно изображаемый в центре. Вместо него изображена горящая свеча (в нескольких случаях – две свечи) как символ жертвы Богу.

Американская исследовательница Д. Шорр классифицировала многочисленные образы Сретения, основываясь на том, как показан Спаситель. Действительно, позы Христа могут быть различны. Он может находиться на руках Марии (как на фреске Кирилловской церкви; фреске XIV века из собора Снетогорского монастыря в Пскове) или на руках у Симеона (как на фреске собора Мирожского монастыря в Пскове, середина XII века; в миниатюре Менология деспота Дмитрия Палеолога 13 века из Бодлеанской библиотеки Оксфорда и многих русских иконах XV – XVI веков). Однако, все перечисленные примеры показывают лишь разные моменты передачи Младенца с рук на руки, описывающиеся в различных источниках. Так, в 5 песне канона празднику Космы Маюмского говорится, что Иисус был на руках у Пресвятой Девы: «Разумев, божественный старец проявленную древле пророку славу, руками слово зря матерними держимо. О, радуйся, вопияше, чистая, яко престол бо держиши Бога». А в одном из апокрифических евангелий указывается, что Симеон принял Младенца в свой плащ.

Рассматривая не только расположение Младенца, но и общую композиционную схему изображений возможно также выделить два других варианта иконографии праздника – Сретение, показанное в храме на фоне престола, являющегося центром композиции, и Сретение, происходящее на пороге храма, где святое семейство встречает старец Симеон.

Васильевские врата. Фрагмент.1336 г. Троицкий собор г. Александрова.

К первому варианту относятся икона из иконостаса Троицкого собора Троице – Сергиевой Лавры, икона из собрания Павла Корина (обе – XV в.), икона Сретения из праздничного чина церкви Николы в Любятове (к.1530-х – 1540-е гг.). В последней на престоле изображены ветхозаветные скрижали, что указывает на исполнение ветхозаветного законодательства и подчеркивает значение события как связи Ветхого и Нового заветов. Многочисленны примеры изображений на престоле Евангелия. Эта иконографическая деталь, не соответствующая исторической действительности и ветхозаветному богослужению, подчеркивает наступление Новозаветной эры, ознаменовавшейся явлением в мир Искупителя. (ил.3) В Сретении на Васильевских вратах, выполненных в сложной технике золотой наводки по медным пластинам (1336 г., Троицкий собор г. Александрова), на престоле находится не только Евангелие с крестом на лицевой стороне, но и другие богослужебные предметы – потир и звездица.

Сретение. Икона. Сретение. Икона. 16 в., Новгород. Музей икон в Амстердаме.

Чаще всего изображенный алтарь покрыт красной тканью. На новгородской иконе XVI века из собрания икон в Амстердаме на ткани изображен семиконечный крест. Уникальность иконографии образа заключается в трогательной подробности – в руках, сложенных на груди в знак смирения, Христос держит одного из жертвенных голубей. В древнерусском искусстве известен еще один пример изображения Младенца Христа с птицей в руке. На чудотворной Коневской иконе Божией Матери, известной в России с XIV века и, по преданию, принесенной св. Антонием с Афона, Иисус в левой руке держит голубя.

Сретение. Икона – «таблетка». 15 в. Сергиево-Посадский музей-заповедник.

Что же касается другого варианта иконографии Сретения, то он пользовался на Руси не меньшей популярностью. На фреске из церкви Успения на Волотовом поле (Новгород, середина XIV века) Симеон с Младенцем на руках представлен за низкими закрытыми дверями, ведущими в Святая святых. Пророчица Анна с развернутым свитком с текстом на греческом языке «Сей Младенец сотворил небо и землю» изображена стоящей не за его спиной, как это было принято, а между Богоматерью и св. Иосифом в левой части сцены. На иконе Сретения из Спасо-Преображенского собора Твери (около 1450 г.), хранящейся в Государственном Русском музее, и иконе – таблетке из Сергиево-Посадского музея (конец XV – начало XVI в.) Мария держит Младенца на руках, а Симеон изображен встречающим их у входа в храм. Поскольку старец стоит на высоких ступенях, он с благоговением наклоняется к Младенцу как можно ниже. (ил. 5)

В XVII веке древнерусская иконография Сретения станет более детализированной и дополнится новыми сценами. Так, на иконе «Сретение» из Ярославского художественного музея в верхней части изображена Новозаветная Троица, а в нижней части – взывающие ко Христу из адской пасти ветхозаветные праведники. На иконе 1680-ых годов из праздничного ряда, приписываемого кисти Гурия Никитина (находится в том же музее), основная композиция «Сретения» дополнена в верхней части изображением благовестия ангела Симеону, переводящему книгу пророка Исайи, и изображением явления ангела с орудиями страстей Богоматери, держащей на руках Христа.

О сочинении «Паломничество ко святым местам», в котором описывается богослужение иерусалимской церкви конца 4 века см.: Скабалланович М. Толковый Типикон. М., 2004. С. 138-144. См.: Рубан Ю.И. Сретение Господне: Опыт историко-литургического исследования. СПб.,1994. Покровский Н.В. Евангелие в памятниках иконографии. М., 2001. С. 195. Пивоварова Н.В. Фрески церкви Спаса на Нередице: Иконографическая программа росписи. СПб., 2002. С. 72-73. Дюфрен С. Свеча в сцене Сретения в грузинском искусстве. Тбилиси, 1983. Dorothy C. Shorr. The iconographic development of the representation in the temple // Art Bulletin, 1946, March; переиздано в: Литвинов А.Е. Открытие иконы «Сретение» Андрея Рублева. М., 2000. С. 168–169. Этому памятнику посвящена отдельная статья М.В. Алпатова. См.: Алпатов М.В. Икона «Сретения» из иконостаса Троицкого собора Троице-Сергиевой лавры // Труды отдела древнерусской литературы. Т.14. 1958. С. 557-564. Костромская икона / Сост. Н.И. Комашко, С.С. Каткова. М., 2004. Кат. № 130, ил. 218.

Сретение Господне является одним из двунадесятых (то есть одним из двенадцати самых важных после Пасхи) православных праздников. Оно завершает череду праздников, посвященных Рождеству Иисуса и его прославлению как Спасителя. Само слово «сретение» очень древнее и в переводе означает «встреча». О какой же встрече идет речь?

День празднования: 15 февраля

В чем заключается смысл Сретения

В символическом смысле Сретение означает встречу нового со старым, Нового Завета с Ветхим. Новый Завет здесь символизирует младенец Иисус, первенец, которого, согласно закону Моисееву, на сороковой день после рождения принесли в храм для совершения обряда. Согласно тому же закону, на восьмой день после рождения ему было сделано обрезание и дано имя.

В храме Пресвятую Деву и праведного Иосифа встретил Симеон Богоприимец – древний старец, которому, согласно преданию, было уже около 300 лет. Он входил в число 72 толковников, переводивших Ветхий Завет на греческий язык для Александрийской библиотеки, и во время работы над переводом книги пророка Исайи с ним произошло нечто удивительное. В пророчестве было сказано: «Дева примет во чреве своем и родит сына». Симеон посчитал это ошибкой и уже хотел исправить «дева» на «жена», но его остановил ангел Господень, возгласивший, что старец не умрет, пока пророчество не свершится.

Сам Дух Божий привел праведного Симеона в Иерусалимский храм, когда туда принесли младенца Иисуса для свершения обряда и положенного жертвоприношения. Святой Дух открыл старцу, что младенец на руках у матери и есть Мессия, призванный спасти мир. Приняв Божественное Дитя на руки, Симеон произнес слова, которые впоследствии стали началом молитвы «Ныне отпущаеши». После благословения Марии и Иосифа он открыл Божией Матери, какая участь уготована Ее Сыну: будучи Мессией, стать искупительной жертвой.

При этом присутствовала пророчица Анна, служившая Богу в храме денно и нощно. Услышав слова Симеона, она донесла эту весть до народа и «про­ро­че­ство­ва­ла о Нем всем, ожи­дав­шим из­бав­ле­ния в Иеру­са­ли­ме» (Ев. от Луки, 2:38).

Что означает икона «Сретение Господне»

Уже само композиционное решение иконы «Сретение» отражает глубокий смысл этого великого события. Слева изображена Дева Мария и позади нее Иосиф, справа – Симеон Богоприимец и пророчица Анна. Таким образом, правая сторона иконы символизирует Ветхий Завет, а левая – Новый Завет. Центром и связующим звеном между обеими группами является Младенец Иисус, которого Симеон принял на руки с величайшей нежностью и осторожностью.

Но не только заботой о Божественном Младенце объясняется согбенная поза Симеона, но и преклонением перед святостью непорочно зачавшей Девы и теми муками за Сына, которые ей предстоит пережить в будущем.

Сама Матерь Божия выглядит на иконе просветленной и смиренной. Как правило, икона «Сретение Господне» изображает ее с руками, закрытыми одеждой, ведь она уже отдала своего Младенца. Иосиф, стоящий позади Нее, держит в руках двух голубей. Именно такую жертву в Иерусалимском храме дозволялось приносить бедным людям в честь рождения ребенка. Положение Иосифа двойственное: с одной стороны, он праведный муж, соблюдающий все традиции и обычаи, а с другой – охранитель нового, что принесет с собой в мир Иисус. Эта двойственность подчеркивается и его положением на иконе.

Пророчица Анна стоит позади Симеона Богоприимца и является как бы свидетелем, удостоверяющим свершение пророчества, о котором она известит народ и мир.

Уже на заре христианства Сретение считалось праздником, посвященным не только младенцу Иисусу, но и Деве Марии. Оба Они вступают на крестный путь: Иисус, которому предстоит спасти мир ценой собственной земной жизни, и его Матерь, жертвующая своим Сыном и смирившаяся с этой жертвой. Но даже смирившись, Она не сможет не переживать всей душой за Свое Дитя.

И вот эту двойственность праздника – сочетание радости от рождения Спасителя, которую выражает Симеон Богоприимец, и скорбь в предвидении Страстей Христовых – глубоко отражает Икона «Сретение Господне».

В православии соблюдается старинный обычай времен раннего христианства – освящать принесенные свечи, которые потом зажигают до следующего Сретения при молитве и в случае душевных и физических недугов.

Принято считать, что у освященных свечей есть способность к исцелению тел и душ

В старину такую зажженную свечу обычно ставили вместе с иконой у изголовья постели больного и читали молитвы, что помогало его быстрейшему выздоровлению.

Молитва на Сретения к Господу Иисусу Христу

Господи Иисусе Христе, Единородный Сыне и Слове Божий, древле во пророцех Виденный, якоже зерцалом в гаданий, в последок же дний сих плотию от Пресвятыя Девы Марии нетленно рожденный и в четыредесятный день сей во Святилище во Сретение всему миру от Тоя, яко Младенец руконосим, явленный и во объятиях праведнаго Симеона во спасение всем сущим от Адама носимый! Коль преславно и пресветло Твое на руку Богоматери во храм Господень принесение и от святаго старца Божественное сретение Твое! Днесь небеса веселятся и радуется земля, яко видена быша шествия Твоя, Боже, шествия Бога нашего Царя, Иже во Святем. Древле Моисей восходит видети славу Твою, но не возможе увидити Лица Твоего, зане явил еси ему точию задняя Своя. В пресветлый же день сей Сретения Твоего Ты явил еси Себе человеком во святилище, сияя неизреченным Светом Божества, да вкупе с Симеоном видят Тя лицем к лицу и руками да осяжут Тя, и восприемши во объятия своя, да познают Ти Бога во плоти пришедша. Сего ради прославляем неизреченное снисхождение и велие человеколюбие Твое, яко пришествием Твоим даровал еси ныне небесную радость падшему древле роду человечу: Ты бо праведным судом Своим изгнал еси прародители наши из рая сладости в мир сей, ныне же помиловал еси нас и паки отверзл нам райския обители и обратил еси плач наш на радость, да падший Адам к тому уже да не стыдится Тебе за преслушание и да не будет скрыватися Лица Твоего, Тобою призываемый, яко Ты пришел еси ныне, да возьмеши на Себе грех его, да омыеши его Своею Кровию и да облечеши его нага суща в ризу спасения и одежду веселия и украсиши его, яко невесту красотою. Нам же всем Божественное Твое Сретение воспоминающим, сподоби с мудрыми девами изыти на Сретение Твое, Небесному Жениху нашему, с горящими светильниками веры, любви и чистоты, да улицезрим очами веры Божественное Лице Твое, да восприимем Тя в душевныя объятия своя, и да понесем Тя в сердце своем во вся дни Живота своего, да будеши нам в Бога и мы в людие Твои. В последний же и Страшный день Пришествия Твоего, егда вси святии изыдут на последнее и великое Сретение Твое на воздусе, сподоби и нам усрети Тя, да тако всегда с Господом будем. Слава Милосердию Твоему, Слава Царствию Твоему, Слава смотрению Твоему, Едине Человеколюбче, яко Твое есть Царство, и Сила, и Слава со Безначальным Твоим Отцем и Пресвятым и Благим и Животворящим Твоим Духом ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

По сообщению Троицкой летописи, в 1408 для восстановления стенописи в «великой соборной» церкви Успения Богородицы во Владимире были приглашены Даниил иконник и Андрей Рублев. Помимо фресок прославленные московские мастера написали и иконы для иконостаса собора, величием замысла превзошедшие все созданные ранее и ставшие образцом для написанных позднее. Успенский иконостас включал четыре ряда икон. «Сретение» — одна из пяти сохранившихся икон праздничного ряда иконостаса. Икона поражает монументальностью и, одновременно, лаконизмом своего композиционного решения. На ней изображены Богоматерь и Иосиф, приносящие сорокадневного младенца Христа в Иерусалимский храм, Симеон Богоприимец и пророчица Анна, встречающие Христа и свидетельствующие его как Мессию. Встреча (старослав. — сретение) означала свершение пророческих предсказаний о грядущем явлении Мессии, знаменовала конец Ветхозаветной и наступление Новозаветной эры. Праздник Сретения относится к числу Великих (Двунадесятых) и отмечается Православной Церковью 2/15 февраля.

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *