Это храм Григория Неокесарийского, который расположен в Москве на улице Большая Полянка — в двух минутах ходьбы от станции метро «Полянка».

Он воздвигнут в XVII веке на месте одноименной деревянной церкви.

По расцветке и оформлению фасадов храм Георгия Неокесарийского напоминает старорусские такие разноцветные палаты. Праздничная игра цветов. Красиво!

Еще у церкви необычный цвет куполов — серебристый.

Сколько куполов бывает у храмов и какие купола бывают?

А вот, каким он был в советское время. В колокольне был проделан сквозной проход, чтобы пешеходам было по улице удобно ходить…

Храм Григория Неокесарийского на Полянке — расписание богослужений

Храм на Полянке открыт для посещения ежедневно, но богослужения, согласно официальному сайту, проходят в нем только по выходным (Литургия — в субботу, и в воскресенье), по большим Церковным праздникам и в дни памяти особенно чтимых святых или икон.

Время начала богослужений в этой церкви такое:

Суббота или канун Церковных Праздников

  • 9.00 Утреня. Божественная Литургия.
  • 13.00 Заказные молебны, панихиды.
  • 17.00 Всенощное бдение.

Воскресенье и дни Церковных Праздников

  • 9.30 Утреня. Божественная Литургия.

Время начала литургии и вечерних служб может измениться. Уточняйте на официальном сайте. Там же можно посмотреть есть ли в этой церкви служба в тот или иной будний день.

Адрес храма Григория Нокесарийского: Большая Полянка, 29-а.

«Церковь — это гармония»

15 апреля на официальном сайте Московской Патриархии появилась информация об очередном заседании Священного Синода, на котором было принято решение, что новым епископом Орловско-Ливенской епархии станет архимандрит Иероним (Чернышов).

Ему 42 года. Он родился и вырос в Воронеже. В 1987 Игорь Чернышов приехал в Москву и стал послушником возрождавшегося тогда Свято-Данилова монастыря. В 1990 г. он принимает постриг и в том же году посвящается в сан — сначала дьякона, потом — священника. Через четыре года о. Иероним становится настоятелем храма Святителя Григория Неокесарийского на Большой полянке в Москве. Этот храм, как и многие другие в то время, нужно было восстанавливать.

В 2003 году о. Иероним (Чернышов) указом Святейшего Патриарха Алексия II возведен в сан архимандрита. Еще через три года Патриарх награждает его орденом Святого Благоверного князя Даниила Московского III степени.

Но за скупыми строчкам биографии не разглядишь человека. Поэтому мы созвонились с отцом Иеронимом и задали ему несколько вопросов. Поговорить с новым епископом Орловским и Ливенским, находящимся в Москве, оказалось проще, чем мы предполагали. С первых слов о. Иероним произвел впечатление открытого и доброжелательного человека.

— Отец Иероним, для начала давайте уточним некоторые моменты вашей биографии. В тексте, опубликованном на сайте Патриархии, сказано, что вы окончили институт в 1985 году. Получается — в 19 лет, весь пятилетний курс за два года?

— Нет, нет! Конечно, не так. Я поступил в Воронежский педагогический институт на исторический факультет сразу после школы, в 1983 году. В 1985 году меня призвали в армию со второго курса (тогда было такое поветрие — студентов забирали служить с правом продолжения учебы после демобилизации). Служил в старинном русском городе Коломне, в ракетных войсках. В 1987 году восстановился в институте, но всерьез задумался о своей дальнейшей судьбе. И поехал к своему духовнику — схиархимандриту Серафиму. Он жил тогда в селе Ожога Воронежской области. Это был удивительный человек, из старых послушников Глинской пустыни. Бывал он и в знаменитой Почаевской Лавре. Так вот, о. Серафим выслушал меня и благословил бросить все и поступать в семинарию. Но чтобы туда поступить, нужна была рекомендация. А поскольку я был обыкновенным прихожанином одного из воронежских храмов, то мне нужно было где-то проявить себя, чтобы эту рекомендацию заслужить. И я поехал в Москву в Свято-Данилов монастырь. И стал секретарем наместника архимандрита Тихона (Емельянова), ныне — архиепископа Новосибирского. Тут как раз начинались торжества, посвященные 1000-летию Крещения Руси. Службы, встречи, приемы делегаций — я как раз в этом котле варился.

— И вас вот так сразу, с улицы взяли в секретари наместника?

— Ну, возможно, потому что архимандрит Тихон, тоже воронежский, пожалел молодого земляка. И потом, у меня за плечами все-таки было два года учебы на истфаке.

— Так, значит, у вас, советского юноши, не было проблемы выбора между верой и неверием?

— Никогда.

— Вы из верующей семьи?

— Из самой обычной советской семьи. Любовь к храму мне привила моя благочестивая бабушка, которая с пяти лет водила меня на службы. Родители же вели самый обычный для того времени образ жизни. Хотя святая вода, куличи на Пасху, свежая трава на полу в день Святой Троицы — все это, сколько себя помню, было у нас в доме. На смертном одре моя мама приняла постриг с именем Митрофания. Но это уже было глубокое переосмысление жизни. А так я рос в самой обыкновенной семье. Представьте, я не был крещен до 10 лет! И только по моему настоянию мама меня отвела, и меня крестили в Никольской церкви.

— Именно по вашему настоянию? В десять лет?

— Да! Я ходил в храм с другими детками. Но они могли приступать к Чаше, а я стоял в сторонке, потому что был некрещеный. А мне очень хотелось причаститься Святых Христовых Тайн. Мне очень нравилась атмосфера храма. Примерно с десяти лет я уже самостоятельно ездил туда. Минут сорок на автобусе. Выстаивал и раннюю, и позднюю литургии, молебны, панихиды. Бывало, уйду рано утром из дома, а возвращаюсь часа в три дня. Мама только руками разводила. Никакой православной литературы не было. Помню, просил бабушку научить меня петь тропарь Рождеству Христову. Она начинала и плавно переходила на кондак. А где кончается одно и начинается другое — не могла объяснить, потому что сама всему училась в начале прошлого века в церковно-приходской школе. А мне так хотелось все знать и понимать. Позже я записался в областную библиотеку и, помню, по особому разрешению в читальном зале читал книгу Г. Сенкевича «Камо грядеши?». А православие изучал по журналу «Наука и религия». Найду статью, например, об Иоанне Златоусте, всю атеистическую шелуху пропускаю, а цитаты Иоанна Златоуста вырезаю и в специальную тетрадочку переклеиваю. До сих пор сохранились у меня эти детские тетрадочки.

— А как вы познакомились с вашим духовником?

— Однажды узнал, что есть такой старец. Мне у него сразу очень понравилось. Постепенно сложились отношения. Он меня благославлял читать Апостол на литургии. Отец Серафим болел очень. И, помню, после службы я, сидя у его кровати, читал ему вслух жития или духовные поучения. Примерно раз в месяц я ездил к нему. Он меня и в армию провожал, благославлял.

— Как складывались ваши отношения со сверстниками в те атеистические годы? Проблем не было?

— Нет. Мой внутренний мир был для всех тайной. Никто не знал, что я хожу в церковь, что дома у меня иконы, перед которыми я читаю молитвы. Помню, перед Пасхой в школе на родительском собрании классный руководитель каждый год просила: мол, не пускайте детей на праздничную службу в храм, не позорьте, не подводите, мол, вашего классного руководителя. И я не ходил. В другие дни ходил в храм, а на Пасху — не ходил. И вот поверьте, я впервые пришел в храм в Пасхальную ночь в 21 год!

— Почему вы учились в семинарии только год?

— Получилось вот как. Я поступил и проучился год в классах, сдал все зачеты. Но находясь в Троице-Сергиевой Лавре (Московская семинария расположена именно там), я, конечно же, общался с монахами, пел в лаврском хоре. Одним словом, я задумался, быть ли мне белым священником или стать монахом. И однажды на исповеди известный ныне о. Кирилл (Павлов) благословил меня на монашество. Я написал ректору прошение с просьбой отпустить меня в Данилов монастырь, где архимандрит Тихон (Емельянов) по благословению патриарха Пимена постриг меня с именем Иероним в честь блаженного Иеронима и в память Иеронима (Зиновьева), который когда-то постригал самого отца, ныне владыку Тихона. И начались послушания, послушания, послушания. Я был и канонархом, я был и в воскресной школе, встречал туристические группы и высоких гостей. Помню, приезжала в монастырь Р. М. Горбачева, Раджив Ганди. Я для них проводил экскурсии по святыням Данилова монастыря. Был я и на общих послушаниях. Это очень трудно сочетать с учебой, тем более, что теперь мне нужно было ездить из Данилова монастыря в Лавру. Послушник собой не располагает. Можете себе представить, в пасхальную ночь 1 мая 1994 года умирала моя мама, а я в это время был в радиостудии и по благословению комментировал по всероссийскому радио пасхальную службу. Когда я стал настоятелем храма, появилась возможность планировать свое время, хотя, конечно, на меня лег груз других забот. Но возможностей для продолжения учебы стало больше. И я экстерном закончил семинарию и сразу же поступил в Московсую духовную академию, которую успешно закончил в свои сроки.

— А как происходит такой отбор: из монахов — в настоятели храма? Почему вас назначили? Или тут есть своя предыстория?

— Ну, наверное, священноначалие разглядело во мне какую-то энергию нереализованную, которая могла бы послужить во благо церкви.

— Назначение было для вас неожиданным?

— Со мной беседовал викарий. Он спросил меня: мол, как я отношусь к такому предложению… И я согласился.

— А назначение в Орловскую епархию для вас было неожиданным?

— Сказать «неожиданным», значит, ничего не сказать! Это был гром среди ясного неба! Признаюсь, я уже помышлял окончить свою земную жизнь в ограде храма. Я посадил за алтарем две яблоньки. Они каждую весну цветут очень красивым розовым цветом. И, глядя на эти цветущие деревца, я думал иногда, что, может быть, вот под этими яблоньками когда-нибудь будет моя могила… Меня полюбили прихожане. Теперь вот узнали о назначении — звонят, плачут, а я не знаю, что и сказать…

— Вы что-нибудь знаете об Орле, об Орловско-Ливенской епархии? Какое-то представление о месте будущего служения у вас уже сложилась?

— Кое-что почитал. Вот, например, очень хорошая книжечка — «История Орловской епархии» Михаила Жаркова и Виктора Ливцова. Кое-какую информацию о храмах Орловской области нашел в Интернете.

— Вы едете к нам уже с какими-то идеями и первоочередными намерениями?

— Прежде всего, я должен соприкоснуться с людьми, почувствовать дух Орловщины. Я хотел бы сначала вжиться, подышать орловским воздухом. Я не спешу принимать скоропалительных решений. Сначала нужно, чтобы люди со мной познакомились, чтобы установился хороший человеческий контакт.

— По сравнению с Москвой Орловщина — бедный регион. Вас это не смущает?

— Но, может быть, у вас люди богаче духом? Я был на днях на предпасхальной ярмарке в одном из павильонов ВДНХ и увидел двух женщин, которые где-то в закутке собирали деньги на храм Георгия Победоносца, строящийся в Ливнах. Я подошел, предложил свою лепту. Они очень обрадовались. А меня поразили эти женщины: они были удивительно искренни. Ни грамма фальши. По лицам было видно, что они горят этой идеей, этой любовью к будущему храму. Они меня просто потрясли. И когда они спросили мое имя, я сказал: архимандрит Иероним, будущий епископ Орловский и Ливенский. Они растерялись. Я ушел, чтобы их не смущать. А часа через полтора, выходя из павильона, вижу, эти женщины ждут меня у входа. Да с куличиком: «Батюшка, примите от нас!» Это удивительно!

— Значит, став нашим епископом, вы будете поддерживать таких энтузиастов?

— Конечно! Господь Бог дал нам такое благодатное время, когда восстанавливаются храмы и монастыри, когда звонят колокола, когда свет Христовой веры можно везде проповедовать. И, конечно, мы не должны быть ленивыми работниками в винограднике Христовом. Нужно использовать это время для врачевания душ человеческих.

— До нас дошли слухи, что вы жесткий руководитель.

— Мне трудно судить… Давайте по-другому это назовем: не жесткий, а деловитый. Я очень пунктуален. Не люблю, когда кто-то опаздывает на службу. Дьякон, священники, хор — все должны быть на своих местах вовремя. Потому что, представьте себе, собрались в храме прихожане, а духовенство «тянется» — десять, пятнадцать минут. Так не должно быть. Я люблю чистоту. Когда облачения священнослужителей замызганы, это нехорошо. Потому что церковь — это гармония, и мы не можем пренебрегать даже мелочами.

— За что вы награждены орденом Святого Благоверного князя Даниила Московского?

— В связи с сорокалетием и за пастырские труды. Кроме храма, у меня в течение пяти лет было еще одно ответственное послушание: я участвовал в строительстве резиденции Святейшего Патриарха в Переделкино. Строил Газпром, курировал строительство мэр Москвы Ю. М. Лужков. А я должен был докладывать Святейшему о возникающих церковных вопросах.

— В Орле, к сожалению, не хватает живого христианского слова, обращенного не только к воцерковленным людям, но и вообще к обществу, к молодежи, школьникам. Церковь у нас, к сожалению, не очень слышна и не очень заметна в общественной жизни. Хотя отдельные попытки наша епархия и предпринимала в этом направлении. Можно ли надеяться, что с вашим приходом работа по духовному просветительству Орловщины активизируется?

— Я понимаю, о чем вы говорите. Святейший Патриарх на ежегодных епархиальных собраниях постоянно говорит о необходимости внебогослужебных форм взаимодействия церкви и общества. Необходим живой диалог. И я, конечно же, постараюсь, чтобы он состоялся и развивался.

— Когда нам ждать вас в Орле?

— В Указе Святейшего Патриарха написано, что хиротония, то есть мое посвящение в епископы, состоится в Москве. Когда именно, я сообщу секретарю епархии. Может быть, какое-то время я должен буду послужить в столице вместе с Патриархом: обычно такая практика существует. Но как только получу благословение, сразу отбуду на Орловщину. Пользуясь случаем, хотел бы поздравить орловское духовенство и мирян с грядущим Праздником — Светлым Христовым Воскресением!

Андрей Грядунов.

Просмотров: 17 141

Яркий, охряный, украшенный премудрыми узорами храм Св. Григория Неокесарийского построен в середине XVII века. Находится на Большой Полянке (знаменитой своими купеческими особнячками замоскворецкой улице), недалеко от станции метро «Полянка». Храм состоит из трех основных частей: шатровая колокольня соединяется трапезной с четвериком, увенчанным горкой кокошников и пятиглавием. Красивейшие декоративные убранства — белокаменные и кирпичные фигурные детали — наличники, порталы, карнизы. Фасады колокольни и четверика обрамлены поясом из девяти тысяч многоцветных изразцов рисунка «павлинье око» автора Степана Иванова по прозвищу Полубес.
По преданию, храм Св. Григория Неокесарийского «в Дербицах» был заложен в честь возвращения из татарского плена великого князя Василия II. Князь, находясь в неволе, дал обет: если удастся освободиться, велит построить храм на том месте, откуда увидит Москву, во имя святого, память которого совершается в этот день. Это произошло 17 (30) ноября 1445 года — в день празднования памяти Святителя Григория, епископа и чудотворца Неокесарийского. Именно отсюда открывается вид на купола Кремля. Тогда, измученный пленом и долгой дорогой Великий князь, узрев их, восславил Бога за спасение.
Документально же церковь известна с 1632 года. Первоначально она была деревянной. С середины XVII века настоятель храма Андрей Савинов — духовник государя Алексея Михайловича, на деньги из государственной казны отстраивает церковь в камне. Известно, что не без его влияния вдовый Алексей Михайлович выбрал в невесты 20-ти летнюю Наталию Нарышкину. До сих пор в литературе можно прочесть, будто венчание, а затем и крещение их первенца, Петра I, состоялись в церкви Григория Неокесарийского, хотя историки утверждают, что все это происходило в Кремлевском Соборе. Строительство храма еще не было завершено после смерти царя, настоятель же ее, Андрей Савинов, был сослан в монастырь. В числе прегрешений ему вменялось и строительство храма без патриаршего благословения. Однако сам патриарх впоследствии благословляет достроить храм и освящает его.
Внутреннее убранство храма не менее благолепно. Стены расписывали костромичи, переяславцы. Иконы в храме — кисти Ушакова, Зиновьева. Особый статус храму придавало наличие «царского места».
За три с лишним века храм дважды переживал разорение: в войну 1812 года и 30-е годы XX века. В 1994 г. храм был освящен вновь. Ныне главная святыня храма — чудотворная Боголюбская икона Богоматери. Здесь же хранятся и другие чтимые реликвии, в том числе мощи св. Григория Неокесарийского, Тихона Задонского, Митрофания Воронежского и других святых.

Московский храм Григория, епископа Неокесарийского, на Большой Полянке является памятником архитектуры XVII века федерального значения. Он расположен в районе Якиманка недалеко от выхода со станции метро «Полянка». Нынешний каменный храм начинает свою историю аж с XV века, когда он был деревянным. Именно в храме Григория, епископа Неокесарийского, когда-то крестили младенца Петра I, будущего российского императора. Нынешнее каменное здание храма было выстроено в 1667-1679 годах.


Изначально храм Григория, епископа Неокесарийского, был деревянным, который построил князь Василий II Тёмный, внук Дмитрия Донского и прадед Ивана Грозного. Согласно преданию, князь, который находился в татарском плену, дал обет: если вернётся домой, то построит в том месте, откуда увидит Москву, храм во имя святого, память которого совершается в этот день. Освобождение из неволи произошло 17 (30) ноября 1445 года — день празднования памяти святителя Григория, епископа и чудотворца Неокесарийского. Построенный тогда деревянный храм сгорел во время пожара. Историческое словосочетание «в Дербицах», которое иногда прибавляется в названию храма, означает «в лесном, болотистом месте» и напоминает нам о тех далёких временах. Новый деревянный храм был выстроен не позднее 1632 года на том же самом месте.

Каменный храм заложили в 1667 году по соседству с деревянным, чтобы во время строительства можно было служить в старой церкви. Храм получил народное название «Красный», т.е. красивый. Это название употреблялось в официальных документах вплоть до конца XVIII века.

В 1671 году царь Алексей Михайлович венчался здесь с Натальей Кирилловной Нарышкиной. А в 1672 году в этом храме протопоп Андрей Савинов крестил младенца Петра I, будущего российского императора.

Великое освящение храма произошло 1 марта 1679 года. В этот день Патриарх Московский Иоаким освятил в ней главный престол во имя святителя Григория Неокесарийского. На освящении храма присутствовал царь Феодор Алексеевич.

В 1767 году у храма появился ещё один придел во имя святого Григория Богослова, устроенный тщанием прихожанина Григория Лихонина в честь его небесного покровителя. Фасады нового придела повторяли формы XVII века.

Во время Отечественной войны 1812 года храм не пострадал. Зачарованный её красотой Наполеон сожалел, что не может поставить необыкновенную постройку на ладонь и перенести в Париж.

В 1834 году по проекту архитекторов Н.И.Козловского, Ф.М.Шестакова и В.А.Балашова в храме был устроен придел Боголюбской иконы Божией Матери, выстроенный в стиле ампирной псевдоготики. Боголюбской иконе Божией Матери молились во время эпидемии холеры 1830 года.

В 1859 году храм впервые подвергся тщательной реставрации. Были обновлены росписи главного алтаря, четверика, заново вызолочены серебряные ризы на шести иконах первого яруса иконостаса.

Первое найденное фото храма датируется 1882 годом:

В 1896 году роспись храма опять была обновлена. На фотографии этого года хороша видна небольшая часть той самой старой Большой Полянки, а также то, что в колокольне ещё не прорублен сквозной проход.

Храм имел статус придворной и его регулярно посещали члены царствующей фамилии. Здесь любила молиться великая княгиня Елизавета Федоровна. Но вскоре наступили советские годы и в 1922 году ценности храма были изъяты. В 1930 году Моссовет постановил сломать шатровую колокольню для расширения тротуара. Историкам удалось предотвратить снос. В колокольне был прорублен сквозной проход. На фотографии начала 1930-х годов как раз виден этот проход:

В 1937 году на Бутовском полигоне был расстрелян клирик храма, протоиерей Борис Ивановский. В 1939 году по решению Моссовета храм оказался закрыт. Иконы были переданы в музеи. К 1955 году храм уже хорошенько обветшал:

В 1965 году в обветшавшем храме была произведена комплексная реставрация. На снимках начала 1970-х годов можно увидеть сам процесс обновления здания:

После реставрации храм был поставлен на государственную охрану как памятник истории и культуры, а в здании разместился «Всесоюзный производственно-художественный комбинат им. Вучетича». Храм в 1975 году:

Храм и Большая Полянка в 1980 году:

В 1990 году по письму Патриарха Алексия II Моссовет вернул храм верующим, а с 1994 года были возобновлены богослужения. К 1996 году храм был окончательно отреставрирован: фасады выкрашены красно-оранжевой краской, все архитектурные элементы выделены белилами и бирюзой, вызолочены кресты:

30 ноября 1996 года Патриарх Алексий II совершил освящение восстановленного храма. Главной святыней храма являются мощи святителя Григория Неокесарийского, которые передал митрополит Сурожский Антоний (Блум) и которые были торжественно перенесены в храм в 1998 году.
Храм Григория, епископа Неокесарийского, на Большой Полянке расположен по адресу: г. Москва, ул. Большая Полянка, д.29А
Официальный сайт храма: http://ieronim-polyanka.ru/
При написании статьи кроме моих собственных фотографий были использованы снимки старой Москвы с сайта www.oldmos.ruTags: Москва, история в деталях, православие, храмы[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *