Подробности Категория: Конспект лекции по философии

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

  • Реферат

    От 250 руб

  • Контрольная работа

    От 250 руб

  • Курсовая работа

    От 700 руб

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту Узнать стоимость

1. Герменевтика — направление в философии, которое исследу­ет теорию и практику истолкования, интерпретации, понима­ния. Свое название герменевтика получила от имени древнегре­ческого бога Гермеса, который был посредником между богами и людьми — истолковывал волю богов людям и доносил поже­лания людей богам.

Основные вопросы герменевтики:

• как возможно понимание?

• как устроено бытие, существо которого состоит в понимании? Главная идея герменевтики: существовать — значит быть по­нятым.

Предметом исследования, как правило, является текст. К фундаментальным понятиям герменевтики относятся:

• «герменевтический треугольник» — взаимоотношения между автором текста, самим текстом и читателем;

• «герменевтический круг» — циклический характер процесса понимания.

Герменевтика возникла вместе с появлением герменевтиче­ских ситуаций — случаев, когда необходимо правильное истол­кование и понимание текста.

2. Первыми герменевтами были средневековые теологи-схоласты (Фома Аквинский и другие), которые занимались «расшифров­кой» смысла божественных идей, заложенных в тексте Библии.

Согласно Шлейермахеру при толковании текста возможны два метода — грамматический и психологический. С помощью пер­вого выявляется «дух языка», с помощью второго — «дух автора».

Герменевтика (толкование текста) имеет смысл при родст­венности душ автора и читателя. Если автор слишком далек от читателя, текст никогда не будет понят до конца при всех уси­лиях герменевтики, однако при полном сходстве автора и чита­теля в тексте не останется скрытого смысла и он не будет нуж­даться в толковании.

Понимание осуществляется двумя путями (их совокупностью):

• дивинации — искусственного «вчувствования», «вживания» в душу автора произведения;

• сравнения — сопоставления фактов, других данных. Дивинация должна чередоваться со сравнением и наоборот. Когда читатель окончательно поймет и логику языка, и душу

автора, текст будет полностью понят.

Взгляды раннего Хайдеггера совмещают в себе герменевтику и экзистенциализм и посвящены бытийной (онтологической), а не познавательной (гносеологической) стороне герменевтики.

Хайдеггер выводит учение об экзистенциалах — условиях чело­веческого существования. Их два — положенность и понимание:

• положенность — человеческое бытие определено не мышле­нием, а фактом своего пребывания в мире (человек вначале «положен», то есть он есть, а уже затем мыслит);

• понимание — человек обнаруживает, что он есть, становится понимающим, а понимание — это истолкование и интерпре­тация (человек истолковывает свое бытие в мире определен­ным образом, и данное истолкование есть понимание чело­веком смысла своей жизни, своего места в мире).

Человеческое бытие, по Хайдеггеру, изначально герменевтич­но (основано на понимании).

Ганс Гадамер призывал к тому, чтобы философия с позиций познания (гносеологии) перешла на позиции понимания (гер­меневтики).

Человеческое существование невозможно без переживания собственного бытия.

В течение жизни человек, во-первых, накапливает опыт (причем большую его часть составляет опыт, наработанный дру­гими поколениями, — «опыт мира»), во-вторых, вносит свою частицу в «опыт мира». Передача «опыта мира» от прошлых по­колений к настоящим и от настоящих к будущим осуществляет­ся, главным образом, через книги — тексты, «язык». Следова­тельно, толкование языка текстов, его понимание должно стать одним из ведущих направлений философии.

Центральное понятие философии Поля Рикера — личность. Личность — творец всей человеческой культуры. Цель филосо­фии — разработать метод понимания человеческой субъективности.

В качестве данного метода Рикер предлагает «регрессивно-прогрессивный», суть которого в том, чтобы понимать человека через его три измерения — прошлое, настоящее, будущее.

По Рикеру, человеческая личность телеологична — направ­лена в будущее.

Внимание! Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Литература

1. Ананьев Б.Г. Избранные психологические труды: в 2 т.- М., 1980. — Т.2. — С. 214.

2. Асмолов А.Г. Психология личности: принципы общепсихологического анализа.- М., 2001.

3. Божович Л.И. Проблемы формирования личности. — М., 1995. — С. 352.

4. Многофакторные личностные опросники Р. Кеттелла: руководство. — Челябинск, 2004. — С. 7-106.

Будаева Сэсэг Дагбадоржиевна, ассистент кафедры возрастной и педагогической психологии Бурятского госуниверси-тета. Е-mail: seseg1407@mail.ru;

УДК 37.013.73

Е.А. Елизова

ГЕРМЕНЕВТИЧЕСКИЙ МЕТОД ДЕКОДИРОВАНИЯ СЕМАНТИКИ КУЛЬТУРНОГО ТЕКСТА В ПРОСТРАНСТВЕ ВОСПИТАНИЯ

Используя герменевтику как метод современного воспитания, автор раскрывает семантическое содержание аутентичного культурного текста, выступающего в качестве адаптационного механизма для социализации подрастающего поколения.

Ключевые слова: герменевтика, воспитание, смыслы, культурный текст, семантика культурного текста.

EA. Elzova

HERMENEUTICS AS A METHOD OF SEMANTICS DECODING OF A CULTURAL TEXT IN THE EDUCATION FIELD

Keywords: hermeneutics, education, meanings, cultural text, semantics of a cultural text.

Подходя к исследованию герменевтики как метода декодирования семантики культурного текста в пространстве современного воспитания, начнем с раскрытия сущности понятия герменевтики. Герменевтика как искусство, теория и практика понимания и толкования непонятного, объяснения смысла родилась из синтеза библейского богословия, классической филологии и юриспруденции. Термин «герменевтика» принадлежит античной мифологии и существует во множестве вариантов. В частности, в греческой мифологии термин «герменевтика» восходит к имени греческого бога Гермеса, который согласно мифам был одним из «прислужников богов» и вестников их воли в отношении людей. Именно Гермес считался мифологическим «переводчиком» недоступных людям идей богов и воспринимался как родоначальник «герметически» закрытого знания, хранитель тайн. Это один из самых «многозначных» (полифункциональных) античных богов, «воплощение обмена, передачи, перехода из одного состояния или положения в другое» . Вместе с тем можно сказать, что Гермес является «филологическим и педагогическим» греко-римским богом. Для того чтобы передавать мысли и идеи, Гермес, как бог обмена и передачи, изобрел алфавит (а также цифры, меры и весы) и считался покровителем всех пишущих, в том числе учителей и общественных писцов, «переводчиком со всех языков», богом мышления и красноречия, покровителем школ и палестр.

Более глубокому проникновению в суть термина способствует метод компонентного анализа, который позволяет разложить термин «герм-ен-ев-тика» на следующие греческие семантические компоненты: herm-закрытый, скрытый, укупоренный, вход, выход; en-находящийся внутри, в пределах чего-либо; eu-благо, хорошо, добро, правильно. Таким образом, термин «герменевтика» покомпонентно обозначает «раскрытие (прояснение) ранее сокрытого внутри — есть благо» .

Приведем примеры трактовки понятий герменевтики из других источников. Философский словарь под редакцией И. Т. Фролова определяет понятие «герменевтика» как «искусство и теорию истолкования, имеющую целью выявить смысл текста исходя из его объективных (значения слов и их исторически обусловленные вариации) и субъективных (намерения авторов) оснований» . В Современном словаре иностранных слов под герменевтикой понимается — искусство толкования текстов (большей частью древних); учение о принципах их интерпретации.

В определении Б.И. Кононенко герменевтика (< гр. Негшепеийке — истолковательное искусство) представляет собой традицию и способы толкования многозначных или не поддающихся уточнению текстов произведений древних поэтов (например, Гомера), иносказаний Библии и др. В филологии эпохи Возрождения герменевтика выступает как искусство перевода памятников античной культуры на язык живой современной культуры. Философская герменевтика, следуя этой традиции, определяет превосходство понимания над разумом, языка над сознанием. Тем самым подчеркивается возможность реконструирования «жизненного мира» (Э. Гуссерль) прошлых культур с целью понимания отдельных их памятников» .

Один из основоположников западной герменевтики М. Хайдеггер определяет понятие герменевтика как «отношение между словом Священного писания и богословской мыслью. Это то же самое, что между языком и бытием, только мне недоступное… Герменевтика — наука о целях, путях и правилах истолкования литературных произведений. Герменевтика — теория и методология всякого рода интерпретации произведений изобразительного искусства» . В контексте сказанного представляется небезынтересным привести мысль М. Хайдеггера о том, что выражение «герменевтический» связано с «именем существительным Брт^пеи^, допускающим сопоставление с именем бога Гермеса в той игре мысли, которая обязательнее, чем научная строгость. Гермес — вестник богов. Он приносит весть судьбы.» . По Хайдеггеру, герменевтика рассматривая аспект вести в аспекте хранения вести, является гуманитарной наукой . При этом автор считает, что «… все гуманитарные науки и все науки о жизни именно для того, чтобы остаться строгими, должны непременно быть неточными. Неточность исторических гуманитарных наук не порок, а лишь исполнение существенного для этого рода исследований требования» . Неточность можно трактовать и как вероятность, и как метафоричность. В связи с этим любой человек, связанный с воспитанием, должен предусмотреть не только неточность, но и изменчивость воспитательного процесса как данность, ибо лишь в горизонте постоянной изменчивости и вероятности явление воспитания, взятое в необходимости его протекания, есть закон герменевтического исследования.

А. Мень приводит свое толкование: «герменевтика (греч. Ьегшепеийко8 — разъясняющий, истолковывающий) — искусство, техника толкования классических текстов. Цель герменевтики — интерпретация исторических источников, сакральных текстов с позиций сегодняшнего дня, выявление смысла, из «него самого» путем исчерпывающего анализа его лексики, грамматики, экспрессивностилистических качеств. Часто под герменевтикой понимают фундаментальные принципы толкования» .

Таким образом, под герменевтикой следует понимать метод, позволяющий истолковывать, понимать, интерпретировать, объяснять смыслы явлений, связанные в том числе с воспитательной практикой, с педагогикой, поиском смысла процесса воспитания. Герменевтика, являясь теорией, практикой и методом понимания, интерпретации и коммуникации, рассматривает различные аспекты воспитания и его смыслов через погружение в семантические поля текстов. Это приводит к пониманию того, что культурным ядром воспитания должны стать универсальные общечеловеческие смыслы и ценности, закодированные в континууме семантического поля текста. С позиций герменевтики современное воспитание является максимально действенным инструментом введения человека в семантическое поле культуры, а герменевтика в воспитании — это метод вхождения в культурный текст.

Давая понятие герменевтики как инструмента декодирования смысла, в процессе которого и происходит воспитание, считаем необходимым выделить следующие моменты. С одной стороны герменевтика — это метод исследования смыслов, с другой — герменевтика постепенно из учения о методе воспитания превращается в учение о бытии. Ее основополагающий тезис формулируется следующим образом: «Человек есть существо, бытие которого заключается в понимании» и понимание оказывается не только способом познания, но и способом существования человека .

Воспитательная герменевтика — это способ понимания педагогического бытия. Герменевтика в воспитании выступает в качестве метадисциплины, раскрывающей смыслы культурного опыта, культурного действия индивида, его поступка; определяет общие нормы правила, модели поведения обучаемого и обучающегося как субъектов учебно-воспитательного процесса; выявляет смыслы, которым подчинена воспитательная деятельность; выявляет смыслы коммуникации субъектов общения. Воспитательная функция герменевтики заключается в выявлении и закреплении определенных установок, целей, оценок, норм, ценность которых доказана временем. Свою функцию герменевтика осуществляет путем упорядочения ее положений и проблематики благодаря применению ряда методологических принципов, таких как: принцип отбора источников воспитания, принцип отбора мето-

дов воспитания с целью их педагогической интерпретации.

На основании вышеизложенного считаем, что сегодня сфера герменевтики воспитания широка и имеет тенденцию к дальнейшему расширению, так как мир воспитания — непрерывно расширяющаяся и изменяющаяся область действительности. В качестве обобщения отметим, что герменевтика в воспитании, являясь теорией и практикой понимания, интерпретации и коммуникации, рассматривает различные аспекты воспитательной деятельности и ее смыслов.

Четких и однозначных дефиниций в науках, имеющих отношение к воспитанию, пока еще не установлено. Воспитание — сложный многогранный процесс, изучением которого на протяжении длительного времени занимаются разные науки. Поскольку каждая наука имеет свои объекты изучения в воспитании или рассматривает воспитание со своих позиций, то сформулировать определения, удовлетворяющие всех и каждого, чрезвычайно сложно. Именно поэтому, несмотря на наличие множества дефиниций, относящихся к тому или иному явлению и пр., однозначных дефиниций, относящихся в воспитанию, не зафиксировано. Это говорит о том, что сегодня (и, наверное, так будет всегда) герменевтика (как наука и как метод) в воспитании находится в процессе своего становления и постоянного развития. Но тот факт, что современное воспитание «должно быть герменевтическим или, говоря иначе, понимающим, истолковывающим, объясняющим, ориентированным на субъекта» (Л.А. Микешина), является бесспорным.

В воспитании многое рождается только в контексте обнаружения смысла и интерпретации. Поэтому главным критерием воспитания является не информация, что передается ученикам, а та система базовых ценностей и смыслов, которые осознанно или неосознанно усваиваются на основе знаний. Таким образом, на современном этапе возникает потребность в аксиологическом подходе, перед которым гносеологический подход отступает на второй план, уступая место ценностным ориентациям. Это важно в том смысле, что критериями выбора целей воспитания являются, прежде всего, принятые человеком нравственные ориентиры и ценности. И эти проверенные временем общепринятые, нравственные законы жизни, фокусирующие в себе важнейшие проблемы человечества и поиски их решения, находятся в культурных текстах. Под культурным текстом понимается сакральный, аутентичный текст, в котором закодирована многоуровневая ценностная информация, содержащая перво-смыслы бытия и его законы. К культурным текстам относятся сказка, музыка, классические литературные произведения, мифы (античные, славянские, др. народов), эпос, легенда, притча, фольклор (поговорка, народная музыка, игра и пр.). Устные и письменные произведения, в которых выражено священное знание (будь то миф или Откровение в Святом Писании), являются так называемым «смысловым центром», порождающим новые, производные смыслы (дискурсы, тексты), которыми наполняется информационное пространство культуры. Эти произведения задают иерархию текстов, циркулирующих в культуре, при этом сами они являются носителями главных сакральных смыслов.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

С позиций герменевтики культурный текст выступает основной содержательной единицей воспитания. С одной стороны, он представляет собой единство знаков, а с другой — упорядоченное и завершенное семантическое целое, являясь одновременно знаковой (дискретной) структурой и целостным семантическим полем. По справедливому определению А.Ф. Лосева, это «знак, взятый в свете своего контекста», одновременно содержащий в себе многообразие смысловых установок и представляющий собой семантическое поле, континуальное по своей природе.

Текст является предметом исследования герменевтики. При этом различные типы текстов становятся объектами изучения разных разделов герменевтики. Например, филологическая герменевтика изучает литературный текст, музыкальная — музыкальные тексты. Педагогическая герменевтика в качестве предмета исследования рассматривает педагогические тексты, к которым относятся и тексты культуры. Смыслы культурного текста от субъекта познания как бы скрыты, поэтому их надо декодировать, дешифровать, истолковать, интерпретировать, понять, усвоить. Глубокая семантическая зашифрованность любого культурного текста является его принципиальной чертой. Может возникнуть вопрос: почему священные тексты, такие как библия, мифы, притчи, легенды, герметически сокрыты для современных читателей? С одной стороны, этот факт объясняется необходимостью информационной защиты сакральных «первосмыслов» при их трансляции и ретрансляции в хронотопе, что в свою очередь и создает феномен неконвенционального восприятия каждого слова, имени, символа, аллегории, метафоры. С другой — человек ценит лишь то, что он приобретает ценой собственного осмысления и переживания. Понимание образа мира и образа человека в контексте связи Человек — Мир выступает как герменевтическая проблема. Текст способен приблизиться к пониманию как

Мира, так и Человека. Но культурный текст не призван давать объективную картину мира, он призван придавать миру смысл, и это свое предназначение он успешно выполняет. Выявить специфику современного толкования культурных текстов — значит понять истоки и многих современных проблем. Вот почему современная герменевтика озабочена интерпретацией аутентичного текста с позиций ментального освоения сегодняшних реалий как адаптационный механизм социализации растущего человека к миру и его воспитания.

Воспитание, как правило, происходит на основе изучения аутентичных текстов разных типов. Поэтому в процессе воспитания необходимо учить обучающихся постоянно решать задачу поиска смыслов понимания и истолкования текста. Текст становится как бы конструктивной частью системы воспитания, потому что любой культурный текст содержит в себе этическую картину мира, разные (этические и не этические) образы человека и моделей его поведения, возможность понимания себя через оборачиваемость «первосмыслов». При непосредственном общении с текстом восстанавливается виртуально существующий в этом тексте смысл из языковой (вербальной) формы его выражения в личностную структуру знания. Сама операция реконструирования смысла происходит одновременно с чтением и пониманием и не рефлексируется как самостоятельный мыслительный акт.

Действительно, воспитание должно строиться вокруг первоисточников, для понимания которых необходимы герменевтические навыки. В рамках исследования автора интересовали те аспекты, которые связаны с пониманием семантики культурных текстов. На заре истории в лоне аутентичных текстов общество вырабатывало некоторые механизмы упорядочения знаний социально-культурного императива, которые помогали человеку адаптироваться в окружающей среде. Под социальнокультурным опытом понимается совокупность всего того, что происходит с человеком и человечеством в сфере жизни, под социальным императивом — предписание, выражающее социальнодеонтическое (нужное, должное) требование соблюдения нравственных законов.

Высшая форма управления воспитанием с позиций герменевтики состоит в том, что для присвоения и накопления социально-культурного опыта задается не готовый образец для подражания, а смысл, скрытый в образе, рассчитанный на творческое восприятие, осмысление, интерпретацию и понимание его субъектом. Культурный текст сохраняет социальный опыт многих поколений в своеобразных языках искусства, формулах науки, в символах и, конечно, в понятиях и словах. Любой культурный текст воссоздает жизненно важную нравственную, социальную, психологическую либо иную ситуацию, необходимую для порождения у субъекта значимого опыта. Культурная правдивость есть глубоко социальная истина, и нет такого природного явления или феномена человеческой жизни, которые не могли бы быть интерпретированы и не допускали бы по отношению к себе герменевтического истолкования. События культурного хронотопа оказываются «кирпичиками», из которых устроен мир.

Например, крипты античных мифов многое могут открыть современному человеку при условии глубокого проникновения в их смысл, понимания и интерпретации. Сюжеты, из которых построены мифы, элементарны, несмотря на полное несовпадение социокультурного контекста их зарождения и функционирования. Но при этом отмечается неиссякаемость их эвристических и воспитательных возможностей.

Возьмем в качестве примера миф «Гелиос и Фаэтон»: сын Бога Солнца Фаэтон не послушал отца, не внял совету опытного наставника, в результате огненная колесница в руках неопытного сына съехала с наезженной колеи и Земля чуть не погибла. Назначение этого культурного текста — показать незыблемость мировых законов, не знающих границ ни во времени, ни в пространстве. Где бы и в какое время ни жили люди, младшие всегда должны прислушаться к советам взрослых. Таков закон жизни. Данный миф раскрывает проблему «отцов» и «детей» и показывает яркий пример, к чему приводит непослушание.

Высокая степень образности культурного текста открывает возможность его многовариативных интерпретаций. Культурные тексты помогают разобраться в реальной жизни, в характерах и поведении людей. Практически наша жизнь мало чем отличается от мифических фантазий, если ее рассматривать с точки зрения нравственности. Проиллюстрируем это на примере мифа «Гефест и его мать Гера». Несмотря на то, что у Гефеста была очень уважительная причина для его мести по отношению к матери Гере (Гера бросила своего ребенка, когда он был младенцем), сын простил Геру, в этом его сила и величие. Надо стремиться быть сильным, чтобы уметь прощать, говорит миф потомкам.

Подводя итог, следует подчеркнуть, что современная школа нуждается в реализации воспитания через включение разных учебных курсов, которые могут называться «культурный текст как средство воспитания школьников», «мифологическая метафора как средство социализации личности младшего школьника», «воспитание на основе античной мифологии», «русская народная сказка как средство воспитания», «славянская мифология для школьников», «фольклор как средство воспитания» и пр.

Сквозная тематика программы каждого курса должна способствовать освоению школьниками таких философско-мировоззренческих проблем, как космогонические представления народа, место человека во Вселенной, важнейшие этапы жизни человека, смысл жизни, устройство жизни, взаимоотношения людей, семейно-бытовые темы, храм души человеческой, ментальная экология, биологические, биоэтические и социальные связи.

Что касается содержательных аспектов названных курсов, то их доминантой, на наш взгляд, должно быть формирование начальной философской культуры учащихся, в котором стратегически важное положение следует отводить языку. Соответственно структурирование содержания должно осуществляться в условиях реализации интегративных процессов, максимально ориентированных на герменевтику через понятия «текст», «смысл», «семантика», «языковая рефлексия», «культурный опыт», «социальное действие». Опора на герменевтический метод и грамотное использование многомерного герменевтического толкования смыслов культурного текста с позиций ментального освоения сегодняшних реалий помогут педагогу в процессе воспитания воспроизводить и передавать новому поколению «ядро» мировой и отечественной культуры как залог сохранения человечества и живой природы.

Литература

3. Кононенко Б.И. Культурология в терминах, понятиях, именах: Справ. пособие. — М.: Щит, 1999. — 406 с.

4. Мень А.В. К истории русской православной библеистики // Богословские труды. — М.: Слово, 1987. — Т. 28. — 281 с.

5. Мифы в искусстве (по Рене Менару). — М.: Современник, 1996. — 271 с.

6. Философский словарь. — М.: Политическая литература, 1981. — 445 с.

9. Хайдеггер М. Время и бытие: Статьи и выступления: пер. с нем. — М.: Республика, 1993. — 447 с.

10. Шаповалов В.Ф. Основы философии современности. К итогам ХХ века: для студ. и асп. гуманит. спец. вузов. — М.:

Флинта, 1998. — 272 с.

11. Шпет Г.Г. Герменевтика и ее проблемы // Контекст. — М., 1990. — С. 321-378.

Елизова Елена Александровна, кандидат педагогических наук, доцент кафедры профессиональной педагогики Красноярского государственного педагогического университета им. В.П. Астафьева. E-mail: paideia@mail.ru

УДК 373.047

С.В. Мильситова

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ПРОБЛЕМА ПОДГОТОВКИ СТАРШИХ ШКОЛЬНИКОВ К ВЫБОРУ ПРОФЕССИИ В УСЛОВИЯХ ПРОФИЛЬНОГО ОБУЧЕНИЯ

В статье раскрываются основные проблемы подготовки учащихся к выбору профессии в условиях профильного обучения современной школы.

Ключевые слова: выбор профессии, профильное обучение, направленность профессиональной деятельности.

2.7.1. Феноменология и герменевтика

Сведения, касающиеся феноменологии и герменевтики, изложены несколько упрощенно. Оба понятия рассмотрены только в аспекте методической применимости. С основаниями феноменологической методологии (разрабатывавшейся немецким философом Э. Гуссерлем) и герменевтики (основоположником которой считается Ф. Шлейермахер, а развернутую разработку которой осуществил Г. – Г. Гадамер) легче всего ознакомиться, обратившись к учебному пособию С. А. Иванова.

? Феноменология – это философское учение о феноменах и их постижении. Термин «феномен» трактуется как явление сознанию, обнаруживающееся через чувственное восприятие. Иначе говоря, феномен – то, что дано сознанию исследователя.

Ключевое методологическое положение феноменологии заключается в том, что все содержание познания может и должно быть сведено к чувственному восприятию, посредством которого исследователь и пробивается к реальности.

Материал чувственного восприятия обнаруживается, если предмет исследовательского внимания как бы поворачивается разными сторонами. При этих «поворотах» меняется психическое содержание, характеризующее феномен. Считают, что феномен меняется от времени, места и контекста чувственного восприятия. В каждом акте такого восприятия открывается (может быть, точнее – полагается) новый смысл, инвариант смысла изучаемого явления. То есть мы анализируем предмет через то, что явлено нам. Причем наше восприятие любой из сторон «достраивает» предмет до его целостного образа. Но поскольку полнота восприятия каждый раз различна, то и открывающиеся смыслы, явленные образы – тоже разные.

Когда мы исследуем какой–либо памятник культуры (например, «Медный всадник»), он может быть дан нам с разных сторон – в непосредственном созерцании, в воспоминании, в чьем–то сообщении о нем, в эмоциональном переживании и т. д.

Процедура феноменологического исследования заключается в фиксации и описании явления (памятника) через призму сознания. Описания явления как поворачиваемого разными сторонами и вскрытия обнаруживаемых смыслов.

Отличие феноменологической установки от естественнонаучной очевидно. Естественник пытается увидеть не то, что представляется, а то, что есть на самом деле (это и есть научный факт). А затем выявить существенные отношения между фактами (закономерности).

А для феноменолога неважно, есть объект исследования на самом деле или его нет. Кентавра или Медузы Горгоны нет, но их можно изучать. Вопрос состоит в том, в чем смысл изучаемого? Как данный феномен является нашему сознанию?

Таким образом, феноменологу надо фиксировать непосредственно данное сознанию и при этом интуитивно улавливать смыслы этого данного.

Феноменологическое исследование – описание того, что дано в чувственной и умственной интуиции исследователя. Важно, как мы видим, воспринимаем и делаем акцент на том, каким образом (стороной и смыслом) предмет исследования представлен нашему сознанию.

В разных актах осмысления проявляется разное: в воспоминании – одно, в эмоциональном переживании – другое. Поэтому надо прояснять акты данности нам предмета изучения, «расшифровывать» акты воображения, воспоминания, любви или ненависти.

В результате анализа мы должны получить знание о том, как исследуемое явление культуры представлено нам. Это и есть знание того, каково оно в сущности, каков его смысл.

Например, психология верующих раскрывается в том, как предметы культа, например, выглядят в их глазах.

Феноменологическая установка нацелена на раскрытие того, как явление культуры представлено нам, существует для нас (а не вообще). В восприятии чего–либо культурологом от этого нельзя избавляться, сводя познание к наблюдаемым наличным объективным фактам. В культурологическом исследовании важно то же, что и в художественном созерцании – чувственная составляющая, так как культуролога интересуют не факты сами по себе, а ценностные смыслы.

Феноменологическая методология сочетается с герменевтикой.

? Герменевтика в широком смысле – это искусство и теория истолкования текстов.

Процедура истолкования уходит корнями в древность и связана с появлением «священных текстов» (Библии, например). Эти тексты – чрезвычайно значимые, многозначные, многосмысленные и в целом, и в частностях.

В культурологии ХХ в. не только священные книги, но каждое явление культуры стали рассматривать как текст, систему знаков, несущих ценностные смыслы. Еще в XIX в. Ф. Шлейермахер трактовал герменевтику как метод понимания исторических памятников и текстов. Но что значит понять памятник или текст?

Г. – Г. Гадамер заметил: чтобы что–то понять, надо это истолковать, но чтобы истолковать нечто, надо уже обладать каким–то его пониманием. В связи с этим он подчеркнул, что всякое понимание – это языковая проблема. Ведь слово (или другой знак) как открывает, так и скрывает смыслы. Значения слов нам известны, но в то же время слова и их сочетания многозначны. И многие другие знаки (музыкальные, например) – тоже.

Что же необходимо для того, чтобы понимать явления культуры как тексты? Гадамер считал, что текст надо рассматривать сам по себе, не используя никаких дополнительных данных о нем. Смысл текста ни в коем случае нельзя сводить к замыслу.

Пытаясь понять текст, его смысл, надо продумывать дистанцию, разделяющую текст (автора, время), и воспринимающего этот текст. Выявляя смысл текста, надо пытаться применить то, что в тексте, к себе. Отнести к себе заложенное в нем сообщение. Важно при этом учитывать не то, что «хотел» сказать автор, а то, что было сказано на самом деле, что «сказалось». Следует связывать то, что «сказалось», с современностью, ведя диалог с текстом.

С этого практически и начинается герменевтическая процедура познания, т. е. с как бы «предпонимания», комплекса неосознанных знаний (установок, идеалов, предпочтений, оценок), «мгновенно мотивирующих, определяющих и предвосхищающих наше непосредственное понимание» текста, предвосхищение смысла в качестве жизненного опыта. На этом, как отмечает С. М. Филиппов, основано собственно понимание, интуитивное знание о тексте, его смысле и предназначении. Далее необходимо осуществить выражение понимания, собственно истолковать сообщение, которое несет текст. Затем вернуться к началу, к внутреннему диалогу с текстом для уточнения верности истолкования.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Аллаярова Солиха Нарзуллоевна

Национальный университет Узбекистана

имени Мирзо Улугбека

кандидат философских наук,

Ташкент, Узбекистан

Allayarova Soliha Narzulloevna

The Mirzo Ulugbek National university of Uzbekistan

PhD

Tashkent, Uzbekistan

E-mail – method.uz@list.ru

УДК 37

ГЕРМЕНЕВТИЧЕСКИЙ ПОДХОД В СИСТЕМЕ ОБРАЗОВАНИЯ

Аннотация. В данной статье рассматриваются некоторые аспекты применения герменевтического подхода в системе образования вообще и в системе высшей школы в частности.

Ключевые слова: герменевтика, система образования, понимание, объяснение, педагогическая деятельность, герменевтический подход, интерпретация, текст.

Hermeneutic approach in the education system

Герменевтический подход в системе образования

За последние десятилетия современное общество постепенно от постиндустриального переходит к информационному и все его подсистемы, в том числе и сферы профессиональной деятельности, претерпевают ряд существенных изменений, поэтому опора в герменевтическом понимании только на тексты и знания, зафиксированные текстуально, является недостаточной, поскольку глобальные процессы информатизации позволяют говорить уже не столько о тексте, сколько об информации в целом, которая становится, на наш взгляд, важным ресурсом любой деятельности, в том числе и образовательной, а значит, и любой педагогической технологии. В связи с широким внедрением в повседневную практику сетевых технологий, которые позволяют представлять любую информацию в виде гипертекста, следует говорить не о герменевтическом подходе, а о герменевтической технологии гипертекста. Суммируя вышесказанное, «ренессанс герменевтики» в XX веке позволил перевести ее на новый виток развития, и в связи с этим необходимо ввести новый термин информационная герменевтика.

Информационная герменевтика – теория и практика толкования, интерпретации, искусство понимания информации и гипертекста как ее предельного значения с целью постижения ее этимологического смысла сквозь призму культуры, эмоциональную и компетентностную сферу, личного и исторического опыта субъекта понимания. Вполне возможно, что информационная герменевтика станет новым направлением в философии XXI века, когда общество в условиях лавинообразного роста информации трансформируется из постиндустриального в информационное.

Таким образом, информационная герменевтика может являться фундаментальной основой дистанционных образовательных технологий, которые активно внедряются в образовательную практику повсеместно. Формализуя вышесказанное, можно представить герменевтическую технологию дистанционного обучения как сумму трех слагаемых: информационная герменевтика; дистанционное, а в пределе виртуальное и электронное обучение; информационно-образовательная среда.

Можно сказать, что учебный процесс, рассматриваемый с позиции субъектно-объектного подхода, несет в себе осознание, во-первых, собственной исторической заданности, во-вторых, существования исторической (временной) дистанции между интерпретатором и интерпретируемыми знаниями, в-третьих, наличия целого ряда трансляторов этих знаний и приводит в итоге к пониманию изученного.
Для прояснения теоретической сложности, возникающей при попытке описать отношения интерпретандума и интерпретатора, воспользуемся теоретической моделью «герменевтического треугольника», предложенной итальянским историком права и герменевтом Эмилио Бетти. Согласно его выводам процесс понимания состоит из трёх моментов: автор, инициатор «манифестации»; текст, подлежащий пониманию; интерпретатор, адресат, понимающий субъект .

Исследователь Д.М.Назаров полагает, что в условиях образовательного процесса с позиции субъектно-объектного подхода, можно утверждать, что субъект S1 (преподаватель, информационная система, информационный портал) порождает некоторую информационную сущность, которая материализуется в виде произведений, событий, источников, документов, электронных ресурсов и самой культуры в целом, которые и являются объектом интерпретации О, а субъект S2 (интерпретатор, обучаемый, вообще всякий реципиент) никогда не воспринимает информационную сущность непосредственно, он интерпретирует ее с позиции собственного опыта, ценностносмысловых ориентиров сквозь призму культуры, эмоционально-духовной сферы. Насколько полной или удачной является интерпретация, показывает другой аспект – понимание. При этом описанную ситуацию, а также выбор критерия достоверности интерпретации можно характеризовать двояко:

— с позиции классического герменевтического подхода — это степень понимания интерпретатором автора, то есть инверсия авторского смысла, точки зрения «исторического сознания»;

— с позиции современной герменевтики – это интеграция предметного смысла в современную ситуацию, то есть интеграция информации в современность с учетом исторического характера мышления интерпретатора, то есть исходя из позиции «исторически-действенного сознания» .

Тенденции развития современного общества и требования, предъявляемые сегодня к человеку как ресурсу его благополучия и процветания, таковы, что становится очевидна востребованность молодых кадров, способных:

— гибко адаптироваться в меняющихся жизненных ситуациях, самостоятельно приобретая необходимые знания, умело применяя их на практике для решения разнообразных возникающих проблем, чтобы затем, на протяжении всей жизни, иметь возможность найти в ней свое место;

— самостоятельно генерировать новые идеи, творчески мыслить;

— уметь грамотно работать с информацией (собирать необходимые для решения определенной проблемы факты, анализировать их, выдвигать гипотезы решения проблем, делать сопоставления с аналогичными или альтернативными вариантами решения, устанавливать закономерности, делать аргументированные выводы, применять полученные выводы для выявления и решения новых проблем);

— быть коммуникабельными, контактными в различных социальных группах, уметь работать сообща, успешно выходить из любых конфликтных ситуаций;

— самостоятельно работать над развитием собственной нравственности, интеллекта, культурного уровня .

Можно сделать промежуточный вывод, что разработка и внедрение в учебный процесс новых педагогических технологий позволят изменить саму парадигму образования, перевести систему образования от «знаниевой», основанной на усвоении готовых знаний и их воспроизведении, к «компетентностной» парадигме, в которой каждый обучаемый включен в активный познавательный процесс и помимо «знаний» и «умений» требуется «владение», то есть четкое понимание, где, каким образом и для каких целей полученные знания могут быть применены .

Требования нового времени подразумевают необходимость появления новой высшей школы. Все более становится очевидной потребность общества в появлении особых учащихся, способных к самостоятельности мышления, способных находить решение в «ситуациях неопределенности», в «ситуациях непонимания», способных к творчеству в любой сфере жизнедеятельности, и особых учителей, готовых помочь обрести учащимся эти способности. При этом видится ясным также следующее: эти «особые» учащиеся и «особые» педагоги не придут откуда-то – их необходимо взращивать на почве уже существующей высшей школы. Одним из способов достижения «требований нового времени» можно считать применение в процессе обучения герменевтического подхода (М.М.Бахтин, А.А.Брудный, В.Гумбольд, Г.-Г.Гадамер, В.Дильтей, А.Ф.Лосев, А.А.Потебня и др.), причем в сочетании с креативным (В.Ю.Башашкина, О.С.Булатова, Е.П.Ильин, Г.П. Капустина, И.П.Подласый, В.В.Шоган и др.). При этом создаются условия для рефлексивно-творческого освоения новых знаний, достижения новых уровней развития личности обучающихся, обретения способности учащихся к «смыслопорождению» в первичной ситуации «непонимания», поиску собственных решений в «неопределенных и неразрешимых» ситуациях.

Как же могут сочетаться герменевтика традиционная, герменевтика педагогическая и креативная педагогика?

В устоявшемся смысле герменевтика – наука о понимании смысла и теория интерпретации текста. Герменевтику связывают главным образом с толкованием и объяснением текстов, при этом важно отметить, что «текст» в герменевтике со временем стал пониматься более широко: это не только текст литературного произведения, но «дух человеческий», явленный в разных формах, требующий истолкования («В камне, мраморе, музыкальных звуках, в жестах, словах, почерке, поступках, в хозяйственном порядке и настроениях взывает к нам человеческий дух и требует истолкования… Если я хочу понять Леонардо, то этому одновременно сопутствует интерпретация поступков, картин, образов, сочинений, слитых в единый гомогенный процесс», – пишет В. Дильтей) . Важно отметить, что обращение к любому тексту требует, прежде всего, «опыта осмысления» – осмысления, «никогда не начинающегося с нуля и никогда не замыкающегося на бесконечности» . Нужно подчеркнуть, что цель понимания состоит не в должной интерпретации текста, не в реконструкции идей и мнений интерпретируемого, но в активизации собственных мыслительных процессов через формирование диалоговой вопрос-ответной системы (по Х.-Г.Гадамеру). В итоге общения с текстом интерпретатор (читатель) практически создает собственный Авторский Текст. Основной задачей герменевтики является постижение «глубинного смысла», не сводимого к чисто логическим или чисто предметным отношениям. В связи с этим возникает необходимость использования особого приема исследования – «выхода за пределы понимаемого». В итоге постижение осуществляется посредством знаково-символических систем. Герменевтический подход в педагогике является достаточно новым, и педагогике нового времени, креативной педагогике, созвучны следующие идеи герменевтики: идея опоры в понимании на «дивинационный метод», предполагающий взамен рационального познания проявление творческой интуиции, вживание в психологию другого «Я»; признание познавательной роли диалога в постижении человека и действительности; признание больших созидающих и эвристических возможностей искусства; идея циклического характера понимания как движения от общего к частному и от частного к общему . Под герменевтическим подходом мы понимаем обучение школьников через создание личностно ориентированных эмоционально-образных ситуаций посредством воссоздаваемых образов-символов. Креативный подход к обучению предполагает «не решение готовых дидактических задач, а генерацию, творческую формулировку и разработку идей, замыслов и проектов» (по Морозову и Чернилевскому), и потому, на наш взгляд, для креативной педагогики особенно ценно развитие способности учащихся к «смыслопорождению» в первичной ситуации «непонимания», признание процессуальности и множественности истины, осуществляемое благодаря применению герменевтического подхода .

Использование герменевтического подхода в преподавании гуманитарных дисциплин способствует развитию творческой (креативной) личности, отличающейся следующими характеристиками: независимостью в суждениях и оценках; «открытостью ума» как готовностью к восприятию нового и необычного, готовностью шагнуть за рамки данности; высокой толерантностью к неопределенным и неразрешимым ситуациям, конструктивной активностью в этих ситуациях; развитым эстетическим чувством, стремлением к красоте; «самомотивацией» .

Итак, герменевтический подход, будучи основанным на принципах понимания и интерпретации, должен быть учтен в процессе обучения преподавателями, стремящимися к творческой педагогической деятельности.

Цель герменевтического подхода – интенсификация процесса саморазвития и самореализации учащегося, активизация познавательной деятельности, которая не ограничивается рамками урока и не заканчивается вместе со звонком. Это требует разработки новых способов обучения, отличающихся по качеству, способам организации учебной деятельности. На основе применения сочетания герменевтического и креативного подходов мы можем создать целостную креативную образовательную среду, способствующую взращиванию «новых учащихся» и «новых педагогов», готовых к творчеству и сотворчеству. Между педагогом и учащимся возникают отношения Диалога, партнерства, сотрудничества, основанные на вдохновении, внимании к инициативе учащегося. И, что самое важное, «обучающийся не просто усваивает готовые представления и понятия, а сам из множества впечатлений, знаний и понятий строит свое представление о мире» .

Исследователь О.П.Мокиенко подчёркивает, что герменевтика «поиск путей достижения понимания ведет с опорой не только на рационально-логические, но и иррациональные начала человеческой деятельности, придавая особое значение чувствам и интуиции» . В связи с этим герменевтический подход в обучении подразумевает наличие большого количества заданий, направленных на развитие эмоционально-образного мышления. Поэтому педагогам, стремящимся к применению герменевтического подхода в преподавании гуманитарных дисциплин, можно рекомендовать создавать эмоционально-образные ситуации на основе визуальных образов-символов.

Литература

ГЕРМЕНЕВТИКА ФИЛОСОФСКАЯ – направление западной, преимущественно немецкоязычной, философии. У истоков этого течения (называемого также герменевтической философией) лежит «Бытие и время» М.Хайдеггера, а также ряд его работ 1950-х гг.; концептуальное же развертывание философская герменевтика получила в работе Х.-Г. Гадамера «Истина и метод».

Согласно подходу Хайдеггера, развитому в «Бытии и времени», феномен понимания следует рассматривать не в теоретико-познавательной, а в онтологической плоскости. Человеческое бытие (Dasein) есть с самого начала бытие понимающее. Именно благодаря изначально присущему Dasein пониманию бытия в принципе возможно додискурсивное «раскрытие» мира. Анализ процесса этого раскрытия Хайдеггер называет «герменевтикой фактичности». Задача такой герменевтики – истолкование изначально заложенного в человеческом бытии понимания бытия (Seinsverständnis). Стремясь в поздний период своего творчества (со 2-й пол. 1930-х гт.) освободить «фундаментальную онтологию» от экзистенциалистских обертонов, Хайдеггер ведет речь о понимании не в связи с человеческим бытием, а в связи с «историей бытия», раскрытием которой является язык. Герменевтическая работа должна состоять в том, чтобы способствовать этому раскрытию.

Герменевтика, т.о., есть собственно философия. Эти хайдеггеровские мысли, равно как и основоположения его «фундаментальной онтологии», нашли развитие в трудах Гадамера. Последний разрабатывает философскую герменевтику Хайдеггера применительно к традиции герменевтики как теории интерпретации текстов. Для него, как и для Хайдеггера, понимание есть форма первичной данности мира человеку. Оно не просто лежит в основе нашего отношения к тем или иным текстам, но в основе нашего отношения к миру. Человеческое бытие как бытие-в-мире изначально находится в ситуации понимания. Истолкование последней и составляет подлинную задачу герменевтики. Тем самым истолкованию (интерпретации) придается особый статус: в ходе истолкования дело идет не только – и не столько – о тех или иных объективациях культуры, сколько о нас самих. Это положение не следует трактовать как декларацию субъективизма. Высшая цель философской герменевтики – с серьезностью отнестись к заключенному в тексте содержанию, дать ему сообщить то, что он имеет сообщить, а смысл этого сообщения не сводить ни к замыслу автора, ни к субъективным потребностям читателя. Переориентируя истолкование с психологической реконструкции на внеположную субъективности «предметность» (Sachlichkeit), Гадамер демонстрирует верность своего подхода требованию феноменологии вернуться к «самим вещам», гуссерлевскому «zur Sache selbst!».

Размышлениями позднего Хайдеггера о языке инспирирована выдвигаемая Гадамером философия языка, нашумевший тезис которой гласит: «Бытие, которое может быть понято, есть язык». Именно благодаря языку традиция существует как живой континуум. В медиуме языка становится возможным то, что Гадамер называет «исторически-действенным сознанием»: понимаемое нами произведение, сколь бы исторически далеким от нас оно ни было, вступает с нами в диалог и тем самым оказывается частью «события традиции» (равным образом частью этого события является и наша интерпретация).

Разрыв между традиционной герменевтикой, т.е. герменевтической традицией, как она развивалась от Ф.Шлейермахера и В.Дильтея до Э.Бетти включительно, и философской герменевтикой достаточно очевиден. Если в традиционной герменевтике понимание выступает как методологическая, то в философской – как онтологическая категория. Если цель традиционной герменевтики – методически выверенная реконструкция объективированных смысловых интенций, то цель философской герменевтики – анализ структуры герменевтического опыта под углом зрения раскрытия заключенного в нем «мироотношения» (Weltverhältnis), т.е. человеческого отношения к миру.

С середины 1970-х гг. (не в последнюю очередь в связи с переводом книги Гадамера «Истина и метод» на англ. язык) начинается «герменевтический бум», затронувший, кроме европейских стран, США и Канаду. При этом идеи Гадамера наиболее интенсивно осваиваются не столько философами, сколько литературоведами, литературными критиками и искусствоведами. В сфере философии влияние Гадамера ограничивается преимущественно немецкоязычным пространством (М. Франк, Р.Виль, Р.Бубнер и др.). В числе мыслителей, воспринявших импульс философской герменевтики, следует назвать австрийского теолога Э.Корета, использующего положения «экзистенциальной герменевтики» (или «герменевтической феноменологии») Хайдеггера и Гадамера для модернизации неотомистской антропологии. Своеобразную версию философской герменевтики предложил П.Рикёр. Он приходит к герменевтике из феноменологии, и в частности из феноменологии религиозного опыта. Важнейший элемент последнего – феномен греховности. Поскольку артикуляцией феномена греховности является признание, которое есть не что иное, как языковое событие, перед феноменологом встает задача интерпретации. Это, во-первых, интерпретация символов греха и вины, а во-вторых, – мифов о грехопадении и избавлении.

Герменевтический проект Рикёра (так же, как и герменевтика Гадамера) опирается на «Бытие и время» Хайдеггера. Но если Хайдеггер, введя онтологическое понятие понимания, проложил «короткий путь к Бытию», то герменевтика, разрабатываемая Рикёром, идет к Бытию, т. е к онтологии, «длинным путем». Задача такой герменевтики – раскрытие структур значения, обладающих избыточностью. Такими структурами являются символы. Выделяются три основных типа символов – «космические», или иерофанические (составляющие предмет феноменологии религии), символы сновидения, или «онирические» (составляющие предмет психоанализа), и поэтические (составляющие предмет литературной критики). Герменевтическое истолкование нацелено на то измерение символа, которое, находя выражение в языке, не полностью тождественно этому выражению; несводимый к языку остаток – мощное и действенное в символе – требует установления обратной связи между языкоми опытом, связи между сферой языка и конституцией живого опыта. Установление такой связи – важнейший момент герменевтики. Т.о., в отличие от Гадамера, в конечном итоге сводящего герменевтический опыт к языковому опыту, Рикёр перенацеливает герменевтику на интерпретацию внеязыковых феноменов. Герменевтика должна поэтому вступить в продуктивный диалог с теориями интерпретации, поставляемыми такими направлениями исследования; как психоанализ и структурализм. Общее между ними состоит в том, что конституирование смысла они возводят к некоей независимой от субъекта бессознательной инстанции (динамика влечений в первом случае, структуры языка – во втором). Размежеванию с психоанализом посвящена работа Рикёра «Об интерпретации. Эссе о Фрейде» (1965), размежеванию со структурализмом (а также с аналитической философией) – сборник статей «Конфликт интерпретаций» (1969). Если герменевтика – это теория правил, которым подчиняется интерпретация символов, то психоанализ может рассматриваться как разновидность герменевтики. Расшифровка символов сновидений в психоанализе чрезвычайно важна, поскольку демонстрирует связь последних с архаическими структурами, однако недостаточна потому, что не идет к более глубоким слоям символического. Недостаточность структуралистского подхода Рикёр демонстрирует, критикуя представление о языке как о замкнутой системе, как бы независимой от говорящего субъекта. Структурализм, по сути, ограничивается проблематикой «семиологии» (рассматривающей знаки как элементы системы) и не выходит на уровень «семантики» (рассматривающей знаки как элементы дискурса). Будучи «семантикой многозначных выражений», герменевтика, по Рикёру, обладает неоспоримым преимуществом также и перед аналитической философией, пытающейся перестроить живой язык в соответствии с той или иной идеальной моделью. Высшая цель «универсальной герменевтики», построить которую Рикёр намерен на основе синтеза достижений различных частных типов интерпретации, – воссоединение утраченного единства человеческого языка.

Современные исследователи пытаются переосмыслить герменевтическое наследие Дильтея, поместив его в контекст философской герменевтики. Так, О.Ф.Больнов продемонстрировал продуктивность идей Дильтея для разработки т.н. «герменевтической логики». Фундаментальным трудом в этой области стала работа X.Липпса «Исследования по герменевтической логике» (Untersuchungen zu einer hermeneutischen Logik, 1938), хотя, как показали новейшие разыскания (Ф. Роди, А.Хардт), пионером в этой области был русский философ Г.Г.Шпет. Именно он, опираясь на Дильтея, в рукописях книг 1916–18 («История как проблема логики» и «Герменевтика и ее проблемы») впервые поставил вопрос о необходимости расширения сферы логического и о включении в эту сферу внедискурсивных и сверхдискурсивных форм артикуляции смысла. Философская герменевтика, будучи составной частью «экзистенциально-феноменологического» направления современной западной философии, сохраняет за собой значительное влияние. Среди многочисленных сторонников философской герменевтики на американском континенте выделяются Ж.Гронден (Канада), Ф.Деллмайер, Т.Кизил, Дж. Ворнке, Р.Пальмер (США). Отдельные положения этого направления оказали ощутимое воздействие на литературоведение (X.Р.Яусс, В.Изер) и искусствознание (Э.Штайгер, Г.Бём). Эвристический потенциал философской герменевтики признается многими мыслителями, не разделяющими ее исходных установок (Ю.Хабермас, К.-О.Апель и др.).

Литература:

1. Гадамер Х.-Г. Актуальность прекрасного. М., 1991;

2. Рикёр П. Герменевтика и психоанализ. Религия и вера. М., 1996;

3. Хайдеггер М. Работы и размышления разных лет. М., 1993;

4. Михаилов А.А. Современная философская герменевтика. Минск, 1986;

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *