Первый вертолет Сикорского

Выдающийся авиаконструктор Игорь Иванович Сикорский (1889-1972 гг.), по праву считающийся основоположником мирового вертолетостроения, родился 25 мая (б июня) 1889 г. в семье известного киевского научного и общественного деятеля, врача-психиатра, профессора Ивана Алексеевича Сикорского. Роль родителей в воспитании и становлении сына трудно переоценить. Именно от матери Марии Стефановны маленький Игорь впервые услыхал о геликоптере. Она увлекалась творчеством Леонардо да Винчи и рассказала сыну о спроектированной великим итальянцем машине. Любимой книгой Игоря был роман Жюля Верна «Робур-завоеватель», в котором описывалось путешествие вокруг света на воздушном корабле-вертолете.

Лучшие ударные вертолёты в мире

Сикорский вспоминал, что, когда ему было одиннадцать лет, он видел во сне полет на таком летающем гиганте. В этом сне воплотилась мечта и цель всей его жизни.

И.И. Сикорский в президентском вертолете S-61 в 1962 г.

В.Р. Михеев, канд. техн. наук, Институт истории естествознания РАН

Как и все будущие авиационные конструкторы, Игорь начинал с постройки летающих моделей. В 12 лет он соорудил первую модель вертолета с резиновым двигателем. За ней последовало еще несколько моделей. Их размеры постоянно увеличивались. Учебные мастерские Морского кадетского корпуса в Петербурге, в котором в 1903-1906 гг. обучался Сикорский, позволяли мастерить модели любого типа. В 1906-1907 гг. Игорь учился в парижской технической школе Duvignau de Lanneau. Пребывание в Париже, бывшем тогда столицей авиации, укрепило юного энтузиаста в правильности выбранного пути. Став в 1907 г. студентом Киевского политехнического института, Сикорский вступил в студенческий воздухоплавательный кружок и был активным членом секции «Геликоптер». Многие киевские авиаторы (в том числе и один из учителей Сикорского, преподаватель политехнического института профессор Н.А. Артемьев) увлекались в то время разработкой винтокрылых летательных аппаратов.

Решение приступить к постройке натурного вертолета Игорь Сикорский принял летом 1908 г. во время пребывания с отцом в Германии. Прямо в гостиничном номере он соорудил стенд для определения подъемной силы несущих винтов. Собранный из деревянных планок винт диаметром 1 м 20 см был установлен на некотором подобии весов, измеряющих силу тяги. Потребный для раскрутки винта момент создавался грузом, привязанным к бечевке, другой конец которой тянулся через блок и наматывался на ось винта. По движению груза определялась мощность. Импровизированный стенд Сикорский увез в Киев, где в домашней мастерской продолжил начатые исследования. Экспериментатор получил подъемную силу свыше 36 кг на лошадиную силу. Он понимал, что на натурном вертолете получить такие результаты не удастся, но все же считал возможным добиться успеха. Уверенность окрепла после встречи в конце 1908 г. с «отцом русской авиации» профессором Н.Е. Жуковским, всегда благосклонно относившимся к идее геликоптера. Профессор приезжал в Киев для прочтения лекции «Успехи воздухоплавания», во время которой запускал в зал модели летательных аппаратов. Одну из них посчастливилось поймать молодому Сикорскому.

Вертолет N1 после сборки. Июль 1909 г.

Для строительства вертолета требовались двигатель и ряд других частей, достать которые в Киеве было сложно. Игорь обратился к родным с просьбой отпустить его в Париж для приобретения необходимых вещей и знакомства с новейшими достижениями авиации. Эта просьба не вызвала у родственников энтузиазма. Дело в том, что юное дарование совсем запустило учебу в институте. Кроме того, Париж считался городом веселым и легкомысленным, и отпускать туда девятнадцатилетнего юношу, да еще с большой суммой денег, было бы неразумно. И тем не менее Сикорскому удалось убедить родных, получить родительское благословение и необходимые деньги для покупок, которые ему выделила старшая сестра. В январе 1909 г. молодой энтузиаст уехал в Париж. Здесь ему удалось познакомиться с Ф. Фербером, Л. Блерио и С.К. Джевецким — патриархами мировой авиации. Они скептически относились к идее вертолета, но Сикорского это не остановило. Он приобрел двигатель «Анзани» в 25 л.с. и ряд деталей для будущего вертолета, в том числе соосные валы и другие элементы трансмиссии. Его контакты с французскими авиаторами после этой поездки стали постоянными.

После более чем трехмесячного отсутствия, 1 мая 1909 г., Игорь вернулся в Киев и приступил к постройке вертолета. В саду дома Сикорских на улице Подвальной (ныне Ярославов вал) стоял небольшой однокомнатный домик-беседка. Он и стал первым авиационным заводом конструктора. Строить вертолет ему помогали студент М.Ф. Климиксеев (сын экономки Сикорских) и наемный столяр. В июле 1909 г. постройка первого летательного аппарата Сикорского была, в основном, завершена.

Для вертолета Игорь выбрал конструктивно наиболее простую и хорошо опробованную на моделях двухвинтовую соосную схему. В то время диаметры соосных несущих винтов было принято делать различными (диаметр верхнего винта был 4,6 м, а нижнего — 5 м). Это было сделано для уменьшения вредного влияния на лопасти нижнего винта, которое возникало от обдувки их потоком верхнего винта. Вращались винты в противоположные стороны с частотой 160 об/мин.

Вес пустого вертолета составлял 205 кг. Скомпонован аппарат был следующим образом: спереди от валов винтов и редуктора, прямо на полу, осью поперек полета, располагался двигатель, а сзади — место пилота. Два концентрических вертикальных вала возвышались над редуктором и проходили через подшипники наверху фюзеляжа. Фюзеляж представлял собой прямоугольную клеть, расчаленную рояльной проволокой. Ее вертикальные стойки были из стальных труб, а поперечины — из деревянных брусков.

На стальных валах крепились двухлопастные несущие винты. Силовой основой каждой лопасти являлись два деревянных лонжерона, сходящиеся крестообразно друг над другом в месте крепления на главном валу. Угол между ними определял крутку лопастей. К лонжеронам крепились прямоугольные в плане лопасти небольшого удлинения, которые имели металлический каркас и были обтянуты тканью. Лопасти были расчалены рояльной проволокой к двум кольцевым муфтам, установленным на каждом валу над и под втулками крепления каждого винта. Изменяя при помощи этих муфт натяжение проволоки, можно было регулировать шаг несущих винтов. Благодаря этому предполагалось в дальнейшем осуществлять управление величиной подъемной силы и путевое управление вертолетом. Для продольно-поперечного управления и поступательного перемещения предусматривалось использовать управляющие поверхности- рули, расположенные в индуктивном потоке воздуха, отбрасываемого несущими винтами. Их установка предполагалась только после проверки надежности работы частей конструкции и достижения необходимой для взлета подъемной силы.

Мощность двигателя «Анзани», как это частенько случалось с моторами этой фирмы, оказалась не 25 л.с., как указывалось в паспорте, а лишь 18. Для равномерности хода на выходном валу двигателя был установлен маховик. За маховиком был шкив, от которого мощность посредством четырехдюймового ремня передавалась на входной шкив редуктора. Для снижения частоты вращения второй шкив был сделан значительно большего диаметра. Редуктор имел классическую для вертолетов соосной схемы конструкцию — соединение трех конических шестерней. Над двигателем располагались масляный и топливный баки. В ходе испытаний топливный бак был снят, и топливо подавалось по шлангу в двигатель прямо из канистр. Шасси как такового вертолет не имел. Он был установлен на двухколесную тачку, при помощи которой аппарат можно было перевозить по проложенным в саду рельсам из беседки к месту испытаний.

Рисунок вертолета N1 из газеты «Киевская искра» от 17.09.1909. Видны дополнительные консоли для повышения жесткости лопастей в плоскости вращения

Наступил исторический момент. Игорь Сикорский расположился на пилотском месте, запустил двигатель и начал потихоньку прибавлять обороты. Но винты не крутились. Ремень скользил по шкивам и не передавал крутящий момент. Когда дефект с помощью прижимного ролика был устранен и винты смогли вращаться, возникла сильная вибрация. Пришлось снимать лопасти и тщательно их балансировать. Кроме того, была значительно увеличена жесткость лопастей в плоскости вращения за счет их усиленного расчаливания к дополнительным поперечным консолям, добавленным к втулкам верхних лонжеронов. Вибрация уменьшилась. Режим вращения стал мягче, но при увеличении оборотов снова возникла тряска. Молодой конструктор впервые встретился со столь характерной для винтокрылых машин проблемой отстройки резонансов и снижения вибраций. Он сделал правильный вывод: причина резонанса заключалась в недостаточной жесткости вала верхнего несущего винта. Чтобы просчитать резонансную частоту, он забрался на верх клети, и, возбуждая колебания вала рукой, определил, что частота соответствует 120 колебаниям в минуту. Устранение дефекта было таким же простым. Сикорский подобрал деревянный стержень длиной 1,2 м и стал его постепенно забивать в полый вал винта, время от времени замеряя частоту его колебаний. Когда нижний конец стержня достиг положения верхнего подшипника, частота собственных колебаний начала резко возрастать. Конструктор продолжал забивать стержень, пока частота не достигла значения 175, т.е. стала выше максимальных значений диапазона рабочих частот вращения несущих винтов. Резонанс прекратился. Опыт решения проблем динамической прочности впоследствии очень пригодился Сикорскому при доводке других летательных аппаратов, в частности, «Русского витязя».

Теперь можно было выводить двигатель на полную мощность. Игорь, оставаясь на земле вне клети, дал полный газ. Несбалансированный весом пилота вертолет стал опрокидываться в сторону тяжелого двигателя. Конструктор остановил двигатель и прыгнул на задравшуюся часть пола клети. Аппарат медленно под его весом вернулся в первоначальное положение. Вертолет был спасен. Много лет спустя Сикорский так описывал свои впечатления: «Впервые я тогда почувствовал мощь машины, а вертолет, как мне показалось, продемонстрировал готовность взмыть в воздух. Я очень точно помню свои ощущения. Когда я встал на пол, тот конец, на котором я находился, не опустился, а испытывал сопротивление некоторой силы, поддерживающей его снизу».

После соответствующей весовой перебалансировки Сикорский продолжил испытания. Двигатель ревел на полную мощность, но вертолет не поднимался, а только вращался на земле — «вальсировал». Для балансировки машины относительно вертикальной оси пришлось тщательно регулировать дифференциальный общий шаг винтов. Однажды при сильном порыве ветра возникла опасность опрокидывания набок. Это подтвердило необходимость установки эффективного продольно-поперечного управления. Предполагавшееся ранее управление посредством поверхностей в индуктивном потоке конструктор признал нецелесообразным из- за недостаточной мощности потока, выявленной в процессе испытаний.

После устранения всех недостатков Сикорский увидел, что при полной даче газа винты принимают на себя большую часть веса машины, но оторвать ее от земли все же не могут. Было очевидно: эта машина с человеком на борту подняться не может. Игорь изменил программу испытаний. Он смастерил большие весы, позволяющие замерять подъемную силу вертолета. Весы дали возможность определить, что тяга винтов соответствует примерно 160 кг, а это на 45 кг меньше веса пустой машины. Конструктор сделал вывод о необходимости облегчения конструкции, увеличения диаметров несущих винтов и улучшения аэродинамики лопастей. Опыты с первым вертолетом были завершены в октябре 1909 г.

после серии испытаний винтов различной конструкции. 18-19 ноября 1909 г. вертолет Сикорского с успехом демонстрировался на Воздухоплавательной выставке в Киеве, проводившейся Киевским обществом воздухоплавания, и был признан «гвоздем экспозиции».

3 проекции вертолета N1

Хотя первому вертолету Сикорского не удалось подняться в воздух, конструктор при его испытаниях получил большой практический опыт, особенно важный для дальнейшего проектирования винтов. Проведенные затем опыты с моделями показали, что они летали значительно лучше, чем те, с которыми конструктор экспериментировал до постройки вертолета. Многие киевские авиастроители стали заказывать воздушные винты для своих летательных аппаратов не во Франции, как раньше, а у студента Сикорского.

Какова же роль первого летательного аппарата авиаконструктора в мировом и российском вертолетостроении? Из четырех десятков построенных к концу 1909 г. вертолетов оторваться от земли удалось только пяти машинам. В 1907 г. первыми оторвались от земли винтокрылые машины французских изобретателей Л. Бреге и П. Корню. Они кратковременно поднимались в воздух с летчиком на борту. Два других вертолета, англичанина Г. Райта и американца В. Инглиша, поднимались в воздух в 1908 и 1909 гг. без полезной нагрузки. Все они имели выгодную в аэродинамическом отношении схему с несущими винтами, расположенными рядом в одной плоскости. В то время почти половина построенных вертолетов имела, как и аппарат Сикорского, соосную схему — конструктивно более простую и компактную, но энергетически невыгодную из-за потерь от взаимовлияния несущих винтов. Из вертолетов соосной схемы только винтокрылому аппарату американского конструктора Дж. Уильямса удалось оторваться от земли. Это произошло в 1908 г. Успех был достигнут во многом благодаря установке на вертолет специальных двигателей — легких, но ненадежных. Как видим, результаты, полученные Сикорским, вполне вписывались в общую картину достижений того времени.

В России же попытки строительства натурных вертолетов предпринимались с 80-90-х годов XIX века многими энтузиастами. Это были Б.Д. Потемкин, П.Д. Кузьминский, Д.К. Чернов, С.А. Гроховский, потом И.И. Липковский, С.О. Ощевский-Круглик, Ч. Таньский и другие. В 1908-1909 г. помимо Сикорского строительством вертолетов занимались русские изобретатели В.В. Татаринов, К.А. Антонов, Н.И. Сорокин, В.Н. Левицкий, А.Ф. Симонов, К.Е. Мороз. По разным причинам все эти работы затянулись. К 1909 г. ни один оснащенный двигателем вертолет достроен не был. Только Сикорскому — первому среди русских конструкторов вертолетов — удалось завершить работу и провести полные испытания своей ма шины

Игорь Иванович Сикорский (25.05.1889-26.10.1972)

И.И. Сикорский родился в Киеве, закончил общий курс Морского кадетского корпуса и получил диплом авиационного инженера в Санкт-Петербургском политехническом институте.

После успешного участия в Московской воздухоплавательной выставке и Воздухоплавательном съезде в Политехническом музее в 1912 г. он получил должность главного конструктора на Русско-Балтийском вагонном заводе в Санкт-Петербурге, а также некоторое время занимал должность главного инженера военно-морской авиации.

Сикорский первым в России создал вертолет, способный подняться в воздух; не имевшие аналогов в мировой практике многомоторные гиганты «Русский Витязь» и «Илья Муромец», а также серийные разведчики и истребители; сконструировал: авиадвигатель водяного охлаждения; основал ряд крупных авиастроительных заводов, а также гражданских и военных школ для подготовки летных и наземных авиационных кадров. При активном участии авиаконструктора было сформировано первое в мире соединение стратегической авиации.

В 1918 г. И.И. Сикорский был вынужден покинуть Россию. Вместе с другими изгнанниками он в 1923 г. основал в США фирму, ставшую вскоре одним из лидеров морского самолетостроения. Авиалайнеры конструктора первыми открыли регулярные трансокеанские пассажирские перевозки.

В годы Второй Мировой войны Сикорский создал первые в мире работоспособные вертолеты классической одновинтовой схемы. С их выпуска началось вертолетостроение в США, Великобритании, Франции и некоторых других странах мира.

Сикорский был удостоен свыше 80 высоких государственных и научных наград и премий, многие известные университеты избрали его своим профессором. Сикорский прославился не только многочисленными трудами по различным вопросам авиастроения, но и рядом публикаций по богословию и философии.

Игорь Сикорский. Первые разработки авиаконструктора

Летом 1908-го года, будучи студентом, Игорь Сикорский начал разработку и приступил к сооружению своего первенца-вертолета. Он работал во дворе усадьбы своего отца и авиагараже, принадлежащем институту. Он понял, что ему необходим мощный двигатель. Зимой 1909-го года он уезжает во Францию, в Париж, чтобы получить новые сведения по работе в этой области у французских коллег, перенять их опыт и приобрести необходимый ему двигатель. В этом ему очень помог отец, который проникся пониманием важности и серьезности дела, которым стал серьезно заниматься его сын. Отец понял, что это далеко не временная прихоть и увлечение. Он снабдил сына деньгами и благословил его на удачу в дальнейшей его работе. Сикорский едет в Париж с рекомендательным письмом к известному в то время авиатору Фердинанду Ферберу, которым снабдил его профессор Николай Делоне, который являлся создателем первых конструкций отечественных планеров.

Когда был создан первый вертолет, и сколько он пролетел

Он был консультантом Игоря Сикорского, помогал ему выбирать необходимое оборудование и материалы и был его летным конструктором. Вернувшись через три месяца из Франции, Сикорский привез с собой новые знания, необходимую литературу и, что самое главное, двадцатипятисильный двигатель «Anzani» к своему вертолету.

Как ни прискорбно, но первый его вертолет так и не удалось поднять в воздух. Но проводя испытания, Сикорский обнаружил и понял, причины неудачи, понял те ошибки, которые были допущены при проектировании. С учетом всех результатов Сикорский вновь отправляется в Париж и уже к весне 2010-го года был готов его второй вертолет. Но его вновь постигает неудача. На этот раз причиной не стали ошибки и погрешности. Не было двигателя, который бы соответствовал необходимому весу и мощности. Не оставляя работу над вертолетом, молодой конструктор начинает проектирование первого своего аэроплана. Привлекая к работе своего товарища Федора Былинкина, он возглавляет коллектив энтузиастов-единомышленников. Специально построив два ангара, они организовывают там авиа-мастерские. Студенты-однокашники становятся их помощниками-добровольцами. Были наняты так же и плотники, жестянщики и слесари. В результате творческого содружества Сикорского, Былинкина и Василия Иордана, их товарища, появились модели самолетов БиС-1 и БиС-2. Из мастерских Былинкина и Сикорского вышли и аэросани, построенные по собственной конструкции. Это изделие вызвало буйный восторг земляков, когда авторы продемонстрировали свое детище на ипподроме во время праздника.

Некоторое время спустя Былинкин оставляет свою конструкторскую деятельность и мастерские переходят в распоряжение Игоря Сикорского. Отсюда и «вылетели» его самолеты С-3, С-4 и С-5, полеты которых стали уверенными. Рекордсменом стала модель С-6.

Эту модель он тестировал при помощи своих первых аэродинамических опытов, проводимых Сикорским на своей самодельной установке. При конструировании и при изготовлении кабины для пилота и пассажиров, при разработке шасси для самолета, радиатора и бензобаков, он учитывал полученные результаты. Используя при всем при этом стосильный двигатель «Argus», зимой (29-го декабря) 1909-го года молодой авиаконструктор-пилот установил мировой рекорд, достигнув скорости на своем самолете в 111 километров в час. Сикорский сам пилотировал созданные им самолеты. Следующая его модель самолета С-6А тоже стала рекордсменом.

Последовательно разрабатывая свою собственную теорию авиастроения, Сикорский полностью опирался на те знания, которые он получил за все время своего обучения в КПИ. Он разработал свой оригинальный способ, который заключался в предварительном точном обсчете всех летных качеств, которые будут присущи будущей модели. Этот способ позволял сделать все предварительные расчеты  основных характеристик и качеств проектируемого аэроплана: его вертикальную и горизонтальную скорость, дальность и затрачиваемое время для разбега и т.д. Все аэропланы, созданные молодым авиаконструктором в Киеве, на практике подтверждали его правильный путь подхода к вопросам по расчетам и всем графическим построениям.

Раздел: Биография Метки: вертолёты Сикорского, опытные конструкции

Похожие материалы:

Игорь Сикорский

Будучи еще совсем маленьким мальчиком, Игорь очень любил рассказы своей мамы о  вселенной, о ее бесконечности, о загадочности звезд, о тайнах, которые хранят моря и океаны,… 

От моноплана к «Илье-Муромцу»

Весной 1912-го года Сикорский показал свою модель самолета С-6А на выставке воздухоплавания, которая проходила в Москве. Игоря Сикорского наградили  Большой Золотой медалью… 

Первая мировая война

В период Первой Мировой войны российская армия имела в своем арсенале не только «Муромцы». К этому времени Сикорский пополнил российскую военную авиацию практически… 

Сикорский всю жизнь летел против ветра

А началось всё для него почти мистически, как это нередко бывает с одарёнными людьми. "В 1900 году в возрасте 11 лет, – написал он в своих мемуарах, – мне приснился удивительный сон. Я увидел себя идущим по узкому коридору. По обеим сторонам были двери, отделанные орехом, как на пароходе, на полу лежал изумительный ковёр. Сверху падал мягкий голубой свет электрических светильников. Когда я шёл, пол под ногами слегка вибрировал, и вибрация эта была похожа на качку парохода. Я был убеждён во сне, что нахожусь на борту огромного летающего корабля. Когда я проснулся, мне сказали, что человек ещё никогда не создавал удачного летающего аппарата, и вообще, это несбыточно".

Чем только не расстарались на 40 миллиардов федеральных бюджетных рублей власти Санкт-Петербурга и приданные им на усиление местных организаторских мозгов "наблюдатели" от разных министерств и структур, чтобы 300-летие более любимой (из двух имеющихся по ранжиру) президентом столицы прошло comme il faut. Гостям иноземным приготовили плавучие 5-звёздные отели, начинка которых, похоже, была списана с "Мистера Твистера": "с ванной, гостиной, фонтаном и садом" в каждой каюте. Ростральные колонны доверили трубочистам – помыть от копоти, чтобы невзначай праздничное пламя на вершинах не заморгало непотребно. Даже листву жухлую прошлогоднюю аккуратно в ведёрки сгребли, чего отродясь с таким старанием в Северной Пальмире не делалось. Вроде бы, всё предусмотрели к вящей славе всероссийской в глазах мировой общественности. Или не всё?

Гости, конечно же, будут довольны. С искренней похвалой будут цокать языками, глядя на вызолоченный флюгер Петропавловского собора, вдыхая аромат волшебных белых ночей с белыми роялями за каждым кустом. Однако об одном значительном поводе, который заставил бы высоких иностранных гостей проникнуться искренним восхищением, организаторы беспрецедентных торжеств попросту забыли. И поэтому виражи сверхзвуковых истребителей, распыляющих в небе над Невой бело-сине-красные шлейфы в цветах флага Отечества, будут просто эстетической деталью, а не атрибутом авиационного шоу во славу русской авиации, которая в эти дни должна была бы отметить 90-летие одного из крупнейших своих успехов.

26 мая 1913 года именно в Петербурге состоялся первый в мире полёт многомоторного самолёта "Русский витязь" (иначе называемого "Гранд"). Машина молодого инженера Игоря Сикорского открыла новую страницу в истории мировой авиации, потому что до этого даже основатели воздухоплавания французы осмеливались летать только на одномоторных машинах, подверженных риску катастроф. Через 2,5 месяца этот же самолёт установил мировой рекорд, продержавшись в воздухе 1 час 54 минуты с семью пассажирами на борту. Исследователи конструкторского творчества Геннадий Катышев и Вадим Михеев напишут позднее: "Русский витязь" стал родоначальником всех многомоторных тяжёлых самолётов в мире. Приоритет Игоря Ивановича Сикорского в создании тяжёлых многомоторных кораблей совершенно бесспорен, и это является предметом нашей большой национальной гордости". Стоит добавить, что событие 26 мая 1913 года было своего рода промежуточной этапной датой между созданием аэродинамической лаборатории Николая Жуковского и появлением реактивного двигателя.

Впрочем, стоит ли сильно ругать измотанных великой ответственностью устроителей празднования 300-летия Петербурга за то, что они не обратили внимания на эту славную страницу родной истории? Особенно если они пользовались источниками и историческими пособиями, изданными ещё в советскую эпоху, а там это замалчивалось намеренно, ведь Игорь Сикорский не захотел служить идеалам пролетарской революции и в 1919 году эмигрировал в Америку. "Самым-самым" в становлении советской авиационной науки и техники раз и навсегда был провозглашён А.Н.Туполев, на самом деле – способный продолжатель дела гениального конструктора. А о Сикорском старались даже не упоминать. Впрочем, пару раз историческая справедливость всё же прорывалась, как живая трава через асфальт идеологического "табу". Летающая лодка Сикорского S-43, созданная уже в США и закупленная советскими торговыми представителями, участвовала на родине конструктора в поисках пропавшего в северных льдах экипажа Леваневского и даже снималась в известной "агитке" прелестей жизни в Совдепии, фильме "Волга-Волга", где ее выдали за советскую. А уже после войны президент США Эйзенхауэр как-то прокатил на S-58, вертолёте конструкции Сикорского, своего гостя Никиту Хрущёва. Советскому генсеку машина так понравилась, что он приказал закупить пару салонных S-58 для местных командировок высшей партийной элиты государства рабочих и крестьян. Вот бы сейчас нашему президенту на роскошном авиашоу по случаю 300-летия Санкт-Петербурга, напомнить Бушу, показывая на мёртвые петли МиГов и СУ в майском небе, о том, что основатель одной из самых успешных авиационных компаний в США, чьи винтокрылые машины предрешили под конец Второй мировой успех военных операций против Германии и Японии, спасли 10 тысяч человек за годы войны в Корее, был русским. Это было бы эффектно. Но в юбилейной неделе такой пункт не значится. Однако мы попытаемся восполнить этот пробел и напомним и о самом событии в истории русской авиации, и о человеке, благодаря которому оно произошло.

…26 мая около 9 Yтра на лугу, примыкавшем к Корпусному аэродрому Санкт-Петербурга, клубились не только нетерпеливые стайки зевак в ожидании необычного и, что особо приятно, бесплатного зрелища. Плотными группами стояли и серьёзные специалисты, которые практически не сомневались в неудаче смелого экспериментатора: бытовало мнение, что даже если 4 тонны и смогут подняться в воздух, внезапная остановка хотя бы одного из двигателей немедленно приведёт к падению летательного аппарата. Но… "Русский витязь" не только описал несколько кругов над аэродромом, но и мягко приземлился в заданной точке – недалеко от ставшего для него родильным домом ангара. Имя молодого студента Санкт-Петербургского Политехнического университета Игоря Сикорского стало известно просвещённой публике, которая буквально в очереди выстраивалась, чтобы "покататься" над столицей и её пригородами и даже "выйти на балкон" на высоте птичьего полёта. Самые первые машины поднимались невысоко, и это экзотическое удовольствие какое-то время было доступно. А изобретатель не ограничился предоставлением аттракциона для питерского бомонда: во время одного из испытательных полётов он дал ответ на реплики скептиков – последовательно выключал двигатели то с одной, то с другой стороны. "Русский витязь" сохранял стабильность полёта, лишь слегка покачивая крыльями, за что иностранцы прозвали его "русской уткой". Обратили на него внимание и на родине. Кто бы вы думали? Ну конечно, Генеральный штаб. И лично его императорское величество.

Летом 1913 года Николай Второй выразил желание лично увидеть летающее чудо. Для этой царственной инспекции Игорь Сикорский прилетел в Царское Село, где был высочайше пожалован наградными часами. Для 23-летнего студента это было настоящим сокровищем – путёвкой в жизнь… А началось всё для него почти мистически, как это нередко бывает с одарёнными людьми. "В 1900 году в возрасте 11 лет, – написал он в своих мемуарах, – мне приснился удивительный сон. Я увидел себя идущим по узкому коридору. По обеим сторонам были двери, отделанные орехом, как на пароходе, на полу лежал изумительный ковёр. Сверху падал мягкий голубой свет электрических светильников. Когда я шёл, пол под ногами слегка вибрировал, и вибрация эта была похожа на качку парохода. Я был убеждён во сне, что нахожусь на борту огромного летающего корабля. Когда я проснулся, мне сказали, что человек ещё никогда не создавал удачного летающего аппарата, и вообще, это несбыточно". Трудно было ожидать иной реакции от его домашних: отец Игоря, знаменитый киевский психиатр И.А.Сикорский, в свою очередь вышедший из семьи бедного сельского священника, к "делам небесным" имел особое отношение.

Кто создал первый удачный американский вертолет?

Но его сын сумел осуществить свою мечту: после гимназии и учёбы в Морском кадетском корпусе он уехал во Францию учиться воздухоплаванию в техническую школу Дювиньо де Ланно. Там, старательно впитав знания по математике и судостроению, он понял, как применить механику к теории планеров – самолёт нуждается в двигателе. В Киевском политехническом он уже организовал и возглавил студенческое авиационное общество, но столкнулся с первой неудачей. Его первая разработка – вертолёт (тогда его называли геликоптер) с двумя вращающимися в разных плоскостях винтами мог поднять в воздух только свой вес в 180 кг, а пилота – уже нет. Но Сикорского это не смутило: в 1910 году он построил биплан С-2, оснащённый 25-сильным двигателем. Эта машина поднялась на 180 метров, установив всероссийский рекорд. Через год новая модель уже С-5 летала на полукилометровой высоте целый час, а её конструктор выиграл первый приз на соревновании, организованном военными. Все свои машины он собирал на деньги своей сестры в сарае в киевском имении своего отца. Привычка к спартанским условиям ему ещё пригодится…

В том же 1911 году Сикорский пришёл к выводу, что будущее – не за одномоторными аэропланами, а за большими самолётами. Этим открытием он обязан… комару, который, залетев в жиклер карбюратора, едва не привёл к остановке двигателя. Изобретатель тогда чуть не погиб, чудом извернувшись посадить самолёт между железнодорожными вагонами и стеной. Поставив целью сделать большую машину, которая была бы способна нести груз и преодолеть серьёзное расстояние, он дал старт к созданию дальней авиации. А ещё, как считает генерал-лейтенант Михаил Опарин, его "Русский витязь" стал "родоначальником стратегических бомбардировщиков". В 1914 году Сикорский праздновал ещё один триумф человеческой изобретательности над природой: уже на Русско-балтийском вагоностроительном заводе он построил второй свой самолёт "Илья Муромец", со 100-сильным двигателем и размахом крыльев 31 метр, на котором совершил перелёт из Петербурга в Киев и обратно. Лично от императора Сикорский получил орден Святого Владимира 4 степени и 100 тысяч рублей на дальнейшую работу. Но овации прессы потонули в вестях с Балкан: в день возвращения пришла новость об убийстве австрийского эрцгерцога. 23 декабря 1914 года решением военного министра России было введено в действие положение "об организации эскадры воздушных кораблей "Илья Муромец". Задуманный как транспортный, самолёт был переоснащён: теперь он, деревянный, но в стальных "доспехах" от пуль, мог нести до 780 кг бомб, 8 пулемётов "Максим" и экипаж до 10 человек. Немецкие истребители "Фоккеры" стаями гибли от ударов русских воздушных крепостей… "Муромцев" было построено 80 единиц, каждый новый – всё более совершенный. Военные историки утверждают, что армия Самсонова не погибла бы на Мазурских болотах в Польше, пошли вовремя командование самолёты Сикорского ей на выручку.

И царить бы России в небе Европы, если б не революция. После октября 1917 года "Авиа-Балт" встал, рабочие были слишком заняты пролетарскими делами, а военные самолёты оказались не нужны из-за объявленного "мира народам". Талантливого и энергичного генерала Михаила Шидловского, возглавлявшего русские авиаотряды, с которым Сикорский все военные годы сотрудничал и дружил, красные матросы зверски зарезали возле финской границы. Да и самому инженеру, обласканному старой властью, грозил арест. В условиях разрухи и анархии на скорую востребованность авиационной промышленности надеяться не приходилось, а помогать комиссарам воевать со своей страной он не видел для себя смысла. В марте 1918 он покидает Россию.

В США русский конструктор поначалу бедствовал – давал уроки математики и читал лекции по астрономии. Но не таков был его характер, чтобы распрощаться с делом своей жизни. Первое созданное им конструкторское бюро на Лонг-Айленде в Нью-Йорке размещалось… в курятнике. С такими монстрами как "Boeing" и "Martin" без денег конкурировать было трудно. Но тут ему улыбнулась удача: русский композитор Сергей Рахманинов неожиданно сделал "Сикорски Аэроинжиниринг Корпорейшн" рекламу, став её вице-президентом и скупив акции на 5 тысяч долларов. Говорили, что он сделал это в память о младшем брате прапорщике Николае, который служил в русской армии в 34-м корпусном авиаотряде и погиб во время сильного артобстрела. Вместо курятника Сикорский смог арендовать ангар, и дела быстро пошли в гору. К апрелю 1924 года был готов его первый американский самолёт S-29A.

Что было дальше? Биографы Сикорского говорят, что всю жизнь он летел против ветра – самолёты корёжило при посадках, S-35, созданный впопыхах из-за нетерпения французского заказчика Рене Фонка, не смог оторваться от земли и сгорел… Но ведь летел, хоть и против ветра! Самолёт-амфибия S-38 принёс ему крупный успех и заказы компании "Pan-American". В своей книге "Русские воздушные богатыри И.И.Сикорского" К.Н.Финне пишет, что "русские лётчики и инженеры в Америке сумели зарекомендовать себя так хорошо, что при образовании новых предприятий лица, их финансировавшие, ставили условием, чтобы половина инженеров была русскими". Летающая лодка Сикорского S-42 в 1934 году устанавливала один за другим мировые рекорды грузоподъёмности и скорости. Ну а самое главное, он смог реализовать мечту своей юности, а ещё раньше – мечту Леонардо да Винчи и Ломоносова о создании винтокрылой машины. Сикорского в США прозвали "мистер Вертолёт" – в 1952 году его S-52 совершил первый перелёт через Атлантику и Тихий океан с дозаправкой в воздухе, а следующая модель S-55 вообще не знала себе равных, поэтому её и облюбовали американские президенты, а вслед за ними и Никита Хрущёв. Первые вертолёты с автопилотом – тоже детище Сикорского. Вертолёты-краны, вертолёты-амфибии, вертолёты-тральщики, турбинные вертолёты с убирающимися шасси. А ещё – 15 типов самолётов.

На родине о его успехах то ли не знали, то ли не хотели знать. Зато чужбина оценила вклад Сикорского в развитие мировой авиации по достоинству. Его имя включено США в Национальный зал славы изобретателей наряду с Эдисоном, Ферми и Пастером. А почётная медаль Джона Фрица "за научно-технические достижения в области фундаментальных наук" в области авиации была присуждена только двум инженерам – Игорю Сикорскому и Орвиллу Райту. Только одному русскому – Игорю Сикорскому…

В рамках празднования 300-летия Санкт-Петербурга дата первого триумфа русского технического гения И.Сикорского не значится. Зато ровно через год, тоже 26 мая, будет ровно 80 лет, как в СССР прошли лётные испытания самолёта, построенного целиком из металла АНТ-2 конструкции Андрея Туполева. Тот же "Илья Муромец" модели 1914 года со стальными доспехами от пуль, только более бронированный. Дата 26 мая 1924 года в советских исторических календарях присутствует. Двойная история, двойные стандарты. Как вы думаете, новая Россия будет это отмечать?

Игорь Сикорский

(1889–1972)

авиаконструктор, один из пионеров отечественной авиации

Игорь Иванович Сикорский родился 6 июня (25 мая по новому стилю) 1889 г. в Киеве.

Отец, Иван Алексеевич Сикорский (1842–1919), известный психиатр, психолог и педагог, профессор Киевского университета св. Владимира (ныне им. Тараса Шевченко), был одним из основателей в Украине нового направления исследований в области детской, психологии и психопатологии. В 1912 г. он создал в Киеве первый в мире Институт детской психологии, возглавлял научное общество психиатров. Автор многочисленных трудов по психиатрии, психологии и неврологии.

Мать, Мария Стефановна (в девичестве Темрюк-Черкасова), кроме медицинского, получила широкое общее образование, прекрасно знала музыку, литературу, искусство.

Игорь был пятым ребенком в семье, где очень любили детей, уделяя много внимания их росту, развитию и становлению.

Иван Алексеевич воспитывал Игоря по собственной методике, вырабатывая в нем сильную волю, умение ставить перед собой содержательные и благородные цели и достигать их. Он прививал сыну честность, порядочность, выдержку и трудолюбие. Краеугольным камнем воспитательных принципов была преданность Церкви, Престолу и Отечеству.

Мать знакомила сына с миром прекрасного и романтичного, читала вслух жизнеописания выдающихся личностей — писателей, ученых, художников. Особенно мальчика поразила биография Леонардо да Винчи, гениального художника и не менее гениального ученого. Он с пристальным вниманием рассматривал зарисовки Леонардо: крылья в различных стадиях полета, спуск птицы, летящей против ветра, и т. д. Художник угадал многое из того, чего еще не знали люди. Он знал, например, что человек полетит. А этой его уверенности предшествовали бесконечные наблюдения за полетами насекомых и птиц. На рисунках художника изображено то, что теперь мы назвали бы дельтапланом, самолетом, вертолетом, парашютом. Роман Жюля Верна «Робур-завоеватель», в котором описывался невероятный по размерам и оборудованию воздушный корабль, надолго стал самой любимой книгой Игоря.

Учебу мальчик начинал в Первой киевской гимназии, в которой учились академики Е. Тарле и А. Богомолец, писатели М. Булгаков и К. Паустовский, также многие другие, ставшие впоследствии художниками, музыкантами, учеными. Далее Игорь поступает в Морской кадетский корпус в Петербурге. Ему нравились традиции этого учебного заведения, его преподаватели, импонировала среда морских офицеров, их выправка, форма, манеры, умение держаться. Учился мальчик хорошо. И вдруг — крутой поворот. Воспитанное отцом умение осознанно подходить к желаниям, искушениям, стремлениям позволило не по годам серьезному кадету понять, что его стихия не море, а… небо. По окончании общеобразовательных классов Игорь оставляет корпус, твердо решив получить высшее техническое образование. Он едет в Париж, центр Европы, его восхищают успехи Луи Блерио, который с 1900 г. строил орнитоптеры (аппараты с машущими крыльями) и планеры, с 1906 г. — самолеты (позже, в 1909 г., Луи на самолете собственной конструкции впервые в мире перелетит пролив Ла-Манш). Для получения желаемого образования Игорь Сикорский определился в Техническую школу Дювиньо де Лано. Но проучившись всего год, он возвращается домой и поступает в Киевский политехнический институт. Он мог бы стать преуспевающим студентом. Но самолетостроение и все, что с ним связано, настолько его увлекли, что Игорь начинает пропускать лекции. Однако приобретенные к этому времени знания, помноженные на уникальную одаренность, позволяют ему уже в июле 1909 г. построить вертолет (первую модель такого летательного аппарата он сконструировал еще в 12 лет). Но тяга несущих винтов оказалась недостаточной. Неудача не остановила, а только раззадорила молодого изобретателя. Весной 1910 г. он строит новую модель, при испытании которой было установлено, что подъемная сила равна весу пустой машины. Фактически это был первый отечественный натурный вертолет, способный оторваться от земли, но без летчика на борту. Интересно, что эта машина до 50-х годов XX в. хранилась в чулане бывшего дома Сикорских в Киеве.

Семья поддерживала упрямого и настойчивого конструктора во всех его начинаниях, понимая, что Игорь идет по неизведанному пути, который, как у многих изобретателей, не всегда усыпан розами. Но в 1910 г. И. Сикорский внезапно прекращает заниматься вертолетами. Сам он объяснял это так: «Количество денег, времени и хлопот, необходимых для решения вертолетной проблемы, было больше, чем я имел в своем распоряжении». Никаких жалоб и причитаний, просто поставил точку до поры, и только.

Игорь Сикорский переключается на строительство самолетов. Одна за другой появляются модели бипланов, самолетов с двумя крыльями, размещенными одно под другим на некотором расстоянии: С-1, С-2 и т. д. Успех пришел с постройкой пятого самолета — С-5, превосходящего предыдущие по размерам, мощности и надежности силовой установки. На нем Сикорский выдержал экзамен на звание пилота, установил 4 всероссийских рекорда, совершал показательные полеты и даже катал пассажиров. В том же 1911 году он строит свой шестой самолет — С-6, на котором 29 декабря 1911 г. устанавливает мировой рекорд скорости в полете с двумя пассажирами на борту — 111 км/час. Модернизированный вариант этого аппарата получает Большую золотую медаль Московской воздухоплавательной выставки 1912 г. И. Сикорский относился к числу авиаконструкторов, понимавших преимущества большого размаха крыльев. Если в 1910 г. этот размах составлял 10 м, то уже в 1912 г. его С-10, продемонстрировавший на конкурсе военных самолетов наибольшую грузоподъемность, имел размах крыльев около 16 м. Причем ширина крыла оставалась неизменной.

Весной 1912 г. в Петербурге был организован Авиационный отдел Русско-Балтийского вагонного завода (РБВЗ). Фактически же это был один из первых авиационных заводов страны. Быстрому развитию его материальной базы, оборудованию цехов новейшими станками способствовали заказы двух влиятельных ведомств — Военного и Морского.

Производство самолетов начиналось с нуля, задачи ставились новые, также необходимо было решать проблему кадров. Должность главного конструктора предложили… недоучившемуся студенту КПИ И. Сикорскому. Одновременно он получает приглашение на должность главного инженера учреждаемой в этот же период военно-морской авиации. Подумав, И. Сикорский принял… оба предложения. Так появился особый род войск — авиация русского военно-морского флота. Игорь Сикорский может по праву считаться ее основателем.

Благоприятные для работы условия, хорошо оснащенные мастерские, квалифицированный технический состав и денежные средства, предоставленные в распоряжение Сикорского, позволили в кратчайшие сроки построить целую серию новых типов аэропланов.

В конце 1912 г. Сикорский разработал и представил проект «большого аппарата» — «Гранд». Уже весной 1913 г. новый аэроплан совершал многочисленные полеты, а летом на нем были установлены в один ряд все четыре двигателя. 25 августа этот четырехмоторный гигант, получивший название «Русский витязь», летал в Красное Село, где проходил смотр войск Петербургского военного округа. «Русский витязь» установил ряд мировых рекордов по грузоподъемности, продолжительности полета и высоте. Дальнейшее развитие этой конструкции привело к созданию четырехмоторного «Ильи Муромца», поднявшегося в воздух в декабре 1913 г.

Многомоторные воздушные корабли принесли Сикорскому мировую славу. В России авиаконструктор стал национальным героем.

В 1914 году за выдающиеся достижения в области самолетостроения И. Сикорский получает диплом «Honoris Causa» в Петербургском политехническом институте. Высокая честь и, вместе с тем, благополучное разрешение проблемы получения официального документа о высшем образовании.

В годы Первой мировой войны «Муромцы» эффективно использовались на фронте, всего их было построено 85 шести модификаций. Помимо тяжелых самолетов, И. Сикорский на протяжении 1914–1917 гг. создает легкие истребители, морской разведчик, двухмоторный истребитель-бомбардировщик, штурмовик, — практически все типы самолетов, применявшихся на фронте.

В 25 лет И. Сикорский — кавалер ордена Св. Владимира IV степени, очень высокой награды империи.

Но с середины 1917 г. работы на РБВЗ практически прекратились, конструкторские и чертежные службы обезлюдели, замерли цеха: сказывалось отсутствие средств и революционная неразбериха. К тому же, полученное И. Сикорским воспитание не позволяло ему просто махнуть на все рукой и плыть по волнам новых революционно-политических страстей. Он твердо сохраняет преданность престолу. Все складывается так, что И. Сикорский вынужден покинуть Россию. Воспользовавшись приглашением французского правительства, планировавшего развернуть военное самолетостроение для борьбы с Германией, в марте 1818 г. авиаконструктор из Мурманска отплывает за границу. Это не было бегство. Скорее, это были надежды профессионала. Но надежды не оправдались: приглашение оказалось пустыми словами, работы не было.

В 1919 г. И. Сикорский переезжает в США. За океаном его тоже никто не ждал. Четыре года он вынужден перебиваться случайными заработками. Только в 1923 г. ему удалось сколотить компанию русских эмигрантов, в той или иной мере причастных к авиации. Они составили костяк самолетостроительной фирмы «Сикорский Аэроинжениринг Корпорейшн». Первый самолет S-29 удалось собрать уже через год в помещении… бывшего курятника. Посильную помощь фирме оказывали земляки. Замечательный русский композитор и пианист С. Рахманинов одно время был даже вице-президентом корпорации.

Жизнь постепенно налаживалась. Игорь Иванович второй раз женился на Е. Семеновой (первая жена отказалась уехать из России). Брак был счастливым, у супругов родилось четверо сыновей — Игорь, Георгий, Николай и Сергей. Семейные традиции Сикорских — большая семья — были реализованы На американской земле.

Шли годы. Фирма, переименованная в «Сикорский Авиэйшн Корпорейшн», окрепла, получая много заказов. Штат ее увеличивался. Но творческий костяк продолжали составлять выходцы из России — братья Глухаревы, Б. Сергиевский, В. Кудрявцев, барон Николай Соловьев и многие другие. Игорь Иванович старался предоставлять работу русским эмигрантам, даже если они не имели ни малейшего отношения к авиации, но оказались на чужбине без средств к существованию. Кадровые офицеры царского флота были у него рабочими и чертежниками, в простых рабочих ходил адмирал Б. Блохин. Генерала С. Денисова, впоследствии известного историографа белого движения, Игорь Иванович взял ночным сторожем. Очень многим такая поддержка помогла встать на ноги, а затем приобрести известность в других сферах деятельности. Об отношениях Сикорского со, своими друзьями и сподвижниками лучше всего говорят слова самого Игоря Ивановича: «Они готовы умереть за меня! Так же, как и я за них».

В июне 1929 г.

Инженер Игорь Сикорский продемонстрировал первый вертолет-амфибию

фирма Сикорского вошла в мощную корпорацию «Юнайтед Эйркрафт энд Транспорт» (ныне «Юнайтед Текнолоджиз»). Это позволило ей избежать последствий так называемой великой депрессии, поразившей экономику США. Сикорский был талантливым предпринимателем, определявшим стратегию фирмы, тонко чувствовавшим конъюнктуру рынка.

В 30-е годы XX ст. машинами «широкого спроса» стали амфибии Сикорского. Именно на этих «летающих лодках» произошло становление всемирно известной сегодня компании «Пан Америкэн».

Последний самолет Сикорского — S-44, большая четырехмоторная «летающая лодка», был создан в 1937 году. После этого конструктор вдруг вернулся к юношеской страсти — вертолетам. Видимо, считая, что за прошедшие тридцать лет (с 1910 г.) уже создана достаточно прочная материально-техническая база «для решения вертолетной проблемы». Первый вертолет он сам поднял в воздух 14 сентября 1939 г. Через три года в серийное производство пошел двухместный вертолет S-47. Это чудо техники было единственным вертолетом, применявшимся антигитлеровской коалицией на фронтах Второй мировой войны. Самым лучшим вертолетом И. Сикорского считается S-58, впервые поднявшийся в воздух в 1954 г. По своим летным характеристикам он превосходил все вертолеты своего времени.

В 1958 г., когда серийно выпускалось уже по 400 S-58 в год, Сикорский вышел на пенсию, сохранив за собой должность советника фирмы.

Всего в Соединенных Штатах Америки Сикорским было создано 17 базовых типов самолетов и 18 — вертолетов.

Скончался Игорь Иванович Сикорский 26 октября 1972 г.

Его сын Сергей ныне вице-президент «Сикорский Эйркрафт». Другие сыновья также достойны имени своего отца. Игорь Игоревич Сикорский — сенатор штата Коннектикут, Георгий Игоревич — инженер-электронищик, Николай Игоревич — известный скрипач.

Основатель мирового вертолетостроения, даже будучи гражданином США, до конца своих дней оставался патриотом своей Родины.

Оцените определение:

Сикорский, Игорь Иванович (Sikorsky, Igor Ivanovich) (1889–1972), русский и американский авиаконструктор.

Родился 25 мая 1889 в Киеве где его отец, Иван Сикорский, был профессором психологии в Императорском университете Св. Владимира. Профессор Сикорский, в свою очередь вышедший из семьи бедного сельского священника и сделавшего блестящую научную карьеру, является автором многочисленных научных статей и был в то время достаточно хорошо известен . Молодой Сикорский с детства увлекался авиамоделированием, в 12 лет построил небольшой вертолет с приводом от резинового жгута. Учился в Морском кадетском корпусе в Санкт-Петербурге (1903–1906), Технической школе Дювиньо де Ланно (Франция, 1907), Киевском политехническом институте, где он заинтересовался авиацией и строительством летательных аппаратов, организовал и возглавил студенческое авиационное общество, непродолжительное время в Париже. Летом 1908 отправился в путешествие по Европе, познакомился с братьями Райт. Вернувшись в Киев, приступил к созданию вертолета. В 1909 и 1910 построил две машины, которые так и не смог поднять в воздух. Убедившись в бесперспективности дальнейших работ, решил заняться конструированием самолетов. В 1910–1911 создал несколько самолетов серии С. Летом 1911 на биплане С-5, снабженном двигателем мощностью 50 л.с., совершил полет продолжительностью более часа и достиг высоты 450 м.

10 лучших вертолетов по версии Military Channel

В том же году получил летное удостоверение Международной авиационной федерации за номером 64.

С 1912 по 1918 Сикорский возглавлял конструкторское бюро авиационного отдела Русско-Балтийского завода, который в 1913 и 1914 выпустил первые в мире многомоторные самолеты его конструкции («Гранд», «Русский витязь», «Илья Муромец»). За годы Первой мировой войны было построено 75 четырехмоторных бомбардировщиков Сикорского.

В 1919 Сикорский эмигрировал в США, где в течение нескольких лет читал лекции, работал учителем, а в 1923 вместе с несколькими русскими эмигрантами – бывшими офицерами организовал компанию «Сикорский аэроинжиниринг» («Sikorsky Aero Engineering Corporation»). Мастерская и конструкторское бюро располагались в курятнике одной из ферм на острове Лонг-Айленд. Когда несчастные русские самолетостроители пришли в полное уныние от курятника, безденежья, неудач и не взлетающих на изношенных двигателях (на новые не было денег) самолетов, стало известно, что акции компании на 5 тысяч долларов купил Сергей Васильевич Рахманинов. Для рекламных целей всемирно известный композитор и пианист согласился стать вице-президентом компании. Вместо курятника компания могла теперь арендовать ангар.

К апрелю 1924 года был готов первый американский самолет Сикорского S-29A. Потом был сконструирован красавец S-37, исправно служивший на линии Сантьяго-де-Чили-Буэнос-Айрес. В Южную Америку его перегнал главный испытатель самолетов Сикорского бесстрашный георгиевский кавалер Борис Сергиевский.

А потом была крупная удача с самолетом-амфибией S-38. Посыпались заказы, больше всего от компании “Пан Америкен”. Сикорский становится очень известным в Америке человеком.

В 1928 компания вошла в состав корпорации «Юнайтед эйркрафт». Сикорский оставался генеральным конструктором этой компании до 1957. Первым самолетом, построенным Сикорским в США, был двухмоторный биплан S-29 (1923).

В 1929 Сикорский создал для авиакомпании «Пан Америкен эйруэйз» двухмоторный S-38. Самолет имел короткий фюзеляж летающей лодки с высокорасположенным хвостовым оперением, вынесенным назад сдвоенной фермой, которая опиралась на крыло, а также убирающееся шасси. Затем Сикорский приступил к разработке конструкций летательных аппаратов с большой нагрузкой на крыло. Его четырехмоторные S-40 (1931) и S-42 (1932) были первыми в мире транспортными самолетами, оснащенными пропеллерами с постоянной скоростью вращения. S-42, созданный для дальних перелетов, установил в 1934 рекорд высоты (6220 м), имея на борту груз более 4900 кг. В том же году на S-38 было поставлено восемь мировых рекордов скорости.

К концу 1930-х годов эра летающих лодок закончилась, и Сикорский вновь занялся вертолетами. Уже в начале 1940-х годов был публично продемонстрирован полет по устойчивой траектории первого надежного вертолета его конструкции. Вертолеты Сикорского установили несколько мировых рекордов; в последующие годы они поставлялись в армию, их закупали различные гражданские государственные агентства и авиакомпании. Вертолет S-51 широко применялся в боевых операциях во время войны в Корее.

Сикорский был удостоен многих научных званий, являлся почетным членом научных обществ разных стран.

Сикорский всегда пользовался большим авторитетом в русской колонии Америки. В 1938 году ему было доверено держать речь перед соотечественниками по случаю 950-летия крещения Руси, так как русские американцы знали, что Сикорский размышляет над проблемами мироздания и пишет богословские работы. Ссылаясь на Федора Достоевского и Владимира Соловьева, оратор завещал: “Русский народ должен подумать не о том, как повернуть назад, к тому, что не устояло, видимо, не уберегли, а подумать о том, чтобы из того болота, в котором мы теперь увязли, выбраться на широкую дорогу, чтобы двигаться вперед”.

Игорь Иванович Сикорский скончался 26 октября 1972 г. в городе Истоне, штат Коннектикут.

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *