ИНКВИЗИЦИЯ (от лат. inquisitio – расследование), судебный институт католической церкви, предназначенный для выявления и искоренения «ересей».

Возникновение инквизиции.

В XII в. католическая церковь столкнулась с ростом оппозиционных религиозных движений в Западной Европе, прежде всего с альбигойством (катары). Для борьбы с ними папство возложило на епископов обязанность выявлять и судить «еретиков», а затем передавать их для наказания светским властям («епископская инквизиция»); этот порядок была зафиксирован в декретах Второго (1139) и Третьего (1212) Латеранских соборов, буллах Луция III (1184) и Иннокентия III (1199). Впервые эти постановления были применены во время Альбигойских войн (1209–1229). В 1220 их признал германский император Фридрих II, в 1226 – французский король Людовик VIII. С 1226–1227 высшей мерой наказания за «преступления против веры» в Германии и Италии стало сожжение на костре.

Однако «епископская инквизиция» оказалась мало эффективной: епископы находились в зависимости от светской власти, а подчиненная им территория была невелика, что позволяло «еретику» легко укрыться в соседнем диоцезе. Поэтому в 1231 Григорий IX, отнеся дела о ереси к сфере канонического права, создал для их расследования постоянный орган церковной юстиции – инквизицию. Первоначально направленная против катаров и вальденсов, она вскоре обратилась против других «еретических» сект – бегинов, фратичелли, спиритуалов, а затем и против «колдунов», «ведьм» и богохульников.

В 1231 инквизиция была введена в Арагоне, в 1233 – во Франции, в 1235 – в Центральной, в 1237 – в Северной и Южной Италии.

Инквизиционная система.

Инквизиторы рекрутировались из членов монашеских орденов, прежде всего доминиканцев, и подчинялись непосредственно папе. В начале 14 в. Климент V установил для них возрастной ценз в сорок лет. Первоначально каждый трибунал возглавлялся двумя судьями с равными правами, а с начала 14 в. – только одним судьей. С 14 в. при них состояли юристы-консультанты (квалификаторы), определявшие «еретичность» высказываний обвиняемых. Кроме них, в число служащих трибунала входили нотариус, заверявший показания, понятые, присутствовавшие при допросах, прокурор, врач, следивший за состоянием здоровья обвиняемого во время пытки, и палач. Инквизиторы получали годовое жалование или часть конфискованного у «еретиков» имущества (в Италии одну треть). В своей деятельности они руководствовались как папскими постановлениями, так и специальными пособиями: в ранний период наибольшей популярностью пользовалась Практика инквизиции Бернара Ги (1324), в позднее средневековье – Молот ведьм Я.Шпренгера и Г.Инститориса (1487).

Существовало два типа инквизиционной процедуры – общее и индивидуальное расследование: в первом случае опрашивалось все население данной местности, во втором – через кюре делался вызов определенному человеку. Если вызванный не являлся, его подвергали отлучению. Явившийся давал клятву чистосердечно рассказать все, что ему известно о «ереси». Сам ход разбирательства хранился в глубокой тайне. Широко использовались пытки, разрешенные к применению Иннокентием IV (1252). Их жестокость вызывала порой осуждение даже у светских властей, например, у Филиппа IV Красивого (1297). Обвиняемому не сообщались имена свидетелей; ими могли стать даже отлученные от церкви, воры, убийцы и клятвопреступники, показания которых никогда не принимались в светских судах. Он был лишен возможности иметь адвоката. Единственным шансом для приговоренного была апелляция к Св. Престолу, хотя формально и запрещенная буллой 1231. Человек, некогда осужденный инквизицией, в любой момент мог быть вновь привлечен к судебной ответственности. Даже смерть не прекращала процедуру расследования: в случае признания виновным уже умершего его прах извлекали из могилы и сжигали.

Система наказаний была установлена буллой 1213, декретами Третьего Латеранского собора и буллой 1231. Осужденные инквизицией передавались гражданским властям и подвергались светским наказаниям. «Еретику», «раскаявшемуся» уже в ходе процесса, полагалось пожизненное заключение, которое инквизиционный трибунал имел право сокращать; такой вид наказания являлся новшеством для пенитенциарной системы средневекового Запада. Узники содержались в тесных камерах с отверстием в потолке, питались лишь хлебом и водой, иногда заковывались в кандалы и цепи. В позднее средневековье тюремное заключение порой заменялось каторжными работами на галерах или в работных домах. Упорствующий «еретик» или вновь «впавший в ересь» приговаривался к сожжению на костре. Осуждение нередко влекло за собой конфискацию имущества в пользу светских властей, которые возмещали расходы инквизиционного трибунала; отсюда особый интерес инквизиции к состоятельным людям.

Для тех же, кто являлся с повинной в инквизиционный трибунал в течение «срока милосердия» (15–30 дней, считая от момента прибытия судей в ту или иную местность), отводившегося для сбора информации (доносы, самооговоры и пр.) о преступлениях против веры, применялись церковные наказания. К ним относились интердикт (запрет на отправление богослужения в данной местности), отлучение от церкви и разные виды епитимьи – строгий пост, длительные молитвы, бичевание во время мессы и религиозных процессий, паломничество, пожертвования на богоугодные дела; успевший покаяться ходил в особой «покаянной» рубахе (санбенито).

Инквизиция с 13 в. до нашего времени.

13 век оказался периодом апогея инквизиции. Эпицентром ее активности во Франции стал Лангедок, где с необычайной жестокостью преследовались катары и вальденсы; в 1244 после взятия последнего оплота альбигойцев Монсегюра было отправлено на костер 200 чел. В Центральной и Северной Франции в 1230-х с особым размахом действовал Робер Лебугр; в 1235 в Мон-Сен-Эме он устроил сожжение 183 чел. (в 1239 осужден папой на пожизненное заключение). В 1245 Ватикан даровал инквизиторам право «взаимного прощения прегрешений» и освободил их от обязанности повиноваться руководству своих орденов.

Инквизиция нередко наталкивалась на сопротивление местного населения: в 1233 был убит первый инквизитор Германии Конрад Марбургского (это привело к почти полному прекращению деятельности трибуналов в германских землях), в 1242 – члены трибунала в Тулузе, в 1252 – инквизитор Северной Италии Пьер Веронский; в 1240 против инквизиторов восстали жители Каркассона и Нарбонна.

В середине 13 в., опасаясь растущего могущества инквизиции, ставшей вотчиной доминиканцев, папство попыталось поставить ее деятельность под более строгий контроль. В 1248 Иннокентий IV подчинил инквизиторов епископу Ажанскому, а в 1254 передал трибуналы в Средней Италии и Савойе в руки францисканцев, оставив за доминиканцами только Лигурию и Ломбардию. Но при Александре IV (1254–1261) доминиканцы взяли реванш; во второй половине 13 в. они фактически перестали считаться с папскими легатами и превратили инквизицию в самостоятельную организацию. Пост генерала-инквизитора, через которого папы осуществляли надзор за ее деятельностью, по многу лет оставался вакантным.

Многочисленные жалобы на произвол трибуналов заставили Климента V реформировать инквизицию. По его инициативе Вьеннский собор 1312 обязал инквизиторов согласовывать судебную процедуру (особенно применение пыток) и приговоры с местными епископами. В 1321 Иоанн XXII еще более ограничил их полномочия. Инквизиция постепенно приходила в упадок: судьи периодически отзывались, их приговоры часто кассировались. В 1458 жители Лиона даже арестовали председателя трибунала. В ряде стран (Венеция, Франция, Польша) инквизиция оказалась под контролем государства. Филипп IV Красивый в 1307–1314 использовал ее как инструмент для разгрома богатого и влиятельного ордена тамплиеров; с ее помощью германский император Сигизмунд расправился в 1415 с Яном Гусом, а англичане в 1431 с Жанной д’Арк. Функции инквизиции передавались в руки светских судов, как ординарных, так и экстраординарных: во Франции, например, во второй половине 16 в. дела о «ереси» рассматривались и парламентами (судами), и специально созданными для этого «огненными палатами» (chambres ardentes).

В конце XV в. инквизиция пережила свое второе рождение. В 1478 при Фердинанде Арагонском и Изабелле Кастильской она была учреждена в Испании и в течение трех с половиной столетий являлась орудием королевского абсолютизма. Испанская инквизиция, созданная Т.Торквемадой, прославилась особой жестокостью; главным ее объектом стали недавно обращенные в христианство иудеи (мараны) и мусульмане (мориски), многие из которых тайно продолжали исповедовать прежнюю религию. По официальным данным, в 1481–1808 в Испании на аутодафе (публичная казнь «еретиков») погибло почти 32 тыс. человек; 291,5 тыс. подверглись другим наказаниям (пожизненное заключение, каторга, конфискация имущества, позорный столб). Введение инквизиции в Испанских Нидерландах стало одной из причин Нидерландской революции 1566–1609. С 1519 этот институт действовал в испанских колониях Центральной и Южной Америки.

В конце 15 в. инквизиция приобрела особое значение и в Германии; здесь, помимо «ересей», она активно боролась с «ведовством» («охота на ведьм»). Однако в 1520-х в немецких княжествах, где победила Реформация, с этим институтом было покончено навсегда. В 1536 инквизиция была учреждена в Португалии, где развернулось преследование «новых христиан» (иудеев, принявших католицизм). В 1561 португальская корона ввела ее в своих индийских владениях; там она занялась искоренением местного «лжеучения», соединявшего черты христианства и индуизма.

Успехи Реформации побудили папство трансформировать инквизиционную систему в сторону большей централизации. В 1542 Павел III учредил постоянную Священную конгрегацию римской и вселенской инквизиции (Священная канцелярия) для надзора за деятельностью трибуналов на местах, хотя реально ее юрисдикция распространялась только на Италию (кроме Венеции). Канцелярия возглавлялась самим папой и состояла сначала из пяти, а затем из десяти кардиналов-инквизиторов; при ней функционировал консультативный совет из специалистов по каноническому праву. Она также осуществляла папскую цензуру, с 1559 издавая Индекс запрещенных книг. Самыми знаменитыми жертвами папской инквизиции были Джордано Бруно и Галилео Галилей.

Начиная с века Просвещения инквизиция стала терять свои позиции. В Португалии ее права были значительно урезаны: С. де Помбал, первый министр короля Жозе I (1750–1777), в 1771 лишил ее права цензуры и ликвидировал аутодафе, в 1774 запретил применение пыток. В 1808 Наполеон I полностью упразднил инквизицию в захваченных им Италии, Испании и Португалии. В 1813 Кадисские кортесы (парламент) отменили ее и в испанских колониях. Однако после падения Наполеоновской империи в 1814 она была восстановлена как в Южной Европе, так и в Латинской Америке. В 1816 папа Пий VII запретил применение пыток. После революции 1820 институт инквизиции окончательно прекратил свое существование в Португалии; в 1821 он него отказались и латиноамериканские страны, освободившиеся от испанского владычества. Последним казненным по приговору инквизиционного суда стал испанский учитель К. Риполь (Валенсия; 1826). В 1834 инквизиция была ликвидирована в Испании. В 1835 папа Григорий XVI официально отменил все местные инквизиционные трибуналы, но сохранил Священную канцелярию, чья деятельность с этого времени ограничилась отлучениями от церкви и изданием Индекса.

Ко времени Второго Ватиканского собора 1962–1965 Священная канцелярия оставалась лишь одиозным пережитком прошлого. В 1966 папа Павел VI фактически упразднил ее, преобразовав в Конгрегацию вероучения с чисто цензурными функциями; Индекс был отменен.

Знаменательным актом стала переоценка Иоанном Павлом II (1978–2005) исторической роли инквизиции. По его инициативе в 1992 был реабилитирован Галилей, в 1993 – Коперник, в 1998 открыты архивы Священной канцелярии. В марте 2000 от имени церкви Иоанн Павел II принес покаяние за «грехи нетерпимости» и преступления инквизиции.

Иван Кривушин

Инквизиция в средние века

В XII-XIII вв. в Европе получили дальнейшее развитие товарно-денежные отношения, продолжился рост городов, распространялось образование и связанное с ним свободомыслие. Этот процесс сопровождался борьбой крестьянства и бюргерства против феодалов, принимавшей идейную форму ересей. Все это вызвало первый серьезный кризис католицизма. Церковь преодолевала его путем организационных преобразований и идейного обновления. Учреждались нищенствующие монашеские ордена, в качестве официальной доктрины было принято учение Фомы Аквинского о гармонии веры и разума.

Для борьбы с ересями католическая церковь создала специальное судебное учреждение — инквизицию (от лат. — «розыск»).

Деятельность инквизиции началась в последней четверти XII в. В 1184 г. папа Луций III приказал всем епископам, чтобы в местах, зараженных ересью, они лично или через уполномоченных ими лиц разыскивали еретиков и после установления вины предавали их в руки светской власти для исполнения соответствующей кары. Такого рода епископские суды получили название инквизиционных.

На IV Латеранском соборе в 1215 г. была введена обязательная исповедь. Лица, уклоняющиеся от нее, не допускались к причастию и отлучались от церкви со всеми гражданскими последствиями. Собор запретил чтение Библии мирянам, вменил в обязанность митрополитам разыскивать еретиков, используя в инквизиционной деятельности и ревнителей-мирян. Тулузский собор в 1229 г. потребовал создавать специальные организации мирян, которые бы занимались розыском еретиков. С 1227 г. начинают создаваться специальные трибуналы в тех странах и провинциях, где существовали какие-либо еретические движения. Особой жестокостью отличалась инквизиция в Испании. Фома Торквемада, великий инквизитор Испании, ввел практику аутодафе (акт веры) — публичного исполнения приговора над еретиками, создал кодекс и процедуру инквизиционного суда.

Главную роль в организации и осуществлении инквизиции играл орден доминиканцев. Теоретическое обоснование своей деятельности монахи находили в постановлениях пап, теоретических аргументах теологов. Знаменитыми стали имена немецких инквизиторов Генриха Инститориса и Якова Шпренгера, авторов книги «Молот ведьм» («Молот на колдунов»). Понятие колдовства является одним из важных элементов средневековой религиозности. До XIII в. наказания колдунов не имели массового характера. В XIII в. устанавливается взгляд на колдовство как на ересь, которая подлежит суду инквизиции. Колдуны обвиняются в связи с дьяволом, от которого они получают свою силу, для того чтобы причинять людям всякие злодеяния.

Периоды средневековой инквизиции

В истории инквизиции можно выделить несколько периодов:

  • начальный — XIII-XV вв., когда преследовались в основном народные сектантские движения;
  • эпоха Возрождения, когда преследовались деятели культуры и науки;
  • эпоха Просвещения, когда преследовались сторонники Французской революции.

Во многих странах инквизиция была уничтожена с принятием протестантизма, во Франции ее отменил Наполеон. В Испании она просуществовала до середины XIX в.

Квест

Наследие старого герба

Локация: Скайхолд
Начало: Жозефина
Конец: Жозефина
Предыдущий: Злой рок
Появление: Dragon Age: Инквизиция

Наследие старого герба (англ. Heraldry from a Herald) — квест советника в игре «Dragon Age: Инквизиция».

Получение

Квест становится доступен, если Инквизитор находится в романтических отношениях с Жозефиной и выполнил квест Злой рок.

В одном из разговоров Жозефина расскажет о семейном гербе Монтилье и посетует, что он был утерян, когда род был изгнан из Орлея. Инквизитор может помочь ей в поисках герба.

Прохождение

Выполните квест Ставка командования: Найти прежний фамильный герб семейства Монтилье. Потом посетите Вал Руайо и купите фамильный герб у торговца Барнабуса на Летнем рынке. Возвращайтесь к Жозефине и отдайте ей герб. Та очень обрадуется его возвращению и расскажет еще немного о прошлом своего семейства.

Результат

Герб займет почетное место в кабинете Жозефины.

Примечание

На гербе выгравирован прежний девиз семейства Монтилье: «От моря до берегов смиряем волны».


22 октября 1683 года светские власти приговорили к сожжению старообрядца Варлаама. В 1684 году царевна Софья Алексеевна подписала указ «…о наказании рассеивающих и принимающих ереси и расколы», если «…с пыток начнут в том стоять упорно же, а покорения святой церкви не принесут…» «…по троекратному у казни вопросу, будет не покорится, сжечь».
В этом же году был сожжен старообрядческий проповедник Андроник («Того черньца Андроника за ево против святаго и животворящаго креста Христова и Церкви Ево святой противность казнить, зжечь»).
Иностранцы свидетельствовали, что на Пасху 1685 года по указанию патриарха Иоакима сожгли в срубах около девяноста раскольников.
В. Татищев (1686—1750), русский историк и государственный деятель, писал в 1733 году: Никон и его наследники над безумными раскольниками свирепость свою исполняя, многие тысячи пожгли и порубили или из государс тва выгнали.
Нетерпимость церкви и царской власти к церковным противникам в петровский период ярко проявилась в деле переписчика книг Григория Талицкого (1701 г.). Талицкий отличался начитанностью и хорошо разбирался в богословских вопросах. Выражая взгляды людей, отрицательно относившихся к петровским реформам, Талицкий проповедовал, что в лице Петра появился антихрист и что наступает конец мира. Он резко критиковал деятельность Петра, призывал народ не платить податей, не выполнять государственных повинностей, стремился поднять восстание против Петра.
Свои взгляды Талицкий изложил в «тетрадках», которые раздавал народу. Церковный певчий Федор Казанец донес на Талицкого, и по этому доносу Талицкого арестовали. При обыске у него были найдены доски с текстом его обращения к народу.
В этом обращении он критиковал также и православную церковь, говорил о близкой кончине мира и возмущал народ против Петра и его реформ. Талицкого подвергли пыткам. Не стерпев их, он покаялся, т.е. признал себя виновным. Талицкий назвал при этом 17 своих сторонников, в числе их князя И. И. Хованского и тамбовского епископа Игнатия.
Правительство и церковь придали большое значение осуждению взглядов Талицкого, так как они получили в народе широкое распространение. Митрополит Стефан Яворский по поручению царя написал особое «увещание», в котором подверг учение Талицкого резкой критике.
Талицкого обвинили в том, что он «с великой злобой и бунтовским коварством» писал «письма плевельские о пришествии антихриста», и приговорили к казни копчением.
Мучительная казнь не приостановила распространения учения Талицкого, оно было очень популярно среди простого народа. Митрополит Стефан Яворский, ближайший помощник Петра, возглавлявший кровавый террор над церковными противниками, пытками и казнями вызвал к себе всеобщую ненависть.
Стефан составил также «Камень веры» — обличительное сочинение, в котором он доказывал право церкви на физическое уничтожение еретиков.
«Иного на еретиков врачевания нет паче смерти», — писал он. Преданный ему новгородский митрополит Иов рассказывал, что по приказу Стефана в Новгороде было арестовано 12 человек и многие из них «зело жестоко пытаны и рваны».
По его же настоянию в 1713 г. подвергся преследованию лекарь Дмитрий Тверитинов. Это был просвещенный человек своего времени. Изучая Библию на латинском языке, Тверитинов выбрал из нее до пятисот текстов в подтверждение своих взглядов; он был сторонником известных преобразований в русском обществе, особенно среди духовенства.
Тверитинов отвергал значение церковного предания, культ святых, мощей, поклонение иконам. Он обличал «пастырей лживых», как он называл священников, не признавал монашества, считал недопустимым для церкви владеть богатствами, в первую очередь имениями и крепостными.
Выступая против религиозного догматизма, Тверитинов едко высмеивал религиозные суеверия, распространявшиеся духовенством, осуждал церковные обряды, являвшиеся часто причиной болезней.
Своих взглядов Тверитинов не скрывал, так как он поверил Петру, будто в России возможно открыто исповедовать свои религиозные убеждения: «Ныне у нас повольно всякому, кто какую веру изберет, в такую и верует», — говорил он.
Этому поверили и его ближайшие сторонники Иван Максимов и Михаил Косой. Однако скоро им пришлось убедиться в своем заблуждении. Тверитинова и его последователей обвинили в том, что они «рассеивают» среди «неискушенного народа» «плевелы соблазнительные».
Сперва арестовали Ивана Максимова, который «острыми укоризнами и невежливыми речениями укорял православные догматы». Максимова заключили в колодническую палату при патриаршем дворе, а после первых пыток перевели в Преображенский приказ, где пытали вторично. Не выдержав пыток, Максимов выдал своего учителя Тверитинова и его учеников — цирюльника Фому Иванова, фискала Михаила Андреева и «торгового человека» Никиту Мартинова.
В начале Сенат, рассматривавший дело московских рационалистов, отнесся к еретикам снисходительно и потребовал от них лишь отказа от их религиозных взглядов, шедших вразрез с учением господствующей церкви.
Но против такого отношения к еретикам возражал Стефан Яворский. Он обратился с письмом к Петру, в котором доказывал необходимость применения к еретикам пыток. «Что же речем о допросах? — писал он. — Допросы обычно бывают ради известия истины. Аще же вопрошаемый начнет запираться, то надобно или достоверных свидетельств или пытки».
Чтобы собрать обвинения против Тверитинова и его учеников, Стефан обратился к народу с «увещеванием». Под угрозой церковного проклятия он призывал «православных» доносить на еретиков.
«Увещевание» сделало свое дело, и на Тверитинова посыпались «обвинительные сказки», главным образом от духовенства. Всех обвиняемых заключили в тюрьмы: Тверитинова — в колодническую палату московского духовного приказа, а его ближайшего ученика Фому Иванова — в московский Чудов монастырь, где держали «на цепи со стулом».
В цепях их приводили в церковь и предавали анафеме. Стефан обвинял Тверитинова и его учеников в том, что они пытались отторгнуть простой народ от церкви и что делали они это «по злобе на церковь».
По поводу «лукавого дела» начались расспросы, пытки, церковные проклятия. По распоряжению Стефана из 39 допросов был сделан «экстракт», и вместе с «правилами святой церкви» о необходимости сурового наказания еретиков материалы были переданы церковному собору.
Тем временем пытки продолжались. Первым не выдержал Фома Иванов. Когда его вели из тюрьмы в церковь, чтобы предать церковному проклятию, он схватил косарь (топор) и на глазах духовенства и народа изрубил икону Алексия. Его немедленно подвергли церковному проклятию, перевели в духовный приказ, где по распоряжению Стефана вновь пытали.
Сгущались тучи и над головой Тверитинова. Стефан обвинял его в том, что он широко распространял свои еретические взгляды, что он размножал и раздавал свои «народно — развратные пункты».
24 октября 1714 г. в патриаршей крестовой палате собрались архиереи, архимандриты и попы для соборного суда над Тверитиновым и его учениками. Собор перечислил их «богомерзкие и богохульные ереси», трижды пропел им анафему, а затем передал обвиняемых светскому суду.
Заклиная «страшным судом божиим», собор требовал от светской власти «сии богоненавистные еретические плевелы конечно истребить не только духовным судом, но и судом гражданским».
30 декабря 1714 г. Фому Иванова подвергли жестокой казни. В Москве, на Красной площади, построили сруб, куда поместили Иванова, и зажгли его. Перед казнью был зачтен приговор.
Иванова осудили за то, что он возложил хулу на иконы и мощи угодников, на причастие, был противником церкви, врагом и богоотступником. Сперва сожгли его руку с косарем, которым он разрубил икону, затем в срубе сожгли его самого. При совершении казни Иванов держался с величайшей твердостью и не принес, как от него требовали, покаяния. Суровость наказания Стефан Яворский оправдывал необходимостью «угасить всенародный мятеж», вызванный, по его словам, учением Тверитинова.
Стефан Яворский и другие церковные иерархи настаивали на суровом наказании и Тверитинова как еретика и великого злодея не только церкви, но и государства. Однако вопреки их требованиям Петр освободил Тверитинова от наказания. Его ученика Михаила Косого сослали в Тобольск, а оттуда в Обдорск в крепкое заточение «на хлеб и на воду».
Жестокость и непримиримость Стефана Яворского, его «кровожаждущая утроба» вызвали недовольство церковных иерархов, находившихся к нему в оппозиции. Открытое сопротивление Петру в деле московских еретиков вызвало гнев царя. По его распоряжению над «кровожаждущим» инквизитором был назначен «генеральный суд». Его обвинили в злобе, гордости и клевете, в распространении лютеранской ереси и подвергли опале. В 1714 г. в городе Лубны (Украина) собирались сжечь за чародейство одну женщину. Об этом узнал В. Н. Татищев, находившийся в этом городе проездом из Германии, автор «Истории российской». Он критиковал реакционную роль церкви и стремился освободить «вольные науки» от религиозной опеки. Поговорив с обвиняемой, Татищев убедился в ее невиновности и добился отмены приговора. Женщину все же отправили на «смирение» в монастырь
***

Официальное учреждение Инквизиции в России

Петр I создал инквизицию и инквизиторов, и нет возможности отрицать, что всё гражданское и церковное управление при нем и долгое время после него было проникнуто инквизиционным настроением. В 1711 году были в России царским указом введены фискалы, целью которых было наблюдать и докладывать императору о всем, что происходит на местах, в том числе и за духовенством.
В 1720 в России появился первый Морской Устав (Устав Морской.О всем, что касается к доброму управлению в бытности флота на море). В четвертой книге была специально выделена глава, где предполагалось самое строгое наказание, «кто будет чернокнижник или идолопоклонник».
В 1721 году царем Петром I был учрежден Святейший Синод, для которого был написан Духовный Регламент. Одним из пунктов Духовного Регламента было учреждение должности «прото-инквизитора», которым был назначен строитель московского Данилова монастыря иеромонах Пафнутий. В каждую епархию назначались «провинциал-инквизиторы», которым подчинялись «инквизиторы», находившиеся в городах и уездах. 23 декабря 1721 г. Святейший синод составил для них особую инструкцию, напечатанную в «Полном Собрании Законов Российской империи». Воинский устав Петра I 1716 года предусматривал для чернокнижников сожжение, «ежели оный своим чародейством вред кому учинил, или действительно с диаволом обязательство имеет».
Инквизиторы фактически являлись фискалами, только объектом их внимания было непосредственно духовенство и всё, что связано с его деятельностью. Обязанностью инквизиторов было наблюдение за тем, как духовенство выполняет правила Духовного Регламента; отдает ли оно достойную честь Святейшему Синоду; не происходит ли симония; достойны ли люди, поставляемые в архимандриты и игумены; выполняет ли духовенство Святые правила. Помимо этого, инквизиторы должны были наблюдать, взимаются ли налоги с раскольников; если среди старообрядцев появлялся учитель, то такого немедленно под караулом инквизиторы должны были отправлять в Синод. Инквизиторы были обязаны наблюдать за соблюдением государственных законов как среди духовенства, так и среди монастырских крестьян. Обо всех нарушениях инквизиторы должны были докладывать прото-инквизитору, а тот был обязан докладывать в Святейший Синод.
В 1711 году были в России царским указом введены фискалы, целью которых было наблюдать и докладывать императору о всем, что происходит на местах, в том числе и за духовенством.
В 1720 в России появился первый Морской Устав (Устав Морской.О всем, что касается к доброму управлению в бытности флота на море). В четвертой книге была специально выделена глава, где предполагалось самое строгое наказание, «кто будет чернокнижник или идолопоклонник».
В 1721 году царем Петром I был учрежден Святейший Синод, для которого был написан Духовный Регламент. Одним из пунктов Духовного Регламента было учреждение должности «прото-инквизитора», которым был назначен строитель московского Данилова монастыря иеромонах Пафнутий. В каждую епархию назначались «провинциал-инквизиторы», которым подчинялись «инквизиторы», находившиеся в городах и уездах. Духовная инквизиция существовала недолго и была уничтожена при Екатерине I. Активную роль служителей культа в организации и ведении ведовских процессов отмечает и Именной указ императрицы Анны Иоанновны «О наказании за призывание волшебников и о казни таковых обманщиков» от 25 мая 1731 года. По этому указу епархиальные архиереи должны были наблюдать, чтобы борьба с чародейством велась без всякого снисхождения. Указ напоминал, что за волшебство назначается смертная казнь сожжением. Сожжению подвергали и тех, кто, не «боясь гнева божьего», прибегал к колдунам и «знахарям» за помощью.
В 1745 году возникло новое дело, по которому было привлечено 446 обвиняемых. Представители Синода добивались для пятерых публичного сожжения, но по решению Сената смертную казнь заменили наказанием кнутом и ссылкой в каторжные работы. Так впервые был положен конец беспредельной жестокости инквизиторов. Последнее известное сожжение произошло в 70-е гг. XVIII в. на Камчатке, где в деревянном срубе сожгли колдунью-камчадалку. Руководил казнью капитан Тенгинской крепости Шмалев.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *