В Брюсселе (Бельгия) есть Русская православная церковь, посвященная «памяти царя-мученика Николая II, его августейшей семьи с ним убиенной, и всем жертвам погибшим во время смуты».

17 июля Православная Церковь чтит память святых царственных страстотерпцев. В этот день в 1918-м году была убита Царская семья.

Храм стал памятником жертвам революции 1917-го года, гражданской войны и всем убитым за веру во время советской власти, а после прославления РПЦЗ новомучеников в 1981 году – памятником во славу святых.

Храм-памятник был воздвигнут во имя святого и праведного Иова Многострадального. Именно в день памяти этого святого родился царь Николай II (6 /19 мая). Судьбы святых во многом схожи. Многострадальный Иов, смиренно претерпел самые тяжелые испытания. Царственный мученик Николай II с семьёй был обречен на страшные испытания и принял мученическую кончину.

Первым настоятелем храма был святитель Иоанн (Максимович).

«Ночь в годовщину расстрела царской семьи архиепископ Иоанн проводил в Брюсселе, сопереживая произошедшему много лет назад всеми силами своей души; он говорил об этой ночи словами пророка Иова: Ночь та, — да обладает ею мрак, да не сочтется она в днях года (Иов 3, 6).

Как и в Шанхае, где он призывал русских, независимо от их взглядов, чтить этот покаянный день, в Брюсселе он собирал на молитву русских из разных церковных юрисдикций. Графиня Апраксина вспоминает, что архиепископ молился всю ночь в храме-памятнике, который на ночь не закрывался. Владыка читал Псалтирь и служил панихиды. Она говорит, что это были «незабываемые моменты».

(Из книги «Владыка Иоанн – святитель Русского зарубежья», издательство Сретенского монастыря, 2008 г).

Инициатором сооружения храма-памятника был Н.Котляревский — бывший секретарь генерала Врангеля из Воскресенского прихода в Брюсселе. В 1929 году он испросил на это благословение Блаженнейшего митрополита Киевского Антония (Храповицкого).

Храм-памятник находится в живописной части Брюсселя, у парка Woel-Vedael. Он ярко выделяется на фоне парковых деревьев. Его высота с куполом — 24 метра. Он вмещает до 400 человек.

Царь Николай II ценил древнее русское зодчество, наверное именно поэтому профессор Н.Окунев, предложил взять за образец придел храма Спаса Преображения в селе Острова под Москвой, который был построен в начале XVI столетия.

Закладка храма состоялась 2 февраля 1936 года. На место постройки была пренесена великая православная святыня — чудотворная икона Знамения Божией Матери Курская-Коренная.

Постройкой храма занимался русский архитектор Николай Исцеленнов на средства, которые собрали 15 тысяч православных эмигрантов во всем мире.

«Этот храм — свеча от всего русского зарубежья за всероссийского царя-мученика, за царскую семью и за всех пострадавших в годы лихолетья. Храм этот… является символическим надгробным памятником царской семье и всех с нею и за нее пострадавших. Таким он останется, пока, по милости Божьей, не будет от лица всего русского народа воздвигнут величественный храм над грозной екатеринбургской шахтой». (Иоанн (Максимович). Кровь его на нас // Савва Эдмонтонский, еп. Летопись С. 117.)

В 1920 году останки Царской семьи были переданы следователем Николаем Соколовым князю Ширинскому-Шихматову, а в 1940-м — митрополиту Серафиму.

«В 1940 году останки Царской семьи — малая часть того, что было обнаружено сразу после зверского убийства в Екатеринбурге — были вручены митрополиту Серафиму, в ту пору епархиальному архиерею Западно-Европейской епархии, для передачи в храм-памятник», — говорится на официальном сайте храма.

В 1950 году 1 октября храм был освящён. Тогда же останки Царской семьи, запечатанные в свинцовом цилиндре, были замурованы в храме.

На внутренних стенах храма установлены памятные доски с именами жертв богоборческой власти. Во время постройки храма, все желающие могли увековечить на памятных досках имена своих погибших близких.

Памятные доски — это своего рода могильные плиты. Многие люди, чьи имена указаны на них, были лишены христианского погребения. Близкие погибших приходили и приходят в этот храм как на могилу — почтить память своего рода.

Убранство храма-памятника по сей день скромно, стены оставлены нерасписанными. Благодаря этому внимание концентрируется на иконостасе, киотах и мемориальных досках.

В 1971 году на колокольне при храме установили семь колоколов. Они были отлиты в городе Лувен, в мастерской «Sergeys» — в бывшем городе Малин. Именно от названия этого города в русском языке когда-то произошло выражение «малиновый звон». Самый большой колокол назван «Царевич», другой — «Пересвет».

Вход в храм украшает мозаичная икона Федоровской Божией Матери. Имя Федоровской иконы связано с избранием на царство царя Михаила Федоровича в 1613 году. Как известно, в Царском Селе был храм Федоровской Божией Матери.

Над алтарем, на своде, изображен образ Божией Матери Нерушимая Стена. В алтаре храма находятся памятные доски с именами 122 архиереев-мучеников.

У правого клироса расположен киот «Воскресение Христово» с изображением небесных покровителей царской семьи, у левого — Всех святых в земли российской просиявших. Это работы архимандрита Киприана (Пыжова) — известного изографа зарубежья.

Над киотами расположены четыре мраморные доски. На двух из них увековечены имена членов Царской семьи. На остальных — молитва об «умученных и убиенных большевистской богоборческой властью».

Некоторые памятные доски храма были размещены воинскими объединениями, другие — мирянами.

На полках вдоль стен находятся иконы, пожертвованные в память о новомучениках российских. На балконе храма, там где располагается верхний хор — знамена Императорской и Белой армии.

Как уже упоминалось, во время строительства храма в одной из стен были замурованы реликвии, обнаруженные в Ганиной Яме, где сжигались тела Царственных страстотерпцев.

В 2012-м году, во время капитальных реставрационных работ в храме был обнаружен свинцовый цилиндр и от руки написанный документ — об истории этих вещественных доказательств.

«В цилиндре находились Царственные мощи, которые сегодня помещены в храме. Они остались запечатанными а сопровождающий документ был свёрнут и вложен в новую стеклянную трубку. Всё было замурованно в том же порядке как и прежде», — сообщается на сайте храма.

РПЦЗ отказалась отдавать находку на экспертизу. «Мощи ни в коем случае не могут быть подвергнуты какой-либо манипуляции. Они могут исключительно служить для молитвенного почитания верующего народа», — говорится в коммюнике Западноевропейской епархии РПЦЗ.

В храме находятся многочисленные святыни: частицы Животворящего Креста Господня; мощи святых апостольских времен и более поздних святых, мощи русских святых; большой крест с частицами святых мощей, который носил на кольчуге святоц благоверный князь Александр Невский во время Ледового побоища; его малый нательный крест со святыми мощами.

Из числа реликвий Царской семьи, в храме хранятся вещи, переданные великой княгиней Ксенией Александровной: Библия, подаренная императрицей наследнику цесаревичу; крест с найденными в екатеринбургской шахте нательными иконками и крестиками; икона св. Иоанна Крестителя из Ипатьевского дома; погон Государя и его полушубок-шинель.

Анна Горпинченко, «УНИАН-Религии”.

В статье использованы сведения, размещенные на сайте храма святого Иова Многострадального в Брюсселе и информация из открытых источников.

Фото автора

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Долгие века Бельгия не обладала государственностью и обрела ее только в результате революции 1830 года, отделившись от Голландии, с которой находилась в личной унии. В Брюсселе в 1816–1830 русская вел кн. Анна Павловна, супруга наследника голландского престола, имела в своей резиденции православную церковь св. Александра Невского, которую окормляли священники, приезжавшие из Гааги. После отделения Бельгии она была закрыта, и часть вещей из нее перенесена в Гаагу.

Вновь русскую церковь в Брюсселе «на собственный счет» устроил в наемном доме на ул. Бродероде, 41 российский посланник генерал-адъютант кн. Николай Алексеевич Орлов. Эта временная церковь была освящена 1 апреля 1862, в Вербное воскресенье, парижским прот. Иосифом Васильевым во имя свт. Николая Чудотворца и в течение десяти лет содержалась на личные средства князя. Служить приезжал русский священник из Амстердама, а с 1863 настоятелем стал переведенный из Парижа прот. Николай Данилович Белозеров. Поскольку князь хотел выстроить отдельный храм, то в 1870 был объявлен всероссийский сбор пожертвований, но Орлова в том же году назначили в Вену и дело остановилось.

В декабре 1875 церковь приписали к российской миссии, и со следующего года она разместилась на ул. Шевалье, 29, в доме, который для нее был приобретен в 1887 году. Вмещала эта домовая церковь 40–50 человек, т. е. почти всю русскую колонию, которая состояла из дипломатов, студентов и стажеров на бельгийских предприятиях. Еще столько же приходило других православных, так как других православных храмов в Брюсселе не было. В церкви стоял одноярусный золоченый иконостас, стены были расписаны «в византийском стиле». Алтарная часть размещалась в позднейшей (1896) пристройке, увенчанной куполом.

В 1905 настоятелем церкви был назначен прот. Александр Константинович Смирнопуло из русских греков, филолог, окончивший в 1882 Петербургский университет. Женатый на англичанке, он долго и с успехом служил при русской церкви в Константинополе, занимаясь миссионерством среди инославных и переводами богословской литературы с греческого и французского. Новый настоятель отмечал: «Кроме членов миссий, российской и румынской, приход состоит из 5–6 дворянских семей, из нескольких русских дам, коих мужья бельгийцы, и из учащейся в Брюсселе молодежи, а также из 20 иностранцев».

Когда в Первую мировую войну немцы заняли Брюссель, прот. Александр продолжал служить в церкви, которая действовала и после эвакуации российской миссии. С его смертью в начале 1922 настоятелем был назначен эмигрант — недавно рукоположенный о. Петр Извольский, бывший обер-прокурор Синода. В 1922 российская миссия закрылась, и церковный дом община взяла в аренду. В 1926 из-за раскола в РПЦЗ этот дом остался у сторонников митрополита Евлогия (Георгиевского), который подчинялся Вселенскому Патриарху. Перед Второй мировой войной приход окормлял архиепископ Александр (Немоловский), арестованный в 1940 немцами за выступление против Гитлера.

Община, сохранившая верность РПЦЗ, наняла отдельные помещение для своей Воскресенской церкви, которая после нескольких переездов до сих пор действует в трехэтажном особняке на ул. Драпье, 45, недалеко от королевского дворца. В 1936 этот приход был официально зарегистрирован. В нем стоит иконостас из замка Ремплин. Ныне здесь служит иером. Стефан (Веертс), православный голландец.

Идею выстроить храм-памятник «в память Царя-Мученика Николая II и всех богоборческой властью в смуте убиенных» предложил один из членов Воскресенской общины — Н. М. Котляревский, секретарь умершего в 1928 в Брюсселе генерала П. Н. Врангеля. Эту идею поддержал глава РПЦЗ митрополит Антоний (Храповицкий). В 1929 был создан комитет по сооружению храма под покровительством вел. кн. Ксении Александровны и в русском рассеянии начался сбор средств. Два года спустя при комитете образовалась художественно-техническая комиссия, в которую вошли: искусствовед П. П. Муратов, архитектор Н. П. Краснов, проф. Н. Л. Окунев, художник И. Я. Билибин. Во многих странах были организованы отделы комитета и назначены его представители. Особенно усердно потрудился в Югославии С. Н. Палеолог, собравший 100 тыс. динаров. Всего на строительство русские люди пожертвовали 1,2 млн бельгийских франков. В декабре 1932 Окунев в качестве образца для задуманного здания предложил взять придельный храм Преображенской церкви, выстроенный в начале XVI века в с. Острове под Москвой и хорошо воплотивший русскую национальную идею.

В начале 1934 был одобрен соответствующий проект опытного архитектора Н. И. Исцеленова, который ранее работал в Петербурге. Закладку однопрестольного храма совершили 2 февраля 1936 митрополит Анастасий, Первоиерарх РПЦЗ, и сербский митрополит Досифей, в присутствии чудотворной Курско-Коренной иконы Божией Матери. Династию Романовых представлял кн. Гавриил Константинович. Митрополит Досифей в своем слове напомнил: «Своими страданиями вы состраждете Государю, вы становитесь участниками жертвенных подвига и любви Царя-Мученика». Одновременно с возведением храма созидался и другой памятник — составлялся синодик с именами жертв богоборческой власти.

После перерыва, вызванного Второй мировой войной, строительные работы были продолжены под руководством А. Б. Богдасарова. Они завершились 1 октября 1950 освящением здания. В нем участвовали митрополит Анастасий, епископы Нафанаил и Леонтий вместе с многочисленным духовенством. На торжестве вновь присутствовал кн. Гавриил Константинович. Одновременно с храмом, вмещающим 400 человек, был возведен прилегающий к нему церковный дом, в 1973 расширенный пристройкой трапезной.

На освящении митрополит Анастасий сказал: «Кто мог предвидеть, что в этой чужой, хотя и гостеприимной для нас стране… вознесется этот величественный дом Божий, на престоле коего будет непрестанно возноситься бескровная жертва за наших русских страстотерпцев и, прежде всего, за Царя-Мученика, которого Господь испытал более других и обрел его достойным Себе». После освящения заботу о храме взял на себя кружок свв. Марфы и Марии, позднее преобразованный в сестричество.

Четверик белого компактного храма (его высота — 24 м) завершен выступающим карнизом, ярусами закомар и куполом, который покрыт медью, окрашенной в зеленый цвет. Стены расчленены лопатками, в пряслах пробиты узкие окна-бойницы, боковые фасады отмечены большим полуциркульным окном, главный фасад — окном-розеткой. К перспективному порталу ведут гранитные ступени. Комплекс окружен железной оградой и высокими березами.

Все стилизованные иконы в трехъярусном иконостасе, исполненном по эскизу Н. И. Исцеленова, написали иконописцы-эмигранты: кжн. Е. С. Львова, Исцеленов и другие. У правого клироса висит киот «Воскресение Христово» с изображением небесных покровителей Царской семьи, у левого — Всех русских святых, оба — работы покойного архим. Киприана (Пыжова) из Джорданвильского Свято-Троицкого монастыря в США. Над киотами размещены четыре мраморные доски: на двух начертаны имена убиенных членов Царской семьи, на других — молитва об «умученных и убиенных большевистской богоборческой властью». Плащаницу вышила член Комитета Н. П. Солдатенкова.

В алтаре укреплены также памятные доски с именами 122 умерщвленных этой властью архиереев. В стену вмурованы реликвии, обнаруженные в Ганиной Яме, на месте уничтожения тел Царственных мучеников, в том числе палец Николая II. Вел. кн. Ксения Александровна подарила храму икону Иоанна Крестителя, которая была в Ипатьевском доме (она висит над царскими вратами), библию Императрицы, погон и шинель Государя, стул, на котором он сидел в 1916 на фронте. Среди памятных досок многие сооружены воинскими объединениями и отдельными лицами. На полках вдоль стен размещены иконы, пожертвованные русскими людьми в память об умученных; на хорах находятся знамена Императорской и Белой армии. Церковь воистину — памятник русской скорби… В алтарной конхе Исцеленов написал образ Божией Матери «Нерушимая Стена», снаружи над входом, в тимпане, барон Н. Б. Мейендорф исполнил в 1968 мозаику, которая изображает Феодоровскую Божию Матерь, покровительницу династии Романовых. Росписей в храме нет — стены остались белыми. Интерьер освещает большое паникадило-хорос, сделанное по рисунку Исцеленова.

В 1971 на шатровой звоннице, находящейся на церковном доме, были повешены семь колоколов, отлитые в Лувене и настроенные Н. В. Соколовым, старым звонарем с Волги. Самый большой колокол весом в одну тонну назван «Царевичем», другой — «Пересветом».

Первым настоятелем ставропигиального храма-памятника был назначен архиепископ Иоанн (Максимович), позднее канонизированный РПЦЗ — он служил до 1964 года. В 2001–2004 настоятелем являлся архиепископ Женевский и Западноевропейский Амвросий (Кантакузен). Его временно заменил епископ Штутгартский Агапит. В 1964–1987 постоянные богослужения вел прот. Димитрий Хвостов, которого сменил его племянник — о. Николай Семенов. С 2002 он из-за раскола служит в своей квартире, а службы в храме-памятнике ведет о. Евгений Сапронов.

В августе 1977 загорелся прохудившийся купол храма, на его восстановление ушло несколько месяцев. Ремонтом занимался Исцеленов, и к Пасхе следующего года над куполом вновь воссиял золоченый крест. 15 августа 1981 храм-памятник был ограблен: воры унесли дарохранительницу, напрестольное Евангелие и 45 икон, но затем часть украденного была возвращена из антикварного магазина.

В церкви поет хороший хор, при ней издается бюллетень «Голос нашей церкви», действует приходская школа для детей и сестричество. Русская колония в Брюсселе довольно многочисленна и в последние годы быстро и постоянно растет за счет приезжих из бывшего СССР.

Кроме вышеупомянутых двух православных храмов в наши дни в Брюсселе действует на ул. Демо, 47 также небольшая церковь свв. Пантелеимона и Николая Чудотворца, находящаяся в юрисдикции архипиескопии русских приходов Вселенской Патриархии. Московская Патриархия при своем Троицком подворье на ул. Шевалье имеет Никольскую церковь и хлопочет о постройке собора, так как при Совете Европы есть ее представитель в архиерейском сане.

После прославления РПЦЗ в 1981 Царственных мучеников храм-памятник, находящийся в районе Уккле на юге города, из монумента жертвам революции стал лампадой Русского Зарубежья этим святым. Каждый русский, приезжая в Брюссель, стремится побывать и помолиться в этой замечательной церкви.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *