Русская Православная Церковь во времена правления Ивана Грозного.

Царь Иоанн Грозный и святитель Макарий.Фигура Ивана Грозного является наиболее противоречивой в истории России и Русской Православной Церкви. Время его правления можно условно разделить на два периода:

1) С 1547 года (год венчания на царство) до 1565 года (введение опричнины);

2) С 1565 года до 1583 года (смерть Ивана Грозного).

Князь Иван Грозный родился в 1530 году, а в 1533 оду умер его отец – великий князь Василий Иоаннович. Управлять государством стала его мать – Елена Глинская. Но через пять лет умерла и она. Маленький князь в восемь лет остался круглым сиротой. При нем был составлен опекунский совет, в который входили бояре Шуйские, Воронцовы, Юрьевы. Маленький князь видел, как эти бояре ради власти преступали законы морали и государства. Часто они обижали и самого князя. Ему некому было вылить свою скорбь, рассказать об обидах. Поэтому эта обида оставалась в сердце и вылилась в желание мести. Уже в 14 лет по его приказанию был убит один из бояр – Шуйский. Митрополитом в это время был Макарий. Он часто выступал печальником за обидимых и гонимых. Князь слушался митрополита, отменяя новую ссылку или смертный приговор.

1547 год известен как год венчания на царство Иоанна Васильевича. Чин коронации православных монархов известен с древнейших времен. По преданию, Бог, поставив первым христианским царем Константина Великого, через Своего ангела послал ему царские одежды и венцы. Исповедание веры составляло непременное требование чина коронации. Император сначала торжественно возглашал его в церкви, и затем, написанное, за собственноручной подписью, передавал патриарху. Оно содержало Православный Никео-Цареградский Символ Веры и обещание хранить апостольское предание и установления церковных соборов.

Иоанн Грозный стал первым русским царем. Скорее всего, венчание на царство было совершено по инициативе митрополита Макария. В то время идеология «Москва – третий Рим» окончательно закрепилась в Москве. Венчание на царство показывало равные полномочия русского царя и византийского императора в делах Церкви.

В том же 1547 году в Москве произошел пожар. Иван IV в этом усмотрел наказующий перст Божий, побуждающий к исправлениям. Царь порывает связь с прежними боярами-руководителями и образует около себя тесный кружок доверенных советников. В их число вошли Адашев, протопоп Сильвестр, митрополит Макарий. Под влиянием этих советников у юного царя заговорило покаянное чувство о прежнем небрежении государственными обязанностями. Он решил стать достойным царем Русского государства. Уже в 1550 году был созван общеземский собор и был переработан Судебник Иоанна III, и этим было положено начало обновлению русской земли.

По глубокому убеждению митрополита Макария Русская Церковь стала на земле единственной чистой выразительницей христианской истины, но в то же время продолжала страдать некоторыми недостатками. Поэтому святитель Макарий считал своей жизненной обязанностью исправить в Церкви все погрешности и явить миру все заключенные в ней сокровища. Была проведена канонизация всех известных святых Русской Церкви, были созданы Четьи-Минеи. В 1551 году был созван Стоглавый Собор. Царь Иоанн IV принимал деятельное участие в обсуждении церковных нужд, то есть участие Московского государя в делах Церкви возросло еще больше.

Собор 1551 года подверг пересмотру все стороны русской церковной жизни, чтобы очистить ее от недостатков. Он составил ряд исправительных предписаний относительно епархиального управления, епархиального суда, жизни высшего и низшего духовенства, монашествующих и мирян.

Покорение Казани и Астрахани. Во время правления царя Иоанна Грозного были покорены Казань и Астрахань. Царь, собираясь на Казань, имел в виду не только покорить ее своей власти, но и насадить святую веру в земле неверной. Проникнутый этой мыслью, он еще во время третьего похода на Казань в 1551 году приказал своему войску построить в казанских пределах город Свияжск с православными церквями в знамение скорого водворения здесь христианства. Перед последним решительным приступом к Казани (1 октября 1552 года) государь велел всем своим воинам очистить совесть в таинстве покаяния, а сам, когда войска пошли уже на приступ и начали кровавую сечу с врагами, усердно молился в походном храме, отслушал утреню и литургию, исповедался и причастился Святых Христовых Тайн. И едва только вышел он из храма, чтобы отправиться к сражавшимся, как была принесена весть, что Казань пала к его стопам. В избытке чувств царь прежде всего пригласил духовенство собраться с крестами и иконами у ворот покоренного города, на месте, где раньше стояло царское знамя, имевшее на себе изображение Нерукотворного Образа Спасителя, и совершить благодарственный молебен Господу, даровавшему победу. Затем собственными руками водрузил на этом месте крест и заложил первую церковь в честь Нерукотворного Образа Спасителя. Вступая в город, царь повелел нести перед собой Крест Животворящего Древа. При вступлении в Казань царь снова приказал отслужить благодарственный молебен. Потом водрузил на этом месте крест и заложил церковь во имя Благовещения Пресвятой Богородицы. Затем был совершен крестный ход по улицам города, все они были окроплены святой водой, и город был посвящен Пресвятой Троице. Взятие Казани сильно повлияло на окрестных жителей, они спешили предстать перед лицом царя и изъявляли свою покорность. Многие из них тогда приняли крещение. Крестились даже два казанских царя: Утемиш-Гирей и Едигер.

В 1555 году здесь была учреждена святительская кафедра.

В 1554 году была покорена и Астрахань, вследствие чего жившие там татары стали принимать святое крещение.

Учреждение опричнины.Царь Иоанн Грозный начинал свое царствование как благочестивый государь. В 1560 году при странных обстоятельствах умерла супруга Иоанна – кроткая и нищелюбивая Анастасия. Возникли опасения, что царицу отравили, боясь ее влияния на царя. Произведенное дознание показало, что нити заговора тянутся к Адашеву и Сильвестру. Сильвестр был сослан на Соловки, а Алексей Адашев взят под стражу в Дерпте, где и умер от горячки. В 1563 году умер митрополит Макарий. Его преемникам стало гораздо труднее проходить свое поприще, потому что царь с каждым днем становился все подозрительнее и бесчеловечнее.

Измена князя Андрея Курбского и некоторых других бояр, бежавших в Литву, а также вторжение литовцев и крымцев в русские пределы до того усилили подозрительность в Иоанне, что он не считал себя безопасным и в самой Москве. Поэтому 3 декабря со всем своим семейством и некоторыми приближенными людьми царь выехал из столицы в неизвестном направлении. Через месяц (3 января 1565 года) он прислал из Александровской слободы митрополиту грамоту, в которой жаловался на бояр за их постоянные измены и злоупотребления, на святителей и все духовенство – за то, что они вступаются за виновных. И поэтому царь объявил, что оставляет свое государство. Эта грамота очень сильно повлияла на народ. Все со слезами просили митрополита, чтобы тот отправился к царю и умилостивил его. К Ивану Грозному отправились духовенство и бояре. Царь, выслушав их слезные мольбы, обещал возвратиться в Москву при условии, что ему не будут препятствовать казнить виновных по своему усмотрению. Иоанн возвратился в Москву и учредил опричнину. Духовенство теперь уже не могло защищать виновных, поэтому начались казни бояр и невыносимые притеснения всего населения.

Святитель Филипп.Тяжело было духовенству, в особенности митрополиту Афанасию, смотреть на это кровопролитие. Поэтому уже в 1566 году митрополит Афанасий под предлогом плохого здоровья оставил кафедру. На его место был выбран Казанский епископ Герман. Он не смог молча смотреть на творившееся в стране беззаконие. Он решил побеседовать с царем наедине. Митрополит говорил Иоанну о Страшном Суде, об отчете, который должны будут дать все люди, об ответственности царя перед Богом за свое государство. Царь разгневался и удалил митрополита с кафедры. На место митрополита Германа был избран игумен Соловецкого монастыря – Филипп.

Шло время. Кровопролитие в Москве все больше усиливалось. Народ со слезами приходил к митрополиту, прося о ходатайстве перед царем. И митрополит решился вначале наедине побеседовать с царем. Однако беседа не принесла никакой пользы. Тогда святитель Филипп решил всенародно обличить царя, вспоминая слова Спасителя: «Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего; если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово; если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь» (Мф. 18, 15-17).

Царь пришел к обедне в соборную церковь. Митрополит вышел к нему со словами обличения, говоря, что даже у язычников не бывает таких кровопролитий. Царь разгневался на святителя и вышел из церкви.

Через некоторое время в воскресный день царь снова пришел в соборную Успенскую церковь к службе. Сам он и сопровождавшие его опричники были в черных одеждах с капюшонами на головах. В церкви царь приблизился к митрополичьему месту, на котором стоял Филипп и три раза просил его благословения, но святитель ничего не отвечал. Тогда бояре сказали: «Святой владыко, к тебе пришел благочестивый государь и требует твоего благословения». После этого Филипп, взглянув на Иоанна, произнес: «Царь благой, кому поревновал ты, приняв на себя такой вид и изменив свое великолепие? Убойся суда Божия: на других закон ты налагаешь, а сам нарушаешь его. У татар и язычников есть правда – в одной России нет ее; во всем мире можно встречать милосердие, а в России нет сострадания даже к невинным и правым. Здесь мы приносим Бескровную Жертву за спасение мира, а за алтарем безвинно проливается кровь христианская. Ты сам просишь прощения во грехах своих пред Богом, прощай же и других, согрешающих пред тобою…» Иоанн распалился яростью и начал угрожать святителю: «Ты противишься, Филипп, нашей державе, посмотрим на твою твердость». «Я пришлец на земли, — отвечал святой, — как и отцы мои, и за истину благочестия готов потерпеть и лишение сана и всякие муки». Тут же, в соборе, враги Филиппа, желая унизить его всенародно, подготовили на святого старца самую гнусную клевету, которую подучили произнести перед всеми одного отрока, бывшего чтецом домовой митрополичьей церкви. Однако отрок потом сознался, что говорил не по своей воле, а по принуждению. Святитель простил отрока и благословил.

Вскоре после этого митрополит служил в Новодевичьем монастыре. Туда же приехал царь со своими боярами и опричниками. Во время крестного хода перед чтением Евангелия святитель увидел, что один опричник стоит в шапке. Тогда он сказал государю: «Чтение слова Божия следует слушать христианам с непокрытою головою, а эти откуда взяли агарянский обычай предстоять здесь с покрытыми головами?» Однако, Иоанн, взглянув вокруг, никого в шапке не увидел, так как виновный успел снять ее. Царю сказали, что митрополит говорит неправду, издеваясь над его державой. Иоанн вышел из себя, всенародно поносил святителя и называл его лжецом, мятежником и злодеем.

После этого царь принял твердое решение низложить митрополита. Был созван собор, на который приехали многие клеветники и лжесвидетели. Святитель не оправдывался, а только ответил, что не боится смерти, что лучше умереть невинным мучеником, нежели в сане митрополита безмолвно терпеть ужасы и беззакония нечестивого времени, и тут же начал слагать с себя все знаки своего сана. Но царь велел остановиться и ждать судебного приговора. В день архистратига Михаила святитель Филипп служил в своей соборной церкви. Вдруг туда явился царский любимец Басманов, сопровождаемый опричниками. Он приказал прочитать вслух соборный приговор о низложении митрополита. Опричники бросились на митрополита, совлекли с него святительское облачение, одели его в простую монашескую одежду, с позором выгнали из церкви, и, посадив на дровни, отвезли в Богоявленский монастырь.

Иоанн хотел даже осудить святителя на сожжение, так как его обвиняли в волшебстве, но по ходатайству духовных властей согласился оставить ему жизнь. Целую неделю просидел страдалец в смрадной темнице, томимый голодом. Потом он был переведен в монастырь святого чудотворца Николая, так называемый Старый.

Неизвестный Иван Грозный

Царь прислал к нему сюда отрубленную голову одного из его любимых родственников. Святитель поклонился перед нею до земли, благословил ее, с любовью лобызал ее и отдал принесшему. Наконец, по воле царя Филипп был удален из Москвы и сослан на заточение в Отрочь монастырь. Спустя около года, Иоанн, путешествуя в Новгород для лютых казней, когда приближался к Твери, вспомнил о Филиппе и послал к нему одного из своих приближенных, Малюту Скуратова, будто бы попросить благословения на путь. И этот злодей, вошедши в келью страдальца и беседуя с ним наедине задушил его подушкой (23 декабря 1569 года), а потом сказал настоятелю и приставникам, что митрополит умер по их небрежности. Так закончил свое земное поприще этот мужественный святитель, не побоявшийся ни царской опалы, ни самой смерти ради правды Христовой.

Митрополит Кирилл.После смерти святителя Филиппа митрополитом был избран архимандрит Троице-Сергиева монастыря Кирилл. При нем лютость Иоанна достигла крайних пределов. Не довольствуясь уже тем, чтобы губить отдельные лица и семейства, он начал изливать свой гнев на целые города. Торжок, Коломна, Клин, Тверь один за другим были ограблены опричниками и опустошены огнем и мечом. Но более всех испытали на себе свирепость Иоанна жители Новгорода, на которых было донесено, что они составили уже грамоту и готовы предаться польскому королю. Царь сам прибыл в Новгород и в течение шести недель совершал свои страшные казни, от которых погибло несколько тысяч новгородцев и окрестных поселян. Были ограблены не только жилища, но и церкви, и монастыри. Из них в Москву были вывезены лучшие иконы, ризы, колокола. До 500 игуменов, иеромонахов, старцев были собраны из всех монастырей и по повелению царя забиты палицами до смерти, а потом развезены по своим монастырям для погребения. Архиепископ Пимен, который некогда клеветал на святителя Филиппа, теперь сам подвергся поруганию. С него сняли его святительские ризы, в худой одежде посадили на белую кобылу и привязали к ней ногами, вручили ему бубны и волынку и, как шута, возили по улицам города. В таком же виде он был отправлен в Александровскую слободу. Через несколько месяцев его лишили сана и заточили в Веневский монастырь, где он вскоре и скончался.

Остановил разгул опричнины лишь набег на Москву крымского хана Девлет-Гирея. Москва сгорела полностью. Уцелел один Кремль. Только теперь царь понял, что разделение страны приводит к ее уничтожению. Он отказывается от опричнины. В 1583 году царь Иван Грозный умирает.

ВОПРОСЫ:

1. Какое значение имело венчание на царство Ивана Грозного?

2. Для чего были покорены Казань и Астрахань?

3. В чем состоит подвиг святителя Филиппа?

4. Почему была отменена опричнина?

Раздел III. Русская Православная Церковь в патриарший период.

Отношение Ивана Грозного к религии

Иван Васильевич IV, первый царь всея Руси, был неоднозначной личностью, и никто с этим не поспорит. Рекордный по продолжительности период правления Ивана Грозного можно назвать революционным в истории России. Самым значимым – нельзя сказать, что в хорошем смысле — для государства решением царя, конечно же, стало деление земель на земщину и опричнину. В своих решениях он руководствовался православием, но делал это по-своему. Иван Грозный был очень верующим человеком, но и вера у него была не совсем обычная: он, совершенно нетипично для того времени, считал церковь формальной частью религии. Тем не менее, многие считают, что он внес огромный вклад в развитие православной церкви, что даже достоин канонизации. Но как такой человек, который устраивал изощренные показательные казни всех, кто вставал у него на пути, мог считаться набожной личностью? Как относиться к Ивану царевичу III – как к деспотичному единовластному тирану или как к праведному царю, который, благодаря своему самодержавию, в период правления увеличил территорию государства практически в два раза? Как Иван царевич мог одновременно считаться человеком праведным и при том, что он не подчинялся церковным канонам, ставя себя выше этого? В этой работе будет рассмотрены единовластие, как производная от религиозных убеждений Ивана Грозного, и спорные отношения царевича к церкви.

Вся злость и негативный взгляд на жизнь появились у Ивана Васильевича не просто так. Нельзя забывать, что детство царя было, мягко говоря, сложным: он рос сиротой. Воспитывался Иван боярами, которых он в последствие возненавидел за их ненадлежащее к нему обращение. Сам Грозный часто вспоминал детство в самых неприятных для него деталях: «Нас же с единородным братом моим, святопочившим в Боге Георгием, начали воспитывать как чужеземцев или последних бедняков. Тогда натерпелись мы лишений и в одежде, и в пище.

Русская Православная Церковь во времена правления Ивана Грозного.

Ни в чем нам воли не было, но все делали не по своей воле и не так, как обычно поступают дети. Припомню одно: бывало, мы играем в детские игры, а князь Иван Васильевич Шуйский сидит на лавке, опершись локтем о постель нашего отца и положив ногу на стул, а на нас не взглянет – ни как родитель, ни как опекун и уж совсем ни как раб на господ»1. Несмотря на отношение со стороны бояр-временщиков к Ивану, как к чужеземцу и бедняку, он полностью осознавал свое положение и статус. С юных лет он сильно увлекался священными писаниями и постоянно молился. В 1541 году, когда татары своим набегом на южные окраины государства ввели Россию в чрезвычайно опасное положение, царю было не больше одиннадцати лет, и в силу своего возраста он никак не мог отдавать приказы воеводам, поэтому ему оставалось только молиться за победу. И после того, как нашествие отразили, ему внушили, что победа – полностью заслуга царя. “Государь! Мы победили твоими ангельскими молитвами и твоим счастием!”2 – говорили ему воеводы, даже не подозревая, что эти слова произведут огромное впечатление на ум юного царевича: именно после этих слов Иван подкрепил в себе убеждение в возложении на него Богом исключительной миссии – нести ответственность за всю свою страну. Он считал, что между ним и богом существует неразрывная связь, которая дает ему особую власть – власть над жизнями людей. Венчанный царь в то время считался един с государством, то есть все его решения — воля этого государства. В объяснениях своих убеждений он ссылался на слова апостола Павла о том, что «Всякая душа да повинуется владыке, власть имеющему; нет власти

План
Введение
1 Факты народного почитания царя (по версии сторонников канонизации)
2 Реабилитация Грозного митрополитом Иоанном (Снычевым)
3 Движение за канонизацию
4 Реакция церковного руководства
5 Представление об Иване Грозном как местночтимом святом Московской епархии (по версии сторонников канонизации)
6 Мнения богословов и церковных историков
Список литературы

Введение

Вопрос о канонизации Ивана Грозного — вопрос о причислении царя Ивана Грозного к лику святых Русской Церкви. Ставится некоторыми крайне националистически и монархически настроенными церковными и околоцерковными кругами, основывающимися, по их словам, на якобы фактах традиционного народного почитания этого царя. Встречает резкий отпор со стороны большинства церковного руководства и большинства клириков и мирян. Данная тема нашла отклик в ряде публикаций церковных историков и богословов, например, протодиакона Андрея Кураева, профессора Александра Дворкина, Алексея Беглова, Виталия Питанова, протоиерея Владислава Цыпина и архимандрита Макария (Веретенникова). Издательским Советом Русской Православной Церкви в 2003 году была выпущена книга «Царь Иван Васильевич: Грозный или святой? Аргументы Церкви против канонизации Ивана Грозного и Григория Распутина»

Факты народного почитания царя (по версии сторонников канонизации)

Одним из доводов сторонников канонизации были опубликованные в 2002 году газетой «Русский Вестник» «Святцы Коряжемского монастыря» (1624 год), в которых на обороте 205-го листа под датой 10 июня находится запись: «В той же день обретение святаго телеси великомученика Царя Ивана». Церковный историк, профессор Е. Голубинский в своём труде «История канонизации святых в Русской Церкви» (1903 год) признавал, что речь идет о мощах именно Царя Иоанна Грозного, но отмечал, что он входит в «список усопших, на самом деле не почитаемых, но имена которых внесены в каталоги святых», понимая под каталогом частный список из Коряжемских святцев, отмечая что они не отличаются большой достоверностью. При этом в составленной в конце XVII века «Книге, глаголемой о русских святых » среди общерусских или местночтимых святых имя Ивана Грозного не упоминается, хотя составленный в начале XX века «Полный месяцеслов Востока» архиепископа Сергия Спасского практически дословно повторяет текст Коряжемских святцев.

В качестве ещё одного довода сторонниками канонизации приводился факт почитания Иоанна Грозного уважаемым в народе старцем Николаем Гурьяновым (1909—2002), которого Святейший Патриарх назвал «столпом русского старчества». Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычёв) то, что он считает фактами почитания царя русским народом до революции 1917 года: «Как первый Помазанник Божий на русском престоле Иоанн IV, без сомнения, так же почитался в народе после своей кончины, как местночтимый святой благоверный царь. Тем более, что перед смертью он принял великую схиму с именем Иона. Это почитание и отражают нимбы на нескольких известных ныне изображениях Государя. До 1917 года на гробницу Иоанна Васильевича в Московском Кремле приходили простые русские люди просить царя о заступничестве в суде, как небесного предстоятеля перед Праведным Судьей ». В труде протоиерея Н. Извекова «Московский придворный Архангельский Собор» (1916 год) сообщается: «У гробницы его, по усердию многих богомольцев собора, служатся панихиды с поминовением или одного имени Царя Иоанна Васильевича или же с прибавлением к оному имен своих родственников ».

Другая сторона отвергла часть доводов, заявив, что наличие нимба вовсе необязательно свидетельствует о почитании «нимбоносца» как святого Церкви и отображает византийскую традицию отмечать таким способом царствующую особу. Так на фресках Архангельского собора Московского Кремля имеются изображения всех погребенных в нем до 1508 года великих князей с нимбами, а надгробные эпитафии имеют эпитет «благоверный », который был частью официального титула.

Публицист Леонид Болтин утверждает, ссылаясь на писателя А. Н. Стрижева, что последний во время работы в отделе рукописей ГБЛ с документами фондов Святейшего Синода десятых годов XX века — до Собора 1917—1918 годов, якобы обнаружил там список подвижников благочестия, к канонизации которых готовился Синод. Там были и Блаженная Ксения Петербуржская, и Святитель Игнатий Брянчанинов, и Святитель Феофан Затворник, и Святитель Филарет Московский, и Праведный Иоанн Кронштадтский, и царь Иоанн Васильевич Грозный (всего более 25 имён). Однако независимых подтверждений присутствия Грозного в списке не существует.

Реабилитация Грозного митрополитом Иоанном (Снычевым)

Основополагающими для движения за канонизацию Грозного царя послужили статьи и труды митрополита Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычёва), изданные главным образом в 1995 году — в особенности же его сочинение «Самодержавие Духа». Митрополит Иоанн был известен как активный монархист, традиционалист, русский националист и антисемит; его идеалом была теократическая самодержавная монархия, а идеал подобного монарха он видел именно в Иване Грозном. При этом все негативные свидетельства о Грозном он отверг, как недостоверные и исходящие, по его мнению, от иностранцев — врагов России (Поссевино, Штадена, Горсея). Таким образом, Грозный в его сочинениях предстал жертвой глобального четырехвекового заговора, разоблачителем которого владыка Иоанн себя считал.

3. Движение за канонизацию

После смерти владыки Иоанна (1995) движение за канонизацию Грозного, как и Григория Распутина, возглавил его бывший пресс-секретарь, главный редактор газеты «Русь Православная» Констанин Душенов, которому в церковных кругах приписывают соавторство или даже авторство написанных митрополитом Иоанном работ. Вслед за ним появился еще ряд церковных историков и публицистов, работавших в том же направлении. 4 октября 2002 г. в Москве на Международном форуме славянской письменности и культуры состоялось то, что организаторы назвали «научно-богословской конференцией „Исторические мифы и реальность“», а сочувствующие церковные журналисты — «конференцией ученых и специалистов по анализу фактов жизни и разоблачению клеветы на царя Иоанна Грозного и Григория Распутина». Участники конференции направили письмо Патриарху с просьбой о канонизации этих деятелей, указывая, прежде всего, на факты почитания Ивана Грозного в XVI—XVII вв. и на то, что он «являлся во плоти отцом двух святых» — (местночтимого) царя Федора Иоанновича и царевича Дмитрия, и отвергнув все обвинения против Ивана Грозного на том основании, что «историография, особенно светская, посвященная эпохе Царя Иоанна Грозного, полна противоречий и искажений, имеющих не фактологическое, а идеологическое и политическое происхождение» . При этом один из участников конференции, историк Андрей Хвалин, таким образом изложил свою «научную методологию», позволившую ему прийти к столь смелым, с точки зрения традиционной науки, выводам: из источников следует брать то, что «созвучно сердечному исповеданию… Вообще говоря, чем ближе церковный историк ко Христу Спасителю и Христу — Помазаннику Божьему, тем полнее его индивидуальный голос сливается с соборным голосом Церкви». Несмотря на шум, поднятый вокруг имени Ивана Васильевича, число сторонников его канонизации постепенно сокращается по мере осознания провокационного характера данной «канонизации».

4. Реакция церковного руководства

В ходе встречи с представителями ряда российских радиостанций в канун Нового 2000 года, патриарх Алексий II категорически осудил идеи канонизации Ивана Грозного, как и Григория Распутина, особо указав на вину Грозного перед церковью (Среди святых русской церкви, пострадавших от Ивана IV, значатся: митрополит московский Филипп, игумен Псково-Печерского монастыря Корнилий, казанский архиепископ Герман, новгородский архиепископ Пимен, Ефросинья Старицкая):

Возможно ли в одно и то же время молитвенно прославлять и мучеников, и их жестоких гонителей? Ибо канонизация царя Иоанна Грозного фактически поставила бы под сомнение исповеднический подвиг святителя Филиппа и священномученика Корнилия Псково-Печерского, который, по свидетельству летописи, «от тленного сего жития земным царем был предпослан к Небесному Царю в вечное жилище». .

Эту мысль патриарх повторял и позднее.

В крайне резких выражениях, эта идея была отвергнута в докладе председателя Синодальной комиссии по канонизации, митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, Архиерейскому собору РПЦ (октябрь 2004). Доклад отмечал, что:

Собственно, вопрос о прославлении Ивана Грозного и Г.Распутина — вопрос не столько веры, религиозного чувства или достоверного исторического знания, сколько вопрос общественно-политической борьбы. Имена Ивана Грозного и Г. Распутина используются в этой борьбе как знамя, как символ политической нетерпимости и особой «народной религиозности», которая противопоставляется «официальной религиозности» священства… В лице первого царя и «друга» последнего самодержца пытаются прославить не христиан, стяжавших Духа Святого, а принцип неограниченной, в том числе — морально и религиозно, политической власти, которая и является для организаторов кампании высшей духовной ценностью.

Митрополит Ювеналий отметил, что данную кампанию проводят «псевдоцерковные журналисты и публицисты, возглавляемые К.Душеновым и обосновывающие свои „открытия“ авторитетом покойного митрополита Иоанна (Снычева), никогда не являвшегося специалистом в области русской истории XVI века».

В докладе был сделан историографический обзор и особо отмечено, что негативная оценка Грозного едва ли не всеми крупными историками; апологетические же труды про Грозного, отмеченные в советские времена, по словам доклада, писались по личному указанию Сталина. «В современной научной литературе отсутствуют какие-либо попытки апологии Ивана Грозного и его политики. Ряд исследователей объясняют трагические стороны правления Ивана Грозного душевной болезнью царя — паранойей, манией преследования, комплексом неполноценности и т.

Вопрос о канонизации Ивана Грозного

п., не отвергая при этом психическую вменяемость Ивана Грозного» — отмечалось далее. Фактически, митрополит Ювеналий солидаризовался с процитированным им мнением, что требование канонизации Грозного — «ни с чем не сообразное, безграмотное и с исторической, и с богословской точки зрения». Сочинения сторонников канонизации он прямо назвал «измышлениями», отметив, что они произвольно обращаются с источниками: вырывают их из контекста, отвергают или замалчивают неугодные и пр. Далее с иронией отмечается, что «сторонники канонизации Ивана Грозного, часто не понимающие разницы между православным церковным вероучением, основывающимся на Божественном Откровении, и государственно-политической тоталитарной идеологией, произрастающей из человеческого мифотворчества, навязывают русскому церковному народу миф о святом царе, ставшем жертвой невиданного в мировой истории четырехвекового „клеветнического заговора“ , при чем участниками этого „заговора“ оказываются русские летописцы и агиографы, включая св. Дмитирия Ростовского, и также крупнейшие национальные историки, а его „разоблачителями“ — „немногочисленные, выполнявшие социальный заказ ВКП (б) сталинские историки“ . Наконец отмечалось, что сторонникам канонизации не удалось ни найти каких-либо фактов, неизвестных современной науке и опровергающих сложившееся мнение, ни достоверных свидетельств его почитания в русском церковном народа.

Против канонизации Иоанна Грозного

Савва Михалевич

                   Впервые о «святости» царя Иоанна Грозного я услышал лет двадцать пять назад. Идея показалась настолько абсурдной, что её даже не стоило обсуждать. Однако, нашлись люди, усиленно проталкивающие и насаждающие в головы православных христиан эту химеру, на что Церковь дала исчерпывающий ответ устами нескольких своих специалистов (например, архим. Петра Веретенникова). Поборники канонизации не успокаиваются до сих пор и всеми силами стараются доказать правомерность своих притязаний. Такая настойчивость принесла  результаты, и поборники канонизации появились в разных слоях общества, в особенности в кругах околоцерковной интеллигенции. На наших глазах в посткоммунистическую эпоху в ряды Церкви влилась значительная доля неофитов, то есть людей, не имеющих православных корней, лишённых в детстве православного воспитания, не знающих христианского жизненного уклада, но обладающие патриотическим настроем и часто «ревностью не по разуму». Именно в этой среде и зародились симпатии к Грозному государю. Эти настроения были бы смешными, если б со временем не обозначилась иная цель, к которой шли поклонники Иоанна 1У. А вот эта цель качественно иная, гораздо более опасная, возмутительная и абсурдная, чем причисление к лику святых тирана ХУ1 века. Я имею в виду попытки реабилитации И.В. Сталина, которого теперь представляют человеком не только религиозным, православным, но и тайным монахом. А там и до канонизации недалеко! Вот, где собака зарыта! Начали с «кустаря», а дошли до «мастера» заплечных дел! Остаётся прицепить к пантеону Малюту Скуратова и Л.П. Берию. В защиту последнего уже раздаются голоса. Попутно пытаются реабилитировать и Григория Распутина – «святого старца». Сразу встаёт вопрос: кому и зачем это нужно? Ответ лежит на поверхности: это нужно людям, недовольным нынешним политическим курсом или, в большей степени, недавним политическим курсом. Их вполне можно понять. Правление либералов-демократов принесло стране неисчислимые беды и унижения русскому человеку. При Ельцине в СМИ неприкрыто глумились над русским патриотизмом, обзывали народ «быдлом», «совком», «рабом». Эта вакханалия достигла крещендо во время первой чеченской войны, что породило, разумеется ненависть и протест со стороны патриотически настроенных кругов общества к пресловутой «пятой колонне», от которой и шли эти уничижительные эпитеты. Разумеется, все помнят и знают, что дело не ограничилось только унижениями и «обзываниями», страну и народ ограбили до нитки. Именно либералы старались извратить и опоганить русскую историю, стараясь внушить русским комплекс неполноценности. Эффект получился обратный: даже, когда демократы говорили правду о тёмных моментах в русском прошлом (а они есть в истории любого народа, например евреев, о чём неоднократно свидетельствует Библия), им не верили. Именно так случилось с Грозным. Его хаяли, а ура-патриоты твердили: клевета! Кое-кто решил, что единственный способ вернуть утраченное, то есть стране – её богатства, народу – достоинство – восстановить прежние коммунистические порядки и обелить «попранных героев». Ведь подобные энтузиасты родились и жили после ухода со сцены наиболее кровавых представителей советской власти. Одно дело Ленин, Троцкий и Сталин и совсем иное Брежнев или Андропов! Поколению недовольных «демократией» неплохо жилось при последних коммунистах. Это означает, что многие неофиты, внешне православные христиане, не избавились от иллюзий  творцов и «практиков» коммунизма Маркса — Ленина-Сталина, внушённых им с детства.
                             Если рассмотреть аргументы сторонников канонизации Иоанна Грозного, то они смехотворны и сводятся, в основном, к трём постулатам. Первый: Грозного очернил историк Н.М. Карамзин, потому, что он масон, а на самом деле, царь «хороший». Действительно, Николай Михайлович какое-то время сотрудничал с Новиковым и состоял в ложе, но затем от организации «вольных каменщиков» отошёл. Он был некоторое время на подозрении у правительства императрицы Екатерины11 как ученик масонов, но его не тронули, так как имелись доказательства о его разрыве с «вольными каменщиками». Факт «заступничества» Карамзина за Новикова перед правительством, когда последнего заключили в крепость, приводится как порочащий аргумент, но этот случай как раз свидетельствует о порядочности Николая Михайловича, который был человеком чести и возмущался жестокостью расправы с бывшим соратником. Будьте покойны: соответствующие карательные структуры в тогдашней России были на высоте и кого надо, всех доставали. Весьма успешную борьбу с масонами возглавлял сам Потёмкин, за что Г.А. после его смерти пинали все, кому ни лень, в особенности в советский период. Что касается «Истории государства Российского», то это замечательный труд, встреченный с восторгом тогдашним читающим обществом, который не потерял своего значения и в наши дни. Читается легко. Слог замечательный. Пожалуй, ни один последующий русский историк не писал так художественно. Никаких масонских «знаков» или предпочтений в нём нет. Карамзин был религиозным человеком, что отражается  в тексте. Прожил достойную жизнь и принял христианскую кончину. Масонский период – ошибка. Кто не ошибается? Известны и иные выдающиеся личности, порвавшие с масонством. Например, Моцарт, А.С. Пушкин, но никому не приходит в голову отвергать их творчество или сомневаться в его качестве.
             Аргумент второй: пресловутый 9 том «Истории» с радостью встретили декабристы – тоже масоны, революционеры, враги России и т.д. А почему бы им его и не похвалить, когда он нравился всей образованной части общества? Приводят особенные восторги декабриста К. Рылеева. Ну и что? Сам Рылеев обладал литературным вкусом, был неплохим поэтом, написал замечательное стихотворение про Ивана Сусанина. По логике поклонников Грозного, Сусанина теперь прославлять не следует. А может, стоит, подобно библейской пчеле собирать нектар и с ядовитых цветов?  Второй аргумент выставляют «ревнители», которые хотят быть белее белых. Патриотический лагерь у нас неоднороден: есть и такие, кто хочет быть краснее красных.
              Третий аргумент: Грозного (и Распутина) почитали такие и такие-то старцы. Нет уверенности, что эти сведения правдивы: «Кто-то кому-то сказал, кто-то что-то слышал» — вот уровень «достоверности» подобных сообщений. Старцы сами не причислены к лику святых. А если и причислены, то могут ошибаться в вопросах, не имеющих прямого отношения к спасению.
               Хулители Карамзина забыли одну существенную вещь. Настоящий учёный-историк работает с ИСТОЧНИКАМИ. Таковыми являются, во-первых, документы изучаемой эпохи. Во-вторых, свидетельства современников или людей, общавшихся с современниками, а в случае нашем ещё один важнейший источник — летописи. Учёный не находится под влиянием псевдоисторических фильмов или художественной литературы советского периода, подобно поклонникам Грозного. А вот источники рисуют эпоху Иоанна 1У весьма мрачными красками. У поклонников Грозного и тут наготове аргумент. Дескать, свидетельство князя Курбского не имеет цены, потому, что он относился к царю предвзято, и вообще, он диссидент, этакий Солженицын ХУ1 века, а иностранцы, жившие в Москве не могли быть объективными по отношению к русскому монарху. Эти утверждения, мягко говоря, спорны. Тот, кто действительно читал переписку царя с А. Курбским, может заметить,  что опальный князь в своих обличениях употребляет вполне корректные выражения, а царь, напротив, отвечает со свойственными ему гневливостью и грубостью, впрочем, весьма красноречиво, этого не отнимешь. Когда князь Курбский заявляет, что впредь царь лица его никогда не увидит, Грозный отвечает, что мол, подумаешь, уязвил: «лица твоего эфиопского не увижу!». Где тут братская любовь и христианское отношение к врагам, характерные для человека святого?  Иностранцы же вовсе не всегда порицали Иоанна. Иногда и хвалили. Например, за следующее деяние. В Москве в одно время появилось слишком много нищих бродяг, по-нынешнему бомжей. Царь велел их собрать возле одного из московских прудов. Нищие явились, надеясь на царскую милостыню. Вместо этого их всех утопили  в проруби. Иностранный наблюдатель хвалит царя за домовитость  и наведение порядка. Таких эпизодов в жизни Грозного имелось предостаточно, правда по масштабам злодеяний он значительно уступал некоторым  западным монархам, вроде Генриха Английского Синей Бороды или Людовика Х1 Французского и прочим Францизскам, так, что иностранные наблюдатели к нему за подобные деяния не в претензии.
             Большинство наших историков (а вовсе не один Карамзин) относятся к личности Грозного отрицательно и никто даже речи не заводил о его канонизации. Среди этих учёных В.О.

Русский царь Ирод или христианин на престоле?

Ключевский, С.М. Соловьёв, С.Ф. Платонов, П..И. Ковалевский, С..Б. Веселовский, А.Г. Кузьмин, В. Л. Махнач и другие. Это всё люди русские, известные и даже знаменитые, и не масоны!
                Но самым убедительным аргументом против святости царя Иоанна 1У служат убийства двух святых: преподобномученика Корнилиия Псково-Печерского и митрополита Московского Филиппа. Причём первый убит Грозным собственноручно. В случае канонизации царя, придётся этих святых деканонизировать. Кстати, убийство псковского игумена не единственное, совершённое Иоанном. Всё-таки удивительно: наши ревнители не по разуму тащут во святые СЫНОУБИЙЦУ, криком крича, что никакого сыноубийства не было. Но в переписке с Курбским царь этот факт не отрицает, а только пытается оправдать своё преступление. Кроме того, Грозный не в первый раз стал причиной смерти своего отпрыска. В своё время лаврский подвижник преподобный Максим Грек предсказал ему смерть первенца царевича Димитрия (поистине, это имя стало роковым для русских монархов) от первой цены царя Анастасии в случае ослушания, когда старец не благословил ехать царя по святым местам с женой и новорожденным сыном. Грозный не послушался  и младенец умер.
                 Уже не раз обращали внимание, что у Иоанна 1У Грозного явно налицо признаки психического заболевания, называемого паранойей. Паранойя это соединение мании преследования с манией величия, в основе которых садизм, то есть потребность  жестоко мучить кого-то, издеваться над кем-то. Власть – величие дают неограниченные возможности для осуществления этой порочной склонности, а сознание греховности подобного состояния вызывает страх наказания и бешеную мнительность. Грозный – пример маниакальной подозрительности. Ему повсюду мерещилась измена, не беспочвенно, скажем ради справедливости. Но если б царь был другим, не вызывал бы всеобщий страх и ненависть, не приходилось бы так сильно опасаться!  Другим, ещё более впечатляющим примером параноика служит И.В. Сталин. Как можно этого не замечать! Недаром при И.В. выпущены фильмы «Иоанн Грозный» и «Пётр 1». Рыбак рыбака видит издалека!
                   Великий русский народ дал миру целый сонм святых, возможно, больший, чем любой другой христианский народ. Кроме того, во всех областях человеческой деятельности, будь то политика, военное дело, наука или культура русские породили столько гениев, что нация может ими гордиться в веках. И нет никакой необходимости записывать в святые и державники тирана, психопата и садиста, пусть даже он и совершил какие-то полезные деяния, а не только неблаговидные поступки.

                                                                Февраль 2016

© Copyright: Савва Михалевич, 2016
Свидетельство о публикации №216020801304

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Савва Михалевич

Рецензии

Написать рецензию

Другие произведения автора Савва Михалевич

Царь Иоанн Васильевич Грозный: за и против

Полемика с авторами Приложения №4 к докладу митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия

1. В приложении №4 к докладу митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, Председателя Синодальной комиссии по канонизации святых, мы читаем: "Одним из болезненных проявлений современного кризиса исторического самосознания в церковно-общественной жизни является кампания по "реабилитации" и "прославлению" царя ИванаГрозногои Г.Е. Распутина, которая началась в 1990-е годы на страницах научно-популярных книг и была подхвачена рядом СМИ. Споры о деятельности ИванаГрозного идут уже четыре столетия. Но лишь в наши дни нашлись поклонники не только политических приемов, но и нравственного облика ИванаВасильевича. О Григории Распутине же даже его ближайшее окружение не отзывалось так односторонне восторженно, как его нынешние почитатели"(1)

Возражение. Поклонники нравственного облика Ивана Васильевича существуют со времени его царствования — как, впрочем, и его недруги.

"Иоанн IV свят. Причем, святость его подтверждена Русской Церковью внесением этого Государя в каталог русских святых. О нем упоминает академик Е.Е. Голубинский в труде о канонизации русских святых со ссылкой на Преосвященного Сергия. Причем, ссылку дает на два разных издания работ последнего. Там Грозный Царь упоминается не просто как угодник Божий, а отмечается "обретение телеси царя Ивана ", которое следует праздновать 10 июня ст.ст. ….Из этого видно, что Иоанн IV прославлен уже давно. Просто мы, грешные, под влиянием его многочисленных клеветников и ненавистников, умудрились как-то "забыть" об этом очевидном факте.

Влияние церкви во времена правления Ивана Грозного

Это, несомненно, тяжкое преступление. Теперь мы просто обязаны исправить свою ошибку, загладить грех, восстановить в сознании русских православных людей доброе имя великого радетеля о благе Русской Земли и Церкви Христовой — Государя Иоанна IV Васильевича Грозного ". (2)

Вот что писал наблюдательный немец Герберштейн: «Тому кто занимается историей его царствования тем более должно казаться удивительным, что при такой жестокости могла существовать такая сильная к нему любовь народа, любовь, с трудом приобретаемая прочими государями только посредством снисходительности и ласки. Причем должно заметить, что народ не только не возбуждал против него никаких возмущений, но даже высказывал во время войны невероятную твердость при защите и охране крепостей, а перебежчиков вообще очень мало. Много напротив, нашлось во время этой войны таких, которые предпочли верность князю даже с опасностью для себя, величайшим наградам».

2. "В целом почитателям ИванаГрозногои Г.Е. Распутина свойственны игнорирование сложности и противоречивости исторической действительности, деление деятелей прошлого на "своих", "чужих" и "заблуждающихся" ("обманутых"), дилетантизм, предвзятость в освещении событий и в интерпретации источников. Естественно, их построения далеко не соответствуют тому, что известно о жизни ИванаГрозногои Г.Е. Распутина".

"В период сталинского правления стали появляться труды историков С.В. Бахрушина, И.И. Смирнова и других, в которых содержалось оправдание террора ИванаГрозного. Впрочем, эти "исследования" осуществлялись по прямому указанию Сталина, не скрывавшего своих симпатий к опричнине; труды же противников идеализации образа царя (С.Б. Веселовский) при жизни Сталина не публиковались". (1)

Возражение. Трудно обвинить в дилетантизме академика Е.Е. Голубинского, К.Д. Кавелина, С.М. Соловьева, К.Н. Бестужева-Рюмина, М.Е. Салтыкова-Щедрина, Л.А. Мей, А.И. Сумбатова, Р.Ю. Виппера.

"Правильность утверждений Виппера была убедительно доказана трудами Б.Д. Грекова, П.С. Садикова, И.И. Полосина, С.Б. Веселовского и других честных историков на основе множества фактов и документов эпохи Иоанна IV. Все эти источники однозначно говорили, что Грозный был великим и мудрым правителем, искусным дипломатом и полководцем, тонким и дальновидным политиком. Все его дела и поступки диктовались только интересами державы и православного благочестия". (2)

3."Оценки правления и личности ИванаГрозногоначали формироваться еще при жизни царя. К началу XVII в. сложилась историческая концепция "двух Иванов" — мудрого государственного деятеля-реформатора в первой половине правления и кровавого тирана — во второй, в начале XIX в. поддержанная Н.М. Карамзиным. При этом Н.М. Карамзин не без сожаления отмечал: "Добрая слава Иоаннова пережила его худую славу в народной памяти… Народ… чтил в нем знаменитого виновника нашей государственной силы, нашего гражданского образования". Сам Н.М. Карамзин, отдавая должное этому царю как одному из величайших деятелей отечественной истории, ставил результаты его правления в один ряд "с бедствиями Удельной Системы" и татаро-монгольским игом. Отрицательно оценивали правление ИванаГрозногоисторики столь разных взглядов, как М.М. Щербатов, М.П. Погодин, митрополит Макарий (Булгаков), Н.Г. Устрялов, Н.И. Костомаров, Д.И. Иловайский и др."

Возражение. "К сожалению, долгое сокрытие правды о первом Помазаннике Божием и подмена ее злобной фальсификацией нанесло громадный ущерб многим поколениям русских людей, напитав их умы откровенной ложью, которая очень и очень трудно покидает сознание. Велика здесь вина и исторической науки, которая от В.Н. Татищева, М.М. Щербатова и Н.М. Карамзина, их последователей типа Д.И. Иловайского, Н.И. Костомарова, В.О. Ключевского, С.Г. Пушкарева или М.Н. Покровского, не говоря уж о многочисленных альшицах, из поколения в поколение извращала образ и дела Грозного, его несомненные заслуги в становлении и укреплении единой Российской державы, как оплота Вселенского Православия. ….Вот и сегодня на прилавках лежат новенькие издания объемных монографий недобросовестных историков Р.Г. Скрынникова и Н.Ф. Шмурло, в который раз повторяющих застарелые клеветы на Иоанна IV. …Знаменитому церковному историку Н.Д. Тальбергу принадлежат слова, что Карамзин, чья "История" легла в основу всех официальных версий той бурной эпохи, буквально ненавидел Грозного Царя. Какой же объективности, спрашивается, можно ждать от такого исследователя?! А ведь Николаю Михайловичу продолжают внимать без оглядки и по сей день, не понимая, что его "История" более тяготеет к художественной интерпретации, чем к точному и беспристрастному историческому анализу, как это верно подметил литературовед И.И. Векслер". (2)

4."Независимо от того, был или не был преподобный Корнилий Псково-Печерский казнен лично ИваномГрозным, его имя было записано в царском Синодике опальным, а это значит, что царь брал на себя вину и ответственность за смерть преподобномученика".

Возражение. "Что же касается смерти преподобного Корнилия и его ученика Вассиана, которых царь якобы приказал раздавить с помощью какого-то ужасного приспособления, то здесь историки опять повторяют байки Курбского.

По словам митрополита Иоанна Ладожского, на это "нет и намека ни в одном из дошедших до нас письменных свидетельств, а в "Повести о начале и основании Печерского монастыря" о смерти преподобного сказано: "От тленного сего жития земным царем предпослан к Небесному Царю в вечное жилище". Надо обладать буйной фантазией, чтобы на основании этих слов сделать выводы о "казни" преподобного Иоанном IV. Мало того, из слов Курбского вытекает, что Корнилий умервщлен в 1577 году. Надпись же на гробнице о времени смерти преподобного указывает дату 20 февраля 1570 года. Известно, что в этот самый день святой Корнилий встречал царя во Пскове и был принят им ласково — потому-то и говорит "Повесть" о том, что подвижник был "предпослан" царем в "вечное жилище". Но для Курбского действительное положение дел не имеет значения. Ему важно было оправдать себя и унизить Иоанна " (5)"

5."Почитателям ИванаГрозногоне только не удалось найти в Русской Церкви "прикровенно" совершившейся канонизации "оклеветанного" царя, но и обнаружить достоверные свидетельства его почитании как святого в русской церковном народе, для которого веками царь ИванГрозныйоставался отнюдь не святым подвижником благочестия, а всего лишь грозным царем". (1)

Возражение. а) "Но лучше всего в Грозном разобрался русский народ, восприняв его борьбу с крамольным боярством как героическую битву за Русь, воспев Царя во множестве песен, былин и сказаний. Об этом говорят сборники народного творчества П. Симони, Кирши Данилова, П. Киреевского, П. Рыбникова, А. Гильфердинга, А. Маркова, А. Григорьева, Н. Ончукова, С. Шамбинаго и Петра Вейнберга. Об этом говорил А.М. Горький на своих литературных курсах. …Русский народ безошибочно увидел в Грозном Царе своего великого Государя, беспощадного к врагам Отечества и заботливого радетеля о родной земле и людском благе. В народное сознание Иоанн IV вошел умным, проницательным, храбрым и справедливым, т.е. наделенными всеми лучшими человеческими качествами, которые так настойчиво отрицали в нем политические враги Царя при жизни и их "преемники в веках".

б) "Только таким знал своего великого предка государь Император Александр III Миротворец, повелевший в начале своего царствования, в 1882-м году, писать иконы Грозного. Исторический факт святости Царя, давным-давно подтвержденный Церковью внесением его в каталог русских святых, упоминаемый в трудах академика Е.Е. Голубинского, вдребезги разбивает неимоверные усилия врага нашего спасения и его земных слуг по оклеветанию святого благоверного Государя Иоанна IV. Все их судорожные усилия тщетны, потому что тьма не способна погасить свет божественной правды, столь необходимой нам сейчас".

в) "Один был Первый Самодержец и Помазанник Божий, выдающийся Русский Царь, несмотря на множество препятствий, создавший единое централизованное Русское государство, а другой — его сын, Цесаревич, Наследник Русского Престола. Причем оба они отличались высотой духовной жизни и святостью, что и позволило Грозному занять достойное место в святцах еще в 1624 году при первом Романове и его отце, Московском Патриархе Филарете". (2)

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *