Первые записи в летописях гласят, что в 1365 году «заложица церковь каменную Святую Троицу на Редятине улице» на деньги югорцев — объединения новгородских купцов торговавших пушниной с Югрой (Приуральем). Эта корпорация продавала шкурки соболя, горностая, песца, черной куницы и белого волка на европейские рынки, что по значимости было сопоставимо с восточными пряностями. Фактически эти товары приравнивались к золоту, меха были основной «валютой» на севере, а пряности на юге. Церковь Троицы стала духовным центром югорцев.

Летописи упоминают о неоднократных пожарах в храме — в 1526, 1554, 1611 годах, а также о реставрациях в 1623, 1708 годах. Фактически в 1734 году церковь Троицы в Ямской слободе была отстроена заново на старой основе.

В 1789 году к церкви Троицы с западной стороны пристроили деревянный придел Луки и трапезная, рядом установили деревянную колокольню, которую перенесли из Десятинного монастыря. Однако все они сгорели во время пожара в 1829 году. На их месте в 1832 году возвели каменные строения — новый придел и колокольню. Еще один пожар церковь пережила в 1838, но вновь была восстановлена в последующие годы.

Особую ценность представляют остатки фундамента 1365 года, раскрытые в подвальной части церкви Троицы во время реставрации. На северном фасаде храма в киоте над входом находятся фрагменты фресок XVIII века. На барабане сохранился декор из богатых изразцов — рельефной разноцветной керамической плитки, которая широко применялась в оформлении храмов и монастырей Великого Новгорода. В качестве экспонатов их можно увидеть также на выставке «Изразцы в собрании Новгородского музея» в Никольском соборе на Ярославовом дворище.

ператора. Только при архиерейской хиротонии славление бывало после Трисвятой песни, как это происходит на современной архиерейской литургии, и тогда первым возглашалось славление императора. Оба славления помещались в «Архиератиконах», аналогичных нашим Чиновникам, и лишь изредка в Евхологиях, предназначавшихся для священников. После падения Константинополя, чтобы не поминать турецкого завоевателя, «Господи, спаси царя» было исправлено на «Господи, спаси благочестивыя». По неизвестной причине этот остаток славления появился в печатных венецианских Евхологиях между возгласом молитвы Трисвятого пения и ее концовки — «И во веки веков». Впервые мы находим его в Евхологии 1580 г. в следующем виде: «Диакон, показуя орарем первее убо к иконе Христовой, глаголет: Господи, спаси благочестивыя, и услыши ны. Таже отходит, глаголя ко вне стоящым велегласно: И во веки веков». С тех пор «Господи, спаси благочестивыя…» неизменно встречается в Евхологиях до издания H. Capoca 1749 г., в котором были удалены и другие старые элементы чина литургии. Ни в издания «Божественных литургий», ни в другие книги для иерейской Божественной литургии «Господи, спаси благочестивыя, и услыши ны» не вошло. Таким образом, с середины XVII столетия эта фраза в греческом православном мире стала исключительно частью чина архиерейскай литургии. В Московской Руси до эпохи патриарха Никона возглашение «Господи, спаси благочестивыя, и услыши ны» существовало исключительно на архиерейской литургии. Однако в первой половине XVII в. этот остаток славления вошел в Служебники Юго-Западной Руси. В московских Служебниках он впервые появляется в никоновском Служебнике 1655 г., поскольку наличествовал в обоих его прототипах: Евхологий 1602 и Cлужебник 1604. (Стрятин). С тех пор он печатался во всех дореволюционных Служебниках. На возглашении «Господи, спаси благочестивыя..» останавливаются русские толкования Божественной литургии. Согласно «Новой Скрижали», посредством его поминаются и приветствуются все живые христиане, начиная с императора: «… этим они побуждаются к правильному прохождению своих званий, и обещается им одинаковое спасение и воздаяние, какое Христос приготовил и дает всем Святым». И. Дмитревский и еп. Виссарион (Нечаев) признают, что «Господи, спаси благочестивыя» не встречаются в древних рукописях. Более того, еп. Виссарион отмечает, что эти слова разрывают по существу единый возглас «Яко свят еси… всегда, ныне и присно, и во веки веков». Валентин Печатнов. Божественная литургия в России и Греции.

Объект культурного наследия регионального значения «Церковь Знамения, 1784 г., XIX в.»

Адрес: Рязанский просп., д. 3, стр. 1

Настоятель: иерей Александр Сергеевич Лисовицкий

Подрядчик: ООО АРК «ТСП» (2019)

Технический надзор: НП «Единая Служба Заказчика Московской Патриархии» (2019)

Авторский надзор: ООО «МВ-Проект» (2019)

Сайт храма: hramvkaracharove.ru

РЕСТАВРАЦИЯ

В 2019 году реставрационные работы финансировались по Программе предоставления субсидий из бюджета г. Москвы. А именно: реставрация фасадов и белокаменных крылец колокольни, металлических колонн и козырьков входных групп храма, ремонт конструкций и окрытия кровли, реставрация завершения, реставрация дверей.

История

Село Карачарово, давшее впоследствии название московскому району, получило свое наименование по фамилии владельцев – дворян Карачаровых. Известно, что Федор Карачаров владел поместьями в 1486 году; его сын Митрофан был в 1499–1504 гг. послан в Венецию, а внук Иван Бакака-Карачаров служил дьяком при Василии III и Иване IV Грозном. В XVII столетии Карачаровы продолжали нести службу стольниками государева двора.
Село упоминается в приправочных книгах 1571 года. С этого года до начала Смутного времени им владел Спасо-Андроников монастырь. В Смуту село было разорено, а затем отдано боярину Василию Ивановичу Стрешневу, который построил свой двор, две церкви и поселил крестьян. Переписные книги 1646 года упоминают храм Трех Святителей, боярский двор, в коем «живут боярские дворовые люди», «четыре двора задворных людей с семь человек, новая слобода Карачаровская, а в ней церковь Знамения Пресвятой Богородицы, у церкви поп Мартин, во дворе дьячек Мишка Дементьев, да крестьян четыре двора, в них сто одиннадцать человек». С 1666 по 1764 гг. село снова находится во владении Андроникова монастыря, после чего переходит в ведение Коллегии экономии.
В 1773 году священник Знаменской церкви села Карачарово Андрей Артамонов с прихожанами подают прошение в Московскую духовную консисторию о постройке каменной церкви в честь Живоначальной Троицы, для возведения которой община уже собрала до 600 рублей и заготовила материалы. 19 февраля того же года консистория выдает разрешение, а в 1774 году основное строительство было завершено. В июне 1776 года холодная Троицкая церковь была освящена. Первоначально это был небольшой храм, выстроенный в формах западноевропейского барокко. Он состоял из квадратного в плане со скругленными углами четверика размером 4×4 сажени. С востока к нему примыкала прямоугольная апсида, а с запада – трапезная. Четверик перекрывался восьмилотковым сомкнутым сводом со световым барабаном в завершении, увенчанным луковичной главкой. Фрагменты декоративного убранства XVIII в. сохранились на восточном фасаде апсиды Троицкого храма.
В 1780 году к церкви была пристроена каменная колокольня, в 1782 – теплый придел во имя Знамения Божией Матери, освященный в 1783 году.
Отечественная война 1812 года не обошла стороной и Карачаровский приход. Храм сильно пострадал во время пребывания французов в Москве. Приходские деревни были сожжены, а сам храм осквернен. В марте 1813 г. по благословению Московского архиепископа Августина священником Алексием Григорьевым освящается после восстановления Знаменский придел, а в мае 1816 г. – главный, Троицкий.
Однако выстроенные в кон. XVIII в. Знаменский придел и колокольня просуществовали недолго. Спустя пятьдесят лет, в 1830 г., по благословению свт. Филарета (Дроздова), митрополита Московского и Коломенского, они были разобраны, а на их месте возведена в 1831–1832 гг. новая обширная трапезная с двумя приделами в честь иконы Божией Матери «Знамение» и святителя Николая Чудотворца. Выстроенная в формах позднего классицизма трапезная примыкает с запада к основному четверику. Две большие арки разделяют ее внутреннее пространство на три продольных нефа, перекрытых коробовыми сводами с торцевыми лотками. Одновременно с трапезной была возведена примыкающая к ней с запада высокая четырехъярусная колокольня, выполненная также в формах архитектуры позднего классицизма. Благотворитель, на чьи средства происходило строительство, состоятельный крестьянин Яков Филиппов, был погребен под сводами трапезной части. Его же усердием в 1822 году храм украшается белым семиярусным иконостасом с вызолоченными ордерными деталями.
К середине XIX в. село числилось в Выхинской волости Московского уезда, в 70 дворах проживало ок. 350 человек. Во второй половине столетия Карачарово становится дачной местностью. Ближайшая железнодорожная станция Перово располагалась в двух верстах, а в самом селе открылось земское училище и церковно-приходская школа. И в школе, и в училище преподают духовенство и причт.
В 1897 г. трапезная и два боковых придела были расписаны художником М.П. Соколовым, а в 1901 и 1908 гг. производится обновление росписей основной части храма (четверика). Росписи выполнены с использованием известных произведений русской живописи, к примеру, на западной стене четверика написана копия картины «Явление Христа народу», а на южном столпе – «Христос и Мария Магдалина» Александра Иванова.
В 1903–1905 гг. площадь приделов значительно увеличивается, благодаря пристройке к первоначальному храму двух боковых приделов с выдвинутыми на восток алтарями по проекту епархиального архитектора Н. Благовещенского. Помещения перекрывались сводами Монье.
После Октябрьской революции 1917 года Карачарово постигла печальная судьба многих русских церквей. В 1920-е гг. производилось изъятие церковных ценностей, приход ограничивался в средствах, среди жителей села велась антирелигизная и антицерковная агитация. Первая попытка закрыть храм была предпринята в 1930 году, однако решение Мособлисполкома о передаче здания под клуб почему-то осталось невыполненным. 1937-1938 гг. репрессиям подвергаются все три священника храма. Один из них, настоятель священник Димитрий Павлович Гливенко, был расстрелянный на Бутовском полигоне 22 марта 1938 года, Постановлением Священного Синода Русской Православной Церкви от 6 октября 2001 года был причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания. Повторным решением Мособлисполкома в 1940 году храм был закрыт окончательно. На тот момент храм находился в черте г. Перово Московской области и еще сохранял свой дореволюционный облик, о чем свидетельствуют две фотографии 1933 г., сделанные архитектором А.Т. Дебетовым и хранящимися в Государственном историко-научном музее архитектуры им. А.В. Щусева.
В 1970-х гг. в здании церкви находился цех № 2 Экспериментально-механического завода швейной промышленности, а затем Экспериментально-производственное объединение «Росмонументискусство». В это время три верхних яруса колокольни были уже разобраны, а к южному фасаду колокольни и к северному фасаду трапезной примкнули современные советские постройки.
В 1993 году храм в плачевном состоянии был передан Церкви. Трудами первого настоятеля протоиерея Михаила Харламова (1943–2001), прихожан и всех неравнодушных людей была возрождена богослужебная и приходская жизнь, а храму возвращен исторический облик. Благоустройство храма продолжается и в наши дни.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *