Религия древних финикийцев являлась одним из звеньев семитских культов, отправляемых жрецами. В архитектуре храмов финикийских богов имеется много общего со строением иудейских сооружений. Но, в отличие от иудеев, верующие Финикии не признавали Единого Бога. Они, как и угаритяне, поклонялись бесчисленному Пантеону божеств. Самой угодной жертвой объектам своего поклонения финикийцы считали младенцев, из-за чего соседние народы сочли их крайне жестокими. Ниже речь пойдет о самых известных и значимых богах Финикии.

Большинство объектов поклонения древних финикийцев составляли те же боги, что и у угаритян. Отличие прослеживается лишь в произношении их имен, которое зависело от языковых особенностей. К примеру, бога Илу финикийцы нарекли Элом, а богу Балу дали имя Баал. Хоть религии обоих государств относились к западносемитским и имели общие корни, в угаритской и финикийской мифологиях прослеживается лишь частичная идентичность.

Наиболее почитаемые финикийские боги

В финикийской религии, впрочем, как и в любой другой, каждому из божеств была отведена определенная роль и «место жительства». Также они были наделены определенными чертами характера, внешностью и статусом. Были «главные над главными» боги, их «региональные заместители», близкие и дальние родственники и т.д.

Эл у финикийцев считался верховным божеством. Несмотря на его высочайший статус, он не пользовался большой популярностью. К Элу верующие редко обращались с реальными чаяниями. Но по обрывочным сведениям, в приграничных регионах Финикии его почитали как Творца творения, воздавая ему соответствующие почести. Возможно даже, что этому богу поклонялись в Берите и Библе. Но в большей части финикийских селений, в том числе и в колониях, «функциональные обязанности» Эла перекладывались на других божеств.

Баал-Шамим (финикийский бог неба) как раз и являлся одним из таких «заместителей» Эла. Некоторые верующие даже считали его повелителем вселенной. Резиденция божества находилась высоко над землей. Из поколения в поколение жители Финикии рассказывали, что Баал-Шамим относится к числу наиболее древних богов и, что особо примечательно, он является первым божеством, которое начали почитать люди. Имя Баал-Шамим стояло во главе списка объектов поклонения во многих финикийских городах, в том числе в Тире, Карфагене и Библе. Но популярность небесного владыки не была очень высокой.

Баал-Малаки по степени величия находился на одном уровне с Баал-Шамимом, но его «специализацией» было покровительство морским путешествиям. Существует мнение, что в его честь был назван испанский город Малака (ныне – Малага).

Баал-Цафон, финикийский бог плодородия, – древнейшее и глубоко почитаемое финикийцами божество. Они, как и угаритяне, видели его очень сильным покровителем дождя, в силах которого было сделать землю плодородной. Такие явления как гром и морские бури происходили исключительно по его желанию. Из трех перечисленных «баалов» Цафон был самым почитаемым. Во время религиозных обрядов жители Финикии чествовали не только бога, но и священную гору Цафон, на которой, по мнению верующих, располагался его дворец. О степени святости горы свидетельствует и тот факт, что евреи даже считали ее аналогом своей священной горы Сион. Храмы Баал-Цафона присутствовали в большинстве крупных городов Финикии. А ее жители, нарекая своих отпрысков, включали в их имена имя Цафон, чтобы те получали от божества защиту. До наших дней не сохранилось сведений о том, состояли ли эти три «баала» в родстве с Элом.

Астарта – одна из жен Эла: богиня-мать, покровительствующая плодородию и любви

Астарта является самой известной и почитаемой богиней Финикии. Ей массово поклонялись как финикийцы, так и весь семитоязычный мир. Но с III по I тысячелетие до н.э. авторитет Астарты потихоньку угасал. Так, в I тысячелетии до н.э. ей поклонялись лишь соседние с Финикией народы. Немного позже, когда религии этих государств постепенно переходили на единобожие, поклоняясь лишь богу Йахве и считая его единственным покровителем всего мира, библейские пророки стали считать Астарту и Баала (какого именно – неизвестно) своими основными врагами. Но возвратимся во времена, когда Астарта была одним из ключевых божеств древних финикийцев.

По мнению жителей Финикии, их государство было посвящено Астарте. Изначально прародители греков считали ее богиней плодородия. Немногим позже это ее предназначение несколько трансформировалось, и Астарту стали воспринимать как богиню любви. Верующие считали, что благодаря ее заботам рождались дети, а, следовательно, и увеличивались семьи. Видимо поэтому одной из форм поклонения Астарте являлась храмовая проституция – единовременная продажа своего тела за деньги, которые сразу же жертвовались в храм богини.

Поскольку и само общество, и все свое население древние финикийцы считали огромной единой семьей, то Астарте также наделяли роль покровительницы гражданского коллектива и дисциплины в нем. В обособленных городах Финикии, которыми управляли цари, олицетворяющие свои мини-государства, имя этой богини было неразрывно связано с царской властью, поэтому Астарту величали «великой». Помимо прочего, ее считали женщиной-воином, охотницей и даже покровительницей луны, хотя у луны был свой отдельный бог.

Образ Астарты во всей Финикии, кроме Карфагена, сумел приобрести поистине космические черты. Эту богиню воспринимали как кормилицу всей вселенной. У греков и римлян она отождествлялась с Афродитой и Венерой, но со временем ее чаще сравнивали с римской Юноной. Так Астарте, ставшей верховным божеством, финикийцы приписывали власть над рождением и смертью, здоровьем и недугами, землей и небом.

В различных местностях ей «добавляли» немало и других «обязанностей». К примеру, Астарта Эрицинская, которой поклонялись на сицилийской горе Эрике, на 9 дней отправлялась в Африку в сопровождении священных голубей. Жителям ряда других регионов Финикии приходилось провожать свое божество не на черный континент, а к морю, покровительницей которого они ее считали.

Поскольку в первую очередь Астарта являлась богиней плодородия и любви, то в большинстве случаев она изображалась в виде нагой женщины, которая поддерживает груди ладонями. Но ее изображали и в виде царицы, восседающей на троне. В такой композиции основным элементом был именно трон. Порой скульпторы создавали только его, а незримое присутствие небесной царицы на нем лишь подразумевалось. Богине служили священные животные – львы, голуби и мистические существа керубы (нечто вроде сфинксов). Керубы были своеобразными телохранителями Астарты, поэтому их часто изображали возле трона.

Астарта, являясь одной из многочисленных жен Эла, подарила ему много детей. Одной из ее дочерей являлась богиня Тиннит, которой в ряде городов поклонялись на уровне царственной матери. Но в Карфагене, где с середины V столетия до н.э. имя Астарты стало отходить на второй план, место верховного божества заняла именно Тиннит.

Дети Эла

Тиннит у карфагенян была небесной богиней, которая показывалась людям в образе луны. Она отвечала за движение облаков и воздушных масс, а сама перемещалась по небу верхом на льве. Тиннит в качестве матери-кормилицы поит землю дождями, благодаря чему на ней растут деревья, травы и цветы, а животные и люди получают возможность пить, кормиться и размножаться. Тиннит изображали в виде крылатой женщины. Ее священными животными так же являлись голубь и лев. Подобно своей матери Тиннит считалась богиней плодородия, а также воинственным божеством, олицетворяющим мощь карфагенского войска. Это давало повод финикийцам называть ее «могучей», хотя чаще ее величали «великой госпожой». И жители Карфагена, и соседствующие с ним народы воспринимали Тиннит, как хозяйку Карфагена. Образ богини даже присутствовал на местных монетах.

В виде человека ее изображали крайне редко. Чаще Тиннит представала в символическом образе – в виде ромба, так как данная геометрическая фигура с древних времен считалась символом появления на свет и роста. Растительным олицетворением этой богини считались гранат и пальма. С культом Тиннит связывают и знак, который одновременно символизирует принесенного в жертву младенца и погребальный сосуд. Он изображается в виде емкости цилиндрической либо яйцевидной формы, имеющей невысокое горлышко или полусферическую крышку. В наши дни на территориях, принадлежавших ранее древнему Карфагену, можно встретить необычные рисунки, именуемые знаками Тиннит: в своем большинстве они представляют собой треугольник или трапецию с расположенным над ними кругом. Скорее всего, эти знаки обозначают соединение богини плодородия с богом солнца. Роль последнего карфагенянами отводилась Баал-Хаммону.

Баал-Хаммон, бог солнца, относился к числу наиболее почитаемых сыновей Эла. Когда популярность бога-отца угасла, его основными чертами был дополнен образ сына. Баал-Хаммон являлся предметом поклонения не только у самих финикийцев, но и у жителей соседних земель, в том числе и финикийских колоний. Самое древнее упоминание о данном божестве датируется IX столетием до нашей эры. В западной части Финикии даже был возведен храм Баал-Хаммона. Ряд государств финикийского мира чеканил монеты с изображением его символа – круга с лучами. Но больше всего данное божество почитали в Карфагене.

Изо всех символов Баал-Хаммона чаще всего изображался солнечный диск (иногда он имел крылья). «Резиденция» бога находилась выше самих небес. Поскольку древние люди считали светило хранителем справедливости, то и Баал-Хаммону они приписывали эти же качества: по мнению людей, божество внимало чаяниям и мольбам верующих. Еще одной «специализацией» этого бога было обеспечение плодородия земли, а также размножение всего живого, в том числе и человека. В этом плане Баал-Хаммон отождествлял мужскую производственную мощь (женскую, как описано выше, символизировали Астарта и Тиннит).

Баал-Хаммон в образе светила с наступлением вечера опускался с западной стороны в подземный океан, а с приходом утра снова поднимался над морем, но уже с восточной стороны. Этому божеству некогда было отдыхать и ночью. Там, под землей он в темное время суток «возлагал на себя обязанности» владыки мира мертвецов. Этим и объясняется, почему Баал-Хаммона финикийцы считали триединым богом: небесным, земным и потусторонним.

Что касается изображений этого Бога, то, кроме солнечного диска в различных вариациях, его наделяли и человеческими чертами. Чаще всего «Мощный» (иногда его называли и так) представал в виде крепкого старца, восседающего на троне. Голова была увенчана конической тиарой или короной из перьев. В левой руке он держал посох с хлебным колосом, а правая была поднята для благословения.

Менее почитаемыми, но все же по-своему значимыми детьми Эла были:

  • Анат – богиня войны и охоты. По мнению финикийцев, внешне она была копией своей матери Астарты.
  • Шеол – покровительница подземного мира. Убита своим отцом в молодом возрасте.
  • Йево – один из нескольких морских богов.
  • Бел – покровитель текущей воды.

У Эла также было два брата:

  • Бетил – воплощение священных финикийских камней.
  • Дагон – покровитель земледелия.

О прочих финикийских и «чужеземных» богах

В финикийской мифологии встречаются имена и других богов, родственную принадлежность которых историкам установить не удалось. К ним относятся:

  • Решеф – бог войны и смерти (изображался в виде воина).
  • Эшмун – бог-лекарь, соединяющий жизнь и смерть.
  • Цид – бог, исцеляющий на этом свете тела, а в загробном – души.
  • Арц – богиня земли.

Примерно в середине IV столетия до н.э. в финикийский мир стали проникать греческие мифы. Это привело к своеобразному слиянию богов из обоих культов. Так, греческая Деметра с дочерью Персефоной некоторое время даже отождествлялись с Астартой и Тиннит, но позже они заняли свое место наряду с богами Финикии, не затмив их. В культ финикийцев вошли и другие «пришлые» боги, например, Дионис (бог виноградарства и виноделия), Крон (верховный бог) и немало иных греческих, египетских и римских божеств.

Финикия. Источники и характер финикийской религии. Божества и местные культы

В III – I тыс. до н. э. финикийцы занимали узкую полосу на востоке средиземноморского побережья. Время переселения финикийских племен в Восточное Средиземноморье, так же как и их происхождение, все еще точно не установлено. Довольно рано у них возникли крупные торговые города: Тир, Сидон, Берит, Библ и другие. Каждый из этих городов был центром отдельного финикийского племени. Из этих независимых друг от друга и самостоятельных городов-государств то одно, то другое выдвигалось на первый план, пока наконец ведущая роль не перешла к Тиру.

Первые сведения о финикийцах были получены в ходе археологических раскопок в Палестине и Ливане и затем существенно расширены благодаря изучению табличек из архива Тель-эль-Амарны. Не менее значительны материалы, полученные в ходе изучения литературных источников и административных документов из Угарита (современная Рас-Шамра).

Несмотря на воздействие египетской, вавилонской и греческой культуры, а также на свойственное торговому народу стремление заимствовать знания от чужеземных народов и на способность его в чужих странах приспосабливаться к местным порядкам, религия финикийцев сохранилась в более чистом виде, нежели религия сирийцев. Хотя финикийцы, как и арамейцы, никогда не имели национального единства, но они все-таки, вопреки чужеземному влиянию, сумели сохранить собственные религиозные формы. Впрочем, многие божества, почитавшиеся финикийцами, например Дагон, Анат или Решеф, были заимствованы у других народов. Постоянные сношения с чужестранцами и многочисленность финикийских торговых пунктов в других государствах объясняют, почему синкретизм в период упадка проник к ним легче, чем к другим народам.

Верования той части Ханаана, население которой составляли аморейцы, отражали и систему племенных предпочтений. Бог-покровитель племени прежде всего считался хранителем социальных ценностей, точно так же происходило и в иудаизме, где социальная основа религии установилась еще тогда, когда иудеи находились на племенной стадии развития. Важно отметить, что данная особенность была представлена в верованиях ханаанцев еще до появления там иудеев, хотя мы и не можем этого утверждать с абсолютной точностью.

В текстах из города Саккара отражена совершенно иная ситуация. В отличие от более ранних письменных памятников, в которых упоминается о наличии нескольких вождей у одного племени, они показывают, что каждая община имела только одного предводителя. Это почти наверняка свидетельствует о политической консолидации и переходе ханаанцев к оседлому укладу.

Впервые в теофорных (включающих имя бога) именах появляются наименования Хадада, ханаанского бога плодородия, который часто упоминается в текстах из Рас-Шамры как аналог верховного божества Ваала. Первоначально Хадад был, по-видимому, богом зимних бурь и дождей. Только после полного перехода ханаанцев к оседлому образу жизни он стал ассоциироваться с той растительностью, рост которой стимулировал.

Триумфальная арка в Тире

Главным божеством ханаанского пантеона был Эль (Господь), олицетворявший высшую силу, действующую во всех делах людей и божеств. Его именовали «отец людей» (аб-аат) и «милостивый, милосердный» (рахман), что, возможно, указывает на его высший моральный авторитет. Его также именуют «быком», что, вероятно, указывает на его силу. Если это так, то именно он представлен на стеле из Рас-Шамры в виде человекообразной фигуры с бычьими рогами. Бог изображен сидящим, хотя обычно его принято изображать в позе стоящего воина, готового к нападению.

Монета Сидона с изображением финикийского боевого корабля. IV в. до н. э.

Наиболее активным божеством ханаанского пантеона является Баал. Он выступает как воин, противостоящий силам хаоса и беспорядка. Баал всегда побеждает, сохраняя стабильность в мире, он вечно молод и энергичен, его обычно характеризуют как «могущественного» (адир) или «самого могущественного из всех героев» и именуют правителем, то есть Баал-зебул, отождествляя с ветхозаветным Экроном.

Дары регулярно приносились и богу Решефу. Он лишь однажды упоминается в мифологических текстах из Рас-Шамры как астральное божество, привратник богини Солнца. Он являлся одним из ханаанских божеств, чей культ распространился в Нижнем Египте во время XVIII и XIX-й династии. Его изображали в образе бога-воина, подобного Баалу, но с рогами газели на шлеме. Эта особенность может указывать на связь с пустыней, всегда воспринимаемой как источник зла в оседлом мире Древнего Востока, поскольку Решеф, как и Нергаль в Месопотамии, был богом-разрушителем, который уничтожал массы людей во время военных действий или эпидемии чумы.

Дальнейшее развитие финикийской религии характеризовалось сближением Решефа с античным богом Аполлоном, поражавшим своими стрелами чуму. В греческие и римские времена город Распунну действительно называли Аполлонией. Как и «стреловержец» Аполлон, в одном отрывке из Рас-Шамры Решеф назван «повелителем стрел».

Поклонение Луне (Яреах), его супруге Никкаль (месопотамской Нингаль) и богине Солнца (Шепеш) отмечается в Рас-Шамре как в мифологических текстах, так и в просительных листах. Возможно, базальтовая фигура сидящего бога, раскопанная близ храма позднего бронзового века из Гезера, является изображением бога Луны.

Статуэтка ханаанского бога Баала

Теофорные имена эпохи позднего бронзового века из Ханаана и текстов прошений из Рас-Шамры содержат имена многих богов, как семитических, так и несемитических. Особенно много их в документах из Рас-Шамры, где жили представители множества народностей. Но все же можно сказать, что главным среди их верований был культ богов плодородия, в котором центральное место занимала пара Баал и Анаг, а Эль считался повелителем богов и людей.

Финикийские древности

Каждое мужское божество могло носить имя Баала. Но в то же время у финикийцев никогда не было какого-нибудь особого божества – Баала, стоявшего выше всех других богов. Так как у всех финикийцев было общее представление о могучем повелителе неба, посылающем счастье и несчастье, то естественно, что между всеми Баалами существовало определенное родство. Божество в пределах своего царства посылает дождь и плодородие, дает пищу людям и домашним животным, во время грозы оно разрушает громом и молнией, а также посылает несчастье, болезнь и смерть.

Наряду с мужским почиталось и женское божество. Супругу главного финикийского бога называли Баалат, что значит «госпожа». Но чаще всего она носила конкретное имя Астарта, что соответствовало ассиро-вавилонской Иштар. Конечно, подобно соответствующему Баалу, каждая Баалат прежде всего почиталась в пределах какой-либо местности. Но главные черты культа Астарты везде были одни и те же, и культ этот был одинаково распространен среди всех семитов. Подобно тому, как Баалу соответствовала Баалат, наряду с Мелеком существовала женская форма Милкат-«царица». Оба божества, как женское, так и мужское, изображались животными символами, олицетворявшими собою то мощную производительную силу, то силу истребительную. Поэтому изображались они в виде быка и коровы или в образе льва и хищной птицы.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *