Турция до сих пор отказывается признавать геноцид народов, населявших Османскую империю, которых планомерно уничтожали в начале прошлого века и изгоняли с территории сегодняшней Турции. А с теми странами, кто решается это признать, разрывает дипломатические отношения, как это было несколько лет назад со Швецией.

    

Помимо армян, ассирийцев, курдов, истреблению в Османской империи подверглись также понтийские греки. Были жестоко убиты, сожжены в церквях и храмах не менее 353 000 понтийцев — мужчин, женщин и детей. Чудом уцелевшие греки бежали в Грецию и Россию. Но кто они — понтийские греки такие и что такое Понтийское царство?

Много веков назад Черное море называлось — Понт Эвксинский или по-русски Море гостеприимное. Соответственно Понт — это прибрежная территория вокруг Понта Эвксинского. В основном, это южное побережье, расположенное на северо-востоке Малой Азии и вдающееся вглубь полуострова до 150 км, простирающееся на востоке до г.Батуми, а на западе до г.Инеполи, площадью примерно в 140000 кв.км. Греки, населявшие тогда эти территории назывались понтийскими греками.

3000 ЛЕТ ИСТОРИИ.

Значительная часть эллинизма сохранилась после распада Византийской империи на севере Малой Азии на Понте. Разумеется, взятие Трапезунда турками-османами с 1461-ом году означало для эллинизма Понта потерю независимости, но не своего национального самосознания.

В пределах Османской империи понтийские греки стали наиболее изолированной частью эллинизма, поскольку проживали на скудной земле, не привлекавшей особенного внимания высшего руководства империи. К тому же они представляли собой меньшинство среди множества иноверных и разноязыких народов, таких как курды или армяне.

Несмотря на все это, понтийским грекам удалось сохранить свой язык и свою веру, занять главенствующее место в хозяйстве городских центров данной области и даже приумножить свою численность, что позволило им расселиться и по областям Кавказа и Крыма и в конце концов значительно поднять уровень своей культуры и образования.
Причины экономического роста следует искать прежде всего в разработке рудников Аргируполиса, затем в расширении торгового пути

Трапезунд–Таврида и, наконец, в морской торговле с портами Понта Евксинского, в основном с крымскими. Экономический рост сопровождался демографическим. В 1865 году число понтийских греков составляло 265 000 человек, а в 1880 г. достигло 330 000 человек, проживавших в основном в городских центрах. Понтийский эллинизм, концентрировавшийся в начале XX века в областях Синопа, Амазеи, Трапезунда, Самсуна, Лазики, Аргируполиса, Севастии, Токаты и Никополя, поглощенных Османской империей, насчитывал, согласно переписям Вселенской Патриархии и османских властей, примерно 600 000 человек. При этом в южной России и на Кавказе в то время жило приблизительно 150 000 понтийских греков, перебравшихся туда после захвата Трапезунда османами в 1461 г.

Естественным спутником экономического развития и роста населения явилось становление (на первоначальном этапе) и последующее развитие преподавательской деятельности. В 1860 году в районе Понта было 100 греческих школ, в то время как в 1919 году после распада османской империи количество школ достигло 1401, а учеников 86 000. Наиболее известными были Курсы Трапезунда. Разумеется, помимо школ, понтийские греки располагали типографиями, журналами, газетами, клубами и театрами, что свидетельствует не только об их высоком духовном уровне, но также и о национальном самосознании.

ПЛАН ГЕНОЦИДА.

В июле 1914 года Турция вступила в Первую мировую войну на стороне Германии и объявила всеобщую мобилизацию. Ей подверглись также и понтийские греки, но не для того, чтобы пополнить собой турецкие вооруженные силы.

Правительство, считая понтийцев «неблагонадежным» населением, особенно после развала русско-турецкого фронта, начинает выселение греческого христианского населения Восточной Анатолии вглубь страны. Все пригодные к службе мужчины в возрасте 20–45 лет отправлялись в рабочие батальоны (ameles taboures). Тех, кто не подлежал призыву, вскоре также постигла эта участь, в особенности после занятия Трапезунда русскими 5 апреля 1916 года, приведшего турок в ярость.

1915 год стал трагической вехой в истории понтийского эллинизма Малой Азии. В тот год, когда все европейские государства оказались втянутыми в Первую Мировую войну, турки разработали план уничтожения христианского населения Малой Азии. В июне произошло изгнание и последовавшее за ним истребление армян. Тогда же начались и первые насильственные действия против греческого населения.

В декабре 1916 турецкими генералами Эмвером и Талаатом был разработан план уничтожения мирного греческого населения Понта, который предполагал «физическое уничтожение мужчин от 16-ти до 60-ти лет в городах и полное изгнание мужчин и женщин с детьми из деревень во внутренние области Анатолии с применением физического уничтожения». Это план был приведен в исполнение на две недели позже, в основном в областях Самсуна и Пафры.

Окрестности Трапезунда избежали бесчинства турок, только благодаря тому, что он был уже захвачен русскими войсками.

СОПРОТИВЛЕНИЕ.

Угроза смерти вынуждала богатых греков выплачивать определенную денежную сумму в двадцать золотых лир («петели»), неимущим же приходилось уходить в горы. Здесь же оказывались и те, кто дезертировал из турецкой армии из-за невыносимых условий в ней.

100-летию геноцида греков Понта посвящается…

Так начали создаваться первые партизанские группы, которые действовали как сообща, так и по отдельности, ведя отчаянные бои с прекрасно вооруженной и обученной турецкой армией.

Партизанская война сосредоточилась в основном в западных областях Понта, в районах Амиса и Пафра. Только благодаря защите населения, которую обеспечивали партизанские отряды, из 183 тысяч проживавших в Амисе греков в эти годы выжило по крайней мере 50 тысяч. В 1915 году в борьбу с турками вступает отряд Василь-аги (Василеоса Анфопулоса), который сеял ужас среди турок в Амисе.

Партизанам под началом Пандель-Амису (Панделиса Анастасиадиса) удалось противостоять многотысячной турецкой армии в многодневной битве под Агиу-тепе (16 ноября 1917 года). Тот же отряд участвовал в важном сражении у Небентага (конец 1917 года) под Пафрой. Когда закончились все боеприпасы, отряд предпочел смерть турецкому ярму.

Осенью 1921 года воины Кутса-Анастаса (Анастасиоса Пападопулоса) уничтожили 700 турецких солдат в битве против турецкого военачальника Лива-паши на горе Топсам.

В конце 21-го года местечко Дазли стало местом столкновения между партизанами и командиром Джемалем Джевитом, который был уничтожен с помощью Истила-аги.

В восточном Понте защитники Санты вынудили турок дать ей неписаные права неприкосновенности. В битве под Копалантами 25 января 1918 года победа над турецкими войсками обеспечила спокойствие этой территории вплоть до 21-го года, когда Кемаль Ататюрк решил отправить огромную армию для борьбы с партизанским движением в этом районе. Глава местного партизанского движения, Евклидис Куртидис, успел лишь вывести оттуда женщин и детей.

Достойны упоминания также отряды Евстафия Феодоридиса, Иорданиса Тсарухонета, Иоанниса Кианхидиса, молодого священника Панайотиса Макридиса и Димосфена Евфремидиса.

По сегодняшним подсчетам, партизанское движение состояло из 6–7 тысяч участников, условия жизни которых были исключительно жалкими. Суровые погодные условия, холод и снег не оставляли возможности прокормиться за счет окружающих деревень. Обладая лишь почти первобытным оружием (ножами, кирками и т.д.) они пытались оградить мирное население от нападений турок. Долгое время их единственным источником вооружения служили отобранные в результате удачных столкновений с турками «трофеи», и лишь позднее партизанам стали помогать оружием русские.

В своем апогее партизанское движение Понта объединяло 18 000 бойцов. Однако отсутствие единого руководства (насчитывалось более 600 независимых партизанских отрядов со своими командирами) и надлежащего вооружения в конце концов привели это движение к поражению.

Когда же русские оставили Трапезунд в феврале 1918 года, половина его населения снялась с насиженных мест и последовала за отступающей русской армией. Большинство этих беженцев осело в районе Кавказа и грузинского побережья.

ПОНТОАРМЯНСКАЯ РЕСПУБЛИКА.

Еще во время Первой мировой войны понтийские греки и эмигранты начали борьбу за свои права. На «I Всепонтийском съезде» в Марселе 4 февраля 1918 г., и в июле того же года в Батуме представители понтийских организаций заявили своей целью создание независимой Понтийской республики. Было выбрано временное правительство Понта. Председателем стал Василис Иоаннидис, а председателем Генеральной Ассамблеи — Никос Леонтидис, а позже — Леонидас Ясонидис. Одним из самых активных деятелей этого времени стал К. Константинидис — великий понтийский патириот и крупный предприниматель.

Это требование было отклонено «великими державами». Великобритания отказала Греции в требовании выслать на Понт солдат понтийского происхождения, служивших тогда в греческой армии.

Одновременно армяне попытались добиться международного признания армянского государства. Таким образом, понтийцы и армяне пришли к политическому столкновению в областях, которые населяли совместно.

Однако тогдашний греческий премьер-министр Э. Венизелос не одобрил плана по созданию независимого понтийского государства и, тем более, по объединению Понта с Грецией. Взамен он предложил сотрудничество греков и армян в рамках единого государства.

Несмотря на волну недовольства в понтийских организациях, вопрос основания понтоармянского госудаства был поднят в ноябре 1918 года на мирной конференции специально созданным для этого комитетом.

Греческая делегация поддержала наконец на Верховном Совете Союзнических Сил вхождение Трапезунда в армянское государство. Однако в большинстве своем понтийские греки не приняли позицию греческого правительства, продолжая настаивать на провозглашении Понтийской Республики. В то же время, все усиливающиеся гонения нового Советского государства на греков с Юга России заставили Венизелоса пересмотреть свою политику по понтийскому вопросу.

Митрополит Трапезунда Хрисанф, с апреля 1919 представлявший понтийские интересы на мировом уровне, убедил стороны принять решение об устройстве федеративной армянской республики, где греки обладали бы правами автономии. «Великие державы» утвердили это решение на Мирной конференции, однако представители понтийцев на Конференции в Париже продолжали в своем меморандуме 1-14 мая 1919 года настаивать на создании собственного независимого государства под эгидой Греции и США.

Британский уполномоченный, Ф. Адам, однако, заявил, что это приведет к новой серии попыток объединиться с Грецией и к повторению старых конфликтов с национальными меньшинствами. Наконец, в январе 1920 года Хрисанфом и президентом Армянской республики Хатисяном было подписано соглашение о создании Понтийско-Армянской конфедерации. Стороны договорились также и о вооруженной защите Понта от нападений турок. Однако отказ англичан поддержать создание национальных понтийских отрядов привело к поражению армянских войск под Эрзерумом в ноябре 1920 и к капитуляции Армении в декабре того же года. По условиям соглашения с Кемалем, понтийское население в итоге было оставлено на милость турецких войск.

ИСТРЕБЛЕНИЕ.

19 мая 1919 года Мустафа Кемаль Ататюрк высадился в Самсуне, чтобы принять командование над двумя армейскими корпусами в Анатолии. С этого дня турецкий геноцид понтийских греков, который начался уже несколько лет назад, достигает своего апогея. Понтийцы стали жертвами кемалистского плана — очистить Малую Азию от национальных меньшинств. Союзница Турции — Германия, имевшая собственные экономические интересы в Энгисе и на среднем Востоке, не противилась уничтожению христианского населения и даже содействовала распространению геноцида. Под руководством немецкого полковника Лимана фон Сантера Турция начала мобилизацию христиан в рабочие отряды, которые, в действительности, стали лагерями смерти. По свидетельству немецкого консула Амиса Кухова, в 1916 году практически все население Синопа и прибрежных территорий было выдворено.

Занятие русскими войсками Трапезунда и появление партизанских отрядов послужило младотуркам лишним поводом к истреблению всего греческого. Все население, от мала до велика, было вынуждено перебираться с место на место, жить впроголодь и гибнуть. К февралю 1917 года погибло более четверти перемещенного населения, остальные же были доведены до крайнего обнищания. Так, при турецком градоначальнике Керасунда Топале-Османе, из 14 тысяч греков, проживающих в городе выжили лишь 4 тысячи.

Жестокость приверженцев Ататюрка была очевидна как внутри страны, так и для всей мировой общественности. Юрисконсульт Константинопольской комендатуры и президент следственной комиссии султанского правительства Фери-паши, Джемаль Нузхет, резко осудил действия Кемаля, обвиняя его в том, что тысячи греков были заживо сожжены в храмах, что их поселения разграблены, женщины подвергались насилию, и в целом около 90% процентов греческого населения Пафры было уничтожено. Европейские и американские гуманитарные организации и консульства подтверждали эти заявления. Газета Telegraph в мае 1922 года опубликовала протест украинской дипломатической миссии, которая стала свидетельницей разрушений, насилия и убийств в Самсуне.

В октябре 1922 года при посредничестве союзнических сил греческое правительство и Кемаль договорились перевезти выживших понтийских греков на турецких кораблях в Константинополь и оттуда на греческих судах в Грецию. Ответственным за перевозку беженцев был назначен Александрос Паллис.

Первый корабль с беженцами отплыл в Грецию из Самсуна через Константинополь в ноябре 1922 г. Отток беженцев продолжался и весь 1923 год. В 1924 году христианское население Понта подпало под греко-турецкий договор об обмене населением. В общей сложности более 350 тысяч понтийских греков в городах и деревнях, в ущельях и в горах, в тюрьмах и ссылках приняли смерть от рук младотурок.

Примерно 400 000 беженцев направились в Грецию, в то время как число нашедших прибежище на российском пространстве оценивается в 135 000. Вследствие систематического истребления, предпринятого турками, все побережье Понта было очищено в национальном, религиозном и расовом аспекте от компактного греческого населения, жившего там более 3000 лет. Остались лишь те немногие, что приняли ислам и притворившиеся таковыми. Поэтому на Понте еще существуют тайные христиане.

Бежавшим в Россию грекам тоже пришлось несладко. Сразу после революции они планомерно стали подвергаться репрессиям, поскольку с народами России их роднила православная вера, а большевики как раз начали ее истреблять. За годы советской власти были репрессировали сотни тысяч понтийских греков. В том числе и живших в Крыму, о чем сейчас часто говорят.

Регион online NEWS-R.ru

Эллинцы – люди, чтящие и сохраняющие традиции древней Эллады. Это государство, которое дало начало Греции и неразрывно связано с античной, средневековой и современной культурой страны олив. Эллины – древние греки. Эллинцы – их потомки. Иными словами – коренные греки. Они гордятся своей многовековой историей и отдают ей дань, стараются сохранить обычаи и традиции и щедро делятся с туристами информацией о бесценных архитектурных и литературных памятниках, философах – жителях древней Эллады. Широко и повсеместно изучаются и греческие предания и сказки. Они известны на весь мир под названием «Мифы древней Греции».

Кто же такие понтийские греки? Это представители Юго-Востока Черноморского побережья. Их кличут еще «ромеи» или «ромеос». Раньше эти места у Черного моря называли местечком Понт. Ныне тут живут представители Грузии, Армении и других стран. Понт простирался от Синопа до Батуми ровно по берегу Черного моря.

Коренные и пришлые

Сегодня доподлинно уже нельзя различить, кто из греков эллиниец, а кто истинный понтиец. Все греки считают себя эллинцами. Они гордятся своими корнями. В то же время, считается, что современные греки не привыкли трудиться на собственных землях. Они нанимают для этого болгар, пакистанцев, албанцев и даже арабов.

Сами же эллинцы шумными компаниями рассиживают в пригородных кафетериях, ведут шумные беседы, не думая о том, что в стране практически не промышленности, а государство процветает за счет сельхозпроизводства.

Греков-фермеров немного, и они привыкли трудиться, разводя животных, выращивая виноградники и оливковые роощи. Они живут в сельской местности, не привыкли жаловаться на жизнь, расхаживать по барам и беседовать о нелегкой жизни с соседями. В города они приезжают лишь за тем, чтобы продать товары натурального хозяйства и купить что-нибудь нужное для дома или детей.

То и дело на дорогах и даже федеральных автотрассах можно видеть до отказа груженые фруктами и овощами колымаги, стремительно несущиеся в направлениях городов и крупных поселений. Лучше держаться от таких машин подальше, рекомендуют местные. «Агротисы» — так именуют сельскохозяйственнков, часто совершают небывалые маневры на дорогах, что приводит к непредвиденным последствиям. Таковы эллинцы, посмеиваются островные и городские греки.

Коренное население уже привыкло собираться вечерком с таверне или кафе и баловаться винами. Вечер фермера проходит примерно также, если все работы по хозяйству уже позади. При этом за столом принято вспоминать и приятелей, и неприятелей. Ругают эллинцы понтийцев? Вряд ли!

Женщины собираются и днем выпить кофе у соседей, а понтийцы то и дело работают. Такие шутки ходят среди представителей разных сословий греков. На самом же деле женщины обсуждают более «важные» новости и события, нежели их вторые половинки. У эллинских дам на устах готовка, возможности правильно и рачительно вести домашнее хозяйство. В конце концов – что приготовить на ужин для любимой семьи?

Кстати, в Греции уже немало семей, муж или жена в которых коренные греки, а вторые половинки – из числа приезжих или понтийцы. Эти категории населения уж очень похожими стали за долгие столетия, что прожили в одной стране и построили единое государство.

Молодежь уезжает из сел в города.

Геноцид понтийских греков

Они не желают работать на земле, потеть, добывать ценою здоровья плоды собственных трудов. Работу греки ищут полегче, почище и поприбыльнее. Кстати, некоторым коренным молодым людям доводится учиться в ВУЗах до 10 лет к ряду или даже более. Почему? Платят стипендию, да и законы не запрещают коренным учиться чуть ли не всю жизнь.

Что же до приезжих, им в этой стране довольно трудно получить образование. Важно не только хорошо знать язык, но и историю, культуру, придерживаться основных традиций. В этом случае наипростейший путь к успеху у понтийцев или приезжих – это брак с коренным греком.

Молодые греки из коренных с удовольствием нанимаются на работы в сектор государственного обеспечения, идут в политику. От этого они не только имеют стабильные доходы, но и высокий статус, связи. Заработок и приличная пенсия гарантированы. При этом соблюдаются все социальные нормы: отпуск, страховка, в том числе и медицинская. К тому же не только на работающего, но и на всю его семью, какая бы по численности она не была. Госслужащие получают и еще массу льгот, всех не перечислить. При этом обязанности по работе у них далеко не обременительные, а уволить такого трудягу по закону практически невозможно.

Эллинцы считают своих отпрысков детьми чуть ли не до 30-летнего возраста. Даже если сын или дочь живут отдельно, как правило раз или даже дважды в неделю «маманя» навещает, принося еды в огромных количествах, наготавливая, как на Маланину свадьбу. Великовозрастные детки получают все радости жизни в виде горячих и холодных закусок от мам, полную заботу и обслуживание. Это длится даже если человек уже женат или замужем. «Заботятся» о своих детях примерно до 40-45 лет. Кстати, считается, что именно от такой заботы и любви, которая идет с пеленок и до зрелости, греки-эллинцы такие чуткие и добрые со всеми окружающими. В них нет ни капли злобы, зависти. Они вдохновенны, спокойны, мудры, терпеливы, учтивы и даже не запирают дверей в сельской местности.

Истинные эллинец или эллинка воспитываются в ортодоксальных традициях, т.е. в сугубо древних, коренных, истинных, настоящих, исконных. Дети с пеленок посещают праздничные гуляния религиозного толка, ходят в церковь. Некоторые христианские праздники, кстати – это и дополнительные выходные для греков. Если малыша крестят или венчают пару, такие события проходят шумно, многолюдно. Собираются все, даже самые дальние родственники семьи. Эти мероприятия в жизни коренных греков считаются знаковыми и наиболее важными. Особенно это касается эллинцев.

Государственные учреждения, банки и даже магазины в большинстве местностей Греции закрываются уже к 14:00. После все служащие и представители иных профессий, кому доводится трудиться до полудня, отправляются по домам на отдых. Однако ужинать у греков принято не ранее 21:00. На улицах шумно до поздней ночи. Греки не ложатся спать раньше полуночи, несмотря на то, что ранним утром надо будет подниматься на работу.

Магазины и аптеки открываются вечером лишь трижды в неделю. А вот крупные сетевые супермаркеты работают практически круглосуточно. Что же до сельской местности, там в лавках в период выходных даже хлеба не купить. Но это не проблема для эллинцев. Они проводят уик-энд а барах и тавернах, или запаслись продуктами и встречаются с многочисленными родственниками, закатывая пышные застолья с гуляньями.

Даму сердца греки приглашают в ресторан не менее 2 раз в неделю. Это считается образцово-показательным поведением при ухаживании за женщиной. Кстати, в таверны ходят целыми семьями с детьми. Греки при этом съедают такое огромное количество пищи, что туристам и приезжим и не снилось. За раз – почти недельная норма еды. Дети резвятся и с шумом и криками носятся между столами, а если устали, спят прямо тут же, на диванчиках или даже стульях.

Много у эллинцев древних национальных праздников, которые отмечают шумно и собирая многолюдные компании. Это «День Охи» — ознаменование отвергнутого греками ультиматума Муссолини. Также бурно проходят парады и карнавалы, приуроченные к рождественским и новогодним гуляниям, пасхальным традициям, а также в преддверии Великого поста.

Считается, что в такие дни сам Дионисий – бог виноделия и покровитель возлияний, приходит к грекам, чтобы насладиться их чудесными напитками, возглавляя карнавальные шествия.

Этнографы уже давно не в шоке

Изучая древние греческие традиции и сам этот этнос, историки и археологи пришли к выводу, что в данное время в стране олив проживают не только коренные греки – эллинцы, но и выходцы из Армении, Турции, Грузии и даже России. Многие из них считают себя коренными, несмотря на то, что поистине они – понтийцы.

У переселенцев традиции немногим схожи с эллинскими. Они привыкли жить так, как это делали их предки, населяющие Кавказ, Крым, Балканский полуостров. Это просто мигранты, в традиционном понимании. Несмотря на то, что они стараются соблюдать традиции эллинцев, отличают их пристрастия к собственным национальным праздникам и язык. Он видоизменен, пусть даже и очень похож на греческий. В язык добавлено много слов армянских, грузинских и даже русских.

Понтийцы сохранили черты своего народа. Этим все сказано, говорят исследователи. Кстати, греки-понтийцы не отождествляют себя с эллинцами, их культурой и наследием. Впрочем, численность понтийцев сейчас назвать нельзя. В ходе переписи 1989 г., статисты собирали общие данные о жителях страны, не разделяя коренных и мигрантов, задержавшихся в Греции на всю оставшуюся жизнь. Больше всего среди понтийцев – выходцев из России и государств бывшего Советского союза. Вторые по численности среди понтийцев – турки. Еще меньше представителей Канады, Германии, Америки. Кстати, не все понтийские греки сейчас проживают в стране олив. Многие, считая себя греками, переехали в другие государства и страны мира.

В Советском Союзе греческое население составляло греческую диаспору, а, переехав в Грецию, оно сразу стало частью русскоговорящей общины. Сколько же «советских» греков переехало жить на постоянное место жительство в Грецию? Данные всегда колеблются, но в среднем обычно называют цифру в 500.000 человек, хотя по статистике все того же Советского Союза греками себя там считали неполные 400. 000 человек. В любом случае, для Греции это большая цифра, тем более, если учесть, что всё население страны составляет чуть больше 11 миллионов жителей. А, если взять все национальные меньшинства бывшего СССР, которые объединял и по сей день объединяет русский язык, то русскоязычная диаспора Греции совершенно спокойно превысит планку в 5% от общего числа населения страны. Только на территории «больших Афин» (мегаполиса Аттики) проживает около 150-200 тысяч русскоязычных. Здесь уместно заметить, что и в Афинах, и в Салониках, есть так называемые «русскоговорящие муниципалитеты», где компактно проживает значительное число носителей русского языка. Что интересно, осознание «русскоязычности» большинства населения таких муниципалитетов особенно ясно ощущается во время муниципальных и парламентских выборов.

Экскурс в историю

Во время перестройки, когда по существу открылась дорога на Запад, началась массовая эмиграция «советских» греков на территорию Греции — так называемая. 4-ая волна эмиграции.

Греки Советского Союза по своему составу были неоднородны: во-первых, это были потомки греков, попавших в Россию ещё со времён Екатерины Второй, которых императрица расселила на южном побережье Крымского побережья для охраны береговой линии. Надо учесть, что тогда Греция находилась под игом Османской империи и поэтому, при непомерном ужесточении политики османов, греки укрывались в России, а, когда пришедшие на смену султану младотурки стали внедрять в жизнь политику искоренения христианского населения с территории Турции (в том числе и греческого), тогда уже началось массовое переселение греков Понта, то есть греков, проживавших на побережье Чёрного моря: греческое население бежало в Грецию и в Россию, поселившись на Кавказе, и уже позже часть его  переправилась с Кавказского побережья в Крым.

Помимо крымских греков времён «орловских событий», как их называют греки, а также понтийских греков, уже в период Советского Союза сюда прибыли так называемые «политические эмигранты», — греки-партизаны, которых приняла советская страна после их поражения в гражданской войне, разгоревшейся в Греции после Второй мировой войны (1946-1949 гг.).
Такой исторический экскурс не случаен, потому что он-то как раз и определяет «категории» греков, вернувшихся в Грецию: одни вернулись к себе на историческую родину,  другие — на этническую, а третьи — репатриировали на территорию своего Отечества. Правда, по статусу все они были отнесены греческим правительством к репатриантам, с небольшой разницей с политэмигрантами (уже позже, во время грузино-абхазского конфликта, появились «беженцы»).

Представителям политэмигрантов было несколько проще, поскольку они все владели новогреческим языком, а поэтому легче устраивались на работу. Более того, у кого-то осталось что-то из имущества, кто-то имел наработанные трудодни, да просто круг родных и знакомых… Хотя, как ни крути, всем «досталось» сполна, поскольку и те, и другие уже являлись носителями «советской» психологии, то есть представителями другой культуры и менталитета, в корне отличной от западной, поэтому время адаптации так сильно и затянулось, можно сказать, на целое поколение — на 20 долгих лет. Правда, здесь не надо забывать, что мы всегда касаемся не индивидуальных случаев, а указываем общие черты процесса.

20 лет репатриации

Вместе с советскими греками из страны выезжали и люди других национальностей. Это не только члены семей, возникших в результате смешанного брака, но и, так называемые «экономические переселенцы». То есть не просто «челноки», зарабатывающие на «челночных» поездках, а люди, приехавшие в Грецию целенаправленно на длительный срок с целью заработка.

Первое время пребывания в стране эмигранты продавали привезённые из СССР товары на открытых базарчиках («лайках»), которые проходят раз в неделю в каждом районе города. В 90-х годах из Союза разрешалось вывозить с собой только 90 долларов на человека (при соотношении 1 доллар:6 рублей!), поэтому люди как-то пытались не только прожить, но и восстановить свой финансовый потенциал.

Женщинам пришлось намного легче, чем мужчинам: готовка и уборка в любом конце света — это всё равно готовка и уборка, поэтому, не взирая на образование и регалии, они быстро начали приносить в дом первые заработки, правда, без какого-либо государственного страхования, что «принесло» свои отрицательные последствия уже в наши дни: спустя 20 лет эмиграции, достигнув 60-летнего возраста, у большинства из них нет никакой надежды выйти на пенсию.

19 мая — день памяти жертв геноцида понтийских греков…

Это очень большая и серьёзная проблема, к тому же, если учесть, что многие из них остались на пути своей жизни без основного кормильца! Вдобавок ко всему, до сих пор нет закона, признающего стаж работы в СССР.

После первого года обустройства многие наши соотечественники остались в сфере торговли на «лайках», выкупив специальные разрешения на торговлю; многие из них ушли в средний бизнес (магазины, поначалу без «русских» продуктов; турфирмы — вначале это были автобусные рейсы, занимающиеся перевозкой в республики СССР, а теперь в страны СНГ; маленькие таверны). Сегодня русскоговорящих предпринимателей можно встретить практически во всех сферах жизни: это уже крупные турфирмы, работающие на российском и греческом рынке, занимающиеся бронированием билетов и гостиниц, проведением экскурсий и различного рода поездок во все концы мира; это не просто маленькие ресторанчики, но огромнейшие банкетные залы — настоящие Дворцы: и по масштабу, и по архитектуре, и по интерьеру; это магазины «русских» продуктов и мебели, Дома книг, врачебные центры и клиники, страховые и юридические офисы, нотариальные конторы, переводы, кондитерские цехи и хлебопекарни и многое другое из сферы среднего и малого бизнеса, розничной и оптовой торговли, а также сферы услуг и сельского хозяйства (так называемые, новые фермеры), ну, и, конечно же, из сферы образования — от частных уроков до садиков и школ с обучением русскому языку, музыкальные и спортивные секции…  

Молодое поколение, выросшее уже на территории Греции, начинает потихоньку радовать родителей своими достижениями: с получением соответствующего образования всё большее число детей репатриантов приступают к адвокатской практике, становятся врачами и педагогами, служащими государственных учреждений, некоторым из них удалось занять места в муниципальных советах. И жизнь продолжается…

Наследие нации — ярко выраженная индивидуальность

Большинство соотечественников, эмигрировавших из республик бывшего СССР, предпочитают найти хорошего работодателя и таким образом «пристроиться» по жизни, нежели взять на себя ответственность вести своё дело. Во-первых, это связано со знанием языка и делопроизводства — во всяком случае, с системой жизни, которую мало кто знает настолько хорошо, чтобы окунуться в океан частного предпринимательства. Потом это зависит от того, что большинству из наших предпринимателей приходится оплачивать аренду за нанимаемое под свой бизнес помещение, что особенно трудно в годы кризиса: не зря в народе говорят: где тонко, там и рвётся. Ведь именно по этой причине многие вынуждены были «закрыться».
Правда, есть и такие, которым, благодаря гибкой ценовой политике и, возможно, стечению обстоятельств, удалось даже расшириться. Крепко держатся те, которые до кризиса уже прочно обосновались в своей «нише».

Надо заметить, что для греческого народа нехарактерно ведение совместных предприятий. Очень развит семейный подряд, но совместное предприятие с компаньоном  — это дело редкое. Наверное, потому, что греки очень своеобразный народ — каждый тонко чувствует свою индивидуальность, ясно осознавая, что он атом, крупица всеобъемлющей Вселенной. Кстати, слово «человек» по-гречески, как единица, так и звучит «то атомо».

Сразу на ум приходит произведение Александра Ивановича Куприна «Листригоны»: с образами листригонов — мифическим гигантским народом — писатель связывает отчаянных и смелых балаклавских рыбаков. Так вот, по его словам, российский император Николай  I, прибывший в Балаклаву, при смотре войска подъехал  на  белом  коне  к  известному своей верностью и храбростью балаклавскому батальону.

Государь был поражён воинственным  видом, горящими глазами и чёрными усищами  балаклавцев, поэтому радостно крикнул:

— Здорово, ребята!

Но батальон молчал. Царь несколько раз повторил своё  приветствие, однако, ответа не последовало. Наконец, император, уже рассерженный,  спросил у батальонного начальника:

— Отчего же они, чёрт их побери,  не  отвечают? Кажется,  я  по-русски
сказал: «Здорово, ребята!».

— Здесь нет ребяти, — ответил кротко начальник. — Здесь все капитани.

И только, когда царь произнёс: «Здравствуйте, капитаны!», храбрые балаклавцы ответили:
— Кали мера (добрый день), Ваше величество!

Это яркий пример греческой психологии — все капитаны!

Понтийский флаг

На территории Понта в VIII в. до н. э. греки-ионийцы из Мелета образовали торговые и аграрные колонии (г. Синопа, позже его колонии: Трапезунд, Котиора, Амис и др.). С IV в. до н. э. Понт входит в состав эллинистического Понтийского царства (303 (301)-64 гг. до н. э.), достигшего наибольшего расцвета в конце II в. до н. э. при императоре Митридате VI Евпаторе. В ходе трех войн с Римской республикой (89-84, 83-81, 74-64 гг. до н. э.) Понтийское царство потеряло свою независимость, и его территория вошла в состав Римского государства (провинция Вифиния и Понт); с 476 г. Восточной Римской империи (провинция Халдия).

В конце I в. до н. э. Понт откололся от Римской империи и с 40 г. до н. э. являлся частью независимого государства – царства Полемона I, но в 64 г. н. э. был снова завоеван римскими легионами.

В конце XI-первой половине XII в. В византийской провинции Халдия существовало полунезависимое феодальное княжество династии Гавров Таронитов.

Грекоговорящее население империи восприняло этноним «ромей» в качестве самоназвания, который вытеснил более ранний – «эллен».

В средние века территория Понта становится центром Трапезундской империи (1204-1461 гг.); при поддержки грузинской царицы Тамары к власти приходит династия Великих Комнинов (Алексей Комнин (1204-1222) – внук византийского императора Андроника I Комнина – провозгласил себя императором). В административном отношении Трапезундская империя делилась на три части (банды): Трапезунд, Мацука, Гимора.

С ХIII в. в южной части Трапезундской империи начинают оседать туркменские племена. С ХIV в. западные территории Понта (Джаник, Халдия) входят в состав туркменских эмиратов Таджединогулари и Эмирогуллари; восточные – в состав государства Аккойлу.

В 1461 г. Трапезундскую империю завоевали турки-османы (последний трапезундский император Давид (1458-1461)), территория Понта вошла в состав Османской империи, образовав Трабзонский эялет (с начала XIX в. – Трабзонский вилайет). С конца ХV в. начался процесс исламизации понтийских греков.

С начала XIХ в. обостряются национально-религиозные противоречия в Османской империи, политические деятели понтийских греков в этот период находятся под влиянием партии фанариотов Константинополя, выступающих за компромисс с турецкими властями и создание греко-османского государства, что шло в разрез с радикальной программой «Великой идеи», которой руководствовалось национально-освободительное движение населения материковой Греции.

В 1878 г. в соответствии со статьями Берлинского трактата (13.07.1878) понтийские греки христиане были уравнены в правах с мусульманским населением империи. После младотурецкой революции (1908-1909) понтийских греков стаи призывать в турецкую армию.

С начала ХХ в. среди греков-понтийцев растут сепаратистские настроения: политические лидеры восточного Понта выступали за создание греко-турецкой конфедерации (митрополит Трапезундский Хрисанф), среди населения западного Понта была популярна идея образования независимой Понтийской греческой республики. В годы I-й Мировой войны (1914-1918) понтийские греки рассматриваются османским правительством как неблагонадежное население. В 1916 году начинается выселение греческого христианского населения Восточной Анатолии (наряду с армянами и ассирийцами) вглубь страны (первоначально преимущественно из западного Понта), сопровождавшееся массовыми убийствами и ограблениями переселенцев. Эти события в исторической памяти понтийцев отпечатались как геноцид греков османским правительством. С 1916 г. создаются партизанские отряды понтийских греков, которые ставят целью отделение Понта и создание независимого греческого государства.

После эвакуации с территории Понта турецких войск (16.04.1916) в Трабзонском вилайете власть перешла в руки греческого комитета, было создано «временное правительство». (1916-1918), проводившее политику на создание греко-мусульманского государства. В этот период активно действуют политические организации понтийских греков, ставящие целью создание Понтийской республики: сентябрь 1917 г. – «Центральный национальный комитет понтийцев» (Юг России); ноябрь 1918 г. – «Общество понтийцев» в Стамбуле; 1919 г. – «Центральный союз понтийских греков»; 1921 г. – «.Центральный совет Понта»; «Греческий закавказский национальный совет» и др..

Геноцид понтийских греков

Созываются съезды понтийских греков: «Национальное собрание» греков Закавказья в Тифлисе (05.05.1917); съезд греков в Таганроге (29.06. — 10.07.1917); «I-й Всепонтийский съезд» в Марселе (04.02.1918); «Всеобщая конференция», результатом которой стало создание «Национального совета Понта» (02 — 15.01.1919). Создаются вооруженные формирования понтийских греков: 3 греческих полка в составе русской армии в Трабзоне (1916); «Кавказская греческая дивизия» (1917), которая размещалась в Карсе и Маглисе;»Греческий военный корпус» в Закавказье (с 1918 по 1921 годы).

В 1918 году, после занятия Понта турецкими войсками, происходит массовый исход понтийских греков. Беженцы направляются в Россию, Закавказье (Грузию, Армению, Карсскую область), Грецию. В 1920 г. происходит сближение политиков понтийских греков с армянским правительством по вопросу государственности Понта (согласно Севрскому мирному договору (10.08.1920) территория Понта — восточная часть Трабзонского вилайета — должна была перейти Армянской республики). 10-16 января 1920 г. Между «временным правительством» понтийских греков и армянским правительством на конференции в Ереване было достигнуто соглашение о создании Понтийско-Армянской конфедерации. Военная интервенция турецкой армии в Закавказье, и вхождение Армении в состав СССР (1921 г.) не позволили воплотить достигнутое соглашение. Во время греко-турецкой войны (1919-1922) на территории Понта продолжали действовать партизанские соединения понтийских греков.

Joomla SEO powered by JoomSEF

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *