Накануне Своего вознесения Господь Иисус Христос сказал Своим ученикам: «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их исполнять всё, что Я заповедал вам» (Мф. 28:19-20); «идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет» (Мк. 16:15-16).

Эта заповедь – одна из самых малоисполняемых в Православной Церкви. Ещё святитель Николай Японский писал: «Шедше, научите вся языки – как будто и в Евангелии нет. Хотя слышат это все и знают наизусть. И нет у нас иностранных миссий! В Китае, Индии, Корее, здесь – моря и океаны язычества, все лежит во мраке и сени смертной, но нам что же? Мы – собака на сене! Не моги-де коснуться Православия – «свято оно”! Но почему же вы не являете его миру?» (Дневник, запись от 12 июня 1896 года).

И действительно, стоит заговорить о внешней, подлинной миссии даже с воцерковлённым человеком, как тот, поморщившись, непременно ответит, что, мол, конечно, проповедовать Слово Божие всяким папуасам и китайцам – дело неплохое, но вот нам бы сначала «своих» обратить всех ко Христу, а потом уже можно подумать и о «чужих».

К сожалению, говорящие так, не понимают или не хотят понять две вещи.

Во-первых, это означает, что мы сознательно отказываемся исполнять заповедь Господа нашего Иисуса Христа о проповеди ВСЕМ народам. Слыша заповедь Спасителя, мы думаем не о том, как её исполнить, а о том, как обосновать наше нежелание её исполнять. Со всеми вытекающими для нашей духовной жизни последствиями.

Как известно, дорога под названием «сделаю завтра» ведёт на дорогу под названием «никогда». Говоря, что проповедью Евангелия иным народам мы займёмся лишь после того, как обратим всех русских, мы тем самым говорим, что не займёмся ею никогда – ибо совершенно ясно, что как бы хорошо мы ни проповедовали «своим», они никогда все поголовно не станут православными, поскольку в большинстве случаев причиной их неверия является не недостаток сведений о вере или должных православных примеров, а сознательный выбор. Точно так же и во времена апостолов обстояло дело в еврейском народе. Если бы апостолы решили тогда «обратить сначала своих, а потом уже идти к чужим», то и до сих пор еврейский народ не был бы поголовно православным, а все остальные народы, включая и наш, русский, погибали бы в язычестве.

Во-вторых, внутренняя миссия никогда не будет успешной без внешней. Любой «наш» невер, которому станут проповедовать Православие, может с полным основанием сказать: «Вы меня призываете жить по заповедям Христовым? Так почему же сами их не исполняете? Христос говорит: «проповедуйте Евангелие всей твари», а вы не проповедуете». Конечно, так сказать сможет лишь один из сотни, но остальные девяносто девять, хотя не смогут выразить это в словах, но почувствуют то же самое на духовном уровне. Ибо кого могут обратить к Богу те, кто сами сознательно не желают исполнять Его заповеди?

И напротив, если мы станем проповедовать неправославным народам, как тем, которые живут в России, так и тем, которые живут вне её, то станет результативнее и внутренняя миссия. И подвижническое служение миссионеров, и подвиги веры среди новообращённых иноплеменников зажгут огонь благочестивой ревности во многих «номинально православных». Так что акивная проповедь Русской Православной Церкви среди иных народов причинит не ущерб, а большую пользу для распространения веры в русском народе.

Сюда же нужно отнести и такой «аргумент», что, будто бы, у нас сейчас столько внутренних проблем, что не до миссии, а вот когда проблемы разрешатся, тогда уже и подумаем… На самом деле здесь перепутана причина со следствием. Наши проблемы являются следствием того, что мы не живём по заповедям Христовым, одна из которых – «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа». Единственный путь к преодолению проблем – начать жить по заповедям, в том числе и по этой. Заповеди даны не для тех, у кого нет проблем, а для всех, кто называет себя православными христианами.

Наконец, с темой соблюдения последней заповеди Спасителя связан ещё один важный вопрос, непосредственного касающийся участи нашего земного отечества и нашего народа.

Многие столетия Православная Церковь практически не занималась миссией, если не считать отдельные усилия Русской Церкви. Для большинства Поместых Церквей извинительным обстоятельством было турецкое иго, которое весьма затрудняло жизнь православных христиан. Однако в XIX веке Греция, Болгария, Румыния, Сербия и Черногория получили свободу, но, увы, эти православные народы вовсе не спешили поделиться Православием с теми, кто о нём не знает.

Из-за этого ещё сто лет назад Православие было ограничено ареалом компактного расселения традиционно православных народов. Во всём остальном мире о православной вере не знали вообще ничего. Это касалось даже самых образованных людей Западной Европы, не говоря уже про жителей Азии, Африки, Южной Америки и Австралии.

И в ХХ веке для членов абсолютно всех Поместных Церквей возникли такие условия, что им невольно пришлось покинуть обжитые места и расселиться по всем тем странам, куда они не хотели ехать добровольно. В России это были революция, гражданская война и великая отечественная, в Сербии, Болгарии и Румынии – приход коммунизма, в Греции – гражданская война и экономические проблемы, для Антиохийского и Иерусалимского патриархата – усиление давления со стороны иноверного окружения.

Таким образом минувший ХХ век стал веком широчайшего распрострнения Православия по планете. Православные диаспоры появились на всех континентах и в подавляющем большинстве стран. И везде, где они появлялись, – возникали православные храмы, а в них священники и епископы, производились переводы литургии на местные языки, издавалась православная литература на языках неправославных народов.

Так возникли условия для того, чтобы местные жители начали узнавать о Православии, а узнав, многие стали обращаться в истинную Церковь Христову, и обращать других. Благодаря этому в Западной Европе и Азии православными стали тысячи, в Америке – десятки тысяч, а в Африке – сотни тысяч человек.

В древнем варианте жития апостола Фомы рассказывается, что он, получив в удел для проповеди Индию, никак не хотел отправляться в такую далёкую страну. И Господь ему помог – продав в рабство капитану корабля, отправлявшегося в Индию. Глядя на вышеприведённые факты под этим же углом, складывается впечатление, будто Господь посредством скорбей выгнал православных на проповедь иным народам, куда они не хотели идти добровольно. Мы сами вынудили Его к тому своей ленью и бездействием.

И сейчас, после падения безбожной власти и обретения Церковью полной свободы в своей деятельности, мы имеем столько возможностей для успешной и эффективной внешней миссии, скольких, наверное, не было ни в одно из предыдущих столетий. И, однако же, мы почти ничего не делаем для внешней миссии. Есть лишь несколько энтузиастов, которые не имеют никакой поддержки ни со стороны Церкви, ни со стороны государства. Стыдно сознавать, что Русская Православной Церковь, самая многочисленная из всех Поместных Церквей, уделяет внимание внешней миссии едва ли не меньше всех остальных.

Ещё более полутора веков назад святитель Филарет Московский писал: «Святая Церковь имеет нужду в проповедниках веры для возвещения ее в соседних странах – Китае, Японии, Америке, Тибете, Бухаре, Хиве, Кохане, Персии, Турции и во всех европейских государствах латинского, лютеранского и реформаторского исповедания» (Доклад государю о причинах бедственного положения Православной Церкви в России).

Этот императив нашей Церкви был выражен ещё в позапрошлом веке, и, однако же, в некоторых из перечисленных святителем Филаретом странах по сей день не ступала нога православного миссионера.

Последняя заповедь Спасителя по-прежнему остаётся в небрежении. Как знать, не готовим ли мы тем самым на свою голову новые кары, которые заставят нас отправиться туда, куда мы не хотим ехать по своей воле?

Конечно, не каждый может оставить всё и поехать в Африку или Азию, чтобы проповедовать там Православие. Это особое служение, на которое может решиться лишь подлинно великий духом и преданный Богу человек. Но абсолютно каждый православный христианин может в меру своих сил оказать посильную помощь тем нашим миссионерам, которые уже трудятся в иных странах.

Примером в этом является святой праведный Иоанн Кронштадтский, который, служа в России, всемерно поддерживал миссию, жертвуя и для строительства православного храма в Германии, и для первого православного храма в Южной Америке, и на Японскую православную миссию, и миссионерам в других странах.

Уже сейчас наши русские миссионеры самоотвеженно трудятся в Таиланде, Гонконге, Монголии, других местах. Они нуждаются в нашей поддержке – как духовной, так и материальной. А мы нуждаемся в том, чтобы эту поддержку им оказать, ибо так мы исполним последнюю заповедь Спасителя и сможем стать соучастниками того, что Он обещал, говоря: «Если заповеди Мои соблюдете, пребудете в любви Моей» (Ин. 15:10).

«И сказал им: идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари» (Мар.16:15)

Некоторые так называемые «специалисты по катарам» представляют нашу Церковь как некий региональный феномен, неотделимый от Окситании. Это так удобно: «земля катаров», «замки катаров» — благодатная почва для туризма. И как здорово пофантазировать на досуге о благородных рыцарях, гарцующих на конях, и не менее благородных дамах, которые перемежали трубадурские рифмы с благочестивыми размышлениями. И в эту радужную утопию как нельзя лучше вписываются суровые «катары» — всегда странствующие (как же иначе?) по этим замкам.

Но этот бесспорно красивый миф ролевиков и любителей свести Церковь Добрых Христиан к региональной особенности Лангедока – всего лишь сказка. На самом деле, эта Церковь родилась в Иерусалиме, приблизительно в 33 году нашей эры. Иисус Христос сказал Своим ученикам: «Не отлучайтесь из Иерусалима, но ждите обещанного от Отца, о чем вы слышали от Меня, ибо Иоанн крестил водою, а вы, через несколько дней после сего, будете крещены Духом Святым.» (Деян.1:4-5). И еще: «Вы примете силу, когда сойдет на вас Дух Святый; и будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли.» (Деян.1:8)

До края земли… Апостолы проповедовали Евангелие и возлагали руки, передавая крещение Святым Духом на иудеев и язычников: эллинов, римлян, парфян и мидян, критян и аравитян. Одни словом, все народы, обитавшие в некогда могущественной Римской империи, могли услышать послание Спасения. С самого начала наша Церковь была кафолической, то есть всемирной. Все души – это дети Божьи, и ни одна не должна погибнуть. Движимые этой экуменической идеей, апостолы и наследники апостолов несли Добрую Весть, то есть Евангелия, все дальше. Им не страшны были преследования сильных мира сего. Они погибали на аренах, от меча или от диких зверей.

Но тогда дьявол, князь этого мира, придумал, как погубить Церковь Христову. Он склонил симпатии светских властей к новой религии и те сделали ее государственной. Нет ничего страшнее искушения властью. Вчера гонимые, некоторые Добрые Христиане превратились в гонителей… И тут же утратили Святой Дух. Они уже не были Добрыми Христианами – но у них был админресурс. И, чтобы скрыть свое отпадение от святости, они узурпировали для себя право называться Церковью Христовой, объявив настоящих служителей Бога еретиками.

Тем не менее, множество Христиан и Христианок в Западной империи и Византии продолжали быть носителями Святого Духа. Они неукоснительно следовали заповедям Христовым, жили в праведности и передавали дар спасать души посредством обряда возложения рук. Как правило, они жили на задворках империй, подальше от больших городов и блистательных столиц с их опасными правителями — архиепископами, епископами, Папами и патриархами. Они жили в небольших монастырях и скитах, когда Европу сотрясали набеги гуннов и норманнов. Слишком бедно, чтобы номадам захотелось их грабить. Когда же, через тысячу лет после Рождества Христова, опустошающие войны прекратились, климат изменился к лучшему, а научно-технический прогресс помог собирать более богатые урожаи, у обычных людей появилось время задуматься не только о хлебе насущном, но и духовном.

И тогда Христиане пришли к своей пастве, раз та нуждалась в них. Они оставили свои бенедиктинские монастыри – ведь Римская курия и епископы выстраивали вертикаль власти и назначали туда настоятелей, не стяжавших Духа Святого и не заботящихся об этом. На переломе тысячелетий о Добрых Христианах, которые неукоснительно соблюдают все заповеди Божьи, узнали современная Бельгия, Голландия, Рейнские земли, север Франции (Камбрэ, Дуэ, Аррас, Амьен). Их видели в Малой Азии и Болгарии – в тогдашней Византийской империи. Они проявились в Италии и Боснии. И, конечно же, в Лангедоке. Окситания была не единственной страной, где вера Добрых Христиан, позже названная «катарской ересью», процветала в мире. В Болгарии, Ломбардии, и Тоскане ею были охвачены целые города. Церковь–узурпаторша давала им различные обидные прозвища: «катары», «альбигойцы», «ткачи», «фифлы», «носящие суму»… Но сами себя они называли просто: христианами.

Они знали, что все те, кто исполняет ВСЕ заповеди Христовы, являются истинными служителями Бога. Только те, кто живут не по законам мира, становятся не от мира, как сказано: «Приблизьтесь к Богу, и (Бог) приблизится к вам» (Иак.4:8) И только из таких святых людей может состоять Церковь Божья. Она была создана в день Пятидесятницы дуновением Духа Святого. Это Божье творение – Церковь Христова. Она как свет во тьме, она не меркнет, тьма не может ее объясть. Она может только на время скрыться из виду, стать невидимой. Но поскольку Церковь Святых – это установление Божье, она не может погибнуть, как и все Его дела. Ее основал сам Господь Наш Иисус Христос, и Ему она и будет принадлежать, до конца времен. Так в Евангелии от Матфея (28,20) говорит сам Господь, Который никогда не обманывает и не подает ложной надежды:

«И се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь».

Прощаясь со Своими учениками перед тем, как вознестись на небо, наш Спаситель, Иисус Христос сказал: «Дана Мне всякая власть на небе и на земле: итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь». Из разных мест Евангелия видно, что Господь любит все народы и хочет спасти людей всех народов мира. Вот несколько слов из Священного Писания в подтверждение этого: «… ибо Ты (т.е. Спаситель Иисус Христос) был заклан, и Кровию Своею искупил нас Богу из всякого колена и языка, и народа и племени…» «После сего взглянул я, и вот, великое множество людей, которого никто не мог перечесть, из всех племен и колен, и народов и языков стояло пред престолом и пред Агнцем в белых одеждах и с пальмовыми ветвями в руках своих». «И увидел я другого Ангела, летящего по средине неба, который имел вечное Евангелие, чтобы благовествовать живущим на земле и всякому племени и колену, и языку и народу…» Итак, дорогой читатель, ты дорог Господу, из какого бы народа ты ни происходил: из большого или из малочисленного. Он любит тебя. Все люди и все народы одинаково ценны перед Господом. Иисус Христос умер, чтобы спасти всех людей на земле: «Ибо всякий, кто призовет имя Господне, спасется» — читаем мы в Евангелии. Читай и ты Евангелие, Слово Божие! А если Евангелие еще не переведено на твой родной язык, может быть, именно ты и твои друзья и переведете его. Почти на две тысячи языков мира оно уже переведено.

Читайте более подробно: Евангелие от Матфея 28:18-20; Откровение 5:9; 7:9; 14:6.

«Идите и бейтесь»

Траурные мероприятия прошли в холле Ледового дворца спорта ЦСКА. Около шести тысяч человек отдали дань памяти одному из самых известных комментаторов страны, Сергею Гимаеву. Рядом с ЛДС ЦСКА появилось граффити в честь ушедшей легенды с его знаменитыми словами: «Идите и бейтесь».

«Точную цифру сейчас назвать не смогу: посетителей было очень много. На церемонию приехали не только руководители клубов, тренеры, функционеры, но и журналисты, потому что Сергей Наильевич был связующим звеном между нами. По предварительной информации, на церемонию пришло порядка шести тысяч человек», — приводит ТАСС слова президента ЦСКА Игоря Есмантовича.

Золотые слова 👍 #ЦСКА#Гимаев#хоккейpic.twitter.com/P8fdR6dCIe

— Sovsport.ru (@sovsport) 21 марта 2017 г.

Функционер также выразил благодарность за помощь в организации прощания с Гимаевым президенту КХЛ Дмитрию Чернышенко и главе ЦСКА Михаилу Барышеву.

«Увы, в последнее время мы слишком часто собираемся в ЛДС ЦСКА по таким трагическим поводам. Уходят наши олимпийские чемпионы, чемпионы мира. Гимаев очень много сделал как для всего отечественного хоккея, так и для нашего клуба в частности. И в качестве хоккеиста, и в качестве руководителя детской школы», — добавил Есмантович.

Напомним, Гимаев скончался в субботу, 18 марта, в Туле на 63-м году жизни во время матча команды ветеранов. Смерть наступила из-за тромбоэмболии, или закупорки кровеносного сосуда тромбом.

«Нужно ввести диспансеризацию для ветеранов»

Проститься с комментатором пришли руководители КХЛ — бывший президент лиги Александр Медведев и действующий глава КХЛ Дмитрий Чернышенко. Медведев предложил создать турнир памяти Гимаева и отметил, что все хоккейные ветераны должны проходить регулярные медобследования, чтобы не допустить новых трагедий.

«Я уверен, что федерация и КХЛ придумают, как увековечить память Сергея Гимаева, чтобы это было достойно его памяти, — турнир, кубок или приз. Гимаев был разносторонним человеком, спортивное телевидение развивалось благодаря ему. Я уверен, что уже по окончании этого сезона мы услышим о призе имени Гимаева», — приводит слова Медведева «Чемпионат».

«Обязательно надо ввести диспансеризацию ветеранов, которые участвуют в различных турнирах, благотворительных матчах. Нужна диспансеризация два раза в год. Чтобы обязательно мерили на стадионе давление, пульс. Тем более, многие матчи проходят в ожесточённой борьбе. Это настоящий хоккей, а не показательные игры. Здоровье надо беречь. Мы сделаем это вместе с федерацией», — добавил экс-глава КХЛ.

В свою очередь, Чернышенко отметил, что пока не понимает, как компенсировать потерю Гимаева.

«Конечно, Сергей Наильевич такая глыба многогранная. И это не просто красивые слова, которых требует этот печальный момент. Он прожил всю жизнь в хоккее, и закончилась она на хоккейной площадке», — цитирует «Р-Спорт» президента КХЛ.

Проститься с Гимаевым пришёл и председатель совета директоров РЖД Аркадий Дворкович, не раз выходивший с комментатором на лёд.

«Я лично знал его. И его репортажи слушал с удовольствием. Мы играли вместе в благотворительных матчах. Он имел огромное значение для хоккея, потому что был его лицом. Болельщики ценили его профессиональные, честные комментарии. Он мог обо всём сказать так, как есть, а не так, как всем нравится. А болельщики всегда это чувствуют», — подчеркнул Дворкович.

«Мы все ждали его репортажей»

Из числа бывших партнёров Гимаева по ЦСКА церемонию прощания с восьмикратным чемпионом СССР посетили Вячеслав Фетисов и Валерий Каменский.

«Было видно, что он получал удовольствие от каждого комментария, каждого матча, к которому готовился. У него было своё мнение на всё. Гимаев отстаивал, спорил и видел игру по-своему. Молодые комментаторы, которые сейчас появляются на телевидении, многому у него учились. Возможность общения с такими людьми помогает ребятам расти. Это большая утрата. И я выражаю соболезнования родным и близким, а также всем, кто стал фанатом Сергея Наильевича», — заявил Фетисов.

Двукратный олимпийский чемпион вслед за Александром Медведевым призвал ввести обязательную диспансеризацию на хоккейных турнирах для ветеранов.

«У нас много где нет контроля. Это напоминание для всех ветеранов, что нужно следить за собой, проверять здоровье. Спортивная жизнь много сюрпризов со временем преподносит, потому что это контактный вид спорта, много столкновений. Это дело нельзя пускать на самотёк. Сергей Наильевич такой месседж всем послал: нужно следить за собой, думать о себе, о родных и близких», — подчеркнул Фетисов.

Сергей Гимаев — Хоккейный голос России. 2008 г. Легендарный гол Ковальчука в финале ЧМ Россия — Канада. pic.twitter.com/KX4WKLUdQc

— Пет₽ович (@Petrovichmos) 18 марта 2017 г.

Валерий Каменский, председатель спортивно-дисциплинарного комитета КХЛ, напомнил, что Гимаев посвятил хоккею всю жизнь, сначала играя в ЦСКА, затем работая тренером и в последнее время комментируя матчи.

«В это тяжело поверить. Что тут говорить… Приношу соболезнования родным, близким и всему российскому хоккею. Мы все с удовольствием ждали его репортажей, потому что он был открытым человеком и знал хоккей, всех хоккеистов. Все ветераны и молодые соболезнуют. Очень жалко», — произнёс обладатель Кубка Стэнли — 1996.

«Никакой замены ему нет»

Потерю Гимаева тяжело перенесли и коллеги-журналисты. Все они отмечали, что восьмикратный чемпион СССР по хоккею был очень простым человеком, без каких-либо признаков заносчивости и с лёгкостью шёл на контакт даже с начинающими репортёрами.

«И всё-таки не могу в это поверить… «Был»… Есть люди, на которых смотришь — и кажется, что с ними ничего просто не может случиться. Здоровые, жизнелюбивые, полные сил, энергии и планов. Они и уходят вот так — стремительно, в одно мгновение, ничего не успев понять. Наилич был не только голосом, но и душой нашего сегодняшнего хоккея. Хоккея, в котором как раз души-то и остаётся всё меньше. И никакой замены ему я не вижу. Незаменимые — есть», — написал в «Спорт-Экспрессе» Игорь Рабинер.

В свою очередь, Олег Браташ, защищавший цвета ЦСКА, а затем работавший на телевидении вместе с Гимаевым, признался, что, узнав о смерти коллеги, не мог уснуть всю ночь.

«Меня многое связывало с Сергеем Наильевичем. В своё время, когда меня призвали в ЦСКА, он как раз закончил карьеру. Я переодевался в раздевалке на его месте. Это был 1985 год. Потом мы с ним тесно сотрудничали, когда работали на телевидении, очень много общались. Я просто потрясён. Сильно расстроился, когда узнал. Смог заснуть только под утро. Услышал трагическую новость во время трансляции матча «Локомотив» — ЦСКА», — цитирует Браташа официальный сайт ФХР.

Известный комментатор Василий Уткин не стал говорить о Гимаеве, как о человеке, «открывшем жанр», но подчеркнул, что он был единственным человеком из золотых времён советского хоккея, который умел объяснять игру.

«И сейчас, когда его не стало, мы понимаем, что он был незаменим. Никем. Поколение породило великое ЦСКА. Великую сборную. Великие победы. И только одного комментатора (эксперта, это неважно). Он умер в расцвете комментаторских сил, на пике интереса к его работе. У нас есть время задуматься, как же нам не хватает таких, как он. До какой степени он, Сергей Гимаев, незаменим. И незабываем», — написал Уткин на своей странице в Facebook.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *