Сейчас мы постараемся рассказать как проехать к матушке с помощью карт, навигатора, транспорта и подсказок. Так же предлагаем варианты размещения в Скопине и контактные данные такси и гостиниц города.

Часовня открыта в любое время суток. Не забывайте ее закрывать перед уходом! Не оставляйте зажжённых свечей. Не возжигайте самостоятельно лампады. Это могут делать только те, кто имеет на то благословение.
Каждую субботу в 12-00 священством совершается панихида.

Точка на карте для навигатора
53.777185, 39.406918

В Яндекс. Навигаторе достаточно ввести:
Часовня Блаженной Феодосии Скопинской

Купить билет с Москвы на Скопин можно на сайте автовокзала по ссылке https://ticketonbus.ru/
Купить обратный билет в Москву из Скопина можно по ссылке https://vokzal62.ru/

С Рязани
Автобусом, микроавтобусом с автовокзала — «Рязань-Скопин».
Из Скопина на такси до деревни Велемья (кладбище).
Из Скопина в Рязань
Микроавтобусом/автобусом с автовокзала — «Скопин-Рязань».
Рейсы почти каждые 30-60 минут с 6-00 до 17-00.
Расписание уточняйте на сайте или у диспетчера по телефону:
+7 49156 2-02-53

Купить билет с Рязани в Скопин и обратно можно на сайте по ссылке https://vokzal62.ru/

ТАКСИ в СКОПИНЕ

от 490 рублей туда-обратно по маршруту
Скопин — д. Велемья (кладбище) с ожиданием 5 минут.
Платное ожидание 1 минута — 5 рублей.

Такси Апельсин +79105730277
Такси нашего города +79105087328
Такси Фортуна +79209736879
Такси Вояж +79623937074

Где остановиться в Скопине?

Гостиница «Гостиный двор»
Сайт http://skopin-hotel.ru/
Телефон для бронирования: 8-951-109-09-73
Цены от 2000 рублей за сутки

Отель «Базилик»
Сайт http://www.skopinhotel.ru/
Телефон для бронирования: 8 (910) 561 66 98
Цены от 600 рублей за койко-место и от 1000 рублей за номер в сутки

Аудио

По словам епископа Скопинского и Шацкого Феодорита, «счастлив тот человек, которому в жизни довелось видеться и общаться со святыми людьми, носителями благодати Святого Духа. Эти встречи всегда оставляют в жизни человека неизгладимый след. Иначе и быть не может, так как, встречаясь со святым, человек встречается с «Царством Божиим, пришедшим в силе» (Мк. 9, 1). «Сближайся с праведными, — советует преподобный Исаак Сирин — и через них ты приблизишься к Богу». И народ наш всегда искал приближения к Богу через сближение со святыми подвижниками». Такой угодницей Божией была и схимонахиня Феодосия, старица из города Скопин, что под Рязанью. О ней рассказывает книга, вышедшая в издательстве Отчий дом. Она называется – «Старица Феодосия Скопинская: Воспоминания самовидцев в 2-х книгах».

***

Это двухтомное издание является плодом многолетней работы, сбора документов и воспоминаний современников и духовных чад матушки Феодосии (Косоротихиной), к которой обращались за помощью и просьбами о молитве тысячи паломников. Подвижнический подвиг матушки, после 14-летнего летаргического сна, продолжался сорок три года. Оставаясь недвижимой, она принимала ежедневно большое количество людей, приезжающих к ней в келью со всей страны. Книга включает в себя воспоминания людей, которые знали матушку до её чудесного сна, и тех, кто окормлялся у неё после пробуждения.

Архимандрит Сергий (Карамышев), настоятель Успенского кафедрального собора Астаны, беседовал с Зинаидой Ждановой, составительницей книги о блаженной Матроне Московской, лично знавшей нашу великую покровительницу. Бывала Жданова и у матушки Феодосии. О ней она сказала так: «Это вторая Матрона». Воспоминания, собранные в двух книгах, подтверждают эти слова. Около девяносто человек свидетельствуют о великом смирении и любви подвижницы. В книге собрано множество живых свидетельств общения со святой старицей, множество случаев исцеления по ее молитвам от душевных и телесных недугов. Но даже несмотря на большой объем книги, это всего лишь малая часть таких свидетельств.

Также издание содержит наставления Скопинской старицы и её жизнеописание, биографию священноигумена Феодора (Липягова), одного из православных подвижников ХХ века, к которому в молодости обращалась за духовными советами матушка Феодосия и который так предсказал ей будущее: «Сейчас ты ничего не знаешь, а потом будешь знать все». В православном народе сохранилась память об исповеднике, прошедшем сталинские узилища, но конкретной информации не было. Удивительным образом удалось выяснить дату смерти отца Феодора, по которой сотрудники ЗАГСа установили фамилию батюшки. Издателям фамилия была сообщена в день третьей годовщины преставления матушки Феодосии. По фамилии были сделаны запросы в архивы. Так, Промыслом Божиим, создавалась эта книга.

Как отмечает составитель книги — Михаил Евгеньевич Шкатов, она состоит из разноплановых рассказов очень разных людей. В ее первой части сохранены подробности из жизни многострадальной русской деревни 1930-1950 годов. Они приводятся потому, что зафиксированных матушкиных рассказов о ее жизни в это время почти не сохранилось. Но она жила так же, как повествуют эти люди, и была плотью от плоти той, старой русской деревни. По мере собирания рассказов приоткрывался облик великой русской труженицы, православной подвижницы, абсолютно преданной Христу. Во всей ее жизни духовное главенствовало над материальным. Господь благословил нас искать Царства Небесного (ср.: Мф. 6, 33), и матушка всю жизнь его искала. А посетив Горний мир во время своего чудесного многолетнего сна, свидетельствовала до конца жизни о его близости.

По словам Михаила Евгеньевича, «Матушка была человеком русской идеи, которая заключается в том, что Небесное важнее земногo. Она несла эту ключевую, основополагающую мысль Христова учения среди материалистического угара, в стране, где материальное стало богом. Господь по ее молитвам творил бесчисленные чудеса и исцеления. Но главным чудом было воскрешение веры в заблудших, уведенных со спасительного пути людях. И к ним, через матушку Феодосию, приближалось Царство Небесное. Труды матушки были необычайны. Физически немощный человек принимал ежедневно десятки, а то и сотни людей вне зависимости от своего состояния. Ради любви к Богу и человеку матушка пропускала через себя боль каждого обращающегося к ней и о каждом возносила искреннюю, горячую молитву. Болела матушка постоянно, часто испытывала сильные боли, но приема не прекращала. Уже в смертельной болезни она продолжала принимать, последние посетители были накануне матушкиной смерти».

Как отмечает владыка Феодорит, лично знавший старицу, «все, кто общался с матушкой, вспоминают ее чистые, голубые, словно бездонные озера, глаза. Какие тяготы переносила матушка, какие страдания, но взор ее не потух, глаза сохранили живость, молодой блеск. Вообще для своего возраста матушка выглядела очень молодо. В 90-е годы, когда ей было уже под восемьдесят, у нее на лице была чистая, светящаяся кожа безо всяких морщин. Потом, конечно, и время брало свое, и матушкины переживания, и бесконечное, до глубины сердца, сопереживание страждущим людям. Но до самого конца ее лицо было красивым. Это, наверно, была красота добродетели».

О наставлениях матушки владыка Феодорит говорит, что они «были просты и доступны, она растворяла их народной мудростью. В простые слова вкладывала много смысла: «Будьте всегда с Господом Богом», «Живите с миром», «Чаще молись», «Чти родителей». Монахов учила постоянной молитве, предостерегала от гордости». По воспоминаниям других очевидцев «матушка постоянно повторяла: «Ходите в Божий храм, кайтесь и причащайтесь». Матушка учила верить в Бога, жить по-Божьему и по воле Божьей. Исповедоваться и причащаться чаще. Грехи не держать в себе, раскаиваться и делать добрые дела. Всегда она говорила: «делайте больше добрых дел».

Матушка Феодосия почила в возрасте девяноста лет 15 мая 2014 года, в день памяти святых страстотерпцев и мучеников благоверных князей Бориса и Глеба, — этим святым посвящен ближайший к ее домику храм, там ее и отпевали. За несколько часов перед кончиной рано утром матушка в полной памяти приобщилась Святых Христовых Таин. «Ныне, — пишет автор-составитель, — схимонахиня Феодосия «упокоилась в столь близкой ей Горней стране и у Престола Творца молится о всех нас, оставшихся на земле и уже усопших. Верю, что в ее лице русский народ, да и весь мир получил новую заступницу и усердную молитвенницу перед лицом Божиим, подобную блаженным Ксении Петербургской и Матроне Московской».

***

Как отмечает епископ Феодорит, души людей по природе стремятся к Божественному свету, к святости. А что такое святость? Если кратко, то это единство человека с Духом Господним (ср.: 1 Кор. 6,17). Все, кто общались с матушкой Феодосией, чувствовали Дух Господень, который проявлялся, прежде всего, в матушкиной любви. На матушке воистину исполнились слова преподобного Кассиана Римлянина, который говорит, что «верх святости и совершенства состоит не в совершении чудес, а в совершенстве любви». Не сомневаюсь, говорит владыка Феодорит, что выход этого издания поможет собрать еще больше рассказов об опыте общения с матушкой и ее благодатной помощи.

Схимонахиня Феодосия (Наталья Никифоровна Косоротихина) родилась в Рязанской области в 1923 г. В 18 лет попала в аварию, год находилась в коме, в реанимации. Без признаков улучшения была выписана домой под опеку сестры, где в течение 20 лет пребывала в летаргическом сне. Придя в сознание, цитировала Евангелие и Псалтирь наизусть, а также молилась за людей, сделавших ее скромный дом местом паломничества. Была пострижена в великую схиму с наречением имени Феодосия архимандритом Авелем, наместником Иоанно-Богословского монастыря Рязанской области. В мае 2014 г., на 91 году жизни, отошла ко Господу. Сороковой день по кончине матушки Феодосии пришёлся на день Всех святых, в земле Рязанской просиявших. Город Скопин, где матушка принимала людей и несла свой нелёгкий крест со смирением и терпением, находится на Рязанской земле. Среди духовных чад матушки Феодосии – архимандрит Пимен (Адарченко), уроженец г. Скопин, ныне – наместник монастыря св. Царственных Страстотерпцев в урочище Ганина яма. Отец Пимен поделился своими воспоминаниями о старице Феодосии. К ПУСТОМУ КОЛОДЦУ ЗА ВОДОЙ НЕ ХОДЯТ Господь судил мне родиться в небольшом уездном городе Скопин. Наша семья была верующей, и именно в храме я лет с шести много слышал об одной женщине, чудесным образом очнувшейся после долгих лет беспамятства. Один из священников Скопина – отец Иоанн и прихожане храма часто навещали эту женщину, жившую неподалеку от города. Впервые мне удалось побывать у нее лет в десять. Отец Иоанн поехал ее причащать, сердобольные прихожане собрали гостинцы для Натальи и меня взяли с собой. Тогда я не запомнил ее саму, но от ее дома шло такое удивительное ощущение родства, что тяготение к нему поселилось в моем сердце где-то между равными привязанностями к дому мамы и к нашему храму. Барак, где лежала прикованная к кровати Наталья (мирское имя матушки Феодосии), где не было ни воды, ни центрального отопления, подарил мне чувство еще одного Дома в моей жизни. У меня были: желание здесь находиться, благоговение и понимание, что мне готовы отдать все. К матушке Феодосии стремились многие. Принимала она по ночам: днем люди побаивались реакции советской власти на их визиты к верующей, а потом так уж сложилось. Иногда с 10 вечера до 5 утра проходило до 60 человек. А пока один в келье с ней общается, другие – разговаривают о матушке друг с другом. Некоторые ездили к ней годами, поэтому и знали обстоятельства ее жизни, и сама она иногда что-нибудь о себе рассказывала. Когда Наталья очнулась после двадцатилетнего сна и пришла в себя, маленький город пережил шок. Еще был Советский Союз, в котором верили в науку – единственную прогрессивную силу общества, а о чудесах знали, что их не бывает. Первые посетители хотели: и пожалеть несчастную, и посочувствовать ей, и принести сестрам какие-то продукты: килограмм картошки, испеченные дома блины. Жалели и сестру Ольгу, которая посвятила свою жизнь уходу за едва дышащим телом Натальи. Маленький город хотел своими глазами увидеть доказательства существования сестер и реальности чуда. Были любопытствующие, желавшие посмотреть на такую диковину. И видели женщину, которая, несмотря на невозможность двигаться, встречала всех с необычайной теплотой и лаской. Находила для них, пришедших ее пожалеть, слова утешения в их печалях, придавала людям надежду и силы. Кто-то просил ее молитвы, и слухи о силе этой молитвы стали расходиться как круги по воде. А потом все стали приходить за советом и молитвами. И эта женщина, будучи парализованной, не имея возможности передвигаться, ограниченная в пространстве, порой могла найти такие слова утешения, что люди уходили и не верили в их возможность. Но происходило все, о чем она говорила, и все, действительно, устраивалось. А ведь она еще и монахиней тогда не была. Где-то спустя пять лет после нашей первой встречи, о. Авель, наместник Иоанно-Богословского монастыря постриг ее в монашество. К тому времени матушка была известна уже далеко за пределами Рязанской области. Многие ищут духовного руководства, и, если будете брать духовный совет, внимательно глядите на человека, его дающего. Духовный человек, когда Господь ему открывает Свою волю, ничего никому никогда не будет навязывать. Знаю это по встречам с духовно зрелыми и цельными людьми, с которыми, благодаря Богу, встречался на своем пути. Вернее, они – меня встречали. Матушка Феодосия ни на чем не настаивала и не обязывала людей жестко следовать ее советам. За редким исключением. Бывали случаи, когда к матушке приезжали священники, просившие совета в ситуациях, требующих канонического осмысления. Вот тогда она говорила четко и прямо. Но по большей части к ней ехали миряне, которые хотели взмаха волшебной палочки, чтобы раз – и квартира появилась, чтобы раз – и на работе все утряслось, чтобы раз ­– и муж пить бросил. Хотя почему миряне? Я и сам, уже, будучи священником, хотел от нее такой быстрой чудодейственной помощи. Однажды мне очень хотелось обновить иконостас, а денег не было. Вот я и поехал к матушке. – Матушка, помолитесь, чтобы нашелся благодетель, который бы помог… А она вместо ответа: – Вот мы жили-то. Я так любила картошечку, огурчик … – Матушка, так хочется иконочки в иконостас написать… А матушка со своим рязанским говором: – Масличком полью подсолнечным. Да как вкусно-то ем. А можно и рыбочки кусочек съисть. И Слава Богу. Ты чево хлебушек-то не берешь? Всегда хлебушек надоть исти. Вот теперича чё-то говорят, хлеба нельзя много исть. Да, Боже мой, грех-от какой. Как же хлеба не исть. Испокон веку кушали. – Матушка, а что с иконостасиком-то? А она не отвечает и все тут. Ушел не солоно хлебавши. А потом вдруг вспомнилось. Несколько дней назад был на трапезе в одном храме на престольном празднике. Меня угощают, а я и того не хочу, и другого не хочу. Сижу – перебираю. Вот матушка Феодосия и указала мне на мое духовное состояние. Это она словно в лицо мне сказала: «Батюшка, Вы заелись». Ходил потом неделю себя совестил, а через неделю в храме человек появился, у которого и просить не подумаешь. А он с порога говорит: «Что-то, батюшка, иконостасик-то у Вас плохонький. Давайте, обновим». Вот так, дают тебе картошку с огурцом, так поблагодари Бога и успокойся. Матушка словно помогала найти правильное место для кусочка пазла. Что-то внизу сложной картинки собралось неправильно, вроде уже к самому верху подбираешься, а все перекосилось. А она и укажет, где ошибка вышла. Обычно она так со всеми и делала. Приходил человек, просил, а она спрашивала: «А как ты хочешь?» А человек, конечно, по-своему, для себя хочет. Он уж не от одного старца, да не от одного священника едет, чтобы услышать: как он хочет. Ему, может, и говорили, как хочет Господь, но он-то не согласен по-другому. Вот и ищет в пятом месте такого старца, чтобы уже наконец-то сказать: «Меня батюшка благословил». Матушка Феодосия посмотрит-посмотрит на такого, скажет деликатно, как она бы сделала, а потом и выдаст: «А ты попробуй, как хочешь». И пока человек не нахлебается пены своего житейского моря, так и будет до нее и во второй раз, и в третий раз бегать. И сердиться будет, что она неправильные советы дает, после которых ничего не меняется. А уж как набегается, и когда вздохнет: «Матушка, да как скажете, так и будет»… И когда она убедится, что тот созрел для ее ответа, вот тогда и скажет: куда пойти, что сделать, как ответить… В житейских вопросах она только однажды со мной на прямоту заговорила. После семинарии приехал я по распределению в Рязань. Показываю Владыке диплом: «Мол, посмотрите мои оценочки». (Все мы люди, хочется похвалиться). А Владыка тоненько так говорит: – Нет у меня на одном приходе настоятеля. Давай, женись. Я тебя рукоположу, и на этот приход и отправлю. Я опешил: – Владыка, как же я женюсь, у меня и на примете никого нет. – А ты возьми какую-нибудь, а там как Бог даст. Перспектива «взять какую-нибудь» меня не устроила абсолютно, и я со всех ног помчался к матушке. Она подумала недолго и отвечает: – Ко мне тут батюшко-владыка из Тулы приезжает часто. Ты к нему поезжай в Тулу-то. Я ему весточку о тебе передам. Он хороший, ты с ним душой и сойдешься. Владыку Кирилла, который в то время был Правящим архиереем Тульской епархии, я нашел в семинарии. Он покивал головой, что ему обо мне сказали, определил преподавать и потом отправил в новый монастырь помогать монахам: «Ты же читаешь, поешь, вот по выходным туда и езди». Немного погодя стал я задумываться о женитьбе. И решился поехать к матушке за благословением. Обычно она меня и расспросит обо всем с дороги, и накормит, и чаем напоит. Был у нее заветный термосок. Чай из магазина она никогда не пила. Говорила, «русская земелька, что человеку нужно, то и родит: и богородичную травку, и липу, и иван-чай; а от всех болезней любила присоветовать средство, которое сама почитала – укропное семя». А тут, едва я порог переступил, так и произошло явное чудо в моей жизни. Матушка аж рукой задергала: «Ты чё удумал? Какое жениться! Я те говорю –монашество тебе, а не женитьба!» У меня как пелена с глаз упала. Видимо, было такое искушение женитьбой, да вмиг исчезло. Я вспомнил, как мы с матушкой неоднократно беседовали о монашестве, и как я до этого уже и сам подумывал о постриге. А с Владыкой так и завязалось наше общение, в результате которого он меня и «усыновил»: из его рук я принял монашеский постриг, он же меня и рукоположил. Есть народная мудрость: «К пустому колодцу за водой не ходят». Люди черпали от матушки благодать «ведрами», чувствовали в ее молитвах опору, а в советах – истину. А она только и просила: «Живите в мире, никого не обижайте, всех любите!» Однажды обронила фразу, которую я не просто запомнил на всю жизнь, а принял глубоко в сердце: «Если ты кому-то сказал злое слово, ты его Богу сказал». К сожалению, вокруг нее самой не всегда это условие соблюдалось. Ее жизнь была очень трудной. Представьте, как она себя чувствовала физически. Прилягте и полежите двое-трое суток на спинке, не поворачиваясь. Сходите под себя пару раз. В комнате стояла жуткая жара. Форточку нельзя было открыть, так как матушка тут же простужалась, а народа возле нее очень много, духота постоянная. Ехали и душевнобольные, и простуженные, и с серьезными духовными проблемами. Те, и у кого в семье все плохо, и на работе плохо, и в маршрутке толкнули, и в магазине обозвали. И пока такие люди матушку ждут, бывает, переругаются, как в очереди за колбасой. Господь, конечно, матушку держал и крепил, но многолетние приемы окончательно подорвали ее здоровье. Ночью при ней бывали келейницы, а днем она оставалась одна. Люди решали свои житейские проблемы, а она оставалась днем, закрытая на замок, не в состоянии пошевельнуться, без телефона, без колокольчика. И все же мы можем свидетельствовать, что она уже здесь, на земле, жила в раю. Понял я это недавно, когда услышал проповедь замечательного московского священника протоиерея Димитрия Смирнова. Он обратился к тем, кто думает, что ада не существует: «Для многих ад уже здесь. Подойдите к зеркалу, посмотрите на свое озлобленное кислое лицо. Вы всем недовольны, все вас раздражает – да вы уже в аду». Судя по тому, как держалась матушка, она явно пребывала в раю. Она не могла поехать к морю, и была не в состоянии просто повернуться на кровати, но она принимала Тело и Кровь Христовы, и жила в Боге. Для нее это была радость, несравнимая ни с хождением своими ногами, ни с путешествиями, ни с занятиями спортом, ни с занятием любимым делом. Она всех нас утешала так, словно была олимпийской чемпионкой по всем видам спорта сразу, и будто на кровати-то, отродясь не леживала. Когда ей совсем становилась плохо, по нам, священникам, проходила весть: матушка хочет собороваться. Несколько раз я соборовался вместе с ней. И это было счастье. Попрощаться перед ее смертью мы не успели. Обычно, когда я уезжал, она просила: «Как приедешь, дай звоночек Ольге, чтобы мы не переживали». А я ее просил в ответ: «Благословите, чтоб нам увидеться тогда-то и тогда-то». А в последний раз заторопился и не спросил, когда встретимся. Это было за несколько недель до ее кончины… Много нас, священников, было воспитано при ее доме. Богословскую науку мы вкладывали в себя на стороне, а настоящее евангельское образование получали в ее доме: и от нее, и от тех, людей, кто приезжал к ней. Она учила нас основам христианской жизни. Матушка верила, что Господь меняет человека к лучшему, и никогда не признавала ярлыки, которые любят наклеивать на людей: вор, бандит, гордец. Она знала, что у каждого есть шанс стать лучше, и призывала видеть в людях светлое и доброе. Я благодарен ей за эту школу евангельской мудрости, потому что, к сожалению, потом уже ее более не проходил. А в ее доме, в ее келье учился именно этому. Она являла собой образец сострадания. Помню, с каким воплем она обращалась к Богу, и как просила Его за людей, как старалась вымаливать тех, кто преставился. Молитва о ней для меня тиха, светла и радостна. Господи, рабе Твоей схимонахине Феодосии: «Даруй причастие и наслаждение вечных Твоих благих, уготованных любящым Тя: аще бо и согреши, но не отступи от Тебе, и несумненно во Отца и Сына и Святаго Духа, Бога Тя в Троице славимаго, верова, и Единицу в Троицу и Троицу в Единстве православно даже до последняго своего издыхания исповеда. Темже милостив тому буди, и веру яже в Тя вместо дел вмени, и со святыми Твоими яко Щедр упокой». #МатушкаФеодосия

Матушка Феодосия – ее монашеское имя означает Богом данная, – пример кротости и терпения, живой и крепкой веры, благодарной покорности Промыслу Божию, а от того и молитвы, которую слышит Бог. В 2014 г. подвижница преставилась ко Господу.

Матушка родилась в 1923 г. в деревне Велемья Скопинского района Рязанской области. Нарекли ее Натальей. Точной даты рождения – сама матушка говорила – никто не знает. Праздновали всегда на Казанскую икону Божией Матери – 4 ноября. Вообще матушка говорила о себе очень мало. Когда один из ее внучатых племянников иеромонах Феодорит (Тихонов) попросил разрешения описать ее жизнь, она сказала скромно:

«Да что обо мне писать-то»…

Но было бы странным, если бы матушка сказала иное, так как скромность и смирение были ее главными добродетелями.

Наташа родилась в многодетной семье Никифора и Ефросиньи Косоротихиных. Всего детей было пятеро: старшая Фекла, потом Анна (все звали ее Оня), Тихон, Наташа – будущая матушка Феодосия – и последняя, самая младшая Ольга. Рождались и еще дети, но они умерли в младенчестве.

Мама у них вышла замуж совсем молоденькой, всю работу по дому делала сама, а тогда были коровы и мелкая скотина, и огороды – со всем надо было управляться. Отец ездил в Москву на заработки. Мама надорвалась, а врачей в глубинке не было, – умерла рано, на руках своей дочери Наташи (об этом отцу Феодориту рассказывала свидетельница этого события его бабушка – племянница матушки Феодосии). Наташе было тогда лет 13–14.

Домик матушки Феодосии

Дети очень тяжело переживали смерть мамы. «Вот, бывало, – говорит матушка, – уйдем на кладбище, упадем на могилку и плачем. Люди мимо проходят, найдут нас, домой приводят».

Детство, юность тяжелые были. Великая Отечественная война началась. Наташу на войну отправили окопы копать. «Если у кого родители были, – матушка рассказывает, – могли как-то выгородить детей, а за нас заступиться было некому. Куда угонят, куда увезут, где живем, чем питаемся? – ничего не знали, только одну работу и видели».

Учиться Наташе так и не довелось. Однако у нее окормлялись иеромонахи, священники и архиереи; приезжали за советом спикеры Госдумы, губернаторы. Путин не приезжал, но она за него сама молилась и других наставляла молиться; знала, чем он занят, иногда точно разговаривала с ним.

Удивительно, что Наташа знала много молитв наизусть. Когда ее потом уже, прикованную к постели, спрашивала ходившая за ней простодушная сестра Оля, откуда она это знает, ведь они же росли и жили вместе, Наташа многозначительно и прикровенно отвечала:

«Меня там учили».

А тогда на дворе были трудовые будни советских пятилеток… Страна оправлялась после войны. В послевоенный период Наташа работала с военнопленными в шахте. Потом – в строительной бригаде.

«Была очень трудолюбивая, – вспоминают ныне здравствующие соработницы Раиса и Анна. – Тяжеленные мешки могла взваливать на плечи, такая сильная была».

Матушка всегда очень серьезно к труду относилась, говорила, что трудиться все должны. К ней приезжали потом за благословением уйти на пенсию, а матушка, как правило, отвечала:

«Поработай еще, поработай…»

Сейчас времена в бытовом отношении полегче, а тогда никакой центральной системы отопления, ни воды горячей не было. С вечера надо было печку топить, дров не было, ходили после изнурительной работы еще и в лес за хворостом, носили вязанками. Но как-то весело, матушка вспоминает, жили:

«Идем после работы – песни поем, а сейчас вы что все такие унылые?!»

А тогда столько трудностей: и работа тяжелая, и по хозяйству дела, весной да летом – огороды, а осенью–зимой пока дров наберешь, да пока натопишь, пока помоешься, пока есть приготовишь…

Люди тех лет – подвижники в миру. Монастырей тогда уже в основном и не было: все были разорены. Но уклад общинной жизни, взаимовыручки – особенно в деревнях – оставался. Человек не замыкался, как сейчас, на себе, думал о ближнем. Вот и Наташа с утра вставала пораньше, блинов напечет себе на работу взять и завозит еще племянникам Наталье и Петру – это дети старшей сестры Феклы. «Слышу, машина сигналит, – вспоминает племянница матушки 83-летняя Наталья, – тетя Наташа из машины: «Нате, я вам уже с утра горячих блинов напекла!» И едет дальше на стройку».

Строили дома многоэтажные, заводы. «Автоагрегатный завод я строила», – говорила потом схимонахиня Феодосия, в подробностях рассказывая, что где там находится. Память у матушки была феноменальная. И это несмотря на то, что авария случилась, когда ей всего-то 30 лет было, а потом почти 20 лет летаргического сна.

В храме

Авария случилась в 1953 г. на стройке. Запись есть, где муж сестры матушки рассказывает: «Идем с Наташей с работы. Эх, Наташа, говорю, жалко я тебя раньше не узнал, а то бы на тебе женился! – А чем, отвечает Наташа, – тебе моя сестричка не нравится? – Нравится». Так и образумила.

Замуж Наташа не хотела выходить, устроение у нее было монашеское, а монастырей тогда уже не было… А так как жили бедно, ее сестры все-таки хотели сосватать. И она, вспоминает потом уже старица, шла как-то днем и молилась:

«Не хочу! Мне сегодня должны кого-то свататься привести…»

В этот день авария и случилась. Как стала молиться будущая схимонахиня:

«Господи, не допусти моего сватовства»,

– так тут же авария и произошла.

Тогда народ много калечился: и на производстве, и по пути на работу. Это было время великих строек, жизнь и здоровье конкретного человека не брались в расчет. Возили раньше рабочих не в автобусах, а и летом и зимой в кузовах самосвалов. Так Наташа вместе с младшей сестрой Ольгой попала в первую аварию: грузовик, который их возил на работу, перевернулся. Увечья у них были сильные, им даже хотели дать инвалидность, но они отказались: неудобно, молодые, работать надо.

А потом уже через год произошла вторая авария: разгружали кирпичи и борт самосвала упал. Пострадали двое: мужчину сразу же насмерть убило (у него четверо детей осталось, они потом приезжали к матушке Феодосии), и Наташа. Ее тоже сначала в морг увезли. А потом, матушка сама рассказывает, одна из сестричек-санитарок говорит:

«Лицо у нее какое-то очень живое»,

– взяла зеркальце и приложила, а оно запотело!

Год провела матушка в больнице, не приходя в себя. Врачи наотрез отказывались отдавать ее домой.

«У вас все равно нет средств, чтобы ухаживать за таким тяжелобольным человеком, – говорили они. – Мы таких больных в Москву на опыты увозим».

Сколько ни просили родные, следовали отказы. Тогда муж младшей сестры Ольги написал расписку, что берет больную домой под свою ответственность. Для него это означало – крест на семейной жизни, так как он был военным и его отправляли в дальнюю командировку. Оля осталась ухаживать за сестрой, лежавшей без сознания…

Родную деревню пришлось покинуть, переехали в село Новые Кельцы, где жили у родни по материнской линии, а оттуда потом, когда сестре Ольге дали свое жилье, перебрались в маленький домик поселка Октябрьский. Здесь матушка спустя 19,5 лет летаргического сна на отдание Пасхи в 1973 г. и пришла в себя. Приходить в себя она стала постепенно. Признаки сознания обнаружили во время похорон одной из ее сестер Они. Она стала стонать и плакать. Когда заговорила, одними из первых слов ее были:

«Зачем вы меня подкармливали? Меня Сама Матерь Божия кормила…»

Но глаза Наташа открыла не сразу, спустя несколько лет, при этом всех удивляла тем, что видела всё с закрытыми глазами. Иеромонах Феодорит свидетельствует:

«Мои родители поженились в 1976 г. И тогда у матушки еще были закрыты глаза. В день свадьбы мои родители зашли к ней за благословением. Мой отец в гостях у матушки был не в первый раз – как родственник и помощник по хозяйству, а мама – приезжая, была впервые. Во время разговора матушка заметила, что у молодой очень легкая обувь и что ей надо беречь ноги. Мама очень удивилась, откуда женщина с закрытыми глазами знает, что в феврале месяце она пришла в летних туфлях. Подобных историй в моей семье много и все они произошли в конце 1970-х, когда матушка еще не видела».

Особые мир и благость ощущались в комнатке матушки и тогда, когда она была без сознания. Здесь царил животворящий покой. Матушку с сестрой навещали родные да и просто неравнодушные к ним люди. А брат Тихон пришел проститься, и здесь же скончался, отсюда его и хоронили. Когда выносили гроб, у матушки и в летаргическом сне слезы потекли…

Матушка пришла в себя, а впереди еще 40 лет терпения, смирения, служения Богу и ближним. Некоторые соседи недолюбливали сестер, открыто враждовали и пакостили им, но сестры все смиренно терпели. Пока жива была сестра Ольга, матушка нарадоваться на нее не могла: в любви купалась и сама очень ее любила.

«Как бы ни была больна она, а все ж глоточек воды даст»,

– говорила матушка про сестру. Просила ее не ложиться в больницу, но Ольга не посмела ослушаться врачей, в больнице и умерла.

Это потом уже к матушке за советами ездили главврачи крупных столичных больниц. А часто бывало и так, что мнение даже консилиума врачей расходилось с тем, что она говорила, но потом все-таки подтверждались диагнозы матушки и ее рекомендации оказывались верны. Матушка могла молитвенно духом присутствовать на операции. А после пересказывать весь ход операции родным больного.

«Я медсестрам скальпели подавала»,

– шутила потом.

Матушка лечила всех травами, сама составляла рецепты. Ее чада по ее благословению травы собирали, сушили. Но больше, конечно, матушка врачевала молитвой, а через травяные рецепты она скрывала свой сильный молитвенный дар. Вот стоит достаточно моложавая женщина в красном полупальтишке и рассказывает:

«У меня рак был уже последней стадии… А матушка меня исцелила!» – «А как матушка вас исцелила?» – спрашиваем. «Травку сказала пить… Я до сих пор эту травку пью. Как же она называется… А! Подлабазник!»

И таких историй очень много. Местные, скопинские или рязанские, врачи в очередной раз фиксируя чудо, всегда уже сразу констатировали: «Вы были на Октябре!» Жалко только, что таким образом через все те же топонимы богоборческого периода слава воздавалась «октябрю», а не Богу.

Матушка всегда учила своих чад благодарению, благодарить надо всех: и людей, хотя бы какой-то радующей душу мелочью:

«Дорога потеха»,

– говорила она и прежде всего учила благодарить всегда во всем – Бога, Матерь Божию!

Вся жизнь самой матушки есть исполнение апостольских слов:

«Всегда радуйтесь, непрестанно молитесь, за все благодарите» (1 Фес. 5:16–18).

Хотя столько всего пришлось пережить…

После смерти сестры Ольги матушка, прикованная к постели, натерпелась от крутого нрава хожалки Пелагеи. В мороз та оставляла матушку с ненатопленной печью. Придет хожалка: «Ты еще не сдохла?» – а у матушки волосики к подушке примерзли.

А было и так, что чуть заживо не сгорела: рядом с кроваткой матушки печка находилась, у которой стенка была проломлена и горящие угли могли просыпаться прямо под кровать, и матушка постоянно ухаживающих просила поменьше дров закладывать в печь… Лишь когда стали кровать менять, уже при ходившей за матушкой последние 10 лет келейнице Ольге, супруге внучатого племянника матушки – Сергея, это обстоятельство и открылось. Да и у соседей пожар случался: их дома не было, а матушка была одна – к постели прикована, а пламя уже подступало…


«Богом данная схимонахиня Феодосия из Скопина» — это первая книга о почитаемой церковным народом старице Феодосии (Косоротихиной; †15.05.2014). Составлено издание по благословению ее чада митрополита Екатеринбургского и Верхотурского Кирилла (Наконечного) и выходит в свет к очередной годовщине подвижницы.

Это издание — приношение благодарной памяти старицы — порадует и укрепит на пути спасения и тех, кто с ней Божией милостью общался, и тех, кто встретится со старицей на страницах этой книги впервые.

Это потом уже люди матушку почитать стали, ездить к ней. Принимала она ночью, часов с 9–10 вечера и до последнего посетителя, а их могло быть и 100, и 150 человек… Матушка всем улыбалась, всех утешала, ободряла, а только самым близким признавалась, как у нее голова раскалывается – сосуды, как она говорила, «буздякают».

А для всех матушка – само гостеприимство. Сказать бодрое слово, обнадежить:

«Помолимся!»

– да всех чаем своим «фирменным» из трав напоит, каравайцами с медом накормит. У старцев чай да угощение – это вещественные носители благодати.

Многие замечали: если матушка усаживает в своей келье и чаем начинает поить, да конфет еще из своей коробочки, висящей рядом с кроваткой на фиолетовой ленточке, даст или откуда-то у себя из-под подушки достать велит, у человека тут же многие вопросы так, незаметно в процессе чаепития и разрешаются, вся смута с души уходит…

У кровати матушки постоянно открытой лежала Псалтирь. Некоторых, в основном из духовенства, матушка иногда просила почитать именно ту страницу, которая открыта. В частности, и таким образом читающий или кто-то в комнате из слушающих могли получить ответ на свой вопрос.

Вообще матушка любила отвечать притчами. Задают ей прямой вопрос, а она какую-то историю про некоего человека начнет рассказывать издалека… А человек вслушивается и понимает: про него это матушка говорит!

А еще в келье матушки часто читались Акафисты, особенно она любила Акафисты Матери Божией, разным Ее иконам. По богородичным праздникам матушка обычно не принимала, к ней приезжали иногда по 15–20 священников из монашествующих и женатых – служили в ее комнатке молебны с водосвятием.

В 1990-х гг. Наталью постриг в схиму с именем Феодосия, что значит «Богом данная», в честь святителя Феодосия Черниговского архимандрит Авель (Македонов), святогорец, подвижник высокой духовной жизни, наместник Иоанно-Богословского мужского монастыря села Пощупово Рязанской области.. Это было своеобразным церковным признанием даров матушки, данных ей по Благодати Духа Святаго: даров молитвы, утешения, исцеления, прозорливости, пророчества.

Хотя к матушке уже тогда ездили многие иеромонахи, священники, епископы, митрополиты. Особенно был любим у матушки митрополит Екатеринбургский и Верхотурский Кирилл, ранее архиепископ Ярославский и Ростовский. Приезжал к ней и архимандрит Наум (Байбородин) из Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. Многих матушка знала и духом, «заочно». Так, одна из ее чад Надежда Макарова рассказывает, что, прочитав книжку про архимандрита Павла (Груздева), спросила: «Матушка, а вы отца Павла (Груздева) знали?» «Нет», – ответила матушка, а потом вдруг и говорит: «А это такой слепенький? Они с отцом Авелем духом похожи…» Известно, кстати, что архимандрит Павел многих своих чад перед кончиной тогда еще Наташеньке препоручил.

Матушка Феодосия почила в возрасте 90 лет 15 мая 2014 г. в день памяти святых страстотерпцев и мучеников благоверных князей Бориса и Глеба – этим святым посвящен ближайший к ее домику храм, там ее и отпевали. «На престол преставилась», – люди говорят. За несколько часов перед кончиной рано утром матушка в полной памяти приобщилась Святых Христовых Таин. После приобщения попросила приобщившего ее священника и духовника – протоиерея Константина Гусарова, настоятеля Борисоглебского храма – посмотреть ее «смертный узел», то есть вещи, отложенные на погребение, готовясь тем самым к смерти. Это было торжество престольного праздника в еще пасхальные дни, когда пели «Христос Воскресе!» Еще Великим постом матушка говорила: «Пасху встретите радостно, а провожать будете со слезами». Словами, исполненными победы над смертью, и сейчас завершаются все панихиды на могилке матушки. 40 дней блаженной кончины матушки отметили на Собор Рязанских святых.

Рядом с домиком старицы сейчас строится храм Всех Святых в земле Российской просиявших, чтобы люди, как тому и служила матушка Феодосия, возвращались к Богу, чтобы всем нам встретиться в вечности. Господь хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины (1 Тим. 2:4). А Богом данная нам матушка Феодосия, и ныне слышащая просьбы и мольбы, исполняет волю Божию.

Ольга Орлова

Преставилась ко Господу схимонахиня Феодосия (Кириченко), насельница Свято-Ольгинского женского монастыря в г. Инсар

Схимонахиня Феодосия (до принятия схимы — монахиня Василисса) родилась 21 ноября 1935 года в селе В. Липовка Камышинского района Волгоградской области. До пострига она носила имя Валентины – Валентина Степановна Кириченко.

Мать Феодосия преставилась ко Господу на 85-м году жизни 15 июля 2020 года в 23:30.

В этот вечер, незадолго до своей земной кончины, она получила последнее благословение матушки игумении Ольги. А до смерти причастилась святых Христовых Таин.

Постриг Валентина Степановна приняла в храме Нерукотворного Спаса – подворья Троице-Сергиевой Лавры в с. Деулино 4 апреля 1997 года. Постриг совершил игумен Пётр с именем Василисса в присутствии духовника архимандрита Михаила Звягина. В схиму матушка была пострижена уже в Инсарском женском монастыре с именем Феодосия.

Долгое время (и до прихода в Ольгинский монастырь) матушка до приятия схимы жила в селе Адашево в Кадошкинском районе Мордовии и несла особое послушание, ухаживая много лет за старейшей жительницей села Душутиной М.Ф.. В этот период жизни монахиня Василисса часто молилась за богослужениями в Свято-Троицком храме в Адашево. Прихожане и настоятель храма протоиерей Павел Назин вспоминают ее как большую молитвенницу и очень доброго человека.

Уже по вступлении в Свято-Ольгинский женский монастырь в г. Инсар монахиня Василисса приняла схиму с именем Феодосия.

Вечная светлая память и Царствия Небесного!

***

16 июля благочинный церквей Кадошкинского благочиния протоиерей Павел Назин с матушкой Еленой отслужили панихиду у гроба усопшей матушки.

17 июля в Свято-Ольгинском монастыре г. Инсар состоялось отпевание схимонахини Феодосии. Матушка похоронена на монастырском кладбище.

Кратко о жизни схимонахини Феодосии (до принятия схимы — монахини Василиссы (Кириченко)

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *