Многие годы я страдала тяжким недугом, который выражался в сильных головных болях.
Лечилась у врача-невропатолога. Была неверующей. Однажды обратилась к экстрасенсу, и
там со мной случился припадок — тело стало корежить судорогами. Очень мне было плохо.
Наконец, однажды лечащий врач мне сказала: «У нас тебя не вылечат», — и посоветовала
съездить в Троице-Сергиеву лавру. Так я постепенно пришла к Богу. Часто ездила в лавру,
была на отчитках, но исцеления не происходило.
В 1990 году я гостила у своей сестры в Санкт-Петербурге, и она предложила сходить в
часовню блаженной Ксении. Придя туда, я сперва сомневалась: «Чем она мне поможет?»
Но именно через блаженную Ксению почувствовала я чудотворящее милосердие Божие. В
часовне познакомилась я с матушкой Екатериной, которая сказала мне: «Тебя вылечат в
мужском монастыре, ты приедешь совершенно другая». Эти слова я запомнила на всю
жизнь. Через год приехав в родной Темников к родителям, я ходила молиться в храм, и
местный батюшка посоветовал мне посетить возрождавшийся Санаксарский монастырь и
могилку отца Феодора (Ушакова). И вот здесь-то и начали сбываться слова матушки
Екатерины об исцелении. Благодатным заступничеством перед Господом старца Феодора
я полностью избавилась от своей болезни. Теперь Санаксарский монастырь и могилка
старца Феодора — родное для меня место, куда я постоянно езжу за духовной помощью и
поддержкой. Продолжаю бывать и в Петербурге и всегда благодарю Ксению блаженную.
А матушке Екатерине в память об исцелении подарила брошюру «Жизнеописание и
наставления старца иеромонаха Феодора (Ушакова), восстановителя и настоятеля
Санаксарского монастыря», изданную в г.Темникове в 1992 году.
В июне 1995 года застала матушку в глубокой скорби после потери сына Георгия. По ее
просьбе, приехав в Санаксарский монастырь, заказала сорокоуст о его упокоении.
Стрелавина Мария, Московская область
Когда моему сыну Георгию было 46 лет, Господь призвал его от временной жизни в
вечную.
Однажды, придя домой после работы в часовне блаженной Ксении Петербургской, я
прилегла отдохнуть и, задремав, увидела сон: неописуемой красоты сад, и в этом саду
вижу своего умершего сына. Спрашиваю его: как тебе тут, Юра, живется? А он отвечает:
«Мне хорошо, мама, только прошу тебя: съезди поблагодари иеромонаха Феодора,
который за меня молится». Тут я увидела как бы цветочную дорожку, уходящую в небо, и
дивные голоса запели величание преподобному Феодору.
Открываю глаза, на душе светло, сердце радуется. Долго я вникала, кто же это у Господа
Феодор, перебрала в памяти всю нашу родню, а у нас в роду были и монахи, и
священники, но Феодора среди них не оказалось. И только позже, когда я искала на полке
с книгами нужный мне акафист, я обнаружила вдруг брошюру «Жизнеописание и
наставления старца иеромонаха Феодора (Ушакова), восстановителя и настоятеля
Санаксарского монастыря», — и все вспомнила, и понятно мне стало, какого Феодора
нужно благодарить за молитвы о моем сыне.
Созвонившись с Марией, договорилась о встрече в Москве, а затем вместе поехали в
Санаксарский монастырь. Побыв три дня в святой Санаксарской обители, помолившись в
храме и на могилке старца Феодора, я почувствовала такую благодать, которую не
передать словами. И теперь для меня этот сон-видение — несомненное доказательство, что
иеромонах Феодор Санаксарский давно уже прославлен Господом на небе и настало время
прославить его и на земле.

Яковлева Екатерина Авдеевна, Санкт-Петербург
Летом 1996 года у меня произошло рожистое воспаление ноги, сопровождавшееся
высокой температурой и тяжелым недомоганием. По прохождении двухнедельного курса
лечения в городской больнице я был выписан в здравом состоянии, но затем болезнь
возобновилась. Нога отекла, открылись гнойники, поднялась высокая температура.
Будучи в таком тяжелом состоянии, я во сне увидел свою ногу совершенно здоровой, с
заживленными ранами. Разбудил меня иеромонах нашего монастыря отец Ф., который
принес масло из лампады с могилы старца Феодора. После __________помазания я получил
облегчение, а по прошествии двух недель — полное выздоровление.
Иеродиакон А., насельник Санаксарского монастыря
Насельнику Санаксарского монастыря иеромонаху В. жительница Темникова рассказала,
что испытывала сильные боли в ногах, была прикована к постели. Во сне ей явился монах
с крестом на груди и, проснувшись, она почувствовала облегчение настолько, что смогла
прийти в монастырь. Когда ей показали портрет старца Феодора, она узнала того монаха.
С группой паломников нашего города в июле 1997 года я отправилась в поездку по пяти
монастырям. Посетили и Рождество-Богородичный Санаксарский монастырь. Приехали
туда поздно ночью. В этой гостеприимной обители нас разместили на ночлег в братской
трапезной. Со стен, с потолка на нас смотрели лики святых угодников Божиих. Какая же
благодать ночевать в таком месте!..
В углу трапезной стоит большой портрет санаксарского старца — иеромонаха Феодора
(Ушакова). Строгий лик. Большие скорбные глаза внимательно всматриваются в каждого
из нас. Иноки предложили поужинать, выпить вкусный монастырский квас.
Мы легли спать. Я помолилась. Не спалось. В полудремоте то открою глаза, то опять
закрою. У иконы Божией Матери горела лампадка. Слабый огонек ее бросал легкий отсвет
на портрет батюшки Феодора. Тихо и покойно было на душе. И со мной начал
разговаривать ласковый голос, который спросил: «Матушка, сколько же ты абортов
сделала? Разве можно?» Начал меня как бы учить, вразумлять, что нельзя этого делать,
что дети страдают от этого. И мне показали таких детей, их страдания, но помню смутно:
сидят они на каких-то лавках раздетые, голенькие совсем, некоторые полуодетые. Что-то с
ними делают, но не могу вспомнить, что. Я так расстроилась от увиденного, что не смогла
сразу ответить на вопрос, а потом говорю: «Два или три. Да нет, наверное, три». После
этого я уснула.
Днем, после молебна у схиигумена Иеронима, было елеопомазание. Когда я подошла к
старцу, то первое, что он меня спросил, были слова: «А сколько же вы абортов сделали?»
Я ему ответила: «Два или три. Да нет, наверное, три». Потом батюшка сказал: «Да. Грех.
Большой грех». Повторился точно такой же разговор, какой произошел ночью в
трапезной. Батюшка мне объяснил, как молиться, что я должна делать для спасения своей
души. Сейчас каждый день стараюсь молиться иеромонаху Феодору Санаксарскому,
прошу у него помощи в разных делах.
Раба Божия Татьяна, г. Балаково
Вместе с группой самарских паломников 10 декабря 1997 года я пришла на утреннюю
службу в церковь Санаксарского мужского монастыря с желанием исповедаться и
причаститься Святых Таин Христовых. Было пять часов утра. Вдруг мне захотелось сесть.
Ноги налились тяжестью, и я присела на лавочку, продолжая молиться, испрашивая у
Господа прощения грехов не только себе, но всем прибывшим со мной.
Запомнились слова одного дивеевского старца-странника о том, что нужно приезжать в

Дивеево семьями и молиться Господу, чтобы Он смилостивился над нами, над всем
грешным миром и продлил его существование, то есть отсрочил день Страшного Суда. И
я, грешная, тоже молила Бога об этом. Вдруг мое внимание привлекли облака, которые я
увидела в проеме окна, возле алтаря, на бледно-голубом предрассветном небе. Справа от
окна находилась хоругвь с изображением Владимирской Божией Матери и висела икона
Всех святых. Под иконой стоял большой подсвечник. Облачное небо заполнило все
пространство от иконы до хоругви. «Откуда небо, облака?» — пронеслось у меня в голове.
И я машинально посмотрела на другие окна. За ними тьма, рассвет еще не начинался.
Опять смотрю на то место, где появилось небо. И вдруг увидела на облаках молящегося на
коленях монаха. Необычное поведение и одежда монаха меня удивили. Одежда уж очень
была опрятна, казалось, только что сшита и отглажена. Я тоже поднялась с лавочки, стало
стыдно, что сижу. «Какой благочестивый монах, как молится, весь ушел в молитву! А ты
сидишь, лодырь!» — подумала я со стыдом и со слезами стала просить у Господа прощения.
Но в голове появились лукавые мысли: нарисован, видишь, не шелохнется. И как бы в
ответ на мои сомнения монах поклонился. Я долго созерцала моление монаха и молилась
сама, уже боясь сесть на лавку. Усталости как не бывало. Видение исчезло так внезапно,
что я не успела сообразить, сколько времени оно длилось.
Целый день я ходила и думала: кто же такой этот благочестивый монах? Решилась
спросить у схиигумена Иеронима. Рассказала ему все, как видела. «Кто это?» — спросила я
его. Он выслушал меня внимательно, потом посмотрел на меня, улыбаясь, и говорит: «Это
сам Феодор Ушаков — вот кто!»
Я вспомнила, что как только мы приехали, я сразу, еще не заходя в храм, а только
перекрестившись на него, пошла на могилку старца Феодора. Приложилась ко кресту и
просила подвижника помолиться за меня, грешную, и за моих детей. Вот он и молился. И
мне, недостойной, явился сам и вдохновил меня на молитву. Я верю, что он вымолит у
Господа все, о чем просила.
Не могу объяснить своего состояния, но я, созерцая это видение, была сама вся в молитве.
О, как мне было в этот миг хорошо! Как отрадно душе!
Раба Божия Валентина, г. Самара
Как и большинство людей моего поколения, я родилась и выросла в атеистической среде.
Была и в пионерах, и в комсомоле, состояла и членом партии. К вере пришла милостью
Божией в тридцать три года. Мое обращение в православную веру, изменение или, вернее,
перерождение моего сознания почти полностью связано с Рождество-Богородичным
Санаксарским монастырем. Здесь я впервые исповедовалась, впервые причастилась
Святых Таин. Здесь, милостью Божией и с помощью братии монастыря, зарождалось в
душе моей новое понимание жизни, и душа восставала из той мерзости, в которую я ее
повергала. Здесь я научалась азам христианской жизни.
До приезда в монастырь житейские проблемы захлестывают, и кажется, нет выхода. А вот
побываешь в монастыре, помолишься, постоишь у могилки старца Феодора, побеседуешь
с ним мысленно, расскажешь печали свои, и — о чудо! — все житейское становится мелким,
незначительным, душа успокаивается.
В последние годы я не работаю, но привычка все домашние дела откладывать на субботу
оставалась у меня очень долго. И хотя я понимала, что неправильно поступаю, но
продолжала пропускать всенощную. Оправдывала себя, что это необходимо семье, что
домашние дела тоже важны, что такое мое послушание. Но совесть мучила, и каждую
субботу передо мной вставал вопрос: как же быть? И у духовника я как-то забывала об
этом спросить. Эти мои муки длились с полгода. И вот однажды, вернувшись из
Санаксарского монастыря, где Господь сподобил пожить дней десять, я вижу во сне
старца Феодора, как он изображен на портрете в трапезной: аскетического вида, в черной
мантии, в клобуке. Старец смотрит на меня строгими глазами и, подняв тонкий длинный

палец вверх, говорит дважды: «На всенощную в субботу ходи!» Затем указывает перстом
на меня и повторяет в третий раз: «На всенощную — ходи!» До сего дня, вспоминая об
этом, ясно слышу голос старца, басистый, строгий, слегка старчески надтреснутый.
С тех пор лишь однажды я ослушалась повеления старца, и весь мой труд, что я делала
вместо того, чтобы быть на всенощной, пошел прахом. И как только теперь закрадется
мысль пропустить по неотложности дел или по немощи субботнюю вечернюю службу, в
душе возникает строгий голос старца Феодора: «На всенощную — ходи!»
ТатьянаШлаева, пос. Зубова Поляна, Мордовия
Мне, вдове Валентине Коршуновой, дано послушание строить церковь на месте
уничтоженной в селе Коршуновка Моршанского района Тамбовской области. В этих
трудах надежда только на Господа. Посещая святые места, прошу помощи в
строительстве у всех угодников Божиих. Недавно побывала и в святой обители
Санаксарской и слезно просила отца Феодора (Ушакова) помочь нам. Поставила свечи на
канун и на могилку отца Феодора — и вот результат: на следующей же неделе после моего
возвращения из Санаксара получили помощь, которой как раз хватило на то, чтобы
заказать ограду! После этого попросила сестру Зою, которая поехала в монастырь,
поставить свечку на канун отцу Феодору и на его могилку, и неожиданно получила еще
одно пожертвование. Благодарю Господа и угодника Божия отца Феодора Санаксарского
Председатель приходского совета Никольской церкви Коршунова Валентина
Я работаю на двух работах и подрабатываю швеей дома. И взялась сшить безрукавки для
монастыря: хотелось чем-то помочь Санаксарской обители. И вот шила и боялась, что не
успею сшить к сроку, то есть ко дню отправления в паломническую поездку, а нужно
было сшить тридцать штук. Хотя я и профессиональная швея, но машинка у меня совсем
старая. Я очень переживала, просила помощи Божией в этом деле. И вот, я не знаю, что
это было за видение, вам судить, но помощь мне была оказана. Вижу себя как будто в
комнате, входит преподобный отец Феодор (такой, как в самарской газете «Благовест» №
12 за 1997 год, где я о нем и о монастыре читала), в черной монашеской одежде, положил
руку свою мне на голову и сказал: «Благословляю тебя, не переживай, ты все успеешь
сделать». И я сразу успокоилась, мир воцарился в душе. После этого я на развалюхе-
машинке стала шить очень быстро, и все спорилось у меня. Я по четыре безрукавки в день
сшивала — это кроме того, что делала основную работу и еще один заказ, да еще сторожем
подрабатывала.
Я и не предполагала, что смогу поехать с группой в паломническую поездку, собиралась
передавать безрукавки со своей подругой, потому что денег на поездку у меня не было, — и
вдруг чудо совершилось: меня взяли безплатно добрые люди.
И что еще удивительно: один заказ домашний (ребенку брюки к 1 сентября) я не успевала
выполнить. Так поездку внезапно отложили до следующего дня, этого вполне хватило
доделать заказ. Такой объем работы, что я проделала в те дни, невозможен для одного
человека, вдобавок скажу, что мне делали когда-то операцию на сердце (был врожденный
порок), так что здоровье мое слабое. А тут и про болезни свои забыла, дело спорилось. И я
уверена, что мне помог во всем преподобный отец Феодор Санаксарский, который
заботится о cвоей братии.
Раба Божия Людмила, Саратовская обл., г. Балаково
Наместник Санаксарского монастыря архимандрит Варнава рассказал следующее. В
одной из деревень в окрестностях Темникова в 1995 году произошел несчастный случай.
Была весна, на реке Мокше появились проталины и полыньи. Ребятишки 7 — 12 лет

катались с крутых береговых горок, бегали, играли на льду. Не заметив полыньи, двое
ребят провалились под лед и утонули.
Мать одного из утонувших сразу пришла в Санаксарский монастырь, поведала свою беду
и просила у отца Варнавы с братией святых молитв ко Господу, чтобы найти ребенка. И
вот после братской молитвы у могилы старца Феодора — небесного наставника монастыря
— под утро следующего дня отец мальчика видит сон, в котором ему было указано место
на реке, где он должен искать. Проснувшись, он пошел туда и обнаружил тело сына.
Мать же второго утонувшего только через две недели (когда первый малыш был уже
похоронен) пришла в Санаксар за помощью. Отец наместник попросил братию молиться
Господу и старцу Феодору теперь уже о втором парнишке. И вот под вечер, после
братской молитвы, одному из участников поисковой группы бросился в глаза какой-то
непонятный лоскуток размером не больше половины ладони, тихо качавшийся у берега на
поверхности воды. Когда тронул его багром — оказалось, что это всплывшее пальто
мальчика. Тут же извлекли и его тело, которое исстрадавшиеся родители смогли по-
христиански предать земле.
***
В начале моего дьяконского служения я столкнулся с большой проблемой. По причине
рассеянности и нерасторопности я допускал серьезные ошибки в службе. Это
расстраивало и даже раздражало чередных священников и прочих присутствующих в
храме. Понимая, что помимо людей мое нерадение оскорбляет Господа, я сильно
переживал.
Однажды утром на пути в храм ко мне пришла совершенно ясная мысль обратиться за
помощью к отцу Феодору. Я зашел на его могилу, приложился к кресту и с твердой верой
воззвал к нашему небесному покровителю. В этот день я совершил свое служение хорошо,
допустив лишь незначительную неточность. Я возблагодарил Господа и Его угодника за
помощь. С тех пор я всегда старался перед службой заходить на могилу отца Феодора.
Если же это не удавалось, то даже простое молитвенное обращение к отцу Феодору
помогало мне избегать многих нарушений.
По долгу своего послушания мне приходилось также следить за неугасимой лампадой на
могиле отца Феодора. Футляр, в котором была установлена лампада, был весьма
неудобен, к тому же она сильно коптила и загрязнялась при использовании
морозостойкого масла в холодное время года. Поэтому, когда наступали холода, уход за
лампадой требовал большого терпения.
Как-то раз после вечерней службы я отправился на могилу отцаФеодора, чтобы исполнить
свою каждодневную обязанность. Зимой к этому времени лампада обычно угасала из-за
нагара на фитиле. Я почистил фитиль и попытался зажечь его, но ветер помешал мне
сделать это. После нескольких попыток я почувствовал, что сильно замерз, а пальцы на
холодном ветру совсем потеряли чувствительность. Потеряв всякую надежду, я
малодушно решился оставить это дело до утра. Совесть же не давала мне покоя: «Как
можно оставить незажженной лампаду, огонь в которой должен поддерживаться
постоянно?» К тому же я вспомнил, что не спросил благословения и помощи у того, за
чьей лампадой я ухаживаю. «Отче Феодоре, помоги!» — в мыслях я обратился к нему и
зажег спичку. Трудно сказать, что произошло: то ли ветер ослаб, то ли изменилось его
направление, но лампаду я все-таки зажег. С чувством глубокой признательности я воздал
благодарение Богу и еще более укрепился в надежде на помощь и заступление Его
угодника.
Иеромонах М.

Зовут меня Нина Яковлевна Авдеева (в девичестве Ушакова). Недавно отметила я свое
пятидесятилетие. Основные годы прожиты, как и у многих, в мирской суете: забота о
семье, работа, болезни, воспитание детей…
Сознательно я приняла таинство крещения только в сорок восемь лет, но в Господа верила
всегда, потому что в детстве Он трижды спасал меня от верной гибели.
Много было трудностей и испытаний в жизни, но вот стала я чаще посещать церковь,
усердно молиться дома, а последние три года соблюдать христианские посты — и новые
чувства пришли ко мне: облегчение, радость, умиротворение. И вот в Рождественский
пост 1997 года произошло со мной необычное. Ночью не спалось. Лежу с открытыми
глазами. И вдруг вижу перед собою из темноты возникший светлый лик седовласого
старца с непокрытой головой. А одежды на нем черные, монашеские. От неожиданности я
испугалась. Но старец сразу перекрестил меня трижды. Видение исчезло. Лежу и думаю:
сон это или померещилось мне? Только подумала, как вдруг опять: тьма как бы
расступилась, и я словно с высоты птичьего полета вижу церковь, излучину реки… И все
это — удивительно яркого цвета. Испуг сменился удивлением: что же происходит? И в
третий раз вижу: священник перед маленькой церквушкой, а вокруг него — море людей.
Долгое время я пыталась понять, что это за старец и почему он явился мне? Через год от
иерусалимских паломников ко мне пришло известие о существовании Санаксарского
монастыря. Когда я прочитала об этом, то теплая волна прокатилась по моему сердцу, и с
этого момента я стала мечтать о посещении этих мест. Получив благословение на поездку,
я встретила Светлую Христову Пасху в стенах монастыря. Добиралась, как говорится, «на
ощупь», но, видимо, сам преподобный Феодор помогал мне в пути.
Приехали вечером, отстояли пасхальную службу, а утром, знакомясь с окрестностями,
вдруг узнала и церквушку, и излучину реки, а войдя в трапезную, я обмерла: с портрета
смотрел на меня старец из моего видения — Феодор Ушаков.
Покидаю монастырь с великим ликованием в сердце и надеждой побывать здесь еще.
Нина Авдеева (Ушакова), г. Северодвинск Архангельской области
В мордовском поселке N проживает молодая женщина Лариса. Весной 1999 года она
вышла замуж, с мужем повенчались, и вскоре Лариса забеременела.
У нее и раньше прибаливали почки, а тут вдруг, на втором месяце беременности, здоровье
резко ухудшилось. Врачи поставили диагноз: тяжелая форма пиелонефрита. Были
сильные отеки, анализы показывали очень плохую картину. Болезнь угрожала
преждевременными родами. Врачи настаивали на прерывании беременности и курсе
лечения и направляли больную в Республиканский центр г. Саранска. Лариса
отказывалась лечь в больницу.
Лариса человек малоцерковный, но мать ее верующая, прихожанка местного храма.
Естественно, что своею скорбью о дочери она поделилась в церкви.
Одна из ревностных прихожанок местного храма, раба Божия Лидия — давняя и
постоянная паломница Санаксарского монастыря. В мае 1999 года, после обретения
честных мощей преподобного Феодора, иеромонах монастыря Ф., у которого Лидия
постоянно исповедуется, благословил ей частицу гроба преподобного, которую она
хранила у себя дома. Узнав о тяжелом положении Ларисы, Лидия пришла к ней.
Движимая состраданием и имея несомненную веру в помощь Божию, она сказала Ларисе:
«Ты должна обратиться к Богу, Господь милостив. Сейчас в Санаксарском монастыре
готовится прославление преподобного Феодора, покровителя и молитвенника о нашей
земле. У меня есть частица его святого гроба. Ты должна прежде всего исповедаться за
всю жизнь — искренне, без утайки, а затем причаститься. Потом молись преподобному
Феодору, проси помощи, а частицу его гроба прикладывай к пояснице и ко лбу. А главное
— верь, что Господь по молитвам преподобного Феодора поможет тебе»
Лариса все сделала так, как ей было сказано. Через неделю она почувствовала облегчение:

отеки исчезли, результаты очередных анализов были нормальными. Обрадованная, она
еще усерднее стала молиться. Беременность протекала хорошо. Перед родами Лариса еще
раз исповедалась и причастилась. И в положенный срок родила здоровую девочку.
Заисал иеромонах В.
Летом 1999 года, сразу после прославления преподобного Феодора Санаксарского, в моей
семье произошел следующий случай.
Как-то вечером моя матушка Валентина готовила ужин — варила пельмени. Кастрюля с
кипящим бульоном стояла на плите, крышка была открыта. Маленькая дочь наша,
Гликерия, которой был год и три месяца, сидела тут же в кухне, у стола. Ей пора была
спать, и матушка, взяв ребенка по привычке подмышку и намереваясь унести ее, подошла
__________к плите, чтобы помешать ложкой кипящее варево. В этот момент девочка зацепила ногой
кастрюлю — и кипяток вылился, обварив обе стопочки ног. Ребенок закричал, мы с
матушкой заметались: она сунула ножки ребенка под холодную воду из-под крана, я стал
искать мазь от ожога, звонить в дежурную аптеку, родственникам… Ребенок кричал,
ступни были багрового цвета — для нежной кожи младенца ожог был чрезвычайно силен.
В этой панике мне бросился в глаза стоящий на тумбочке пузырек со святым маслом,
взятым из лампады над мощами преподобного Феодора в дни его прославления; это масло
нам только что привезли наши прихожане, побывавшие в монастыре. Я взял пузырек и
ваткой, омоченной в масле, помазал ножки дочери, горячо молясь преподобному
Феодору, прося его помощи. Прошло несколько минут — и до того разрывавшееся от крика
дите вдруг успокоилось. Мы с матушкой уложили ее в кроватку, и она быстро заснула.
Она спала больше часа, и вдруг мы слышим: она ходит в кроватке. Краснота, вздувшаяся
на обваренных ножках, почти вся сошла, остался один лишь маленький волдырик на
ступне. Более никакого лечения не понадобилось. Но мы с матушкой долго еще не могли
прийти в себя. Это настоящее чудо. Мы благодарим Господа и угодника Его
преподобного Феодора. Низкий поклон Санаксарской братии, просим ваших святых
молитв.
Иерей ВиталийШумилов, настоятель храма во имя Смоленской иконы Божией
Матери, г. Дубна, Московская область.
Я, раба Божия София, получила исцеление у мощей преподобного Феодора Санаксарского
в дни прославления его в июле 1999 года.
Я ехала сюда с такой верой и надеждой на исцеление — и оно произошло. В Москве я
сильно болела, даже передвигалась с великим трудом, дома ходила, что называется, «по
стеночке», но я говорила: «Мне бы только добраться до монастыря…» И вот здесь стояла у
мощей три дня — и молилась, и просила помочь мне: и духовно, и телесно. Но долго не
получала ожидаемого, и только на второй день пришла мысль: покайся в забытом грехе. И
я вспомнила то, что раньше даже не считала за грех. И после того как вспомнила —
полились слезы, я плакала и продолжала стоять у мощей. Слезы были такие благодатные,
слезы очищения… Так мне сейчас легко и отрадно, что не знаю, чему больше радуюсь: что
прошли телесные недуги, или тому, что осознала свой грех, поняла себя, поняла, почему не было покоя в душе, почему меня раздражало многое в этой жизни…
У меня прошло воспаление уха, оно у меня щелкало, щелкало все это время, пока я стояла
у мощей; были спазмы сосудов головы, и я чувствовала во время стояния, как проходили
какие-то импульсы в голове, то есть я ощущала, как шло исцеление. Еще у меня болели
суставы плечевые (артроз), и я чувствовала, как ходит боль с одного плеча в другое и под
лопатку, то есть я все это ощущала физически и так же физически ощущала какие-то
волны, которые исходили от мощей.
Еще хочу добавить, что все те дни перед прославлением я ежедневно приходила к

маленькой монастырской кладбищенской церкви, меня тянуло к этому храму, он был
закрыт, но я сидела возле него допоздна на бревнышках, и это место было для меня какое-
то благодатное. И однажды, 9-го числа, накануне торжеств, я вдруг на куполе этого храма,
на какие-то полминуты, увидела образ… одним словом, увидела преподобного Феодора.
Но он не был таким строгим, как на портрете в трапезной, он был очень добрый,
благостный. Я теперь только узнала, что в то время в церкви кладбищенской находились
мощи, которые 10 июля на всенощной торжественно перенесли в соборный монастырский
храм, но тогда я об этом не знала — и все ходила туда, утром по росе, днем, вечером,
сидела на бревнышках…
Я так благодарна Богу за то, что Он сподобил меня побывать здесь, в Санаксарском
монастыре, и я буду молиться преподобному Феодору до конца своей жизни.
София Мельникова, г.Москва.__

Память — 4 марта (в високосный год 3 марта), 4 мая

Преподобный Феодор Санаксарский родился в 1718 году в сельце Бурнаково Романовского уезда Ярославской провинции, в родовом имении благочестивых дворян Игнатия и Ирины Ушаковых, и при святом крещении был наречен Иоанном. Когда Иоанну было шесть лет, у него умерла мать. Вскоре отец женился второй раз. Родители воспитывали Иоанна в вере и благочестии.

Когда Иоанн достиг совершеннолетия, его родители, как люди состоятельные, определили юношу на воинскую службу в гвардейский Преображенский полк в Санкт-Петербурге, где за особое усердие Иоанна вскоре произвели в сержанты.

Живя в столице, в довольстве, среди веселых и беспечных товарищей, среди раздольного быта и увеселений, обычных тогда в столице и гвардии, молодой Иоанн Ушаков легко мог бы со временем потерять свои благочестивые природные наклонности, но Господь не оставил юношу погибнуть в развращении и сподобил его прийти к покаянию. Во время обычного шумного собрания гвардейцев-товарищей, в самый разгар веселья, один из юношей, бывший до того совершенно здоров и весел, внезапно упал замертво. Увидев умершего товарища, Иоанн, словно очнувшись от обаяния мирских соблазнов, внезапно осознал всю непрочность того, что люди называют счастьем.

Тотчас же решился юноша оставить всё: воинский чин, друзей, родителей и всю красоту этого мира, и тайно бежать в пустыню. Иоанн, наскоро собравшись, спешно выехал из столицы с одним слугой, как бы в родительский дом. Отъехав несколько верст от города, юноша отпустил слугу обратно, а сам переоделся в нищенскую одежду и пошел на берега Двины в поморские леса. Там молодой подвижник нашел в чаще опустевшую келью и жил в ней один более трех лет, подвизаясь в посте, молитве и терпении скорбей.

Вскоре местное начальство усилило гонения на раскольников, селившихся в северных лесах, и пустынников, проживавших без документов. И Иоанн вынужден был перейти в Площанскую пустынь Орловской губернии. Там Иоанна поселили в одной из отдаленных келий в лесу. Но при очередной проверке Иоанн был взят как неимеющий вида. При допросе он откровенно сказал, что тайно ушел из службы в гвардии, а потому сразу был доставлен в Санкт-Петербург к императрице Елисавете Петровне.

По Петербургу, а в особенности в гвардейских полках, быстро пронеслась весть, что сержант Ушаков сыскан. Многие собрались посмотреть на молодого подвижника. За прошедшие шесть лет Иоанн сильно изменился, и трудно было в этом изможденном постом человеке узнать блестящего гвардейца, веселого товарища по столичным забавам и развлечениям. От великого воздержания Иоанн был сух и бледен лицом, одет лишь во скудную власяницу, подпоясан простым ремнем. Но особенно поражала всех лежащая на нем печать глубокого смирения. Видя это, многие умилялись и клали в своем сердце намерение оставить мир. «Не вменяю тебе побега в проступок и жалую прежним чином», — сказала Императрица Елизавета Петровна, но он попросил только одного: «Дайте мне умереть монахом». Феодор хотел подвизаться в Саровской пустыни, но для принятия монашеского пострига его оставили в Александро-Невской лавре Санкт-Петербурга.

После трех лет послушания 13 августа 1748 года тридцатилетний Иоанн Ушаков был пострижен в монахи с именем Феодор. При постриге присутствовала императрица Елисавета Петровна.

Видя и зная истинно подвижническую жизнь преподобного Феодора, Государыня была к нему по-матерински милостива и внимательна, А наследник, впоследствии император, Петр Феодорович и вовсе любил при случае повторить, что в «Александро-Невском монастыре только один монах – Ушаков», — уважая его подлинное благочестие и добродетели.

Вскоре петербургские жители, хотящие жить в мире богоугодно, начали приходить к нему за советом и утешением. Но жившие в обители ученые монахи, из зависти, а затем и ненависти, начали жаловаться, что простой-де монах привлекает к себе народ, беспокоит обитель и производит соблазн. Чада старца многие годы всё терпели со смирением, принимая поношения с радостью. Но настолько возросла злоба вражия, что уже и к смерти готовился святой Феодор, но, не желая мстить, все терпел великодушно, молясь за своих обидчиков, хотя и имел возможность доложить императрице о творящихся беззакониях.

Потерпев таким образом девять лет, преподобный Феодор просил начальство Лавры отпустить его в Саровскую пустынь. Получив желаемое увольнение, преподобный исходатайствовал у Священного Синода отпускные грамоты для своих духовных чад, желавших следовать за старцем в Саров, и в 1757 году выехал из Петербурга.

Не доезжая 60-ти верст до Сарова, прибыл в Арзамас, старец поместил немногих своих учениц в Никольском монастыре, а сам с учениками поселился в Саровской пустыни. Вскоре умножившиеся ученицы преподобного были переведены в Алексеевскую общину, где жили в строгом следовании уставу, данном старцем.

Прожив в Саровской пустыни два года, преподобный Феодор, видя растущее число своих учеников, счел неудобным руководить ими, так как и сам был лишь послушник саровский. Наученный горьким опытом старец просил отцов саровских дать ему обедневшую Санаксарскую обитель, находящуюся в трех верстах от уездного города Темникова, на левом берегу реки Мокши.

В 1759 году преподобный переселился в Санаксарскую пустынь со всеми своими учениками. К приезду старца единственная церковь обители была ветха и бедна, деревянные кельи и ограда почти развалились, кровли сгнили. Много старания пришлось приложить старцу для возрождения Санаксарской обители. В строительстве отцу Феодору помогали средствами благотворители, почитавшие его за добродетельную жизнь в Александро-Невской Лавре. Преосвященный Пахомий, Епископ Тамбовский, призвал к себе преподобного и умолял его быть в Санаксаре настоятелем, приняв священство. Старец по смирению отказывался от хиротонии, но, убежденный епископом, 13 декабря 1762 года был рукоположен в иеромонаха.

Настоятелем преподобный Феодор был твердым и строгим. На богослужения посвящалось в сутки часов девять, а в воскресные и полиелейные дни – десять и более того; при всенощном бдении до двенадцати. В церкви он требовал раздельного неспешного чтения. Старец завел в обители личное руководительство братии и полное откровение помыслов. Днем или ночью всякий мог идти к настоятелю. При выходе от старца чувствовалась на душе свобода и тишина. Пища в обители была самая грубая. На монастырские послушания выходили все, во главе с настоятелем. Избегая поводов тщеславия, он не постился более, чем было установлено, и на братской трапезе питался наравне со всеми, беря всего понемногу.

Когда были вырыты рвы в основании каменной двухэтажной церкви, во время молебна прилетел рой пчел и сел на горнем месте будущего алтаря, прообразуя обильную благодать в обители и множество монахов в ней. С тех пор, от прилетевшего роя, в обители повелись пчелы. Из числа учеников старца впоследствии вышло несколько настоятелей, вдохнувших новую иноческую жизнь в упадавшие монастыри. Сам преподобный управлял двумя монастырями: своим и арзамасской женской Алексеевской общиной, которую он основал.

Но старца вновь ждало тяжелое испытание. По ложному доносу Темниковского воеводы Неелова старец в 1774 году был сослан в Соловецкий монастырь. Для допросов отец Феодор был вызван в Воронеж, а оттуда заехал в Задонский монастырь к пребывающему там на покое святителю Тихону. Он принял отца Феодора с великой любовью. Три дня продолжалась между ними духовная беседа. При отъезде святитель Тихон провожал отца Феодора через весь монастырь, низко кланяясь напоследок. В Соловецком монастыре старец прожил девять лет в строгом заключении, нуждаясь в самом необходимом и испытывая страдания от холода. Но и в месте заключения братия Санаксарской обители и сестры арзамасской Алексеевской общины не оставляли своего любимого наставника, оказывая материальную поддержку и испрашивая его молитв.

Наконец, по ходатайству митрополита Санкт-Петербургского Гавриила и Высочайшему повелению Екатерины II отец Феодор получил полную свободу и возвратился в Санаксарскую обитель. В любимой обители старец продолжал усердно работать Господу.

И опять многие из приезжавших и из братии стали ходить для наставлений и бесед к отцу Феодору. Настоятель, хоть и бывший ученик старца, посчитал себя униженным и стал жаловаться епархиальному начальству, будто тот смущает обитель. Вследствие разбора дела, вход к преподобному, даже с духовными нуждами, был воспрещен. По прошествии нескольких лет, в 1788 году, настоятель отец Венедикт умер. После его кончины преподобный, получив свободу и разрешение на выезды, поехал в Арзамас к своим духовным детям. Это посещение Арзамасской общины было последним. Потом он заехал в Саровскую пустынь и поспешил в Санаксар.

После непродолжительной болезни отец Феодор скончался в ночь на 4 марта1791 года Тело его, хотя и лежавшее в теплой келье до погребения, не издавало запаха тления. На могильной плите была сделана надпись: «Здесь погребен 73-летний старец иеромонах Феодор, по фамилии Ушаков, возобновитель Санаксарского монастыря, который пострижен в Александро-Невской Лавре, продолжал монашеское житие 45 лет; со всеми видами истинного христианина и доброго монаха 19 февраля 1791 года скончался».

В 1999 году преподобный Феодор Санаксарский был прославлен в лике местночтимых святых Саранской епархии. В 2004 году Архиерейским соборомРусской Православной Церкви канонизирован для общецерковного почитания. Его мощи находятся в соборном храме Рождества Богородицы Санаксарского монастыря.

Племянник преподобного Феодора Санаксарского – блестящий флотоводец адмирал Федор Ушаков, выйдя в отставку, также жил возле Санаксарского монастыря, скончался в 1817 году и был похоронен возле своего дяди. Вместе со своим преподобным сродником он прославлен в лике святых Русской Православной Церкви в 2004 году.

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Арзамасского благочиния Нижегородской епархии обязательна

Прп. Феодор Санаксарский

Феодор (Ушаков), Санаксарский (1718 — 1791), иеромонах, преподобный

Память 19 февраля, 21 апреля (обрет. мощей), в Соборах Брянских, Ростово-Ярославских и Тамбовских святых

В миру Иван Игнатьевич Ушаков, родился в 1718 г. и принадлежал к потомственному дворянскому роду Ушаковых. В молодости Иван Игнатьевич служил в Преображенском полку в Петербурге, но один случай заставил молодого сержанта сменить гвардейский мундир на убогую монашескую рясу. Однажды, когда Иоанн находился в веселой компании, один из товарищей неожиданно упал на пол и тотчас умер. Смерть юноши так сильно повлияла на Иоанна, что он тайно бежал из Петербурга.

Три года он прожил на берегах Двины, потом, когда перешел в Площанскую пустынь Орловской губернии, был найден сыскной командой. В Петербурге на вопрос императрицы Елизаветы Петровны о причинах своего побега Иван Игнатьевич откровенно ответил, что спасение души предпочитает всем сокровищам мира сего. По его просьбе, он был уволен в монашеское звание. После трехлетнего пребывания в Александро-Невской Лавре, в 1747 г. был пострижен с именем Феодор.

В Лавре Феодор подвизался около десяти лет, был отмечен как истинный монах будущим Императором Петром III. Нашлось, однако, много завистников его славе, и в 1757 г. Феодор отправился давно желанную Санаксарскую пустынь Темниковского уезда Тамбовской губернии.

В то время Санаксарская обитель была бедной и полупустой. Феодор энергично взялся за благоустройство монастыря. В 1762 г. Тамбовский епископ Пахомий (Симанский), зная о. Феодора, призвал его к себе, убеждая принять священство и стать настоятелем. По своему смирению старец долго отказывался, но все же был убежден епископом и рукоположен в иеромонахи с поручением нести обязанности настоятеля Санаксарской пустыни.

По уставу, положенному Феодором, богослужения в обители совершались по 10-12 часов. Каждый брат был обязан немедленно исповедовать любой помысел своему духовнику. На общей трапезе присутствовали все монахи, за исключением тяжело больных. Пища была простой и умеренной, без пирогов и белого хлеба, который не полагалось вкушать даже на Пасху. В кельях не полагалось иметь никаких запоров. Каждому брату для назидания выдавались из библиотеки одна-две книги. На общие монастырские труды — на покосы, ловлю рыбы — обязаны были ходить все. С братией выходил на работы и сам настоятель.

Для духовно-нравственного просвещения Феодор постоянно говорил общие поучения для братии — в храме, трапезе и в кельях, научая отсекать свою волю, внимать советам старцев и подвизаться тесным, скорбным путем. Не оставлял о. Феодор без наставлений и мирян, обращавшихся за утешением и вразумлением. Богатым советовал не прилепляться к богатству, уделяя из него бедным, бедняков призывал к неленостному труду и честному исполнению своих обязанностей.

Сама жизнь настоятеля была поучительной — старца отличали смиренномудрие, кротость, незлобие, прямодушие и одинаковая по отношению ко всем ласковость.

При такой благочестивой жизни Феодора имя его становилось все более известным, и к нему стремились многие люди. В 1765 г. по указу Императрицы Санаксарская пустынь стала именоваться Богородицким монастырем. С этого времени увеличилось число братии, и трудами о. Феодора на пожертвования благотворителей, в том числе Екатерины II, вместо деревянной церкви была выстроена каменная двухэтажная.

Когда Феодор оставил Александро-Невскую Лавру, за ним вместе отправились многие его ученики и ученицы из Петербурга. Учениц Феодор разместил в Николаевском женском монастыре в Арзамасе, затем они были переведены в Алексеевский девичий монастырь. Хотя община управлялась настоятельницей, благочестивые труженицы всегда обращались за советами к отцу Феодору.

Со временем о. Феодору пришлось пережить тяжелое испытание. По доносу Темниковского воеводы, основанному на ложных обвинениях, старец в 1774 г. был сослан в Соловецкий монастырь. Для допросов о. Феодор был вызываем в Воронеж, а оттуда заезжал в Задонский монастырь к пребывающему там на покое святителю Тихону. Он принял о. Феодора с великой любовью. Ученики святителя говорили, что никому другому он не был так рад, как о. Феодору; три дня продолжалась между ними духовная беседа. При отъезде святитель Тихон провожал о. Феодора через весь монастырь, очень низко кланяясь напоследок. В Соловецком монастыре старцу пришлось прожить девять лет в строгом заключении, нуждаясь в самом необходимом и испытывая страдания от холода и сильного угара. Не раз о. Феодор был близок к смерти, и его едва живого выносили из кельи и оттирали снегом.

Но и в этом месте заключения братия Санаксарской обители и сестры Алексеевской общины не оставляли своего любимого наставника, оказывая материальную поддержку и испрашивая молитв к прохождению трудных путей монашества.

Наконец, по ходатайству митрополита Санкт-Петербургского Гавриила и Высочайшему повелению Екатерины II о. Феодор получил полную свободу и возвратился в родную Санаксарскую обитель. С великой радостью монахи и монахини встречали своего любимого духовного отца, плача от радости, целуя ему руки и кланяясь до земли в ноги. Преподав пастырское благословение, он благодарил всех за память и любовь.

Водворившись в своей любимой обители, старец продолжал усердно работать Господу. После непродолжительной болезни о. Феодор скончался в ночь на 19 февраля 1791 г. Он был погребен в обители, могила ограждена чугунной решеткой, а на могиле положена плита с надписью о времени кончины подвижника и восстановителя Санаксарской обители.

Святые мощи прп. Феодора были обретены 4 мая 1999 года.

10-11 июля 1999 года в Санаксарском Рождество-Богородичном монастыре торжественно прославлен в лике местночтимых святых Саранской епархии.

6 октября 2004 года определением Архиерейского Собора Русской Православной Церкви был причислен к лику общецерковных святых.

Тропарь, глас 4.

От юности твоея сынове Христа возлюбил еси, и токмо Господеви служити восхотев, благую часть избрал еси, яже не исхищается смертию. Единому на потребу себе предав и Жизни Подателю, от Него же сподобился еси даров божественного учительства и духовного разсуждения, окормляя всех прибегающих к тебе и ищущих души спасение, богомудре старче Санаксарский Феодоре.

Литература

  • Жизнеописание и наставления старца иеромонаха Феодора (Ушакова), восстановителя и настоятеля Санаксарской обители. Темников, 1992.

Краткое житие преподобного Феодора Санаксарского

Пре­по­доб­ный Фе­о­дор Са­нак­сар­ский (в ми­ру дво­ря­нин Иван Иг­на­тье­вич Уша­ков) ро­дил­ся в 1718 го­ду в сель­це Бур­на­ко­во Ро­ма­нов­ско­го уез­да Яро­слав­ской про­вин­ции. Ро­ди­те­ли опре­де­ли­ли юно­шу на во­ин­скую служ­бу в гвар­дей­ский Пре­об­ра­жен­ский полк в Санкт-Пе­тер­бур­ге, где вско­ре он был про­из­ве­ден в сер­жан­ты. Во вре­мя обыч­но­го шум­но­го со­бра­ния гвар­дей­цев, в са­мый раз­гар ве­се­лья, один из юно­шей вне­зап­но упал за­мерт­во. Уви­дев умер­ше­го без по­ка­я­ния то­ва­ри­ща, Иоанн осо­знал непроч­ность мир­ско­го сча­стья. По­сле это­го, бу­дучи два­дца­ти лет от­ро­ду, Иван Уша­ков оста­вил бле­стя­щую сто­лич­ную жизнь гвар­дей­ско­го офи­це­ра и из­брал сте­зю от­шель­ни­ка. Бо­лее трех лет он в оди­но­че­стве под­ви­зал­ся в лес­ной ча­ще на бе­ре­гах Дви­ны, а за­тем в Пло­щан­ской пу­сты­ни Ор­лов­ской гу­бер­нии, в от­да­лен­ной лес­ной ке­лии. Как не име­ю­щий пас­пор­та, Иоанн был взят сыск­ной ко­ман­дой и до­став­лен в Санкт-Пе­тер­бург. Шесть лет тяж­ких ис­пы­та­ний, ли­ше­ний и скор­бей из­ме­ни­ли его неузна­ва­е­мо. Он был сух и бле­ден ли­цом, одет во вла­ся­ни­цу, под­по­я­сан про­стым рем­нем. Но осо­бен­но по­ра­жа­ла всех ле­жа­щая на нем пе­чать глу­бо­ко­го сми­ре­ния. «Не вме­няю те­бе по­бе­га в про­сту­пок и жа­лую преж­ним чи­ном», – ска­за­ла Им­пе­ра­три­ца Ели­за­ве­та Пет­ров­на. На это он от­ве­тил сми­рен­ной прось­бой — дать уме­реть мо­на­хом. По­сле трех­лет­не­го по­слуш­ни­че­ско­го ис­ку­са в Алек­сан­дро-Нев­ской Лав­ре, 13 ав­гу­ста 1748 го­да трид­ца­ти­лет­ний Иоанн Уша­ков был по­стри­жен в мо­на­хи с име­нем Фе­о­дор.

Пре­по­доб­ный все­гда же­лал под­ви­зать­ся в Са­ров­ской оби­те­ли, и в 1757 го­ду вы­ехал из Санкт-Пе­тер­бур­га. С ним вы­еха­ли неко­то­рые уче­ни­ки и уче­ни­цы. Ста­рец по­ме­стил уче­ниц в Ар­за­мас­ском де­ви­чьем Ни­коль­ском мо­на­сты­ре, а сам с уче­ни­ка­ми по­се­лил­ся в Са­ров­ской пу­сты­ни. Вско­ре уче­ни­цы пре­по­доб­но­го пе­ре­ве­де­ны бы­ли в Алек­се­ев­скую об­щи­ну, где жи­ли в стро­гом сле­до­ва­нии уста­ву, дан­но­му стар­цем.

Про­жив в Са­ров­ской пу­сты­ни два го­да, отец Фе­о­дор возы­мел на­ме­ре­ние воз­об­но­вить обед­нев­шую Са­нак­сар­скую оби­тель, на­хо­дя­щу­ю­ся в трех вер­стах от уезд­но­го го­ро­да Тем­ни­ко­ва, на ле­вом бе­ре­гу ре­ки Мок­ши. К при­ез­ду от­ца Фе­о­до­ра един­ствен­ная цер­ковь оби­те­ли бы­ла вет­ха и бед­на, де­ре­вян­ные ке­льи и огра­да по­чти раз­ва­ли­лись, кров­ли сгни­ли. В стро­и­тель­стве от­цу Фе­о­до­ру по­мо­га­ли сред­ства­ми бла­го­тво­ри­те­ли, по­чи­тав­шие его за доб­ро­де­тель­ную жизнь в Алек­сан­дро-Нев­ской Лав­ре. Прео­свя­щен­ный Па­хо­мий, Епи­скоп Там­бов­ский, при­звал к се­бе пре­по­доб­но­го и умо­лял его быть в Са­нак­са­ре на­сто­я­те­лем, при­няв свя­щен­ство. Ста­рец по сми­ре­нию от­ка­зы­вал­ся от хи­ро­то­нии, но, убеж­ден­ный епи­ско­пом, 13 де­каб­ря 1762 го­да был ру­ко­по­ло­жен в иеро­мо­на­ха. На­сто­я­те­лем пре­по­доб­ный Фе­о­дор был твер­дым и стро­гим. На бо­го­слу­же­ния по­свя­ща­лось в сут­ки ча­сов де­вять, а в вос­крес­ные и по­ли­е­лей­ные дни — де­сять и бо­лее то­го; при все­нощ­ном бде­нии до две­на­дца­ти. В церк­ви он тре­бо­вал раз­дель­но­го неспеш­но­го чте­ния. Ста­рец за­вел в оби­те­ли лич­ное ру­ко­во­ди­тель­ство бра­тии и пол­ное от­кро­ве­ние по­мыс­лов. Днем или но­чью вся­кий мог ид­ти к на­сто­я­те­лю. При вы­хо­де от стар­ца чув­ство­ва­лась на ду­ше сво­бо­да и ти­ши­на.

Пи­ща в оби­те­ли бы­ла са­мая гру­бая. На мо­на­стыр­ские по­слу­ша­ния вы­хо­ди­ли все, во гла­ве с на­сто­я­те­лем. Из­бе­гая по­во­дов тще­сла­вия, он не по­стил­ся бо­лее, чем бы­ло уста­нов­ле­но, и на брат­ской тра­пе­зе пи­тал­ся на­равне со все­ми, бе­ря все­го по­не­мно­гу.

Ко­гда бы­ли вы­ры­ты рвы в ос­но­ва­нии ка­мен­ной двух­этаж­ной церк­ви, во вре­мя мо­леб­на при­ле­тел рой пчел и сел на гор­нем ме­сте бу­ду­ще­го ал­та­ря, про­об­ра­зуя обиль­ную бла­го­дать в оби­те­ли и мно­же­ство мо­на­хов в ней. С тех пор, от при­ле­тев­ше­го роя, в оби­те­ли по­ве­лись пче­лы.

Но стар­ца вновь жда­ло тя­же­лое ис­пы­та­ние. По лож­но­му до­но­су Тем­ни­ков­ско­го во­е­во­ды Нее­ло­ва ста­рец в 1774 го­ду был со­слан в Со­ло­вец­кий мо­на­стырь. Для до­про­сов отец Фе­о­дор был вы­зван в Во­ро­неж, а от­ту­да за­ехал в За­дон­ский мо­на­стырь к пре­бы­ва­ю­ще­му там на по­кое Свя­ти­те­лю Ти­хо­ну. Он при­нял от­ца Фе­о­до­ра с ве­ли­кой лю­бо­вью; три дня про­дол­жа­лась меж­ду ни­ми ду­хов­ная бе­се­да. При отъ­ез­де свя­ти­тель Ти­хон про­во­жал от­ца Фе­о­до­ра через весь мо­на­стырь, низ­ко кла­ня­ясь на­по­сле­док. В Со­ло­вец­ком мо­на­сты­ре ста­рец про­жил де­вять лет в стро­гом за­клю­че­нии, нуж­да­ясь в са­мом необ­хо­ди­мом и ис­пы­ты­вая стра­да­ния от хо­ло­да и силь­но­го уга­ра. Не раз его ед­ва жи­во­го вы­но­си­ли из ке­льи и от­ти­ра­ли сне­гом. Но и в ме­сте за­клю­че­ния бра­тия Са­нак­сар­ской оби­те­ли и сест­ры Алек­се­ев­ской об­щи­ны не остав­ля­ли сво­е­го лю­би­мо­го на­став­ни­ка, ока­зы­вая ма­те­ри­аль­ную под­держ­ку и ис­пра­ши­вая его мо­литв.

На­ко­нец, по хо­да­тай­ству мит­ро­по­ли­та Санкт-Пе­тер­бург­ско­го Гав­ри­и­ла и Вы­со­чай­ше­му по­ве­ле­нию Ека­те­ри­ны II отец Фе­о­дор по­лу­чил пол­ную сво­бо­ду и воз­вра­тил­ся в Са­нак­сар­скую оби­тель. В лю­би­мой оби­те­ли ста­рец про­дол­жал усерд­но ра­бо­тать Гос­по­ду. По­сле непро­дол­жи­тель­ной бо­лез­ни отец Фе­о­дор скон­чал­ся в ночь на 19 фев­ра­ля 1791 г. Те­ло его, хо­тя и ле­жав­шее в теп­лой ке­лье до по­гре­бе­ния, не из­да­ва­ло за­па­ха тле­ния. На мо­ги­ле пре­по­доб­но­го бы­ла по­ло­же­на ас­пид­но­го кам­ня пли­та с над­пи­сью: «Здесь по­гре­бен 73-лет­ний ста­рец иеро­мо­нах Фе­о­дор, по фа­ми­лии Уша­ков, воз­об­но­ви­тель Са­нак­сар­ско­го мо­на­сты­ря, ко­то­рый по­стри­жен в Алек­сан­дро-Нев­ской Лав­ре, про­дол­жал мо­на­ше­ское жи­тие 45 лет; со все­ми ви­да­ми ис­тин­но­го хри­сти­а­ни­на и доб­ро­го мо­на­ха 19 фев­ра­ля 1791 го­да скон­чал­ся».

Пле­мян­ник пре­по­доб­но­го Фе­о­до­ра Са­нак­сар­ско­го — бле­стя­щий фло­то­во­дец адми­рал Фе­дор Уша­ков, вый­дя в от­став­ку, так­же жил воз­ле Са­нак­сар­ско­го мо­на­сты­ря, скон­чал­ся в 1817 го­ду и был по­хо­ро­нен воз­ле сво­е­го дя­ди. Вме­сте со сво­им пре­по­доб­ным срод­ни­ком он про­слав­лен в ли­ке свя­тых Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви.

Па­мять пре­по­доб­но­го Фе­о­до­ра Са­нак­сар­ско­го празд­ну­ет­ся в день его кон­чи­ны – 19 фев­ра­ля (по ста­ро­му сти­лю) (4 мар­та, а в ви­со­кос­ный год 3 мар­та по но­во­му сти­лю), а так­же в день об­ре­те­ния его мно­го­це­леб­ных мо­щей – 21 ап­ре­ля (4 мая н. ст.).

Тропарь преподобному Феодору Санаксарскому

глас 4

От юности твоея сынове Христа возлюбил еси, и токмо Господеви служити восхотев, благую часть избрал еси, яже не исхищается смертию. Единому на потребу себе предав и Жизни Подателю, от Него же сподобился еси даров божественного учительства и духовного разсуждения, окормляя всех прибегающих к тебе и ищущих души спасение, богомудре старче Санаксарский Феодоре.

преподобного Феодора Санаксарского

Вопрос. Как могу разуметь, что есть добродетель и что есть грех?

Ответ. Добродетель есть исполнение заповедей Божиих, а грех есть нарушение их.

Вопрос. Каковы плоды добродетели?

Ответ. Первый плод добродетели есть презрение вещей земных, радость же о небесных, по слову Апостола: «их же око не виде, и ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша, яже уготова Бог любящим Его» (1 Кор. 2:9); а чтобы все сие получить, нужны плоды добродетели, указанные в словах Господа о блаженствах: «Блажени нищие духом», то есть сознающие свою нищету и лишение добродетелей; «блажени плачущии», то есть о том, чтобы ради нищеты не лишиться милости Господней. И еще: «Блажени милостивии, блажени чистии сердцем, блажени миротворцы, блажени изгнани правды ради…» (Мф. 5:3–10).

К этому и святой апостол Павел присово-купляет, говоря: «плод духовный есть: любы, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание…. А иже Христовы суть, плоть распяша со страстьми и похотьми» (Гал. 5:22–24), и этим выражает добровольное распятие, особенно для монашествующих.

Вопрос. Каковы плоды греха?

Ответ. Плоды греха суть: сладострастное и миролюбное житие непеременяемое , о котором святой апостол Иаков ясно говорит: «прелюбодеи и прелюбодейцы, не весте ли, яко любы мира сего вражда Богу есть; иже бо восхощет друг быти миру, враг Божий бывает» (Иак. 4:4). Миром апостол называет сладострастную постоянную человеческую любовь: или к богатству, или к человеческой славе, или к роскоши, и ко всякому прохладному, покойному и плотоугодному житию. И опять святой апостол Павел эту сластолюбивую человеческую жизнь называет плотским мудрованием: «мудрование плотское вражда на Бога: закону бо Божию не покаряется, ниже бо может» (Рим. 8:7), – доколе человек закосневает в такой сластолюбивой жизни. Страсть есть постоянная преступная любовь к какому-либо предмету; миролюбцы погрязают в трех первых душегубительных страстях: в славолюбии, сребролюбии и сластолюбии; а от этих трех страстей, как из неиссякаемых источников, разливаются и прочие многие греховные источники, например: обида ближнего, зависть, ненависть, злопамятство, гнев, гордость, ложь, клевета, укоризна, насмешки, обманы, воровство, скупость, немилосердие, лицемерное человекоугодие, содружество , пиршества с бесчинными веселостями, пьянство, блуд, сквернословие, кощунство и всякая греховная нечистота. Христос Спаситель говорит: «всякое слово праздное, еже аще рекут человецы, воздадят о нем слово в день судный» (Мф. 12:36). И еще: «горе вам смеющимся ныне, яко возрыдаете и восплачете» (Лк. 6:25). И опять: «внемлите же себе, да не когда отягчают сердца ваша объядением и пиянством, и печальми житейскими, и найдет на вы внезапу день судный» (Лк. 21:34). Святой апостол Павел говорит: «слово гнило да не исходит из уст ваших… И не оскорбляйте Духа Святаго Божия, им же знаменастеся в день избавления» (Еф. 4:29–30). Слово гнилое – то же, что и праздное, то есть кощунное, смехотворное. И опять тот же святой апостол говорит: «умертвите убо уды ваша, яже на земли: блуд, нечистоту, страсть, похоть злую и лихоимание, еже есть идолослужение, их же ради грядет гнев Божий на сыны противления» (Кол. 3:5–6).

А для исполнения заповедей Божиих и побеждения диавола и душегубительных его страстей необходимо нам иметь всегдашнюю память о Боге и молитву, чтобы получать помощь Господню, с которой бы возмогли мы стоять против всех козней диавольских.

ЧТО УГОДНО БОГУ И ЧТО ПРОТИВНО ЕМУ?

Хотящему получить милость Божию, надобно сохранить заповеди Господни; а заповеди Божии повелевают отступить от злых дел, творить же добродетель.

Чтобы отступить от злых дел, надобно не обижать друг друга, не красть чужое или не захватывать как-либо обманом, не лгать, не иметь брани между собою, не гневаться, не злопамятствовать, не быть блудником, ни пьяницею, ни смехотворцем, сквернословцем и празднословцем, не быть скоморохом и плясуном, не быть делателем волшебства и прочих еретических дел, и в болезнях от таковых не пользоваться. Сие все противно Богу.

Чтобы благоугодить Богу, необходимо молиться Ему сокрушенным сердцем, да отпустит нам согрешения наша, да милостивно устроит жизнь нашу, и благодарить за все Его к нам милости. В праздники Господни ходить в церковь Божию, во всем слушать, что повелевает святая Церковь, а прочие дни трудиться без лености, кто какое дело имеет, и от своих трудов давать милостыню убогим и в церковь Божию приношения; друг другу помогать в нуждах; кто с кем имел вражду, прощать без гнева; всякие безвинно случающиеся беды, напасти или другие какие нужды терпеть без печали, с благодарением Богу. Всегда иметь страх Божий в своей памяти, дабы не мучиться вечно, и просить всегда Бога, чтоб учинил нас быть во Царствии Небесном. Сие все угодно Богу.

О ПОСЛУШАНИИ

Ученик. Что есть послушание?

Старец. Послушание есть отвержение своей воли и повиновение, во всем законном и невредном для нас, как настоятелю, так и всей во Христе братии: что повелено будет от кого, если оно не душевредное, то и исполнять.

О СМИРЕНИИ

Ученик. Что есть смирение?

Старец. Смирение состоит в том, чтобы не думать о себе ничего великого и высокого как пред Богом, так и пред людьми: пред Богом потому, что всегда ты грешник, хотя бы что и сделал доброе, но должен знать, что сделал это не сам собою, а единственно при помощи Господней, по слову апостола: «не яко довольни есмы от себе помыслити что, яко от себе, но довольство наше от Бога» (2 Кор. 3:5). Поэтому отнюдь не думай о себе что-либо великое, а более всего помни слово пророческое о себе: «аз же есмь червь, а не человек, поношение человеков и уничижение людей» (Пс. 21:7). Пред людьми почитай себя последним и, живя в братстве, все последнее избирай: люби последнее между ними место, упреждай поклоном братию, одежды люби самые простые, и всякие трудные дела исправляй безропотно, и молчание храни: если что и скажешь необходимое, то и говори степенно, кротко и со смирением. Будучи укоряем и терпя досаду от других, не гневайся, а только думай, что ты самый последний и раб всем: вот в чем совершенное смирение.

О ТЕРПЕНИИ

Ученик. Что есть терпение?

Старец. Терпение в том состоит, чтобы во всех прискорбных и трудных обстоятельствах не унывать и не печалиться, как в телесных трудах, так и в душевных помыслах, но мужественно и благодушно претерпевать все злострадания даже до смерти, в надежде на милосердие Божие, по слову Господню: «приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы» (Мф. 11:28).

И еще: «претерпевый же до конца, той спасен будет» (Мф. 10:22).

О ВОЗДЕРЖАНИИ

Ученик. Что есть воздержание?

Старец. Воздержание есть умеренность во всем, кроме необходимого, и удержание излишних похотений, по слову апостола: «плоти угодия не творите в похоти» (Рим. 13:14). Воздержание необходимо в разных отношениях: в отношении к чреву, к языку, зрению, слуху и ко всякой мысленной похоти плоти и духа. Воздержание чрева состоит в удержании его от излишества сладких брашен и безвременного ядения; если явится похоть к сластопитанию, то не удовлетворять этой похоти, а всячески воздерживаться от сего. Язык охотно движется на празднословие, кощунство и на многое иное неподобное, необходимо удерживать его от этого всячески. Глаза хотят видеть различные недозволенные дела и соблазнительные увеселения, не должно допускать их до того и всячески сдерживать. Слух желает слышать празднословные и смехотворные беседы или бесовские песни; не должно допускать их до ушей и всячески отвращаться от того. И всякое излишнее пожелание, кроме необходимого, не допускать до исполнения на деле. Вот в чем воздержание.

О МОЛИТВЕ

Ученик. Что еще необходимо для восполнения вышесказанных добродетелей?

Старец. Для восполнения вышесказанных добродетелей потребна молитва к Богу, при содействии которой возможно было бы исполнять их, по слову Господню: «без Мене не можете творити ничесоже» (Ин. 15:5). Поэтому всякий человек, а наипаче монах, должен пребывать в непрестанной молитве, по слову апостола: «непрестанно молитеся (1 Сол. 5:17). «Трезвитеся, бодрствуйте, зане супостат ваш диавол, яко лев рыкая ходит, некий кого поглотити» (1 Пет. 5:8). Сего ради сказал Господь: «Бдите и молитеся, да не внидете в напасть» (Мк. 14:38). Заповедуя иметь всегдашнюю молитву, святой апостол разумеет молитву умную, а не одну словесную, ибо молитва двоякая: одна словесная, а другая умная; словесная молитва временная, то есть сколько, кто и в какое время хочет – и молится, а молитва умная всегда может быть совершаема, по слову Апостола: «аще убо ясте, аще ли пиете, аще ино что творите, вся во славу Божию творите» (1 Кор. 10:31); то есть во всякое время Господа Бога своего помните. Молитва умная в чем состоит? В том, чтобы всякий человек, а наипаче монах, всегда возводил ум свой к Богу, прося Его Божественной помощи на побеждение супостата нашего диавола и душевредных страстей его; добродетелей же исполнение.

ПРИСВАИВАЙТЕ СЕБЕ ДУХА СВЯТОГО

Хочу сказать вам слово Христово: «Не всяк глаголяй Ми: Господи, Господи, внидет в Царствие Небесное, но творяй волю Отца Моего» (Мф. 7:21). Пусть не подумает кто из вас: мы ходим в церковь Божию, молимся, творя многие поклоны, за это и получим Царствие Небесное. Нет, получит его тот, кто заповеди Божии соблюдает. Первая – чтоб любить Бога всем сердцем, всею душою и всем помышлением; и вторая – ближнего любить, аки самого себя, жить не себе точию, а и ближнему послужить. И ничего земного не любить, то есть не иметь мирского пристрастия. Если бы жили вы так, в исполнении заповедей Божиих, то присвоили бы себе Духа Божия; а если вы так не живете, то присваиваете себе духа вражия.

СЛОВО В ПРАЗДНИК РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА

Празднуют праздник Христова Рождества, а каково духовное знаменование этого празднования, полагаю, редко кто разумеет. Всякий праздник Божий должно рассматривать с духовной его стороны. Какое величие, неприступное и непостижимое для ума нашего, в Христовом Рождестве: Господь воспринял на Себя человеческое наше естество, и не что другое, как любовь к падшему человеку, преклонила Его милосердие к восприятию на Себя бренной плоти. Будучи обложен плотию, Он понес на Себе все немощи человеческие для того, чтобы человек не отговаривался трудностию исполнения заповедей Господних и не сказал бы: «вот Ты, Господи, наложил на нас то, чего мы понести не можем». Так Христос Сам принял нашу плоть и показал Собою образ, как подобает жить нам, не отговариваясь невозможностью. Господь отверз нам райские двери, заключенные грехопадением праотца. Вот с каким духовным разумением надлежит нам праздновать и благодарить благость Божию за все Его щедроты к нам. А люди вместо духовного празднования выдумывают себе идольское, обращая любовь свою к миру и его страстям: богатству, роскоши, сластолюбию. Бедные миролюбцы и не видят в том своей погибели.

О РАЗЛИЧИИ ОСУЖДЕНИЯ И РАССУЖДЕНИЯ

Осуждение бывает троякое: 1) аще какой грех узнаешь тайный и всем расскажешь; 2) аще человека столь уничижать станешь за грехи, что и говорить с ним не захочешь; 3) осудишь грешника на совершенную погибель, якоже тот старец осудил, а ему ангел Божий душу осужденного грешника принес и вопросил: куда повелит поместить сию душу – в рай или в муку? От сего пришел в чувство. Но когда, видя дурной поступок, станешь рассуждать, что худо делают, сие не вменится в осуждение, но в рассуждение, и сим, конечно, не погрешишь.

ПОМНИ О СМЕРТИ

Есть картина, изображающая сидящего человека и размышляющего: время идет, летя как на крыльях; три печали обдержат меня: первая – что предстоит мне умереть, вторая – не знаю, когда именно настанет час смертный, третья – по смерти не знаю, где буду находиться . Всякому человеку необходимо иметь пред очами картину сию.

БЛАГОЕ ПРИПИСЫВАЙТЕ БОГУ

«Да не увесть шуйца твоя, что творит десница твоя» (Мф. 6:3). Если творишь какую добродетель, то не присоединяй к ней какого-либо вражия коварства: молитву или милостыню творишь, то да не будут они с тщеславием, или человекоугодием; при пощении и молитве как бы не впасть тебе в высокоумие. Но и всякую творя добродетель, не воструби пред собою: то есть не подумай, что творишь что-либо великое, не себе приписывай, но Божией помощи; если что доброе делаешь, то не своею силою, но Бог тебе помогает; а сам ты и помыслить без Бога не можешь ничего благого: благое приписывай Богу, а себе одно злое.

ОБЕРЕГАЙТЕСЬ ОТ КРАЙНОСТЕЙ

«Мечи обоюду остры в руках их» (Пс. 149:6). «Слово Божие острейше паче всякаго меча обоюду остра» (Евр. 4:12). Слово Божие проходит внутрь человека; многие убивают себя Писанием, как мечом – именно: если не так, как должно, поймут смысл его, растолкуют по своему соображению, от чего может произойти ересь. Или кто сверх силы и меры станет исполнять заповеди Писания, но не может исполнить, – такой до отчаяния дойдет. Надобно оберегаться от таких крайностей, чтоб вместо спасения не погибнуть от меча Слова Божия.

БДИТЕ И МОЛИТЕСЬ

Господь Иисус Христос сказал апостолам: «бдите и молитеся, да не внидете в напасть» (Мф. 26:41). Сими словами возбуждает Господь всех к молитве, чтоб избежать чрез нее вражиих искушений; ибо без молитвы и призывания помощи Божией невозможно избавиться от нападений врага. Еще после присовокупил: «дух убо бодр, плоть же немощна… спите прочее и почивайте» (Мф. 26, 41, 45). Это к тому, что апостолы, хотя духом из любви ко Христу и хотели бы бодрствовать с Ним, быть неотлучно при Нем, но немощная плоть их поборола. Поэтому Господь и заповедует всякому молиться и призывать Божию помощь, чтобы покорить плоть духу, при содействии благодати Божией.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *