ГорЕ имеем сердца

Зоя Видрак

                                                        «Горе’* имеем сердца»
                                                       (Из православной службы)

                       Моим духовным братьям и сестрам посвящается…

Ах, не судите сгоряча.
Жизнь не впихнуть в тугие рамки.
И сделав новые огранки,
Смахнуть уныние с плеча.

И напечатать: жизнь – успех!
Какая-б тьма не разьедала.
Сегодня мы начнем сначала,
А сердце – обращаем — вверх!

И в новый день – как в новый путь
Шагнуть из мрака – в синь рассвета.
Покровом Нового Завета
Покой, Любовь и Жизнь вернуть.

*Горе’ —  здесь значит – вверх, на Гору Божью, к Богу

© Copyright: Зоя Видрак, 2010
Свидетельство о публикации №110083101248

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Зоя Видрак

Рецензии

Написать рецензию

Здравствуйте, Зоя!
Благодарю за понимание, созвучие и память! Именно так — "горе имеем сердца"! Храни Вас Бог! Л.И.

Лариса Пишун   11.09.2010 14:42   •   Заявить о нарушении

+ добавить замечания

Дорогая Лариса, как я рада снова слышать Вас! Вас так давно не было! Как ваши внутренние дела? Меняется ли что- то к лучшему? Очень хотелось бы…

Горе имеем сердца!

А храм рядом есть? Община? Не пропадайте!
С теплом и наилучшими пожеланиями,

Зоя Видрак   11.09.2010 16:16   Заявить о нарушении

+ добавить замечания

На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные — в полном списке.

Написать рецензию     Написать личное сообщение     Другие произведения автора Зоя Видрак

И со духом твоим.

Милость мира, жертву хваления,

т.е., жертву, которая примирила нас с Богом и за которую должны мы: благодарить Господа.

Мы должны быть готовы выразить Господу нашу любовь и преданность делами милосердия; вот самая для Него угодная жертва и самая приятная Ему хвала.

Тогда священник благословляет народ со словами:

Благодать Господа нашего Иисуса Христа, и любы Бога и Отца, и причастие Святого Духа буди со всеми вами.(Да будет с вами спасительная сила Христа, любовь Отца Небесного, и общение Святого Духа).

Горе имеем сердца,т.е. вознесемся же сердцем и мыслию к небесам, — все земное, все суетное, все человеческое оставим за собою. О, подумайте, как торжественна эта минута, как возвышен этот призыв, как важен ответ наш в такую минуту.

Призывая к участию в службе, церковь нас постепенно подводит ко Святому Святых; и наконец, — поставив нас, так сказать, пред Лицом Божиим она спрашивает: "можете ли отдать теперь все ваше сердце Господу?

Что мы ответим на этот вопрос?

Имамы ко Господу!

Все, что певчие поют, произносится от имени всех присутствующих; — можем ли мы вместе с ними, по совести, ответить Богу: "да, мы посвящаем себя Тебе, Господи; с этой минуты мы принадлежим всецело Тебе".

О, лучше, не быть совсем в храме, чем в эту минуту, особенно давать еще волю рассеянности, или грешным чувствам, и безучастно стоять пред Господом! Не Господь ли сказал:

Горе вам, фарисеи, лицемеры, что очищаете внешность чаши и блюда, между тем как внутри они полны хищения и неправды.

(Матф.

«Горе имеем сердца!» — праздник Вознесения Господня

23:25).

"Горе вам, что чтете Меня устами, тогда как сердце ваше далеко отстоит от Меня! Тщетно же чтете Меня"! Не будем же медлить, отдадимся Ему всецело, искренно, — навеки.

II. После этого ответа всей церкви, священник приглашает верующих вместе с ним возблагодарить Господа за чудное дело искупления рода человеческого, а также за допущение нас всех к воспоминанию о нем и к совершению таинства.

Благодарим Господа, — призывает священник и мы отвечаем хвалебною песнию Богу, от полноты сердца:

Достойно и праведно есть покланятися Отцу и Сыну и Святому Духу, Троице единосущней и нераздельней.

Звуки этого пения сливаются со звоном колокола, который раздается, чтобы известить и отсутствующих верующих о происходящем в церкви, и дать им возможность хоть издали молитвенно перенестись в нее.

Между тем священник перед престолом тихо возносит Богу благодарение за все Его великие милости, и за то, что принимается от нас грешных хвалебная песнь, тогда как престол Его окружен сонмами безгрешных Ангелов, которые день и ночь предстоят престолу Его,

(громко).Победную песнь поюще, вопиюще, взывающе и глаголюще.

Эти слова взяты из прор. Иезекииля 1, 4-24 и из откр. Иоан. Бог. 4, 6-8, видевшего около престола Божия Ангелов в образе орла — (поюще), тельца — (вопиюще), льва — (взывающе) и человека — (глаголюще).

Эти живые существа суть символы Сидящего на престоле: Верховного над всем и всеми (орел), Царя всей твари (лев), воплотившегося нас ради (человек), и принесшего Себя в жертву (телец) за грехи мира.<<4>> Тогда певчие поют хвалебную песнь Богу, как Царю небесному и вместе Бого-человеку, грядущему в Иерусалим на страдания. Первая половина этой песни взята из Ангельской песни, слышанной Пророком Исаией, когда он видел Господа, окруженного Херувимами и Серафимами.

(Исаии, 6:3).

Свят, Свят, Свят Господь Саваоф(Господь сил)

(Откр. 4:8),

исполн небо и земля славы Твоея (наполняющий Твоею славою небо и землю).

Вторая же половина — из восторженных слов иерусалимлян, коими при входе Спасителя на осле в Иерусалим, бросая Ему ветви с дерев и постилая одежды по пути, они приветствовали Его: Благословен грядый во имя Господне; осанна в вышних!

(Матф. 21:9).

(Благословен идущий во имя Господа, да будет услышан на небесах возглас наш: помоги, Бог, осанна в вышних). В это время священник продолжает в своих тайных молитвах воздавать хвалу Богу Спасителю и, вспомнив Тайную Вечерю, громко повторяет слова Иисуса Христа:

Дата добавления: 2015-06-25; Просмотров: 638; Нарушение авторских прав?;

Читайте также:

ГорЕ имеем сердца

Беседа с духовными чадами 15 июня 1909 г.

В нынешнем Евангелии читали мы о пребывании Господа Иисуса Христа в Капернауме. Господь сказал жителям этого города, что придут многие от востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом, а сыны царствия изгнаны будут вон. Куда вон? Очевидно, в ад. Разъяренные капернаумцы, как дикие звери, бросились на Спасителя, окружили Его и повлекли к высокой скале, с которой хотели сбросить Его, но Он же прошед посреде их, идяще (Лк. 4, 30). Идяще — без указания начала и конца действия, идяще все время. В Евангелии скрыт глубокий смысл, который постепенно проясняется для человека, внимательно читающего Писание. И по этой неисчерпаемой глубине содержания узнаем мы о Божественном происхождении Книги, потому что всегда можно отличить дело рук человеческих от творения Божия.

Видали ли вы искусственные цветы прекрасной французской работы? Сделаны они так хорошо, что, пожалуй, не уступят по красоте живому растению. Но это — пока рассматриваем оба цветка невооруженным глазом. Возьмем увеличительное стекло и что же увидим? Вместо одного цветка — нагромождение ниток, грубых и некрасивых узлов; вместо другого — пречудное по красоте и изяществу создание. И чем мощнее увеличение, тем яснее проступает разница между прекрасным творением рук Божиих и жалким ему подражанием.

Чем больше вчитываемся мы в Евангелие, тем явственнее разница между ним и лучшими произведениями величайших человеческих умов. Как бы ни было прекрасно и глубоко любое знаменитое сочинение — научное или художественное, но всякое из них можно понять до конца. Глубоко то оно глубоко, но в нем есть дно. В Евангелии дна нет. Чем больше всматриваешься в него, тем шире раскрывается его смысл, неисчерпаемый ни для какого гениального ума.

Но Он же прошед посреде их, идяще. Кто? По историческому смыслу — Господь. Но кроме исторического значения евангельская история имеет другое, применительное к каждому из нас. Кто же это Он? Это — ум наш, идущий горе&#769;. "Горе&#769; имеем сердца" — стремится душа наша, ум наш к Господу. Но, как дикие звери, окружают помыслы, искушение, суета, и опускаются крылья, поднимавшие дух, и кажется, никогда не устремиться ему горе&#769;. "Господи, Господи… жажду общения с Тобой, жизни в Тебе, памятования о Тебе, но постепенно рассеиваюсь, развлекаюсь, ухожу в сторону. Пошла в церковь к обедне. Только началась служба, а у меня появляются мысли: "Ах, дома я то-то и то-то не так оставила. Такой-то ученице надо вот что сказать. Платье-то я выгладить не успела…." И много других мыслей о якобы неотложных заботах. Смотришь, уже и "Херувимскую" пропели, уже и обедня к концу. Вдруг опомнишься: молилась ли? Разве я с Господом беседовала? Нет, телом была в храме, а душой — в будничной суете. И уйдет такая душа из храма со смущением, неутешенная.

Что же скажем? Слава Богу, что хоть телом побывала в храме, хотя бы пожелала к Господу обратиться. Вся жизнь проходит в суете. Ум идет посреди суетных мыслей и соблазнов. Но постепенно он навыкнет помнить о Боге так, что в суете и хлопотах, не думая, будет думать, не помня, — помнить о Нем. Только бы шел не останавливаясь. Пока есть в тебе это стремление вперед — не бойся, цел твой кораблик и под сенью креста совершает свое плавание по жизненному морю. Цел он — и не надо бояться возможных житейских бурь. Без непогоды не обходится никакое обычное плавание, тем паче жизненный путь. Но не страшны жизненные невзгоды и бури шествующим под прикрытием спасительной молитвы: "Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешную". Не страшны они, только бы не впасть в уныние, ибо уныние порождает отчаяние, а отчаяние уже смертный грех. Если и случится согрешить, верь в милосердие Божие, приноси покаяние и иди дальше, не смущаясь.

За одним монахом бес ходил тридцать лет, стараясь соблазнить его и все не удавалось. Наконец через тридцать лет он соблазнил его блудом и монах пал. Впасть в этот грех монаху — все равно что уничтожить все свои предшествовавшие труды. Бес пришел к падшему и сказал ему, что он теперь отпал от Бога и стал рабом греха и диавола.

— Ты теперь мой, — говорил бес.

— Никогда, я — раб Божий.

— Да как же ты можешь быть Божиим, когда впал в мерзейший грех? Ты ужаснейший грешник.

— Ну что ж, что грешник? Я — Божий, а тебя знать не хочу.

— Да ведь ты пал?

— А тебе-то какое до этого дело?

— Куда же ты теперь пойдешь?

— В монастырь.

— Разве место тебе в монастыре после такого ужасного дела? Твое место теперь в миру.

«Горе имеим сердца!» – кто сказал, что это метафора?

Да к кому же ты идешь?

— К духовнику на исповедь.

Бес всячески хулил духовника, останавливал монаха, но тот стоял на своем. Что же сказал духовник? Грех он его отпустил.

— Все свои прежние труды, брат, уничтожил ты своим падением. Встань и начни сначала.

А в ночь игумену того монастыря, мужу высокой жизни, явился Господь Иисус Христос. Он держал за руку монаха.

— Узнаешь ли ты, кто это? — спросил Господь игумена.

— Узнаю, Господи, это монах из моего стада, да еще падший.

— Знай же и то, что этот монах, не поддавшись наветам бесовским, склонявшим его к унынию и отчаянию, в самом падении своем посрамил беса, и Я оправдал его.

Такое значение имеет твердость и мужественная готовность, потерпев поражение в борьбе, начать ее снова, не впадая в уныние и отчаяние.

Но Он же прошед посреде их, идяще (Лк. 4, 30) — приходится нашему уму в своем стремлении горе&#769; идти между суетными помыслами, между соблазнами. Часто смущают его помыслы хульные. Иной приходит и заявляет, что он погиб, так как у него возникают мысли, хулящие Бога, святых, Таинства, а хула на Духа Святого не простится ни в сем веке, ни в будущем.

Здесь много понимается превратно. Хулой на Духа Святого, непростительной и ведущей к погибели, считается упорное неверие и отрицание бытия Божия, несмотря на воочию совершающиеся чудеса, несмотря на множество фактов, неопровержимо доказывающих существование Бога. Упорное отрицание и неверие являются хулой на Духа Божия, это не прощается ни в сем веке, ни в будущем, и человек, умерший, не покаявшись в своем неверии, погиб. Примером такого нераскаявшегося хулителя является Лев Толстой, упорно отвергающий Церковь и не признающий Божественности Господа Иисуса Христа, что бы ему ни говорили и как бы ни доказывали неосновательность его воззрений. Если он умрет не покаявшись, то погибнет. Если же перед смертью покается, то будет прощен.

Между тем многие под хулой на Духа Святого разумеют дурные, скверные мысли, которые откуда-то появляются в уме верующего человека, и считают такого человека погибшим. Глубоко ошибаются они. Разве может тот, кто верует в Бога, любит Его, надеется на Него, мыслить хулу? Очевидно, не его это мысли, а нашептываются они врагом нашего спасения, которому выгоднее всего, чтобы человек впал в отчаяние, счел себя отпавшим от Бога, тогда весь он в руках диавола. Еще так скажу. Идете по дороге. Навстречу попадается пьяный, который извергает страшнейшие ругательства. Что вам нужно сделать? Поскорее пробежать мимо, стараясь не слышать того, что он говорит. Если что-нибудь, помимо вашей воли, осталось в вашей памяти, будет ли вас за это судить Бог как за хулу? Нет, не будет.

Иное было бы дело, если бы вы подошли к этому пьяному и стали ему говорить: "Вот хорошо, ну скажи еще что-нибудь, а теперь вот это…", обнялись бы и пошли с ним вместе, наслаждаясь тем, что он говорит. В том случае вы были бы осуждены вместе с ним.

Так и с помыслами; если вы стараетесь гнать их от себя, то ошибочно приписываете их себе: не ваши они, а внушаются вам врагом.

Только когда вы добровольно останавливаетесь на какой-нибудь непотребной мысли и она вам доставляет удовольствие, тогда вы виноваты и должны каяться в этом грехе.

Преподобный Варсонофий Оптинский

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *