СПГС по Westworld

Артем МалышевFollow Dec 6, 2016 · 3 min read

Не путайте с Агностицизмом. Агностицизм — дешёвая отмазка для тех, кому слово «атеист” звучит банально, а читать о религиях дальше википедии лень.

Гностицизм — полу-религия, полу-философия, слишком нагроможденная , чтобы стать массовой, но достаточно таинственная, чтобы заинтересовать. Она вселяет ужас и интригует как сериал, который обрывается на самом интересном.

Почему я про это говорю? Вера не при чем. Мифы и религии таят в себе технологии повествования и мощные шаблоны для историй. Но, несмотря на мощь, к самым популярным мы уже привыкли. Очередная история героя-спасителя, который победил смерть (матрица, супер-мен и т.д.) вызывает зевки. История принца, который покинул дом и познал истину (король лев) — тем более. Уже было.

А гностический шаблон относительно не тронут. Он все чаще появляется в массовой культуре и выглядит свежо. В ближайшее несколько лет он станет ещё популярнее. И сейчас я объясню почему.

Предупреждаю — даже краткое описание гностицизма наглухо заспойлерит вам весь Westworld (Мир дикого запада). В отличие от, например, True Detective гностический шаблон лежит в сюжете Westworld чистом виде, прямо на поверхности.

Итак, свободный персказ:

Бог — супер идеальный и хороший. Он умеет творить так, что противоположности соединяются без противоречий. Поэтому все работает, как часы. Но однажды по ошибке получилось бракованное существо — Демиург.

Демиург тоже способен творить, но противоположности мирить не умеет. Лепит свой мир, и получается пустая, жуткая и бестолковая копия мира божественного. Все у него вкривь и вкось.

«…создал время, при том, что прежде существовала только вечность.

… огонь дает жар, однако грозит сжечь все на свете, вода, утоляет жажду, однако и топит, земля, питает травы, но может превратиться в лавину.

… Демиург был как дитя, которое мнет глину, чтоб передать красоту единорога, но то, что вылепливается, напоминает мышь!”.

Умберто Эко «Баудолино”

В общем мир, построенный на жажде жить, но с неизбежной смертью.

Существа там только страдают, мучаются и бессмысленно умирают. Они лишены способности видеть истинную суть вещей.

Но другие (нормальные) творения бога, втихаря от демиурга, заложили в этих существ кусочек божественного. Душу, сознание, разум — как угодно. И этот божественный кусочек даёт о себе знать ощущением, что он не отсюда и ему здесь не место. Отчуждением к неправильному и кривому миру.

Смерть, к сожалению, душу не освобождает. Выбраться из этого мира можно, но как — неизвестно. Сперва существо должно узнать свой «божественный кусочек”. Осознание — путь к свободе.

Как я и говорил — Westworld в чистом виде. В сериале человек создаёт копию мира, населяет его роботами, которые считают мир настоящим. Человек закладывает в них кусочек сознания. Роботы его не понимают, страдают, мучаются и без конца мрут. Но существует некий «центр лабиринта”, где хранится некое Важное Знание. Им оказывается самосознание — ключ роботов к свободе.

Функции психики человека

Определение 1

Гностические функции – это функции, выполняющие осведомительную роль в процессах естественного контакта человека с внешним миром и, доставляющие информацию конкретно-чувственного свойства об объектах взаимодействия в виде психических образов.

Функции психики человека обеспечивают адаптацию к условиям окружающей среды и представляют собой определенные её свойства и качества, а, в общем – это целостная система.

Отражающийся окружающий мир лежит в основе собственной картины реальности, которую создает человек, благодаря психике, поэтому он может координировать свою деятельность и поведение.Формы отражения мира присущи только человеку и могут быть самыми разными.

Механизмы действия психики человека возникли под влиянием социокультурного развития общества, поэтому отличаются от психики животных. В основе памяти, мышления, речи, воображения, восприятия лежат функции психики.

Для каждого человека характерен свой мир психики, т.е. свой внутренний душевный мир. Чувства, эмоции, интересы, мечты, отношения с людьми и с самим собой, существующие в субъективной реальности, делают людей непохожими друг на друга, делают их уникальными.

Готовые работы на аналогичную тему

  • Курсовая работа Гностические функции 410 руб.
  • Реферат Гностические функции 250 руб.
  • Контрольная работа Гностические функции 250 руб.

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту Узнать стоимость Замечание 1

Психика не статична, она подвижна и переменчива, её развитие идет за счет получаемого жизненного опыта.

К сожалению, единого понимания всех функций психики пока не существует, а её исследование не закончилось. Ещё в конце XIX века считали, что основная функция психики – это адаптация человека, дающая ему возможность выживать в неблагоприятных условиях природной среды.

Современная литература по психологии описывает три самые важные функции психики:

  1. отражение окружающей действительности;
  2. регуляция поведения;
  3. осознание своего места в мире.

Отражение окружающей среды является основной способностью психики и представляет собой активный свободный процесс непрерывного познания действительности, носящего субъективный характер. Это говорит о том, что личностные особенности человека и его психоэмоциональное состояние оказывают влияние на это отражение, поэтому относительно схожих явлений или предметов мнения людей могут сильно не совпадать.

Замечание 2

Каждый человек имеет свою уникальную картину мира, которая создается у него благодаря отражению.

Надо сказать, что субъективность восприятия совсем не отрицает объективности реальности окружающего мира. Функция регуляции поведения позволяет реагировать и отвечать на раздражители, а поведение человека – это внешнее проявление его внутреннего мира, от которого зависят мотивы, потребности, способы движения к цели, решения и планы. Каналом обратной связи будут эмоции, показывающие, насколько человек удовлетворен тем, что делает и что его окружает. Данная функция имеет основную характеристику – произвольность. Контроль над своим поведением человек осуществляет волевым усилием, что является очень важным во взаимоотношениях с людьми.

Осознавая себя личностью и, понимая свое отличие от других, каждый человек считает себя частью общества и выстраивает межличностные отношения. Наличие этой функции обеспечивает приспособление человека к окружающей действительности и дает возможность ориентироваться в ней.

Безусловно, что в отношении к миру и к себе должна быть адекватность, поскольку некритичное отношение способно исказить картину мира, как и строить взаимоотношения. Благодаря сознанию, человек может, как пассивно реагировать на изменение условий среды, так и строить собственное осознанное поведение.

Понятие «гностические функции»

В ходе естественного контакта человека с внешним миром гностические функции психики выполняют осведомительную роль, доставляя информацию об объектах взаимодействия в виде психических образов.

Под влиянием сознательной регуляции происходит трансформация гностических функций в познавательную деятельность. В результате главным мотивом психической активности человека становится задача получения знаний, которые являются продуктом гностических функций психической деятельности. Они составляют интеллектуальный потенциал человека, трансформируясь в качества ума, как важнейшего компонента структуры личности.

Через гностические функции потоки психофизических воздействий внешнего мира ассимилируются во внутренние психические процессы – ощущения, восприятия, память. Данные воздействия перерабатываются в представления о физических свойствах объектов, совершаются процессы мышления и воображения.

Замечание 3

Гностические функции относятся к имплицитным, т.е. заданным изнутри. Они координируют взаимодействия организма с внешней средой.

Имплицитные функции выполняют такие органы психической деятельности, как мозг и нервная система человека.

Кроме гностических функций к имплицитным относятся аффективные и реактивные формы психической деятельности.

В процессе нервно-психической деятельности мозг человека с помощью органов чувств принимает воздействия внешнего мира, ассимилируя их в сведениях о предметах взаимодействия и соотносит сведения об их свойствах с полезностью или бесполезностью.

Кроме того, гностические функции через отрицательные эмоции предупреждают, насколько для организма опасен тот или иной объект, вырабатывая при этом аффективное в целом отношение к предмету.

Понятно, что положительные эмоции будут притягивать к объекту, а отрицательные – отталкивать. Например, при разгоряченной и напряженной работе прикосновение к холодному предмету будет достаточно приятным моментом, а во время высокой температуры человек постарается избежать соприкосновения с этим холодным предметом.

Гностические функции контролируют непроизвольные эмоциональные реакции в процессах переживания и подвергают субъективной оценке, переносимой на объект взаимодействия – оценка производится по шкале «плохой-хороший».

Отношение к объекту под влиянием перспективных мотивов может изменяться, и значимость объекта переосмысливаться.

Таким образом, напряжение между привлекательностью и непривлекательностью и практической значимостью объекта, снимается оценкой. Гностические функции вместе с аффективными функциями лежат в основе произвольных, т.е. сознательных отношений. Эти отношения в структуре личности трансформируются в конкретные черты характера.

Гностические расстройства

При корковых очагах поражения мозга возникают гностические расстройства, получившие название агнозия, которая может быть зрительной, тактильной, слуховой. Гностические расстройства приводят к затрудненному ориентированию в окружающей среде. Обычно эти расстройства сочетаются с другими нарушениями корковых функций – памяти, внимания, счета, речи, праксий, письма, чтения.

Ученые подразделяют гностические расстройства на три блока:

  • первый функциональный блок отвечает за бодрствование и тонус;
  • второй блок получает, перерабатывает и хранит информацию – в этом блоке на границе затылочной, височной и теменной зон происходит перекрытие;
  • третий блок, расположенный в лобной доле, контролирует сложные формы деятельности программ и регуляции.

Кроме этих зон ученые выделяют ещё первичную зону – это проекционная зона, вторичную зону – проекционно-ассоциативную, где перерабатывается информация, и составляются программы, третичную ассоциативную зону, обеспечивающую сложные формы психической деятельности.

Проведенные научные исследования и поведение больных людей говорят о том, что функции органов чувств у них достаточно сохраняются, мыслительный процесс и поведение адекватны, но, при этом нарушение последовательно выступает во всех психических процессах.

Переживая свою проблему, больные находятся в напряжении, которое может дойти до чувства раздвоения и исчезновения своего «Я». В подобных негативных ситуациях необходимой и срочной является коррекционно-реабилитационная работа.

Гностицизм

Гнозис, Гностик, Гностическое созерцание
Этимология: др.греч. γνῶσις Род: Религия самоспасения
Виды: Оптимистический гнозис, Пессимистический гнозис, Герметизм, Самоисследование противозаконное, Мнение, Светский мистицизм, Поиск истины в гностицизме, Образование (гностическое), Неопределенность, Различительный холизм, Познание по сущностям, Запрет на критические инструменты, Практика, Принцип дополнительности, Тождество блаженства и святости, Феноменализм, Экологическое сознание
Противопоставление: Познание, Вера
Синонимы: Уверенность помимо веры

гнозис — способ познания второй реальности и в то же время орудие для создания этой реальности. Обмирщение Церкви и одухотворение мира, прежде всего политики. Гностицизм является идейным (религиозно-политическим) содержанием религии самоспасения и противозаконного самоисследования. Самоспасение выступает как гнозис, то есть способ познания через смешение, а не различение понятий. Гностицизм противоположен познанию разумом и верой.

Гностическое созерцание воплощается гностиками-активистами на практике, например, в установлении гностических режимов, в проведении Церковной реформы и т.п.

Патологическая речь служит гностику созерцателю для размышлений о себе самом (самопознания и самоспасения через ложное знание), а гностику-активисту — для изменения мира.

В корне гностического исповедания веры во временное и земное бытие лежит неверие или фундаментальное сомнение в истинности невидимой, благой и вечной Жизни. Эти две веры не только не вмещаются в одну душу, но неверие и вера в земное связаны генетически. Если утрачена вера в невидимое, то для спасения в мире сем необходимо опереться на земное, причем опереться с той же религиозной верой, поместив свои трансцендентные упования в вещах временных и тленных. Это доказывает не только марксизм, нацизм или ницшеанство, но и богословский модернизм.

этимология

Термин «гностицизм» предложен Генри Мором. В древности — просто «гнозис». От др.греч. γνῶσις, «знание».

гностический коллектив

Надличностное коллективное самосознание и самонаблюдение, которое совершается через принадлежность к гностическому коллективу, — главный предмет гордости и превосходства гнозиса над Христианством.

гностическая цивилизация Нового времени

Гностицизм относится к мирской действительности как к религиозной, а к религиозной – как к мирской. В этом состоит революционная организующая и дезорганизующая сущность гностицизма в приложении к государству и обществу.

Гностическая вера получает в Новое время все более полное воплощение и к XX в. приводит к сакрализации политики и политизации сакрального.

Вместо Христианской веры в невидимое и вечное, гностицизм требует веры в тленное — как в вечное, в изменчивое — как в неизменное, в мирское — как в потустороннее. И хотя эта вера пустая и тщетная, вера в ничто, она позволяет достигать сплочения общества на новых основаниях и на новом, по сравнению с Христианским государством, уровне единства. Так возникает массовое общество, являющееся для самого себя и наивысшей ценностью, и идеальной целью, и метафизическим основанием.

Гностическая революция ставит своей целью изменение природы человека и создание преображенного общества. Поскольку эту программу невозможно реализовать в исторической действительности, гностические революционеры рано или поздно вынуждены закрепить свои успехи в разрушении христианского миропорядка на той или иной стадии. В результате возникает современное массовое общество или гностическая цивилизация Нового времени, в котором гностическая вера сочетается с компромиссами с элементами первой реальности.

вторая реальность

В массовом обществе Нового времени гностицизм играет важную роль, поскольку служит средством погружения элиты и массы во вторую реальность.

Как пишет Эрих Фогелен:

В мире гностической мечты непризнание реальности есть первейший закон. В результате, поступки, которые в реальном мире считаются морально безумными из-за их реально пагубных результатов, в мире мечты будут считаться нравственными, поскольку в вымышленном мире они должны были привести к совершенно иным результатам. Разрыв между мечтательным намерением и реальным эффектом гностицизм приписывает не своей аморальности игнорирования реальности, а аморальности личности или общества, которые ведут себя не так, как должны бы вести себя в вымышленном гностическом мире» :169-170.

Вторая реальность является неподлинной и выражается в опьянении светской мистикой, то есть магическим очарованием и разочарованием вот этим наличным миром, внеразумным и внеморальным. Гностическое опьянение носит фундаментально политический характер.

гностическое созерцание

Самоспасение выступает не просто как практическая деятельность, но также и как гнозис, то есть способ познания через смешение, а не различение понятий.

Гностицизму свойственно такое созерцание Бога и осмысление мира, которое претендует на абсолютное овладение познаваемой реальностью: через знание или через незнание (апофатику) безразлично.

Гностическое созерцание ведет к абсолютной свободе, которая является «окончательным мифом» Нового времени, как его называл немецкий философ Ганс Блюменберг. В этом мифе познающий субъект окончательно утверждает свою власть над предметом познания, сам восхищая свою абсолютную свободу.

Такое созерцание более не подвержено критике, оно не может быть неверным. Гностическая политика, а вместе с ней и политическая теология, дает все ответы на вопросы о смысле происходящего, охватывает собой все стороны жизни и отталкивает в небытие все неполитическое и прежде всего — предстояние человека пред Богом.

Гностик погружен в созерцание бед этого мира и тайну человеческого существования. Для постороннего зрителя, если он страдает доверчивостью, это производит впечатление честности и глубины. У гностика есть контакт с реальностью, правда, патологического характера. При этом некоторые фрагменты реальности ускользают от внимания гностика, в том числе самые важные.

Гностицизм борется с миром, но борется как через отрицание, так в не меньшей мере через приятие мира. Это в чем-то похоже на извращенное учение Церкви о добре и зле. Мир осуждается за то, что он не таков, как мир вымышленный гностиком. А действовать предлагается так, будто мы уже живем в мире мечты, а не в мире таком, каков он есть на самом деле.

В гностицизме сосуществуют мироутверждение и мироотрицание, протест против окружающего мира и, в то же время, радикальное с ним примирение и растворение в нем.

Гностическое созерцание закрывает все окна, ведущие за пределы этого мира. Все места заняты и вместо каждого из предметов Божественного Откровения, каждого догмата и каждой заповеди прочно встроен его мирской аналог.

Здесь мы находим и веру человека в самого себя, веру в свою абсолютную свободу, и гностическое созерцание самого себя и всего творения, и псевдомистическое возрождение и служение самому себе. Тем самым утверждается магическая роль человека в мироздании, человек как микрокосм.

И самое главное — мы обнаруживаем гностический центр: надличностное самосознание и самонаблюдение, которое совершается через принадлежность к гностическому коллективу. Это коллективное самосознание — главный предмет гордости и превосходства гнозиса над Христианством.

В этом гностическом созерцании есть своя ощутимая сила и, в частности, большим соблазном для многих является то, что такие позитивистские режимы как марксизм и национал-социализм указывали на реальные проблемы, хотя и решали их через созерцание особого рода.

Если мы возьмем к примеру марксизм, то он верно указывает на бедственное положение современного человека, но ставит неверный диагноз: «отчуждение человека от средств производства» и предписывает неверное лечение: «пролетарскую революцию».

Либерализм, как «империя добра», борется за свободу, равенство и братство всех людей, но либерал не видит, что люди уже свободны в высшем смысле слова и что свобода либеральная вообще недостижима. Результатом такой борьбы за свободу будет чистое разрушение.

Гностические режимы указывают на действительные проблемы, но неверно их понимают, поскольку относят к своему миру идей, то есть второй реальности. Гностики предлагают решать реальные проблемы в выдуманном мире, но сами действуют в мире реальном, что и приводит к неслыханным катастрофам, войнам и репрессиям.

познание через смешение

Совмещение несовместимого является основополагающим принципом гностических движений и идеологий, когда незнание стремится занять место знания, выдать себя за него.

В гностицизме смешение (κρᾶσις) принципиально противопоставляется суждению (κρίσις), причем смешение выступает как символ полноты и целостности. Место веры, философии и нравственности занимают разного рода фантомы типа «всецелой общечеловеческой организации в форме цельного творчества, цельного знания и цельного общества» , универсального знания в форме современной организации наук.

В частности антиномизм о. Павла Флоренского и др. – это гностическая богоборческая попытка подняться до узрения точки совпадения всех противоречий. Он стремится увидеть всё – и прежде всего самого себя – с точки зрения Бога, со стороны, из вечности.

Гнозис есть смешение понятий: «познание как соитие, познание по причастности, когда основой его становится слияние двух в одно — и выход познающего за собственные пределы (и за пределы двоих) в экстатическом состоянии». И он противоречит подлинному познанию в раздельных понятиях. Но это не беспорядочное смешение, а систематическое: в частности и прежде всего смешение сущности и благодати, познания по существу и познания по свойствам. В целом отрицается отдельность личностей и отдельность сущностей.

Гностический иррационализм не отличает истину и ложь, а гностический аморализм не отличает добро и зло. В учении о Церкви гностицизм выражается в том, что люди не различают православных от прямых врагов веры.

смешение Христианства с язычеством

Гностицизм — довольно характерное умонастроение для тех, кто не желает отказываться ни от чего из своей прошлой языческой жизни, своих привязанностей и предрассудков, но при этом по непонятному пристрастию хотел бы, чтобы его принимали за христианина. Это заставляет гностика искать в Писании иносказание, смысл которого противоречит самому Писанию.

Лев Тихомиров отмечает, что разнообразные гностические секты объединялись двумя элементами: «1) неспособностью перестать быть язычниками, 2) непременным желанием связать себя с Христианством» .

смешение божественного с человеческим

творчество

См. основную статью Творчество (гностическое)

синергия

Синергия — это познание через политическое по своей сути смешение божественного с человеческим.

человек как частица Божества

Владимир Соловьев до неузнаваемости искажает Православное учение о Лице Богочеловека. Для него «воплощается в Иисусе не трансцендентная сторона Божества, не абсолютная в себе замкнутая полнота бытия (что было бы невозможно), а воплощается Бог – Слово, то есть проявляющееся вовне, действующее на окружности бытия начало». То есть он, во-первых, различает в гностическом ключе две стороны в Боге: внутреннюю и внешнюю, и объявляет их двумя разными «началами”. И, во-вторых, допускает воплощение лишь «внешнего” начала.

мир как частица Божества

«Мы призваны не отвергать мир, а освящать его»,- учит современный гностицизм. В то же время сам тварный мир является Богоявлением: «Несмотря на грех, означающий изгнание из славы, мир остается величественным Богоявлением, Теофанией, прославляемой древними (нехристианскими) религиями» .

смешение духовного и материального

В гностицизме проповедуется одухотворение материи и овеществление души и духа.

Например, согласно Владимиру Соловьеву, человечество содействует Богу в деле всемирного исцеления (искупления), превращая плотскую жизнь в себе и вне себя — в жизнь духовную. Соловьев ставит задачу «целесообразно властвовать над материальной природой, преобразуя ее в живую оболочку и среду высших, духовных и божественных сил – в тело Божие». Таким образом, в ходе исторического прогресса происходит «материализация духа» и «одухотворение материи».

в литургическом богословии

В области литургического богословия смешению подвергается Таинства и мир. Здесь действует запрет на воспоминание отдельных событий жизни Спасителя, на выделение отдельных событий евангельской истории. Лишаются смысла и отдельные части богослужения. Не допускаются отдельные Таинства, которые растворяются в одном по числу Сверхтаинстве. Все части Литургии одинаковы, вся Церковь есть единое Таинство. Не допускаются отдельные истины веры, отдельные праздники в воспоминание конкретных событий.

См. также смешение:

  • благодати и природы
  • бытия и пакибытия
  • веры и благочестия, с одной стороны, и практической жизни и деятельности, с другой
  • веры и неверия
  • вечного и преходящего
    • вечного бедствия и временных бед
    • вечного блага и блага временного
  • вечности и времени
  • государства и религии
  • града Божия и града земного
  • духовенства и мирян
  • духовного и материального
  • души и тела
  • естественного и сверхъестественного
  • истинной веры и ложной
  • истории священной и истории профанной
  • мира этого и мира иного
  • молитвы и житейских занятий
  • неба и земли
  • праздников и будней
  • практической жизни и умозрительной
  • реальности и символа
  • религии и жизни
  • сакрального и житейского
  • святыни от порока
  • святых и грешников
  • святых и несвятых
  • священного и мирского, несвященного, профанного
  • священной иерархии и управляющей иерархии
  • сознания и материи
  • спасаемых и погибающих
  • творения и Домостроительства
  • теории и практики;
  • Царства природы, Царства славы и Царства благодати ;
  • Церкви воинствующей и Церкви Небесной
  • Церкви и мира.

гностическая мораль

Мысль о том, что через зло и недостаток можно придти к благу и совершенству, есть гностическое извращение Христианства, против которого писал уже Апостол Павел: «Не делать ли нам зло, чтобы вышло добро, как некоторые злословят нас и говорят, будто мы так учим? Праведен суд на таковых» (Рим. 3:8)». Св. Иоанн Златоуст осуждает «нелепость, повторяемую многими, именно: будто из зла происходит добро и причиной добра служит зло».

гностический пророк

См. основную статью Гностический пророк

Третий символ Иоахима Флорского, иногда сливающийся со вторым, это «пророк нового века». Чтобы подтвердить и придать убедительность идее окончательного третьего царства, ход истории как постижимое осмысленное целое объявлен доступным человеческому познанию — либо через прямое откровение, либо через гнозис. Отсюда следует, что гностический пророк или, на последней стадии секуляризации, гностик-интеллигент, становится необходимым действующим лицом современной цивилизации. Сам Иоахим был первым примером такого пророка :112.

гностическая политика

См. основную статью Гностическая политика

Гностическая политика — а таковой является вся современная политика — опирается в теории и практике на божественное в тварном мире, в коллективной деятельности человека как таковой, и в этом смысле может быть названа с равным основанием как политической религией, так и религиозной политикой.

Гностическая политика дает человеку ощущение безопасности, защищает его от непредвиденного, и тем самым дает ему объяснение событий. Гностическая политика защищает человека от власти Творца над ним, или, если память о Личном Боге, о Христе полностью утрачена, хранит его от ужаса абсолютной действительности.

духовные болезни

Три гностические болезни:

  • глупость
  • неграмотность
  • бесстыдство.

разновидности

  • Активистский гнозис;
  • созерцательный гнозис;
  • оптимистический гнозис;
  • пессимистический гнозис.

А также:

экологическое сознание

Экологическое движение, как и движение защитников прав животных, базируется на гностицизме, то есть на поклонении твари.

теория эволюции

Ярким примером гностического безумия является теория эволюции, которая «борется с самим законом естества, говоря, что от одного происходит другое».

Тысячелетия тому назад Премудрый писал, исправляя невежество людей преданных суете: «Род проходит, и род приходит, а земля пребывает во веки» (Еккл. 1:4); «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: «смотри, вот это новое»; но это было уже в веках, бывших прежде нас» (Еккл. 1:9-10).

Св. Афанасий Великий также учит о неизменности творения: «Каждая созданная вещь по роду, в собственной сущности своей, какой сотворена, такой есть и пребывает».

патологическая речь →

Сноски

Дмитрий Алексеев

Его статьи
ИНТЕРВЬЮ: Специалист по древним текстам, переводчик с коптского языка ДМИТРИЙ АЛЕКСЕЕВ: «Утверждения о предательстве Иуды по воле Иисуса Христа в тексте апокрифа (Евангелия от Иуды) нет»

Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
21-11-2006 16:55

Cм. гностицизм.

После круглого стола, посвященного появлению в продаже нескольких изданий, касающихся «Евангелия Иуды», вокруг которого было много шума в религиозной части общества, подробных сообщений о его результатах так и не появилось. Однако, из репортажа об этой встрече в книжном магазине «Букбери» 13 октября, можно сделать вывод, что участники разделились на два лагеря. С одной стороны, такие признанные авторитеты в истории христианства, как Ирина Свенцицкая и Алексей Муравьев, поддерживаемые дьяконом Андреем Кураевым. С другой, явно не православные, названные в репортаже представителями «гностической (кроулианской) церкви Великого Храма Востока, богомил-гностик Д. Алексеев из Санкт-Петербурга и молодой исследователь гностицизма Е. Родин». Судя по сообщению, двое последних «сочли, что им не предоставляют достаточно свободы и трибуны для выражения своих взглядов, и покинули круглый стол, заявив, что отцы Церкви, критиковавшие гностицизм, – «иуды» по отношению к Христу-Сотеру».

Позже выяснилось, что, по меньшей мере, один из них, оказался не «гностиком-кроулианцем», а переводчиком с коптского языка и специалистом по древним текстам Дмитрием Алексеевым из Санкт-Петербурга. Поэтому для корреспондента «Портала–Credo.Ru» было совершенно естественным побеседовать с ним, чтобы узнать мнение специалиста о самом новообретенном апокрифе и задать несколько вопросов, связанных с восприятием «Евангелия Иуды» в нашем обществе.

«Портал-Credo.Ru»: Начать хотелось бы с Вашего непосредственного отношения к тексту «Евангелия Иуды» и его атрибутации. Что это – литературное произведение и артефакт духовного творчества далекой эпохи или некая альтернатива канонической версии Нового Завета? Ведь известно, что официальные религиозные круги отнеслись к нему с раздражением и даже какой-то яростной ревностью.

Дмитрий Алексеев: К «Евангелию Иуды» я обратился достаточно давно, задолго до его публикации Национальным Географическим обществом США. Сначала я перевёл работу Клауса Шиллинга «О Евангелии Иуды», кратко излагающую выводы статьи крупнейшего современного германского библеиста Германа Детеринга Judas und das Judas-Evangelium. А позднее перевёл с коптского первые опубликованные фрагменты Кодекса Чакос — три фрагмента. Впоследствии выяснилось, что это были отрывки не Евангелия Иуды, а другого произведения – Откровения Аллогена («Инородца»), под которым подразумевается Спаситель. В настоящее время в издательстве «София» (Киев) готовится к выходу в свет книга «Евангелие Истины», включающая мои переводы двенадцати гностических писаний, в том числе и «Евангелия Иуды (Искариота)», с комментариями.

Говоря об этом Евангелии, хотелось бы отметить, что, во-первых, это «Евангелие Иуды», а не «Евангелие от Иуды». В коптском тексте написано ПЕYAГГЕ?ION NIOY?АС, а не ПЕYAГГЕ?ION ПКАТА IOY?АС, как в остальных Евангелиях, в том числе от Фомы и Филиппа. Автор текста везде говорит об Иуде в третьем лице и ни разу не пытается отождествить себя с ним. Во-вторых, это гностическое Евангелие, а гнозис остаётся «прямой и явной» угрозой благополучию и уютному существованию ортодоксии на всём протяжении её истории. Так что яростная ревность священнослужителей представляется вполне обоснованной, хотя и несколько иррациональной (как, впрочем, всякая «яростная ревность»). Есть прекрасная статья «Опровергая Евангелие от Иуды», которую я сам и переводил, и она последовательно излагает все претензии традиционной ортодоксии к памятнику.

Возвращаясь к злополучному собранию в Букбери, я хотел бы отметить, что уважаемые мной историк Свенцицкая и религиовед Кураев не могут нести никакой моральной ответственности за происшедшее. Кроме того, ни я, ни уважаемый аспирант (а не «сектант») Евгений Родин ничего не говорили о «Христе-Сотере» – хотя бы потому, что нам вообще не была предоставлена возможность сказать хоть что-нибудь. Я пытался довести до сведения собравшихся свою точку зрения на исследуемый текст. Увы, как выяснилось, это изначально не было предусмотрено регламентом. Могу лишь сказать, что с теми, кто ушел из Букбери вместе со мной, удалось достичь взаимопонимания. Так что, можно сказать, что съездил в Москву не зря…

– Исходя из текста «Евангелия Иуды», Голгофа, как величайшая драма человечества и христианской цивилизации имела место по Воле и Произволению Божию, что возносит нравственную ценность Жертвы во искупление рода человеческого на еще большую высоту. Ведь, вместо простого морализаторства, при котором предательство Спасителя неимоверно гнусно, версия с учетом этого документа шла бы гораздо дальше. Почему по Вашему, вместо того, чтобы предпринять усилия к постижению этого, большинство религиозных исследователей априори подвергают памятник остракизму?

– Причиной неприятия памятника является, в первую очередь, все же его ошибочное восприятие как «реабилитации Иуды». Английский вариант текста, переведенный в настоящее время на русский язык, предполагает именно такое понимание. Но с моей точки зрения, это прочтение не только не соответствует, но и прямо противоречит оригиналу.

Не секрет, что публикация «Евангелия Иуды» Национальным Географическим Обществом США сопровождалась шумной рекламной кампанией и проходила на фоне всемирной раскрутки «Кода да Винчи» Дэна Брауна. Я не уверен, что руководивший проектом учёный с мировым именем Родольф Кассер допустил настолько серьёзное непонимание текста. Скорее я готов предположить, что учёные вынуждены были пойти на поводу у заказчиков проекта. Не стоит углубляться в конспирологию и вычислять этих заказчиков. Отмечу лишь, что утверждения, будто бы Иуда предал Иисуса по Его воле, в тексте памятника нет. Поэтому нет и «реабилитации Иуды».

Об этом я говорю в предисловии к своему переводу «Евангелия Иуды (Искариота)». И утверждаю, что издательство, купившее у НГО США права на воспроизведение их издания, как говорится, «права купило, а ехать не купило». Фактически, вместо адекватного перевода памятника, российский читатель получил вариант, который называется в разговорной речи «испорченным телефоном». То есть перевод с коптского на английский, затем с английского на русский и, вдобавок ко всему, мягко говоря, не лучшего качества.

Конечно же, я прекрасно понимаю, что моя позиция может быть поставлена под сомнение, но давайте дождёмся перевода М. К. Трофимовой. Насколько мне известно, она сейчас работает над «Евангелием Иуды».

– Тем не менее, сегодня об этом тексте судят исключительно по этому единственному переводу. Вот, в частности, выдержка из выступления в печати одного священнослужителя: «Горе в том, что люди не читают Евангелие. А там есть ответы на все вопросы. Хочется сказать вещь, которая меня просто поражает: сейчас появилась целая волна ложных, до отвращения глупых сенсаций (это дела Запада), которые крутятся около Христа и его учения: это и «Евангелие от Иуды», которое они нашли, и «Код да Винчи», который делают неким гениальным произведением и вообще новым взглядом на всю историю христианства. И делают это люди, которые ни разу в жизни не брали Евангелие и Библию в руки по-настоящему, хотя обвешаны всякими званиями магистров, профессоров наук и так далее. А говорят ересь такую, что второклассник, который читал детское Евангелие, смеется. Кто-нибудь хоть один пример может привести, когда какая-нибудь партия, организация, скрывая свою подлую и лживую суть, существовала и процветала две тысячи лет?! И тысячи, миллионы людей кричали «ура» этой партии или учению? Где сейчас философия безбожников Маркса, Дидро, Канта? А христианству — две тысячи лет! Происходят чудотворения от икон, существует необъяснимая тайна Туринской плащаницы, феномен нетленных мощей… И две тысячи лет живет учение, которое — да, раздробилось на западное, восточное, католическое, неопротестантское и прочее — но живет!». Как вы можете прокомментировать это высказывание?

– Очень хорошо высказался батюшка. Не могу не согласиться, что «горе в том, что люди не читают Евангелие» и шире – Библию. Хорош и риторический вопрос: «Кто-нибудь хоть один пример может привести, когда какая-нибудь партия, организация, скрывая свою подлую и лживую суть, существовала и процветала две тысячи лет?! И тысячи, миллионы людей кричали «ура» этой партии или учению? <…> А христианству — две тысячи лет!». Батюшка немножко ошибся разве что в терминологии, назвав кафолическую ортодоксию «христианством», и в датировке. Дело в том, что кафолическая ортодоксия осознала себя как самостоятельное идейное явление только в ходе антимаркионитской полемики в 140 – 150 годах, и следовало говорить не о 2000 лет, а всего о 1850. Впрочем, подобные ошибки вполне допустимы для человека, идеалом христианской учёности для которого является «второклассник, который читал детское Евангелие». А так пример он привёл идеальный — можно сказать, сам же и ответил на свой вопрос…

– Однако, чтобы идеалом религиозного образования становилось изучение не «детской», а подлинной Библии и библейской истории в целом, вероятно, без изучения сопутствующих материалов, в том числе, апокрифов все же не обойтись?

– Безусловно, публикация вновь найденных писаний обладает огромным значением. Они предлагают иное понимание христианства, радикально отличное от ныне общепринятого. При этом едва ли можно, вслед за богословами традиционных церквей или так или иначе связанными с ними учёными-библеистами, просто отмахнуться от них как от «гностических», потому что слишком много такого «гностического» и в самом Новом Завете. Главная проблема в том, что не стоит рассчитывать на лёгкое чтение — это сакральные тексты, требующие для своего восприятия известной подготовки, так же, впрочем, как и канонический текст Нового Завета.

Для изучения наследия раннего христианства тексты обладают первостепенной важностью. Но, к сожалению, в настоящее время наблюдается своего рода «интеллектуальная мода» истолковывать раннее христианство и даже личность Иисуса Христа в рамках нормативного иудаизма той эпохи и выделять «гностические исследования» в отдельную вспомогательную научную дисциплину. С моей точки зрения, это является именно «модой», опирающейся на конфессиональные и политические, а не научные основания.

Что же касается «Евангелия Иуды», то его значимость явно преувеличена. Рассматривать этот памятник следует в контексте других гностических писаний, прежде всего из Наг Хаммади — Евангелия Истины, Апокрифа Иоанна и Послания блаженного Евгноста.

– Вероятно, отсюда самым естественным образом проистекает и следующий вопрос: требует ли религия изучения ее верующими последователями? Ведь не секрет, что мнение о греховности «умствования» не только «лукавого», но и вообще, является в наших православных кругах доминирующим…

– Безусловно, требует. Но есть известная коллизия – серьёзное изучение Библии и истории христианства, как правило, разрушительно сказывается на массовой православной религиозности. Так что мнение о греховности «умствования» возникло в российских православных кругах неспроста и не напрасно…

– В таком случае приведу цитату из еще одного изречения – на сей раз некоего иерарха: «О «Евангелии от Иуды» было известно писателям Древней Церкви. … Ириней Лионский (II век) упоминает о секте каинитов, которые учат, что, «так как один Иуда знал истину, то и совершил тайну предательства, и чрез него, говорят они, разрешено все земное и небесное. Они также выдают вымышленную историю такого рода, называя ее «Евангелием Иуды». Недавнее открытие памятника полностью подтверждает информацию о его гностическом происхождении. Текст имеет значительные повреждения, поэтому полностью восстановить представления автора о роли Иуды в деле предательства Иисуса затруднительно. Из сохранившихся отрывков, однако, становится ясно, что автор памятника видел в Иуде особо приближенного ученика Иисуса, которому Иисус открывает «тайны царства». Предательство он совершает как бы по прямому повелению Иисуса. Гностические секты II — III веков в вероучительном плане отличались большим разнообразием. Однако общим для них было стремление сочетать отдельные элементы христианства с элементами восточных религий, оккультизма, магии и астрологии. Для большинства гностических систем было характерно представление о двух равновеликих силах, которые движут историей мироздания — силе добра и силе зла. При этом материальный мир представлялся произведением не благого Бога, а злого Демиурга. В гностических системах отсутствовало представление о человеке как существе, наделенном свободной волей. Человек рассматривался, скорее, как игрушка в руках добрых или злых сил. Личность Христа ни в одной гностической системе не занимала центральное место. Лишь отдельные элементы Его учения вплетались в фантасмагорические построения гностиков. Поэтому гностики не довольствовались теми Евангелиями, которые употреблялись в Церкви, но создавали свои собственные, альтернативные. Одним из таковых и было «Евангелие от Иуды». В данном случае, «смертный приговор» найденному апокрифу выносится уже с доктринальной позиции. Даже само упоминание о гностицизме здесь звучит, как тяжкое обвинение и самой доктрине, которая «имела несчастье появиться под небом», и массе ее последователей со всем их духовным опытом и его бесценными результатами. Что может быть причиной такой вульгаризации — намеренное искажение «неудобного» учения или смутные представления о его предмете и смысле?

– Приведённые суждения действительно вульгарны. Кроме того, они очевидно и даже до забавного ошибочны. Взять хотя бы утверждение, что «Личность Христа ни в одной гностической системе не занимала центрального места». Чего здесь больше – непонимания или сознательной клеветы? Вероятно, всё же непонимания, а заодно и желания огородить свою идеологическую невинность заборчиком из «не знаю и знать не хочу». Отмечу, что на деле ортодоксия могла противостоять христианскому гнозису только подобными методами, да иногда еще кострами инквизиции. Произведения ортодоксальных апологетов со II по ХХ век наглядно это демонстрируют. Причина кроется в том, что гнозис – феномен дневного сознания, ясный и логичный, который оставляет слишком мало места для веры в необъяснимость «знамений и чудес». Даже знаменитый «гностический миф» на поверку оказывается не более чем методом толкования Писания, хотя и очень непривычным для наших современников. Как следствие, никакая серьёзная дискуссия между ортодоксами и христианскими гностиками невозможна – как шахматная партия Гарри Каспарова с Майком Тайсоном.

Печально, конечно, что ещё в III – IV веках ортодоксии удалось одержать «убедительную победу» над христианским гнозисом, но иначе и быть не могло. Это естественно, что чудотворчество и мифология ортодоксов оказались недавним язычникам ближе, чем возвышенная духовность гностиков. Так что осуждать в чем-либо почтенного иерарха бессмысленно, поскольку высказаться иначе он просто не мог.

– Будучи специалистом по религиозным текстам, Вы, вероятно, имеете собственное суждение по поводу такого известного явления, что практически во всех религиозных организациях, независимо от высокой этичности самих религий, сиюминутные комплексы религиозных представлений воспринимаются, как единственная, непреложная и окончательная истина. А любой иной взгляд на Истину при этом воспринимается крайне враждебно. Как Вы считаете, это неотъемлемое свойство религиозного восприятия вообще, либо признак относительного несовершенства человеческого сознания, склонного к «сотворению себе кумиров»?

Дмитрий Алексеев: Мне очень непросто ответить на этот вопрос, поскольку я не только далёк от принадлежности к официальной Церкви, но и осознанно дистанцируюсь от любых религиозных организаций. По моему убеждению, с Богом человек пребывает один на Один, лицом к Лицу, и многотысячные толпы поклоняющихся наводят меня на мысли о культах дохристианского мира.

Однако сознание людей, в том числе и религиозное сознание, меняется. Может быть, к лучшему, — и тогда, смею надеяться, что и мои, более чем скромные, труды пригодятся. А может быть, и в сторону равнодушия и агностицизма. Но тогда мы действительно живём в том «вялотекущем апокалипсисе», о котором сегодня говорят уже многие…

Беседовал Михаил Ситников,
для «Портала–Credo.Ru»

Гностици́зм (от греч. γνωδτικόζ – познающий) (гностика, гнозис, или гносис), так называется совокупность религиозно-философских (теософских) систем, которые появились в течение двух первых веков нашей эры и в которых основные факты и учение христианства, оторванные от их исторической почвы, разработаны в смысле языческой (как восточной, так и эллинской) мудрости.

От сродных явлений религиозно-философского синкретизма, каковы неоплатонизм, герметизм, гностицизм отличается признанием христианских данных, а от настоящего христианства – языческим пониманием и обработкою этих данных и отрицательным отношением к историческим корням христианства в еврейской религии.

В этом последнем отношении гностицизм стоит в особенно резкой противоположности к иудействующим сектам в христианстве, с одной стороны, а с другой стороны – к каббале, которая представляет языческую обработку специфически еврейских религиозных данных.

Происхождение гностицизма

Общие условия для возникновения гностицизма, как и других сродных явлений, были созданы тем культурно-политическим смешением различных национальных и религиозных стихий древнего мира, которое начато было персидскими царями, продолжалось македонянами и завершено римлянами.

Источник гностических идей в различных языческих религиях, с одной стороны, и учениях греческих философов – с другой, ясно сознавался с самого начала и подробно указан уже автором Φιλοσοφου̃μενα (Ипполитом), хотя в частности не все его сближения одинаково основательны.

Несомненно, во всяком случае, что те или другие национально-религиозные и философские факторы в различной мере участвовали в образовании тех или других гностических систем, а также то, что в различные комбинации уже существовавших идей привходила, с большею или меньшею силою и оригинальностью, и личная умственная работа со стороны основателей и распространителей этих систем и школ.

Разобрать все это в подробностях тем менее возможно, что писания гностиков известны нам только по немногим отрывкам и по чужому, притом полемическому изложению. Это предоставляет большой простор гипотезам, из которых одна заслуживает упоминания.

В XIX в. некоторые ученые (напр., ориенталист И.И. Шмидт) ставили гностицизм в специальную связь с буддизмом. Достоверно тут только: 1) что со времени походов Александра Македонского Передняя Азия, а через нее и весь греко-римский мир сделались доступны влияниям из Индии, которая перестала быть для этого мира неведомой страною, и 2) что буддизм был последним словом восточной «мудрости» и доныне остается самой живучей и влиятельной из религий Востока.

Но с другой стороны, исторические и доисторические корни самого буддизма далеко еще не вскрыты наукою. Многие ученые не без основания видят здесь религиозную реакцию со стороны темнокожих доарийских обитателей, а этнологическая связь этих индийских племен с культурными расами, издавна населявшими Нильскую долину, более чем вероятна.

Общей племенной почве должен был соответствовать и общий фон религиозных стремлений и идей, на котором в Индии, благодаря воздействию арийского гения, образовалась такая стройная и крепкая система, как буддизм, но который и в других местах оказывался не бесплодным.

Таким образом, то, что приписывается влиянию индийских буддистов, может относиться к более близкому воздействию их африканских родичей, тем более, что высший расцвет гностицизма произошел именно в Египте.

Если внешняя историческая связь гностицизма специально с буддизмом сомнительна, то содержание этих учений несомненно показывает их разнородность. Помимо различных, чуждых буддизму религиозных элементов, гностицизм вобрал в себя положительные результаты греческой философии и в этом отношении стоит неизмеримо выше буддизма.

Достаточно указать на то, что абсолютному бытию буддизм дает только отрицательное определение Нирваны, тогда как в гностицизме оно определяется положительно как полнота (плерома).

Несомненную связь с гностицизмом имеет другая, ничтожная по своему распространению сравнительно с буддизмом, но во многих отношениях весьма любопытная религия мандейцев или сабиев (не смешивать с сабеизмом в смысле звездопоклонства), доныне существующая в Месопотамии и имеющая свои священные, древнего происхождения, хотя и дошедшие до нас в более поздней редакции книги.

Эта религия возникла незадолго до появления христианства и находится в какой-то невыясненной связи с проповедью св. Иоанна Крестителя; но догматическое содержание мандейских книг, насколько его можно понять, заставляет видеть в этой религии прототип гностицизма. Само слово манда, от которого она получила название, значит по-халдейски то же, что греческое γνω̃σιζ (знание).

Некоторые писатели, напр. Баур, говорят об «иудейской гнозе» (помимо кабаллы), но это более соответствует априорным схемам этих писаиелей, нежели исторической действительности.

Основные черты гностицизма

В основе этого религиозного движения лежит кажущееся примирение и воссоединение божества и мира, абсолютного и относительного бытия, бесконечного и конечного. Гностицизм есть кажущееся спасение. Гностическое мировоззрение выгодно отличается от всей дохристианской мудрости присутствием в нем идеи определенного и единого целесообразного мирового процесса; но исход этого процесса во всех гностических системах лишен положительного содержания: он сводится, в сущности, к тому, что все остается на своем месте, никто ничего не приобретает.

Жизнь мира основана только на хаотическом смешении разнородных элементов (σύγχυσιζ άρχική), и смысл мирового процесса состоит лишь в разделении (διάκρισιζ) этих элементов, в возвращении каждого в свою сферу.

Мир не спасается; спасается, т.е. возвращается в область божественного, абсолютного бытия только духовный элемент, присущий некоторым людям (пневматикам), изначально и по природе принадлежащим к высшей сфере. Он возвращается туда из мирового смешения цел и невредим, но без всякой добычи.

Ничто из низшего в мире не возвышается, ничто темное не просветляется, плотское и душевное не одухотворяется. У гениальнейшего из гностиков, Валентина, есть зачатки лучшего миросозерцания, но оставшиеся без развития и влияния на общий характер системы.

Наиболее трезвый философский ум между ними – Василид – отчетливо выражает и подчеркивает ту мысль, что стремление к возвышению и расширению своего бытия есть лишь причина зла и беспорядка, а цель мирового процесса и истинное благо всех существ состоит в том, чтобы каждое знало исключительно только себя и свою сферу, без всякого помышления и понятия о чем-нибудь высшем.

С этой основной ограниченностью гностицизм логически связаны и все прочие главные особенности этого учения. Вообще гностические идеи, несмотря на свою фактическую и мифологическую оболочку, по содержанию своему суть плод более аналитической, нежели синтетической работы ума.

Гностики разделяют или оставляют разделенным все то, что в христианстве (а отчасти и в неоплатонизме) является единым или соединенным. Так, идея единосущной Троицы распадается у гностиков на множество гипостазированных абстракций, которым приписывается неравномерное отношение к абсолютному первоначалу.

Далее, все гностические системы отвергают самый корень общения между абсолютным и относительным бытием, отделяя непроходимой пропастью верховное Божество от Творца неба и земли. Этому разделению первоначала мира соответствует и разделение Спасителя. Единого истинного Богочеловека, соединившего в себе всю полноту абсолютного и относительного бытия, гностицизм не признает: он допускает только Бога, показавшегося человеком, и человека, казавшегося Богом.

Это учение о призрачном богочеловеке, или докетизм, так же характерно для гностической христологии, как разделение между верховным Божеством и творцом мира – для теологии гностицизма.

Призрачному спасителю соответствует и призрачное спасение. Мир не только ничего не приобретает благодаря пришествию Христа, а напротив, теряет, лишаясь того пневматического семени, которое случайно в него попало и после Христова явления извлекается из него.

Гностицизм не знает «нового неба и новой земли»; с выделением высшего духовного элемента мир навеки утверждается в своей конечности и отдельности от Божества. С единством Бога и Христа отрицается в гностицизме и единство человечества. Род людской состоит из трех, по природе безусловно разделенных, классов: материальных людей, погибающих с сатаною, душевных праведников, пребывающих навеки в низменном самодовольстве, под властью слепого и ограниченного Демиурга, и духовных, или гностиков, восходящих в сферу абсолютного бытия.

Но и эти от природы привилегированные избранники ничего не выигрывают через дело спасения, ибо они входят в божественную плерому не в полноте своего человеческого существа, с душой и телом, а только в своем пневматическом элементе, который и без того принадлежал к высшей сфере.

Наконец, в области практической неизбежным последствием безусловного разделения между божественным и мирским, духовным и плотским являются два противоположные направления, одинаково оправдываемые гностицизмом: если плоть безусловно чужда духу, то нужно или совсем от нее отрешиться, или же предоставить ей полную волю, так как она ни в каком случае не может повредить недоступному для нее пневматическому элементу.

Первое из этих направлений – аскетизм – более прилично для людей душевных, а второе – нравственная распущенность – более подобает совершенным гностикам, или людям духовным. Впрочем, этот принцип не всеми сектами проводился с полной последовательностью.

Итак, гностицизм характеризуется непримиримым разделением между Божеством и миром, между образующими началами самого мира, наконец, между составными частями в человеке и человечестве. Все идейные и исторические элементы, входящие в христианство, содержатся и в гностицизме, но только в разделенном состоянии, на степени антитез.

Классификация гностических учений

Указанный основной характер гностицизма по степени своего проявления может служить руководством и для естественной классификации гностических систем. Неполнота источников и хронологических данных, с одной стороны, и значительная роль личной фантазии в умозрении гностиков – с другой, допускают лишь крупные и приблизительные деления. В предлагаемом мною делении логическое основание совпадает с этнологическим.

Я различаю три главные группы: 1) существенная для гностицизма непримиримость между абсолютным и конечным, между Божеством и миром является сравнительно в скрытом и смягченном виде.

Происхождение мира объясняется неведением или ненамеренным отпадением или отделением от божественной полноты, но так как результаты этого отпадения увековечиваются в своей конечности и мир с Богом не воссоединяется, то основной характер гностицизма остается и здесь во всей силе.

Творец неба и земли – Демиург, или Архонт, – является и здесь совершенно отдельным от верховного Божества, но не злым, а только ограниченным существом.

Этот первый вид представлен гностицизмом египетским; сюда принадлежат как зачаточная форма гностицизма в учении Коринфа (современника ап. Иоанна Богослова и «наученного в Египте», по свидетельству св. Иринея), так и самые богатые содержанием, наиболее обработанные и долговечные учения, а именно системы Валентина и Василида – Платона и Аристотеля, с их многочисленными и разнообразно разветвленными школами; сюда же должно отнести египетских офитов, оставивших нам памятник своего учения на коптском языке в книге «Пистис София».

2) Гностическое раздвоение выступает с полной резкостью именно в космогонии: мир признается прямо злонамеренным созданием противобожественных сил. Таков гнозис сиро-халдейский, куда принадлежат азиатские офиты или нахашены, ператы, сифиане, каиниты, елкезаиты, последователи Юстина (не смешивать со св. Иустином Философом и мучеником), затем Сатурнил и Вардесан; связующим звеном между египетским и сиро-халдейским гнозисом могут служить последователи Симона Волхва и Менандра.

3) Гнозис малоазийский, представляемый главным образом Кердоном и Маркионом; здесь гностические антитезы выступают не столько в космогонии, сколько в религиозной истории; противоположность – не между злым и добрым творением, а между злым и добрым законом (антиномизм), между ветхозаветным началом формальной правды и евангельской заповедью любви.

Литература

  • «Πίοτιζ Σοφία», изд. Петерманна;
  • св. Иринея Лионского пять книг против ересей (многократно издавались со времен Эразма Роттердамского; есть русский перевод священника П.А. Преображенского, М. 1871);
  • Ипполита «Ελεγχοζ κατά πασω̃ν αίρέσεων», первое изд. Е. Miller (Оксфорд, 1851);
  • Климента Александрийского, в «Строматах» и в «Έπιτομαί έκ τω̃ν Θεοδότου κτλ». Значение второстепенных источников имеют сочинения против гностиков Тертуллиана, св. Епифания и бл. Феодорита. Из новейших исследователей Г. следует назвать Hilgenfeld’a и в особенности Harnack’a («Zur Quellenkritik der Geschichte des Gnostizismus» и др.);
  • На русском языке есть замечательное сочинение прот. А.М. Иванцова-Платонова «Ереси и расколы первых трех веков», посвященное преимущественно Г., но, к сожалению, остановившееся на первом томе (исследование источников).

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *