Список литературы диссертационного исследования кандидат культурол. наук Летин, Вячеслав Александрович, 1999 год

1. Адлер А. О нервическом характере СПб,, -М1997. — 338 с.

2. Айхенвальд Ю. Силуэты русских писателей. М., 1994. 591 с.

3. Азов А. Проблема теоретического моделирования самосознания художника в изгнании: русская эмиграция «первой волны». Ярославль, 1996. 224 с.

4. Аксаков С. Избранные сочинения. М., 1982. -847с.

5. Алпатов М. Немеркнущее наследие. М., 1990. 303 с.

6. Альтман М. Достоевский по вехам имен. Саратов: Издательство Саратовского университета, 1975.- 280 с.

7. Анненков П. Н.В.Гоголь в Риме летом 1841 года // Анненков П. Литературные воспоминания. М., 1989. С.25-111.

8. Анненкова Е. Гоголь и декабристы. Гоголевский сборник. Киев, 1902. 458 с.

9. Анненская А. Н.В.Гоголь, Его жизнь и литературная деятельность. С-Пб., 1903. -79 с.

10. Анненский И. Книга отражений. М., 1979 679 с.

11. Анциферов Н. «Непостижимый город.». Душа Петербурга, Петербург Достоевского, Петербург Пушкина. С-Пб., 1991. 335 с.

12. Арабажина К. Гоголь как драматург. II Ежегодник императорских театров. Вып. И, 1909, с. 1-13.

13. Асоян А. Заметки о дантовских мотивах у Белинского и Гоголя.// Дантовские чтения. М» 1985, С. 104 120.

14. Барабаш Ю. Сад и ветрогра. Гоголевское барокко: на подступах к проблеме II Вопросы литературы, 1993. Вып.1, С.135456.

15. Барт Р. Избранные работы: Семиотика. Поэтика. М., 1989. 615 с.

16. Барт Р. Мифология. М., 1996. 312 с.

17. Бахтин М. Вопросы литературы и эстетики: исследования разных лет. М., 1975. -502 с.

18. Бахтин М. Проблемы поэтики Достоевского. М., 1979. 318 с.

19. Бахтин М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. М., 1965. 635 с.

20. Бахтин М. Из черновых тетрадей. Язык в художественной литературе II Литературная учёба. 1992. — №5. — с. 160 — 164.

21. Бахтин М. Эстетика словесного творчества. М., 1979. -421 с.

22. Белинский В. О русской повести и повестях г.Гоголя II Белинский В. Взгляд на русскую литературу. М., 1988. С.114-163.

23. Белинский В. Письмо к Н.В.Гоголю II Белинский В. Взгляд на русскую литературу. М., 1988. С.536 544.

24. Белый А. Мастерство Гоголя. М., 1996. ~ 479 с.

25. Белый А. Символизм как миропонимание. М.» 1994. 528 с.

27. Бенуа А. Мои воспоминания. В пяти книгах. Книга четвертая, пятая. М., 1993. -752 с.

28. Бердников Г. Над страницами русской классики. М., 1985. 414 с.

29. Бердяев Н. Философия творчества, культуры и искусства: в 2 т., т.1. М., 1994.541 с.

30. Бердяев Н. Чувство Италии /У Бердяев Н. Философия творчества, культуры и искусства. В 2-х тт. Т.1. М., 1994. С.367-370.

32. Библер В. От наукоучения к логике культуры: Два философских введения в двадцать первый век. М., 1990,- 413 с.

35. Бочаров С. Переход от Гоголя к Достоевскому // Бочаров С. О художественных мирах. М., 1985. С. 124-209.

36. Бочаров С. Смена литературных стилей. М. 1974. 357с.

37. Бродский В. Японское классическое искусство. М., 1969. 288с.

38. Брюсов В. Испепелённый. // Хрестоматия критических материалов: русская литература XIX века. М. 1998, 560 с.

39. Булгаков М. Мастер и Маргарита.//Собр. соч. в 5 т. Т.5, М., 1990. 734с.

40. Булгаков С. Философия хозяйства. //Сочиненияв 2 т. T.I, М., 1993, С.49-297.

41. В лета моей юности.: Н.В.Гоголь на Полтавщине. М., 1991. 281 с.

42. Вайскопф М. Сюжет Гоголя. Морфология. Идеология. Контекст. М., 1993 592 с.

43. Венгеров С. Очерки по истории русской литературы. С Пб., 1907.- 492 с.

44. Венгеров С. Писатель гражданин Гоголь. С И6.Д913. — 238 с.

45. Венгеров С. Эпоха Белинского. С-Пб., 1915.- 43 с.

46. Вертунов А., Горохов В. Ветроград: Садово-парковое искусство России (от истоков до начала XX века). М., 1996. 431 с.

47. Вересаев В. Гоголь в жизни.// Сочинения: в 4 т. Т.4. М., 1990,- 558 с.

48. Ветров А. Выражение и обозначение //Вопросы философии. №1,1970.С.14 46.

49. Виды, иллюстрирующие жизнь и творчество Гоголя.// Гоголевский сборник. Киев, 1902. С. 194 197.

50. Виноградов В. Гоголь и натуральная школа И Виноградов В,В. Поэтика русской литературы. М., 1976. С. 230-255.

51. Виноградов В. Эволюция русского натурализма // Виноградов В.В. Поэтика русской литературы. М., 1976. С. 4-141.

52. Виноградов В. Эволюция русского натурализма. Гоголь и Достоевский. Л.,1929. -389 с.

54. Витязева В. Невские острова. Л., 1985. -237 с.5?.Вишневская И. Гоголь и его комедии. М., 1976. 218 с.

55. Водовозов Н. Николай Васильевич Гоголь. М., 1945. 120 с.

56. Выготский Л. Психология искусства. М., 1997. 416 с.

57. Вулис А. Литературные зеркала. М., 1991. -479с.

58. Гадамер Г.-Г. Актуальность прекрасного. М., 1991. 336 с.

59. Гадамер Г.-Г, Истина и метод: основы философской герменевтики. М., 1988.699 с.

60. Галнева В. II.В.Гоголь о роли искусства в обществе // Вестник Московского унт» та. Сер.7. Философия. № 6, 1990. С.13-23.

61. Герцен А. Письма издалека. Избранные лит.» критич. статьи и заметки. М., 1984. -463 с.

62. Гиппиус В. Н.В.Гоголь в письмах и воспоминаниях. М., 1931. 496 с.

63. Гоголь в воспоминаниях современников и переписке./ Сост. В. Каллаш. Вып 1. М., 1909. 163 с.

64. Гоголь в народной книге и картинке.// Гоголевский сборник. Киев, 1902. С. 276 -279.

66. Голан А. Миф и символ. М., 1993. 359с.

67. Гончаров С. Творчество Гоголя в религиозно-мистическом контексте. СПб., 1997,- 340 с.

69. Григорьев А. Гоголь и его последняя книга // Русская эстетика и критика 40-50-х годов XIX в. М., 1987. С. 111-153.

70. Григорьев А. Взгляд на русскую литературу со смерти Пушкина II Искусство и нравственность. М., 1986. С.70- 228.

71. Григорьева Т. Красотой Японии рожденный. М., 1993. 464 с.

72. Гуковский Г. Очерки по истории русской литературы XVIII века. М.-Л., 1936. -236 с.

73. Гуковский Г. Реализм Гоголя. М.-Л., 1959. -531 с.

74. Гус М.С. Живая Россия и «Мертвые души». М., 1981. 281 с.

75. Данилов С. Гоголь и театр. Л., 1936. 330 с.

76. Данте Алигьери. Божественная комедия: Ад. // Собрание сочинений в 5 т. Т.1. СПб., 1995. 543 с.

77. Дживилегов А. Творцы итальянского Возрождения. В 2-х кн. Кн. 1. М., 1998. 352 с.

78. Дицес Л. Герои Гоголя в изобразительном искусстве. Л., 1937. 113 с.

81. Дуганов Г. Архитектура Гоголя (об архитектурных рисунках Гоголя) // Литературная Россия, № 47,1976, 19 ноября. С.22.

82. Ерёмина Л. О языке художественной прозы Н.В.Гоголя. М., 1987. 264 с.

83. Ерёмина Л. О языке художественной прозы Н. В. Гоголя: искусство повествования. М., 1987. 176 с.

84. Ермаков И. Очерки по анализу творчества П.В.Гоголя. М., 1924. 120 с.

85. Ермаков И. Психоанализ литературы. М., 1999. 320 с.

86. Ермилов В. Н.В.Гоголь. М.Д952. 295 с.

87. Ермолин Е. Символы русской культуры X XVIII веков. Ярославль, 1998. — 115с.

88. Ерофеев В. Розанов против Гоголя. //В лабиринте проклятых вопросов. М. 1990. С. 102 138.

89. Ерофеев В. Французский элемент в творчестве Гоголя. /7 В лабиринте проклятых вопросов. М., 1990. С. 373 401.

90. Жданов В. Н.В. Гоголь. Очерк творчества. М., 1953. 120 с.

92. Житие святой царицы Пульхерии // Жития святых: Святителя Дмитрия Ростовского. М., 1997.Т.1. Сентябрь. С.195- 202.

93. Заболотский П. Н.В.Гоголь в русской литературе. (Библиографический очерк) // Гоголевский сборник. Киев, 1902. С. 12-14.

94. Зелинский В. Русская критическая литература о произведениях Н.В.Гоголя. 4.2. М., 1903. 205 с,

95. Зеленков Н. Гоголь в Москве./ Труды Музея истории и реконструкции Москвы. Вып. 4. М., 1954.- 144 с.

96. Зеньковский В. История русской философии. Л., 1991. -222 с.

97. ЮЗ.Золотусский И. Гоголь. М., 1984. 527с.

99. Иванов Вяч. Родное и вселенское. М., 1994. 428 с.

100. Ильин И. Одинокий художник. М., 1993. 348с,

101. История русского искусства: В 3-х тт. Т.1. Искусство X первой половины XIX века. М., 1991. 508 с.

102. Каган М. Философия культуры. М., 1972. 320с.

104. Ш.Казинцев А., Казинцева И. Автор двух поэм II Гоголь: история и современность. М., 1985. С. 308-325.

105. Каплан Я. Плюшкин психологический разбор его.// Вопросы философии и психологии. № 4, 1903. С. 755 — 759.

107. Карташова И. Гоголь и романтизм. Спецкурс. Калинин, 1975.- 150с.

109. Ключевский В. Мысли о русских писателях II Ключевский В.О. Литературные портреты. М., 1991. С 412 427.

110. И8.Коваленская Н. История русского искусства первой половины XIX в. М., Л. 1951.-200с.

111. К овален екая Т. Русский классицизм. Живопись, Скульптура, Графика. М., 1964. -703 с.

114. Котляревский Н. Николай Васильевич Гоголь. 1829 1842. Очерк из истории русской повести и драмы. СПб., 1915,- 572 с.

115. Кривонос В. «Мёртвые души» Гоголя и становление новой русской прозы. Воронеж, 1985 281 с.

117. Левин Ю. Зеркало как потенциальный семиотический объект/./ Труды по знаковым системам. Вып.22. Тарту, 1988, С. 6 24.

118. Литературный Петербург, Петроград. /Сост. Л.Д.Микипа. М., 1927. -336 с.

119. Лихачёв Д. Небесная линия города на Неве.// Наше наследие. 1989. — №1. С.15-19

120. Лихачев Д. Очерки по философии художественного творчества. СПб., 1996. -158 с.

121. Лихачев Д. Поэзия садов: К семантике садово-парковых стилей. Л., 1982. 370 с.

122. Лихачев Д. Текстология. Л., 1983. 639 с.

123. Лосев А. Диалектика художественной формы И Лосев А.Ф. Форма Стиль -Выражение. М., 1995. — С.6-296.

124. Лосев А. Миф-Числа-Сущность. М., 1994. 919 с.

125. Лосев А. Строение художественного мироощущения II Лосев А.Ф. Форма Стиль Выражение. М., 1995. С. 297 — 320.

126. Лосев А. Эстетика Возрождения. Исторический смысл эстетики Возрождения. М.? 1998.- 750 с.

127. Лотто Ч. де Лесгвица в «Шинели» II Вопросы философии. №8., 1993. С.58-83.

128. ЛотманЮ. Об искусстве. С-Пб., 1998. -674 с.

129. Лотман Ю. Беседы о русской культуре: Быт и традиции русского доврянства (XVIII начало ХГХ вв.) СПб., 1996. 399 с.

131. Макогоненко Г. Гоголь и Пушкин. Л., 1985. 164 с.

132. Манн Ю. В поисках живой души. «Мертвые души»: Писатель критика — читатель. М.: ,1984.- 415 с.

133. Манн Ю. Встреча в лабиринте: Франц Кафка и Николай Гоголь ‘/ Вопросы ли тературы. № 2. 1986. С.162-186.

134. Манн Ю. Данте в творческом сознании Гоголя // Человек. 1994. №5. С. 177-187.

135. Манн К). Диалектика художественного образа. М., 1987. 317 с.

136. Манн Ю. Динамика русского романтизма. М., 1995. 385 с.

137. Манн К). Комедия Гоголя «Ревизор». М., 1966. 111 с.

138. Манн Ю. О гротеске в литературе. М., 1966. 183 с.

139. Манн Ю. Поэтика Гоголя. М., 1978. 398 с.

140. Манн Ю. Смелость изобретения: черты художественного мира Гоголя. М., 1985. -214 с.

141. Машинский С. «Мёртвые души» Н.В.Гоголя. М., 1978. 382 с.

142. Машинский С. Гоголь. М., 1951, 270 с.

143. Машинский С. Исторические повести Гоголя. М., 1940, 264 с.

144. М ашинский С. Художественный мир Гоголя. М.? 1979, 382 с

145. Машковцев Н. Гоголь в кругу художников. Очерки. М., 1955,171 е.

147. Мильтон Дж. Потерянный Рай. М., 1982. 414 с.

148. Мифология. Большой энциклопедический словарь. М., 1998, 736 с.

149. Мифы народов мира. Энциклопедия в 2-х тт. ТЛ. М1991. 671 е.; 1.2. М., 1992. К-Я. -719 с.

150. Михайлов A.B. Гоголь в литературной своей эпохе. И Гоголь: история и современность. С. 94-131.

151. Минеева К. Царицыно. Дворцово-парковый ансамбль. М., 1988.

152. Мочульский К. Духовный путь Гоголя.// Гоголь, Соловьев, Достоевский. М., 1995, с. 7 -62.

153. Ш.Муратов П. Образы Италии. М., 1994. 592 с.

154. Н.В.Гоголь в портретах, иллюстрациях, документах. Пособие для учителей средней школы./ Под ред. A.M. Доку сова. М. Л., 1953., 392 с.

155. Набоков В. On Generalities. Гоголь. Человек и вещи II Звезда, 1999. Ж* 4. С.12-22.

156. Набоков В. Николай Гоголь II Набоков В.В. Романы. Рассказы. Эссе. Спб., 1993. 250-348.

157. Недаром помнит вся Россия. Альбом /Сост. Езерская И. А., Прудников Ю.Ф. М., 1986.-280 с.

158. Немзер А. О названиях повестей Гоголя II Русская речь. 1979, №2. С.33-37.

161. Овсянников М. История эстетической мысли. М., 1984. -336с.

162. Онуфриев Н. Н.В.Гоголь. К ри тик о-би о гр а ф ич е ск ий очерк. М., 1952, 87 с.

163. Описание рукописей и изобразительных материалов Пушкинского дома. 1.

164. Н.В.Гоголь. М. Л., 1951, 133 с,

166. Острогорский В. II.B.Гоголь. Литературно-биографический очерк. Вятка, 1902. -37 с.

167. Павлинов С. Тайнопись Гоголя. «Ревизор». М., 1996, 264 с.

168. Павлинов С. Философские притчи Гоголя. М., 199?, 184 с,

169. Палиевский Н. Место Гоголя в русской литературе // Гоголь: история и еовре-менность. М., 1985. С. 85-93.

171. Парамонов Б. Возвращение Чичикова. //Парамонов Б. Конец стиля. М,, 1997. С. 310 -315.

172. Переверзев В. Гоголь. Достоевский. Исследования. М., 1982,511 с. Ш.Переверзев В. Творчество Гоголя. М., 1928, 180 с.

173. Переверзев В. У истоков русского реалистического романа. М.,1965. 216 с.

174. По гоголевским местам. Комплект открыток. (24 репродукции), М., 1952.

175. Покровский В. Николай Васильевич Гоголь. Его жизнь и сочинения. М., 1905, 466 с.

177. Поспелов Г. Творчество Н.В.Гоголя. М., 1953. 279 с.

178. Почепцов Г. История русской семиотики до и после 1917 года. М., 1998. 336 с.

179. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса: Новый диалог человека с природой. М., 1986. -431 с.

180. Проблемы типологии русского реализма. М,, 1969. 474 с.

181. Пушкин А. Гробовщик // Пушкин A.C. Соч. в 3 т. М., 1985 1987. Т. 3. М,: Худ лит, 1987. С. 69-75.

182. Пушкин А. Капитанская дочка // Пушкин A.C. Соч. в 3 т. М., 1985 1987. Т. 3. М.: Худ. лит, 1987. С. 232-332.

183. Пушкин А. Полтава // Собрание сочинений: В 3-х т. М., 1986. Т.2. С.88-127.

184. Раппопорт С. От художника к зрителю. М., 1978. 240 с.

185. Рассадин Б. «Русские», 1995. -415 с.

186. Раушенбах Б. Геометрия картины и зрительное восприятие. М., 1994. — 231 с.

187. Раушенбах Б. Системы перспективы в изобразительном искусстве. Общая теория перспективы. М., 1986. 254 с.

188. Родные и современники Гоголя.// Гоголевский сборник. Киев, 1902, с. 232 -267.

189. Розанов В. Гоголь /У Розанов В. Собрание соч. О писательстве и писателях. М., 1995. С. 119 124.

190. Роули Дж. Принципы китайской живописи. М., 1989. 160 с.

191. Руднев В. Словарь культуры XX века. М.: Аграф, 1997. 384 с.

193. Сарабьянов Д. История русского искусства конца XIX начала XX века. М., 1993. — 318 с.

194. Сарабьянов Д. Л.А.Федотов и русская художественная культура 40-х годов XIXвека. М., 1973. 226 с.

195. Сарабьянов Д. Русская живопись XIX века среди европейских школ. М., 1980. -261 с.

196. Сарабьянов Д. Русская живопись. Пробуждение памяти. М. 1998. 431 с.

197. Скатов Н. Иван Александрович Хлестаков и другие /У Гоголь: история и современность. М» 1985. С. 281-291.

198. Слово о полку Игореве. М. 222 с,

199. Слонимский А. Техника комического у Гоголя. М., 1963, 52? с.

200. Смирнов И. Место мифопоэтического подхода к литературному произведению среди других толкований текста (о стихотворении Маяковского «Вот так я сделался собакой»).// Миф фольклор — литература. Л., 1987. С, 186 — 203.

202. Соколов Б. Булгаковская энциклопедия. М., 1996. -592 с.

203. Соколова Е., Николаева В. Особенности .личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях. М., 1995.360 с.

204. Соловьев В. Красота как преобразующая сила II Соловьев В. Философия искусства и литературная критика. М., 1991. С. 8-222.

205. Соловьев В. Нравственная миссия художника II Соловьев В. Философия искусства и литературная критика. М., 1991. С. 223-379.

206. Сперанский М. Гоголь в народной книжке и картинке.// Гоголевский сборник. Киев, 1902. С.151-185.

207. Сперанский М. Портреты Гоголя.// Гоголевский сборник. Киев, 1902. С. 121 151.

208. Степанов Ю. Словарь русской культуры. М., 1997. 824 с.

211. Сгернин Г. К истории создания «Ста рисунков» в поэме Н.В. Гоголя «Мертвые души» // Искусство. 1953. №3. С.34-45.

213. Стернин Г. Русская художественная культура второй половины XIX начала XX века II Стернин Г. Русская художественная культура второй половины XIX -начала XX века. М., 1984. С. 184-254.

214. Тарабукин Н. Опыт теории живописи. М., 1923, 69 с.

215. Тарасов Ю.А. Голландский пейзаж XVII в. М., 1983. 319 с.

216. Терц А. /Андрей Синявский/ В тени Гоголя. II Собрание сочинений в 2 т. Т.2. М., 1992, с. 3-291.

217. Тихомиров Д. О жизни Николая Васильевича Гоголя и его бессмертных сочинениях. М., 1902,62 с.

218. Топоров В. Пространство и текст II Из работ московского семиотического круга. М., 1995. С. 455-515.

219. Топоров В. Италия в Петербурге II Италия и славянский мир. Сборник тезисов. М., 1990, с. 49 -81.

224. Турбин В. Пушкин. Гоголь. Лермонтов. Об изучении литературных жанров. М.» 1978, 178 с.

225. Тургенев И. Гоголь //Тургенев И.С. Соб. соч. 6 В 12 т. М., 1956. Т.10. С.315-333.

226. Турчин В. По лабиринтам авангарда. М.? 1993. -243 с.

227. Тынянов Ю. Литературный факт. М., 1993, 318 с.

228. Тынянов Ю. Поэтика исторической литературы. Кино. М., 1977, 574 с.

231. Успенский Б. Избранные труды (Язык. Семиотика. Культура) в 2 т. T.l. М., 1994. 429 с.

232. Успенский Б. Мифологический аспект (о собаках) в русской экспрессивной фразеологии.//Успенский Б. Избранные труды. Т.2. с.

233. Успенский Б. Семиотика искусства. М., 1995. 357 с.

234. Федоров В. Поэтический мир Гоголя /7 Гоголь: история и современность. М., 1985. С. 132-163.

235. Фехнер Е. Голландский натюрморт XVII века. М., 1990. 176 с.

236. Филонов А. Николай Васильевич Гоголь. С-Пб,, 1901, 48 с.

237. Философский энциклопедический словарь. М., 1983. 840 с.

238. Флоренский П. Избранные груды по искусству. М., 1996,332 с.

239. Флоренский П. Имена // Флоренский П. Соч. М.: Купина, 1993. Вып. 1. 320 с.

240. Французская живопись XVI- первой половины XIX века. Альбом ГМИИ им. А.С.Пушкина. М. 280 с.

241. Фрейд 3. «Я» и «Оно»: труды разных лет. Книга 1. 400 е.; Книга 2. Тбилиси, 1991. -432 с.

242. Фрейд 3. По ту сторону принципа удовольствия. М., 1992. 569 с.

243. Фрейд 3. Поэт и фантазия.// Вопросы литературы. 1990. — август. — с. 160 -166.

245. Фромм Э. Забытый язык // Фромм Э. Душа человека. М., 1995. -664 с.

246. Хогарт У. Анализ красоты. Л., 1987. 252 с.

247. Хлодовский Р. Рим в мире Гоголя // Иностранная литература. 1984. №12. С.203-210.

248. Храпченко М. Творчество Гоголя. М., 1956,607 с,

249. Чиж В. Плюшкин как тип старческого слабоумия//Врачебная газета, 1902. № 2. С.10-12.

250. Чудаков А. Вещь в мире Гоголя /У Гоголь: история и современность. С. 259281.

251. Шамбинаго С. Трилогия романтизма. (Н.В.Гоголь). М., 1911.

252. Шекспир Вильям. Гамлет, принц Датский // Полное собрание соч. В 14 т. М., 1997. Т.8. С. 5-238.

253. Шенрок В. Материалы для биографии Гоголя. Т.1 М., 1892. 389 с.

254. Шенрок В. Материалы для биографии Гоголя. Т.2. М.Д 893.- 403 с.

255. Шенрок В. Материалы для биографии Гоголя. Т.З. М.,1895.- 548 с.

256. Шкловский В. Тетива. О несходстве сходного. Энергия заблуждения. Книга о сюжете.// Избранное в 2 т. Т.2. М., 1983, 640 с.

257. Шкловский В. Энергия заблуждения. Книга о сюжете // Шкловский В.В. Соч. в 2 т. М.: , 1983. Т. С.

259. Шпенглер О. Закат Европы. Очерки морфологии мировой истории. Всемирно-исторические перспективы. М., 1998, 606 с.

261. Эйхенбаум Б. О прозе. Л. 1969. 502 с.

262. Эпштейн М. «Природа, мир, тайник вселенной.» Система пейзажных образов в русской поэзии. М1990. 302 с.

263. Юнг К.-Г. Божественный ребенок. Аналитическая психология и воспитание. Спб,,-М, 1997,- 400 с.

264. Юнг К.Г. Феномен духа в искусстве и науке // Юнг К.Г. Соч. в 19 т. М., 1992. Т.15.-320 с.

265. ЮнгК.-Г. Человек и его символы. М., 1998. 368 с.

266. Юхансон Ч. Лицо Гоголя. М., 1993. -222 с.

268. Японское искусство. Сб. статей. М., 1959. ~~ 148 с.

Исследователи творческого наследия Гоголя единогласны в том, что Гоголь занимает важное место в истории русской художественной литературы ХIХ века.

«Гоголевские образы, имена типов Гоголя, гоголевские выражения вошли в общенародный язык. От них произведены новые слова, например, маниловщина, ноздревщина, тряпичкинство, по-собакевичевски и т.п.

Ни один из других классических писателей не создал такого, как Гоголь, количества типов, которые вошли бы в литературный и бытовой обиход в качестве имен нарицательных. Гоголь был истинно-народным писателем, который ‘как бы вторично сделался русским’, проникнулся весь ’сущностью своего народа, его языком, его бытом’» .

Гоголя еще при жизни Белинский называл «гениальным поэтом и первым писателем современной России» , утверждает Виноградов. Гоголь положил начало применения в русской литературе народно-бытового языка и отражения чувств всего народа.

Виноградов видит величие Гоголя в том, что он быстро оценил важность пушкинского понимания народности для национального развития русской литературы.

Становление и развитие писательского стиля Гоголя имеет очень важное значение для истории русской художественной литературы ХIХ века, утверждает В. Виноградов, но, не смотря на многочисленные исследования, многие крайне важные аспекты изучения языка Гоголя до сих пор «не разъяснены, не разрешены и не осмыслены с исторической точки зрения» .

Язык Гоголя, принципы его стилистики, его сатирическая манера оказала неоспоримое влияние на развитие русского литературно-художественного языка с сердины 30-х годов. Благодаря гениальности Гоголя, стиль разговорно-бытовой речи был освобожден от «условных стеснений и литературных штампов» , подчеркивает Виноградов.

Необыкновенный, удивительно естественный язык Гоголя, его юмор действовали опьянящим образом, отмечает Виноградов. На Руси появился абсолютно новый язык, отличающийся своей простотой и меткостью, силой и близостью к натуре; обороты речи, придуманные Гоголем, быстро вошли во всеобщий обиход, продолжает Виноградов. Великий писатель обогатил русский язык новыми фразеологическими оборотами и словами, взявшими начало от имен гоголевских героев.

Виноградов урверждает, что Гоголь свое главное предназначение видел в «сближении языка художественной литературы с живой и меткой разговорной речью народа» .

Одной из характерных черт стиля Гоголя, на которую указывает А. Белый, была способность Гоголя умело смешивать русскую и украинскую речь, высокий стиль и жаргон, канцелярский, помещичий, охотничий, лакейский, картежный, мещанский, язык кухонных рабочих и ремесленников, вкрапляя архаизмы и неологизмы в речь как действующих лиц, так и в авторскую речь .

Виноградов отмечает, что жанр самой ранней прозы Гоголя носит характер стилистики школы Карамзина и отличается высоким, серьезным, патетическим повествовательным стилем. Гоголь, понимая ценность украинского фольклора, очень хотел стать «подлинно народным писателем» и старался вовлечь разнообразную устную народную речь в русскую литературно-художественную повествовательную систему.

Писатель связывал достоверность передаваемой им действительности со степенью владения классовым, сословным, профессиональным стилем языка и диалекта последнего. В результате язык повествования Гоголя приобретает несколько стилистических и языковых плоскостей, становится очень неоднородным.

Русская действительность передается посредством соответствующей языковой среды. Вместе с тем выявляются все существующие семантические и экспрессивные оттенки официально-делового языка, которые при ироничном описании несоответствия условной семантики общественно-канцелярского языка с действительной сущностью явлений выступают довольно резко. Виноградов отмечает, что в ранних редакциях «Мертвых душ» применение Гоголем канцелярской лексики и фразеологии было шире, свободнее и естественнее. С ноткой иронии использует Гоголь канцелярские и чиновничье-официальные выражения при описании «неслужебных», будничных ситуаций и жизни чиновников .

Стиль просторечия у Гоголя переплетается с канцелярским и деловым стилем. Ссылаясь на В.Ф. Переверзева1, В.Виноградов находит, что Гоголь стремился ввести в литературный язык просторечие разных слоев общества (мелкого и среднего дворянства, городской интеллигенции и чиновничества) и посредством смешения их с литературно-книжным языком найти новый русский литературный язык.

В качестве делового государственного языка в произведениях Гоголя Виноградов указывает на переплетение канцелярской и разговорно-чиновничей речи. В «Записках сумашедшего» и в «Носе» канцелярско-деловой стиль и разговорно-чиновничья речь используются Гоголем гораздо больше, чем другие стили просторечия.

Официальный деловой язык связывает воедино разнообразные диалекты и стили у Гоголя, который одновременно пытается разоблачить и удалить все ненужные лицемерные и фальшивые формы выражения. Порой Гоголь, для показания условности какого-либо понятия, прибегал к ироническому описанию содержания, вкладываемого обществом в то или иное слово. Например: «Словом, они были то, что называется счастливы»; «Более не находилось ничего на сей уединенной или, как у нас выражаются, красивой площади» .

Гоголь считал, что литературно-книжный язык высших классов был болезненно поражен заимствованиями из иностранных, «чужеземных» языков, невозможно найти иностранные слова, которые бы могли описать русскую жизнь с той же точностью, что слова русские; в результате чего некоторые иностранные слова использовались в искаженном смысле, некоторым приписывался иной смысл, в то время как некоторые исконно русские слова безвозвратно исчезали из употребления.

Виноградов указывает на то, что Гоголь тесно связывая светский повествовательный язык с европеизированным русско-французским салонным языком, не только отрицал и пародировал его, но и открыто противопоставлял свой стиль повествования языковым нормам, соответствовавшим салонно-дамскому языку. Кроме того, Гоголь боролся и со смешанным полуфранцузским, полупростонародным русским языком романтизма. Гоголь противопоставляет романтическому стилю стиль реалистический, отражающий реальную действительность более полно и правдоподобно. По мнению Виноградова, Гоголь показывает противостояние между стилем романтического языка и будничностью, которую может описать лишь натуралистический язык. «Образуется смесь торжественно-книжного с разговорным, с просторечным. Сохраняются синтаксические формы прежнего романтического стиля, но фразеология и строй символов, сравнений резко отклоняются от романтической семантики» . Романтический стиль повествования не исчезает целиком и полностью из языка Гоголя, он смешивается с новой семантической системой.

Что касается национально-научного языка – языка, который, по мнению Гоголя, призван быть всеобщим, национально-демократическим, лишенным классовой ограниченности, то писатель, как отмечает Виноградов, был против злоупотребления философского языка. Гоголь видел особенность русского научного языка в его адекватности, точности, краткости и объективности, в отсутствии необходимости приукрашивать его. Гоголь видел значимость и силу русского научного языка в уникальности самой природы русского языка, пишет Виноградов, писатель считал что подобного русскому не существует языка. Источники русского научного языка Гоголь видел в церковнославянском, крестьянском и языке народной поэзии.

Гоголь стремился включить в свой язык профессиональную речь не только дворянского, но и буржуазного сословия. Придавая огромное значение крестьянскому языку, Гоголь пополняет свой словарный запас, записывая названия, терминологию и фразеологию принадлежностей и частей крестьянского костюма, инвентаря и домашней утвари крестьянской избы, пашенного, прачечного, пчеловодческого, лесоводного и садоводного, ткацкого, рыболовного дела, народной медицины, то есть всего, что связано с крестьянским языком и его диалектами. Язык ремесел и технических специальностей был также интересен писателю, отмечает Виноградов, как и язык дворянского быта, увлечений и развлечений. Охотничий, картежно-игрецкий, военный диалекты и жаргон привлекали пристальное внимание Гоголя.

Особенно пристально наблюдал Гоголь за административным языком, его стилистикой и риторикой, подчеркивает Виноградов .

В устной речи Гоголя интересовали, прежде всего, лексика, фразеология и синтаксис дворянско-крестьянского просторечия, разговорный язык городской интеллигенции и чиновничий язык, указывает Виноградов .

На взгляд В. Виноградова характерен интерес Гоголя к профессиональному языку и говорам торговцев .

Гоголь стремился найти пути реформирования взаимоотношений между современным ему литературным языком и профессиональным языком церкви. Он вводил в литературную речь церковную символику и фразеологию, отмечает Виноградов . Гоголь считал, что введение элементов церковного языка в литературный привнесет жизнь в закостенелый и лживый деловой и чиновничий язык. .

По мнению Виноградова, язык «Мертвых душ», а также «Шинели» — это «структурное объединение различных стилистических слоев» .

Новый и самый важный этап литературной и художественно-речевой деятельности Н.В.Гоголя В.Виноградов видит в «Ревизоре», «Шинели» и «Мертвых душах».

Гоголь использовал народно-разговорную речь более широко и глубоко, чем все его предшественники, подчеркивает Виноградов. Гоголь мастерски сочетал разнообразные, порой практически противоположные «стилистические элементы русского языка» . Применение им жаргона мелкого чиновничества, дворянства, помещиков и армейских офицеров не только обогатило литературный язык, но и стало стало средством сатиры в стиле самого Гоголя и его последователей.

Уже в первых своих повестях Гоголь, пользуясь украинской литературной традицией, изображает народ через реалистическую атмосферу народно-бытового языка, украинских обрядов, поверий, сказок, пословиц и песен, подчеркивает Виноградов. Академик обращает особое внимание на значение языка и стиля двух повестей «Вечеров», «Майская ночь» и «Вечера накануне Ивана Купалы», сыгравших определяющую роль в формировании прозаического языка Гоголя, который, в свою очередь, имеет огромное значение в истории языка русской художественной литературы ХIХ в. .

Гоголь объясняет в предисловии «Вечеров» разнообразие стилей социальным различием рассказчиков и их речевой манеры, на что обращает внимание Виноградов. Тем самым автор «Вечеров» иронически предупреждает читателя о «глубоком внедрении просторечия в язык русской художественной прозы» .

Таким образом, подчеркивает Виноградов, в предисловии четко оговаривается тип повествовательной речи, оказывающий определяющее влияние на «социально-экспрессивную» атмосферу произведения. Одновременно автор рисует портреты рассказчиков и характеризует стиль их речи.

В первой книге «Вечеров» читатель встречает двух рассказчиков. Язык Фомы Григорьевича, дьяка диканской церкви, с самого начала характеризуется Гоголем как просторечно-бытовая, народно-украинская речь, пишет Виноградов. «Эх, голова, что за истории умел он отпускать!» (Вечера на хуторе близ Диканьки). Его стиль противопоставляется книжно-повествовательному стилю того времени. Язык Фомы Григорьевича близок по стиля языку Панька, «издателя» повестей «Вечеров». Это, на взгляд Виноградова, имеет большое значение, особенно учитывая, что второй рассказчик, панич в гороховом кафтане из Полтавы, говорил «таким вычурным языком, которого много остряков и из московкого народу не могли понять» .

Виноградов утверждает, что Гоголь противопоставляет не только сложный, искуственно-приукрашенный, далекий от живой устной народной речи язык панича простому, доходчивому, народно-бытовому языку Фомы Григорьевича, но и их образы противопоставлены друг другу. Причем стиль Фомы Григорьевича выносится автором на первый план и ему отдается явное предпочтение, подчеркивает Виноградов.

Виноградов сравнивает две редакции «Вечеров накануне Ивана Купалы» и делает вывод, что прежний, «карамзинский» метод построения образа повествователя несовместим с новым, реалистическим, «пушкинским» пониманием литературной народности. Согласно прежним правилам речевого построения образа рассказчика, кем бы он ни был, его речь не могла отклоняться от общепринятого литературного стиля в сторону характеристики его профессионального или социального положения. Повествовательный стиль художественной прозы в системе Карамзина олицетворялся со стилем и мировоззрением обобщенного и отвлеченного писателя, стилем, который не мог выходить за рамки общепринятых норм речи. Стиль сказа Фомы Григорьевича уже в первой редакции часто выходил за рамки стилистики школы Карамзина, подчеркивает Виноградов. Но образ рассказчика был еще слишком сближен с образом автора, вследствие чего «приемы метафоризации, выбор выражений, синтаксический строй, экспрессивная окраска речи чаще всего непосредственно относилась к автору. Все это лишало народно-сказовый стиль реалистического правдоподобия» .

Язык рассказчика во второй редакции «Вечеров накануне Ивана Купалы» приобретает более синтаксически изобразительный, драматичный и разнообразный характер.

Виноградов наблюдает при сравнении двух редакций «Вечеров» стремительное изменение стиля Гоголя в сторону использования экспрессивного многообразия живой разговорной речи. Гоголь устраняет во второй редакции стандартную, однотипную книжно-литературную лексику и фразеологические обороты или заменяет ее на синонимичные более экспрессивные, динамические выражения из живой устной речи. Это, в свою очередь, ведет к изменению словесного состава языка.

Во второй редакции меняется характер описания действия и душевного состояния героев, отмечает Виноградов. Мысли и настроения действующих лиц передаются более динамично, в их движении. Характер описания имеет более детализированный и субъективный характер, общие выражения исчезают.

Гоголь хотел найти новые методы и средства «образной выразительности», стремился к «конкретному, выразительному, насыщенному жизненными красками и подробностями, образно-экспрессивному устному повествованию» .

Важную роль, на взгляд Виноградова, играл для Гоголя принцип метафорического одушевления. Кроме того, Гоголь все больше использует характерные для устной народной речи слова и образы, приводит в соответствие «словестную ткань» повествования образу рассказчика, описывает ход действий последовательно и придает языку субъективный характер, пишет Виноградов .

По мнению Гуковского, » в «Шинели» элементы, из которых складывается образ рассказчика нашли большее равновесие, чем это было в прежних повестях Гоголя» . В образе рассказчика «Шинели» нет той острой смены авторов, которая наблюдалась в «Невском проспекте», утверждает Гуковский, он более един, хотя и здесь у него два лица. Одно слито с миром Акакия Акакиевича, другое – «русский поэт. Но это даже не различные облики, а лишь разные стороны одной души, одного сознания; » .

В «Шинели» рассказчик более персонифицирован, подчеркивает Гуковский. Он не просто рассказчик, а автор, писатель, говорящий о себе и обращающийся к своему читателю, и этот писатель – не просто писатель, это Гоголь.

Автор «Шинели» близок среде, в которой живет его герой, пишет Гуковский, он понимает заботы и проблемы, мечты и реальность жизни Акакия Акакиевича, он рассказывает обо всем не понаслышке, а как знакомый, который и родню Акакия Акакиевича знал, и чиновника. И в то же время, автор – «он же и поэт, более того – проповедник и почти пророк, полный высоких дум о человеке и человечности, «, автор, отражающий не просто нравы и быт, «но поэзию действительной жизни, воплощенную в сложном единстве образа автора» .

В «Шинели», как и в «Носе» повествователь часто ссылается на неведение и забывчивость: «но когда, в какое время и каким образом произошла она от башмака, ничего этого не известно»; «Где именно жил пригласивший чиновник, к сожалению, не можем сказать: память начинает нам сильно изменять» («Шинель»). В то же время рассказчик делится с читателем подробнейшим описанием привычек и отдельных моментов жизни героев и их родственников, выступая таким образом всеведущим. Притворческое неведение, фиктивная неуверенность и мнимые провалы памяти выполняют все ту же роль достижения натуралистического правдоподобия и убедительности, подчеркивает М.Вайскопф. Ту же функцию, по мнению критика, выполняет и ущербный облик самих персонажей. Повествователь, сетующий на то, что он забыл ту или иную подробность, только усиливает доверие читателя к себе и к самому рассказу, рваный капот Башмачкина только еще более подтверждает реальность последнего, утверждает Вайскопф.

Многие критики единогласны в том, что Гоголю присущ особый стиль описания фантастики. Ю. Манн пишет, что Гоголь нашел особое средство в «сфере повествования и стиля повести» , автор сочетает «чистый комический сказ, построенный на языковой игре, каламбурах нарочитом косноязычии» с описанием в возвышенных, подчеркнуто патетических с точки зрения риторики тонах когда речь идет не о действительно высоких понятиях и явлениях, а, наоборот, о чем-то будничном и мелком.

Ю. Манн отмечает, что Гоголь описывал цепь совпадений, предположений и слухов, а не конкретное событие, тем самым предлагая читателю не готовое свидетельство повествователя, не описание сверхестественного события или явления, а его толкование, переживание и восприятие действующими лицами, т.е. участниками происходящего. Что, в свою очередь, давало возможность и можно даже сказать подталкивало читателя к самостоятельному толкованию и интерпритации прочитанного. Гоголь часто повторяет ощущение странности, неправдоподобности, небывалости описываемых событий, выражая восприятие происходящего рассказчиком или действующими лицами. В речи автора и действующих лиц повести «Нос» звучат слова: странный, несбыточный, неправдоподобный, несообразно, чепуха, никакого правдоподобия; в «Мертвых душах»: «Но это однакож несообразно, это не согласно ни с чем, это невозможно …».

На наш взгляд, Гоголь как бы дает возможность читателю самому задуматься над описываемыми событиями, автор ничего не разъясняет читателю, не проясняет смысл происходящего, скорее наоборот, он вносит некое недоумение.

Вайскопф отмечает, что Гоголь пришел к выводу о том, что «писать о высших чувствах и движениях человека нельзя по воображению» и что он, Гоголь, свершенно не имеет никакой фантазии. Вайскопф цитирует Гоголя: «Я никогда ничего не создавал в воображении и не имел этого свойства. У меня только то и выходило хорошо, что взято было мной из действительности, из данных мне известных. Я никогда не писал портреты в смысле простой копии. Я создавал портрет, но создавал его вследствие соображения, а не воображения» . Интересно, насколько это утвеждение соответствует применительно к таким произведениям Гоголя как «Нос», «Вий», «Страшная месть», удивляется Вайскопф.

Ю. Манн указывает, что встречаемая в произведениях Гоголя повторяемость, или тавтология, это не что иное как изящный стилистический прием, «свидетельство тонкой стилистической игры, построенной на природе самого языкового материала, его нарочитой сложности и двусмысленности» . Литературовед приводит в качестве примера фразы из «Мертвых душ»: «почмейстер … выразил на лице своем мыслящую физиономию …»; Манилов сделал «такое глубокое выражение, какого, может быть, и не видано было на человеческом лице …». Мотив «лица», по мнению Манна – это «часть гоголевского гротескного стиля, проявление гоголевского комизма».

Манн отмечает, что кажущееся случайным словесное повторение – мнимое. Гоголь, использует грамматическую «фактуру» слова лицо, с одной стороны – существительное среднего рода, нечто безличностное, с другой – это же слово применяется при указании на положение человека в обществе: официальное лицо, почетное лицо, высокое лицо. И первое, и второе, по мнению Ю.Манна, превращают лицо в «знак отвлеченной, абстрактной иерархичности, не зависящей от ее конкретного, человеческого воплощения» . Манн ссылается также на пример из «Шинели», когда Акакий Акакиевич далает для себя копию, если «бумага была замечательна не по красоте слога, но по адресу к какому-нибудь новому или важному лицу»; или далее из той же повести, когда портной приносит Башмачкину готовую шинель, «в лице его показалось выражение такое значительное, какое Акакий Акакиевич никогда еще не видывал» .

Важный момент в разрушении форм книжного синтаксиса у Гоголя был связан, по мнению Виноградова, с приемами включения в авторскую речь несобственно-прямой, «чужой речи», с их постоянно колеблющемся соотношением. Писатель включал в авторское повествование «чужую речь», зачастую противоречащую авторской точке зрения, без каких-либо предупреждений или оговорок. Это приводило к комическому смещению разных семантических плоскостей, к резким «скачкам» экспрессии, изменениям повествовательного тона, в то же время это соотношение служит Гоголю средством создания комических повторений.

Для гоголевского текста, как и для натуралистической поэтики в целом, отмечает М. Вайскопф, характерна атмосфера мелочей, сопутствующих судьбоносной вещи и приводит в качестве примера описание реакции Башмачкина на варварски спокойное заявление Петровича о стоимости изготовления новой шинели: «Полтораста рублей за шинель!» воскликнул бедный Акакий Акакиевич, всплеснув руками, вскрикнул, может быть первый раз отроду, ибо всегда отличался тихостью голоса» .

Л.И. Еремина указывает на то, что Гоголь часто очень подробно описывает детали повествования, при этом избыточность какого-либо качества писатель показывает избыточностью средств грамматического выражения этого самого качества, например, голос у доктора ни громкий, ни тихий, но чрезвычайно уветливый и магнетический (Нос); Петрович «обсмотрел… весь вицмундир его, начиная от воротника до рукавов, спинки, фалд и петлей…»; «купили сукна очень хорошего … сам Петрович сказал, что лучшего сукна и не бывает»; (Шинель) . Отмечая подробность описания рассказчиком, Еремина делает вывод, что масса подробностей делает происходящее более действенным, реальным, убедительным для читателя.

Г.А. Гуковский, обращая внимание на подробность описания, отмечает, что в литературе 30-х годов можно найти массу произведений, в которых в изобилии встречаются подробные описания быта и обыденных явлений и людей. Уникальность Гоголя не в том, что он подробно изображает быт и обыденность, а в том, что он «увидел и изобразил» эти явления иначе, подчеркивает Гуковский. «Белинский говорил, что гоголевские повести открыли в русской литературе период поэзии действительности; это значит и то, что они открыли русской литературе и русскому читателю поэзию самой действительности» .

Гоголь, отрицая и осуждая изображаемый им быт, все же ищет положительные ценности внутри него, а не вне его, утверждает Гуковский. Идеал Гоголя он находит в том, что он нашел «ростки высокого» , ценность , веру, поэзию в изображаемых им обыденных, земных людей. Заслуга Гоголя в том, что он сумел преодолеть «представление о противостоянии идеала, поэзии, с одной стороны, — и быта, обыденного, обычных людей, «маленьких людишек» — с другой. Это и значило, что он открыл поэзию в действительности» .

Гуковский обращает внимание на то, что в «Шинели» есть больше, чем в других произведениях Гоголя детальных, конкретных, предметных описаний предметов, вещей, людей и т.д. Писатель дает подробный портрет героя, его одежды и даже пищи. Подробноеое описание конкретных деталей «сопровождает весь рассказ событий, пронизывая его насквозь» , подчеркиваетизвестный литературовед.

Гуковский находит, что «Шинель» в этом отношении является торжеством поэзии действительности. Герой повести – ничтожный человек – герой «поэтического и лирического повествивания» .

Речь гоголевских персонажей тоже отличается смешением стилей и диалектов, подчеркивает Виноградов. С той лишь разницей, что это смешение обусловливается классовой принадлежностью действующего лица.

Виноградов отмечает, что Гоголь смешивал украинский язык с различными диалектами и стилями русского языка. Причем стиль украинского языка напрямую зависел от характера действующего лица произведения. Гоголь сочетал украинский простонародный язык с русским посредством просторечия. В качестве примера В. Виноградов сопоставляет простонародный язык Рудного Панька и Фомы Григорьевича и городской, обруселый язык «горохового панича» из «Вечеров на хуторе близ Диканьки».

Виноградов отмечает характерные в речи гоголевских персонажей «глоссолалические повторы»2, например: он вновь начал выглядывать, нельзя ли по выражению в лице и в глазах узнать, которая была сочинительница; но никак нельзя было узнать ни по выражению в лице, ни по выражению в глазах, которая была сочинительница» .

Речь гоголевских героев находит своеобразной М. Вайскопф, который отмечая сходство образа Акакия Акакиевича с очень популярной в 30-е годы темой бедного чиновника и вообще «маленького человека», видит помимо жалкой, убогой внешности сходство и в том, что герои указанных произведений были робкими и смиренными людьми, их речь была косноязычной.

А. Белый также не обходит вниманием нарочитое косноязычие, так часто используемое Гоголем. Например, » — А я вот к тебе, Петрович, того …

На основе вышеизложенного мы видим, что все авторы работ отмечают своебразие и оригинальность писательского стиля и языка Гоголя, оказавшие неоспоримое влияние на развитие русского литературно-художественного языка.

Язык Гоголя естествененнейшим образом соединяет в себе простоту, емкость и разнообразие живой разговорной речи и язык художественной литературы, русский и украинский языки. Гоголь мастерски использует язык различных общественных слоев и классов, профессиональный язык, жаргон и высокий стиль.

Разнообразие языковых стилей и диалектов мы наблюдаем и у персонажей Гоголя, и в речи рассказчиков. Разница в том, что язык действующих лиц зависит от их классовой принадлежности.

Оригинальность языка Гоголя заключается и в том, что он намеренно использует тавтологию, синтаксическую синонимию, необычные слова и словосочетания, метафорические и метонимические смещения и аллогизм. Писатель нагромождает глаголы и существительные, перечисляет в одном ряду совершенно несовместимые вещи и предметы, и даже прибегает к грамматической неточности выражений.

Гоголю присущ особый стиль описания фантастического. Автор предлагает читателю не описание, а толкование, восприятие необычайного действующим лицом или рассказчиком, подчеркивая при этом всю необычайность и сверхестесственность описываемого.

Многочисленные особенности языка Гоголя являются объяснением тому, что язык писателя просто и естественно вошел как в литературный, так и в обиходный русский язык.

Литература:

1. Белый, А. Мастерство Гоголя. München, Wilchelm Fink Verlag, 1969, с. 196-283

2. Вайскопф, М. Сюжет Гоголя. Морфология. Идеология. Контекст. Москва, 1993. с. 305 — 482

3. Виноградов, В. В. Избранные труды. Язык и стиль русских писателей. От Гоголя до Ахматовой. Москва «Наука», 2003. с. 5 – 97

4. Виноградов, В.В. Избранные труды. Язык и стиль русских писателей. От Карамзина до Гоголя. Москва «Наука», 1990. с. 271-331

5. Гуковский, Г.А. Реализм Гоголя. Москва – Ленинград, Государственное издательство художественной литературы, 1959. с. 240 -387

7. Еремина, Л.И. О языке художественной прозы Н.В. Гоголя. Москва, Наука, 1987. с. 5-176

8. Манн, Ю.В. Гоголь// История мировой литературы. М., 1989. Т.6, с.369-384

9. Манн, Ю. Постигая Гоголя. Москва, Аспект Пресс, 2005, с. 1-205

10. Слонимский, А. Техника комического у Гоголя. Петроград, «Академия», 1923. с.1-68

11. Эрлих, В. Русский формализм: история и теория. Санкт-Петербург, Академический проект, 1996. с.1-352

1 Народный язык у Гоголя// Лит. Критик. 1934. № 9. С. 80

Биография Николая Гоголя

Николай Васильевич Гоголь – классик мировой литературы, автор бессмертных творений, наполненных волнующей атмосферой присутствия потусторонних сил («Вий», «Вечера на хуторе близ Диканьки»), поражающих своеобразным видением окружающего мира и фантастикой («Петербургские повести»), вызывающих грустную улыбку («Мертвые души», «Ревизор»), увлекающих глубиной и красочностью эпического сюжета («Тарас Бульба»). Николай Васильевич Гоголь Его персона окружена ореолом тайн и мистики. Он отмечал: «»Я почитаюсь загадкою для всех…». Но каким бы неразгаданным не показался жизненный и творческий путь писателя, неоспоримо лишь одно – неоценимый вклад в развитие русской литературы.

Детство

Будущий писатель, величие которого не подвластно времени, появился на свет 1 апреля 1809 года на Полтавщине, в семье помещика Василия Афанасьевича Гоголь-Яновского. Предки его были потомственными священниками, принадлежали к старинному казацкому роду. Дед Афанасий Яновский, владевший пятью языками, сам добился дарования ему родового дворянского состояния. Отец служил при почтамте, занимался драматургией, был знаком с поэтами Котляревским, Гнедичем, Капнистом, являлся секретарем и директором домашнего театра экс-сенатора Дмитрия Трощинского, своего свойственника, потомка Ивана Мазепы и Павла Полуботько. Отец Николая Гоголя Василий Афанасьевич Мать Мария Ивановна (в девичестве Косяровская) до выхода замуж в 14 лет за 28-летнего Василия Афанасьевича жила в доме Трощинских. Вместе с мужем она участвовала в спектаклях в доме дяди-сенатора, слыла красавицей и талантливым человеком. Будущий писатель стал третьим ребенком из двенадцати детей семейной пары и самым старшим из шести выживших. Он получил имя в честь чудотворной иконы святого Николая, которая имелась в церкви села Диканька, расположенном в пятидесяти километрах от их местечка. Мария Ивановна — мать Николая Гоголя Ряд биографов отмечали, что:
— интерес к искусству у будущего классика в большой степени определила деятельность главы семьи;
— на религиозность, творческое воображение и мистицизм повлияла глубоко набожная, впечатлительная и суеверная мать;
— раннее знакомство с образцами украинского фольклора, песнями, преданиями, колядками, обычаями сказалось на тематике произведений.
В 1818 году родители отправили 9-летнего сына в уездное Полтавское училище. В 1821-м при содействии Трощинского, любившего его мать как родную дочь, а его как внука, он стал учащимся Нежинской гимназии высших наук (ныне – госуниверситет им. Гоголя), где проявил творческий талант, играя в спектаклях и пробуя перо. Среди однокашников он слыл неустанным шутником, о писательстве как о деле своей жизни не помышлял, мечтая сделать что-то значимое на благо всей страны. В 1825 году умер его отец. Это стало большим ударом для юноши и всей его семьи.

В городе на Неве

Окончив в 19 лет гимназию, юный гений из Украины переехал в столицу Российской империи, строил большие планы на будущее. Однако в чужом городе его ожидало множество проблем – нехватка средств, безуспешные попытки в поисках достойного занятия. В 19 лет Гоголь переехал в Петербург Литературный дебют – издание в 1829 г. сочинения «Ганц Кюхельгартен» под псевдонимом В. Акулов – принес массу критических рецензий и новые разочарования. В подавленном настроении, имея с рождения слабые нервы, он скупил ее тираж и сжег, после чего уехал на месяц в Германию.
К концу года ему все же удалось устроиться на госслужбу в один из департаментов Министерства внутренних дел, где он впоследствии собрал ценный материал для своих петербургских повестей. Н.В.Гоголь за работой В 1830-м Гоголь издал ряд удачных литературных работ («Женщина», «Мысли о преподавании географии», «Учитель») и вскоре вошел в число элитных художников слова (Дельвиг, Пушкин, Плетнев, Жуковский), начал преподавать в учебном заведении для детей-сирот офицеров «Патриотический институт», давать частные уроки. В период 1831-1832 гг. появились «Вечера на хуторе близ Диканьки», получившие признание благодаря юмору и мастерскому переложению мистического украинского эпоса.
В 1834-м он перешел на кафедру истории Петербургского университета. На волне успеха он создал и опубликовал сочинение «Миргород», куда включил историческую повесть «Тарас Бульба» и мистическую «Вий», книгу «Арабески», где изложил свои взгляды на искусство, написал комедию «Ревизор», идею которой ему подсказал Пушкин. Пушкин у Гоголя На премьере «Ревизора» в 1836 году в Александрийском театре присутствовал император Николай I, подаривший автору в качестве похвалы перстень с бриллиантом. В полном восхищении от сатирического произведения были Пушкин, Вяземский, Жуковский, в отличие однако от большинства критиков. В связи с их отрицательными отзывами литератор впал в депрессию и решил сменить обстановку, отправившись в путешествие по Западной Европе.

Развитие творческой деятельности

За границей великорусский писатель пробыл более десяти лет – жил в разных странах и городах, в частности, в Веве, в Женеве (Швейцария), в Берлине, Баден-Бадене, Дрездене, Франкфурте (Германия), в Париже (Франция), в Риме, Неаполе (Италия). В марте он приехал в Рим, где познакомился с княгиней Зинаидой Волконской. В ее доме были организованы публичные чтения Гоголем «Ревизора» в поддержку украинских живописцев, работавших в Италии. В 1839-м он перенес тяжелое заболевание – малярийный энцефалит – и чудом выжил, спустя год съездил ненадолго на родину, прочел друзьям отрывки из «Мертвых душ». Восторг и одобрение были всеобщими.
В 1841-м он снова побывал в России, где хлопотал по поводу издания поэмы и своих «Сочинений» в 4-х томах. С лета 1842 года за рубежом он продолжил трудиться над 2 томом повести, задуманной как трехтомное сочинение. Памятник Николаю Гоголю в Полтаве К 1845 году силы писателя были подорваны напряженной литературной деятельностью. У него случались глубокие обмороки с онемением тела и замедлением частоты пульса. Он консультировался с врачами, следовал их рекомендациям, но улучшения состояния не наступало. Высокие требования к самому себе, недовольство уровнем творческих достижений и критическая реакция общественности на «Выбранные места из переписки с друзьями» усугубили художественный кризис и расстройство здоровья автора.
Зиму 1847-1848 гг. он провел в Неаполе, изучая исторические труды, русскую периодику. В стремлении к духовному обновлению он совершил паломничество в Иерусалим, после чего окончательно вернулся из-за границы домой – проживал у родственников и друзей в Малороссии, в Москве, в Северной Пальмире.

Личная жизнь Николая Гоголя

Выдающийся писатель семью не создал. Он был влюблен несколько раз. В 1850 году сделал предложение графине Анне Вильегорской, но получил отказ по причине неравенства социального статуса. Николай Гоголь не был женат ни разу Он любил сладости, готовить и угощать друзей украинскими варениками и галушками, стеснялся своего большого носа, был очень привязан к подаренному Пушкиным мопсу Джози, ему нравилось вязать на спицах и шить.
Ходили слухи о его гомосексуальных наклонностях, а также о том, что он якобы являлся агентом царской охранки. Николай Гоголь до сегодня остается загадочной фигурой Последние годы жизни он писал свои сочинения стоя, а спал только сидя.

Смерть

После посещения Святой земли состояние литератора улучшилось. В 1849-1850 гг. в Москве он с воодушевлением занимался написанием последних страниц «Мертвых душ». Осенью посетил Одессу, весну 1851 г. провел в родных краях, летом вернулся в Белокаменную. Посмертная маска Николая Гоголя Однако, окончив труд над 2-м томом поэмы в январе 1852 года, он почувствовал себя переутомленным. Его терзали сомнения в успехе, проблемы со здоровьем, предчувствие скорой кончины. В феврале он слег и в ночь с 11 на 12 число сжег все последние рукописи. Утром 21 февраля выдающегося мастера пера не стало. Николай Гоголь. Тайна смерти Точная причина смерти Гоголя до сих пор является предметом дискуссий. Версия о летаргическом сне и похоронах заживо была опровергнута после предсмертного слепка лица писателя. Распространено мнение, что Николай Васильевич страдал от психического расстройства (родоначальником теории стал психиатр В.Ф. Чиж) и в связи с этим не мог обслужить себя в бытовом плане и умер от истощения. Также выдвигалась версия, что писатель отравился лекарством от желудочного расстройства с повышенным содержанием ртути.

Николай Васильевич Гоголь (1809 – 1852) – классик русской литературы, писатель, драматург, публицист, критик. Самыми известными произведениями Гоголя можно назвать сборник «Вечера на хуторе близ Диканьки», посвященный обычаям и традициям украинского народа, а также величайшую поэму «Мертвые души”.

Детство и юность писателя

Родился 20 марта (1 апреля)1809 года в селе Сорочинцы Полтавской губернии в семье помещика. Гоголь был третьим ребенком, а всего в семье было 12 детей.

В биографии Гоголя нельзя не сказать об обучении его в Полтавском училище. Затем в 1821 году он поступил в Нежинскую гимназию высших наук, где изучал юстицию. В школьные годы писатель не отличался особыми способностями в учебе. Хорошо ему давались только уроки рисования и изучение русской словесности. Ещё в детстве Гоголь полюбил театр, и в училище он был участником почти каждой театральной постановки. Что касается его ранних литературных трудов, то судить о них мы можем только по поэме «Ганц Кюхельгартен», изданной уже в Петербурге. Других ранних произведений Гоголя не сохранилось.

Начало литературного пути

В 1828 году в жизни Гоголя случился переезд в Петербург. Там он служил чиновником, пробовал устроиться в театр актером и занимался литературой. Актерская карьера не ладилась, а служба не приносила Гоголю удовольствия, а порою даже тяготила. И писатель решил проявить себя на литературном поприще.

Произведение Гоголя «Басаврюк» было опубликовано первым. Позднее повесть переработана в «Вечер накануне Ивана Купала». Именно она подарила писателю известность. Ведь до этого творчество не приносило Гоголю успеха.

Произведения Гоголя «Ночь перед Рождеством», «Майская ночь», «Сорочинская ярмарка», «Страшная месть» и прочие из того же цикла поэтично воссоздают образ Украины. Также Украина была ярко описана в произведении Гоголя «Тарас Бульба».

В 1831 году Гоголь знакомится с представителями литературных кругов Жуковским и Пушкиным, бесспорно эти знакомства сильно повлияли на его дальнейшую судьбу и литературную деятельность.

Гоголь и театр

Интерес к театру у Николая Васильевича Гоголя проявился еще в юности, после смерти отца, замечательного драматурга и рассказчика.

Осознавая всю силу театра, Гоголь занялся драматургией. Произведение Гоголя «Ревизор» было написано в 1835 году, а в 1836 впервые поставлено. Из-за отрицательной реакции публики на постановку «Ревизора» писатель покидает страну.

Последние годы жизни

1836 год – очень важный период в биографии Николая Гоголя: в это время им были совершены поездки в Швейцарию, Германию, Италию, а также во Францию (некоторое время он пребывал в Париже). Затем, с марта 1837, в Риме продолжалась работа над первым томом величайшего произведения Гоголя «Мертвые души», который был задуман автором еще в Петербурге. После возвращения на родину из Рима писатель издает первый том поэмы. Во время работы над вторым томом у Гоголя наступил духовный кризис. Даже поездка в Иерусалим не помогла исправить ситуацию.

В начале 1843 года была впервые напечатана одна из самых главных, может быть, повестей Гоголя – «Шинель».

Ночью 11 февраля 1852 года Гоголь сжег второй том «Мертвых душ”, а 21 февраля скончался.

Хронологическая таблица

Если вам нужна биография Гоголя по датам – советуем посмотреть страницу хронологическая таблица Гоголя.

Другие варианты биографии

  • Вариант 2 более сжатая для доклада или сообщения в классе

Интересные факты

  • Писатель увлекался мистикой и религией. Самым загадочным произведением Гоголя считается повесть «Вий», созданная, по словам самого автора, на основе народного украинского предания. Однако литературоведы и историки до сих пор не могут найти доказательств этому, что указывает на эксклюзивное авторство писателя-мистификатора.
  • Принято также считать, что за несколько дней до своей смерти великий писатель сжег второй том «Мертвых душ». Некоторые ученые считают это недостоверным фактом, но правду уже никто никогда не узнает.
  • До сих пор доподлинно не известно, как именно умер писатель. Одна из основных версий гласит, что Гоголь был похоронен заживо. Доказательством тому было изменение положения его тела при перезахоронении.
  • посмотреть все интересные факты из жизни Гоголя

Тест по биографии

Чтобы проверить свои знания краткой биографии Гоголя ответьте на несколько вопросов теста:

  1. Вопрос 1 из 12

    Назовите годы жизни Николая Гоголя:

    • 1802-1841
    • 1809-1852
    • 1799-1837
    • 1805-1845

Начать тест(новая вкладка)

Оценка по биографии

Облик
Как же выглядел великий писатель? М.Н. Логинов вспоминал, что Гоголь был небольшого роста, худой, с искривлённым носом и кривыми ногами. Более точнее вспоминает об облике Гоголя его сестра О.В. Головня: «Волосы у него были русые, а глаза — коричневые. В детстве у него были светлые волосы, а потом потемнели. Росту он был ниже среднего; худощавым я его никогда не видела; лицо у него было круглое, и всегда у него был хороший цвет лица, я не видала его болезненно-бледным. Немножко он был сутуловат, это заметнее было, когда он сидел…” Также Гоголь следил за причёской. Однажды он сбрил волосы, чтобы усилить их густоту. Вообще многие современники Гоголя считали, что он был красивым.
Характер
У Гоголя был разнообразный характер. Одни современники вспоминали, что он часто упирался, другие — что не было человека добрее Гоголя, третьи — что не было человека скрытнее Гоголя. Также Гоголь был очень говорлив и не любил женскую болтовню.
Вот как вспоминает о Гоголе художник Ф.И. Иордан: «Доброта Гоголя была беспримерна, особенно ко мне и к моему большому труду «Преображение”. Он рекомендовал меня, где мог. Благодаря его огромному знакомству это служило мне поощрением и придавало новую силу моему желанию окончить гравюру. Гоголь многим делал добро рекомендациями, благодаря которым художники получали новые заказы.”
Творчество
Гоголь начал писать ещё в гимназии. Первым наиболее известным произведением Гоголя была поэма «Ганц Кюхельгартен”. Гоголь всегда с собой носил в кармане блокнот и ручку, чтобы если неожиданно придёт вдохновение, сразу записать. Почерк у Гоголя был неразборчив, и когда он сдавал рукописи в печать, издатели не могли разобрать его почерк. Хотя Н.В. Берг считал, что почерк Гоголя был довольно красивым и разборчивым. Большую славу Гоголю принесли «Вечера на хуторе близ Диканьки”, «Мёртвые души” и «Ревизор”.
Жилища
Первым жилищем Гоголя был дом в Васильевке, где он и родился. Там в его комнате стояла конторка и стол, где лежали его книги. Вторым жилищем Гоголя была квартира в Петербурге на Гороховой улице. Её Гоголь вместе с А.С. Данилевским сняли по объявлению. Они там жили вместе, пока Данилевский не поступил на военную службу и уехал. Ещё Гоголь жил в Италии — в Риме на Via Felice №126. Квартира в Риме была очень просторная. Последним жилищем Гоголя был дом в Москве на Никитинском бульваре. Там Гоголь и умер.
Путешествия
Гоголь очень много путешествовал. Первым путешествием Гоголя был путь из Васильевки в Нежин, когда Гоголь ехал в гимназию. После окончания гимназии Гоголь опять поехал в Васильевку, а из Васильевки в Петербург. Из Петербурга Гоголь поплыл в Германию, в город Ахен, а потом в Швейцарию. После Швейцарии Гоголь вернулся в Россию, в Москву. Потом опять поехал за границу — в Италию, в Рим, где прожил долгое время. Также Гоголь был во Франции. Потом вернулся в Москву, где и умер.
Финансы
Гоголь был не очень бедным, а его отец тем более. Отец Гоголя имел 400 крепостных душ. Гоголь долго жил за границей, а ведь там жить очень дорого. Также Гоголь заплатил много денег за то, чтобы издали его поэму «Ганц Кюхельгартен”, которую потом и сжёг. Ещё Гоголь был не экономный, а также много денег тратил на книги.
Увлечения
Гоголь любил петь. Ещё Гоголь любил собирать эксклюзивные книги. Любил Николай Васильевич и ботанику, а также рукоделье. Гоголь очень хорошо рисовал. Живя в Риме, он часто ходил к Колизею, садился там и рисовал. Любил Гоголь играть в домино и шашки, но самой любимой игрой Гоголя был бильярд.
Одежда
Гоголь любил носить сюртук, а также разноцветные жилетки: синего, зелёного и многих других цветов. Также Гоголь носил шаровары. На его голове была то белая, то серая шляпа. Об одежде Гоголя вспоминает Л.И. Арнольди: «…Явится в платье ярких цветов, приглаженный, откроет белую, как снег, рубашку, развесит золотую цепь по жилету и весь смотрит каким-то именинником. <…> Он много думал, как бы нарядиться покрасивее.”
Еда
Гоголь был сладкоежка. Он постоянно сосал медовые пряники, ел разные сладости и пил квас. У него всегда в карманах были какие-нибудь пряники или леденцы. Также Гоголь грыз сахар и банками ел варенье. Гоголь также любил разные малороссийские кушанья: галушки и другие блюда. Перед обедом Гоголь выпивал рюмку водки. Гоголь и сам любил готовить. Вот как вспоминает об этом Л.И. Арнольди: «Гоголь стал заказывать обед, выдумал какое-то новое блюдо из ягод, муки, сливок и ещё чего-то, помню только, что оно вовсе не было вкусно.»

Еще хорошая книга о Гоголе: http://www.epampa.narod.ru/nech/gogol.html

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *