Логический фатализм (или логический детерминизм) — это философская доктрина, утверждающая, что согласно законам (или принципам) логики (см. Логика) следует, что всё в мире предопределено и поэтому человек не имеет свободы воли. Наиболее распространённым примером такого рода предопределённости могут служить суждения о случайных будущих событиях.

Аргумент логического фатализма с целью его опровержения был введён Аристотелем в широко известной главе IX трактата «Об истолковании» и основан на раздумиях военного стратега-полководца: «Будет ли завтра морское сражение? Или его не будет?» Данный аргумент можно представить в следующем виде:

    Предположим, сегодня истинно, что завтра будет морское сражение. Из этого следует, что не может быть, чтобы завтра не было морского сражения. Следовательно, необходимо, чтобы завтра морское сражение произошло. Подобно этому, если сегодня ложно, что завтра будет морское сражение, то необходимо, чтобы морское сражение завтра не произошло. Но высказывание о том, что завтра произойдёт морское сражение, сегодня истинно или ложно (логический принцип двузначности, в соответствии с которым всякое высказывание является либо истинным, либо ложным, то есть принимает одно из двух возможных истинностных значений — «истинно» и «ложно»). Принцип двузначности предлагает нам выбрать одну из этих двух альтернатив как верную. Но это означает принятие и фатализма, поскольку какая бы из альтернатив ни оказалась верной (причём верной уже сегодня), завтра с неизбежностью будет то, что в нём (этом утверждении) говорится. Если сегодня истинно, что завтра будет морское сражение, значит, завтра его уже не может не произойти, и наоборот. Обобщив этот аргумент, получаем, что всё происходит по необходимости и нет ни случайных событий, ни свободы воли.

В основе приведённого фаталистического аргумента лежат две посылки:

  1. Принцип необходимости, утверждающий, что «если истинно, то необходимо» и который безоговорочно принимался во всех эллинистических философских школах.
  2. Принцип двузначности, который позволяет выбрать одну из этих двух альтернатив как верную.

Большинство исследователей считают, что Аристотель ограничивает применимость принципа (2) относительно высказываний о будущих случайных событиях и этим разрушает фаталистический аргумент.

Тема логического фатализма широко обсуждается в философской и логической литературе вот уже более двух тысяч лет, для чего потребовался строгий анализ таких основополагающих понятий, как «свобода», «истинность», «время», «асимметрия времени», «случайность», «необходимость», «непредотвратимость» и ряда других. Особое значение дискуссия по логическому фатализму имела для появления и развития различных направлений неклассических логик (см. Логики неклассические), таких, как многозначные, модальные, временные и модально-временные.

О. Г. Шумилкина

О ФЕНОМЕНЕ СВОБОДЫ В ФИЛОСОФСКО-ИСТОРИЧЕСКОИ

ТРАДИЦИИ ФАТАЛИЗМА

Работа представлена кафедрой логики, философии и методологии науки Орловского государственного университета.

Научный руководитель — кандидат философских наук, доцент Т. В. Серегина

Статья содержит краткий обзор идеи свободы в ее философско-историческом развитии в границах фатализма, начиная с периода античности и до наших дней. В статье раскрываются сущностные характеристики указанного подхода, отмечается своеобразие видения проблемы свободы в концепциях его ведущих представителей.

Ключевые слова: свобода, фатализм.

Key words: freedom, fatalism.

Свобода как основная сущностная черта природы человека является для него высшей ценностью и, согласно мнению фило-софов-экзистенциалистов, основой бытия. В ракурсе осмысления данного феномена рассматривается целостный комплекс проблем человеческого существования, осмысления возможностей и необходимости, ответственности и творчества. Это объясняется прежде всего тем, что проблема свободы тесно взаимосвязана с вопросами само-рефлексии и самоактуализации человека в окружающем мире, что предполагает сознательный выбор им ценностно-ориентированных позиций в собственной жизнедеятельности. Современные реалии политикоэкономической, социально-культурной жизни делают проблему свободы особенно актуальной, поскольку оказывают серьезное влияние на процесс духовно-нравственной идентификации человека, характер и способы его экзистенции.

Идея свободы прошла в процессе фи -лософско-исторического развития сложный путь, вбирая в присущее ей понятийное пространство целую палитру взглядов, концепций, вызывающих острые дискуссии своей смысловой многозначностью, определяющей содержание человеческой жизни. Среди их многообразия в философ-

ско-исторической традиции выделяют следующие :

• онтологический, согласно которому свобода выступает как субстанциональный принцип, обосновывающий возникновение и сущность мира, место и значение в нем человека. Его представителями являются

Н. А. Бердяев, С. Л. Франк, Ж.-П. Сартр;

• гносеологический, изучающий возможности осознания человеком собственной деятельности, а также рассматривающий проблемы предпосылок целеполагания и соотношения средств и целей. В рамках указанного подхода развивались воззрения Г. В. Ф. Гегеля на природу и трансформацию свободы в процессе самопознания абсолютной идеи;

• этико-психологический, анализирующий нравственные проблемы свободного волеизъявления человека. Феномен свободы в предложенном ракурсе наиболее пол -но раскрывается в философской концепции И. Канта;

• социологический, предусматривающий свободное проявление человеческой личности в контексте социальной целостности. Яркий представитель данного подхода — К. Маркс.

В данной статье мы обратимся к осмыслению феномена свободы в интерпретации

фатализма. Фатализм — учение о предопределенном порядке вещей, о подчиненности человека всесильной судьбе, о предза-данности общественной истории, о предустановленной гармонии мира или о роковом смешении стихийных сил, порождающих «железную» логику необходимости . Это направление базируется на существующих в философской, религиозной и научной мысли аргументах, направленных против утверждения действительности свободы, провозглашает логику событий как нечто внешнее по отношению к человеку, обусловленное различными объективными факторами: действием сверхъестественных сил, естественных изменений и взаимодействий, проявлением общественных закономерностей, предопределяющих любую дея-тельность человека и ее непосредственные результаты. Наиболее известные мыслители данного направления — Августин Блаженный, М. Лютер, Ж. Кальвин, Б. Спиноза, Ж. Ламетри, П. Гольбах, П. Лаплас.

С целью анализа феномена свободы в рамках фатализма обратимся к краткой характеристике рефлексии свободы на основных этапах развития философско-религиозной мысли.

Согласно мнению ряда исследователей (А. Я. Гуревича, Б. Констана ), свобода в период античности представляла собой неделимое единство принципов ее понимания в целостном континууме. Для менталитета древних была характерна коллективная реализация свободы, осуществляемая в укреплении суверенитета общины, имеющей право активно вмешиваться в частную жизнь индивида. Идея свободы, происходящая из представления о ней как праве каждого члена общины быть управляемым в его собственных интересах, была присуща Аристотелю, отмечавшему следующее: «Государство… предшествует каждому человеку; поскольку последний. не является существом самодовлеющим, то его отношение к государству такое же, как отношение любой части к своему целому» .

В теологическом контексте Средневековья свобода осмысливается как неотъемлемый атрибут Бога, как направленность его доброй воли к творению мира «из ничего». Для поздней религиозно-философской традиции Средневековья характерны две тенденции в понимании свободы как фундаментальной категории: с одной стороны, разрушается целостное восприятие феномена свободы и в философской рефлексии появляются два направления — номинализм и реализм; с другой стороны, средневековая корпорация по-прежнему не придает особого значения свободе конкретного индивида, сохраняя его укорененность в цельности социального окружения. Согласно теологическим воззрениям данного периода, человек благодаря своей божественной природе обладает свободой, которая, однако, определенным образом ограничена. По мнению Фомы Аквинского, человек, наделенный разумом и свободной волей, предполагающей творческое развитие доб -родетели, способен отклониться от постижения Бога, соблазнившись удовлетворением чувственных потребностей. В. Гертых, анализирующий данную проблематику, представленную в работе Ф. Аквинского «Сумма теологии», обращает внимание на следующее положение мыслителя: «Для развития личной свободы и подтверждения добродетельности своего свободного выбора человек нуждается в поддержке благодати. Эта божественная поддержка выявляет акты, проистекающие из зароненной добродетели, и хотя эти акты осуществляются людьми, они в сущности своей сверхъестественны» .

Мифологический и религиозный фатализм в большей степени присущ традиционному обществу, которым является, в частности, общество периода античности и Средних веков. В рамках мифологического мировоззрения человек не может восприниматься как автономная личность, творчески реализующая свою свободу, формы собственного бытия в целостном универсуме, функционирующем в соответствии с

принципами предзаданности и слитности. В условиях абсолютного синкретизма выделение личности как отдельного носителя субъективной свободы не представляется возможным, что, следовательно, снимает личную ответственность за происходящее.

Религиозный фатализм обуславливает развитие мирового процесса в целом и жизни конкретного человека в частности Божественным Предопределением. Указанные воззрения характерны для теологических учений Августина Блаженного, М. Лютера и Ж. Кальвина, отрицавших значение самого человека в спасении своей души как свободном духовном акте. Так, Ж. Кальвин основывает учение об абсолютном предопределении на идее несоизмеримости человека и Бога, указывает на нравственное несовершенство и ничтожность подверженного злу человека, лишенного свободной воли, получающего вечную жизнь как дар посредством абсолютно свободного волеизъявления Творца .

Новое время внесло коррективы в понимание роли конкретного индивида и его места в социуме . Коренные изменения в политико-экономической, социокультурной, естественнонаучной, религиозной сферах способствовали увеличению самостоятельности индивида, что повлекло за собой формирование нового типа человека, обладающего практическими качествами, упорством в достижении поставленных целей, критическим подходом к существующим нормам морали. В данный период особое значение приобретает теория общественного договора, сформулированная в концепциях Т. Гоббса, Дж. Локка, Ж.-Ж. Руссо, Ш. Монтескье и других мыслителей. Последователи теории естественного права отмечали, что свобода является изначальным, неотъемлемым атрибутом человеческого существования, утверждая, таким образом, независимость индивида и его способность к неограниченной внешними факторами реализации собственных интересов.

В данный период, характеризующийся доминирующим развитием механики, фор-

• религиозоподобный фатализм стоиков, согласно которому человек как произведение природы и божества должен «жить сообразно с природой вещей», реализовывая свою свободу в повиновении Богу ;

• натуралистический фатализм Б. Спинозы, воспринимающий человека как детерминированная природой ее разумная часть, свобода которой заключается в познании и смирении ;

• механистический фатализм французских материалистов XVIII в. (Ж. Ламетри, К. А. Гельвеция, П. Гольбаха). Гольбах, в частности, считает, что обладающий разумом и волей, но абсолютно несвободный человек представляет собой часть природной системы, подчиненной фатальности, которая проявляется во взаимодействии атомов .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Гегель рассматривает свободу как важнейший атрибут абсолютной идеи, проходящей в процессе самопознания три стадии. Немецкий философ подчеркивает нераз-рывную взаимосвязь двух противополож-ностей — свободы и необходимости — в их диалектическом единстве: «Свобода существенно конкретна, вечным образом определена в себе и, следовательно, вместе с тем необходима. Когда говорят о необходимости, то обыкновенно понимают под этим лишь детерминацию извне. Это, однако, лишь внешняя, а не подлинно внутренняя необходимость, ибо последняя есть свобода» . Благодаря субстанциальной природе, абсолютная идея изначально обладает «необходимой свободой», которая по мере развития идеи меняет свое качество, достигая полностью познанной, освоенной необходимости, тождественной самоопределению абсолютного духа. Человек представляет собой инструмент, посредством которого и осуществляется самопознание абсолютной идеи. По мнению Гегеля, сво-

бода человека заключается в познании необходимости, при этом момент самоопределения человека оказывается вытесненным на второй план.

Согласно точке зрения Маркса, «первые выделявшиеся из животного царства люди были во всем существенном так же несвободны, как и сами животные» . Свобода возникает лишь на позднем этапе исторического развития человеческого общества и конкретного индивида. Арену борьбы свободы и несвободы Маркс назы -вал царством необходимости, в котором человечество находится с момента выхода из родового строя до построения бесклассового общества. Вектор развития свободы движется от царства абсолютной несвободы через царство необходимости к царству истинной свободы. Философ отмечает ряд факторов, способствующих данному поступательному движению: развитие производительных сил, увеличение объема производства материальных и духовных ценностей на душу населения; развитие науки и других видов знания, способствующих укреплению могущества человека в природной и социальной сферах; формирование и постоянная модернизация механизмов социальных отношений. Согласно его мысли, перспектива развития свободы связана также с изменением ее качества. В подлинно свободном состоянии субъект будет иметь возможность не только выражать свое «Я», но и полно, исчерпывающе развивать его при условии качественного изменения самого социума, преодолевающего феномен отчуждения и отношения зависимости между людьми .

Восприятие в философско-исторической традиции сущности свободы и взаимосвязанных с ней понятий зависимости, необходимости, ответственности непрестанно конкретизируются в трансформирующихся типах социальности, что определенным образом сказывается на моделях поведения людей, их мироощущении, способах самоопределения и самореализации. Так, в соответствии с традициями классического

детерминизма, в рамках которого говорится о несвободной природе самого человека, об изначальной обусловленности его потребностей, интересов и т. д., практически полностью исключается не только факт существования случайности, свободы, творчества, но и сама возможность их возникновения.

Фаталистические концепции получают новое звучание в конце XX — начале XXI в., что связано с проявлением глобальных проблем человечества в политической, экономической, экологической и мировоззренческой сферах. Появление фаталистических настроений в области политики обусловлено ростом националистических, сепаратистских тенденций, увеличением количества локальных войн, связанных с целым комплексом внутригосударственных и международных противоречий, нарастанием угрозы использования оружия массового пора -жения конфликтующими сторонами, активизацией деятельности террористических организаций. На фоне усиливающейся напряженности происходит «расшатывание» складывающейся в течение многих десяти -летий системы регуляции межгосударственных отношений путем использования двойных стандартов и мощного лоббирования собственных интересов со стороны ведущих мировых держав в ущерб геополитической стабильности. По-прежнему острыми остаются проблемы экономического сектора: несмотря на процессы всеобщей интеграции, экономический разрыв между процветающими государствами и странами третьего мира остается весьма существенным. Развитию фаталистических взглядов способствует экологический кризис, вызванный нерациональной преобразовательной деятельностью самого человека. Наконец, фатализм основывается на идеологических и религиозных установках, характерных для целого ряда традиционных обществ. Столкновение определенного типа ментальности с конгломератом неразрешимых вопросов оборачивается возникновением уродливых форм человеческого сознания,

56 1

выражающихся в фанатизме, ксенофобии, но ведут в тупик, поскольку ставят под сов категорическом неприятии иного мироо- мнение свободу, добрую волю и творческую

щущения. С сожалением можно констати- инициативу людей, ориентированных на

ровать, что фаталистические воззрения, поиск эффективных путей выхода из создав-

характерные для части общества, изначаль- шегося кризисного состояния.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Аристотель. Политика. М.: ООО «Издательство АСТ», 2002. 393 с.

2. Гаджиев К. С. Размышления о свободе / К.С. Гаджиев // Вопросы философии. 1993. № 2. С. 33-46.

3. Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 1. М.: Мысль, 1974. 452 с.

4. Гертых В. Свобода и моральный закон у Фомы Аквинского // Вопросы философии. 1994. №

1. С. 87-101.

5. Гольбах П. А. Избранные произведения: В 2 т. Т. 1. М.: Соцэкгиз, 1963. 715 с.

6. Грушин Б. А. Возможность и перспективы свободы // Вопросы философии. 1988. № 5. С. 3-18.

7. Кальвин Ж. Наставление в христианской вере. Т. 1. Кн. 1 и 2. М.: Изд-во РГГУ, 1997. 582 с.

8. Кириленко Г. Г., Шевцов Е. В. Философский словарь. М.: Филологическое общество «Слово»: ООО «Издательство АСТ», 2002. 704 с.

9. Лосев А. Ф. Поздний стоицизм // Римские стоики: Сенека, Эпиктет, Марк Аврелий. М.: Республика, 1995. 463 с.

10. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 20. М.: Госполитиздат, 1961. 827 с.

11. Современный философский словарь / Под ред. д. ф. н., проф. В. Е. Кемерова. М., 1996. 608 с.

12. Спиноза Б. Избранные произведения: В 2 т. Т. 2. М.: Госполитиздат, 1957. 728 с.

7 июля 2019

Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru. Тест. Вы попали в сложную жизненную ситуацию (со всеми бывает). По-вашему, это воля (перст) судьбы или же вы сами (или кто-то еще) виноваты в том, что произошло?

Вы будете выискивать знаки, которые подскажут куда нужно двигаться дальше, или будете принимать решение о выходе из сложной ситуации самостоятельно?

Проще говоря: вы фаталист или реалист?

Фаталист — кто это такой?

Фаталист (от латинского слова «fatalis» – роковой) — это человек, который верит в судьбу (ее неотвратимость) и беспрекословно ей покоряется. Он считает, что невозможно что-либо изменить, поэтому даже не стоит пытаться и прилагать усилия. Хорошо иллюстрирует такую жизненную позицию выражение — «чему быть, того не миновать».

Человек с такой жизненной позицией перекладывает ответственность за свои действия на волю рока, фатума (предопределенность) или бога. Поэтому он способен только стоять в стороне и смотреть в бездействии на происходящее. Все проблемы переносят со смиренностью (стоически) вместо того, чтобы что-то поменять в своей жизни и больше не попадать в подобные сложные ситуации.

Люди, исповедующие фатализм (учение о неизбежности событий, ибо им суждено произойти), беспрекословно соблюдают одно правило: плыть по течению, которое создаёт судьба, и не сопротивляться. У них присутствует «здоровый» скептицизм (граничащий с пессимизмом) по поводу того, что «рыпаясь» (проявляя инициативу) мы не может что-то глобально изменить.

Такая позиция характеризует личность – безынициативную и безамбициозную. И да, я именно такой человек. Уж, так вышло. Причем чем старше я становлюсь, тем больше нахожу этому подтверждений. Фатальный — это значит неотвратимый, неизбежный. А каков итог нашей жизни? Вот именно, «фатальный конец». Так почему в начале или посередине должно быть иначе?

Безвольная амеба или не все так плохо?

Да, при такой жизненной парадигме (мировоззрении) страдает волевая сфера человека. Остальные ведь считают, что должны делать свой личный выбор и поворачивать жизнь туда, куда им хочется — требуется лишь иметь сильную волю и чётко поставленную цель, к которой стоит стремиться. Фатализм же этого всего не предполагает (волю тренировать не на чем).

Но все не так печально, как кажется. Фаталист не будет стоять на рельсах в ожидании поезда (ибо так предопределено), равно как и в других подобных ситуациях он проявит волю и сделает шаг в сторону от грозящей ему опасности. Его фатальность проявляется не в конкретных бытовых вещах, а вообще в отношении к жизни.

С точки зрения такого человека (по сути, с моей точки) мы мало что может реально поменять. Да, можно активно сопротивляться судьбе (уехать из провинции, перебраться в другую страну, сменить работу) и даже будет казаться, что у вас все получается именно благодаря вашей инициативности.

Возможно, но не факт, что это приведет вас к чему-то лучшему. В провинции вы могли влюбиться, в своей стране встретить друга, а на старой работе может оказаться работать лучше, чем на новой. От добра добра не ищут, люди говорят.

Что приводит к фатальному восприятию мира

Станет ли человек фаталистом – это зависит от воспитания и дальнейших жизненных перипетий. Если родители сильно опекали ребенка, не давая самостоятельно решать сложные ситуации, то он не получит жизненный опыт и не будет уметь решать возникающие проблемы.

Когда он вырастает, то будет больше прислушиваться к мнению других, а не руководствоваться собственным, ибо он так привык с детства. Естественно, что в такой ситуации очень легко будет все списать на рок (фатум, неотвратимую судьбу).

К фатальности в поведение может привести и низкая самооценка, которая могла сформироваться от воздействия различных факторов. Например, от неуважения в кругу семьи и среди сверстников до наличия дефекта, который создавал комплекс неполноценности. Человеку неуверенному в собственных силах легче пустить свою жизнь «на произвол судьбы».

Портрет фаталиста

Если подвести итог, то это тот, кто:

  1. думает, что вокруг всё предрешено, и череда событий – это неслучайность;
  2. имеет пессимистическое мышление, поскольку нельзя избежать проблем при пассивном подходе ;
  3. не верит в собственные возможности и силы, ибо судьба сильнее;
  4. не возлагает на себя ответственности за всё, что с ним случается (злой рок);
  5. часто суеверен – верит в гороскопы и другие предсказания, поскольку оно уже где-то сформировано.

Получается, что это мой портрет, но вот только я себя в столь черном цвете почему-то не воспринимаю. Ну, да ладно.

Виды фатализма

Когда психологи детально изучали данную идеологию, то они выделили несколько различий и решили, что не так все однозначно и имеется как минимум 3 вида фатализма:

  1. Религиозный. Фаталисты этого толка считают, что судьба всех живущих была определена божественной сущностью. Какой именно – зависит от религии и веры данного человека.
  2. Они считают, что судьба ребенка уже предрешена до его рождения (и вся его жизнь, и каждый отдельный поворот, решение, которое он примет). Также у богов заранее есть ответ на вопрос, попадёт ли тот или иной человек в рай или ад.

  3. Логический. Парадигма распространилась от философа древности Демокрита, который говорил, что в мире нет случайности и все имеет свою причинную связь. Учение называется детерминизмом, а его суть хорошо передает выражение «эффект бабочки» (бабочка махнула крыльями на одном конце земли, а на другой пришел тайфун вызванный этим взмахом).Человек, который подвержен такому роду фатализма, считает, что сложившаяся сейчас ситуация уходит корнями в прошлое и вытекает именно из него. Все события взаимосвязаны и неслучайны. Мне нравится эта теория, а вам?
  4. Бытовой пессимизм (аля злой рок). Как правило, проявляется, когда человек находится в стрессовом состоянии, переполненный агрессией или отчаянием. Тогда вокруг все становятся виноватыми: коллеги, пролетевшая мимо машина, сильный дождь, чёрная кошка. Если это не успокаивает человека, то он всё перекладывает на высшие силы, которые настроены против данного индивида («злой рок довлеет над ним»).

Примерно так, но возможны и промежуточные варианты и ответвления.

Примеры из истории и литературы

Для того чтобы лучше понять, как ведут себя завзятые фаталисты, можно рассмотреть «королевский» пример. Густав III узнал о заговоре против него – его банально хотели убить. Поэтому он отправился на бал-маскарад с мишенью на груди, где в него и запустили стрелу, от которой он умер спустя некоторое время. Хотя по мне, это больше на мазохизм смахивает.

Еще пример. Некий генерал Унгер верил в предсказания и часто ходил к гадалке. Ее же подговорили ему сказать, что он, дескать, проживёт столько же, сколько и барон – его друг. Поверив в судьбу, генерал выделил охрану и стал беречь барона больше, чем самого себя. Но это, скорее, к суевериям имеет отношение.

В конце концов, можете изучить пятую часть «Героя нашего времени» Михаила Юрьевича Лермонтова. Она так и называется – «Фаталист». Автор раскрывает свою точку зрения на эту идеологию жизни, отношение к ней и другие аспекты. Может быть, они совпадут с вашими или же вы после этого смените свою точку зрения? Кто знает…

Удачи вам! До скорых встреч на страницах блога KtoNaNovenkogo.ru

Использую для заработка

ФАТАЛИЗМ (от лат. fatalis – роковой, предопределенный) – представление о неизбежности всего происходящего в природе и в жизни человека, исключающее случайность и свободу. Фатализм берет начало в мифологическом мировоззрении, интуитивном убеждении людей в собственном бессилии перед лицом сил природы и получает широкое распространение в ранних культурах.

В процессе формирования теистических религий, основанных на вере в единое всемогущее божество, идея судьбы уступает место идее промысла, который, хотя и недоступен человеческому разумению, является, однако, не безличной предопределяющей силой, воплощением воли божества. В монотеистических религиях фатализм предстает как провиденциализм, основанный на вере во всемогущество и всезнание Бога, который, создавая мир, заранее предопределил его судьбы, что нашло отражение в исламе (доктрина джабаристов) и христианстве (августинизм, протестантизм).

В классических формах фатализм предстает в античной культуре, вырастая из мифологических представлений о роке, господствующем и над простыми смертными, и над героями и богами (ср., напр., Софокл, «Царь Эдип», «Эдип в Колоне»). Судьбу нельзя изменить, можно лишь мужественно принять свою участь. В трагедии Эсхила «Прометей Прикованный» (105) Прометей говорит:

…Ведь я и сам

Предвидел все грядущее, и нет

Нежданных бедствий для меня. Я должен

Свою судьбу переносить легко:

Нельзя преодолеть необходимость…

В античной философии наиболее последовательно представления о фатализме проявились в стоицизме. Стоики отождествляли необходимое и целесообразное, полагая, что все события в мире предопределены внутренним законом, имманентным миру (Логос). Добровольное следование внешней необходимости, по мнению стоиков, является способом избежания принуждения, а значит, условием человеческой свободы и счастья. По словам Сенеки, «желающего судьба ведет, а нежелающего влачит» (Сенека. Письмо к Луцилию, 107). Стоя считает нравственным долгом человека сопротивление слепым силам рока, человек в силах выбирать свою нравственную позицию, хотя изменить порядок вещей он не сможет. В Средние века христианство враждебно относилось к идеям, отрицавшим положение о свободе человеческой воли, без которой была невозможна нравственная ответственность человека перед Богом.

В Новое время с фатализмом смыкаются различные формы философского детерминизма. Так, Спиноза полагал, что в мире господствует необходимость (см. Необходимость и случайность), обусловленная всеобщей причинностью и отсутствием случайности. В то время как единичные модусы подчиняются внешней причинности, в роли всеобщей причины для всей совокупности модусов выступает непосредственно субстанция, являющаяся причиной и самой себя.

Вслед за успехами механики в эпоху Просвещения складывается причинно-механическая картина мира, принимающая всеобщую каузальность как неоспоримый закон природы. Изначально определенными всей предшествующей цепью причинно-следственных связей признаются не только все явления природы, но и поступки людей, равно как и результаты этих поступков. Согласно Гольбаху, «во всех своих поступках человек подчиняется необходимости… его свобода есть химера» (Здравый смысл. М., 1941, с. 60).

Фатализм нашел своеобразное проявление в теории «вечного возвращения» Ф.Ницше, восходящей корнями к античной мифологии. Для философии и этики 20 в. характерно, скорее, обоснование человеческой свободы и ответственности (Н.А.Бердяев, Ж.П.Сартр). Поппер видел в историцизме, обосновывающем закономерную неизбежность тех или иных исторических процессов, разновидность фатализма. Т.н. бытовой фатализм представляет собой реакцию человека на свое бессилие перед лицом противостоящего ему мира.

Литература:

1. Карпенко А.С. Фатализм и случайность будущего: логический анализ. М., 1990;

2. Длугач Т.Б. Подвиг здравого смысла, или Рождение суверенной личности. М., 1995;

3. Огурцов А.П. Философия науки эпохи Просвещения. М., 1995;

4. Столяров А.А. Стоя и стоицизм. М., 1995;

5. Березовский Г.В. От Монтеня к Гольбаху. М., 1996;

<strong>МОСКВА, 1 янв — РИА Новости, Артем Буденный. </strong>Каждый раз на Новый год с телеэкранов звучат предсказания астрологов, СМИ публикуют различные гороскопы. Многие относятся к этому как к развлечению, но некоторые воспринимают вполне серьезно. Что думают об астрологии представители традиционных религий, влияет ли движение небесных тел на судьбу и может ли человек узнать свое будущее — в материале РИА Новости.»Хорошую религию придумали индусы»»Я знаю много людей, которые не смотрят в календари и живут нормально», — говорит ректор Буддийского университета в Иволгинском дацане в Бурятии геше Дымбрыл Дашибалданов. Астрология, по его словам, — это «инструмент», прикладная, а не основная «наука» буддизма, зародившегося в Индии в I тысячелетии до нашей эры.Буддисты, в отличие от иудеев, христиан и мусульман, не верят в единого и всесильного Бога-Творца. Признавая обусловленность всего происходящего причинно-следственными связями, они говорят о множестве перерождений человека и отводят гороскопам и предсказаниям существенную роль. Однако ответственность за поступки, слова и мысли с индивидуума не снимается.»Если у кого-то что-то случилось, виноват в этом только он сам. Например, в одном из рождений сделал плохо другому живому существу, причем необязательно человеку, — это может испортить карму. И даже привести к болезни. Поэтому когда в результате вычислений астрологов выявляются какие-то препятствия, мы говорим, что они — из-за негативной кармы», — поясняет буддийский ученый.Считается, что карму можно изменить. Так, например, если есть угроза смерти, ламы рекомендуют обряд «спасения жизни»: скажем, выкупить и отпустить пойманную рыбу. Правда, проверить «здесь и сейчас», очистилась ли карма, не получится.»Но главное: любую карму удастся исправить, если человек по-настоящему раскается», — подчеркивает Дашибалданов. Проблема в том, что не все готовы признавать свои ошибки, слабости, работать над собой и меняться. «Люди часто оправдывают себя, сваливают вину на другого», — сетует буддийский наставник. А ведь все традиционные религии сходятся в одном: без покаяния невозможно исправление. И не зря говорят, что, пока человек не усвоил какой-то жизненный урок, ситуация будет повторяться. «Мы находимся в круговороте сансары и ходим по одним и тем же «дорожкам», потому что в сознании существуют негативные аспекты, — уточняет геше. — И чтобы выйти из этого круга, нужно жить не так, как диктует сансара. Например, нельзя гневаться или мстить, если тебе навредили». «Никакого волшебства»Астролог Марина работает в Москве в крупной компании, далекой от астрологических прогнозов, а в свободное время составляет натальные карты. Там указаны «характеристики» человека, которые неизменны всю жизнь. Она подмечает закономерности: «Если в карте значатся трудности в отношениях, так будет с любым партнером. Задача тут — решить свою проблему. Например, стать более сильным, ответственным». В натальной карте содержатся проблемы, испытания — и, соответственно, конкретные задачи для духовного роста. «Ведь испытания всегда порождают сопротивление: никому не хочется решать эти сложные задачи. Чем труднее карта, тем выше задачи, которые стоят перед человеком… По моим ощущениям, душа так заточена, что движется вверх, к положительному, к развитию и самосознанию», — рассуждает собеседница агентства.Марина утверждает, что «астрология — точная наука, а не гадание». Ведь в основе — объективная информация о расположении планет, месте и времени рождения человека. Данные о движении небесных тел, отмечает она, приведены «на каждый Божий день» — в многочисленных книгах, а в наши дни уже и в компьютерных программах. При этом Марина признает, что на результаты могут влиять как жизненный опыт, так и настроение астролога. А еще Марина дает прогнозы. «Тут нет волшебства. Если человек хочет этим руководствоваться, действовать придется самому. Поэтому для мнительных и зависимых от чужого мнения людей, которые просто сидят, ничего не делают и ждут свадьбу через два года, это не подходит. А насчет даты смерти — я считаю, это вообще людям знать не нужно», — говорит она.С религией астрология, по ее мнению, не связана. Хотя некоторые ее коллеги, как и буддисты, «верят в перерождение и большие задачи, которые душа понемногу реализует в каждом воплощении». «Астрология дает людям свободу и уверенность в том, что они могут управлять своей жизнью», — полагает собеседница агентства. И все же в этом есть некоторый фатализм, рассуждает она, ведь «избежать трудностей не получится — определенный период в жизни все равно придется пережить». Но тут же оговаривается, что «сама не Бог» и знать этого наверняка не может.»Промысел Божий всегда к добру»Иначе относятся к гороскопам иудаизм, христианство и ислам — три авраамические религии, в которых проповедуется единобожие, а Авраам считается родоначальником народов. В целом они схожи в критической оценке астрологических прогнозов. Хотя иудеи признают влияние на человека небесных тел.»Реинкарнация, астрология упоминаются в Каббале (мистическое течение в иудаизме. — Прим. ред.). Но это не относится к классическому учению иудаизма», — рассказывает президент Совета раввинов Европы и главный раввин Москвы Пинхас Гольдшмидт.По его словам, человечество давно заметило влияние планет на людей. «Однако язычники в своем заблуждении приписывают этим силам автономность, называют богами и поклоняются им. А иудеи говорят, что у планет есть духовные покровители — ангелы, они посланники Бога, которые служат Ему, не имея свободы выбора», — уточняет Гольдшмидт.В момент рождения человека, продолжает он, «проявляется власть определенной планеты, то есть ее ангела» — и это влияет на характер, на склонности к определенным болезням и другие особенности. «Чтобы быть успешным, надо с этим считаться», — полагает раввин.»При этом Еврейский закон в принципе запрещает гадать. Поэтому использовать гороскоп, строить астрологические карты, чтобы предсказывать события или судьбу и действовать в соответствии с этим, нельзя — вне зависимости от того, насколько это эффективно», —подчеркивает он. Астропрогноз, гадание и колдовство — это, по его словам, «внедрение в Провидение, в волю Божию». А это опасно, в частности, «эффектом бабочки». Раввин пояснил, что духовные последствия такого вмешательства драматичны, потому что «человек может преуспеть «здесь», но пережить полный крах «там» (то есть после смерти). Кроме того, действуя по рекомендациям астролога, колдуньи или «шарлатанов, которые программируют» сознание, человек лишает себя права выбора, данного Богом.»Бог действует по своим критериям, нам неизвестным, и может вмешиваться в жизнь человека, в причинно-следственные связи. Иногда Он проявляет милосердие, отменяя что-то плохое, а иногда допускает плохое, чтобы не случилось что-то худшее, о чем люди даже не догадываются. А промысел Божий — всегда к добру», — уверен Гольдшмидт. По его словам, духовная сверхзадача человека — максимально приблизиться к Создателю, постичь Его волю, хотя до конца Он непостижим. «Прямого канала связи с Богом у нас нет, но есть знаки и люди. Мы — свидетели картины, которую показывает Всевышний, и должны понимать Божественный язык, делать выводы. Если же человек хочет услышать прямую речь Бога, единственное решение — изучить Священное Писание», — подытожил раввин.Свобода выбора и молитваХристиане также считают, что Творец создал человека по Своему образу и подобию и наделил свободой воли. А если верить в гороскопы, получается, что свободные Бог и человек на самом деле вовсе не свободны, так как должны сверять свои намерения и планы с предсказанием.»Главный вопрос тут — в свободе. Вещи, животные, звезды не имеют свободы выбора, связаны детерминизмом, а Бог и человек могут выбирать. Поэтому отношение в Церкви к гороскопам, где все расписано заранее, однозначно отрицательное», — говорит ректор Института христианской психологии, психолог и священник протоиерей Андрей Лоргус. А еще христиане верят, что Бог всемогущ, и то, что не может человек, доступно Богу. Например, Церковь хранит предания о чудесах, в том числе исцелениях и воскрешениях. А это не вписывается в «земную» картину мира и выходит за рамки любых предсказаний. Более того, в Церкви полагают, что без Божией помощи человек не способен полностью искоренить даже свои страсти (греховные наклонности). При этом все эти изменения возможны, если люди по собственной воле обращаются к Богу.»Когда человек в молитве говорит: «я не знаю, что делать, Господи¸ направь, вразуми меня, чтобы я сделал правильный выбор», — он берет Бога в советчики, сотрудники, но не перекладывает на Него ответственность. А когда обращается к числам, к звездам — там нет ни сотрудничества, ни выбора, ни свободы, только добровольное подчинение простым закономерностям», — объясняет священник. А патриарх Московский и всея Руси Кирилл в одной из проповедей отмечает: «Если мы обращаемся к Господу с верой, искренне просим Его помочь и при этом не снимаем с себя ответственности за то, что должны сделать… Тогда синергия Божественного и человеческого приводит к разрешению самых трудных задач, к обретению выдающихся побед». Помнить о свободе выбора и ответственности важно и в ситуации, когда духовник (духовный наставник) подсказывает, а порой и указывает, что делать, подчеркивает в беседе с РИА Новости Лоргус. «Бывают перегибы. Например, так называемое младостарчество — священник считает себя проводником Воли Божией, принимает решение за человека и берет на себя ответственность, которую сам потом нести не будет», — говорит он.Допустим, человек спрашивает у батюшки, ехать ли ему в командировку в сложившихся обстоятельствах. Он хочет понять нравственную цену своего выбора и принять правильное с точки зрения божественного закона (заповедей) решение. «В нормальной ситуации духовник в этом случае может напомнить, что об этом говорит Евангелие, какова позиция Церкви, обратить внимание на риски и ответственность, а потом прибавить: «Тебе решать», — заключает Лоргус.Когда «Бог не принимает молитвы»»Ислам осуждает гороскопы. Звезды или планеты не могут влиять на судьбу. Есть мнение, что Бог не принимает молитву человека в течение сорока дней, если он обращается к астрологу», — рассказывает проректор Московского исламского института по учебной работе, имам мечети в Балашихе Раис Измаилов.По его словам, нужно не сверяться с гороскопами и рекомендациями астрологов, а в молитве просить Всевышнего, чтобы Он помог понять, что полезно и правильно с духовной и материальной точек зрения. При этом цель у верующего должна быть одна: стремиться к Богу.»И тогда Бог дает ответ — во сне, через «шестое чувство» — или жизнь сама развивается так, что ты понимаешь, подходит ли тебе выбранный ранее путь. Но сначала ты сам выбираешь дорогу, не перекладывая ответственность», — добавляет имам. Он удивляется, как те, кто считают себя верующими в Бога, одновременно верят в гороскопы. А популярность гороскопов среди современников имам объясняет страхом перед ответственностью и желанием переложить ее на кого бы то ни было. «По слабости своей люди ищут легкие пути, а в результате становятся фаталистами, зависимыми от прогноза», — отмечает Измаилов.Идеального плана нетПоследователи авраамических религий верят, что Бог создал человека свободным, способным принимать любые решения. Но тогда почему было изгнание из рая? Богословы полагают, что во многом потому, что люди не решились взять на себя ответственность за свои поступки и даже признаться в том, что ослушались Воли Божией: Адам валил все на Еву, которую «дал ему Бог», а Ева — на змея, ее искусившего. «Когда вы предстанете на Суде Божием, Он спросит: «Почему ты так сделал?» Вы ответите: «духовник велел», «в гороскопе было написано» или «друг посоветовал»? Как вы думаете, Господь примет такие ответы?» — задается риторическим вопросом священник Андрей Лоргус.Получается, у Бога нет «идеального плана жизни» для созданного им же человека, так как тот обладает свободной волей. Следовательно, невозможно и узнать этот план. Но иудеи, христиане и мусульмане верят, что Бог желает духовного возрастания каждому и ведет людей к добру. Как именно? «Пути Господни неисповедимы». А человек обречен на свободу и поиск.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *