Местоположение монастыря

Топоним Эйн-Карем в такой форме в Ветхом завете не фигурирует. Данное место принято идентифицировать с названным один раз у пророка Иеремии и еще раз в книге Неемии городом Бейт-ха-Карем (в русском синодальном переводе «Бефкарем»: «Бегите, дети Вениаминовы, из среды Иерусалима, и в Фекое трубите трубою и дайте знать огнем в Бефкареме, ибо от севера появляется беда и великая гибель». – Иеремия 6:1; «А ворота Навозные чинил Малхия, сын Рехава, начальник Бефкаремского округа: он построил их и вставил двери их, замки их и засовы их». – Неемия 3:14). Христианская традиция связывает с Эйн-Каремом рождение Иоанна Крестителя, хотя в повествовании об этом в Евангелии от Луки топоним также не фигурирует, а неясная географическая привязка дана лишь раз: «Встав же Мария во дни сии, с поспешностью пошла в нагорную страну, в город Иудин, и вошла в дом Захарии, и приветствовала Елисавету» (Лука 1:39-40). Однако традиция, указывающая на Эйн-Карем, как место рождения Иоанна Крестителя, достататочно древняя. Паломник Феодосий, посетивший Святую Землю в 530 г., свидетельствует: «А от Иерусалима до города, где была Елисавета мать Иоанна Крестителя, 5 миль», что соответствует местоположению деревни. Существующая ныне традиция указывает в Эйн-Кареме на пещеру, где родился Иоанн Креститель (ныне над этой пещерой католический монастырь Рождества Иоанна Крестителя), на развалины дома Елисаветы и Захарии (над ними францисканская церковь Посещения, примыкающая к территории Горненского монастыря) и на святой источник, возле которого встретились Мария и Елисавета (над ним – ныне недействующая мечеть с невысоким минаретом). В более поздних западных источниках место называлось также Дом-Захарии (Domus Zachariae) или Св.-Иоанн-в-Горах. По «нагорной стране» в русских источниках деревня называлась Горняя, откуда и название монастыря – Горненский. Сегодня деревня Эйн-Карем (или, как ее называли в XIX веке, Айн-Карим) находится в пределах муниципальных границ Иерусалима. Она примерно на 6,9 км отстоит на запад от Храма Гроба Господня. Центр деревни является самой нижней точкой Иерусалима, находясь на высоте 650 м над уровнем моря, в долине, широко открывающейся на север и запад и ограниченной с юга довольно крутым склоном горы Ора. На этом склоне, к югу от центра деревни, и построен Горненский монастырь. В среднем его здания расположены на высоте в 700 м над уровнем моря, самое высокое – башня Антонина – на высоте 744 м.

История монастыря

Основание монастыря связано с именем архимандрита Антонина (Капустина), который сменил на посту начальника Русской Духовной Миссии (РДМ) в Иерусалиме о. Леонида, у которого не сложились отношения с иерусалимским патриархом. Антонин прибыл в Иерусалим в 1865 г., но только в 1869 г. вступил в должность, которую и исполнял до своей смерти 24 марта 1894 г. Архимандрит Антонин обладал разносторонними научными интересами, проводил раскопки, изучал древние рукописи и монеты, наблюдал за звездами из обсерватории, оборудованной им в здании РДМ в Иерусалиме. Кроме того, он покупал для РДМ земельные участки, одним из которых оказалась масличная плантация с двухэтажным домом в селении Эйн-Карем. Участок был куплен в 1871 г. у драгомана французского консульства в Иерусалиме Ханны Джильяда за 55.000 франков, для сбора каковой суммы в России был создан специальный комитет. Известно, что через нескольких дней после подписания купчей Джильяд был убит, что, возможно, явилось чьей-то местью ему за продажу земли. Архимандрит Антонин расширил владения, докупая прилегающие участки, и построил странноприимный дом. Через некоторое время там стали селиться русские монахини, и отец Антонин задумал постройку небольшого храма. Архитектурный проект он разработал сам, и церковь была построена за два строительных сезона (1880-1881). И строительство, и последующее освящение храма сталкивались с определенными трудностями из-за трений между о. Антонином как с францисканцами, владеющими прилегающим участком, так и с Иерусалимской патриархией. Первые ставили препоны, требуя получения все новых и новых фирманов от Высокой Порты, вторая же желала, чтобы вся начинания православных на Святой Земле получали ее благословение. Наконец, все трудности остались позади и 14 февраля 1883 г. церковь была торжественно освящена во имя Казанской иконы Божией Матери. Чин освящения о. Антонин совершил сам. Затем о. Антонин испросил у Синода разрешения на установление особого праздника Целования в память о встречи Божией Матери с праведной Елисаветой. Синодом этот праздник был установлен и с тех отмечается каждый год, обычно через пять дней после Благовещения, т.е. 30 марта по старому стилю (если Благовещение не приходится на Страстные дни – в этом случае праздник переносится на четверг Светлой седмицы). Из Миссии в Иерусалиме идет крестный ход с иконой Благовещения в Горнюю, навстречу из Горней выходит свой крестный ход с иконой Целования Божией Матери с праведной Елисаветой. Икона Благовещения в память трехмесячного пребывания Богоматери в гостях у праведных Захарии и Елисаветы, остается в Горней до 24 июня по старому стилю – дня Рождества Иоанна Крестителя, когда она снова возвращается в Миссию на Русском Подворье в Иерусалиме. Служба этого праздника Целования также написана самим о. Антонином. Изначально с иконой Благовещения из миссии шли монахини Елеонского Вознесенского монастыря. Встретившись у источника Девы Марии в Эйн-Кареме монахини обеих обителей лобызались. Однако с отходом после 1948 г. Горненского монастыря к РПЦ МП, а Елеонского — к РПЦЗ, этой традиции был нанесен серьезный удар.

В 1910 г., при начальнике РДМ о. Леониде (Сенцове) в монастыре был заложен более вместительный храм во имя Троицы Живоначальной. Однако храм не был тогда достроен из-за начавшейся в 1914 г. I Мировой войны, когда сотрудники РДМ был вынуждены покинуть Иерусалим и уехать в Каир. В недостроенном виде собор простоял почти 90 лет. Лишь в 1997 г., когда отмечалось 150-летие РДМ, монастырь посетил патриарх Алексий II, и было получено благословение на достройку храма. К настоящему времени строительные работы практически завершены. Храм был освящен во имя Всех Святых, в земле Российской просиявших.

Третья церковь монастыря – пещерная. Была освящена во имя св. Иоанна Предтечи 29 июня 1987 г. Она примыкает к католическому монастырю Посещения и находится на месте, где, по преданию, был дом праведных Захарии и Елисаветы.

В настоящее время в монастыре порядка 60 насельниц. Кроме того, здесь принимаются приезжающие поклониться святым местам русские паломники.

Источники

2. И.Торик. Энциклопедический путеводитель по Израилю. Изд-во «ИсраДон», Иерусалим, 2001.

3. З. Вильнаи. Ариэль, краеведческая энциклопедия по Земле Израиля, стр. 5743-5751. Изд-во «Ам Овед», Тель-Авив, 1978.

Горненский женский монастырь в Эйн-Кареме (Израиль) — описание, история, расположение. Точный адрес и веб-сайт. Отзывы туристов, фото и видео.

Горний, или Горненский, монастырь — женский монастырь в Эйн-Кареме, на окраине Иерусалима. Он был основан миссией Русской православной церкви в Иерусалиме в конце 19 в. Деревню Эйн-Карем легенда называет местом, где родился Иоанн Предтеча, и в 1870 г. руководитель миссии купил здесь участок земли, на котором сразу же стали селиться монахини. Первый храм на территории будущего монастыря был освящён в честь Казанской Богоматери. Его можно увидеть здесь и сегодня. Главная реликвия храма — это та самая Казанская икона Божьей Матери.

Монастырь полностью обеспечивал себя всем необходимым благодаря работе иконописной и швейной мастерских, которые были открыты в 1903 г. В 1911 г. на территории монастыря принялись строить большой собор, но война помешала завершению строительства. Когда монахини с ее окончанием вернулись в обитель, они нашли монастырь порядком пострадавшим от боевых действий. Восстановление продлилось до 1924 г.

Самый большой собор, ставший третьим монастырским храмом, почти 100 лет стоял недостроенным.

В период расцвета монастыря его населяли около 200 монахинь и послушниц. Абсолютное большинство были эмигрантками из России, хотя встречались среди сестёр и новообращённые местные жительницы. В 1948 г. им вновь пришлось покинуть обитель из-за военных действий, но уже в 1950-х гг. численность насельниц обители даже возросла: сюда приезжали из СССР, поскольку этот женский монастырь Московского патриархата был единственным за пределами Союза. Сегодня монастырь остаётся действующим, и в нём постоянно живут примерно 50 монахинь.

В 1987 г. была освящена вторая церковь на территории монастыря — пещерная церковь Иоанна Крестителя.

Ещё один бесценный артефакт расположен у главных ворот церкви Казанской иконы Божьей Матери: это камень, с которого, если верить легенде, читал проповедь Иоанн Креститель. Камень был перемещён на территорию монастыря из окрестностей деревни Эвен-Сапир.

Самый большой собор, ставший третьим монастырским храмом, почти 100 лет стоял недостроенным. Строительство, начатое еще до революции, было возобновлено только в 21 в. и закончено к 2007 г. Это великолепная и величественная постройка с четырьмя золотыми куполами, окружающими центральный пятый, поверх прямоугольного основания. Собор был освящён патриархом Кириллом в честь всех святых, на Русской земле просиявших.

Практическая информация

Адрес: Эйн-Карем находится в 4 км от Иерусалима.

Горний монастырь — православный русский женский монастырь Русской Духовной Миссии в Израиле. Расположен в Эйн Кареме, 4 км на юго-запад от Иерусалима; находится в юрисдикции Русской Православной Церкви.

Архимандрит Антонин (Капустин).

В 1871 г. глава Русской духовной миссии архимандрит Антонин (Капустин) выкупил плантацию оливковых деревьев в селении Эйн Карем близ Иерусалима.

На купленном участке была организована женская община, которая через три года получила свой устав и была утверждена в качестве женского монастыря.

Первая монастырская церковь была построена в честь Казанской иконы Божией Матери, сегодня это основной храм обители, в нем хранится чтимая Казанская икона Богородицы.

Справа от входа в Казанскую церковь находится камень на котором, по преданию, проповедовал Иоанн Креститель.

Горненский женский монастырь

Пещерный храм в честь святого Иоанна Крестителя освящен в 1987 г.

В 1911 г. началось строительство собора в честь Всех Cвятых в земле Российской просиявших, который был делом жизни Великой княгини Елизаветы Фёдоровны после убийства её супруга, Великого князя Сергея Александровича (брата Александра III).

С началом Первой мировой войны строительство храма прекратилось. Великая княгиня Елизавета Фёдоровна была зверски убита большевиками в 1918 г. и причислена к лику святых Русской православной церкви в 1992 г.

Горненский женский монастырь. Священники

Столетие спустя, в 2005 г., сооружение храма завершилось, а 28 октября 2007 г. храм был освящен малым чином.

Сейчас в обители — около 160 сестёр.

На территории монастыря расположена греко-православная церковь, сооружённая в конце XIX в. Раньше здесь проживала монахиня, следившая за церковью и сделавшая прекрасные росписи её стен. После смерти монахини, церковь открывается редко.

Игумении Горненского монастыря в Иерусалиме матери Георгии — 85 лет. Но когда видишь ее стоящей в храме на молитве, невольно залюбуешься — величественная и красивая! В ее день рождения, 14 ноября, в обители обычно проходят торжества. В этот день в 2015 году мы с оператором снимали репортаж для телеканала «Союз». Когда все гости разъехались, сестры попросили нас, съемочную группу, задержаться и пригласили в игуменский корпус, чтобы мы сняли небольшой концерт, который они устроили для матушки. Сестры исполняли песни собственного сочинения, выражали в них свою любовь к матери-игумении. Каких только эпитетов она не удостоилась: «матушка добрая, матушка нежная…». После концерта мать Георгия одарила всех плитками шоколада, а нам с оператором еще и сувениры вручила. Мне матушка показалась очень доброй и кроткой, но в то же время твердой, с характером, что неудивительно, ведь ей пришлось восстанавливать обитель, но об этом речь ниже. В монастыре во всем царит идеальный порядок, дело спорится, сестры при этом чувствуют себя свободно. И каждый раз, когда я бывала в Горненском, меня преследовало чувство, что есть Некто, Кто все здесь очень крепко держит в Своих руках, все контролирует, и это даже не игумения… Потом я поняла. Это Сама Божия Матерь управляет обителью, и Она Сама выбирает Себе игумений.

Матушка Георгия и автор текста

Матушка Георгия, в миру — Валентина (Щукина), родилась в 1931 году в Ленинграде. Она воспитывалась в верующей семье. В 1942 году вместе с матерью и двумя сестрами была эвакуирована из блокадного города. Дети ослабели от голода и холода. Младшая, Нина, скончалась в поезде, Валю тоже приняли за умершую и в Орехово-Зуево отправили в морг, но там девочка пришла в себя. Три месяца она провела в больнице, ей ампутировали обмороженные пальцы на одной ноге. Вылечили и отправили к матери.

Далее — рассказ матушки Георгии о своей жизни.

— Еще когда я находилась в больнице, мама прислала письмо: «Жива ли моя девочка?». Она оказалась в Краснодарском крае, но точный адрес не сообщила. Врачи посадили меня в поезд, но нужную станцию я проехала. В Краснодаре мне ножки перевязали и опять в поезд посадили, и снова я проехала. Третий раз меня отправили, в вагоне женщина-попутчица прочитала мамино письмо, которое было у меня с собой, и говорит проводнице: «Я еду как раз в ту станицу». И все обрадовались, что наконец-то могут меня кому-то поручить. От станции шли пешком несколько километров, а у меня пальчиков нет, тяжело. К тому же тепло, май месяц, а я в валенках, одета по-зимнему. Женщина ехала к своей сестре, которая, как оказалось, жила по соседству с моей мамой — блокадников по хатам местных жителей распределили. Я была в полном изнеможении, сразу уснула, слышу сквозь сон какой-то шум. Открываю глаза — передо мной мама. Соседи собрались. Все обрадовались: «К Ефросинье Степановне доченька приехала!». Кто арбузы соленые, кто помидоры, кто соленья-варенья несет…

Но вскоре мама заболела и умерла — была эпидемия сыпного тифа. Меня не знали куда деть. У мамы оставалось семь сестер. Они жили по всей стране. Меня сначала отправили на Алтай. Но там — голод, жизнь тоже тяжелая, и меня родственники в детдом сдали. Потом я вернулась в Ленинград, к тете Моте, она — бездетная и поэтому очень обрадовалась моему появлению.

Мама и все ее сестры всегда ходили в церковь. И для меня богослужение было такой радостью! Еще девочкой я пела в Никольской и Казанской церквях Ленинграда. И уже все батюшки меня знали. В те годы молодежи мало было в храме, батюшка оглянется — посмотрит, кто может петь: «Валя, Валя, иди сюда, помогай!». И вот я по всем храмам ходила и пела. Тогда это для меня было большое утешение и духовная поддержка.

Однажды на Рождество священник во время проповеди говорит: «Господь родился, волхвы принесли Ему дары. А что мы принесем?». И я заплакала: «Господи, что я принесу Тебе? У меня ничего нет, кроме грехов. Возьми, возьми меня!». Духовенство уже знало о моем желании идти в монастырь, я всех просила молиться обо мне. Как-то раз приезжает из Пюхтиц игумения Рафаила. В Никольском соборе мне говорят: «Валя, приехала матушка Рафаила, поклонись ей в ножки и проси, чтобы она тебя взяла в монастырь». После службы алтарницы-матушки меня к ней подводят — она у них ночевала, меня домой на чаек и пригласили. Сижу, плачу: «Матушка-игумения, возьмите меня, я так хочу в монастырь». Она говорит: «Приходи». Мне тогда было 16 лет. Тете Моте сообщаю: «Я хочу себя Господу посвятить ради вечной жизни. Здесь все временное, все пройдет». Она в ответ: «Никуда я тебя не пущу, бросаешь нас — старую да малую». С нами еще моя младшая сестра Лида жила.

В храме мне посоветовали к отцу Серафиму в Вырицу съездить и получить благословение. Старец был уже настолько слабенький, что никого почти не принимал. День был такой солнечный, человек двадцать сидели, все писали записочки, а его келейница, матушка Серафима, к батюшке их носила. Мне тоже сказали: «Пиши, девочка, он никого не принимает». Я думаю: ну как же так, Господи, мне так нужно батюшке все рассказать! Серафима вышла, берет записочки, ко мне подходит: «А ты, девочка, кто, откуда? Ты записочку писала?». Я смутилась: «Да нет, не писала». Она в скором времени возвращается, меня за руку берет и к батюшке ведет. Люди стали возмущаться: «Матушка, я со вчерашнего дня сижу!». — «Миленькие, молитесь и пишите записочки, батюшка очень слабенький». Батюшка лежал на кровати, рука под головой. Я сразу на колени, слезы градом, не могу слова вымолвить. Он меня благословляет, спрашивает, как звать, откуда. «Грешная Валентина, с Питера». И опять плачу. «Что ты хочешь?». — «Помолитесь обо мне, я так хочу в монастырь, а меня тетушка — тетя Мотя — не отпускает». — «С Богом гряди! — и дает мне фотографию Пюхтицкого монастыря, — тебя Матерь Божия избрала». И повторяет: «С Богом гряди! Господь тебя призывает! А тетушка твоя, Матренушка, пусть ко мне приедет». Но тетя Мотя даже слушать не хотела: «Никуда я не поеду и тебя не пущу. Похоронишь меня, тогда иди куда хочешь». Пришлось второй раз поехать к старцу. Он меня опять принял. Я плачу. Батюшка меня по головке гладит: «Валечка, Валечка, скажи своей тете, чтобы она ко мне приехала». — «Она слушать не хочет, помолитесь, чтобы Господь смягчил ее сердце». — «С Богом гряди, я помолюсь». Когда я вернулась домой, тетя Мотя только плакала. Она поехала к отцу Серафиму и вернулась от него совершенно другим человеком.

* * *

Пюхтицкий монастырь имел большое хозяйство — скотный двор, лошади, коровы, куры, поля. И ни одного наемного работника! Сами сестры трудились, причем не было никакой техники, все обрабатывали вручную.

Игумения меня приняла и говорит: «Валя, у нас рабочий монастырь — пахать, бороновать придется, за грибочками в лес ходить». — «Матушка, куда благословите! За святое послушание все буду делать!».

Меня поселили в келью к монахине Аркадии — духовной дочери Иоанна Кронштадтского, но вскоре перевели в игуменский корпус келейницей. Сразу поставили на клирос, чему сестры очень обрадовались — певчих не так много было. Но я со всеми также выполняла и общие послушания. В монастыре в те годы — ни воды, ни света, ни отопления. Сестры на источник ходили. Дрова носили из лесу. А их нужно было принести на кухню, в трапезную, в церковь, в игуменский корпус, в богадельню, в священнический дом. И все на себе таскали.

Но потом трудники из Питера поехали. Первым делом провели электричество, потому что служба в храме идет — темнота, певчий или чтец со свечкой, в алтаре батюшка тоже со свечечками. Сейчас в Пюхтицах — красота. Я когда туда ездила, сестры уговаривали: «Матушка Георгия, возвращайтесь к нам». На что я отвечала, что в Горненском — за святое послушание, не сама туда поехала, а Святейший Патриарх Алексий II меня направил.

* * *

В 80-х годах восстанавливалось Пюхтицкое подворье — Иоанновский монастырь на Карповке. Я была помощницей игумении и казначеем, часто ездила к отцу Николаю Гурьянову — за советом и молитвой.

Однажды я приехала, мы попили чайку, посидели, потом старец и говорит: «Пойдем-ка в храм, помолимся». Пришли, и он меня вдруг заводит в алтарь и кладет мне на спину тяжелый запрестольный крест: «Это твой игуменский крест!».

В 1991 году Патриарх назначает меня игуменией Горненского монастыря. Я говорю: «Святейший владыка, я ведь языка не знаю, ничего не знаю, как справлюсь?». — «Мать Георгия, Господь поможет, — успокаивает он. — На сегодня у нас только одна кандидатура — ваша, сколько сможете, два-три года, но нужно монастырь восстанавливать, скоро поедут туда паломники». И вот он меня сюда привез. Перед отъездом я навестила отца Николая Гурьянова. Плакала: «Батюшка, как справлюсь, помолитесь». — «Все получится, справишься». Я говорю: «Меня Святейший на три года в Иерусалим отправляет». А он мне: «А я хочу, чтобы ты там и померла». Вот так он меня утешил. Вот, видите, уже 24 года здесь.

* * *

Горненский монастырь в Иерусалиме находится на том месте, где две тысячи лет назад располагался град Иудов, о котором упоминает евангелист Лука (см.: 1, 35). Именно в нем жили святые супруги Захария и праведная Елисавета — родители святого Пророка и Предтечи Господня Иоанна. Именно сюда, к Своим родственникам, пришла из Назарета получившая Благую Весть Дева Мария; именно здесь исполнившаяся Святого Духа Елисавета пророчествовала о рождении Спасителя; именно здесь впервые раздалась Песнь Богородицы, которую мы поем теперь на каждой утрене: «Величит душа Моя Господа, и возрадовался дух Мой о Бозе…». И потом Дева Мария гостила у Своих сродников около трех месяцев; обо всем этом повествует святой апостол и евангелист Лука в первой главе своего Евангелия.

Виды Горненского монастыря

В XIX веке эту землю купил тогдашний начальник Русской Духовной Миссии архимандрит Антонин (Капустин). Православные люди, русские, желавшие здесь поселиться, должны были возвести дом и разбить вокруг него сад. Поэтому в обители вместо корпусов разбросаны по склону горы маленькие домики, в которых живут сестры. Возле каждого домика — дворик и садик. Монастырь утопает в зелени, повсюду деревья, кустарники, цветники. Чисто и красиво. Но, когда игумения Георгия прибыла к месту своего служения, всего этого благолепия не было: вместо дорожек — булыжники, в главном храме — соборе в честь всех святых, в земле Русской просиявших, — росли огромные деревья… Пять с половиной лет в монастыре не было игумении. Последняя настоятельница смогла пробыть здесь всего два года. Впрочем, мать Георгия не стала говорить, по какой причине в обители не задерживались настоятельницы.

Сейчас в обители 82 насельницы, но часть из них трудится на подворьях в Хевроне, Иерихоне, Хайфе, Тиверии, Иордании — принимают там паломников. И многие паломники останавливаются в Горненском, трудятся здесь, помогая сестрам, а потом еще не раз посещают это святое место.

* * *

— Когда я приехала, конечно, не знала, с чего начинать: ни воды, ни света, ни отопления. Трапезная отсутствовала. Каждая сестра готовила себе еду в келье: кашку сварит или картошечку… Рабочих нет. Тогда ведь и паломников тоже не было — дохода абсолютно никакого. Святейший мне семинаристов прислал, и они выкорчевывали деревья в соборе, расчищали территорию — такие были заросли, никаких дорог — везде одни булыжники, только одна тропинка вела к Казанскому храму, в нем единственном совершались службы. Среди студентов нашлись электрик и связист — постепенно электричество провели, телефон установили. Они трудились, ну а я им потом даже копеечку немножечко заплатила. Теперь некоторые из них стали священниками, есть и архиерей — мы их всегда с благодарностью вспоминаем. Одно из предприятий Санкт-Петербурга рабочих прислало. Их руководство меня знало. Появились отопление, водопровод, асфальт. А потом поехали к нам и паломники.

Не всем подходил местный климат, многие сестры подолгу привыкали, адаптировались. Мне же этот климат сразу подошел. В Пюхтицах я всегда простужалась, то ангина у меня, то еще какая-нибудь болячка. А здесь все прошло! Господь так устроил! Я благодарила Его за то, что попала на Святую землю, где Он родился, пострадал и воскрес. Тысячи людей хотели бы сюда приехать, помолиться, а мне довелось здесь жить!

Горненскую матушку поздравляет архимандрит Александр (Елисов), глава Русской Духовной Миссии на Святой Земле

Что помогало преодолевать все эти трудности? Святое послушание. Еще отец Иоанн Кронштадтский завещал пюхтицким сестрам: «Только безропотно несите послушания — три шага до Царства Небесного».

Сейчас, слава Богу, храмы открыты, сколько монастырей, везде служба идет. Это милость Божия. Много верующих, много хороших проповедников, духовной литературы много. Только читай — не ленись. Причащайся, молись, крещение принимай, венчайся. Все сейчас пока открыто, слава Богу.

Завершим наше знакомство с матушкой Георгией словами начальника Русской Духовной Миссии в Иерусалиме архимандрита Александра (Елисова): «Вот так сложилась и так Промыслом Божиим устроена жизнь матушки Георгии, что, пройдя испытания военного времени, сердце ее не ожесточилось, а наоборот — размягчилось. Она действительно согревает одним своим присутствием. Видимо, вот эта благодать Божия, накопившаяся в ней годами через ее подвиги, через ее смирение, терпение, сегодня выходит за пределы личности. Она уже становится достоянием людей, которые соприкасаются с ней, приезжают сюда в качестве паломников. Матушка игумения Георгия — олицетворение этого монастыря. Она является драгоценным началом в жизни Русской Палестины. Без молитвы, которая постоянно творится в Горненском монастыре, наша миссия не имела бы сердца, не имела бы души. Благодаря монастырю, той замечательной духовной атмосфере, которая создана трудами и благодатными дарованиями матушки игумении, монашеская жизнь там полнокровная, полноценная. Мы чувствуем у себя за спиной надежный тыл для всех наших устремлений, опираемся на эти молитвы и понимаем, что по этим молитвам Господь дает и нам благоуспешность в служении. Мы чувствуем эту духовную молитвенную поддержку монастыря и матушки игумении».

Фото автора

Журнал «Православие и современность» № 39 (55)

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *