Духовной жемчужиной Донской обители являются святые мощи святителя Тихона, Патриарха Всероссийского, почивающие в золоченой раке в Большом соборе монастыря.

В начале 1992 года в Малом соборе был совершен поджог, в результате чего выгорела практически вся трапезная часть храма. При восстановительных работах после пожара практически случайно были обнаружены мощи святителя Тихона, Патриарха Всероссийского, похороненного здесь в 1925 году. Находка стала настоящим чудом и еще одним свидетельством возрождения собора. Незадолго до обретения мощей, в 1989 году, Русская Православная Церковь канонизировала патриарха Тихона и причислила его к лику святых.

Святитель Тихон 

Патриарх Тихон (в миру Василий Иванович Белавин) родился 19 января 1865 г. в городе Торопце Псковской губернии в семье священника. Окончив курс торопецкого духовного училища, он поступил в Псковскую духовную семинарию, а по ее окончании ― в Петербургскую духовную академию, которую окончил в 1888 г. Примечательно, что товарищи по семинарии шутливо называли скромного, благодушного и готового всегда помочь друзьям Василия Белавина «Архиереем», а в академии, словно предвидя его будущее служение, студенты прозвали его «Патриархом» за серьезность и степенность нрава.

После академии он три с половиной года преподавал догматику, нравственное богословие и французский язык в Псковской духовной семинарии. В 1891 г. молодой учитель принял постриг с именем святителя Тихона Задонского. Рукоположенный в сан иеромонаха, он через год был назначен инспектором, а впоследствии и ректором Холмской семинарии с возведением в сан архимандрита.

С 1894 г. он ― ректор Казанской духовной академии, и через три года (8 с половиной лет по выпуске из Петербургской академии) ― уже епископ, сначала Люблинский, а затем Алеутский и Североамериканский. В этот период своей жизни, охватывающии почти десятилетие, он упорядочил жизнь православных приходов в Соединенных Штатах и на Аляске, воздвигнул новые храмы, и среди них ― кафедральный собор во имя святителя и чудотворца Николая в Нью-Йорке, куда и перенес из Сан-Франциско кафедру Американской епархии, организовал Миннеаполисскую духовную семинарию для будущих пастырей, приходские школы и приюты для детей. В Соединенных Штатах за Преосвященным Тихоном закрепилась слава подлинного апостола Православия.

Роль его в утверждении Православной Церкви в Америке действительно огромна. И она не ограничивается спокойным отеческим руководством и даже воссоединением с Русской Православной Церковью многочисленной новой паствы, составившейся из переселенцев из районов Восточной Европы. При нем впервые в Америке начинают знакомиться и сближаться с Православием христиане других конфессий.

Святой узник: фоторепортаж из кельи патриарха Тихона

Перед Святейшим Синодом Русской Православной Церкви епископ Тихон отстаивал необходимость идти навстречу инославным братьям. Множество пасторов обращалось к нему по ряду проблем: от вопроса о возможности евхаристического общения до воссоединения разобщенных Церквей. Епископ Тихон принял деятельное участие в переводе богослужебных книг на английский язык. В Канаде по его ходатайству была открыта викарная кафедра. В 1905 г. епископ Тихон был возведен в сан архиепископа.

После успешного, но трудного делания в Америке архиепископ Тихон в 1907 г. был назначен на древнюю Ярославскую кафедру.

За годы своего архиерейства в Ярославле он привел епархию в состояние духовной сплоченности. Руководство его было терпеливым и гуманным, и все полюбили доступного, разумного, ласкового архипастыря, охотно откликавшегося на все приглашения служить в многочисленных храмах Ярославской епархии. Ярославцам казалось, что они получили идеального архипастыря, с которым никогда не хотелось бы расставаться. Но в 1914 г. высшее церковное начальство назначило его архиепископом Виленским и Литовским, а 23 июня 1917 г. архиепископ Тихон избирается на Московскую кафедру с возведением в сан митрополита.

15 августа 1917 г. в праздник Успения Пресвятой Богородицы открылся Всероссийский Поместный Собор, восстановивший Патриаршество. После четырех туров голосования Собор избрал кандидатами на Первосвятительский Престол apхиепископа Харьковского Антония (Храповицкого), архиепископа Новгородского Арсения (Стадницкого) и митрополита Московского Тихона, ― как говорили в народе, «самого умного, самого строгого и самого доброго». Патриарха предстояло избрать жребием. Божественным Промыслом жребий пал на митрополита Тихона. Интронизация нового Патриарха была совершена в Кремлевском Успенском соборе 21 ноября в день празднования Введения во храм Пресвятой Богородицы.

На церковном пути нового Патриарха сразу же возникли трудности. Прежде всего, ему первому пришлось решать вопрос об отношениях с новым гocyдapственным строем, враждебно относящимся к Церкви, а также предстояло сделать все возможное чтобы сохранить Православие в тяжелый период лихолетья в условиях захлестнувших Россию революции, гражданской войны и всеобщей разрухи.

В первом обращении к всероссийской пастве Патриарх Тихон характеризовал переживаемую страной эпоху как «годину гнева Божия»; в послании от 19 января (1 февраля) 1918 г. им выражены архипастырская озабоченность положением Церкви и осуждение кровавых беспорядков. Патриарх безбоязненно обличал безбожную власть, воздвигшую гонения на Церковь, и даже произнес анафему тем, кто от лица власти творил кровавые расправы. Он призывал всех верующих к защите оскорбляемой Церкви: « … а вы противостаньте им силою веры вашей, вашего властного всенародного вопля… А если нужно будет и пострадать за дело Христово, зовем вас, возлюбленные чада Церкви, зовем вас на эти страдания вместе с собою…»

Когда летом 1921 г. после ужасов гражданской войны наступил голод, Патриарх Тихон организовал Комитет помощи голодающим и издал исключительное по силе мысли и чувства воззвание о помощи голодающим, обращенное к православной России и ко всем народам вселенной. Он призывал церковноприходские советы жертвовать драгоценные церковные украшения, если только они не имеют богослужебного употребления. Комитет, возглавляемый Патриархом, собрал большие средства и во многом облегчил положение голодающих.

Патриарх Тихон был истинным защитником Православия. Несмотря на всю свою мягкость, доброжелательность и благодушие, он становился непоколебимо тверд и непреклонен в делах церковных, где было нужно, и прежде всего в защите Церкви от ее врагов. Особенно ярко выявилось истинное Православие и твердость характера Патриарха Тихона в пору «обновленческого» раскола. Он стоял как непреодолимая преграда на пути у большевиков перед их планами разложения Церкви изнутри.

Святейший Патриарх Тихон предпринял важнейшие шаги к нормализации отношений с государством. В посланиях Патриарха Тихона провозглашается: «Российская Православная Церковь … должна быть и будет Единой Соборной Апостольской Церковью, и всякие попытки, с чьей бы стороны они ни исходили, ввергнуть Церковь в политическую борьбу должны быть отвергнуты и осуждены» (из Воззвания от 1 июля 1923 г.)

Новым важным шагом к установлению позитивного диалога между Церковью и победившим общественным строем стал документ, известный как завещание Святейшего Патриарха Тихона от 7 января 1925 г.: «В годы гражданской разрухи, по воле Божией, без которой в мире ничто не совершается, ― писал Святейший Патриарх Тихон, ― во главе Русского государства стала Советская власть. Не погрешая против нашей веры и Церкви, не допуская никаких компромиссов и уступок в области веры, в гражданском отношении мы должны быть искренними по отношению к Советской власти и работать на общее благо, сообразуя распорядок внешней церковной жизни и деятельности с новым государственным строем … Вместе с этим мы выражаем уверенность, что установка чистых, искренних отношении побудит нашу власть относиться к нам с полным доверием».

Так твердо и ясно Святейший Патриарх Тихон определил чисто каноническую позицию Русской Православной Церкви по отношению к Советскому государству, тем самым помогая православному русскому народу уяснить себе смысл революционных перемен. Изменение в политической позиции Патриарха Тихона и большей части православного епископата обусловлено было не только тактическим расчетом, но и соображениями принципиального характера: гражданская война закончилась, государственная власть перестала быть предметом кровавой междоусобной брани, в стране существовало одно законное правительство ― Советское, что создавало возможность для построения правового государства, в котором Православная Церковь могла занять принадлежащее ей место.

Личной проповедью и твердым исповеданием христианской Правды, неустанной борьбой с врагами Церкви Патриарх Тихон вызвал ненависть представителей новой власти, постоянно преследовавшей его. Его то заключали в тюрьму, то содержали под «домашним арестом» в московском Донском монастыре. Жизнь его Святейшества все время была под угрозой: трижды на него было совершено покушение, но он безбоязненно выезжал для совершения богослужений в различных храмах Москвы и за ее пределами. Все Патриаршество Святейшего Тихона было сплошным подвигом мученичества. Когда власти сделали ему предложение выехать за границу на постоянное местожительство, Патриарх Тихон сказал: «Никуда я не поеду, буду страдать здесь вместе со всем народом и исполнять свой долг до положенного Богом предела». Все эти годы он фактически жил в заключении и умер в борьбе и скорби. Облекаемый в эту пору высшими полномочиями, он избранием Церкви и жребием Божиим был жертвой, обреченной на страдания за всю Русскую Церковь.

Святейший Патриарх Тихон скончался 25 марта 1925 г., в праздник Благовещения Пресвятой Богородицы, и был погребен в московском Донском монастыре.

В 1981 г. Архиерейский Собор Русской Православной Церкви Заграницей прославил в соборе новых мучеников и исповедников Российской Церкви, Патриарха Тихона. А в 1989 г., в год юбилея установления Патриаршества в Pocсии, Святейший Патриарх Тихон был прославлен Русской Православной Церковью Московского Патриархата. Его память совершается 25 марта/7 апреля и 26 сентября/9 октября.

Без лукавства. О книге А. Ракова На милость дня

Александр Раков

 Без лукавства

Так уж совпало: мое знакомство с книгой, которую вы только что открыли, дорогой читатель, началось в неделю Торжества Православия. В это первое воскресение после начала Великого поста в храме на литургии читают евангельский рассказ о том, как Филипп позвал Нафанаила пойти и посмотреть на Господа. «Иисус, увидев идущего к Нему Нафанаила, говорит о нем: вот подлинно Израильтянин, в  котором нет лукавства. Нафанаил говорит Ему: почему Ты знаешь меня?» (Ин. 1, 47-48).

Вечером этого дня я стала перелистывать страницы новой книги. И надо сказать, что самое первое, главное впечатление, возникшее при чтении, было таким: «Вот православный русский человек, в котором нет лукавства». Автор сразу привлек к себе сочувственное внимание своей исключительной искренностью, любовью к правде.

Его имя было мне известно давно. Да и кому не знакомо имя Александра Ракова, очень строгого, как говорят, редактора весьма читаемой и почитаемой в городе газеты «Православный Санкт-Петербург»?  Газету при ее рождении благословил  приснопамятный митрополит Иоанн (Снычев). При всех перипетиях времени и усилиях «враг видимых и невидимых» она не только выстояла, но и окрепла – наверное, по молитвам святителя и во многом благодаря мужеству и подвижническим усилиям своего редактора. Раков принадлежит к послевоенному поколению детей Победы, которое обладает редкими и неистребимыми качествами внутренней независимости и достоинства. К тому же он носит имя Александр, смысл которого – «защитник людей». Боевое имя, подходящее для человека, который сражается на передовой.

Вот и все, что было мне известно. Важные, но довольно-таки внешние сведения. Теперь же, через книгу, стала раскрываться перед внутренним взором душа этого человека – так широко, так разносторонне, доверчиво и щедро, что нельзя было не откликнуться благодарно, с теплым чувством духовного родства, на этот неожиданный дар.

Сначала, однако, скажу несколько слов о форме книги, неразрывно связанной с ее содержанием. Опытный журналист и новый в нашей литературе писатель, растущий от книги к книге, Александр Раков нашел свой, весьма интересный и необычный литературный жанр.

Мощи святителя Тихона Задонского

Этот жанр определен самим автором совсем не академично, зато образно и метко – «былинки». Что же это за новшество такое? Попробую, насколько сумею, передать свое понимание. Былинки связаны с былью – жизненной былью и еще былью сердца, совести и ума. Они несут в себе впечатления, чувства, размышления, воспоминания, которые спонтанно, ненароком посещают душу и во всей своей непосредственности, живой первозданности оказываются на кончике пера (или на кончиках пальцев, бегущих по клавишам компьютера) и бережно высеваются на бумагу. И вот прорастают на ней, тянутся к небу  скромные легкие «былинки». В них вовсе нет торжественной героики былин. Но они связаны и с вечной сутью бытия, и с насущными заботами, тревогами, радостными и скорбными мгновениями нашего повседневного житья-бытья.

Жанровое своеобразие этой книги чем-то родственно наиболее оригинальным, новаторским книгам В.В. Розанова – «Уединенное» и «Опавшие листья», созданным в начале XX века. Редкие по своей интимной откровенности заметки, собранные в названных книгах, представляют собой свободное сочетание ярких публицистических оценок, лирических зарисовок, емких философско-исторических размышлений, мимолетных впечатлений. Такое тематическое и  стилевое разнообразие, при всей видимой «рукописности», безыскусности, непосредственности словесного выражения, требует высокого мастерства.

Все сказанное побуждает увидеть некие параллели в литературных поисках видного представителя русского Серебряного века и автора этой книги. Но между ними есть и существенные различия. Розанов часто эпатирует читателя, стремясь подчеркнуть свою оригинальность, индивидуальную обособленность, «уединенность» от всего и всех. Типичный представитель своего времени, он мечется от язычества к христианству и обратно. А.Раков, при всем очевидном своеобразии своей личности, совсем не стремится к нарочитой оригинальности и непохожести на других. Напротив, он пишет о том, что волнует, заботит многих. Его «былинки» едва ли не в каждой своей строчке напоминают, что все мы – родные.

Нисколько не стремясь никого эпатировать, Раков честно обнажает самые болевые точки нашей жизни. Он пишет о нищих ветеранах, о бомжах, о брошенных животных и уничтоженных в материнском чреве детях, о нашем непонимании родителей, нашей непоправимой вине перед ними. Он задевает болезненные струны так называемого национального вопроса, бередит душевные раны, напоминая о судьбах искалеченных в Чечне солдат. Есть страницы, которые читать невыносимо тяжело – такое страдание и сострадание они вызывают. Но читать необходимо: с сердца сдирается короста забвения, безразличия, самоуспокоенности.

В книге можно найти и много светлых страниц – о послевоенном детстве, о мальчишеских играх, о родительском доме, о первой любви. И о благодатных дарах сегодняшней жизни – драгоценных встречах с духовным отцом, общении с близкими и дорогими людьми, с животными и птицами, с родной северной природой. Часто встречаются на этих страницах блестки доброго юмора. И все это тоже вызывает у читателя чувство сопричастия: у нас одна общая историческая судьба, одна страна, одна вера.

К православной вере, судя по собственным признаниям, автор шел, как и многие из нас: через испытания, ошибки, падения, разочарования, страдания, осознание близкой погибели души. Так трудно обретя веру, он уже, хочется думать, не отступится от нее, как случалось с талантливыми представителями Серебряного века. В книге есть смелые попытки публичной исповеди в тех грехах, которые продолжают мучить совесть. И происходит ответное движение: совесть читателя оживает, страдает, вспоминает – работает…

Одна из читательниц предыдущих «былинок» написала А.Ракову письмо, помещенное в этой новой книге. Она благодарит автора за мужество, с которым он приносит свою исповедь перед всеми, «на миру». И далее делится такими впечатлениями: «Читаю «Былинки» с душевным трепетом, зная, что на каждой странице найду что-то для себя, и сегодня, и в будущем. … Примеряешь на себя многие ситуации, сравниваешь, анализируешь. Получается не просто чтение-развлечение, а чтение-работа, и мысль постоянно в действии, не витает «над»…

Вот это вовлечение читателя во внутреннее пространство повествования, побуждение к духовному труду – одно из самых драгоценных  качеств книги, которое основывается на традициях православной культуры. И еще одно важнейшее достоинство книги – это ее соборное начало. Живое чувство православной соборности, которую А.С.Хомяков определил как «свободное единство в любви», уже утраченное, к сожалению, многими нашими соотечественниками, побуждает автора выбрать необыкновенно доверительную интонацию в разговоре с читателем – разговоре самых близких людей, которым нечего друг от друга скрывать.

На тех же соборных началах основан, на наш взгляд, совершенно самобытный, свежий прием, который использует автор в каждой своей «былинке»: он непременно привлекает к разработке затронутой темы стихи различных поэтов, знаменитых и малоизвестных, а то и совсем не знакомых даже искушенному читателю. В конце книги приведен список участвующих в ней поэтов – в нем насчитывается 270 имен! Многие из нас, увязнув в суровой жизненной прозе, почти отвыкли от поэзии. А.Раков упорно и осознанно разворачивает, заново приучает к ней читателя, и тем самым выполняет, помимо литературной, еще и важную просветительскую задачу. Ну, а что же все-таки дает такой прием в художественном отношении? Как объясняет сам писатель, «к вескости прозы прицепляешь стропы поэзии – и воздушный парашют-одуванчик, званый духом попутного ветра, поднимается над землей и неспешно парит вдаль». Как видим, писателю самому не чужда лирическая образность. Кроме того, он умеет подобрать стихотворный отрывок так, что этот отрывок (или целое стихотворение) органично, «без швов», срастается с авторской прозой и способствует сильному эмоциональному и нравственному воздействию на читателя. «Но ведь он к своему присоединяет чужое!» –  может возразить какой-нибудь скептик или литературный фарисей. В том-то и дело, что не чужое, а родное, свидетельствующее о нашей единой соборной душе.

И последнее общее впечатление. В книге А.Ракова возникает полный жизни и движения русский космос, в котором собраны и благословлены былинки и звезды, люди, звери, птицы, в котором размышляют, страдают и радуются, щедро делятся друг с другом плодами духовного труда сам автор, его замечательный духовник о. Иоанн Миронов, другие духовные лица, а также многочисленные поэты и еще более многочисленные – мы, читатели. Нас всеми средствами и способами пытаются разъединить. А мы – давайте будем вместе. Будем с Богом. И тогда победим. Христос Воскресе!

Ольга Сокурова, кандидат искусствоведения, доцент Санкт-Петербургского Государственного Университета

© Copyright: Александр Раков, 2013
Свидетельство о публикации №213030101731

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Александр Раков

Рецензии

Написать рецензию

Другие произведения автора Александр Раков

Мощи преподобного Тихона Задонского, хранящиеся в мужском монастыре Задонска — место поклонения паломников, дарующие исцеления и ответы на проблемы всем, кто приходит к святыне с чистым сердцем.

Великий проповедник и целитель

В начале XVII столетия старцы Кирилл и Мефодий из Московского сретенского монастыря основывают Задонский монастырь Божьей Матери. Среди тенистых садов, в лесной чаще, на берегу реки Дон в благодатной тиши величается Божья обитель, куда в 1769 году прибыл святитель Тихон.

Выросший в крайне бедной семье, часто голодавший в детстве мальчик, сумел закончить духовную семинарию и в 1758 году принял постриг в монахи, осуществив свою юношескую мечту.

Молодой человек отличался удивительным терпением, послушанием и работоспособностью. Духовное совершенство способствовало быстрому карьерному росту. В 1759 году Тихона возводят в сан иеромонаха, а в 1761 — он уже епископ Кексгольмский и Ладожский. В 1763 г. святитель возглавил Воронежскую епархию. Уделяя огромное внимание борьбе с ересями и язычеством, восстанавливая семинарии и воскресные школы, принимая и молясь за прихожан. Святой Тихон постоянно принимал у себя прихожан, кормил бедных, а больных собственноручно отпаивал лечебными чаями.

Голодное и холодное детство дало о себе знать, 40-летний настоятель епархии часто болел и попросил об отставке, желая уединиться. Последним пристанищем преподобного Тихона стал Задонский монастырь, в котором некогда настоятель епархии, продав богатую одежду, серебро, раздал все бедным, жил, как обычный монах, показывая пример терпения, прощения и братской любви.

В записях святого были найдены предсказания войны с французами и великого петербургского наводнения.

Нетленные мощи святого

В 1845 году во время строительства нового храма была вскрыта гробница святителя, и его мощи оказались нетленными. Священная радость и благоговение охватило всех присутствующих.

Священники побоялись большого стечения народа и тихо произвели перезахоронение, которое совершили в Церкви Рождества Богородицы,

Только через 16 лет, в день смерти преподобного Тихона Задонского, он был причислен к лику святых. Во время снятия верхней крышки храм, наполненный несколькими десятками тысяч людей, застыл в молчании, христиане медленно опустились на колени и застыли в безмолвном плаче.

Страшные времена ожидали Владимирский монастырь в годы революции, когда красноармейцы вскрыли гробницу и вывезли мощи в Орел, в музей религии. При этом они сняли якобы разоблачающий нетленность костей фильм, назвав все ложью религии.

В Задонске закрыли все церкви, многие священники были либо расстреляны, либо отправлены в ссылку. Верные своей святыне оставшиеся в живых монахи вернулись на святое место, и после разрешения Сталина открыть храмы приступили к богослужениям.

Случайно отцом Виктором на чердаке одного из домов была найдена икона патриарха Тихона, где он нарисован в полный рост, которая и стала основной святыней открытого храма.

В 1959 году была создана новая комиссия, которая подтвердила нетленность мощей. Это не понравилось тогдашнему правителю СССР Н. С. Хрущеву, в 1961 году святые останки снова перенесли в хранилище музея.

Праздник возвращения святых мощей

26 августа 1991 года колокольные звоны наполнили Задонск. По усыпанной цветами дороге к храму в присутствии тысяч людей святые мощи Божьего угодника были возвращены в монастырь.

Мощи святителя Тихона

Это был настоящий праздник Божьего чуда исцеления. Люди, страдающие многолетними болезнями, получали мгновенное исцеление после целования раки со святыми мощами.

Нескончаемый поток благодарственных молитв наполнял монастырский двор. Люди исцелялись по-разному:

  • при целовании раки;
  • после воззвания к Святому;
  • при помазании елеем или просто стоя в храме;
  • после чтения молитвы.

В чем помогает молитва около мощей святому Тихону

Комиссия, организованная святым Синодом, проверяет и фиксирует все случаи исцелений у мощей Тихона Задонского.

Измученные болезнями люди приходят к гробнице с множеством болезней:

  • телесных;
  • душевных;
  • духовных.

По свидетельству исцеленных чаще приходит ответ на болезни глаз. Так был исцелен слепой после болезни мальчик, а у женщины исчез нарост на глазу прямо во время молитвы.

Около Богом освещенного места слепые видят, а глухие начинают слышать. Обращались за помощью и получали исцеление от преподобного Задонского больные холерой, циррозом печени, женщины, страдающие кровотечением. Многим просящим Патриарх Задонский являлся во время сна, после чего больные просыпались совершенно здоровыми.

Лечение бесноватых даже для современной медицины является проблемой, но только не для исцеляющей силы мощей преподобного. Пелагея Гаврилова родилась здоровой девочкой, но после замужества нею овладели демоны. Родственники приводили больную в храмы, но она там еще больше бесновалась, крича различными голосами. Только после посещения Задонского монастыря, в котором была отслужена панихида по святому Тихону, и принятия причастия женщина была освобождена.

Церковные книги хранят записи об освобождении от паралича, немоты, геморроя истерических припадков.

Задонский Рождество-Богородицкий мужской монастырь — последнее пристанище святого Тихона Задонского.

Администратор

Святитель Тихон, патриарх Московский

Дни памяти:22 января (Новомуч.), 29 января, 9 февраля (обретение мощей), 25 марта (преставление), 26 сентября, 5 октября (Моск. Свт.), 5 ноября (избрание на Патриарший престол)


Патриарх Тихон

Василий Иванович Белавин (будущий Патриарх Московский и всея Руси) родился 19 января 1865 года в селе Клин Торопецкого уезда Псковской губернии, в благочестивой семье священника с патриархальным укладом. Дети помогали родителям по хозяйству, ходили за скотиной, все умели делать своими руками.

В девять лет Василий поступает в Торопецкое Духовное училище, а в 1878 году, по окончании, покидает родительский дом, чтобы продолжить образование в Псковской семинарии. Василий был доброго нрава, скромный и приветливый, учеба давалась ему легко, и он с радостью помогал однокурсникам, которые прозвали его «архиереем». Закончив семинарию одним из лучших учеников, Василий успешно сдал экзамены в Петербургскую Духовную академию в 1884 году. И новое уважительное прозвище — Патриарх, полученное им от академических друзей и оказавшееся провидческим, говорит об образе его жизни в то время. В 1888 году закончив академию 23-летним кандидатом богословия, он возвращается в Псков и три года преподает в родной семинарии. В 26 лет, после серьезных раздумий, он делает первый свой шаг за Господом на крест, преклонив волю под три высоких монашеских обета — девства, нищеты и послушания. 14 декабря 1891 года он принимает постриг с именем Тихон, в честь святителя Тихона Задонского, на следующий день его рукополагают в иеродиакона, и вскоре — в иеромонаха.

В 1892 году о. Тихона переводят инспектором в Холмскую Духовную семинарию, где скоро он становится ректором в сане архимандрита. А 19 октября 1899 года в Свято-Троицком соборе Александро-Невской лавры состоялась хиротония его во епископа Люблинского с назначением викарием Холмско-Варшавской епархии. Только год пробыл святитель Тихон на своей первой кафедре, но, когда пришел указ о его переводе, город наполнился плачем — плакали православные, плакали униаты и католики, которых тоже было много на Холмщине. Город собрался на вокзал провожать так мало у них послужившего, но так много ими возлюбленного архипастыря. Народ силой пытался удержать отъезжающего владыку, сняв поездную обслугу, а многие и просто легли на полотно железной дороги, не давая возможности увезти от них драгоценную жемчужину — православного архиерея. И только сердечное обращение самого владыки успокоило народ. И такие проводы окружали святителя всю его жизнь. Плакала православная Америка, где и поныне его именуют Апостолом Православия, где он в течение семи лет мудро руководил паствой: преодолевая тысячи миль, посещал труднодоступные и отдаленные приходы, помогал обустраивать их духовную жизнь, возводил новые храмы, среди которых — величественный Свято-Никольский собор в Нью-Йорке. Его паства в Америке возросла до четырехсот тысяч: русские и сербы, греки и арабы, обращенные из униатства словаки и русины, коренные жители — креолы, индейцы, алеуты и эскимосы.

Возглавляя в течение семи лет древнюю Ярославскую кафедру, по возвращении из Америки, святитель Тихон верхом на лошади, пешком или на лодке добирался в глухие села, посещал монастыри и уездные города, приводил церковную жизнь в состояние духовной сплоченности. С 1914 года по 1917 год он управляет Виленской и Литовской кафедрой. В Первую мировую войну, когда немцы были уже под стенами Вильно, он вывозит в Москву мощи Виленских мучеников, другие святыни и, возвратившись в еще не занятые врагом земли, служит в переполненных храмах, обходит лазареты, благословляет и напутствует уходящие защищать Отечество войска.

Незадолго до своей кончины святой Иоанн Кронштадтский в одной из бесед со святителем Тихоном сказал ему: «Теперь, Владыко, садитесь Вы на мое место, а я пойду отдохну».

Чудотворные мощи святителя Тихона, Патриарха Всероссийского

Спустя несколько лет пророчество старца сбылось, когда митрополит Московский Тихон жребием был избран Патриархом. В России было смутное время, и на открывшемся 15 августа 1917 года Соборе Русской Православной Церкви был поднят вопрос о восстановлении патриаршества на Руси. Мнение народа на нем выразили крестьяне: «У нас больше нет Царя, нет отца, которого мы любили; Синод любить невозможно, а потому мы, крестьяне, хотим Патриарха».

Время было такое, когда все и всех охватила тревога за будущее, когда ожила и разрасталась злоба и смертельный голод заглянул в лицо трудовому люду, страх перед грабежом и насилием проник в дома и храмы. Предчувствие всеобщего надвигающегося хаоса и царства антихриста объяло Русь. И под гром орудий, под стрекот пулеметов поставляется Божией рукой на Патриарший престол Первосвятитель Тихон, чтобы взойти на свою Голгофу и стать святым Патриархом-мучеником. Он горел в огне духовной муки ежечасно и терзался вопросами: «Доколе можно уступать безбожной власти?» Где грань, когда благо Церкви он обязан поставить выше благополучия своего народа, выше человеческой жизни, притом не своей, но жизни верных ему православных чад. О своей жизни, о своем будущем он уже совсем не думал. Он сам был готов на гибель ежедневно. «Пусть имя мое погибнет в истории, только бы Церкви была польза», — говорил он, идя вослед за своим Божественным Учителем до конца.

Как слезно плачет новый Патриарх пред Господом за свой народ, Церковь Божию: «Господи, сыны Российские оставили Завет Твой, разрушили жертвенники Твои, стреляли по храмовым и Кремлевским святыням, избивали священников Твоих…» Он призывает русских людей очистить сердца покаянием и молитвой, воскресить «в годину Великого посещения Божия в нынешнем подвиге православного русского народа светлые незабвенные дела благочестивых предков". Для подъема в народе религиозного чувства, по его благословению устраивались грандиозные крестные ходы, в которых неизменно принимал участие Святейший. Безбоязненно служил он в храмах Москвы, Петрограда, Ярославля и других городов, укрепляя духовную паству. Когда под предлогом помощи голодающим была предпринята попытка разгрома Церкви, Патриарх Тихон, благословив жертвовать церковные ценности, выступил против посягательств на святыни и народное достояние. В результате он был арестован и с 16 мая 1922 года по июнь 1923 года находился в заточении. Власти не сломили святителя и были вынуждены выпустить его, однако стали следить за каждым его шагом. 12 июня 1919 года и 9 декабря 1923 года были предприняты попытки убийства, при втором покушении мученически погиб келейник Святейшего Яков Полозов. Несмотря на гонения, святитель Тихон продолжал принимать народ в Донском монастыре, где он уединенно жил, и люди шли нескончаемым потоком, приезжая часто издалека или пешком преодолевая тысячи верст. Последний мучительный год своей жизни он, преследуемый и больной, неизменно служил по воскресным и праздничным дням. 23 марта 1925 года он совершил последнюю Божественную литургию в церкви Большого Вознесения, а в праздник Благовещения Пресвятой Богородицы почил о Господе с молитвой на устах.

Прославление святителя Тихона, Патриарха Московского и всея Руси, произошло на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 9 октября 1989 года, в день преставления Апостола Иоанна Богослова, и многие видят в этом Промысл Божий. «Дети, любите друг друга! — говорит в последней проповеди Апостол Иоанн. — Это заповедь Господня, если соблюдете ее, то и довольно».

В унисон звучат последние слова Патриарха Тихона: «Чадца мои! Все православные русские люди! Все христиане! Только на камени врачевания зла добром созиждется нерушимая слава и величие нашей Святой Православной Церкви, и неуловимо даже для врагов будет Святое имя ее, чистота подвига ее чад и служителей. Следуйте за Христом! Не изменяйте Ему. Не поддавайтесь искушению, не губите в крови отмщения и свою душу. Не будьте побеждены злом. Побеждайте зло добром!»

Прошло 67 лет со дня кончины святителя Тихона, и Господь даровал России святые его мощи в укрепление ее на предлежащие трудные времена. Покоятся они в большом соборе Донского монастыря.

Патриарх Тихон: биография

Основываясь лишь на устном обещании свободы действий, не имея канцелярии, Патриарх пытался организовать общецерковное управление: был созван временный Священный Синод из трёх архиереев: архиепископа Тверского Серафима (Александрова), архиепископа Уральского Тихона (Оболенского) и викарного епископа Илариона (Троицкого); восстановлена деятельность прежнего состава Московского епархиального Совета под председательством профессора протоиерея Василия Виноградова, принимавшего также участие и в некоторых заседаниях Синода.

Проходившее в Москве 10 — 18 июня 1924 года «Великое Предсоборное совещание» обновленцев, которое избрало своим почётным председателем Вселенского Патриарха Григория VII (тогда склонялся на сторону обновленцев под давлением кемалистов и был представлен в Москве архимандритом Василием Димопуло), на основании признания обновленческого Синода Восточными Патриархами вынесло заключение: «Отныне бывший Патриарх Тихон — глава секты».

Последние месяцы, кончина и погребение

9 декабря 1924 года при попытке разбойного нападения на дом Патриарха в Донском монастыре был убит Яков Сергеевич Полозов — весьма близкий Патриарху человек, бывший его келейником с 1902 года. Это произвело на Патриарха крайне гнетущее впечатление; он настоял, несмотря на сопротивление властей, на том, чтобы Полозов был похоронен на территории монастыря (могила вскоре была перенесена к внешней стороне южной стены Малого Донского собора от прохода на новое Донское кладбище ввиду начавшегося строительства Донского крематория).

13 января 1925 года переехал в клинику Бакуниных (Остоженка, 19); но продолжал регулярно совершать богослужения в московских храмах. Последнее богослужение — хиротония епископа Сергия (Никольского) в храме Большого Вознесения у Никитских Ворот 23 марта (5 апреля) 1925, за два дня до смерти.

25 марта (7 апреля) 1925, в праздник Благовещения, Патриарх скончался в возрасте 60 лет — по официальным данным от сердечной недостаточности, хотя существует версия о его отравлении. За несколько часов до смерти он произнёс: «Теперь я усну… крепко и надолго. Ночь будет длинная, тёмная-тёмная».

Чин погребения был совершён 30 марта (12 апреля) 1925 года, в Вербное воскресенье, в Донском монастыре; участвовали 56 архиереев и до 500 священников, пели хоры Чеснокова и Астафьева. Был похоронен с внутренней стороны южной стены трапезной Малого Донского собора. В день погребения патриарха Тихона состоялось совещание собравшихся на его отпевание архипастырей, на котором обязанности Патриаршего местоблюстителя возложены были на митрополита Крутицкого Петра (Полянского).

15 апреля «Правда» и «Известия» опубликовали «Предсмертное завещание» от имени покойного Патриарха, якобы подписанное им в день своей смерти (существует в разных редакциях, которые готовились в ведомстве Евгения Тучкова); вопрос о его подлинности, которая сразу же была поставлена под сомнение, до конца не разрешён.

Почитание и канонизация

Анонимно издавшая свои воспоминания свидетельница похорон патриарха Тихона писала: «К Донскому стечение народа было огромное. По приблизительному подсчёту, там перебывало в те скорбные дни не менее одного миллиона людей. Вокруг Донского все ведущие к нему улицы и вся Калужская площадь были запружены народом. Уличное движение по ним прекратилось, трамваи доходили лишь до Калужской площади.

Икона Патриарха Тихона

Порядок поддерживался рабочими-распорядителями, у которых на рукаве была чёрная повязка с белым крестом. <…> Очередь от Нескучного&#160;— версты 1,5 от монастыря&#160;— шла по четверо в ряд. Передвигались до собора более трёх часов. Беспрерывно пополняясь у Нескучного вновь прибывающими, этот медленно день и ночь движущийся людской поток не походил на обычные „хвосты“. Это было торжественное шествие. <…> В день погребения Патриарха погода стояла чудесная&#160;— тёплая, ясная, весенняя. Служба, по установленному чину, началась в 7 ч. утра и продолжалась до наступления темноты. Двери собора были открыты настежь, т.ч. не поместившимся внутри его и стоявшим впереди было слышно богослужение, а пение доносилось и дальше. От вторивших ему передних рядов оно перекатывалось в задние, и пела вся многотысячная толпа. Это было заупокойное служение всенародное. Духовный и молитвенный подъём был так велик, что даже не слышалось плача. Это было не только погребение Патриарха Тихона, но и всенародное его прославление.»

1 ноября 1981 года Патриарх Тихон был прославлен в лике новомучеников и исповедников Российских Архирейским Синодом РПЦЗ.

9 октября 1989 года был канонизирован Архиерейским Собором РПЦ; стоит во главе Собора Новомучеников и Исповедников Российских. Канонизация Святейшего Патриарха Тихона была первым шагом к прославлению новомучеников и новых исповедников Российских, пострадавших в годы революционной смуты и большевистского террора.

19 февраля 1992 года совершилось обретение святых мощей Патриарха Тихона. Мощи обычно открыто покоятся в Большом Донском соборе Донского монастыря.

Память святителя Тихона Церковь празднует 25 марта (по юлианскому календарю) в день его преставления; а также 26 сентября&#160;— день его прославления в лике святых.

Ставился вопрос о внесении в месяцеслов также и даты обретения его мощей как дополнительного дня памяти.

3 декабря 2007 года Патриарх Алексий II по представлению Календарного отдела Издательского Совета Русской Православной Церкви благословил внести в официальный месяцеслов ещё один день памяти святителя Тихона&#160;— 5 ноября по юлианскому календарю&#160;— дата избрания на Всероссийский Патриарший престол.

Комментарии

Августин Блаженный

христианский богослов, философ и политик, один из отцов и влиятельнейших проповедников христианства

Григорий Ефимович Распутин

духовник императорской фамилии, личный целитель цесаревича Алексея, одна из самых одиозных личностей российской истории начала XX столетия

Бригам Янг

американский религиозный деятель, второй президент Церкви Иисуса Христа Святых последних дней

Ядвига Силезская

княгиня Силезская, католическая святая, монахиня, покровительница сирот

Иван Юркович

архиепископ римско-католической церкви, дипломат

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *