ИСТОРИЯ

Флоро-Лаврская церковь была построена и освящена еще в 1879 году «тщанием правления Области Войска Донского».

Престол в ней был один — во имя Флора и Лавра. Святоотеческое предание гласит: Флор и Лавр — святые мученики второго века, греки, родные братья. Будучи каменотесами, выстроили здание, предназначавшееся для языческого храма, но посвятили его Христу, за что и были подвергнуты мучениям.

Флор и Лавр, говорится в русском земледельческом календаре — лошадники. В день памяти их 18 августа — по старому стилю (31 августа по новому) пекли особое печенье с изображением конского копыта и отдавали священнику. Покровителями коневодов называли на Руси этих святых. А «святой» — угодник Божий…

В 1955 году началось спешное перекраивание церкви в «очаг культуры» — кинотеатр «Мир».

Но церковная жизнь после этого не затихла. Община церкви святых мучеников Флора и Лавра выкупила некогда казачий курень и перестроила его в молитвенный дом. А в 1989 году начинается строительство нового храма на выкупленном подворье.

Проект сделал тогдашний главный архитектор района В.В.Криворотов. Месяцев шесть ушло на проект. Нулевой цикл взяло на себя ТОО «Завод ЖБИ» Даже в трудные моменты (цемента не было, да и много не хватало) в первую очередь все отдавали для храма. Ушло на монолитный фундамент более ста кубов железобетона. Завод — а это и бетонщики, и арматурщики, и формовщики, и работники бетонно-смесительного узла — два выходных дня работал только на церковь. Людей особо уговаривать не пришлось: понимали они церковь как святыню.

И можно теперь прикоснуться рукой к крепким кирпичным стенам, где Петр Васильевич Чернявский и Виктор Иванович Дядченко из арендного участка Сальского РСУ «Ростовоблремстройбыта» два месяца вели штукатурные работы, строго по технологии — раствор из извести, песка речного, алебастра.

«А чтобы церковь в наше время построить, надо великое мужество иметь», — так сказал В.П.Бухтияров, тогда — атаман Великокняжеского юрта, начальник хозрасчетного специализированного строительно-монтажного участка №1 АО «Ростовводмелиорация». Участок этот сделал церковь теплой, бесплатно провел отопление. 20 радиаторов поставили.

31 августа 1993 года, в день памяти святых мучеников Флора и Лавра, новый храм освятил митрополит Ростовский и Новочеркасский Владимир. Новая церковь встретила свой первый престольный праздник.

При храме работает воскресная школа.

На данный момент старый храм признан объектом культурного наследия регионального значения и ведется его восстановление.

Престольные праздники:

День памяти Флора и Лавра — 31 августа.

Святыни

В нашем храме находятся иконы с частицами мощей святых: Икона «Апостол Варнава», икона «Преподобный Иов Почаевский», икона «Святитель Тихон, Патриарх Московский и всея России», икона «Блаженный Павел Таганрогский».

Храм св. мчч. Флора и Лавра в селе Ям до революции считался одним из самых больших храмов Подмосковья. Расположенный на пересечении торговых и ратных путей, он участвовал во многих событиях Русской истории.

Повсюду на Руси глубоко почитали и любили скорых помощников в сельских трудах и скорбях - мучеников Флора и Лавра, жители ямских слобод часто возводили храмы во имя этих святых. К южным землям из Москвы вел Каширский тракт (современное Каширское шоссе). Он начинался на Зацепе, где еще в XV в. был обширный луг, куда ногайские татары сгоняли на продажу табуны из десятков тысяч коней. На расстоянии одного «гона» от Зацепы с возникновением почтовой службы появилось ямщицкое поселение, которое называлось «Старофроловский Ям» или просто «Старый Ям» (современное название села — Ям). Такое название оно получило после слияния Старофроловского погоста с селом Ям.

Возникло село на пересечении Большой Каширской дороги с рекой Пахрой, здесь селились ямщики с семьями, были устроены постоялые дворы, конюшни, места для отдыха ямщиков. Первое упоминание села Ям в документах относится к 1543 г. По приходным книгам Патриаршего Казенного приказа за 1628 г. значится «Церковь Флора и Лавра в государевом дворцовом селе на Старом Яму, на Каширской дороге». Упоминается она и в записи 1633 г.: «Церковь на реке Пахре, на Старом Яму». В 1646 г. в ней служили «поп Алексей Архипов, во дворе дьячок Потапко Куприянов, его двора просвирница Антонидина, да церковных бобылей 6 дворов, людей в них 15 человек». Церковь была деревянная. В числе прихожан ее числились жители дворцовых деревень Павловской и Белеутова, сельца Горки Верхние и Горки Нижние, деревни Старое и Новое Сьяново Николо-Угрешского монастыря и сельца Пахрино, принадлежавшего князю А. М. Львову.

Церковь была очень бедной, так что по указу Святейшего Патриарха Иосифа от 7 ноября 1643 г. «дани на прошлый 1638 г. для ево бедности имать не велено». И все же именно при священнике Алексие Архипове (+1649) не позднее 1646 г. в церкви был устроен придел во имя святителя Николая Чудотворца. Тогда землю и перевоз через Пахру дали в вотчину князю Ю. А. Долго-рукому, который владел селом недолго: в 1662 г. оно было приписано к Государевой дворцовой Домодедовской волости. В 1706 г. Петр I пожаловал Старый Ям вместе с Домодедовской волостью князю А. Д. Меньшикову. После опалы князя село вновь передали в дворцовое ведомство. В соседнем селе Пахрино была построена сводная императорская конюшня, и часть служивших в ней поселилась в Старом Яму, кроме того, некоторых из жителей села взяли на службу в Пахрино. С 1781 г. село Старый Ям вошло в состав Никитского уезда. Тогда село Колычево переименовали в город Никитск, который и стал центром Никитского уезда.

Церковь свв. мчч. Флора и Лавра с Никольским приделом несколько раз перестраивалась, но до конца XVIII в. оставалась деревянной. 3 августа 1791 г. митрополит Московский и Коломенский Платон (Левшин) выдал храмозданную грамоту на строительство каменной церкви во имя святых Флора и Лавра с приделами во имя святых апостолов Петра и Павла и святителя Николая. Однако, по клировым ведомостям 1798 г., церковь все еще значилась деревянной, и лишь в 1819 г. записана она как каменная и крытая железом. В письме настоятеля храма священника Михаила Васильева и церковного старосты Николая Исидорова митрополиту Московскому и Коломенскому святителю Филарету в июне 1823 г. сообщалось, что церковь в селе каменная, престол во имя святых апостолов Петра и Павла в правом приделе освящен, а на левой стороне оставлено место, где хотели бы устроить придел во имя святителя Николая. При этом прилагались план придела и прошение на его устройство. 18 октября 1825 г. новый придел освятил благочинный — подольский священник Василий Иванов.

Очень много сделал для ямского при-хода священник Феодор Тимофеевич Шеметов, служивший здесь с 1835 по 1859 гг. Его трудами с помощью благотворителей была открыта в 1837 г. богадельня при церкви, а также устроена школа. По его инициативе в начале 1850-х гг. архитектор А.Елагин разработал проект перестройки трапезной храма и колокольни. В 1855 г. завершили строительство колокольни, а к 1863 г. были устроены более обширные приделы, один из которых - во имя святителя Николая — освятил сам святитель Филарет.

В 1888 г. настоятель храма священник Иоанн Никитин (служил с 1875 по 1889 гг.) представил митрополиту Иоанникию план перестройки храма, составленный епархиальным архитектором В.Крыгиным. Работы по плану начались в 1889 г., и уже в 1893 г. состоялось освящение правого придела, посвященного свт. Николаю. «Московские церковные ведомости» так сообщали об этом событии: «В большом торговом селе Подольского уезда Старый Ям произошло торжество освящения одного из приделов перестроенного вновь сельского храма. Старый храм был невелик и не отличался особым благолепием. В новом своем виде церковь будет иметь величественный вид. Архитектура храма напоминает собою московскую церковь Василия Кесарийского. Работы производятся исключительно на доброхотные пожертвования». Стены церкви были оштукатурены и расписаны. Храм украсили три новых вызолоченных иконостаса. 12 июля 1898 г. освятили левый придел во имя святых апостолов Петра и Павла, 23 августа — главный придел во имя свв. мчч. Флора и Лавра.

В 1837 г. при церкви была устроена богадельня, преобразованная затем в общину. В создании общины принял участие известный подвижник, Христа ради юродивый Иван Степанов. Родился он 7 мая 1814 г. в деревне Ново-Съяново и в молодости проживал здесь с двумя братьями, занимаясь обычными крестьянскими трудами. В начале 1848 г. он заболел и отправился в Троице-Сергиеву лавру поклониться святым мощам прп. Сергия и попросить об исцелении. Здесь он познакомился с юродивым Христа ради Филиппом, который по благословению митрополита Филарета проживал в Гефсиманском скиту, а затем для большего уединения поселился в ветхой необитаемой сторожке.

Подвиг юродства Христа ради побудил Ивана на принятие решения удалиться от мирской жизни и полностью посвятить себя служению Богу. Вернувшись на родину, он встретился с местным крестьянином Иваном Антиповым. Осенью 1846 г. Антипов также ходил в Троице-Сергиеву лавру, где намеревался поселиться в одном из скитов, но из-за болезни не смог выполнять возложенные на него послушания и вскоре вернулся домой. Здесь-то родственные души и договорились по примеру Троице-Сергиевых затворников устроить в лесу близ родной деревни келию с пещерами для совместного проживания и молитвы.

Являясь прихожанином церкви мчч. Фло-ра и Лавра, Иван Степанов в начале 50-х гг. XIX в. собирал пожертвования на ее обновление. Когда в 1853 г. богадельню снесло паводком, он предложил священнику Федору Шеметову построить вместо нее молитвенный дом, где можно было бы, как говорилось в просьбе митрополиту, «денно-ночно читать Псалтырь лицами женского пола о здравии царствующего дома, об усмирении продолжающейся войны и особо об упокоении православных воинов, за Веру, Царя и Отечество на поле брани живот свой положивших». При этом священник пояснил, что средства на строительство и содержание дома выделяют благодетели. На этой просьбе митрополит Филарет написал: «Благословить богоугодное начинание и благодеющих и молящихся».

25 августа 1855 г. пришло разрешение на начало работ. К зиме постройка дома была закончена, и 18 декабря 1855 г. состоялось его освящение. Митрополит Филарет прислал общине в благословение Иерусалимскую икону Божией Матери старинного письма, ставшую главной святыней богадельни. Устроителю же богадельни Ивану Степанову митрополит Филарет подарил три Псалтири - по ним совершалось постоянное чтение о здравии благотворителей и о упокоении почивших. Утром и вечером читались каноны и акафисты. Послушать благоговейное чтение и помолиться приходили многие окрестные жители.

В 1856 г. дом официально стал называться молитвенным богадельным домом, а его настоятельницей стала давняя знакомая Ивана Степанова, не жалевшая средств для его благоустройства, купеческая вдова Параскева Родионовна Саватюгина. Деятельность дома получила широкую известность, он пополнялся новыми членами. Ими становились преимущественно девушки 16–25 лет из соседних деревень, а также из селений Орловской, Тверской, Калужской губерний, из мещанских и купеческих семей г. Москвы. Московский генерал-губернатор А. А. Закревский, ссылаясь на то, что в богадельном доме обитаются не убогие и старые, а молодые женщины, подчеркивал, что это не соответствует положению о богадельнях и ходатайствовал перед министром внутренних дел о его закрытии. Однако Святейший Правительствующий Синод, заслушав 15 января 1860 г. дело о Старофлоровском молитвенно-богадельном доме, «не нашел основательного повода к закрытию». В это время здесь проживали уже 36 девушек и вдов.

Прибывший в село по приглашению Ивана Степанова для освящения Никольского придела церкви святитель Филарет посетил и молитвенно-богадельный дом. «Здесь не богадельня, а монастырь», — заключил Владыка. Это пророческое слово великого святителя исполнилось через 27 лет. В 1865 г. император Александр II дал согласие на учреждение Флоровской женской общины. В тот же год, в праздник Рождества Христова скончался Иван Степанов. Отпевали его в церкви мчч. Флора и Лавра, а похоронили на кладбище при Троицкой церкви с. Пахрино. Само село Пахрино впоследствии прекратило свое существование. Место захоронения подвижника и благодетеля Флоро-Лаврской церкви теперь сокрыто.

К 1870 г. число сестер в общине достигло семидесяти, а проблема поиска более подходящего места для нее стала еще более острой. И такое место вскоре было найдено. Всего в нескольких километрах от Старого Яма вниз по течению реки Пахры, на левом берегу располагалось древнее сельцо Лукино, окруженное лесами. В 30-е гг. XVIII в. здесь была построена деревянная церковь во имя Всемилостивого Спаса, и сельцо стало именоваться селом Спасским.

Помещица Александра Петровна Головина построила в селе небольшую каменную церковь с колокольней, поставив в ней престол и иконостас. Освятили церковь 10 октября 1848 г. во имя Воздвижения Честного Креста Господня. Около нее были похоронены муж помещицы гвардии подпоручик Николай Иванович Головин и их дочь Софья. Дожив до преклонных лет, владелица имения беспокоилась о будущем столь дорогого для ее сердца места. Еще при своей жизни она передала усадьбу с господским домом и церковью Екатерининской пустыни, оставив за собой пожизненное право пользоваться господским домом, с условием, что братия пустыни будет отправлять ежедневное служение в церкви. Однако из-за удаленности пустыни с соизволения властей усадьба была передана Флоровской общине.

Переселение общины на новое место пришлось на 17 мая 1870 г. Прихожане и члены общины во главе с прп. архимандритом Пименом, иеромонахами и иеродиаконом Николо-Угрешского монастыря длинной вереницею покинули село и направились в Лукино. Начался новый этап в истории общины, которая была официально открыта 28 июня под названием Крестовоздвиженской Флоролаврской. Ее попечителем утвержден племянник настоятельницы Е. Ф. Саватюгин. Освоение нового места началось со строительства на средства Саватюгина второго храма во имя Иерусалимской иконы Божией Матери и примыкавшего к храму трехэтажного корпуса для сестер. Храм был освящен 30 сентября 1873 г., в нем поместили главную свою святыню — Иерусалимскую икону Божией Матери. В 1887 г. определением Святейшего Синода община переименована в Крестовоздвиженский Иерусалимский общежительный женский монастырь.

В конце XIX в. Старый Ям стал центром Старо-Ямского благочиния. Благочинным был священник Флоро-Лаврского храма отец Иоанн Никитин. Он возглавил церковно-приходское попечительство, которое многое сделало для сбора средств на благоукрашение храма. В 1895 г. его перевели в село Измайлово, и благочиние соединили с Захарьинским, после чего оно получило название Захарьинское благочиние. В него входили тридцать церквей и два монастыря: Екатерининская мужская пустынь и Крестовоздвиженский Иерусалимский женский монастырь.

К тому времени село Старый Ям было самым крупным на территории современного Домодедовского района. Имело оно 157 дворов и около тысячи жителей, а рядом с ним располагался дачный поселок. «Приход села Старого Яма, — писал благочинный прото-иерей Николай Сироткин, — самый богатый в благочинническом округе, многолюдный по числу душ, древний по времени сущест-вования. Само село Старый Ям торговое и большое, как город. Население прихода зажиточное. Храм очень большой и богатый».

С приходом советской власти начались ожесточенные гонения на Церковь. Настоятелем храма в послеоктябрьское время оставался отец Петр Колосов. В 1920 г. в Старом Яму и его окрестностях началась эпидемия тифа. Отец Петр ходил по домам больных, причащал заболевших, напутствовал в вечную жизнь умирающих, отпевал умерших. Эта же страшная болезнь унесла и его жизнь Великим постом 1920 г.; было ему тогда сорок восемь лет. Сменил его родной брат Констан-тин Павлович Колосов, окончивший Москов-скую духовную семинарию и бывший в 1907–1920 гг. священником Казанской церкви села Богородское Московской губернии.

Когда началась кампания по изъятию церковных ценностей, диакон храма отец Петр Минервин выступил против святотатцев, убеждал прихожан отстаивать церковные сокровища. За это он был арестован. Наиболее вероятно, что его расстреляли - суд тогда был скорый и неправый. Обычно власти требовали предоставить опись церковного имущества, но в большинстве церквей священники отказывались выдавать их, ссылаясь на утерю. Это квалифицировалось как контрреволюционные действия и сопротивление власти со всеми вытекающими отсюда последствиями по законам (вернее, беззакониям) военного времени. Согласно сохранившимся документам из храма святых мучеников Флора и Лавра изъяли 32,5 килограмма предметов с драгоценными металлами и камнями, в том числе богослужебную утварь.

Весной 1934 г. в селе Старый Ям запретили колокольный звон. Поводом для запрета стало то, что находящимся в школе, сельсовете, избе-читальне и дирекции МТС колокольный звон якобы мешал соответственно учиться или работать. После этого пришел указ сдавать колокола в утильсырье, причем на волость даже дали годовой план.

После смерти отца Петра Колосова в храм приезжали послужить священники из закрываемых московских церквей. В 1920-е гг. здесь служил отец Николай (фамилия его нам не известна), пришедший в храм из закрытых кремлевских соборов. В конце 1920-х гг. его арестовали и отправили в ссылку. В 1929 г. в Старый Ям приехал отец Ярослав Савицкий с матушкой Ольгой Федоровной и дочерью Ниной. После ареста отца Ярослава богослужения в храме не совершались.

Довольно долгое время церковь удава-лось сохранять от поругания и разрушения. Но местные власти заполучили ключи от храма и в 1940 г. решили разобрать колокольню, чтобы, как они объяснили людям, использовать кирпичи для строительства скотного двора. Колокольню взорвали, а кирпич, из которого была сделана колокольня, рассыпался на куски. Потом стали выносить иконы, разбивать их и жечь. Особенно старались местные коммунисты. Церковную утварь бросали в Пахру. Через много лет, когда чистили русло реки, вместе с песком вытаскивали со дна предметы из храма. В храме устроили зерновой склад колхоза «Ямской», а затем мастерскую по ремонту сельхозтехники.

В 1990 г. церковь святых мучеников Флора и Лавра возвратили верующим. Настоятелем храма был назначен священник Валерий Ларичев, бывший до хиротонии врачом-психиатром. После кончины супруги — матушки Маргариты (+1999) отец Валерий принял монашество. В настоящее время игумен Валерий (Ларичев) продолжает быть настоятелем храма во имя свв. мчч. Флора и Лавра в селе Ям Домодедовского благочиния Московской области, а также является духовником Московской епархии. Многое сделано для того, чтобы возвратить храму былую красоту. Восстановлена разрушенная колокольня, завершены росписи храма и иконостасы. Построен и освящен крестильный храм во имя Иоанна Крестителя. Есть у храма и приписная часовня при воинской части, освященная в честь святого праведного Феодора (Ушакова). При храме работает воскресная школа для детей. Построен детский образовательный центр.

Источники

  1. Гарин Г. Ф. История села Ям и храма Флора и Лавра. М., 2002.
  2. Горшков И. А. Очерки по истории Домодедовского района. М., 1995.
  3. Время собирать камни… Крестовоздвиженский Иерусалимский ставропигиальный женский монастырь. М., 2007.
  4. Добров И. Чудотворная икона Божией Матери Иерусалимской в городе Бронницах Московской губернии. М., 1916.
  5. Дудов В. Ф. История Каширского края. М., 1996.
  6. Крестовоздвиженский Иерусалимский ставропигиальный женский монастырь. М., 1999.
  7. Митрополит Евлогий (Георгиевский). Путь моей жизни. Воспоминания митрополита Евлогия, изложенные по его рассказам Т.Манухиной. М.: Моск. рабочий. Издательский отдел ВПМД, 1994.
  8. Монастыри святой Екатерины. М., 1998.
  9. Московские церковные ведомости. 1893. № 8.
  10. Московские церковные ведомости. 1916. № 39–40.
  11. Сказание об иконе Богоматери Иерусалимская, что в городе Бронницах Московской губернии. М., 1908.
  12. Трофимов А., Воловикова М. Чудо о Флоре и Лавре. М., 1995.
  13. Храм во имя святых мучеников Флора и Лавра. М., 2008.
  14. Чулков Николай. Из истории земли Домодедовской. Записки краеведа. Домодедово, 1996.

ДОМОДЕДОВО, 23 июня 2017, ДОМОДЕДОВСКИЕ ВЕСТИ – Читателям Домодедовских вестей о работе музея уже подробно рассказывал наш корреспондент Александр Ильинский в интервью c куратором музея Мариной Федоровной Андриановой. Александр продолжает знакомить жителей Домодедово с историей округа, и возрождения домодедовских святынь.

Время разбрасывать камни. И время их собирать

Село Ям известно с 17 века. Долгие века ямщики, золототкачи и другие работные и талантливые жители этого села, протянувшегося вдоль важного Каширского тракта, занимались четным трудом, воевали за свое Отечество, помогали больным и бедным под сенью куполов и крестов знаменитого Флоро-Лаврского храма. Пережив страшные безбожные годы село вновь живет, заново отстроив свой духовный центр и восстановив связь времен и поколений.

Осенью 1940 года село Ям на Старой Каширской дороге сотряс мощный взрыв. В домах сельчан посыпались стекла. Белая свеча колокольни Флоро-Лаврского храма поднялась на несколько метров вверх, а затем грудой кирпича осела на землю. Грибовидное облако пыли и дыма взлетело высоко в небо, как птица распахнуло крылья и так – в виде птицы – поплыло над Пахрой в облака. Люди, из дворов наблюдавшие за происходящим, тяжело вздохнули: «Улетала душа села». А меньше чем через год началась Великая Отечественная Война.

Священник Флоро-Лаврского храма Ярослав Савицкий был расстрелян еще в 1938 году. До этого, в начале двадцатых, были разграблены ценности, которые жители села по крупицам собирали в любимой церкви. Отняты земли храма, сброшены колокола, закрыты богадельни и школы. Вера – осмеяна, растоптана и запрещена. Многие верующие – отправлены в лагеря.

Даже лошадей, которые издревле определяли быт ямщитского села, вытеснили автомобили. Оставшиеся жители разбрелись. Им просто нечего в селе стало делать. Кто-то перебрался в Домодедово, кто – в Москву, а кто и еще дальше. К началу 80-х годов XX века село еще хирело, но жило. К началу девяностых от села Ям осталось одно название. И горстка стариков, доживавших там свой век. Казалось, что вместе с ними зримо уходило прошлое… Именно в это время в древнем селе появились энтузиасты, которые решили восстановить храм. А вместе с ним – историческую связь времен.

Связь времён

Первые документальные сведения о селе Ям содержатся в писцовой книге Ратуева стана Московского уезда за 1627 год. Они касаются храма, который изначально был его центром.

«Погост приходной на реке Пахре на Каширской дороге, — записано в ней, — а на погосте церковь Флора и Лавра деревянная. А в церкви и образы, и свечи, и книги. На колокольнице — колокола».

Кроме жителей погоста в приходе церкви тогда числились жители дворцовых деревень Павловской и Белеутова, сельца Горки Верхние и деревни Горки Нижние, деревень Старое и Новое Съяново, а также сельцо Пахрино. Само село Ям в разные годы принадлежало разным лицам. Среди них, например, князья Долгорукие. С XVII века его приписали к царствующей фамилии.

Храм при селе был с незапамятных времен. Село было ямщитским. Об этом говорит тюркское слово «ям» — дорожная, почтовая станция. Сеть таких станций была разбросана по всей Руси. Жизнь ямщиков была тяжелой, связанной с бесконечными русскими дорогами и главной «движущей силой» этих дорог – лошадьми. Своими небесными покровителями эти суровые и выносливые люди считали мучеников Флора и Лавра, которых даже на иконах предписывалось рисовать с этими благородными животными.

Мученики Флор и Лавр были родными братьями. Их жизнь относится ко II веку н э. Из Малой Азии братья переселились в Иллирию (Сербия). По профессии братья-христиане были камнетесами. Поэтому они участвовали в постройке языческого храма, обратив во время строительства в христианство языческого жреца и его общину, сокрушили идолов, а также установили в храме крест. Храм, начатый как языческий, стал христианским. Римскому наместнику области это не понравилось. Он приговорил новообращенных к сожжению, а святых братьев приказал бросить живыми в колодец и засыпать землей. После того как Римская империя стала христианской, мощи святых братьев были обретены нетленными и с торжественностью перенесены в Константинополь. По преданию, с открытием мощей мучеников в той области, где они пострадали, прекратился падеж скота. Поэтому они издревле почитаются, как покровители пастухов и коневодов. До сегодняшнего времени во многих музеях России хранятся замечательные иконы святых мучеников с изображением лошадей.

Издревле храм Флора и Лавра был деревянным. Лишь с 1791 года сельчане задумались о строительстве каменного храма. Но реализовали свою задумку лишь к 1819 году. К тому времени село насчитывало 110 дворов и почти полторы тысячи жителей. По меркам того времени – это почти город. Сельчане жили зажиточно, а потому к храму любимых святых пристроили два придела, вызолотили резной иконостас, а храмовые иконы украсили серебряными венцами. С 1837 года началось обучение детей при храме грамоте, счету и Закону Божьему. Тогда же открыли богадельню, для кормления странников.

Село разрасталось. К середине XIX века в нем было более двухсот дворов и двух тысяч жителей. Многие из сельчан занимались не только сельским хозяйством и извозом, но и золотопрядением. Были и те, кто работал на текстильных фабриках в Москве или нанимался кучерами в придворные конюшни. Сельчан брали охотно. Опыта у потомственных ямщиков было не занимать, они отличались любовью к лошадям и спокойным, трезвым характером. Некоторые жители села богатели и выходили в купцы, но не порывали связи с малой родиной. Поэтому неудивительно, что в начале 50-х годов храм начали перестраивать и расширять. Архитектор Елагин разработал проект, который и был завершен в течении десяти лет. Над селом поднялась новая колокольня, была перестроена трапезная часть и пристроены более обширные приделы. В освящении новой постройки принял участие знаменитый митрополит Филарет (Дроздов). При храме стараниями юродивого Ивана Степановича была построена каменная богадельня для женщин. Сестры богадельни посвящали свою жизнь Богу и служению больным и немощным. Именно из этого богоугодного заведения вырос впоследствии Крестовоздвиженский Иерусалимский женский монастырь, об истории которого «Домодедовские Вести» уже писали.

Нет предела совершенству

Интересно, что на реставрации храма жители села не успокоились. Нет предела совершенству. Новая масштабная реконструкция началась всего через тридцать лет. Митрополиту Московскому Иоаникию был представлен новый проект, составленный архитектором Крыгиным.

Именно так – сельчане сами нашли архитектора, оплатили проект и положили его уже готовым и просчитанным до копейки на стол епархиального начальства. Митрополит подивился такому деловому подходу и дал разрешение на строительные работы. По сути храм разобрали по кирпичику, добавили строительных материалов и построили новый. Сделано это было в кратчайшие сроки. Стены храма стали толще и выше, появился центральный световой барабан, поставленный на четырех каменных столбах, а по углам сводов поместили четыре малых глухих барабана. Акустика храма сразу улучшилась в разы. И вместимость – тоже. В 1893 году состоялось торжественное освещение постройки.

«В большом торговом селе Подольского уезда Старый Ям, — сообщали «Московские церковные ведомости», — происходило торжество освящения одного из приделов перестраиваемого вновь сельского храма. Старый храм был невелик и не отличался особым благолепием. В новом своем виде церковь будет иметь величественный вид… Работы производятся исключительно на доброхотные пожертвования».

Последующие годы велась отделка храмовых помещений. Церковь, которая теперь вмещала в себя до тысячи верующих, украсили тремя вызолоченными иконостасами и красивейшими росписями. Возле храма был построен приходской дом. Ширились дела благотворительности. Был создан совет попечительства о бедных. Создано Общество Хоругвеносцев, в уставе которого тоже предусматривалась помощь неимущим прихожанам. Прихожане заботились о вдовах и семьях, кормильцы из которых были призваны в армию. Особенно востребованным это стало после начала в 1914 году Первой мировой войны. Ширилось дело народного образования. На деньги благотворителей было выстроено здание женской церковно-приходской школы. А члены церковного притча преподавали не только в своем селе, но и в окрестных земских школах. В 1915 году приходу была приписана церковь, построенная на свои средства в усадьбе Горки местной помещицей Рейнбот-Резвой. Большой популярностью среди прихожан пользовалась благочестивая традиция августовских крестных ходов. Проводились они с иконой Иерусалимской Божией Матери, написанной в начале XVI века. Чудотворный образ специально доставлялся из Бронниц, на что еще в 1871 году было дано специальное разрешение.

К 1917 году в приходе церкви Флора и Лавра значилось уже 385 дворов и 2145 прихожан обоего пола. Москвичи активно строили дачи на красивых берегах Пахры и приходили в церковь. Приход считался богатым. Но этим богатством он щедро делился с больными и неимущими, бездомными и многодетными.

Роковой двадцатый век

Все резко изменилось с первых же лет советской власти. Русская церковь подверглась планомерному удушению со стороны безбожной власти. В частности у Флоро-Лаврского храма сразу отобрали землю и закрыли церковно-приходские школы. Приходскую Горкинскую церковь, еще до прибытия в Горки Ленина, спешно закрыли. В ней устроили клуб, в котором по недосмотру администрации очень скоро случился пожар. Здание полностью сгорело. В 1920 году охваченную Гражданской войной страну накрыла эпидемия тифа. Приходской священник Петр Колосов не боялся заразы и продолжил исполнять свой долг. Он причащал больных и отпевал умерших, оказывал помощь нуждавшимся и давал кров бездомным. Заразившись тифом, он скончался и стал последним священником, которого прихожане оплакали и похоронили за алтарем храма. Сменил его родной брат Константин Павлович Колосов, который после окончания Московской духовной семинарии некоторое время учительствовал в церковно-приходской школе села Ям.

В мае 1922 года уездной комиссией по оказанию помощи голодающим из церкви изъяли все серебряные и позолоченные предметы общим весом два пуда. Священник и члены его семьи были лишены избирательных прав, колокольный звон запрещен.

«Учитывая ходатайство местного населения о закрытии церкви Флора и Лавра в с. Ям Подольского района и о передаче ее помещения под столовую местного колхоза и принимая во внимание пригодность для этого испрашиваемой церкви, — записал 1 марта 1930 г. в своем постановлении президиум Мособлисполкома, — названную церковь закрыть и здание ее после сфотографирования передать местному райисполкому под устройство столовой для колхоза»

Не лишне сказать, что до голодающих изъятые у храмов ценности так и не дошли. Зато Советское правительство дало многомиллионный заем турецкому диктатору Ататюрку, который воевал с православной Грецией. На эти деньги турки войну выиграли и выгнали из Малой Азии всех живших там православных христиан.

Но даже в условиях страшного давления со стороны государства верующие сопротивлялись закрытию храма еще десять лет! В тридцатые годы были объявлены «Безбожные пятилетки». Власть взялась за физическое уничтожение религии в СССР. Не обошло гонение и храм в Старом Яме. В стоящей на виду церкви, наконец, было запрещено совершать богослужения. Священника Ярослава Савицкого арестовали и после скорого суда расстреляли в подмосковном селе Бутово. В заключении погиб и церковный диакон отец Петр Минервин.

Возрождение святыни

В 1990 году началось церковное возрождение России. Люди сами, без подсказки «сверху» стали организовывать церковные приходы и восстанавливать разрушенные храмы. Был организован такой приход и в селе Ям. Власти возвратили верующим руины храма, колокольня которого была взорвана еще в 1940 году. Первая служба была отслужена в Великую Субботу 14 апреля в Никольском приделе Флоро-Лаврского храма, созданном трудами и заботами двух подвижников — блаженного Ивана Степановича и святителя Филарета. Сейчас главный престол в храме освящен во имя святых мучеников Флора и Лавра, левый — во имя святых первоверховных апостолов Петра и Павла, а правый посвящен святителю Николаю.

Ныне в храме святых Флора и Лавра вновь совершаются богослужения. Бессменным настоятелем храма и руководителем дружной общины с самого начала восстановления храма является игумен Валерий (Ларичев) – один из самых удивительных священников Городского округа Домодедово. (на фото правее — прим.ред)

При храме действует воскресная школа для детей, ведутся беседы со взрослыми, действует художественная студия и открыт уникальный музей Новомученников и Исповедников Российских. Отстроена колокольня, восстановлены интерьеры и росписи, в храм возвратились многие святыни, утраченные в лихие революционные годы. При храме создана богадельня для пожилых монахинь и функционирует паломнический центр. Словно магнит храм притягивает хороших и образованных людей. И если раньше жители старались перебраться в Москву, теперь наблюдается обратный процесс. Люди возвращаются. Детский смех снова звучит на улицах древнего села.

Над Пахрой плывет колокольный звон. Кажется, что вместе с храмом в село снова вернулась душа. Так оно и есть. А раз так, значит и у села Ям, и у всей нашей земли есть будущее. И вера, надежда и любовь в нашем народе никогда не оскудеют.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *