В Ближневосточном регионе осел – один из наиболее древних одомашненных животных. Сотни раз упоминаются ослы в текстах Писания. Кроме основного названия `хамор` в Библии используются следующие синонимы: `атон` – ослица, `айир` – осленок, `рамах` – молодой осел. В отличие от повсеместно принятой стереотипной концепции, по которой осел символизирует человеческую тупость, глупость и упрямство, в танахической традиции это животное призвано олицетворять несколько другие черты, а именно: выносливость и трудоспособность. Именно эти качества позволяют ослу выступить в роли «тотемного» символа израильского колена Иссахара:

«Иссахар – хамор костистый, лежит средь оград. Он увидел, что покой хорош и страна приятна; он покорно терпел, и он был для принудительного труда» (Берешит 49:14).

Об умственных способностях осла, которые порой представляются авторам Писания куда более совершенными, нежели у человека, повествует хрестоматийная история о колдуне Билеаме (Валааме), посланном проклинать сынов Израиля, и его ослице:

«21 И встал Билеам утром, и оседлал свою ослицу, и пошел вместе с моавитянскими вельможами. 22 И разгневался Бог на то, что он идет (с ними), и встал посланник Божий на дороге, чтобы ему помешать, а он ехал на ослице месте с двумя слугами. 23 И увидела ослица посланца Господня, стоящего на дороге с обнаженным мечом в руке, и свернула ослица с дороги, и пошла в поле, и бил Билеам ослицу, чтобы вернуть ее на дорогу. 24 И встал посланец Господень на тропинке между виноградниками, по обеим сторонам которой ограды. 25 И увидела ослица посланца Господня, и прижалась к стене, и прижала ногу Билеама к стене, а он стал опять бить ее. 26 А посланец Господень прошел еще и встал на узком месте, где нельзя повернуть ни вправо, ни влево. 27 И увидела ослица посланца Господня, и легла под Билеамом, и разгневался Билеам, и бил ослицу палкой. 28 И раскрыл Господь уста ослицы, и сказала она Билеаму: Что я тебе сделала, что ты бьешь меня уже третий раз? 29 И сказал Билеам: На смех ты меня подняла! Был бы у меня меч – убил бы тебя! 30 И сказала ослица Билеаму: Я ведь твоя ослица, на которой ты ездишь вот уже сколько времени, до нынешнего дня. Разве я так с тобой обычно поступаю? И сказал: Нет. 31 И раскрыл Господь глаза Билеаму, и увидел он посланца Божьего, стоящего на дороге с обнаженным мечом в руке, и поклонился, и пал ниц. 32 И сказал ему посланец Господень: Зачем ты бил свою ослицу целых три раза? Я вышел, чтобы помешать тебе, потому что неправеден твой путь передо мной. 33 И увидела меня ослица, и свернула при виде меня три раза. Если бы она передо мной не свернула, я бы убил тебя, а ее оставил в живых. 34 И сказал Билеам посланцу Господню: Согрешил я, потому что не знал, что ты стоишь напротив меня на дороге. И вот, если (это) неугодно тебе, я вернусь.» (Бемидбар 22:21-33)

Рембрандт. Валаамова ослица, 1626

История, когда ослица, в отличие от людей, выполняет волю Божью, рассказана и в Агаде:

«На заезжем дворе, где р. Пинхас бен Яир остановился для отдыха, дали его ослице необмолоченного ячменя. Не стала она есть. Дали ей овса в зерне – опять не есть. Перебрали и очистили зерно – всё-таки не ест.
– Возможно, – заметил р. Пинхас, – что от этого зерна не успели ещё отделить десятину.
Десятина тут же была отделена, и тогда ослица принялась есть.
– Вот, – сказал р. Пинхас, – примеры для вас: тварь неразумная – и та покорна Божьей воле, а вы, разумные существа, заставляете её нарушить волю Божью!» (Хулин, 6).

В Библии постоянно подчеркивается, что осел – это прекрасное средство для верховой езды:

«Ездящие на атонот белых, сидящие в суде и идущие по дороге, повествуйте!» (Шофтим, 5:10).

В основу христианского предания о въезде Иисуса Христа в Иерусалим на белом ослике легло пророчество Зехарьи (Захарии):

«…Вот царь твой идет к тебе, праведный и спасенный, он едет верхом на хаморе, на айире, сыне атон. И уничтожу колесницы Эфраима и сус (лошадь) из Иерусалима» (9:9).

В этих стихах лаконично изложена философия смирения, отраженная в противопоставлении двух животных: осла, предназначенного для мирного труда, и коня, выращенного исключительно для военных целей. Также из этих стихов делается вывод, что ожидаемый в Иерусалиме со времен разрушения Первого Храма царь-помазаник из рода Давида, то есть мессия, или «машиах» (иврит), или «христос» (греч.), должен въехать в город именно на этом животном. В Евангелии от Марка триумфальный вход Иисуса изображен так:

«Когда приблизились к Иерусалиму, к Виффагии и Вифании, к горе Елеонской, Иисус посылает двух из учеников Своих и говорит им: пойдите в селение, которое прямо перед вами; входя в него, тотчас найдете привязанного молодого осла, на которого никто из людей не садился; отвязав его, приведите. И если кто скажет вам: «что вы это делаете?», отвечайте, что он надобен Господу; и тотчас пошлет его сюда. Они пошли, и нашли молодого осла, привязанного у ворот на улице, и отвязали его. И некоторые из стоявших там говорили им: что делаете? зачем отвязываете осленка? Они отвечали им, как повелел Иисус; и те отпустили их. И привели осленка к Иисусу, и возложили на него одежды свои; Иисус сел на него. Многие же постилали одежды свои по дороге; а другие резали ветви с дерев и постилали по дороге. И предшествовавшие и сопровождавшие восклицали: осанна! благословен Грядущий во имя Господне! благословенно грядущее во имя Господа царство отца нашего Давида! » (11:1-10).

В Талмуде осел зачастую именуется рамах’ом, и это название, скорее всего, базируется на следующем библейском стихе:

«И написал он именем царя Ахашвэроша, и скрепил перстнем царским, и отправил письма с гонцами на сусим(лошадях), всадниками на рехеш’ах, на детях рамахим» (Эстер 8:10).

И только один-единственный раз Библия рассказывает об использовании осла, точнее его челюсти, в милитаристских целях:

«И нашел он свежую челюсть хамор’а, и протянул он руку свою, и взял ее, и убил ею тысячу человек. И сказал Шимшон: челюстью хамор’а – хамор’ов тьму: челюстью хамор’а убил я тысячу человек. И было, сказав это, он бросил челюсть из руки своей и назвал место то Рамат-Лехи («высоты челюсти»)» (Шофтим 15:15-17).

Интересно, что для античных антисемитских наветов недруги народа Израиля использовали мифологические сказания про это животное. Иосиф Флавий так описывает подобный навет:

«Апион осмелился утверждать, что в этом святилище «евреи поместили ослиную голову, воздавали ей почести и удостаивали ее всяческого поклонения. Голова пропала тогда, – уверяет он, – когда Антиох Епифан разорял храм и обнаружил, что она сделана из чистого золота и стоит немалых денег». Итак, сперва ему в ответ я замечу, что даже если бы у нас и было что-то подобное, то египтянин ни в коем случае не мог бы поставить нам это в вину, поскольку ослы ничуть не хуже кошек, козлов и прочих животных, которые почитаются у них богами.

Все они говорят, что Антиох нарушил свой договор с евреями из-за нехватки денег, потому-то он и разграбил храм, богатый золотом и серебром. Все это должен был принять во внимание Апион, если бы у него самого не было соображения осла и бесстыдства собаки, которую они боготворят. Ведь никаких иных оснований для этой лжи у него нет. Мы не поклоняемся и не воздаем ослам никаких почестей, в отличие от египтян с их крокодилами и змеями. Тех, кого ужалит змея или схватит крокодил, они почитают счастливцами, угодными богу. У нас же, как и у других благоразумных людей, ослы перевозят навьюченную на них поклажу. И если они заходят на поля и начинают жевать или не слушаются приказаний, то их при этом изрядно бьют – ведь они служат нам во многих делах, в том числе и в земледелии. Апион то ли сам был слишком невежественным, чтобы складно лгать, то ли, что более вероятно, собрав какие-то разрозненные сведения, оказался не в состоянии представить их в законченном виде, – раз ни один из его выпадов против нас не достигает цели» (Против Апиона 2:7).

Тут будет уместно заметить, что египетский бог ярости, хаоса и войны Сет, убивший своего брата Осириса, изображался с головой осла. Во время правления гиксосов (XVII-XVI вв. до н.э.) Сет отождествлялся с ханаанскими Баалами (Ваалами), культ которых представлялся родственным культу еврейского Бога, и поэтому античные авторы посчитали возможным предположить, что евреи могли поклоняться «золотому ослу» так же, как и «золотому тельцу».

Домашний осел (Equus asinus asinus)

Одомашненный подвид дикого африканского осла. Рост (в холке) – до 160 см (в зависимости от породы). Вес до 400 кг. Беременность – год. В помете, как правило, одна особь. Питается разнообразной растительностью. Вынослив, но плохо переносит сырые места. Средняя продолжительность жизни 25-30 лет.

5 / 5 ( 1 голос )

Шли два Осла дорогою одной
И рассуждали меж собой
О политических и о других предметах
(Они уж оба были в летах).
«Что, братец? — говорит один. —
Как может мнимый наш, бесхвостый господин —
Ну, знаешь, человек — ругаться так над нами?
В насмешку он зовет ослами —
Кого же? — самых уж безмозглых дураков!
А, право, у людей не много есть голов,
Какие у ослов!»
— «И ведомо! Да вот, без лести,
Каков ты, например, у них такого нет.
Гордился бы тобой Парламент иль Совет». —
«Помилуй, много чести!»
— «Нет, нет, что чувствую, то я и говорю.
Конечно, от тебя не скрою,
И я иного члена стою;
Но что же я перед тобою?
Советовал бы я Льву, нашему царю,
Чтоб воспитать тебе наследника дал трона:
Ты, без пристрастия, умнее Фекелона.
Не поленись, любезный брат,
О воспитании нам сочинить трактат».
— «То правда, я имею знанья,
Пригодные для воспитанья,
Но не имею остроты
И красноречия, как ты».
— «Э! шутишь! А твое похвальное-то слово
Ослицам!.. Лучше бы я сам не написал!»
— «Другое у меня еще теперь готово;
Изволь, прочту тебе». О, чорт бы их побрал!
Друг дружку до того хвалили,
Что после и у всех ослов в почтеньи были.

Нет легче ничего, как нравиться глупцам:
Хвали их, и они равно тебя похвалят,
Притом и в нужде не оставят.
Где много дураков, житье там подлецам.

Однажды встретились на лугу волк-кровопийца, лисица-плутовка и разиня-осел, расположились вместе наотдых и повели разговор.

— Что мы только ни пережили,— начала лисица издалека.— Давайте расскажем друг другу о добрых и плохих своих деяниях, взвесим свои поступки, попробуем обелить себя в глазах своих. Это будет нам хорошим уроком и убережет в будущем от тяжкого греха.
— Если я честно признаюсь в своих злодеяниях, станет ли моя вина легче?— вскинулся волк.

Лисица заюлила перед ним, замела хвостом:

— А ты расскажи нам все без утайки, а мы послушаем.
— О таком и рассказывать тяжело.
— Зато потом станет легче.
— Как-то шел я, голодный, по лесу. В животе у меня урчало и всхлипывало,— сказал волк и смущенно откашлялся.— В лесной чаще я заметил свинью. Набросился и перегрыз ей горло. Разве голод позволит думать о последствиях? Я без оглядки принялся есть. Наелся до отвала. Ну, да ладно. Хуже пришлось ее бедным деткам. Мать, конечно, сама виновата в их гибели. Если бы у нее была хоть капля ума, разве она оставила бы их без присмотра? Разве гуляла бы по лесу, когда ее беззащитные крошки остались одни? Пошел я к несчастным сироткам. Смотрю, бегают двенадцать поросяток в поисках своей матери. Мал-мала меньше. Как они проживут без матери? Без матери им жизнь не в жизнь, все равно погибнут от голода. Жалко мне их стало. До того жалко, что съел я их всех до одного. Вот, теперь до сих пор мучаюсь, правильно ли я поступил или неправильно?
— О, милосерднейший, в чем ты каешься? Ты поступил похвально,— заулыбалась заискивающе лисица.— Если бы не ты, поросята передохли б с голода, и никому от них не было бы пользы. Трупы сгнили бы невесть где и не пригодились даже для того, чтоб утолить чей-то голод. Вина лежит на кабанихе. Это она оставила их без присмотра. Грех на ней. Ты же облагодетельствовал их, не дал им почувствовать сиротство!
— Э, тогда и раскаиваться не в чем,— облегченно вздохнул волк и облизнулся.
— Не жалей, что совершил добро!— подбодрила его лиса.
— Ну, настал твой черед рассказывать, о мудрейшая. Ты же — разум степей. Неужели и тебе приходилось совершать подобное?— спрашивает волк.
— Все мы грешны в этом мире,— грустно вздохнула лиса.
Волк еще пуще наседает:
— Расскажи нам, что выпало на твою долю.
— В один из дней мне пришлось поймать у курятника огненно-красного петуха и свернуть ему шею, чтоб заглушить его голос,— притворяется лиса, будто раскрывает о себе всю подноготную.— Съела я его, огляделась по сторонам, вижу, осиротевшие цыплята пищат-плачут над рассыпанными перьями и разбросанными останками своего отца. «Нет, нельзя мне покидать их в горе, брать такой грех на душу, иначе не видать мне счастья в этой жизни»,— подумала я, переловила их по одному и проглотила. Так я осушила слезы невинных сирот. Как я поступила, по-вашему? Должна ли я раскаиваться?
— Ты поступила поистине мудро,— поддержал ее волк.— Главное то, что ты не оставила в несчастье осиротевших цыплят, помогла им, чем могла. Это и есть любовь к ближнему.

Осел пришел в недоумение от рассуждений волка и лисы.
Наконец дошла очередь и до него.

— Ну, осел, рассказывай, какие ты совершил в жизни преступления?

Осел задумался, припоминая былое.

— Не знаю, о чем и рассказывать…
— Неужто ты так погряз в грехах?— поддела его лиса.
— Ты не вздумай ничего скрывать, выкладывай все, как есть,— сурово предупредил волк.— Мы-то во всем сознались.
— Эй, бедняга,— вьется вьюном лиса,— поведай нам о своих преступлениях, и у тебя полегчает на душе. То, что мы держим в тайне, мучит нас своей невысказанностью, ест нас поедом!

Осел поддался уговорам лисы, сокрушенно покачал головой.

— Конечно, я тоже совершал преступления,— повинился он и опустил виновато голову.
— Так, рассказывай, что это за преступления?— жадно накинулись на него волк и лиса.
— Однажды пришел я с работы усталый,— начал рассказывать осел.— Хозяин привязал меня под деревом, а сам ушел домой. На меня навалился сон. Я задремал, а, проснувшись, почувствовал мучительный голод. Он терзал меня все сильней и сильней. Я искал вокруг себя хоть пучок травы. Но поблизости не оказалось ни былинки. Я не знал, что делать, и вдруг мне бросился в глаза клочок соломы, торчавший из прорехи в моей попоне. Я вытянул его и съел. До сих пор я стыжусь своего поступка…
— Это самая настоящая подлость!— возмущенно вскочила с места лиса.— Ты предал человека, который тебя кормит! Какая черная неблагодарность! Кому ты принесешь добро со своими воровскими повадками, злодей?
— Тебя надо наказать за такое злодеяние!— заскрежетал зубами и волк.

Осел, сбитый с толку резкими нападками, начал оправдываться:

— Я ведь съел всего лишь клок гнилой соломы. Это никому не нанесло ущерба. На другой день ту попону как ни в чем не бывало снова накинули на меня.
— Да ты, смотрю, не хочешь признавать себя виновным!— вскричала лиса.— Вот откуда взялась твоя подлость!
— Мы не можем терпеть присутствие этого нечестивца!— вторил ей волк, окончательно впавший в ярость.
— Как мы покараем грешника? Какой приговор мы вынесем предателю?— в гневе восклицала лиса.
— Надо его немедленно уничтожить. Только так карают преступника!— вынес приговор волк.

Где было ослу-разине спастись от хитрецов. Волк и лиса набросились на беднягу и привели свой приговор в исполнение. Попировав вволю, каждый отправился своей дорогой.

Отряд: Непарнокопытные. Семейство: Лошадиные.

Домашний осел — подвид дикого или африканского осла. При спаривании с лошадьми ослы дают бесплодные гибриды: лошаков (потомок ослицы и жеребца) и мулов (потомок кобылы и осла).

Размеры. В зависимости от породы могут иметь рост 90-163 см.

Особенности. Ослы не могут отфыркиваться и ржать, в момент возбуждения они издают громкие крики. Ослы не умеют плавать. К быстрому бегу не приспособлены, но на коротких отрезках могут развивать скорость до 70 км/ч.

Поведение. Осел легко сходится с другими травоядными. Охотно общается с человеком. Как правило, ослы молчаливы, но при изоляции или при голоде они могут начать громко орать, напоминая о себе. Самцы более шумные, они издают громкие трубные звуки во время спаривания или просто от сильного возбуждения. Ослы весьма агрессивны по отношению к хищникам. Поэтому знакомя ослов с собаками, следует соблюдать осторожность. У ослов отличная память, они могут переносить грузы по знакомому маршруту самостоятельно, без сопровождения людей. Также годами ослы помнят хорошее или плохое отношение к себе со стороны человека. Это животное отказывается от переноски слишком тяжелых грузов и чрезмерной деятельности при плохом самочувствии. Мнение о тупости и упрямстве ослов ошибочно. В его основе лежит чрезмерная осторожность и развитое чувство самосохранения.

Питание. Любой подножный корм, в том числе полынь, репейник и ветки кустарников. Осел нетребователен и к качеству воды.

Размножение. Спаривание домашних ослов происходит в весенний период или в начале лета. Средний срок беременности составляет приблизительно 380 дней. Рождается чаще всего один, очень редко — два осленка. Молодняк питается материнским молоком от полугода до десяти месяцев, но уже с двухнедельного возраста ослики начитают поедать растительную пищу.

К двум годам ослы по своим габаритам сравнимы со взрослым животным, но в разведении их можно использовать только по достижении трех лет.

Продолжительность жизни 25-35 лет. Чрезвычайно редко встречаются долгожители, доживающие до 45-47 лет.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *