Литература

  • Азаркин Н. М. Всеобщая история юриспруденции. Курс лекций. — М. : Юрид. лит., 2003. — 606 с. — ISBN 5-7260-0993-2.
  • Баткин Л. М. Итальянское возрождение. Проблемы и люди. — М. : РГГУ, 1995. — 448 с. — ISBN 5-7281-0019-8.
  • Горфункель А. Х. Томмазо Кампанелла. — М.: Мысль, 1969. — 249 с. — (Мыслители прошлого).
  • Горфункель А. Х. Гуманизм и натурфилософия итальянского Возрождения. — М.: Мысль, 1977. — 359 с.
  • Горфункель А. Х. Философия эпохи Возрождения. — М.: Высшая школа, 1980. — 368 с.
  • Йейтс Ф. Джордано Бруно и герметическая традиция = Giordano Bruno and the hermetiс tradition / Пер. Г. Дашевского. — М.: Новое литературное обозрение, 2000. — 528 с. — ISBN 5-86793-084-X.
  • Кампанелла. Город Солнца / Пер. с лат. и ком. Ф. А. Петровского. Пер. прил. М. Л. Абрамсон, С. В. Шервинского и В. А. Ещина. Вст. ст. В. П. Волгина. — М.-Л. : АН СССР, 1954. — 228 с. — (Предшественники научного социализма. Под общ. ред. акад. В. П. Волгина).
  • Каутский К. История социализма; Предтечи новейшего социализма / Пер. с нем. Е. К. и И. Н. Леонтьевых. — М. : Академический проект, 2013. — 847 с. — (Концепции). — ISBN 978-5-8291-1200-4.
  • Лейст О. Э. Вопросы государства и права в трудах социалистов-утопистов XVI-XVII веков. — М. : Изд-во Московского ун-та, 1966. — 130 с.
  • Панченко Д. В. Кампанелла и «Утопия» Томаса Мора // История социалистических учений: сб. статей. — 1984. — С. 241—251.
  • Полянский Ф. Я. Социальные утопии периода разложения феодализма // Всемирная история экономической мысли: В 6 томах / Гл. ред. В. Н. Черковец. — М.: Мысль, 1987. — Т. I. От зарождения экономической мысли до первых теоретических систем политической жизни. — С. 375—377. — 606 с. — 20 000 экз. — ISBN 5-244-00038-1.
  • Фогт А. Социальные утопии / Пер. с нем. Н. Стороженко. — Изд. 2-е, стереотипное. — М. : Либроком, 2007. — 188 с. — (Из наследия мировой философской мысли. Социальная философия). — ISBN 978-5-397-02585-0.
  • Штекли А. Э. «Город Солнца»: утопия и наука. — М.: Наука, 1978. — 367 с.
  • Штекли А. Э. Кошмары Города Солнца: тирания общности или всевластие науки? // Культура Возрождения и власть: Сб. ст.. — 1999. — С. 84—94.
  • Ernst G. Tommaso Campanella: The Book and the Body of Nature / Tr. by David L. Marshall. — Dordrecht : Springer, 2010. — 281 p. — ISBN 978-90-481-3125-9.
  • Hall P. A. The Appreciation of Technology in Campanella’s «The City of the Sun» // Technology and Culture. — 1993. — Vol. 34, no. 3. — P. 613—628. — DOI:10.2307/3106706.
  • Headley J. Tommaso Campanella and the transformation of the world. — Princeton : Princeton University Press, 1997. — 399 p. — ISBN 9780691026794.
  • Ricci S. La représentation utopique de la ville dans La Città del Sole de Tommaso Campanella // Cahiers d’études romanes. — 2003. — No. 8. — P. 65—79. — DOI:10.4000/etudesromanes.3049.

Ссылки

  • Кудрявцев О. Ф., Чекалов К. А. Кампанелла. Большая российская энциклопедия. Дата обращения 16 сентября 2017.
  • Archivio Tommaso Campanella. Archivio dei filosofi del Rinascimento. Istituto per il Lessico Intellettuale Europeo e Storia delle Idee. Дата обращения 17 сентября 2017.
  • Germana Ernst. Tommaso Campanella. Stanford Encyclopedia of Philosophy (2005). Дата обращения 28 сентября 2017.

Тексты произведений

Словари и энциклопедии

Нормативный контроль

BNF: 14402567j

Эта статья входит в число хороших статей русскоязычного раздела Википедии.

Читайте также статью Томмазо Кампанелла. С другими казарменно-социалистическими утопиями и движениями древности, Средневековья и Нового времени вы можете познакомиться в материалах Томас Мор «Утопия» – краткое содержание, Томас Мор «Утопия» – основные идеи, Платон «Государство» – реферат с цитатами, Катары (ересь), Восстание Дольчино, Табориты и их учение, Мюнстерская коммуна, Сенсимонизм, Идеи Луи Блана

Через сто лет после «Утопии» англичанина Томаса Мора итальянец Томмазо Кампанелла написал свой «Город Солнца» – сочинение, где принципы социализма и насильственного подавления личности во имя коллектива проведены гораздо более радикально.

Кампанелла жил в конце XVI и начале XVII в. До 34 лет он был монахом-доминиканцем, потом был арестован и пробыл в тюрьме 27 лет. Остаток жизни он провел во Франции. Кампанелла был философом, религиозным мыслителем, поэтом. Он провозглашал (раньше Фрэнсиса Бэкона) эмпирический характер науки, отстаивал независимость науки от авторитета церкви, защищал Галилея (находясь в тюрьме инквизиции!) В теории познания его занимал вопрос о том, как, основываясь лишь на субъективных ощущениях, человеческое сознание приходит к объективной истине, причем высказанные им взгляды близки тем, которые впоследствии развил Кант. Его религиозные представления о причастности всех вещей Богу носили пантеистический характер.

Портрет Томмазо Кампанеллы. Художник Ф. Коцца, XVII век

В 1597 г. Кампанелла организовал в Калабрии заговор против испанцев, которым тогда принадлежала страна. Заговор провалился, в 1599 г. Кампанелла был арестован, подвергнут пытке и в 1602 г. осужден на пожизненное заключение. В тюрьме в 1602 г. он написал свое сочинение «Город Солнца». Попробуем кратко изложить его содержание и сделать анализ высказанных там Кампанеллой общественно-философских идей.

Само заглавие «Город Солнца» – Civitas Soli – напоминает название произведения блаженного Августина «Град Божий» – Civitas Dei. Написано это произведение в суровом стиле, без свойственных «Утопии» Мора прикрас в виде необыкновенных приключений в экзотических странах. «Город Солнца» Кампанеллы имеет форму диалога между собеседниками, имена которых даже не называются – Главным Гостинником (по-видимому, подразумевается гроссмейстер ордена госпиталиеров) и Мореходом, о котором сообщается лишь, что он – генуезец. Диалог начинается без всяких объяснений словами Гостинника:

«Поведай мне, пожалуйста, о всех своих приключениях во время последнего плавания»,

в ответ на что Мореход сообщает, что на острове в Индийском океане попал в Город Солнца, и описывает жизнь в этом городе.

Государственное устройство Города Солнца внешне напоминает теократию:

«Верховный правитель у них – священник, именующийся на их языке «Солнце», на нашем же мы назвали его Метафизиком».

Такой странный перевод (Солнце – Метафизик) не случаен. Весь характер деятельности священника «Солнце» гораздо больше подходит главе технократической иерархии. Этот пост у Кампанеллы занимает самый ученый житель города, знающий

«историю всех народов, все их обычаи, религиозные обряды, законы»,

знакомый со всеми ремеслами, физическими, математическими и астрологическими науками, но особенно изучивший метафизику и богословие. Он занимает свою должность,

«пока не найдется такой, кто окажется мудрее своего предшественника и способнее его к управлению».

При Метафизике в Городе Солнца Кампанеллы состоят три соправителя: Пои, Син и Мор, что значит Мощь, Мудрость и Любовь. Между ними разделено управление основными сторонами жизни. Это разделение в некоторых случаях своей неожиданностью заставляет вспомнить Оруэлла: например, в ведении Любви находится не только наблюдение за сочетанием мужчин и женщин (об этом будет сказано позже), но и

«земледелие, скотоводство и вообще все, относящееся к пище, одежде и половым сношениям».

Метафизик совещается с этими тремя соправителями, но по всем важным вопросам он выносит окончательное решение. Упоминается и большое число других должностных лиц, назначаемых четырьмя главными правителями или другими членами администрации Города Солнца. Существует также Совет, в который входят все граждане старше 20 лет, но он, по-видимому, имеет лишь совещательный голос. Намеченные на Совете кандидаты на должности утверждаются на собрании должностных лиц и дальше – четырьмя главными правителями. В этой ситуации остается неясной фраза: «Должностные лица сменяются по воле народа», которая Кампанеллой не разъясняется.

Обложки старинных изданий «Города Солнца» Кампанеллы

Основой социального уклада Города Солнца является общность всей жизни, осуществление которой контролируется администрацией.

«… у них все общее. Распределение всего находится в руках должностных лиц; но так как знания, почести и наслаждения являются общим достоянием, то никто не может ничего себе присвоить. Они утверждают, что собственность образуется у нас и поддерживается тем, что мы имеем каждый свое отдельное жилище и собственных жен и детей. Отсюда возникает себялюбие».

По мнению Кампанеллы, общность вступает в противоречие и со многими другими отношениями между людьми:

«Я, по крайней мере, уверен, что и братья, и монахи, и клирики наши, не соблазняйся они любовью к родным и друзьям, стали бы гораздо святее…».

«… все, в чем они нуждаются, они получают от общины, и должностные лица тщательно следят за тем, чтобы никто не получил больше, чем следует, никому, однако, не отказывая в необходимом…».

«Дома, спальни, кровати и все прочее необходимое – у них общее. Но через каждые шесть месяцев начальники назначают, кому в каком круге спать и кому в первой спальне, кому во второй…».

Едят солярии (жители Города Солнца) все вместе,

«как в монастырских трапезных», причем «Должностные лица получают большие и лучшие порции»,

из которых они уделяют что-нибудь отличившимся в учении детям.

Производство в Городе Солнца основано на всеобщей трудовой повинности.

«Рабов у них нет», –

говорит Кампанелла в одном месте, хотя в другом дополняет это сообщением, что

«рабов, захваченных на войне, они или продают, или употребляют на копание рвов, либо на другие тяжелые работы вне города».

Все обязаны в Городе Солнца трудится по 4 часа в день. (Как и Мор, Кампанелла считает, что при всеобщей обязанности трудиться этого достаточно, чтобы обеспечить государство всем необходимым). Но, по-видимому, здесь имеется в виду лишь физическая работа, так как дальше говорится:

«остальное время проводится в приятных занятиях науками, собеседовании, чтении…» –

занятие наукой, очевидно, в эти 4 часа не включаются.

Безусловный характер трудовой повинности в Городе Солнца характеризуется следующей картиной:

«Но вот что у них превосходно и достойно подражания: никакой телесный недостаток не принуждает их к праздности, за исключением преклонного возраста, когда, впрочем, привлекаются они к совещаниям: хромые несут сторожевую службу, так как обладают зрением; слепые чешут руками шерсть, щиплют пух для тюфяков и подушек; те, кто лишен и глаз и рук, служат государству своим слухом и голосом и т. д. Наконец, ежели кто-нибудь владеет всего одним каким-либо членом, то он работает с помощью его в деревне, получает хорошее содержание и служит соглядатаем, донося государству обо всем, что услышит».

Работают солярии отрядами, во главе с начальником.

«Все начальники отрядов – как женских, так и мужских – десятники, полусотники и сотники…»

составляют следующий после совещания четырех правителей административный орган в городе. В разделе о судопроизводстве говорится:

«И так как они всегда ходят и работают отрядами, то для уличения преступника требуется пять свидетелей…» –

откуда путём несложного анализа можно сделать вывод, что разделение на отряды продолжается и после отбытия трудовой повинности. Во всяком случае, жизнь граждан Города Солнца и в это время регламентирована. Так, в часы отдыха запрещены сидячие игры.

Унификация жизни простирается и дальше. Мужчины и женщины в Городе Кампанеллы носят почти одинаковую одежду, отличающуюся лишь небольшой разницей в длине плаща. Предписана форма и цвет одежды, какую носить в городе, какую – вне его. Указано даже, как часто одежда сменяется и стирается. Нарушение этих предписаний является величайшим преступлением:

«…они подвергли бы смертной казни ту, которая из желания быть красивой начала бы румянить лицо, или стала бы носить обувь на высоких каблуках, чтобы казаться выше ростом, или длиннополое платье, чтобы скрыть свои дубоватые ноги».

Так же детально предписано, как происходят праздники, регламентировано искусство. На праздниках в Городе Солнца

«поэты воспевают славных полководцев и их победы. Однако же тот, кто что-нибудь при этом присочинит от себя, даже к славе кого-либо из героев, подвергается наказанию. Недостоин имени поэта тот, кто занимается ложными вымыслами».

Еще больше поставлены под контроль государства отношения полов.

«…производство потомства имеет в виду интересы государства, а интересы частных лиц – лишь постольку, поскольку они являются частями государства; и так как частные лица по большей части дурно производят потомство и дурно его воспитывают, на гибель государства, то священная обязанность наблюдения за этим как за первой основой государственного благосостояния вверяется заботам должностных лиц, и ручаться за надежность этого может только община, а не частные лица».

Рождение детей Кампанелла сравнивает с выведением скота:

«И они издеваются над тем, что мы, заботясь усердно об улучшении пород собак и лошадей, пренебрегаем в то же время породой человеческой».

«Поэтому производители и производительницы подбираются наилучшие по своим природным качествам, согласно правилам философии».

Чиновники в Городе Солнца – начальники отрядов, астролог и врач – решают, какой мужчина с какой женщиной и как часто должен делить ложе. Само соединение происходит под контролем особого чиновника. По этому поводу Кампанелла излагает ряд правил, которые мы не приводим. Считается, что отношения между полами имеют, кроме продолжения рода, еще только одну функцию – удовлетворение чисто физиологической потребности. Поэтому, в случае крайней необходимости, мужчинам Города Солнца разрешается, кроме тех случаев, когда соединение имеет целью произведение потомства, также соединение с бесплодными и беременными женщинами. Однако это возможно только по разрешению особого «Главного начальника деторождения» и по представлению более низких чиновников того же ведомства, непрерывно наблюдающих за этой стороной жизни в городе. Тот же взгляд определяет у Кампанеллы и положение женщины:

«Ежели какая-нибудь женщина не несет от одного мужчины, ее сочетают с другим; если же и тут она окажется неплодною, то переходит в общее пользование, но уже не пользуется почетом».

Само собой разумеется, что и воспитание детей находится в руках государства.

«Вскормленный грудью младенец передается на попечение начальниц, если это девочка, и начальников, ежели это мальчик».

Для обучения дети в Городе Солнца тоже разделяются на отряды.

«На восьмом году переходят они к естественным наукам, а потом к остальным, по усмотрению начальства, и затем к ремеслам. Дети менее способные отправляются в деревню, но некоторые из них, оказавшиеся более успешными, принимаются обратно в город».

Наконец, обучение кончается, и молодой человек готов к выполнению своей основной функции – получить должность:

«Впоследствии все получают должности в области тех наук или ремесел, где они преуспели больше всего, – каждый по указанию своего вождя и руководителя».

В обрисованном Кампанеллой обществе, естественно, не существует родственных отношений.

«Все сверстники называют друг друга братьями; тех, кто старше на двадцать два года, зовут они отцами, а тех, кто на двадцать два года моложе, – сыновьями. И должностные лица внимательно следят за тем, чтобы никто не нанес другому обиды в этом братстве».

Анализ последней фразы показывает, что для поддержания в государстве Солнца общности жизни, – упразднение семьи, собственности, свободы труда и творчества оказывается не достаточно. Кампанелла это ясно сознает и подробно описывает систему наказаний, на которых основывается прочность общественного строя соляриев.

Преступлениями в Городе Солнца считаются:

«неблагодарность, злоба, отказ в должном уважении друг к другу, леность, уныние, гневливость, шутовство, ложь, которая для них ненавистнее чумы. И виновные лишаются в наказание либо общей трапезы, либо общения с женщинами, либо других почетных преимуществ…».

Содомия в Городе Кампанеллы наказывается обязательством носить позорную одежду, но в случае повторения – смертной казнью.

«К насильникам применяется смертная казнь или наказание – око за око, нос за нос, зуб за зуб и т. д.».

Суровы в Городе Солнца и наказания за военные преступления:

«первый обратившийся в бегство, может избежать смерти лишь в том случае, когда за сохранение ему жизни ходатайствует все войско и отдельные воины принимают на себя часть его наказания. Но это снисхождение применяется редко и лишь при наличии ряда смягчающих обстоятельств. Вовремя не оказавший помощи союзнику или другу наказывается розгами; не исполнивший приказаний бросается в ров на растерзание диким зверям; при этом ему вручается дубинка, и если он одолеет окружающих его львов и медведей, что почти невозможно, то получает помилование».

Очень интересна эта столь рано высказанная мысль: предоставить обвиняемому видимость прав, чтобы придать оттенок справедливости приговору!

Судебная власть не отделяется в Городе Солнца от административной:

«Все по отдельности подсудны старшему начальнику своего мастерства. Таким образом, все главные мастера являются судьями и могут присуждать к изгнанию, бичеванию, выговору, отстранению от общей трапезы и запрещению общаться с женщинами».

В идеальном государстве Кампанеллы нет также и профессиональных исполнителей наказаний:

«Палачей и ликторов у них нет, дабы не осквернить государство».

«Смертная казнь исполняется только руками народа, который убивает или побивает камнями…».

«Иным дается право самим лишать себя жизни: тогда они обкладывают себя мешочками с порохом и, поджегши их, сгорают, причем присутствующие поощряют их умереть достойно. Все граждане при этом плачут и молят Бога смягчить свой гнев, скорбя о том, что дошли до необходимости отсечь загнивший член государства. Однако же виновного они убеждают и уговаривают до тех пор, пока тот сам не согласится и не пожелает себе смертного приговора, а иначе он не может быть казнен. Но если преступление совершено или против свободы государства, или против Бога, или против высших властей, то без всякого сострадания приговор выносится немедленно».

Наказания рассматриваются как один из элементов воспитания жителей:

«…ответчик примиряется со своими обвинителями и свидетелями, как с врачами своей болезни, обнимая их, целуя и т. д.».

«А обвинительные приговоры являются истинными и верными лекарствами и воспринимаются скорее как нечто приятное, а не наказание».

В описываемом Кампанеллой городе-государстве исповедуется религия Солнца:

«И под видом Солнца они созерцают и познают Бога, называя Солнце образом, ликом и живым изваянием Бога, от коего на все находящееся под ним истекает свет, тепло, жизнь, живительные силы и всякие блага. Поэтому и алтарь у них воздвигнут наподобие Солнца, и священнослужители их поклоняются Богу в Солнце и звездах, почитая их за его алтари, а небо – за его храм…».

Анализ выявляет в этих верованиях два аспекта. Во-первых, они – государственная религия, так что управление государством совпадает со священническим служением. Поэтому глава государства у Кампанеллы является и первосвященником, а так как он называется «Солнце», то, очевидно, мыслится и как воплощение Бога.

«… из должностных лиц священниками являются только высшие; на их обязанности лежит очищать совесть граждан, а весь Город на тайной исповеди, которая принята и у нас, открывает свои прегрешения властям, которые одновременно и очищают души и узнают, каким прегрешениям наиболее подвержен народ».

Таким образом, в одних и тех же руках соединяются и административные функции, и жреческие, и – как мы видели – власть налагать любые наказания.

С другой стороны, религия Солнца представляется как поклонение Вселенной, рационалистически воспринятой как идеальный механизм. Иными словами, это синтез религии и рационалистической науки (с уклоном в астрологию). Так, мы видели, что звание первосвященника «Солнце» переводится как «Метафизик» и его право на занятие своего поста определяется его грандиозными научными познаниями.

Такое же впечатление производит и описание Кампанеллой храма Солнца, занимающего центральное положение в Городе: он больше похож на естественнонаучный музей, чем на церковь.

«На алтаре виден только один большой глобус с изображением неба и другой – с изображением земли. Затем на своде главного купола нанесены все звезды неба от первой до шестой величины, и под каждой из них указаны в трех стихах ее название и силы, которыми влияет она на земные явления».

«Над меньшим куполом возвышается только своего рода флюгер, указывающий направление ветров, которых они насчитывают до тридцати шести».

Слово «только» подчеркивает, очевидно, что флюгер занимает место, отведенное в христианских храмах кресту. Вообще, анализ показывает, что во всем сочинении Кампанеллы разбросаны замечания, враждебные либо христианству, либо католической церкви, причем в духе, близком мировоззрению многих еретических сект. Эти замечания облечены в форму намеков, и весьма осторожных, что неудивительно – «Город Солнца» написан в тюрьме инквизиции, когда Кампанеллу содержали в камере – клетке. Таким выпадом является, по-видимому, список диковинных рыб, изображенных на стенах Города: он начинается с «рыбы-епископа» и кончается «рыбой мужской член». Таков, вероятно, и смысл следующего места:

«Тела умерших не погребаются, а во избежание моровых болезней сжигаются и обращаются в огонь, столь благородную и живую стихию, которая исходит от солнца и к солнцу возвращается. Этим исключается возможность возникновения идолопоклонства».

Последняя фраза явно направлена против поклонения мощам святых. Во всем этом месте любопытна столь ранняя попытка подкрепить идеологические возражения против христианских обрядов чисто утилитарными санитарными аргументами.

Уколом христианству предназначена быть и ироническая фраза Кампанеллы:

«В конце концов, они признают, что счастлив христианин, довольствующийся верою в то, что столь великое смятение (появление в мире зла) произошло из-за грехопадения Адама».

По-видимому, гностическая концепция замаскированно излагается Кампанеллой во фразе:

«Считали они возможным и то, что делами низшего мира управляет низшее божество по попущению первого божества, но теперь полагают, что это мнение нелепо».

Не случайно, вероятно, Иисус Христос изображен на стене Города в галерее, где «нарисованы все изобретатели наук, вооружения и законодатели» – правда, «на почетнейшем месте», с Моисеем, Осирисом, Юпитером, Ликургом, Солоном и т. д.

* * *

Через несколько лет после «Города Солнца» Кампанелла написал другое сочинение – «О наилучшем государстве», где разбирает некоторые возражения против социальных идей своей первой книги. Там, в частности, общность имущества оправдывается примером апостольской общины, а общность жен (весьма осторожно) – ссылками на различных отцов церкви. Особенно интересно то место, где утверждается, что возможность такого государства подтверждена опытом:

«И это показали, к тому же, монахи, а теперь – анабаптисты, живущие общиной; если бы они имели истинные догматы веры, они бы еще более преуспели в этом. О, если бы они не были еретиками и вершили правосудие, как мы им проповедуем: тогда они служили бы образцом этой истины».

Между тем, в XVI веке анабаптисты выступили одной из самых жестоких и безжалостных религиозных сект. К ним принадлежал Томас Мюнцер, кровавый вождь радикального крыла Крестьянской войны в Германии. Чуть позже анабаптисты же установили неслыханно террористическую Мюнстерскую коммуну.

Т. Кампанелла и «Город Солнца»

Последующие теоретики раннего социализма испытали на себе сильное влияние «Утопии», в том числе и новых идей о государстве и праве.

Эти идеи получили дальнейшее развитие в произведениях Томмазо Кампанеллы. Доминиканский монах Кампанелла был заключен в тюрьму за участие в подготовке восстания против испанского ига в Калабрии (Южная Италия). В тюрьмах, где он провел около 27 лет, Кампанелла написал в числе других произведений «Город Солнца».

При описании общественного строя Города Солнца Кампанелла во многом следует «Утопии» Т. Мора. Город находится где-то на острове около экватора. Он основан народом, решившим вести «философский образ жизни общиной». Здесь нет частной собственности, все трудятся в соответствии со своими природными склонностями, труд в большом почтении среди жителей. Воспитание и обучение связаны с производственным трудом, организуются и регулируются государством.

Мысли Кампанеллы о наилучшем общественном строе отличались от взглядов Мора тем, что Кампанелла, подобно Платону, пытался распространить принцип общности на брачно-семейные отношения, в связи с чем производственной ячейкой в Городе Солнца является не семья, а мастерская или бригада. Всячески подчеркивая, вслед за Т. Мором, почетность труда, он осуждает рабство, поэтому преступников в не присуждают к общественным работам. Вместе с тем в описании порядков Города Солнца значительно резче, чем в «Утопии», проявляется уравнительность и грубый аскетизм. Вся жизнь соляриев тщательно регламентирована. Они носят одинаковую одежду, получают одинаковую пищу, вместе работают и отдыхают.

В отличие от Мора Т. Кампанелла в «Городе Солнца» прямо и открыто не занимается бичеванием неприемлемых для него социально-экономических и политико-юридических порядков. Их острая критика дается итальянским социалистом как бы «за кадром», в подтексте. На первый план он выставляет панораму жизнеустройства города-государства соляриев.

Системе публичной власти в нем складывается из трех ветвей, создаваемых применительно к трем основным видам деятельности и «заведующих» каждой из них. Каковы эти виды деятельности? Во-первых, военное дело; во-вторых, наука; в-третьих, воспроизводство населения, обеспечение его пищей и одеждой, а также воспитание граждан. Ветвями (отраслями) власти руководят три правителя, именуемые соответственно: Мощь, Мудрость, Любовь. Им непосредственно подчинены три начальника, каждый из которых, в свою очередь, распоряжается тремя должностными лицами.
Венчает управленческую пирамиду верховный правитель — Метафизик, превосходящий всех сограждан ученостью, талантами, опытом, умением. Он — глава как светской, так и духовной власти, ему принадлежит право окончательного решения по всем вопросам и спорам. На посту верховного правителя Метафизик пребывает отнюдь не пожизненно, а лишь до тех пор, пока среди соляриев не появится человек, превосходящий его в знаниях, научных успехах, в способностях управлять государством.

Если такой человек появился, Метафизик сам обязан отказаться от власти в его пользу. Метафизик осуществляет верховную власть, опираясь на трех высших своих советников, правителей: Мощь, Мудрость, Любовь. Они тоже обладают незаурядным умом, выдающимися организаторскими способностями, высокими моральными достоинствами. Эти четверо — единственные из магистратов, которые не могут быть смещены по воле народа и на взаимоотношения которых между собой народ не оказывает влияния. Остальные начальники и должностные лица, прежде чем попасть на тот или иной официальный пост, проходят процедуру избрания.

В «Городе Солнца», где нет частной собственности, земледелие, ремесла и т. д. являются делом совместного труда соляриев, которым ведают правители с подчиненными им должностными лицами — специалистами. Сообща произведенное распределяется справедливо, по меркам необходимости. Все, в чем солярии нуждаются, «они получают от общины, и должностные лица тщательно следят за тем, чтобы никто не получал больше, чем ему следует». Обязанностью государства является не только обеспечение каждого солярия. Требуемой долей материальных благ и попечение о его досуге, общении, здоровье входят в круг обязанностей должностных лиц «Города Солнца». Они также планомерно обучают и воспитывают членов общины, заботятся о состоянии их духа. Значительную роль отводит им Т. Кампанелла в заботе о продолжении рода соляриев. Государство вмешивается в интересах общего блага даже в творчество поэтов, предписывая им те формы, в которые они должны облекать свое вдохновение.

Содержание «Города Солнца» отчетливо демонстрирует присутствие в ранних социалистических доктринах двух практически несовместимых начал. Верная оценка интеллектуальных, нравственных и других достоинств человека как факторов, призванных определять его положение в обществе, сплошь и рядом переплетается с установками на авторитарность, аскетизм, с небрежением отдельной человеческой личностью, с равнодушием к созданию соответствующих организационных и правовых условий для ее свободного всестороннего развития. Вот один из самых разительных примеров указанного противоречия.

Солярии участвуют в политическом процессе, но участвуют скорее в качестве статистов, поскольку голос их не решающий, а в лучшем случае лишь совещательный. Вершат же, по существу, все дела в государстве правитель-первосвященник (Метафизик) и помогающие ему три соправителя (Мощь, Любовь, Мудрость). Все они ведают соответствующей отраслью управления: Мощь — военным делом, Мудрость — науками, Любовь — продовольствием, одеждой, деторождением и воспитанием.

Жизнь соляриев, взятая фактически во всех ее проявлениях, заранее скрупулезно расписана. Каждый мало-мальски значимый шаг граждан «Города Солнца» направляется и контролируется. Даже имена подбираются «не случайно, но определяются Метафизиком».

Солярии удовлетворены своим бытием: никто из них не терпит, по мнению Т. Кампанеллы, никакого недостатка ни в необходимом, ни в утехах. Они не ощущают сковывающего их духа однообразия. Этот дух царит над всем. У соляриев одинаковое жилье, одежда и пища, одинаковые занятия, развлечения, строй мыслей, обыкновения и проч. Неповторимость каждого отдельного человека, его самостоятельность, инициативность, наличие у него собственных своеобразных потребностей, стремлений в «Городе Солнца» особой ценности не имеют. Доминируют интересы государства, а интересы частных лиц — лишь постольку, поскольку они являются частями государства. Не раз повторится потом в политических доктринах социалистов такое оттирание на далекую периферию потребностей и интересов «частных лиц».

Типичная для политико-юридических воззрений социалистов рассматриваемого периода деталь, по мнению В.П. Волгина, просматривается в том, что справедливо уделяя пристальное внимание вопросам законодательства, которое должно утвердиться в государственно-организованном обществе, базирующемся на общности имущества, на принципах коллективизма, они крайне скупо говорили о правах и свободах индивида, о правовых связях гражданина и государства, о системе надежных гарантий таких прав и свобод и т. д. Это было очень характерно и для последующих поколений социалистов.

В целом, за исключением ряда положений, теория Т.Кампанеллы во многом созвучна с идеями социалистического государства Т. Мора. Однако представления Кампанеллы о путях утверждения нового общества туманны. Город Солнца основан неким мифическим народом, сведущим в философии и астрономии. Он считает, что по мере распространения необходимых познаний, весь мир придет к тому, что будет жить согласно обычаям соляриев. Порядки Города Солнца он называет, как и Утопию Т. Мора, «образцом для посильного подражания», государственным устройством, открытым с помощью философских умозаключений.

У этого термина существуют и другие значения, см. Город Солнца (значения).

Город Солнца

итал. La città del Sole лат. Civitas Solis


Титульный лист первого издания «Города Солнца» 1623 года — приложение к «Политике»

Жанр

утопия

Автор

Томмазо Кампанелла

Язык оригинала

итальянский

Дата написания

Дата первой публикации

Цитаты в Викицитатнике

«Го́род Со́лнца» (итал. La città del Sole; лат. Civitas Solis) — философское произведение Томмазо Кампанеллы, «поэтический диалог», одна из классических утопий и наиболее известное сочинение его автора. Написано в тюрьме инквизиции около 1602 года на итальянском языке, впервые опубликовано в 1623 году во Франкфурте на латинском языке как приложение к «Политике» — третьей части «Реальной философии». В тексте очевидно влияние «Государства» Платона и «Утопии» Томаса Мора, однако «Город Солнца» отличается от них наличием астрологического контекста. Труд Томмазо Кампанеллы содержит описание «идеальных», с точки зрения автора, элективных генитур (гороскопических элекций), связанных с вопросами подбора оптимального времени для случки домашнего скота (овец, лошадей, коров, домашней птицы), зачатия и основания городов. Новую популярность «Город Солнца» обрёл с середины XIX века в контексте социал-демократических и коммунистических движений, с точки зрения Карла Каутского, Кампанелла был одним из «предшественников научного социализма». Эта идея была использована в советской историографии. В. И. Ленин считал некоторые идеи, высказанные в «Городе Солнца», применимыми для монументальной пропаганды. В историографии XX века сосуществуют полярно несхожие интерпретации идеала «Города Солнца» — сциентистский и теологический.

Энциклопедичный YouTube

  • 1/3 Просмотров:3 754 334 1 781
  • ✪ Томмазо Кампанелла — «Город Солнца» (аудиокнига)
  • ✪ Государство или личность? «Город Солнца», итоги (15)
  • ✪ Кахокия: город солнца

Субтитры

Мачу-Пикчу — Древний город Солнца в Перу

Предания гласят, что город Мачу-Пикчу, расположенный на горной вершине в Центральной Америке, на территории современного государства Перу, появился благодаря Манко Капаку, герою легенд индейского племени инков. Он был сыном бога Солнца и богини Луны, посланным на Землю, чтобы увести людей от варварства и привести к цивилизации (в их, конечно, понимании). Он же почитался инками как основатель Тауантинсуйу, некогда крупнейшего государства Южной Америки.
Мачу-Пикчу был довольно небольшим городом — в поселении, состоявшем примерно из двухсот построек, жило всего около 1200 человек, причем большинство из них, судя по найденным скелетам, были женщины, вероятно, это были жрицы Солнца, или Солнечные девы. Мужчины занимались в основном земледелием, но в 1532 г., с появлением испанских завоевателей, инки покинули город. Ученые до сих пор теряются в догадках, почему они ушли из хорошо защищенного скалами Мачу-Пикчу и где укрылись от испанских отрядов.
На высоте 2450 м над уровнем моря покинутый инками город за скалами, поросшими джунглями, на протяжении столетий оставался надежно укрытым от посторонних глаз даже испанские конкистадоры, колонизировавшие Перу в тридцатых годах XVI в., не догадывались о его существовании. Однако для перуанцев, поселившихся неподалеку от таинственной скалы, существование города вовсе не было секретом, они даже иногда заглядывали сюда. История о необыкновенном древнем поселении высоко в горах разнеслась по миру только в 1911 г., когда ученый-археолог из Йельского университета Хайрам Бингем (1875-1956) в ходе своей экспедиции обнаружил Мачу-Пикчу. Путеводной звездой для этого американского исследователя были легенды о народе инков, в которых рассказывалось об удивительных городах, возведенных на горных вершинах.
Но, как оказалось, Хайрам Бингем не был первым исследователем, сумевшим добраться до легендарного Мачу-Пикчу. В 1839 г. натуралист Мануэл Феррейра Лагус наткнулся на ветхую рукопись, в которой повествовалось об экспедиции 1743 г., случайно обнаружил в запасниках придворной библиотеки (ныне Национальная библиотека) Рио-де-Жанейро. А английский путешественник Перси Фосетт (1867-1925) назвал имя руководителя этой экспедиции, искавшей заброшенные рудники, Франсиско Рапозо (истинное его имя неизвестно). Однажды Рапозо и его спутники наткнулись на расщелину в скале, ведшую к ее вершине. С высоты отряду открылся вид на заброшенный город, судя по сохранившимся описаниям, и бывший легендарным Мачу-Пикчу. Если верить этим документам, бразильцам удалось найти в городе сокровища, но вряд ли когда-нибудь станет известно доподлинно, что же это было. История экспедиции обрывается в городе Баия в Бразилии: отсюда путники отправили вице-королю государства отчет о своем путешествии, но о дальнейшей их судьбе сведений не сохранилось. Находка путешественников вовсе не нарушила покой Мачу-Пикчу: со временем о результатах экспедиции забыли.
В 1925 г. Перси Фосетт отправился по следам Рапозо вместе со своим старшим сыном, но оба не вернулись из этой экспедиции.

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *