Споры о подлинности рассказа

Христос и блудница
(Лукас Младший Кранах, ок. 1532 года)

История с грешницей отсутствует во многих древних списках Нового Завета: в Синайском кодексе (IV век), Ватиканском кодексе (IV век), Сирийской синайской рукописи (IV или V век), в ряде переводов она помещается только в примечаниях.

Карл Лахманн и Константин Тишендорф считают эту историю позднейшей вставкой по причине того, что стиль этого рассказа не соответствует стилю всего Евангелия от Иоанна. Этот эпизод на Востоке появляется впервые в сирийском переводе Евангелия VI века, в этот же период его начинают включать в себя греческие рукописи. Однако Августин Блаженный (354—430) в своём сочинении «Против Пелагия» пишет, что рассказ о грешнице в его время находился во многих кодексах, как латинских, так и греческих. Он пишет, что эта история была исключена некими маловерами из страха перед злоупотреблениями, к которым этот рассказ мог привести их жён. Этот эпизод св. Августин рассматривает в экзегетическом Трактате на Евангелие от Иоанна, где расположение его соответствует современному.

Кроме сообщения Августина этот рассказ был известен:

  • в Апостольских постановлениях (конец IV века): «когда старцы поставили пред Ним другую некоторую согрешившую и, предоставив суд Ему, вышли, Он, сердцеведец Господь, после того, как спросил её, осудили ли её старцы, а она сказала: „нет“, — сказал ей: „итак, иди, и Я не осуждаю тебя“»;
  • Папию Иерапольскому (ум. в середине II века), ученику Иоанна Богослова, написавшего это Евангелие;
  • Свт. Амвросию Медиоланскому, который приводит эту историю в письме к Студию (№50, Maur. №25), где её и истолковывает. При этом стихи 7-11 он цитирует дословно, а содержание остальных пересказывает. По мнению свт. Амвросия, словами, которые Христос писал на земле, могли быть: «Земля, земля! Запиши…» (ср. Иер. 22:29-30).

Богословское толкование

Христос и грешница (фреска Софийского собора в Вологде)

Греческий текст сообщает, что женщина была взята за прелюбодеянием «επ αυτοφωρψ» то есть на месте преступления и при обстоятельствах, что никто не может возразить о её вине. Смертная казнь за прелюбодеяние была закреплена иудейским законодательством в Лев. 20:10 и Втор. 22:13-24. Евфимий Зигабен пишет, что замысел фарисеев заключался в том, что милосердный Иисус пощадит в нарушение закона женщину и даст этим повод для обвинений против него. Так же рассуждал на Западе и блаженный Августин, прибавляя, что если бы Христос согласился на побиение камнями, то он поступил бы вопреки Своей кротости, благодаря которой и расположил к Себе народ, но фарисеям ясно, что Он так не поступит.

Действие Иисуса, когда он, не отвечая спросившим, начал что-то писать пальцем на земле, является жестом, который «делают те, которые не желают отвечать спрашивающим о чем-либо неуместном и неприличном. Зная лукавство их, Иисус Христос продолжал писать на земле и показывал вид, что Он не обращает внимания на то, что они говорили». Затем он дал ответ «кто из вас без греха, первый брось на неё камень» и вновь продолжил писать на земле. Согласно Втор. 17:7 свидетель преступления должен был первый кинуть камень в преступника и, произнеся такой ответ, Иисус рассматривает приведших к нему женщину людей не как официальных судей, а лишь обвинителей. По одному из распространённых мнений, Иисус написал на земле свой ответ и затем перечислил названия грехов, в которых были повинны обвинители женщины. Некоторые считают, что в пользу такого толкования служит употребление в тексте (Ин. 8:6) вместо обычного греческого ἔγραφεν («он написал») формы κατέγραφεν, что может означать «записал (перечень чьих-то проступков, грехов)». В Септуагинте в Книге Иова глагол в этой же форме употреблён в значении «перечислять (грехи)»: «Ибо Ты пишешь (κατεγραψας) на меня горькое и вменяешь мне грехи юности моей» (Иов. 13:26). Однако форма ἔγραφεν также может употребляться в значении «записывать, составлять список», так что сам по себе этот аргумент не имеет существенного значения, тем более что у Иоанна в том же отрывке для обозначения того же действия употребляется и форма ἔγραφεν (Ин. 8:8). Блаженный Августин дивится мудрости ответа Иисуса, так как Он не показал Себя противником законного правосудия, но, апеллируя к тому же правосудию, перед которым виновны сами обвинители, спас женщину и обнаружил Своё милосердие.

Заключительные слова Иисуса к прелюбодейке — «и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши», по мнению блаженного Августина и архиепископа Аверкия не должно пониматься как неосуждение греха, так как Христос пришёл «взыскать и спасти погибших». Архиеп. Аверкий предлагает следующую трактовку этих слов — «И Я не наказываю тебя за твой грех, но хочу, чтобы ты покаялась: иди, и впредь не греши». Блаженный Августин отмечает, что этими словами Христос также успокоил грешницу, которая могла бы на основании ответа фарисеям ожидать, что казнит её Сам безгрешный Христос. У Зигабена даётся толкование, что Иисус Христос знал, что она раскаялась всем сердцем и достаточным для неё наказанием служила публичность её посрамления перед многочисленными свидетелями. Также отмечают, что хотя некоторые богословы считают, что Иисус простил грех прелюбодеяния этой женщине, но при этом в других случаях он обычно прямо говорит: прощаются тебе грехи (Мф. 9:2; Мк. 2:5; Лк. 5:20 и др.). Б. И. Гладков считает, что правильнее понимать слова Христа как «не подвергаю ответственности за грех».

Христос и грешница: мысли

Христос и грешница
Некоторые мысли
В Евангелии от Иоанна есть трогательная история о том, как однажды ко Иисусу привели женщину, взятую в прелюбодеянии. Поставив несчастную перед Иисусом, «…сказали Ему: Учитель! эта женщина взята в прелюбодеянии; а Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями: Ты что скажешь? Говорили же это, искушая Его, чтобы найти что-нибудь к обвинению Его. Но Иисус, наклонившись низко, писал перстом на земле, не обращая на них внимания. Когда же продолжали спрашивать Его, Он, восклонившись, сказал им: кто из вас без греха, первый брось на нее камень. И опять, наклонившись низко, писал на земле.
Они же, услышав то и будучи обличаемы совестью, стали уходить один за другим, начиная от старших до последних; и остался один Иисус и женщина, стоящая посреди.
Иисус, восклонившись и не видя никого, кроме женщины, сказал ей: женщина! где твои обвинители? никто не осудил тебя?
Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши» (Ин. 8, 4-11).
Разбирать эту историю мы сегодня не будем. Нам важно попытаться разгадать одну из граней этого рассказа, скажу даже так: одну из самых таинственных загадок Евангелия: что писал Иисус перстом на песке? И вообще, писал ли или, может быть, рисовал абстрактные узоры, как делаем мы, например, во время разговора по телефону в задумчивости выводим каракули на салфетке?..
Наверное, все-таки писал. Если бы это было неважным, то предание Церкви не сохранило бы эту, как кажется, совсем случайную подробность происходившего. Но предание сохранило, и Апостол прилежно внес ее в текст Евангелия. Более того, упоминание о писании Иисусом на песке повторяется дважды!
Значит, эта маленькая деталь не случайна, а имеет отношение ко всему рассказу. Давайте постараемся разобраться с этим.
Но сначала вспомним: о чем рассказ? О том, что любовь и милосердие Божие превыше закона и разных правил. Господь дарует прощение там, где, по человеческому соображению, человек должен быть жестоко наказан. Там, где люди уже в человека не верят, Бог – верит!
Можно смысл этого эпизода служения Иисуса выразить более прямо: Господь говорит: Я верю, что, несмотря на прежние ошибки и падения, ты встанешь и пойдешь дальше; ты преодолеешь свой грех и слабость. Жизнь продолжается: иди вперед, Я прощаю тебя; верю в тебя.
А теперь давайте подумаем: что Иисус мог писать на песке? Как говорят многие богословы, Он, всеведущий Сердцеведец, например, мог писать грехи обвинителей, которые привели женщину. Или мог написать слово, краткое слово, которое могло бы быть таким: осуждение. Или таким: немилосердие. Да, в перечни грехов, популярные у иудеев, такие слова не входили, но значит ли это, что нет таких грехов? И что мы (и люди, окружавшие Христа, и те, кто привел прелюбодейку) не страдаем такими недугами души?
Христос мог писать что угодно, но для того, чтобы нам уловить смысл писания перстом на песке, мы должны узнать вот какую важную подробность:
Согласно иудейским представлениям, в субботу – священный день покоя – было запрещено делать любые записи. Иудей не мог написать и двух букв ни на бумаге, ни на камне, ни даже выцарапать иголкой на своем теле. Но в этот день разрешалось делать записи на песке пальцем.
Почему? Потому, что запись на песке считалась такой временной, эфемерной, условной – подует ветер, пройдет человек, и ее нет, – что это не считалось нарушением субботнего покоя. То есть нечто, написанное на песке, – являлось символом скоропреходящего и хрупкого.
А теперь смотрите, какая удивительная связь: грех этой женщины кажется обвинителям непрощаемым, незыблемым. Но Христос прощает этот грех и с любовью отпускает женщину. Параллельно Апостол отмечает, что Христос пишет что-то перстом на песке. Нет ли здесь связи? А, может быть, связь такая: и то, и другое в очах Божиих – не нечто непреодолимое и неотменимое, а что-то, что по милости Божией может быть прощено, исцелено и вменено, яко небывшее. Писание на песке Иисусом в данный момент является как бы иллюстрацией, символическим указанием на то, что на самом деле представляют наши грехи в очах Божиих.
Когда наш сын или дочь поступают недостойно, в наших, родительских, очах, это не делает их изгоями, проклятыми, отверженными. Нам больно, наше родительское сердце сжимается, но это не ослепляет нас в нашей горечи и не заставляет счесть, что он/она безнадежны. Мы верим в них, мы верим, что они могут измениться. И наша любовь, наше терпение оказываются тем лекарством, которое помогает нашим детям, пусть со временем, исправиться.
Неважно, что писал Иисус на песке. Он мог писать грехи людей, мог просто что-то чертить, но в сознании очевидцев навсегда запечатлелась эта связь: грех человеческий не непобедим любовью Божией.
Как созвучно это мысли святых отцов!.. У преп. Исаака Сирина читаем:
«Когда кто падает, да не забывает он о любви Отца своего; но если случится ему впасть и в многие согрешения, да не перестает радеть о добре, да не останавливается в своем стремлении, но, и побеждаемый, снова да восстанет на борьбу со своими противниками и ежедневно начинает полагать основания разрушенному зданию, до самого исхода своего из мира сего, имея в устах пророческое слово: Не радуйся ради меня, неприятельница моя! хотя я упал, но встану; хотя я во мраке, но Господь свет для меня (Мих. 7, 8).
Пусть он не прекращает брани до самой смерти и, пока есть в нем дыхание, не предает души своей на одоление, даже и во время самого поражения. Но если и каждый день разбивается ладья его и терпит крушение весь груз, пусть не перестает заботиться, запасаться, даже брать взаймы, переходить на другие корабли и плыть с упованием, пока Господь, призрев на подвиг его и умилосердившись над сокрушением его, не ниспошлет ему милость Свою и не даст ему сильных побуждений встретить и вытерпеть раскаленные стрелы врага. Такова премудрость, подаваемая от Бога; таков мудрый больной, не теряющий надежды.
Брат, не нужно отчаиваться. Кормчий, когда корабль его бьют волны, не отчаивается в спасении, но управляет кораблем, пока не приведет его в пристань; так и ты – видя, что увлекся и рассеялся в деле, воззови себя к началу пути… Если кто падет, то пусть опять постарается управить себя. Я верую Богу, что такому человеку не обратится это (случайное повторение падений) в навык и не овладеет им нерадение, но Бог вскоре приведет его в состояние усердных делателей и не возьмет души его до тех пор, пока не приведет его в меру высокую, в мужа совершенного (Еф. 4, 13). Итак, не ослабевай, но, пока есть время, делай, и поможет тебе Бог!»
А у святителя Димитрия Ростовского читаем и более парадоксальные слова:
«Итак, если кто согрешил и сейчас же искренне покаялся, то не дерзай называть его грешником. Он – праведник, ибо встает тотчас после падения, встает с плачем и рыданием перед Богом, встает и снова изгоняет из своей души грех, как непотребного гостя. Об этом и святой Златоуст говорит: Если грех придет к твоей душе, то да будет он гостем у тебя, а не жителем. Такой грешник, который после падения тотчас встает покаянием, уже не грешник, но праведник, если бы даже ему случилось и часто падать. На таком сбываются слова Давида: когда он будет падать, не упадет, ибо Господь поддерживает его за руку (Пс. 36, 24)».
Дивное отношение Божие к нам! Бездна терпения и милосердия, потопляющая все наши грехи. Прощает, и паки прощает, и верит в нас. Впрочем, расслабившегося на пажитях слов о милосердии и долготерпении Божием пусть отрезвит повеление Божие, данное грешнице: иди и впредь не греши!
Христос и грешница. В. Поленов. 1888.
Примечания
Многие библеисты говорят, что этот эпизод не был в первоначальном Евангелии от Иоанна, а попал в текст Евангелия позже. В любом случае, это произошло в первохристианские времена, и рассказ этот взят из преданий о жизни и служении Иисуса. Принадлежит он авторству Иоанна или не принадлежит, не так уж и важно.
Мишна. Трактат «Шабат». Гл. 12, мишна 5. Аника нравится это.

«Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши»: Христос и блудница

11.07.2017 6452 просмотра Юрий Беспечанский
Есть одна важная причина, почему я доверяю Евангелиям. Лучше всего ее сформулировал Клайв Льюис: «Итак, объективная реальность таит в себе загадки, разгадать которые мы не в силах. Вот одна из причин, почему я пришел к христианству. Это религия, которую вы не могли бы придумать. Если бы христианство предлагало вам такое объяснение Вселенной, какого мы всегда ожидали, я бы посчитал, что мы сами изобрели его. Но, право же, непохожа эта религия на чье-то изобретение. Христианству свойствен тот странный изгиб, который характерен для реальных, объективно существующих вещей».
Любая теория, в отличие от жизни, предлагает четкий и однозначный ответ. Например, есть еретическое мировоззрение, называемое «гностицизм», в редакции Маркиона. Оно говорит, что есть два бога: добрый и злой. Злой бог неудачно сотворил мир, а добрый пришел его пересоздать. Злой бог – это бог Ветхого Завета: бог судов и страшных казней, бесчеловечный и жестокий бог. Добрый бог – это бог Нового Завета, то есть Христос, человечный и любящий бог, прощающий и не наказывающий. Злой бог постоянно указывает на грех. Добрый бог говорит не о грехе, а о любви. Маркион даже «отредактировал» тексты Евангелий, чтобы слова Христа соответствовали теории «доброго и любящего бога».
В словах Христа из истории Его диалога с блудницей в Евангелии от Иоанна, 8:3-11, заключено жизненное противоречие, жизненная загадка. Все помнят эту историю: ко Христу привели женщину, взятую в прелюбодеянии; и за этот грех, по иудейскому закону, женщину полагалось забить камнями до смерти. Христос предложил тому, кто без греха, первому бросить в нее камень. Толпа мужчин-евреев, обличаемая совестью, вся разошлась по домам. После этого Христос перебросился с женщиной-блудницей всего двумя фразами (Ин. 8:10-11):
10 Иисус, восклонившись и не видя никого, кроме женщины, сказал ей: женщина! где твои обвинители? никто не осудил тебя?
11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.
Было бы очень даже понятно, если бы Христос «обрезал» конец сказанной фразы. Если бы он сказал женщине так: «И Я не осуждаю тебя: иди!». Как это было бы красиво! Христос – защитник униженных и оскорбленных, освободитель женщин, которых злые мужики используют, а потом забивают камнями…Тогда Христос был бы «любящим богом» гностиков, предтечей европейской свободы и толерантности. А отдаленным последователем такого «христа» был бы бывший Президент США Барак Обама, однажды заявивший: «Пока я Президент, все геи и лесбиянки найдут в моем лице защитника в Белом Доме».
Но Христос сказал что-то логически странное: Он в первой части одной фразы сказал «я не осуждаю тебя», а во второй – фактически осудил. Хотя он спас блудницу от осуждения на смерть, он осудил ее словесно, сначала проявил «любовь», а через секунду – «нетерпимость» и «нетолерантность». С точки зрения гностиков, такой Христос – одновременно и добрый, и злой бог.
Давайте проведем мысленный эксперимент. Я встану на позицию современного психолога и с точки зрения психологии попробую доказать, какие «ошибки» допустил Христос в диалоге с блудницей своей фразой «Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши».
1) Христос понимал, что «все люди грешны»: потому и убедил мужчин-убийц разойтись. Все несовершенны, все делают ошибки. Как же Он мог приказать блуднице идти и впредь не грешить? Такую «заповедь» по-человечески совершенно невозможно исполнить;
2) Христос не поговорил с блудницей «по душам», даже не попытался «войти в ее положение». Возможно, ее унизили или изнасиловали в детстве, и она страдает от детской травмы, потому просто не может не блудить. Но, возможно, имя блудницы было Анна Каренина, и она была замужем за чёрствым и бессердечным мужиком, которого заботили только деньги и успех. Но тут на горизонте появился офицер Вронский, и наша блудница воспылала к нему страстной и чистой любовью. Так, может, изменить такому мужу, как Каренин, – это вовсе не грех? По крайней мере, если судить по советской и российской киноверсиям романа с Самойловой и Боярской в роли Анны.
3) Своей фразой «иди и впредь не греши», Христос нарушил личные границы блудницы. Да, спасибо, что Он спас ее от ужасной смерти. Но кто давал Ему право судить, греховно ли ее поведение? Независимо от причин, возможно, с точки зрения Христа блуд – это грех; а с точки зрения блудницы – вовсе не грех, а нормальный стиль ее жизни.
4) Наконец, как должен был бы поступить нормальный «любящий бог»? Он должен был бы обнять блудницу, улыбнуться ей по-голливудски, спросить, «не нуждается ли она в чем-нибудь?», пригласить к себе домой на чай…А тут: ни улыбки, ни участия. Вместо этого грубое: «иди и впредь не греши»…Нет, так не должен поступать любящий бог, тем более с женщиной…
Короче, с точки зрения современной психологии и современных понятий о «любящем боге» (с гностическими корнями), поведение Христа в этой ситуации весьма противоречиво и странно…
Тем не менее, в отличие от Христа, психологам редко удается реально изменить жизни людей. Обычно современные психологи-практики чем-то похожи на современных же наркодилеров. У наркодилеров «первая доза» бесплатна, а следующая 1000 руб. У психологов – «первая консультация» бесплатна, а следующая 1000 руб. И психолог «подсаживает» клиента на свою психологическую «иглу» безо всякой гарантии исцеления: то пациент начинает бесконечно разговаривать со своим «внутренним ребенком», а когда тема будет исчерпана, то можно поговорить и со своей «внутренней старухой» – а жизнь как была, так и остается прежней.
Церковное Предание говорит, что жизнь этой блудницы кардинально изменилась после встречи со Христом: это была та самая Мария Магдалина, которая стала следовать за Ним, став Его преданной ученицей. Что же изменило жизнь блудницы?
1) В отличие от психологов, Христос бросил вызов блуднице. Он не стал детально разбираться в ее проблемах, а четко назвал ее поведение греховным. Христос не стал ОСУЖДАТЬ ее, но стал СУДИТЬ. Осуждение – это понятие юридическое, связанное с карой и возмездием за грех. Суд – понятие по-гречески, скорее, медицинское: отделение или разделение. Разделение греха и праведности, операция по разделению живых клеток организма и пораженных раковой опухолью греха.
2) И этот вызов тем больше, что в мире, где не грешить невозможно, он дал ей заповедь идти и больше не грешить. Тем самым поставил сложнейший вопрос: как сделать невозможное? Как исполнить то, чего нельзя исполнить? Он попытался поднять человека выше его проблем, вызвать в нем поиск чего-то высшего, чем он сам.
3) Нашему миру, где у каждого хаос своих собственных понятий о том, что хорошо и что плохо, Христос противопоставил Свои, Божьи понятия о грехе и праведности.
4) Жизнь блудницы изменила любовь, любовь ко Христу, следование за Христом. Что же тогда такое истинная любовь? Это не только прощение и милость, но и живая, реальная связь с личностью Бога. Любовь – это полная самоотдача себя той личности, которую мы любим. Поэтому надо хорошо понимать, кого любить. Мы становимся похожи на тех, кого любим. Любовь Анны Карениной к Вронскому не могла ее спасти, а могла лишь погубить. Потому что Вронский – такой же грешный человек, как и сама Анна. Любовь блудницы ко Христу спасла ее от греха, потому что Христос – это могучий и сильный Бог, делящийся с любящим человеком Своей силой и могуществом.
Любовь к Богу не замыкает нас во внутреннюю келью или «нору». Наоборот, если даже любовь к одному человеку нередко меняет взгляд на весь мир, так и любовь к богочеловеку распространяется на многих людей, учит любить ближних любовью Христа, созидает Церковь, созидает Царство Божие уже здесь, на земле.

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *