Превращение воды в вино во время свадьбы в Кане Галилейской считается первым из 11 чудес Христа, описанных в Новом Завете. Евангелист Иоанн повествует, что Иисус с матерью был приглашен на брачный пир. В разгар торжества выяснилось, что у хозяев закончилось вино. Поскольку новобрачные были хорошими знакомыми Марии, она попросила сына помочь им избежать конфуза. Христос распорядился наполнить 6 пустых каменных сосудов водой. Когда же из них стали наполнять чаши, выяснилось, что вода превратилась к драгоценное вино.

В прошлом году израильские археологи раскопали мастерскую, по изготовлению тех самых каменных водоносов (евреи из религиозных соображений предпочитали использовать каменную посуду вместо глиняной). А недавно руководитель археологической экспедиции в Хирбет-Кане Томас Макколлоу заявил, что обнаружил и само место, где Иисус сотворил свое первое чудо. На право называться той самой Каной Галилейской из рассказа апостола Иоана претендуют пять кандидатов. Чаще всего туристов возят в Кафр-Кану, где расположена Церковь венчания, построенная в 1883 году якобы на том самом месте, где Иисус превратил воду в вино.

— Однако на самом деле Кафр-Кана никакого отношения к библейской истории не имеет, — считает Томас Макколлоу. — Ее стали отождествлять с Каной Галилейской только после 1700 года, когда паломничеством христиан стали управлять католики-францисканцы. Их интересовала не столько историческая точность, сколько удобство логистики.

Где располагается настоящая Кана Галилейская? Археолог считает, что она находится на месте брошенной сегодня деревни Хирбет-Кане, что в 15 километрах от Назарета, города где прошли детство и юность Христа. Эту версию подтверждают результаты археологических раскопок, которые ведутся в этом районе с 1998 года. Ни у одного населенного пункта, претендующего на роль библейской Каны нет такого комплекса доказательств, как у Хирбет-Кане, уверен Томас Макколлоу. Она полностью соответствует географическому описанию в Евангелии и раввинских текстах. Деревня расположена неподалеку от Галилейского моря в области Нижняя Галилея. То, что во времена Христа ее населяли евреи, подтверждается наличием синагоги римского периода и других ритуальных сооружений, кусочками керамики с надписью на древнееврейском и находкой 6 монет эпохи Маккавеев, которые возглавили восстание против ига Селевкидов во втором веке до новой эры…

— Когда Иисус путешествовал со своими учениками по Галилее, Хирбет-Кане была довольно большой древней, которую населяли примерно 1200 жителей, — рассказывает археолог. — Географически она располагается прямо в сердце той области, где жил и проповедовал Иисус. Как следует из Евангелия, Кана была безопасным убежищем или, если хотите, операционным центром. Именно сюда Христос и его ученики возвращаются, когда сталкиваются с враждебностью в Иудее.

Именно Хирбет-Кану христиане византийского периода считали библейской Каной. Это убедительно доказывают результаты раскопок. Профессор Макколлоу и его коллеги обнаружили подземный христианский комплекс, состоящий из четырех, соединенных между собой пещер. Они использовались, как место массового паломничества на протяжении почти тысячи лет. Во всяком случае в одной из пещер были найдены остатки штукатурки, некоторые слои которой относились к византийскому периоду , а другие — к эпохе крестоносцев. Это значит пещеру благоустраивали, как минимум в промежуток с 415 по 1217 годы. На стенах пещеры читаются, как автографы паломников (тогда было в порядке вещей писать свои имена на стенах храмов — чтобы Бог обратил внимание), так и граффити на греческом «Господь Иисус». Другая удивительная находка из подземелья это крышка саркофага с крестами в мальтийском стиле, которую, похоже, использовали в качестве алтаря. Поскольку одна сторона надгробия отполирована, вероятно, руками паломников, которые прикасались к ней во время молитвы. Над этим «алтарем» была обнаружена полка с остатками двух каменных сосудов. «И там было место еще для четырех!» — подчеркивает Томас Макколлоу, намекая на то, что их число совпадает с количеством каменных водоносов на свадьбе с участием Иисуса. Случилось ли чудо превращения воды в вино на самом деле? Ученые никогда не смогут найти доказательств этому сверхъестественному событию. Но теперь мы знаем, древние паломники были уверены, что оно произошло именно в Хирбет-Кане.

Ст. 1-10 На третий день был брак в Кане Галилейской, и Матерь Иисуса была там. Был также зван Иисус и ученики Его на брак. И как недоставало вина, то Матерь Иисуса говорит Ему: вина нет у них. Иисус говорит Ей: что Мне и Тебе, Жено? еще не пришел час Мой. Матерь Его сказала служителям: что скажет Он вам, то сделайте. Было же тут шесть каменных водоносов, стоявших по обычаю очищения Иудейского, вмещавших по две или по три меры. Иисус говорит им: наполните сосуды водою. И наполнили их до верха. И говорит им: теперь почерпните и несите к распорядителю пира. И понесли. Когда же распорядитель отведал воды, сделавшейся вином, — а он не знал, откуда это вино, знали только служители, почерпавшие воду, — тогда распорядитель зовет жениха и говорит ему: всякий человек подает сперва хорошее вино, а когда напьются, тогда худшее; а ты хорошее вино сберег доселе

Что означает брак в Кане и совершенные там таинства?

Слово «Кана» переводится как «имение», а «Галилея» — «откровение». Всякий ум, имеющий способность к принятию божественного откровения, сопрягаясь с добродетелью или чувством, нуждается в посредничестве Слова, дабы добродетель, сопряженная с познанием, была созвучна уму, а чувство покорилось бы его власти, ибо по природе ему повинуется. Поскольку же, по причине преслушания, способность к познанию была размыта течением наслаждений, Слово явилось на землю, возвращая исконную крепость. А просящая мать — это вера, или смирение, или познании мудрость: каждой из этих присуще рождать высшее для людей боговидное состояние.

Слова же Еще не пришел час Мой означают следующее: поскольку предшествует учение знамений — ибо из-за неверующих учению учение знамений — там еще не учил, чувствуя их неверие, а потому и сказал: Еще не пришел час Мой.

А служители означают пророков, которые с помощью своего учения <…> природу, опустошенную через отступничество, а Господь, придя, обратил в духовное знание, а естественное верою возвысил до сверхъестественного. Ведь веру и олицетворяет Богородица. Богородица сотворена Господом и Своим Сыном, а по плоти родила Его. Так и вера — произошла от Слова, но и сама ведет Слово к осуществлению через осуществление дел.

Водоносы, ибо их шесть, означают творческую способность добрых — ведь и Господь сотворил видимый мир за шесть дней. А распорядитель — это различающий закон. Потому он и говорит: Всякий человек подает сперва хорошее вино, а… тогда худшее. Ведь чистый различающий закон, различая, говорит: Следовало, чтобы ум в процессе познания сперва взошел к Виновнику, а уже затем к тому, что после Него, чего не сделал Адам. Или же: Следовало, чтобы учение Господа было впитано прежде Закона и пророков.

Вопросы и затруднения.

Вопрос: Что означает число шести водоносов при браке в Кане Галилейской?

Ответ: Бог, создавший естество человеческое, даровал ему бытие, совокупное с волей, и сочетал с этой волей творческую способность надлежащее. И шесть водоносов есть соответствующая естеству способность творить божественные заповеди; люди, истощив ведение этой ради суетной заботы о вещах материальных, имели ее пустой и лишенной воды, а поэтому не знали, каким образом можно быть чистыми от грязи порока. Ибо , лишенный ведения, не знает и способа, которым добродетель очищает от порока. он пребывает до тех пор, пока не приходит Слово — Создатель естества и не наполняет названную творческую способность надлежащее соответствующим естеству ведением. Подобным образом Оно превращает закон и логос естества в вино, я подразумеваю — в превышеестественное слово ведения. Пьющие это слово удаляются от естества всех сущих и возносятся к сокрытому месту Божественной Глубины, в котором вкушают радость и восторг, превышающие всякие знания, — доброе вино, творящее обожение. Вкушают они такое неизреченное слово уже после всех Домостроительств по Промыслу относительно человеческого.

Творческая сила естества понимается как число шесть не только потому, что в шесть дней Бог создал небо и землю, но и потому, что только это число из чисел есть самое совершенное и состоящее из собственных частей. Писание говорит о водоносах, вмещавших по две или по три меры, поскольку они, соответственно природе деятельной силы, вмещают по естественному созерцанию, словно две меры, целокупное ведение тварных или же ведение, объемлющее телесные и нетелесные , то есть телесные естества, из материи и вида, и умопостигаемые существа, из сущности и несущественного свойства. По доступному же естеству богословскому тайноводству , словно три меры, ведение и духовное озарение относительно Святой Троицы: Отца и Сына и Святого Духа.

Вы же, как ведующие, рассмотрите остальное: каким образом родовая сила естества, творящая лучшее, разделяется на шесть способов добродетелей, также родовых; каковой является сила естества, которая соответствует общей творческой добродетелей и есть общая и наиболее родовая добродетель из прочих, — она, подразделяемая на шесть, также родовых, видов, приводится в созвучие с силой естества, дабы ее можно было постигнуть с помощью способов последней; кто такие «служители, почерпавшие воду» для них, кто — «жених», кто — «невеста», кто — «распорядитель» и кто — Матерь, прямодушно сообщившая Слову: вина нет у них. Всё это остается для рассмотрения посвященному божественных словес и умозрений и истолкователю их, если только, конечно, ему доставляет радость метод духовного толкования . Однако, чтобы рассуждение наше в настоящий момент не осталось совершенно безгласным, я, углубившись в подобные вопросы и не давая, хотя бы частично, духовной пищи тем, кто благородно алчет ее; по возможности продолжу свою речь. Не обещаю, конечно, обнажить весь смысл сказанного, ибо ум мой немощен и не в состоянии постичь этих , но постараюсь настолько, насколько мысль моя способна вместить их.

Говорят, что наиглавнейшей добродетелью является любовь, а наиглавнейшей силой естества, созидающей эту является разум: крепко овладеваемый своей Причиной, он приводится в действие и разделяется на шесть более родовых способов, содержащих в себе виды, на которые присуще разделяться логосу любви; их — алчущих, жаждущих, нагих, немощных и на чужбине — телесно и духовно сохраняет . Ибо не ограничивается одними только телами логос добродетели и не занимается одним только чувством сила естества. Стало быть, наиглавнейшая сила естества становится видообразующей для наиглавнейшей добродетели, своими шестью способами разделяя добродетель на такое же количество видов, посредством которых естество соединяется с единством воли, являя равночестно во всех и нераздельный логос создания, сводимый воедино к самому себе путем благих дел и страданий. Через надлежащие труды возвратив себе этот незыблемый логос, ум отсекает все излишества и недостатки естества, которые измыслило себялюбие каждой воли, соделав звероподобным самое кроткое естество и разделив единую сущность (нельзя сказать ничего более худшего!) на многие противоположные и губящие друг друга части. Тем не менее, они являют устойчивость, созидающую умеренность, соответственно которой изначала по воле Божией были начертаны естественные законы добродетелей. Возможно, что, показывая это таинство, Писание и представляет шесть пустых и безводных водоносов, ибо они обнаруживают бездеятельность естественной и наиглавнейшей силы относительно блага. Следовательно, наиглавнейшая естественная сила, разделяемая на шесть способов делания, образует такое же количество видов из наиглавнейшей добродетели, содержа ее всю в самой себе. Возникнув в соответствии с этой , естество воспринимает свой главный закон — непогрешимого судию истины, которого Писание называет «распорядителем». Он ясно распознает, что «хорошее вино», которое Слово через Свое Пришествие приготовило напоследок, должно было пить изначала и ему следовало опьянять человеческое естество. Я имею в виду, что первоначально следует быть посвященным в наилучший и высший логос, относящийся к Богу, а затем уже, словно вино, становиться посвященным в логосы тварных , уступающие первому логосу. Ибо самым справедливым и подобающим является первоначальное посвящение в логос, служащий причиной возникновения естества, и лишь затем можно исследовать логосы , возникших как следствия этого естества.

«Почерпавшие воду» же суть служители Ветхого и Нового Заветов. Я подразумеваю святых патриархов, законодателей, судей, царей, пророков, евангелистов и апостолов, которыми черпается вода ведения и вновь возвращается естеству. Эту превращает в благодать обожения Слово, как благой Творец естества, обоживающий его благодатью через человеколюбие. Если же кто скажет, что служители суть знающие и благочестивые помыслы, по повелению Слова черпающие воду ведения из благоустроения сущих, то он, я думаю, не отпадет от истины.

Жених, как то совершенно очевидно, есть человеческий ум, ведущий к венцу, словно невесту, добродетель. И званное Слово, оказывая почтение супружеству их, благосклонно приходит , скрепляя связь духовного брака и своим вином духовно разгорячая их порыв к духовной плодовитости.

Матерью же Слова является истинная и незапятнанная вера. Ибо как Слово, в качестве Бога, есть по природе Творец родившей Его по плоти Матери, которую Он соделал таковой через человеколюбие, приняв от Нее рождение в качестве человека, так и в нас Слово, сначала сотворив веру, затем становится Сыном нашей веры, воплощаясь от нее в добродетелях соответственно деланию. Благодаря этой вере мы и совершаем всё , воспринимая от Слова харизмы для спасения. Ибо без веры, Богом по природе и Сыном по благодати которой является Слово, совсем невозможно иметь дерзновения для того, чтобы обращаться с прошениями к Нему.

Давайте же и мы всегда собираться на такую свадьбу, и пусть присутствует Иисус со Своей Матерью, дабы Он вернул в изначальное состояние наше ведение, вытекшее через грех. И пусть Он превратит это ведение в обожение, изгоняющее ум из бытия сущих, укрепляющее и как бы побуждающее к непреложности, словно умопостигаемую воду качеством вина, ведение естества.

Вопросоответы к Фалассию.

Опубликовано 28.07.2020

Как чудо превращения воды в вино на свадьбе в Кане может быть первым чудом, если оно произошло после чудесного улова рыбы, описанного в трех других Евангелиях?

Это было первое из чудес, совершённых Иисусом. Он совершил его в городе Кане в Галилее. Этим Он доказал Своё величие, и его ученики уверовали в Него. (От Иоанна 2:11)

Ответ:

Первое чудо Иисуса Христа и хронология событий

На нашем сайте мы уже рассматривали десятки «противоречий» из Библии. Эти кажущиеся противоречия приходят от людей, которые не пытаются разобраться в Библии, а ищут причины для своего неверия. Кажущееся противоречие с превращением воды в вино на свадьбе в Кане достаточно легко объяснить. Вы должны помнить о том, что когда Иоанн писал свое Евангелие, то он почти наверняка читал Марка, Луку и Матфея. Так что вряд ли он стал бы публиковать какие-то противоречивые данные в своем Евангелии.

Из контекста очевидно, что события, описанные в 1 и 2 главе Евангелия от Иоанна, произошли до того, как Иисус начал свое публичное служение. Во второй главе Иисус говорит Своей матери, что Его время еще не пришло. Другими словами, Его публичное служение, которое включало многочисленные чудеса, еще не началось. Это помогает объяснить написанное в Евангелии от Марка. Почему эти молодые люди оставили свои сети ради того, чтобы последовать за человеком, которого впервые видят?

Когда Иисус проходил мимо Галилейского озера, Он увидел Симона и брата его Андрея, закидывающих сети в озеро, ибо они были рыболовами. Иисус сказал им: «Следуйте за Мной, и Я сделаю вас ловцами душ, а не рыб». Они тотчас же оставили сети и последовали за Ним. (От Марка 1:16-18)

Ответ находится в Евангелии от Иоанна — это была НЕ первая встреча Иисуса с будущими учениками. Они уже встречали Его, возможно месяц назад, и провели с Ним некоторое время. Петр, Иаков, Иоанн, Андрей и Нафанаил уже знали Иисуса Христа до того, как Он призвал первых учеников в 1 главе Евангелия от Марка.

События, описанные в 1 и 2 главе Евангелия от Иоанна, происходят до того, как Иисус отправился в пустыню. Это были Его последние приготовления перед началом Его публичного служения. Иисус превратил воду в вино на свадьбе в Кане еще до того, как началось Его публичное служение, и то лишь потому, что Мария, мать Иисуса Христа, попросила Его сделать это. Так что это действительно было первое чудо Иисуса Христа, как и написано в Евангелии от Иоанна.

Джон Окс
Перевод Петров Игорь

Нашли ошибку в статье? Выделите текст с ошибкой, а затем нажмите клавиши «ctrl» + «enter».
Больше статей по теме
Другие темы
Проверь свои знания онлайн!

Хотите проверить свои знания Библии — пройдите тесты на нашем сайте. Выбирайте интересующий тест из списка, отвечайте на 10 вопросов, и сразу получайте результаты!

Пройти тест

Библейский курс для начинающих

Чему учит Новый Завет, кому он адресован и в чем заключается учение Иисуса Христа? За что умер Иисус на кресте и как это касается вас лично? Зачем нужна церковь? Что такое спасение и как его обрести? Все ли религии ведут к Богу и где найти истину? Напишите нам письмо, в котором укажите, что хотите пройти библейские курсы для начинающих.

Курсы для начинающих

БРАК В КАНЕ ГАЛИЛЕЙСКОЙ

Джакопо Тинторетто

Жизнь Венеции XV—XVI веков — это бесконечные карнавалы, празднества, пиршества… Попадавшим в нее иностранцам город казался земным раем, так поражали их сказочные богатства «царицы Адриатики». Один из них в 1484 году писал: «Венецианцы слишком стремятся пользоваться наслаждениями, они всю землю хотят превратить в сад наслаждений». Эти слова говорят о праздничном, радостном мировоззрении жителей «Серениссимы» («Светлейшей», как испокон веков называли Венецию). И действительно, светское начало в культуре Венеции было выражено сильнее, чем в других городах Италии.

Здесь, в одном из отдаленных кварталов близ пустынного ныне бассейна Мизерикордия, в 1512 году в семье Робусти (владельца одной из красилен) родился сын Джакопо. Старый мастер несказанно обрадовался, чая в нем наследника своего красильного дела и нажитого состояния. Все радовало отцовскую душу: и проявившаяся с детских лет любовь сына к краскам, и мастерство, с которым юный Джакопо смешивал их. Однако то, что хотел сделать из красок сын, было далеко от дела его отца.

И все же сын обессмертил его имя. Да и старший Робусти был настолько благоразумен, что не стал чинить препятствий призванию сына. В 10 лет мальчик начал учиться рисованию, а в 15 лет был уже учеником самого Тициана, который сразу угадал в нем большой талант. Через три года он сказал своему способному ученику: «Этот урок ты выполнил великолепно, больше ты ничему уже не можешь научиться у меня».

А через неделю юный Джакопо находился уже в собственной мастерской, расположившейся на канале Сан-Лука. Он не пренебрегал ничем, что могло служить его художественному совершенству, и потому устроил свою мастерскую так, как никому до тех пор даже и в голову не приходило. На одной из ее стен большими буквами было написано: «Рисунок Микеланджело, краски Тициана». Это означало, что молодой художник хотел бы в своих картинах соединить художественные достоинства двух великих мастеров. А посреди мастерской с потолка свешивалось множество статуэток в самых различных положениях, и все они служили Тинторетто материалом для рисования, для изучения всевозможных положений человеческого тела. А еще он перегородил свою мастерскую несколькими стенками, и получилось у него несколько маленьких каморок, в которых он учился улавливать различное освещение. Для этого он пропускал свет в каморки через нарочно оставленные отверстия то сверху, то снизу, то сбоку. В своей необычной мастерской он проводил целые часы, дни и годы, пока действительно не достиг большого совершенства.

То немногое, что известно о Тинторетто, указывает, что он держался в стороне от шумного праздника венецианской жизни. Он был одержим страстью к работе, а тогдашняя Венеция могла завалить его заказами. Картины Тинторетто рисовал огромные, изображая на них по несколько сот фигур. На одной из его картин их целая 1000! К двадцати двум годам он написал уже 30 больших картин для общественных зданий Венеции, и был приглашен украсить Дворец дожей. Он написал для него гигантские, торжественные полотна, превосходящие по размерам все, что до него было написано.

Страсть Тинторетто к живописи была так велика, что он ни от чего не отказывался, почти не требовал за труд вознаграждения, а иногда писал даже даром. Душа его была переполнена художественными замыслами. Сохранилось несколько легенд о его работе. Так, например, ему, Веронезе, Ральвиати и Цуккаро была заказана картина для конкурса. Конкуренты не успели даже набросать эскизы, а Тинторетто уже написал и поставил на место огромную картину «Апофеоз святого Роха».

В 1561 году для монастыря dei Crociferi он написал картину «Брак в Кане Галилейской», поражающую широтой и свободой своего пространственного дыхания. Немецкий искусствовед Б. Р. Виппер писал, что, пожалуй, «только в станцах Рафаэля зритель испытывает подобное же впечатление». Однако и цели, которые ставил перед собой Тинторетто, и средства воплощения их глубоко отличны от понимания пространства у других мастеров Возрождения. Прежде всего тем, что пространственное построение не является у Тинторетто самоцелью, несмотря на чрезвычайную тщательность перспективной конструкции. Пространство на этой картине — не арена действия, как в классическом искусстве, оно само является активным участником настроения и евангельского события.

На третий день был брак в Кане Галилейской, и Матерь Иисуса была там. Был также зван Иисус и ученики Его на брак. И как недоставало вина, то Матерь Иисуса говорит Ему: вина нет у них. Иисус говорит ей: что Мне и Тебе, Жено? Еще не пришел час Мой. Матерь его сказала служителям: что скажет Он вам, то и делайте.

Было же тут шесть каменных водоносов, стоявших по обычаю очищения иудейского, вмещавших по две или по три меры. Иисус говорит им: наполните сосуды водою. И наполнили их до верха. И говорит им: теперь почерпните и несите к распорядителю пира. И понесли. Когда же распорядитель отведал воды, сделавшейся вином, — а он не знал, откуда это вино, знали только служители, почерпавшие воду, — тогда распорядитель зовет жениха. И говорит ему: всякий человек, подает сперва хорошее вино, а когда напьются, то худшее; а ты хорошее вино сберег доселе.

Так положил Иисус начало чудесам своим в Кане Галилейской и явил славу Свою…

Пространство у Тинторетто кажется во всех слоях наполненным фигурами. Благодаря сменяющимся пятнам света и тени, оно становится живым, отражает движения и переживания человеческой толпы и неудержимо уводит глаз зрителя в глубину. Это стремительное движение пространства сближает живопись Тинторетто с современной ему архитектурой, с идеей возрождения древнехристианской базилики (небольшой церкви прямоугольной формы). Недаром современники с восторгом отмечали перспективный эффект картины «Брак в Кане Галилейской», который делает зал более глубоким и обширным, а человеческую толпу более многочисленной, чем она есть на самом деле.

Пространство у Тинторетто сделалось иным и по своей световой и воздушной насыщенности. Впервые оно стало иметь не только объем и протяженность, но и своеобразную эмоциональную температуру: оно может быть холодным и жарким, угрюмым и сияющим, спокойным или тревожным.

Интенсивность пространства приводит еще к одному существенному моменту в замысле «Брака в Кане Галилейской». Если у многих итальянских художников Возрождения событие разворачивается обычно в центре или на переднем плане картины, то у Тинторетто центральный мотив композиции перемещается не только к краю картины, но и в ее глубину. Все перспективные линии, тесные ряды пирующих неудержимо уводят зрителя в глубь картины, к далеким и маленьким фигуркам Христа и Марии. Там основной стержень события, там его внутренний смысл… Там, в тишине молчания, совершается чудо, тогда как шумное движение больших фигур переднего плана является лишь его внешним отголоском.

Тинторетто сделал здесь великое открытие, в понимании пространства произошел настоящий перелом. И даже более того — новое мировосприятие: он открыл для живописи значение второго плана. Пространство оказывалось теперь живым и действенным во всех планах, во всех направлениях, на любом расстоянии. Не только изображение становится целью художника, но и настроения и переживания, которые в него вложены; не только самодовлеющий человек является героем картины, но и его чувства и мысли.

Если сравнить «Брак в Кане Галилейской» Тинторетто с одноименной картиной Веронезе, то у последнего она пышнее и богаче по красочному звучанию, разнообразней по мотивам и характерам, пиршественней по настроению. Но насколько глубже, сокровенней и человечней образы, созданные Тинторетто!.. Недаром его иногда называют «первым импрессионистом», потому что он (как и они) никогда не вдавался в мелкий реализм деталей, а всеми средствами художественной техники стремился к грандиозному изображению вселенной. Красота почти не имеет для него значения, не заботится он и о красоте форм и красок.

Вазари назвал Тинторетто «самой отчаянной головой, какая только была среди живописцев». За этой «отчаянной головой» даже не всегда поспевала кисть, настолько безудержно стремился он к иллюзии, оптическому обману, как будто бы им руководило только «сладострастие пространства».

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *