H. Г. Чернышевский

Большую роль в революционном и общественном движении 60-х годов сыграли Н. Г. Чернышевский и его соратники Н. А. Добролюбов и Н. А. Некрасов.

Николай Гаврилович Чернышевский — (1828-1889) был сыном саратовского священника. Окончив Петербургский университет, он некоторое время работал учителем гимназии в Саратове, а затем переехал в Петербург, и начал сотрудничать в журналах. Его талант ученого и публициста развернулся в передовом журнале того времени «Современник», руководителем которого он стал в конце 50-х годов. Борьба с самодержавием и крепостничеством за социалистическое переустройство России стала главной целью его жизни. В конце 50-х- начале 60-х годов Чернышевский стал признанным вождем революционно-демократического движения.

По своим взглядам Н. Г. Чернышевский был материалистом, он ближе всех своих современников подошел к учению К. Маркса и Ф. Энгельса. Чернышевского отличала высокая принципиальность, последовательность в революционных взглядах и борьбе, он не шел ни на какие соглашения с царем и либеральными помещиками. Все свои надежды он возлагал на народную революцию. Только борьба самого народа, по его мнению, могла привести к установлению социалистического строя.

Однако учение Чернышевского о социалистическом переустройстве общества было утопическим. Вслед за Герценом он увидел пороки буржуазного строя, подверг его резкой и беспощадной критике. Чернышевский считал, что наличие общины в русской деревне позволит миновать стадию капиталистического развития и от феодализма непосредственно перейти к социализму. Чтобы община могла стать зародышем, ячейкой социализма, крестьяне должны быть освобождены от крепостного рабства с землей.

В период подготовки крестьянской реформы Чернышевский выступил с программой безвозмездной передачи всей земли крестьянам. Это была программа крестьянской революции. Поскольку подготовкой реформы руководили крепостники и либералы, рассчитывать на осуществление этой программы не приходилось. Чернышевский все силы отдал практической подготовке революции в России, разоблачению правительства, которое готовило «мерзость».

После отмены крепостного права в 1861 г. Чернышевский, разоблачая грабительский характер реформы, разъяснял, что центральная проблема русской жизни — освобождение крестьян с землей — не решена и только народная революция может привести к освобождению России, к ее обновлению.

Отмечая огромное значение деятельности Н. Г. Чернышевского и величие его роли в революционном движении пореформенной России,.В. И. Ленин писал: «…Чернышевский был не только социалистом-утопистом. Он был также революционным демократом, он умел влиять на все политические события его эпохи в революционном духе, проводя — через препоны и рогатки цензуры — идею крестьянской революции, идею борьбы масс за свержение всех старых властей» (Соч., т. 17, стр. 97).

Н. А. Добролюбов

Николай Александрович Добролюбов (1836-1861) был другом Чернышевского и его верным соратником в борьбе против царизма. Он был выходцем из семьи священника, образование получил в Главном педагогическом институте в Петербурге. Еще студентом Добролюбов встал на путь революционной борьбы с самодержавием.

С 1857 г. Добролюбов возглавлял отдел критики в журнале «Современник». Совсем еще молодой, Добролюбов стал выдающимся критиком и публицистом. Он сыграл огромную роль в развитии русской литературы и общественного движения. В своих блестящих критических статьях —

  • «Что такое обломовщина?»,
  • «Когда же придет настоящий день?»,
  • «Темное царство»

— Добролюбов наносил беспощадные удары по «темному царству» помещиков и купцов, по обломовщине. Он звал к крестьянской революции, к борьбе за справедливость и свободу. Добролюбов был революционером-демократом, воинствующим материалистом и атеистом. Так же как и Чернышевский, он стал властителем дум революционной молодежи 60-х годов. Ленин писал, что Добролюбов дорог «всей образованной и мыслящей России» (Соч., т. 5, стр. 296).

Добролюбов умер от туберкулеза в расцвете творческих сил.

Н.А. Некрасов

Огромную роль в развертывании революционного движения в 50-60-e годы сыграла поэзия Николая Алексеевича Некрасова (1821 -1877). Современники назвали его «певцом мести и печали». Его стихи и поэмы с необыкновенной силой раскрывали тяжелую долю русского крестьянина. Они были могучим средством революционной пропаганды среди народа. Некрасов был одним из руководителей журнала «Современник».

Революционеры-разночинцы, вдохновляемые

  • Чернышевским,
  • Добролюбовым,
  • Некрасовым,

подняли на борьбу за «крестьянское дело» целую плеяду героической революционной молодежи. Их прогрессивные идеи нашли горячий отклик среди других народов нашей страны.

  1. Тарас Шевченко — на Украине,
  2. Константин Калиновский — в Белоруссии,
  3. Сигизмунд Сераковский — в Литве,
  4. Илья Чавчавадзе — в Грузии,
  5. Микаэл Налбандян — в Армении,
  6. Чокан Валиханов — в Казахстане

поднялись на общую борьбу с самодержавием, стали пропагандистами революционных идей среди своих народов.

  • < Начало революционно-демократического этапа освободительного движения в России

Русские философы-материалисты были непримиримы ко всякого рода отвлеченной умозрительности, схоластике, ко всему тому, что отдаляло от насущных жизненных интересов людей. Русская философия — это философия предупреждения. Так, Александр Николаевич Радищев, решая общетеоретические проблемы человеческого бытия, вплотную подошел к пониманию исторического процесса. Путь к справедливости он видел в борьбе со злом, эксплуатацией человека. А.Н. Радищев был первым русским философом, который провозгласил идею человечности, исходящую не из сферы религии, а из прогрессивной светской среды. Именно отсюда проистекает тот пафос гуманизма и свободы личности, которым проникнуты все его мысли. А.Н. Радищев выдвинул и обосновал теорию о естественном равенстве людей без различия рас и сословий. Кроме того, философ внес большой вклад в развитие теории познания. Он писал, что в земной жизни человека нет ничего, что свидетельствовало бы о возможности существования души после смерти. Излагая материалистическое доказательство смертности души, он вместе с тем старался использовать диалектические представления о том, что «настоящее чревато будущим». Идеи развития отражены в его произведении «О человеке, его смертности и бессмертии». На естественное движение Радищев смотрел как на неотъемлемое свойство материи. Он осмысливал роль окружающей среды в развитии организма, полагая, что она влияет на наследование благоприятных признаков.

Говоря о формировании русской философии, нельзя не сказать о «неистовом Виссарионе» — Белинском, страстном полемисте, талантливом литературном критике и необыкновенно одаренном философе. Виссарион Григорьевич Белинский (1811-1848) — русский гегельянец, который, не прочитав ни одного произведения немецкого философа, смог самостоятельно выразить самые важные его мысли. Белинский, как и Гегель, отдавал предпочтение Разуму, считая, что идея есть не что иное, как сама Действительность. Вспомним гегелевскую идею о том, что «все действительное разумно, а все разумное — действительно». Либералы нередко упрекали В.Г. Белинского за его увлечение гегелевской философией. Он возражал, заявляя, что в жизни наряду с разумным есть много неразумного, случайного, даже бессмысленного. Для того чтобы отличать разумное от неразумного, требуется колоссальный ум и огромная страсть, подвижничество и главный спутник философов — мужество. Положение о том, что разум не только в нашей голове, но и в самой реальности, могут разделять как идеалисты, так и материалисты. Для объективных идеалистов разум, конечно, выше реальности (она есть только инобытие идеи). Материалисты же видят более сложное отношение между разумом и реальностью. С их точки зрения, человек как субъект имеет свои особые права. Больше того, счастье человеческого индивида -это самоцель, а не средство для воплощения мирового разума.

Как считает В.Г. Белинский, «субъект у него не сам себе цель, но средство для мгновенного выражения общего, а это общее является у него в отношении к субъекту Молохом, ибо, пощеголяв в нем (в субъекте), бросает его, как старые штаны…». «Судьба субъекта, индивидуума, личности, — пишет далее В.Г. Белинский, — важнее судеб всего мира и здравия китайского императора» .

Русских философов середины XX века часто называют просветителями. И это вполне справедливо. При осмыслении российской действительности они исходили исключительно из здравого смысла. В.Г. Белинский, Н.Г. Чернышевский, А.И. Герцен и другие прекрасно понимали, что реальность «мудрее» самого глубокого человеческого ума, что смысл жизни зарождается не в нашей голове, а в объективном мире (как, межу прочим, и бессмысленность). Николай Гаврилович Чернышевский (1828-1889) свою философскую концепцию сознательно ставил на службу революционной демократии. Он твердо стоял на позициях материализма, подчеркивая неуничтожимость материи и движения и их взаимосвязь с пространством и временем как формами существования материи. Его философские идеи впитали все лучшие образцы западноевропейской общественной мысли, хотя на учение Гегеля он смотрел как на достояние истории. Весь пафос философии Н.Г. Чернышевского заключен в его стремлении к справедливости общественной жизни в России. В своей работе «Антропологический принцип в философии» Н.Г. Чернышевский критически переосмыслил идеи Фейербаха и, опираясь на диалектику, обосновал материалистическое учение о человеке как активно действующем природном и общественном существе. По его мнению, человек не может быть объяснен с позиций чего-то сверхъестественного, представляя собой высшее создание природы. В связи с этим сознание человеческого индивида автор связывал прежде всего с его физиологией. Н.Г. Чернышевский дополняет философскую характеристику человека экономическим, социально-политическим, этическим, эстетическим анализом. Сущность индивида, утверждает мыслитель, определяется не только его отношением к природе, но и к гражданскому обществу, которое состоит из классов.

Из всей плеяды оригинальных русских мыслителей особой широтой и глубиной философских воззрений отличался Александр Иванович Герцен (1812-1870). Он прекрасно знал учения Канта, Гегеля, Шеллинга, Сен-Симона, других философов Запада, высоко ценил диалектику, называя ее «алгеброй революции». По признанию современников, он достиг наивысшего философского уровня мышления своего времени. Важным моментом является то, что все философские построения А.И. Герцена пронизывает идея всеединства. Он постоянно указывает на единство материи и сознания, природы и человека, сознательного и бессознательного, эмпирического опыта и рационального мышления, личности и общества: «…Законы мышления, -утверждает он, — осознанные законы бытия, следовательно, мысль нисколько не теснит бытия, а освобождает его…» . Герцен полагал, что все истины, которые ищет философия, должны проверяться естествознанием. Самобытная философская культура А.И. Герцена обладает той уникальной самодостаточностью, которая позволяет говорить о нем как о выдающемся русском философе середины XIX века. В своем замечательном философском труде «Письма об изучении природы» он доказывает, что человек отделяется от природы, в известном смысле даже противостоит ей, потому что он является ее необходимым дополнением и продолжением. «Природа, пишет А.И. Герцен, — не заключает в себе всего смысла своего — в этом ее отличительный характер; именно мышление и дополняет, развивает его; природа — только существование и отделяется, так сказать, от себя в сознании человеческом для того, чтобы понять свое бытие; мышление делает не чуждую добавку, а продолжает необходимое развитие, без которого Вселенная не полна, — то самое развитие, которое начинается со стихийной борьбы, с химического сродства и оканчивается самопознающим мозгом человеческой головы» . Человек, по Герцену, -часть и венец природы и подчинен ее законам. В соответствии с этим и сознание человека не находится вне природы. Оно есть разумение о самом себе.

Общественная ценность любой личности заключена в разумном и нравственно-свободном «деянии», в котором человек достигает своего действительного существования, признающегося всеми или большинством. Личность — это «вершина исторического мира». Существует объективная взаимосвязь (взаимодействие) между личностью, природой и социальной средой. При этом личность создается обществом и общественными событиями. Однако последние, в свою очередь, несут на себе отпечаток ее «деяния». Особое значение в своей социально-фило-софской концепции А.И. Герцен придает людям из так называемого «энергического» меньшинства, цель которого — пробудить народное самосознание. Он полагал необходимым обогатить самобытные формы русской духовной культуры мыслями, выработанными в Европе, внедрить в сознание российского общества «идею свободной личности», которую, по словам философа, славянофилы смешивали с «идеей узкого эгоизма». Будучи «обманщиком», как и славянофилы, он тем не менее считал, что без фактора личности община не в состоянии освободить себя. «Она должна пройти через революцию». Революцию же мыслитель понимал не только политически и социально, но и духовно — как смену системы ценностей, утверждение прав свободной личности. Особенность России XIX века состояла именно в том, что подобная личность утверждалась в художественной литературе. Ее пророчески-проповеднический пафос после крушения краткого ренессансного периода одушевлял великую русскую литературу. Можно назвать целый ряд писателей-философов, проповедовавших такие идеи: Радищев, Гоголь, Чаадаев, Лермонтов, Чернышевский, Лев Толстой, Достоевский, Горький, Маяковский, Шолохов…

Философия революционных демократов и писателей-философов оказала сильное воздействие на научно-философское мировоззрение таких выдающихся представителей науки и медицины России, как И.М. Сеченов, И.И. Мечников, А.О. Ковалевский, И.П. Павлов, К.А. Тимирязев. Все они внесли очень большой вклад в развитие отечественной и мировой науки и философии. Практически все лидеры естественной науки были людьми глубоко мыслящими, искавшими в философии как прочные методологические и гносеологические основания для своих научных исследований, так и новые способы практической (социально-этической) реализации собственного творчества. Так, И.П. Павлов (1849-1936) определил новое направление исследований в области рефлексологии. В соответствии с его учением, вся телесная и духовная жизнь человека сводится к так называемым условным рефлексам. Особое значение И.П. Павлов придавал возможности исследования последних методами точной науки. Им была сделана попытка создать объективную психологию, которая целиком должна основываться на физиологии нервной системы, а не на каких-либо субъективных методах интроспекции, чувствования или понимания. Данные научных опытов, поставленных на животных, впоследствии были использованы для объяснения поведения человека. Ученый предложил идею о существовании сигнальных систем двух типов. Вторая сигнальная система, в отличие от первой, присущей и человеку, и животным, свойственна только человеку и предполагает членораздельную речь и отвлеченное мышление.

Основоположник русской физиологии и объективной психологии Иван Михайлович Сеченов (1829-1905) разработал целостную психофизиологическую концепцию, с помощью которой он материалистически объяснил процессы познания и воспитания, структуру логического мышления и механизмы образования понятий, память, волевые акты и речевую деятельность человека. Так, согласно Сеченову, всякие мысли, представления или образы, возникающие в сознании человека, вызывают соответствующую реакцию, которая заканчивается движением. Если реальное движение по какой-либо причине не осуществилось, то в соответствующих группах мышц накапливается определенное напряжение энергии, необходимой для осуществления ответного (на мысль или образ) движения. Так, мысли, представления и образы, вызывающие страх, напрягают отдельные мышцы или целые группы мышц, побуждая человека к защите или бегству. Исходя из рефлекторной концепции природы психики, И.М. Сеченов сформулировал идею о самосознании. Он считал, что человек получает впечатления от собственного тела. Одни из них воспринимаются обычными путями (собственный голос — слухом, форма тела — глазом и осязанием), а другие поступают как бы изнутри и проявляются в сознании в виде очень неопределенных темных чувствований. Ощущения последнего рода суть спутники процессов, совершающихся в главных анатомических структурах тела (голод, жажда), и поэтому справедливо называются системными чувствами.

У человека, замечает И.М. Сеченов, не может быть никакого собственно предметного ощущения, к которому в той или иной форме не примешивалось бы системное чувство. В этой смеси (или ассоциации) для той половины, которая дана деятельностью высших органов чувств, существует как эквивалент предмет внешнего мира, а для другой половины никакого внешнего эквивалента нет. Первая половина чувствования имеет объективный характер, а вторая — чисто субъективный. Первой соответствуют предметы внешнего мира, второй — чувственные состояния собственного тела в самоощущениях. И.М. Сеченов, рассматривая субъект и объект в единстве, утверждает, что сознание возникло сразу в двух своих формах — предметного сознания и самосознания. Уже дети, производя действия с предметами и наблюдая за изменениями во внешнем мире, возникающими в результате этой деятельности, познают не только данные предметы, но и самих себя. В этом процессе они постепенно приходят к осознанию как своих действий с предметами, так и того, что причиной этих действий являются они сами.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

В 40-х гг. XIX в. материалистическое направление в русской философии было представлено прежде всего в цикле статей А. И. Герцена «Письма об изучении природы», где решалась проблема взаимоотношения философии и естествознания. Автор утверждал, что поскольку и философия, и естествознание изучают одно и то же – окружающий нас «фактический мир», то они не могут развиваться вне опоры друг на друга. «Философия, – писал Герцен, – не опертая на частных науках, на эмпирии – призрак, метафизика, идеализм». В свою очередь «эмпирия… вне философии – сборник, лексикон, инвентарий». Антагонизм, существовавший между философией и естествознанием, исключает возможность правильных теоретических обобщений и является тормозом в поступательном движении науки.

В своих статьях Герцен стремился показать, что исторически философия развивалась, преодолевая разрыв между природой и духом, между познанием явления и познанием сущности. Он утверждал, что духа вне природы не существует, что «сознание вовсе не постороннее для природы, а высшая степень ее развития». Идеализм Герцен называл не чем иным, как схоластикой протестантского мира.

Человек для Герцена – часть природы, подчиненная ее законам. Без человека «природа не заключает в себе смысла своего… именно мышление и дополняет, и развивает его».

В вопросах познания Герцен исходил из постулатов не только материализма, но и диалектики, стремясь преодолеть крайности как эмпиризма, так и рационализма. Всякое истинное знание, отмечал он, есть результат диалектического единства чувственного и рационального. Источником знания является опыт, впечатления, которые передают нам образы. А данные опыта человек подвергает рациональному обобщению.

Философские труды Герцена оказали большое влияние на развитие русской материалистической мысли XIX в.

Властитель дум разночинной интеллигенции середины XIX в. Николай Гаврилович Чернышевский (1828–1889) был убежденным материалистом. Именно материализм он считал «научным мировоззрением» и утверждал: «То, что существует – материя». Будучи материалистом, Чернышевский признавал единство материального мира. Его формулировка удивительно напоминает формулировку Ф. Энгельса, который считал, что единство мира состоит не в его бытии, а в его материальности. Подобно Ф. Энгельсу, Н. Г. Чернышевский задает вопрос, в чем же состоит одинаковость между материальными предметами. Естествознание, как считал Чернышевский, на этот вопрос отвечает: «Одинаковость между ними состоит в том, что они материальны». Единство, цельность мира необходимо определяет и цельность человека во всех проявлениях его жизни.

В своих поздних сочинениях Чернышевский сформулировал три основных положения материализма:

  • • в мире не существует ничего сверхъестественного и сверхприродного:
  • • все человеческие «силы» и проявления (включая духовно-мыслительные процессы) являются свойствами и функциями материи;
  • • источником знания является опыт, эмпирическое знание, а не вера или чистый разум.

Материализм Чернышевский называл «антропологическим принципом», ибо по цензурным соображением само употребление понятия «материализм» было невозможно.

Под «антропологическим принципом» Чернышевский понимал концепцию человека как единого организма, обладающего при этом «духовным» измерением. Чернышевский страстно боролся против философского подхода к человеку, выделявшего его двойственную природу, духовную и материальную, против противопоставления «духа» природе. Он считал, что принципом философского воззрения на человеческую жизнь со всеми ее феноменами должна служить выработанная естественными науками идея о единстве человеческого организма. Наблюдениями физиологов, зоологов и медиков отстранена всякая мысль о дуализме человека: «Эти науки доказывают, что никакого дуализма в человеке не видно».

Защищая единство человека, Чернышевский принципиально мыслил это единство в терминах биологизма, говоря о человеке «как о существе, имеющем желудок и голову, кости, жилы, мускулы и нервы». В своей трактовке человека Чернышевский придерживался упрощенного учения о нем, сложившегося на основе исследований в области естественных паук.

Н. Г. Чернышевский в анализе социальных проблем сочетал антропологический подход (в центре внимания находится «человек вообще» с его естественными потребностями и способностями) с подчеркнутым вниманием к объективным экономическим интересам социальных групп и признанием важности этих интересов как двигателя исторического прогресса. Он полагал, что нельзя подменять общечеловеческий, научный идеал (идеал, вытекающий из человеческой «натуры») интересом общественной группы. Антропологизм Чернышевского выступал как основа его гуманистического подхода к общественным проблемам: нельзя жертвовать интересами конкретного человека ради интересов и целей сословия.

Непримиримый противник идеализма в философии и жизни был Дмитрий Иванович Писарев (1840–1868). Знаменитым его сделала статья «Схоластика XIX века», опубликованная в 1861 г., где он выступал против всякой «умозрительной философии» и настаивал на том, что именно материализм есть основание новой антиметафизической, не умозрительной философии. В этой статье впервые была выражена нигилистическая позиция Писарева по отношению к философии. По его мнению, философия уже давно потеряла кредит в глазах здравомыслящих людей, ее выводы – шарлатанские, серьезно заниматься философией могут только невежественные и полупомешанные люди. Писарев в духе позитивизма предлагал заменить отжившую метафизику опытным естествознанием.

В дальнейшем материализм был представлен в трудах ученых-естествоиспытателей, таких как выдающийся физиолог Иван Михайлович Сеченов (1829–1905), естествоиспытатель-дарвинист Климент Аркадьевич Тимирязев (1843– 1920), биолог Илья Ильич Мечников (1845–1916) и др.

Вторая линия развития эстетической мысли реформаторского времени представлена Н.Г. Чернышевским, Н.А. Некрасовым, Н.А. Добролюбовым, частично Д.И. Писаревым и В.А. Зайцевым. Полемика велась в «Современнике», где властвовали Н.Г. Чернышевский, Н.А.Некрасов и Н.А. Добролюбов, и журнале «Русское слово», «визитной карточкой» которого являлись Д.И. Писарев и В.А. Зайцев. Свидетельством того, что эстетика

«общественной пользы» еще только утверждалась, была не слишком скрываемая неприязнь к друг другу двух ведущих демократических журналов.

Журнал «Русское слово» высказывал более радикальные взгляды. Считая себя последователем Н.Г. Чернышевского, В.А. Зайцев доходил до абсурда, пытаясь все явления жизни объяснить с естественнонаучной точки зрения. Он объявлял архитектуру, театр, музыку, лирическую поэзию «роскошью», а представителей творческих профессий — «паразитами»: «всякий ремесленник… полезнее любого поэта». Молодому нигилисту искусство представлялось только как подсобное средство для наилучшего выражения «верной и честной мысли».

Радикалистские суждения В.А.Зайцева стали поводом для скандала, который в истории журналистики обычно называют «расколом в нигилистах». В первом номере «Современника» за 1864 г. М.Е. Салтыков-Щедрин зло иронизировал над снами Веры Павловны, а современных ему нигилистов называл «вислоухими» и «юродствующими». Публицистическая хлесткость имела ясно указанный адрес: выражения «зайцевская хлыстовщина» и «критик Кроликов» прозрачно намекали на ведущего сотрудника «Русского слова». В ответ журнал «Русское слово» опубликовал статью В.А. Зайцева «Глуповцы, попавшие в «Современник», в которой уничтожающе оценил все творчество М.Е. Салтыкова-Щедрина.

В полемику вступила чуть не вся реформаторская и консервативная пресса. В «Отечественных записках» выступили Н.И. Соловьев и Е.Ф. Зарин. Ф.М. Достоевский напечатал в журнале «Эпоха» памфлет «Г. Щедрин, или Раскол в нигилистах». Писатель зло пародировал логику эстетических взглядов «новых людей»: «Без Пушкина можно обойтись, а без сапогов никак нельзя обойтись, а следовательно, Пушкин — роскошь и вздор». В.А. Зайцев стал объектом злых шуток и пародий, и ему пришлось покинуть «Русское слово».

Д.И. Писарев высказывал столь же радикальные взгляды, но в менее скандальном варианте. Выражением «писаревщина» обозначалась теория «полезности» культуры. Непреклонность и неумолимая логика, яркие и тенденциозно-страстные характеристики, исповедальный тон, безапелляционность и категоричность критика — все это создавало настрой высокого духовного горения, которое до крайности импонировало молодежи реформаторского времени. Писарев проявлял интерес к той же проблеме, что поставил Н.Г. Чернышевский: «Что делать?». Но Чернышевский спрашивал, а Писарев отвечал. Его «Исторические письма» стали практическим руководством для целого поколения «русских мальчиков».

Движение вперед невозможно, считал мыслитель, если нет настоящей личности. Только свободно мыслящая личность может двинуть все общество. Долой всяческое фразерство и ложь, долой переговоры с правительством и компромиссы — они способны погубить любое дело. Сильная личность должна действовать. Влюбленный в технику и естествознание, он нашел немало ядовитых слов для философии. Если бы роман «Отцы и дети» не появился в тот же год, когда Писарев был впервые арестован за революционную пропаганду и заключен в Петропавловскую крепость, можно было бы считать его точным прототипом Базарова, его полным реальным воплощением. Он был одним из первых, кто откликнулся на появление этого романа И.С. Тургенева весьма одобрительной статьей.

Эстетический рецепт Д.И. Писарева был категоричен: должно быть выброшено как старый хлам все, что мешает, в том числе в культуре. Все, что воспитывает фразерство, нерешительность, рефлексию, не годится для действующей и независимо мыслящей личности. От Писарева достается и М.Е. Салтыкову-Щедрину, и А.Н. Островскому. Не жалует он и А.С. Пушкина.

В 1864 г. появилась знаменитая статья Д.И. Писарева «Реалисты», в которой молодым людям предлагалась программа практической работы, а слово «реализм» трактовалось как деловое отношение к жизни, исключающее всякое пустое философствование, фразерство. Жизни необходимы «люди непреклонной энергии, железного терпения и неутомимого трудолюбия», — говорил критик. «Реалисты» — статья-манифест, проникнутая призывом прекратить праздную болтовню и заняться практическим делом. Программная статья в журнале «Русское слово» содержала мировоззренческую установку новой литературы «критического реализма»: «любовь вне ненависти, страсть без нетерпимости… взгляд на мир без определенного «направления», вообще жизнь без борьбы… явления противоестественные, безнравственные… достойны самого полного и неумолимого презрения».

В последние годы жизни Д.И. Писарев пересмотрел некоторые свои взгляды, выступив против насилия в общественной жизни, в связи с обсуждением романа Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание». Писарев связывает литературную («реальную») критику с обсуждением литературного произведения. Это должно быть лишь поводом для обсуждения с читателем вопросов, «которые постоянно на очереди и которые человечество в каждом поколении решает и перерешает по-своему», т. е. обсуждение «вечных вопросов» национального самосознания.

Теоретическое оформление эстетической концепции, предписывающее литературе и искусству роль «служения» общественным интересам, было завершено в произведения* Чернышевского, Некрасова, Добролюбова. В основе концепции лежала диссертация Н.Г. Чернышевского «Эстетические отношения искусства к действительности» (1855). Русская эстетическая мысль упорно возвращалась к самой странной своей идее: соотношению прекрасного и действительного, искусства и реальной жизни. Отчего такое упорство темы? Представленная теория была прямой реакцией на состояние общественной жизни.

Главная формула Н.Г. Чернышевского проста: «Прекрасное есть жизнь». И, уточняя, добавлял, что имеет в виду жизнь, «напоминающую о человеке и о человеческой жизни». По его мнению, жизнь выше искусства и ценнее. В окружающей жизни погибала личность, духовно и физически. Защита, спасение личности, пробуждение ее от состояния мертвого сна казались самым высоким назначением искусства. Поэтому Н.Г. Чернышевский и требовал от искусства «быть для человека учебником жизни».

Просветитель видел в «учении» главное назначение искусства. Все человеческие дела, в том числе и искусство, должны быть на пользу человеку. Даже простое «распространение сведений» средствами искусства казалось ему достойным занятием. Типичный взгляд типичного просветителя. Просветитель не враждует с искусством, но оно не имеет для него самостоятельной ценности. В глазах Чернышевского и его ученика Добролюбова главное значение искусства заключалось в воспроизведении жизни и в произнесении приговора над ее явлениями. Так считали и Григорович, и Некрасов. Некрасов недаром называл свою музу музой «мести и печали». Н.Г. Чернышевский приводил одно из стихотворений для объяснения своей теории.

Будь гражданин! Служа искусству,

Для блага ближнего живи,

Свой гений подчиняя чувству Все обнимающей любви.

Таким образом, литературе была уготована роль нового просветителя. Чернышевский считал, что антропогенез продолжается, им можно руководить, в том числе и с помощью литературы о «новых людях». В его творчестве, может быть, впервые в русской литературе пока еще незаметно столкнулись две ипостаси свободы: свобода как защищенность человека и свобода как воля и произвол. Н.Г. Чернышевский попытался упорядочить силу освобождающейся русской души высокой нравственностью «новых людей». Реальная жизнь души найдет свое отображение уже у писателя иного типа — на страницах книг Ф.М. Достоевского.

Но Чернышевский прикоснулся —. пусть формально и надуманно — к этой проблеме первый. У него «свобода», «воля», «произвол» существуют неразделимо.

Что же касается развития эстетической теории, то приведем эпатажное суждение Д.И. Писарева, которое приводило в негодование противников Н.Г. Чернышевского, шокировало его поклонников но, кажется, верно акцентировало общую тенденцию новой эстетики. В статье «Разрушение эстетики» Писарев говорил, что Чернышевский взялся за свою диссертацию с коварной целью погубить эстетику вообще, разбить ее всю на мелкие кусочки, превратить в порошок и развеять по ветру. Это остроумно, но не совсем верно, поскольку одновременно создавалась новая эстетика с ее центральной идеей общественного служения культуры. Поколение 60-х гг. создало мировоззренческую основу литерату- роцентричной модели культуры, сделав словесность стержнем своей эстетики «общественной пользы».

Эстетика образца Н.Г. Чернышевского оказалась доминирующей в творческих исканиях 60—70-х гг., но далеко не единственной. «Победа» сторонников полезности искусства не отменяла варианты индивидуальных толкований назначения своего творчества. Особенно яркие таланты (Л.Н. Толстой, Ф.М. Достоевский) развивались в рамках собственных эстетических принципов, хотя и не ставили себе целью разрабатывать какую-то теорию творчества. Особые эстетические позиции занимала «литература правды» Л.Н. Толстого и религиозное самосознание культуры в философии В.С. Соловьева.

Целью данной выпускной квалификационной работы является исследование политических взглядов и самой программы Чернышевского, а также обоснование влияния теории разумного эгоизма на его труды. В то же время необходимо показать преемственность традиций в русском освободительном движении и то качественно новое, что отличает революционера -демократа 60 –х годов от предшествующих деятелей русского освободительного движения и что делает его одним из великих предшественников революционной демократии в России. Объект исследования –разумный эгоизм в политической философии Н.Г. Чернышевского Предмет исследования — социально – политическая регулирующая функция теории в рамках морально-этических ценностей Теоретической основой работы послужили исследования отечественных ученых, чьи работы внесли существенный вклад в теоретическую разработку социально-политических взглядов Чернышевского. Выпускная квалификационная работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы. Во введении обоснованы актуальность выбранной темы, поставлена цель и задачи исследования. Глава первая «Антропологический материализм Н.Г Чернышевского». Вторая глава «Концепция русско-крестьянского социализма Н.Г. Чернышевского». В третьей главе «Концептуальный анализ романа «Что делать?» Н.Г. Чернышевского». В заключении приведены основные выводы.

Диссертации
Вуз: Санкт-Петербургский государственный университет (СПбГУ)
ID: 587d36745f1be77c40d58f8a UUID: d8ee4e6f-0ca5-4fb3-bd45-0e6c39c98b6e Язык: Русский Опубликовано: больше 3 лет назад Просмотры: 698[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *