Помыслы неверия, сомнения, хулы

В наше время люди приходят к Богу после десятилетий атеизма, насаждавшегося пропагандой, пройдя через увлечения оккультизмом, обращения к целителям и экстрасенсам, зачастую духовно поврежденные. И, войдя в Церковь, начав духовную жизнь, сталкиваются с тяжелыми искушениями.

Спасение утопающего апостола Петра

Одно из таких искушений – нападение помыслов неверия, сомнения, хулы. Первой реакцией на них бывает испуг, затем люди начинают мучиться угрызениями совести, не понимая, как могут возникать у них подобные мысли.

Оптинские старцы хорошо различали помыслы, знали, откуда и по каким причинам хульные помыслы появляются и как с ними бороться.

Вражьи прилоги

Жаловавшемуся на душевные страдания, приносимые хульными помыслами, преподобный Макарий пояснял, что, по святоотеческому учению, хульные мысли считаются вражьими прилогами. И доказательство этому то, что мы с ними не соглашаемся, а, наоборот, скорбим, что такие помыслы нас мучают:

«Святые отцы вообще хульные мысли почитают не нашими, а вражиими прилогами, и когда мы с ними не соглашаемся, но и скорбим о том, что они к нам на ум лезут, то это и есть знак нашей в оных невинности. Отнюдь не надо смущаться о том, что они приходят. Ибо если человек смущается, то враг более на него восстанет, а когда не внимает оным, ни во что вменяет и за грех не считает, тогда и помыслы исчезают».

Преподобный Варсонофий утешал и успокаивал людей, которых враг мучает дурными, скверными мыслями:

«Разве может тот, кто верует в Бога, любит Его, надеется на Него, – мыслить хулу на Него? Очевидно, не его это мысли, а нашептываются они врагом нашего спасения, которому выгоднее всего, чтобы человек впал в отчаяние, счел себя отпавшим от Бога, – тогда весь он в руках диавола».

Помыслы неверия, сомнения в вере

Уверование св. апостола Фомы

К хульным помыслам относятся и помыслы сомнения в вере, неверия. Преподобный Макарий советовал:

«Пишешь, что, как легкое облако, находит неверие о Боге и о будущем. Этот помысл причисляется святым Димитрием к хульным помыслам. Ибо в них наша воля не соглашается, а только враг наводит на помысл неверия. Человек этого не хочет и не виноват, а думает, что виноват, смущается и сим больше веселит врага и дает ему повод к приступу. А когда будешь презирать это и не считать за грех, то и он постыдится и отыдет. В этом подает ему повод и осуждение других».

Преподобный Амвросий объяснял:

«Брань неверия и сомнения относится к хульным помыслам и считается наравне с оными. Поэтому не огорчайся очень этою бранью, хотя она не легка, а тяжела. А лучше в благодушии старайся презирать вражеские помыслы сомнения и неверия, имея в виду одно: никого не судить и не осуждать».

Помыслы против духовного наставника

Часто враг всевает помыслы против духовного отца, наставника, священника, принимающего исповедь. Когда чадо старца Антония пожаловался о мучающих его помыслах, направленных против самого старца, преподобный Антоний отвечал:

«Сердечно соболезную я о всех болезнях Ваших и усердно молю Бога о исцелении Вашем. О помышлениях же Ваших святой Давид в книге псаломстей пишет так: “Весть Господь помышления человеческая, яко суть суетна”. А посему и за грех не ставьте их, о чем я и лично Вам говаривал, но Вы привыкли беспокоиться по пустому. Также и противо меня, чтобы ни нанеслось, за грех не ставьте, поелику помышления не наши, а посему и в вину от Бога не поставляются. Верьте сему без сомнения и будьте мирны в духе и веселы».

«Подобно ругательствам пьяного прохожего»

Преподобный Варсонофий сравнивал вражье нападение хульных помыслов с ругательствами пьяного человека, который встречается по дороге:

«Еще так спрошу. Идете Вы по дороге. Навстречу попадается пьяный мужик, который извергает страшнейшие ругательства. Что Вам сделать нужно? Поскорее пробежать мимо, стараясь не слышать того, что он говорит. Если что-нибудь у Вас, помимо Вашей воли, осталось в памяти, будет ли Вас за это судить Бог как за Вашу хулу? Нет, не будет.

Иное было бы дело, если бы Вы подошли к этому пьяному и стали бы ему говорить: “Вот хорошо; ну, скажи еще что-нибудь, а теперь вот это…» – обнялись бы и пошли с ним вместе, наслаждаясь тем, что он говорит. В этом случае Вы были бы осуждены вместе с ним.

Так и с помыслами: если Вы стараетесь гнать их от себя, знайте, что Вы не отвечаете за то, что они появились у Вас, Вы ошибочно приписываете их себе, но они не Ваши, а внушаются Вам врагом. Только когда Вы добровольно останавливаетесь на дурной мысли и Вам она доставляет удовольствие, тогда Вы виноваты и должны каяться в грехе этом».

В чем причина появления хульных помыслов

Оптинские старцы подробно объясняли, в чем причина появления хульных помыслов и как с ними бороться.

Преподобный Макарий пояснял, что эти помыслы попускаются за наше превозношение, гордость, высокое мнение о себе:

«Но помыслы сии, хотя не суть грех, но, попущением Божиим, находят от врага за возношение наше, за мнение о себе или о своих исправлениях и за осуждение ближних».

О превозношении и осуждении как причине хульных помыслов пишет и преподобный Амвросий:

«Хульные помыслы известно за что борют: за возношение и за осуждение. Смирись, не думай о себе, что ты лучше других, не зазирай никого, а себя за согрешения и поползновения укоряй, то и хульные помыслы утихнут. Впрочем, во всяком случае не смущайся; невольные хульные помыслы святые отцы не считают грехом, а их причины – грех».

«Ты не можешь сознавать себя грешнее и хуже других. Чувство это явно горделивое, от которого и рождаются и укрепляются хульные помыслы и хульные глаголы, как свидетельствует святой Лествичник, говоря: “Корень хулы есть гордость”».

Старец Анатолий (Зерцалов) подчеркивал:

«Хульные помыслы умножаются и укрепляются от гордости и осуждения других».

Как получить освобождение от хульных помыслов

Преподобный Макарий учил, что освобождение от таких помыслов человек получит, если смирится, покается и удержится от осуждения:

«Когда человек, познав в этом свои грехи, смирится и не станет осуждать других, а принесет о сем покаяние, то получает от них освобождение».

Старец Амвросий советовал:

«Если придут хульные помыслы и осуждающие других, то укоряй себя в гордости и не обращай на них никакого внимания».

«Помыслами хульными не смущайтесь, а только укоряйте себя в это время за горделивое расположение души и за осуждение других».

«Знай, что, кроме смирения и слез, невозможно избавиться от хулы».

Преподобные отцы наши, старцы Оптинские, молите Бога о нас, грешных!

О хульных помыслах. Святой Паисий Святогорец

Какие помыслы являются хульными
— Геронда, я не понимаю, когда помысл является хульным…
— Когда нам на ум приходят скверные картины о Христе, Матери Божией, Святых, о чем-то божественном и святом или даже о нашем духовном отце и тому подобном, то это хульные помыслы. Этих помыслов и пересказывать-то никому не надо.
— Даже духовнику?
— Духовнику достаточно сказать следующее: «Мне приходят хульные помыслы о Христе или о Святом Духе, о Матери Божией, о Святых или о тебе — моем духовном отце». Все эти богохульства и грехи не наши — они происходят от диавола. Поэтому нам нет нужды расстраиваться еще и из-за грехов диавола. Когда я был новоначальным монахом, диавол какое-то время приносил мне хульные помыслы — даже в церкви. Я очень расстраивался.

Диавол внушал мне скверные помыслы о Святых, используя те сквернословия и похабщину, которые я слышал от других, будучи в армии. «Эти помыслы от диавола, — вразумлял меня мой духовник. — Раз человек расстраивается из-за скверных помыслов о святыне, которые у него появляются, это уже доказывает, что они не его собственные, а приходят извне». Но я продолжал расстраиваться.

Когда приходили хульные помыслы, я уходил молиться в придел Честного Иоанна Предтечи, прикладывался к его иконе, и она благоухала. Когда скверные помыслы приходили снова, я опять спешил в Предтеченский придел, и от иконы вновь исходило благоухание. Во время одной Божественной литургии я был в приделе и молился. Когда певчие запели «Святы́й Бо́же» Нилевса, я со своего места стал тихонько подпевать.

Вдруг я увидел, как через дверь, ведущую в притвор главного храма, в придел вваливается огромный страшный зверь с головой пса. Из его пасти и глаз извергалось пламя. Чудовище повернулось ко мне и, раздраженное тем, что я пою «Святый Боже», дважды злобно погрозило мне лапой. Я бросил взгляд на монахов, молившихся рядом со мной: может быть, они тоже видели ? Нет, никто ничего не заметил. Потом я рассказал о случившемся духовнику. «Ну, видел, кто это был? — сказал мне духовник. — Это он самый и есть. Теперь успокоился?»
— Геронда, а всегда ли человек понимает, что его помысл является хульным?
— Он понимает это, если работает головой, которую дал ему Бог. Например, некоторые задают мне вопрос: «Геронда, как возможно существование адских мук? Мы огорчаемся, видя человека, сидящего в тюрьме, что же говорить о тех, кто мучается в аду!» Однако такие рассуждения — хула на Бога. Эти люди выставляют себя более праведными, чем Он. Бог знает, что делает. Помните случай, рассказанный Святым Григорием Двоесловом? Однажды епископ Фортунат изгнал нечистого духа из бесноватой женщины.

Изгнанный бес принял образ нищего, вернулся в город и стал обвинять епископа. «Немилосердный изгнал меня!» — кричал он. Один человек, услышав эти крики, пожалел «несчастного»: «Что за нелегкая дернула его тебя выгнать! Как он мог на такое пойти! А ну, давай, заходи ко мне в дом». Диавол вошел в его дом и вскоре попросил: «Подбрось в очаг дровишек, а то я зябну». Хозяин положил в огонь толстые поленья, пламя весело загудело. А когда огонь разгорелся как следует, диавол вошел в ребенка хозяина дома.

В припадке беснования несчастный прыгнул в огонь и сгорел. Тогда хозяин понял, кого изгнал епископ и кого он принял в свой дом. Епископ Фортунат знал, что делал, когда изгонял нечистого духа из бесноватой.
Откуда происходят хульные помыслы
— Геронда, не могли бы Вы рассказать нам что-нибудь о добром равнодушии?
— Доброе равнодушие необходимо человеку чрезмерно чувствительному, которого мучает разными помыслами тангалашка (так Старец называл диавола). Такому человеку хорошо бы стать немного бесчувственным — в положительном смысле этого слова — и не копаться в помыслах определенного рода. Кроме того, доброе равнодушие необходимо человеку, которого диавол, желая вывести из строя, сделал чрезмерно чувствительным в отношении какого-то конкретного дела или явления — хотя обычно такой человек чрезмерной чувствительностью не страдает.

И такому человеку на какое-то время поможет доброе равнодушие. Однако за ним должен наблюдать духовник. Ему нужно открывать свой помысл духовнику и быть под его наблюдением. В противном случае он может потихоньку стать безразличным ко всему и впасть в противоположную крайность — превратиться в совершенно равнодушного человека.
— Геронда, почему, когда я впадаю в печаль, у меня появляются хульные помыслы?
— Смотри, что происходит: видя тебя опечаленной, тангалашка пользуется этим и подсовывает тебе мирскую карамельку — греховный помысл. Если ты в первый раз падешь , то в следующий раз он расстроит тебя еще больше и у тебя не найдется сил ему сопротивляться. Поэтому никогда не нужно пребывать в состоянии печали, вместо этого лучше заняться чем-то духовным. Духовное занятие поможет тебе выйти из этого состояния.
— Геронда, я очень мучаюсь от некоторых помыслов…
— Они от лукавого. Будь мирна, и не слушай их. Ты человек впечатлительный, чуткий. Диавол, пользуясь твоей чувствительностью, внушает тебе придавать некоторым помыслам излишнее внимание. Он «приклеивает» к ним твой ум, и ты понапрасну мучаешься. К примеру, он может принести тебе скверные помыслы о матушке-игуменье или даже обо мне.

Оставляй эти помыслы без внимания. Если отнестись к хульному помыслу хоть с немногим вниманием, он может тебя измучить, может тебя сломать. Тебе необходимо немного доброго равнодушия. Хульными помыслами диавол обычно мучает благоговейных и очень чувствительных людей. Он преувеличивает их падение с тем, чтобы ввергнуть их в скорбь.

Диавол стремится низвергнуть их в отчаяние, чтобы они покончили с собой, если это ему не удается, то стремится, по крайней мере, свести их с ума и вывести из строя. Если же диаволу не удается и это, то ему доставляет удовольствие навести на них хотя бы тоску, уныние.
Как-то я повстречал человека, который постоянно плевался. «Он одержим бесом», — сказали мне про него. «Да нет, — отвечаю, — бесноватые так себя не ведут». И действительно, как я достоверно узнал потом, этот бедолага не провинился настолько, чтобы стать одержимым. Он рос сиротой и отличался чувствительностью, впечатлительностью.

Вдобавок у него был помысл «слева» и немного болезненное воображение. Диавол все это разжег и стал приносить ему хульные помыслы. И когда он их приносил, несчастный сопротивлялся, подскакивал и, желая избавиться от хульных помыслов, «выплевывал» их. А те, кто наблюдали за этим со стороны, думали, что он одержим бесом. Вот так: впечатлительный бедолага выплевывает хульные помыслы, а ему говорят: «Ты одержим бесом!»
Часто хульные помыслы приходят человеку и по зависти диавола. Особенно после всенощного бдения. Бывает, что от усталости ты падаешь как мертвый и не можешь противодействовать врагу. Вот тогда-то злодей диавол и приносит тебе хульные помыслы. А потом, желая тебя запутать или ввергнуть в отчаяние, начинает внушать: «Да таких помыслов и сам диавол не принесет! Теперь ты не спасешься». Диавол может принести человеку хульные помыслы даже на Святаго Духа, а потом сказать, что этот грех — хула на Святаго Духа не прощается.
— Геронда, а может ли хульный помысл прийти по нашей собственной вине?
— Да. Человек может и сам дать повод для прихода такого помысла. Если хульные помыслы не вызваны чрезмерной чувствительностью, то они приходят от гордости, осуждения и тому подобного. Поэтому, если, подвизаясь, вы имеете помыслы неверия и хулы, знайте, что ваше подвижничество совершается с гордостью.

Гордость омрачает ум, начинается неверие, и человек лишается покрова Божественной Благодати. Кроме того, хульные помыслы одолевают человека, который занимается догматическими вопросами, не имея для этого соответствующих предпосылок (т.е. духовных предпосылок — благоговения, смирения, послушания Церкви или предпосылок внешних — образования, способностей, знания греческого языка и т.п.).
Презрение к хульным помыслам
— Геронда, Авва Исаак говорит, что мы побеждаем страсти «смирением, а не превозношением» (в русском переводе: «Когда препобедишь страсти смирением, а не превозношением»). Презрение к какой-то страсти, превозношение и презрение к хульным помыслам — это не одно и то же?
— Нет. В презрении страсти есть гордость, самоуверенность и — что хуже всего — самооправдание. То есть ты оправдываешь себя и «отказываешься» от свой страсти. Ты словно говоришь: «Эта страсть не моя, она не имеет ко мне никакого отношения» — и неподвизаешься, чтобы от нее освободиться. А вот хульные помыслы мы должны презирать, потому что, как я уже говорил, они не наши, а от диавола.
— А если человек притворяется перед другими, что имеет какую-то страсть, например, изображая себя чревоугодником, то тем самым он насмехается над диаволом?
— В этом случае он «лицемерит добрым лицемерием», но это не насмешка над диаволом. Ты насмехаешься над диаволом, когда он приносит тебе хульные помыслы, а ты поешь что-то церковное.
— Геронда, как прогнать хульный помысл во время богослужения?
— Песнопением. «Отве́рзу уста́ моя́…» (начальные слова ирмоса первой песни канона Благовещению Пресвятой Богородицы). Ты что, не умеешь петь по нотам? Не расковыривай этот помысл, отнесись к нему с презрением. Человек, который стоит на молитве и собеседует с такими помыслами, подобен солдату, который отдает рапорт командиру и при этом раскручивает гранату.
— А если хульный помысл не уходит?
— Если он не уходит, знай, что где-то в тебе он облюбовал для себя местечко. Самое результативное средство — это презрение к диаволу. Ведь за хульными помыслами прячется он — учитель лукавства. Во время брани хульных помыслов лучше не бороться с ними даже молитвой Иисусовой, потому что, произнося ее, мы покажем свое беспокойство и диавол, целясь в наше слабое место, будет обстреливать нас хульными помыслами без конца. В этом случае лучше петь что-то церковное.

Смотри, ведь и малые дети, желая показать презрение своему сверстнику, перебивают его речь разными песенками вроде «тру-ля-ля». То же самое следует делать и нам по отношению к диаволу. Однако будем показывать свое презрение к нему не мирскими песенками, а священными песнопениями. Церковное пение — это не только молитва к Богу, но и презрение к диаволу. Таким образом, лукавому достанется на орехи и с одного и другого бока — и он лопнет.
— Геронда, находясь в таком состоянии, я не могу петь. Даже ко Святому Причащению мне подходить не легко.
— Это очень опасно! Тангалашка загоняет тебя в угол! И пой, и причащайся — ведь эти помыслы не твои. Окажи мне послушание хотя бы в этом пропой один раз «Достойно есть», чтобы тангалашка получил то, что ему причитается, и пустился наутек. Я не рассказывал тебе об одном афонском монахе? Двенадцатилетним сиротой он пришел на Святую Гору. Лишившись любви своей матери по плоти, он всю любовь отдал Матери Божией.

Он питал к Ней такие же чувства, как к своей родной матери. Если бы ты видела, с каким благоговением он прикладывался к иконам! И вот враг, сыграв на этой любви, принес ему хульные помыслы. Несчастный даже к иконам прикладываться перестал. Его Старец, узнав об этом, взял его за руку и заставил приложиться к ликам и рукам Пресвятой Богородицы и Спасителя на Их иконах. Сразу же после этого диавол пустился в бегство. Конечно, лобызать Божию Матерь и Спасителя прямо в лик — это, некоторым образом, дерзко. Но Старец заставил монаха сделать это, чтобы прогнать мучавшие его помыслы.
В каких случаях мы виновны в хульных помыслах сами
— Геронда, когда я испытываю приражение хульного помысла, но без сосложения с ним, то ложится ли на меня вина? (в аскетическом лексиконе «приражением» называется помышление ума или движение сердца, не сопровождаемое образами. Появление и замедление греховных образов и мечтаний свидетельствует о «сосложении» с помыслом, которое является внутренней уступкой греху и требует уврачевания покаянием.)
— Если ты огорчаешься и не принимаешь этого помысла, то вины нет.
— Геронда, а когда человек виновен в хульном помысле ?
— Он виновен, если не огорчается, что имеет такой помысл, а сидит и собеседует с ним. И чем больше он будет принимать хульные помыслы, тем большему диавольскому смятению подвергнется. Ведь, разглядывая появившийся хульный помысл и собеседуя с ним в уме, ты в малой степени подвергаешься беснованию.
— А как прогнать такие помыслы?
— Если человек огорчается, что такие помыслы к нему приходят и не собеседует с ними, то, не получая пищи, они отпадают сами собой. Дерево, которое не поливают, засохнет. Однако, начав хотя бы немного услаждаться этими помыслами, он дает им пищу, «поливает» своего ветхого человека. В этом случае помыслы «отсыхают» нелегко.
— А со мной, Геронда, иногда случается следующее: я принимаю хульные помыслы, сослагаюсь с ними, потом понимаю это, но уже не могу их прогнать.
— Знаешь, что с тобой происходит? В какой-то момент ты на что-то отвлекаешься, рассеиваешься и с разинутым ртом начинаешь считать ворон. Тогда к тебе подкрадывается тангалашка и вбрасывает в твой разинутый рот карамельку. Ты начинаешь вращать ее во рту, чувствуешь ее вкус, и тебе уже тяжело ее выплюнуть. Нужно выплевывать сразу — едва-едва почувствуешь ее «сладость».
— Геронда, а если я ненадолго принимаю появившийся хульный помысл, но потом его прогоняю?
— В этом случае диавол дает тебе леденец, ты его выплевываешь — но не сразу, а спустя какое-то время. Выплевывать нужно немедленно. В противном случае, обманув тебя вначале с помощью леденца, диавол впоследствии напоит тебя горьким зельем и поглумится над тобой.

ПОМЫСЛЫ ХУЛЬНЫЕ

Не должно смущаться хульными помыслами, они не от нас, но от врага

Очень жалею о твоем смущении, от врага происходящем. Ты считаешь себя такою грешницею, что и подобной нет, не понимая того, что враг борет тебя хульными помыслами, влагая в мысль твою неподобные и неизъяснимые слова его; а ты думаешь, что они от тебя происходят, а ты, напротив, не имеешь оных, но ужасаешься, скорбишь и смущаешься, тогда как они совсем не твои, а вражеские; твоего участия в них ни малейшего нет, и даже в грех вменять их не должно, а надобно быть спокойным, нимало не обращая на них внимания и ни во что вменяя; они и исчезнут. А когда ты смущаешься о сем, скорбишь и отчаиваешься, то врага это утешает и он еще более на тебя оными восстает. Ты отнюдь не считай их за грех, то и успокоишься; какая тебе нужда скорбеть за грехи врага; он и на небе хулил Господа… Но с твоей стороны вот какая вина и грех: ты думаешь о себе много, увлекаешься гордостию, зазираешь других, осуждаешь их и подобное, и мало о сем печешься, за то?то и попускается на тебя этот бич, чтобы ты смирилась и считала себя последнейшею всех, но не смущайся, ибо смущение?то и есть плод гордости. Перестань осуждать, не думай о себе много, не презирай других, то и отойдут хульные помыслы (VI, 154, 252—253).

Святые отцы вообще хульные мысли почитают не нашими, а вражиими прилогами, и когда мы с ними не соглашаемся, но и скорбим о том, что они к нам на ум лезут, то это и есть знак нашей в оных невинности. Отнюдь не надо смущаться о том, что они приходят. Ибо если человек смущается, то враг более на него восстанет, а когда не внимает оным, ни во что вменяет и за грех не считает, тогда и помыслы исчезают. О сем ясно пишет св. Димитрий Ростовский в «Духовном врачевстве».

Но помыслы сии, хотя не суть грех, но попущением Божиим находят от врага за возношение наше, за мнение о себе или о своих исправлениях и за осуждение ближних. Когда человек, познав в этом свои грехи, смирится и не станет осуждать других, а принесет о сем покаяние, то получает от них освобождение… У св. Исаака Сирина в 79 Слове, между прочими видами попущений, в наказание за гордыню, есть и сие: «хуление на имя Божие». В надсловии на книгу преподобного Нила Сорского… пишется так: «неции же подобострастнии и неразсуднии, и не точию не имуще в себе ни едино поне чувство, ниже едино дарование от предреченных (т. е. выше написанных в оном надсловии), но ниже познавающих когда таковая: поревновали пост и труды святых, не добрым разумом и предложением, вменяюще сия, яко добродетель проходят. Приседяй же диавол, яко пес ловитве, повергает во чрево их семя радостного мнения, от него же заченшися, воспитуется внутренний фарисей; и тако, день от дне возрастающи, предает таковых совершенной гордыни, ея же ради попускаются от Бога области сатаниной» (II, 112,165—166).

В хульных помыслах тебе нет никакого греха, они не твои, а вражии; это доказывается тем, что ты не хочешь их, но и скорбишь, когда они на ум лезут. Враг же, когда видит, что ты смущаешься от его внушения, радуется сему и больше на тебя нападает… Что в них нет греха, то всякому известно, но они обличают наш грех гордости, который мы и не признаем за грех, а оный весьма близок к нам. Если мы что делаем хорошо, что бы то ни было, утешаемся этим и, по наущению врага, обольщаемся нечто имети благо; и хотя по маковому зерну — прибавляется, возрастает; а нам надобно всегда помнить слово Господне: аще и вся повеленная сотворите, глаголите, яко раби неключими есмы (Лк. 17, 10), и вся наша жизнь должна проникнута быть смирением и покаянием. Смирение сокрушает все сети и козни вражии (V, 575, 774—775).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

>Хульные мысли на молитве – от лукавого, не вменяются в грех

Милость Божией Матери

Святой праведный Иоанн Кронштадтский

24 февраля был я в Рамбове – хоронил жену священника Ал. Ив. Соколова. Пришедши в одну кладбищенскую церковь, я был в состоянии мучительного томления сердца, которое происходит от слабоверия и духа злобы. Взглянувши на местную икону Тихвинской Божией Матери, я невольно засмотрелся на Ее пречистый, смиренный, безмятежный, полный любви лик и сказал сам в себе: «Какое неземное спокойствие выражается на лице Твоем, Пречистая», – и как бы услышал от Нее следующие слова, внятно отозвавшиеся в моем сердце: «А что тебе препятствует иметь мир и спокойствие в своем сердце? Разве ты не знаешь, где искать их?» После этого я обратился мыслию и сердцем к Источнику и Подателю мира – и тотчас же обрел желанный мир и стоял с миром всю службу (обедню).

В Рамбове встретил знакомого – почтеннейшего священника Гавриила Марковича Любимова, который замечателен трудами своими на пользу крестьян и крестьянских детей великой княгини Елены Павловны. Вся жизнь его проходит в трудах, соединенных с постоянными самопожертвованиями. Как он много делает для просвещения детей крестьянских, для воспитания их в правилах нравственности! Что я значу в сравнении с ним? Что мои труды? Ничто. Посмею ли сравнить себя с ним как священник в каком-либо отношении? Вот человек, который не напрасно живет, не в суете проводит дни свои! А я – всуе и землю упражняю. Как Господь не посечет меня как бесплодную смоковницу! Господи! Спаси его и помилуй!

Сердце иногда спит во время молитвы, только ум слабо действует, а нужно, чтобы оно бодрствовало. Отчего на домашней молитве не находит сомнение и не останавливает языка, а на общественной бывает это?

Фото: tatmitropolia.ru

Тогда только силен надо мной диавол, когда в сердце моем нет Христа.

Животворящие Тайны приводят в порядок, в состояние покоя внутреннюю жизнь мою, – что может делать, кроме Тайн, одна усердная молитва или самое решительное живое устремление мыслей и сердца к Богу с верою и надеждою. Слава Богу моему, истинно и существенно присущему в животворящих Тайнах! Прикосновение животворящих Тайн, принятых с верою и благодарным сердцем, всегда животворно для души моей. Это тем более бывает ощутительно, что к сердцу моему часто прилагается какая-то сила, смущающая, ядовито угрызающая и мертвящая душу, – и прикасается всегда вследствие усумнения, неверия познанной истине: эта последняя сила есть сила диавола – человекоубийцы. «От плод их», сказал Спаситель, «познаете их» (Мф. 7, 16).

Вера сладостна, мирна, животворна для сердца; неверие горько, мучительно, убийственно.

<…>

Я из своего собственного опыта знаю наперед, что будет и блаженство неизреченное для праведников в будущем веке, и муки страшные для грешников, не раскаявшихся в своих грехах при жизни. Знаю наперед, по разуму, и то, что они будут вечны. Душа наша, как существо духовное, простое, вечное, а грехи, по опыту еще здешней жизни, мучат, погубляют душу духовно, и тогда только перестает она мучиться от них, когда раскается в них. Но после смерти нет и не может быть покаяния. Значит, тогда душу будут вечно мучить ее собственные страсти: и вот огонь вечный.

<…>

Диавол никогда не теряет надежды ввести тебя в искушение и вводит часто, а ты никогда не теряй надежды избавиться от его искушений, с Божиею помощию. А чтобы избавиться от его искушений, тебе нужна благодать Духа Святого, святой огнь в сердце, вера несомненная.

Достоинство человека-христианина определяется тем, как часто он бывает со Христом. «Противитися диаволу, и бежит от вас» (Иак. 4, 7). Употребляй всегда усилие – стать выше козней диавольских: и он убежит от тебя, видя твое сопротивление. А то ты пугаешься и сам бежишь, когда следовало бы бежать ему.

«Не бывайте мудри о себе» (Рим. 12,16), – говорит Апостол. Так и ты всегда мудр будь не о себе, а о Боге.

«Не иский своея пользы, но многих, да спасутся» (1 Кор. 10, 33). Отселе имей эти слова своим девизом.

Братия! Бдите за своим сердцем: диавол всячески старается выгнать из него простоту и поселить в нем лукавство (лукавый сам, он хочет уподобить себе чрез лукавство и людей), исторгнуть веру и поселить неверие, искоренить чистую любовь и поселить нечистую, или напротив – вражду. Вы, может быть, даже не верите, что диавол есть, и думаете, что все худое – только от вас, а он не только есть, но и царствует в мире, над людьми, преданными миру: он – бог века сего, он – князь власти воздушной; он – миродержитель темного века сего. «Трезвитеся, бодрствуйте, зане супостат ваш диавол…» (1 Петр. 5, 8).

Царь тут. Приложи это к Божеству. Веди себя пред Богом как в присутствии царя.

Читать громко. Это прекрасное средство против смущения, разумеется, при искренней вере.

Отчего не бывает веры в некоторых людях и она с великим трудом вмещается в их сердце?.. Оттого, что их сердце занимают какие-нибудь страсти, и виновник их – диавол; а как место веры в сердце, а предметы веры противоположны страстям, именно: Бог, Ангелы, святые Божии, то и нельзя быть вере в сердце, наполненном тем, что противоположно ей.

Вера живет в сердце – значит то же, что святость, чистота, всякая правда живут в сердце; неверие живет в сердце – значит то же, что страсти и всякая нечистота живут в сердце.

Сердце в человеке – главное. Человек зрит на лицо, Бог же на сердце (1 Цар. 16, 7). В Послании к Солунянам Апостол говорит: «во еже утвердите сердца ваша» (а не вас) «непорочна» (1 Сол. 3, 13). «От сердца бо исходят помышления злая» (Мф. 15, 19). «Омый от лукавства сердце твое, Иерусалиме» (Иер. 4, 14). Сердце – то же, что душа: «отымите лукавство от душ ваших» (Ис. 1, 16).

«Нося же всяческая глаголом силы Своея» (Евр. 1, 3), то есть управляя, сдерживая то, что может распасться. Держать мир – значит не менее, как и сотворить мир или, если можно сказать нечто удивительное, даже более. Ибо сотворить – значит привести что-нибудь из небытия в бытие, а держать уже существующее, но готовое обратиться в ничто, соединять противоборствующее между собою – это дело великое и удивительное. Это – знак великой силы. – Иоанн Златоуст. Толкование на Послание к Евреям. Беседа 2, ст. 3.

Ради Бога Слова имей все уважение к слову: и бывшую словесную, умную тварь, сделавшуюся бессловесною, никогда не слушай… В противном случае Бог Слово осудит тебя на суде Своем за пренебрежение даром слова. – И теперь Он жестоко наказывает тебя, когда ты оскорбляешь слово, особенно слово Священное (в Священном Писании и в церковно-богослужебных книгах) своими пропусками или торопливыми, нелепыми выговорами. А тогда – страшнее накажет тебя.

Чтобы по достоянию чтить Богородительницу, научись прежде, как должно, почитать свою родительницу. А чтобы почитать тебе, как следует, Отца Господа Иисуса Христа, научись почитать своего отца по плоти. «Неверный в мале и во мнозе неверен есть; а верный в мале и во мнозе верен» (Лк. 16, 10).

На Твоей стороне, Господи, – истина, всемогущество, благость, сладость, жизнь, а на стороне врага Твоего – всегдашняя ложь или клевета, слабая сила, действующая только посредством лжи, злоба беспредельная, горечь невыразимая, смерть душевная.

«Даждь славу Богу, – говорили иудеи слепому, – мы вемы, яко Человек Сей грешен есть. Отвеща убо он и рече: аще грешен есть, не вем: едино вем, яко слеп бех, ныне же вижу» (Ин. 9, 24–25). Так приступает часто внутренно к христианину благочестивому диавол и нудит его чрез помыслы согласиться, что Спаситель наш, Богочеловек Иисус Христос, не есть Бог, не есть Чудотворец, благодеющий нам постоянно (в животворящих Тайнах Тела и Крови Своей и в других Таинствах). Как умственно отвечать ему – клеветнику? Второю половиною его ответа: «вем, яко слеп бех от грехов», сам от себя не спасен от них, а теперь я вижу, теперь мне легко и сладостно, когда я приял в сердце свое пречистую Его Плоть и Кровь: значит, Он Бог. «Еда может человек сицева знамения творити?» (Ин. 9, 16).

Чтобы достойно почитать и любить тебе Спасителя Господа Иисуса Христа, научись прежде быть благодарным за благодеяния человека – благодари.

Чудеса, ощущаемые мною по достойном принятии животворящих Тайн, ничем и никем не могут быть производимы, как только Господом. Значит, в хлебе и вине истинно присущ Господь. И что после этого может колебать меня? Мой Господь очевиден в Тайнах, как очевидны два состояния моего бытия: скорбное и радостное.

«Кто Бог велий яко Бог наш? Ты еси Бог, творяй чудеса» (Пс. 76, 14). «Десница Твоя, Господи, прославися» во мне «в крепости, десная Твоя рука сокруши враги: и множеством славы Твоея стерл еси супостаты» (Исх. 15, 6–7).

<…>

«Не весте ли, яко храм Божий есте, и Дух Божий живет в вас» (1 Кор. 3, 16). Внимай себе, человек: в тебе живет Дух Святой. Но ты выгоняешь Его, Духа Животворящего, Утешителя, сладость твоего сердца, всякий раз, когда согрешаешь. Какая дерзость! Какая неблагодарность! Какое безумие! Что, если бы Он не был бесконечно благ и долготерпелив? Тогда Он оставил бы тебя после долгого терпения и не пришел бы к тебе, не вселился бы в тебя, несмотря ни на какие молитвы твои, хотя бы ты выроил реку слез. – Но бойся, неблагодарный, и теперь злоупотреблять Его долготерпением. Когда Он увидит, что ты не исправляешься, несмотря на частые вразумления, то Он, наконец, может оставить тебя, как Иуду. – Каждый раз, когда ты теряешь веру, когда поддаешься обольщению греха, ты изгоняешь Его, Животворящего, и впускаешь вместо Его диавола. О ослепление человеческое! О Душе благий!

Святые Божии одним воздеянием рук испрашивали у Бога великие милости для множества людей. А твое воздеяние рук так ли сильно, и если не так сильно или вовсе не сильно, то отчего? – От неверия.

Помыслы, наводимые сатаною, в существе своем ничто: они – паутина, пустое мечтание. Только с верою воззови ко Господу – и все исчезнет. Тебе ли возмущаться от прилогов лукавого? Ты знаешь по опыту, как истинен, верен и всемогущ Господь!

Я и верующий и неверующий, добрый и злой, смиренный и гордый, простой и лукавый, Божий и диавольский. – Душа моя как бы растягивается двумя противоположными силами. Странен я! Чужой я!

Господь Бог мой – дерзну сказать так – Друг испытанной верности, потому и мне также нужно быть верным Ему во всем, или иначе сказать: верить Ему во всем беспрекословно.

Теперь одежда нашей плоти и вещественный мир, как оболочка, покрывало, которою прикрыл Себя от слабых, вещественных чувств наших Зиждитель наш, – не дает нам видеть Его лицем к лицу. Но по спадении тленной одежды нашей – тела, душа наша проникнет сквозь вещество мира, возвысится над ним и увидит лице Живого Бога, как видит теперь человек человека; познает Его, как сама познана Им. …»узрим Его, якоже есть» (1 Ин. 3, 2)*.

Молитва наша настолько бывает ценна, действительна и приятна Богу, насколько она истинна: чем истиннее, тем ценнее, действительнее.

Чуден, препрославлен Бог мой: я не вижу Его, но блаженствую Им; одна искренняя, смиренная мысль о Нем услаждает мое сердце. Он невидим, но Он – сладость моя, блаженство мое.

Мати Сладости моея! Научи Ты меня достойно восхвалять Тебя, благоговеть пред Тобою!

Смущение сердечное или страх сердца происходит оттого, что сердце наше наполняет что-то другое, а не Христос: оно есть отсутствие Христа в сердце или потеря Христа чрез наше неверие. Христос – мир наш. Смущение есть голос сердца, вопиющего о лишении Сладчайшего Иисуса.

«Никто же восхитит их» (овец Господних) «от руки Моея: Отец Мой, иже даде Мне, болий всех есть: Аз и Отец едино есма» (Ин. 10, 28–30). Ах, Спасителю наш! Ныне еще не настало это время безопасности овец Твоих. Теперь на каждом шагу угрожает им опасность похищения от мысленного волка, который часто своею прелестью восхищает овец Твоих. Но и ныне, Господи, если мы верою держимся Тебя, «никтоже может» нас «восхитить от руки» Твоей. Приложи нам, Господи, веру в Тебя.

Христианин больше всего должен стараться в жизни о том, чтобы возбуждать, питать и совершенствовать сердечное чувство благодарности за милости Божии, начиная с обыкновенных, естественных, ежедневных и ежеминутных милостей, до необыкновенных и чрезвычайных; необходимость совершенствования чувства благодарности открывается из того, что христианин преимущественно пред другими людьми облагодетельствован Богом чрез Единородного Сына Его и Утешителя Духа. Христианская вера – непрерывное благодеяние Божие человеку. Но если потерять чувство благодарности, то потеряется вместе с тем и чувство милостей Божиих, а без этого их и усвоить нам нельзя, потому что все благодатные дары усвояются верою. И вера, собственно, и есть чувство истины того, что сделал для нас Господь в Новом Завете. Плоть и Кровь Сына Божия ежедневно преподаются христианам во очищение и освящение душ и телес их. Одно это Таинство вызывает всегдашнюю, всесердечную благодарность Богу. Потому-то и называется оно – Евхаристией, или благодарением. Не говорим о благодарности за другие бесчисленные милости.

Фото: spbda.ru

Вот плачевная, надоедающая мне действительность: у меня часто бывает ядовитая боль на сердце, от которой я освобождаюсь только горячими слезами в печали моей о грехах пред лицем Божиим или в молитвенном устремлении ума и сердца моего к Богу в живой вере. С каждым днем, с каждым часом я уверяюсь опытно, что Христос со Отцем и Святым Духом для меня единственная крепость, единственная отрада, единственное утешение в жизни.

Как бы мне предохранить сердце свое от того, чтобы в него ни на минуту не вкрадывалось неверие или душетленное, ядовитое сомнение? – Горячею смиренною молитвою к Богу.

Никогда не спеши сердцем при чтении молитв и всегда будь в спокойном и веселом расположении духа: ты говоришь с Богом милости, щедрот и человеколюбия; унывать тебе тут вовсе не о чем.

<…>

Если вы чувствуете иногда, по-видимому, безо всякой причины тоску на сердце, то знайте, что душа ваша тяготится пустотою, в которой она находится, и ищет Существа, Которое бы наполнило ее сладостно, животворно, то есть ищет Христа, Который Един есть покой и услаждение нашего сердца.

Как сыну, который живет на содержании родителей и с ног до головы – в их милости, когда он будет показывать пред ними суровость нрава, нелюбовь и непослушание, довольно бывает тогда напомнить для возвращения его к своему долгу, какие болезни мать терпела при его рождении, в каких заботах, в какой нежности был он вскармливаем ее сосцами и каким искренним, постоянно неизменным участием пользуется он доныне, как они заботятся доставить ему все необходимое – с пищи и одежды до высоких потребностей души, – так всякому христианину, когда он удалится сердцем от Бога и будет показывать в своей жизни некоторую нравственную одичалость, нелюбовь и непослушание к Богу, часто довольно бывает только напомнить для обращения его к долгу любви Божией, что он весь в милости Божией, что Сын Божий претерпел для Его возрождения в жизнь духовную и благодатную страдания крестные, Кровь Свою пролил для него и постоянно доньше, как нежнейшая мать, питает его Своею Плотию и Кровию, чтобы с этою Плотию и Кровию внести в его растлевшее грехом естество Божественную жизнь и блаженство райское, что все, начиная с волоса и пазноктей** до высоких чувств истины, добра и красоты, – у него Божие: и одежда тела, и весь внутренний человек, кроме его грехов.

* Фраза: узрим Его, якоже есть, – начинается в рукописи со слова, не поддающегося прочтению.
** Пазнокть – последний, крайний сустав пальца.

Как очистить разум от ненужных мыслей и воспоминаний?

Tatyana Lapshina 582 4 года назад Психолог, психофизиолог, кандидат психологических наук, гештальт-терапевт

Ответ, который первым приходи на ум — никак. Если задуматься над формулировкой этого вопроса, разум легко представить как мешок, в который кладут или достают вещи. Или как жесткий диск, на который записывается или перезаписывается содержимое. Но в реальности это не совсем так. Мышление постоянно занято различными задачами. Это текучий процесс, лишь часть которого осознается. Только то, на чем сфокусирован человек, о чем думает в настоящий момент, обладает особыми качествами яркости и живости, благодаря психической функции внимания. Внимание обладает рядом свойств, в том числе переключаемостью. Чтобы перестать думать о чем-то, нужно переключить внимание на другое актуальное содержание сознания. Попытка не думать, о чем-то, все равно удерживает на этой мысли. Если вы хотите не думать о предстоящем сложном разговоре, думайте о других разговорах произошедших в прошлом. Вспомните удачные разговоры, которые принесли свои плоды. Какие аргументы вы использовали? Как реагировал собеседник?

Чтобы наиболее эффективно использовать переключение внимания, важно знать, что внимание бывает разным. И способы переключения, соответственно, можно использовать разные.

Самая простая форма внимания, которая доминирует у маленьких детей, — непроизвольное. Так его называют, потому что человек не выбирает, на что направлять внимание, и часто бывает захвачен объектом. Громкий внезапный звук за окном — и вот мы уже переключились на то, что там происходит. Непроизвольное внимание обращается на интенсивные стимулы, новые стимулы или стимулы, связанные с нашими актуальными потребностями. Чтобы управлять непроизвольными вниманием, нужно организовать соответствующим образом среду. В ней должны быть либо интенсивные и яркие стимулы, либо интересные и новые, либо и те, и другие. Это может быть дискотека, поход в кино, настольная или компьютерная игра, ваше любимое занятие или что-то связанное с отложенными желаниями.

Если в данный момент интенсивные захватывающие стимулы вам не доступны, можно попробовать сменить обстановку. Если вы в помещении — отправляйтесь на улицу, лучше в парк. Постарайтесь заметить, как можно больше деталей вокруг. При этом хорошо обращать внимание на то, что вам непривычно. Если вы во время прогулок чаще изучаете природу, постарайтесь запомнить встреченных людей. Если, обычно, вы больше уделяете внимания людям, исследуйте окружающее пространство, дорожное покрытие, растительность, небо, особенности архитектуры. Старайтесь запомнить как можно больше деталей, будто вы собираетесь написать о вашей прогулке рассказ.

Если вам недоступна прогулка, надежный источник новых и необычных ощущений — тело. Закройте глаза и внутренним взором последовательно обследуйте все тело. Останавливайтесь на ярких ощущениях, давая себе время хорошенько их прочувствовать. Хотя тут я уже использую приёмы для стимуляции произвольного внимания.

Произвольное внимание направлено туда, куда человек считает нужным его направить. Переключение и удержание произвольного внимания требует усилия. Умение применять волевое усилие приходится тренировать. Произвольное внимание развивается у человека по мере взросления и включения его в общество. Именно к этой форме внимания я предлагала вам обратиться, задавая вопросы про другие беседы. Существует множество способов тренировки произвольного внимания и его переключения. Например, игры с мячом, особенно командные. Многим с детства известна забава «Да и нет не говорите, чёрный с белым не берите». Она позволяет тренировать переключаемость, распределение и концентрацию внимания. Какое-то время назад появилась замечательная настольная игра «Превед, Медвед», которая не только развивает внимание, но может задать веселый тон дружеской вечеринке. Также последние исследования утверждают, что развитию произвольного внимания и его переключаемости, способствует медитация (Brefczynski-Lewis JA, Lutz A, Schaefer HS, Levinson DB, Davidson RJ. Neural correlates of attentional expertise in long-term meditation practitioners. Proceedings of the National Academy of Sciences 2007;104:11483–11488).

На русском языке существует большое количество руководств по медитации. Мне нравится подход, реализуемый на сайте Real Mindfulness realmindfulness.ru

Последствием прикладываемых для реализации произвольного внимания усилий, является его истощаемость. Частично на этом основан метод парадоксальной интенции. Если вы не можете отвлечься от мыслей о предстоящем разговоре, сконцентрировалась на нём как можно дотошнее. Вспомните всех собеседников. Как они выглядят, какого цвета их волосы и глаза, какой у них голос, как они пахнут? Что вы знаете об их чертах характера? Если у вас есть план разговора с ожидаемыми ответами оппонентов, дайте себе задание проиграть в голове развитие событий 50 раз подряд, ни на что не отвлекаясь.

Когда мысль занимает нас слишком долго и возвращает к себе внимание, означает, что она обслуживает какую-то из важных потребностей или целей и поэтому включена в личность человека. Так работает постпроизвольное внимание. Именно оно позволяет композиторам часами работать над своим произведением, не отвлекаясь ни на что. Эта форма внимания развивается, когда некогда произвольное действие становится личностного значимым, обретает дополнительный смысл. Даже это внимание можно переключить. Для этого придётся допустить, что мысль, которую вы думаете — не бесполезна. И найти максимально честный ответ на то, о чем эта мысль для вас? Зачем она вам? И сосредоточиться на других способах достижения этого зачем. Ответ не всегда бывает очевиден. Часто, приставучие мысли, позволяют нам избежать решения задач, в исходе которых мы не уверены. Тогда важно ответить на вопрос: почему я считаю эти мысли «ненужными»? О чем мне нужно думать сейчас? Зачем? И почему бы мне, действительно, не обратиться к ним?

Найти ответ бывает непросто в одиночку. Помочь разобраться с причиной при следующих вас мыслей поможет психолог. Особенно хорошо в этом направлении работают аналитические психологи, гештальт-терапевты и клиент-центрированные психологи. А подобрать наиболее эффективный способ переключения внимания и превратить его в привычку поможет когнитивно-поведенческий психолог или психотерапевт.

Иногда навязчивые мысли, такие, которые, кажется, не вписываются общий ход мыслей, возникают в нелогичные моменты, а также причиняют человеку мучения невозможностью их остановить, могут быть симптомом душевной болезни. Поэтому, будет полезно проконсультироваться у психиатра или врача-психотерапевта.

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *