О фильме: Моя судьба — это исповедь Епископа Василия (Родзянко), жизнь которого охватывает практически весь ХХ век с его потрясениями и войнами. Внук последнего Председателя Государственной Думы предреволюционной России, владыка в 4 года был вывезен в эмиграцию, в Югославию. Его воспитателями и учителями были митрополит Антоний Храповицкий, глава Зарубежного синода, а также ныне причисленные к лику святых святитель Иоанн Максимович (Шанхайский и Сан-Францисский), сербские подвижники — святитель Николай Велимирович и архимандрит Иустин Попович. Во время учебы в русско-сербской гимназии, владыка Василий занимался в литературном кружке, был лично знаком с писателями Куприным, Мережковским, Чириковым и другими. Во время войны владыка Василий, будучи священником, участвовал в сербском сопротивлении, а после войны два года провел в коммунистических титовских лагерях. 26 лет вел религиозные передачи на Би-Би-Си для Советского Союза. Скончался 17 сентября 1999 года в Вашингтоне, будучи епископом Американской Афтокефальной церкви. Обо всех этих событиях Епископ Василий, рассказывает сам, размышляя о Промысле Божием в жизни человека и судьбе России, повергших человечество в ХХ веке в пучину войн, революций, жестокости.

Качество: DVDRip
Видео: XviD, ~ 1550 Кбит/с, 704х528
Аудио: АС3, 2 ch, 192 Кбит/с
Размер: 3.76 ГБ
Продолжительность: 06:13:35
Язык: Русский

Комментарии ( Комментировать )

dbltj9 августа 2014 в 15:16 | Ответить

Одна из лучших раздач в Кинозале! Рассказ Владыки Василия очень интересный, живой. Качество хорошее. Спасибо раздающему!

krep16 января 2014 в 03:03 | Ответить

Спасибо за раздачу! буду смотреть.

KissKa9924 июня 2010 в 15:46 | Ответить

Большое спасибо за раздачу и труд! Видела первый фильм, ходила под впечатлением несколько дней, очень интересной судьбы человек, так много пережил и столько в нем любви и душевного тепла! Наверное, такие люди и есть святые… Фильм не груженый, смотрится на одном дыхании. Рекомендую всем!

Dog6724 июня 2010 в 15:44 | Ответить

1. Предисловие и Послесловие приклеены к сериям 1 и 11 соответственно.
2. У четвертого диска проблемы. Скорее всего из-за монтажа. Рассинхрон на 150 мск туда-сюда. Это после проведённых некоторых операций по его устранению.

Епископ василий родзянко моя судьба фильм 2 на чужбине видео смотреть онлайн

Просмотру совершенно не мешает.
3. Я так и не понял, зачем засовывать меню диска в середину видеофайлов — но это факт.
4. Рекламу Нестеровой повырезал всю. Там единственное что, она сама в 11 серии участвует… Но тут уже это не реклама в чистом виде.
5. На самом деле ей огромное спасибо, но реклама на трекере запрещена.

181aaa22 января 2015 в 17:42 | Ответить

Спаси вас Господи за ваши труды!

Подобные раздачи не найдены

Епископ Василий (в миру Владимир Михайлович Родзянко; 22 мая 1915, имение «Отрада», Екатеринославская губерния — 17 сентября 1999, Вашингтон) — епископ Сан-Францисский и Западно-Американский Православной церкви в Америке.

Семья и образование

Родился в семье крупного землевладельца, внук председателя Государственной думы III и IV созывов Михаила Владимировича Родзянко. В 1919 вместе с родителями четырёхлетний Владимир выехал в Болгарию, а затем в Королевство сербов, хорватов и словенцев (с 1929 — Югославия), где семья и поселилась. Супруга — Мария Васильевна, урождённая Колюбаева, дочь священника, скончалась в 1978. Сын — Владимир, внук — Игорь (погиб в автокатастрофе в конце 1970-х годов).

Значительную роль в судьбе владыки Василия сыграло его родство с Михаилом Родзянко, которого многие участники белого движения обвиняли в измене царю Николаю II. По воспоминаниям епископа, в детстве его гувернёр, бывший офицер, жестоко издевался над ребёнком, мстя ему за деяния деда. В 1998 владыка Василий произнёс короткую проповедь в Феодоровском соборе Царского Села (Пушкина), в которой, в частности, сказал:

"Мой дед хотел только блага для России, но как немощный человек он часто ошибался. Он ошибся, когда послал своих парламентариев к Государю с просьбой об отречении. Он не думал, что Государь отречется за себя и за своего сына, а когда узнал это, то горько заплакал, сказав: «Теперь уже ничего нельзя сделать. Теперь Россия погибла». Он стал невольным виновником той екатеринбургской трагедии. Это был невольный грех, но все-таки грех. И вот сейчас, в этом святом месте, я прошу прощения за своего деда и за себя перед Россией, перед ее народом и перед Царской семьей, и как епископ властью, данной мне от Бога, прощаю и разрешаю его от этого невольного греха."

Окончил первую классическую Русско-сербскую гимназию в Белграде (1933), богословский факультет Белградского университета (1937), также получил образование в богословском колледже при Лондонском университете (1937—1939). В молодости значительное влияние на него оказали митрополит Антоний (Храповицкий) и иеромонах, будущий архиепископ Иоанн (Максимович). Владыка Василий вспоминал, что о. Иоанн «сумел показать мне иной мир, светлый, замечательный, тот рай, в котором мы были, и из которого были изгнаны. Для меня началась новая жизнь». В юности участвовал в переговорах о примирении между митрополитами Антонием (Храповицким) и Евлогием (Георгиевским).

Священник и епископ

* В 1939—1941 — законоучитель в сербских учебных заведениях города Нови-Сад.
* С 1941 — диакон.
* С 30 марта 1941 — иерей, священник на сербских приходах в селах Станишиче и Милетич в Воеводине, был секретарём Красного Креста. Номинально состоял в юрисдикции митрополита Берлинского Русской православной церкви за рубежом, которому была подведомственна Воеводина; после окончания войны перешёл в клир Сербской православной церкви.
* В 1949 был арестован югославскими коммунистическими властями за «незаконную религиозную пропаганду» и приговорён к восьми годам исправительных работ.
* В 1951 после вмешательства архиепископа Кентерберийского досрочно освобождён и выслан во Францию, затем переехал в Великобританию.
* В 1951—1979 — настоятель храма в Лондоне в юрисдикции Сербской православной церкви.
* В 1955—1978 вёл религиозные передачи на ВВС (Би-би-си) для слушателей в СССР и Восточной Европе.
* С 1968 возглавлял братство святого Симеона и редактировал журнал Aion.
* В 1979 был пострижен в монашество. В том же году уехал в США и перешёл в юрисдикцию Православной церкви в Америке.
* С 12 января 1980 — епископ Вашингтонский, викарий предстоятеля Православной церкви в Америке митрополита Феодосия.
* С 1 ноября 1980 — епископ Сан-Францисский и Западно-Американский, наместник Успенской женской обители в городе Калистоге.

25 апреля 1984 уволен на покой, был почётным настоятелем Свято-Никольского храма в Вашингтоне. Увольнение состоялось официально по старости, реально — в связи с консервативной церковной позицией, которая расходилась с точкой зрения большинства клира. Ещё в январе 1980 протопресвитер Александр Шмеман писал в своём дневнике о впечатлении, которое о. Василий произвёл на него при наречении во епископа:

"Его речь при наречении — о видениях, старцах, чудесах. Лирика и нарциссизм. Явно — он хороший, горячий человек. Но до чего невыносим мне этот сладостно-духовный говорок, присущий православию. Почему этот сладкий тон в христианстве?"

Несколько позднее (19 ноября 1980) он же записал в своём дневнике ещё одну характеристику епископа Василия: «„лирический тенор“, но и тенором этим, и, главное, видом (борода, волосы до пояса, деревянный посох и т. д.) чарующий наших ортодоксов». Впрочем, тогда же о.

Моя Судьба

Александр отмечал и такие качества епископа Василия как доброту, культурность и любовь к «церковности».

В конце жизни епископ Василий проводил семинары с группой протестантов, занимавшихся изучением восточных христианских церквей, а затем присоединил своих слушателей к православию.

Владыка Василий и Россия

Уже будучи епископом, в 1981 он посетил СССР, в последующие годы неоднократно приезжал в Россию. После ухода на покой возобновил передачи для России на волнах радиостанций «Голос Америки» и «Радио Ватикана», с 1991 принимал активное участие в работе радиостанции «София», провёл серию телевизионных бесед на религиозные темы. Являлся почётным настоятелем храма Малого Вознесения на Никитской улице в Москве, а с 1998 — деканом богословско-философского факультета университета Натальи Нестеровой. Около полугода жил в Троице-Сергиевой лавре, читая лекции по апологетике в Московской духовной академии и работая в библиотеке. Автор книги «Теория распада Вселенной и вера Отцов» (1996) — о соотношении веры и научного знания. В один из приездов в Москву говорил: «Пока могу стоять перед престолом, служить литургию — буду жить, а иначе жить незачем».

Протоиерей Иоанн Свиридов вспоминал о владыке Василии:

"С епископом Василием я познакомился в 1988 году, когда он стал посещать Москву и живо интересовался переменами, происходящими в Церкви и в обществе. Его речь, осанка порой контрастировали с манерами, принятыми среди архиереев в советскую эпоху. Мятая и коротковатая ряса, клобук, покрытый не тонким шелком, а грубоватым сатином, слегка всклокоченная борода и ясные глаза. В нем можно было узнать не просто человека старой России и эмигранта, но русского интеллигента, посвятившего свою жизнь служению Церкви. Он много говорил, хотя писал мало. Его любили. И он сам любил людей. Он был человеком добрым и отзывчивым, чудаковатым и смиренным, достойным и святым."

О владыке Василии был снят многосерийный документальный фильм «Епископ Василий (Родзянко): Моя судьба», в котором он рассказал о своей жизни.

Был январь 1924 года, лютая для Югославии была в тот год зима. Мои дед и отец вышли на прогулку. И дедушка сказал моему отцу: «Ой, какой сильный мороз. У меня очень-очень болит левая рука и в левой части груди. Это такой сильный мороз, очевидно, бьет меня». Но ни отец мой, ни сам дед не догадались, что это был готовящийся инфаркт. Вечером мы в детской нашей играли, весело так.

Скачать торрент фильмы, сериалы, мультфильмы бесплатно на kinohithd.com

Вдруг вбежала в детскую – она была проходная – бабушка с перекосившимся лицом, бросилась в соседнюю спальню моих родителей, что-то им сказала, и я сразу понял, что что-то случилось с дедушкой. Но не подумал, что что-то страшное, ну, думал, может, просто заболел. Нам ничего не сказали, мы пошли спать. На следующее утро, как только я проснулся, сразу же спросил: «Как дедушке?» Моя мать ответила: «Лучше». Он умер. Я бросился в соседнюю комнату и вдруг на стене увидел что-то такое, что было вделано в стенку. Остановился взглядом на этом месте, потому что я не видел ничего, но я отчетливо почувствовал, что там стоял дедушка и смотрел на меня. Никогда не забуду этот его взгляд – это переживание, эта любовь уже из-за порога смерти.

Когда я приехал в Петербург, меня повели в Исторический музей города Петербурга, и там я нашел письма, которые мой дед писал своему отцу, когда моему деду было десять лет. Я прочитал эти письма и увидал мальчика, очень интересного. Мальчика, который обращался к своему отцу на «вы», и письмо носило характер очень благовоспитанного мальчика, который совершенно определенно старался проявить уважение к отцу и очень большое почитание даже, но в то же самое время проявлял свои некоторые чисто мальчишеские пожелания и некоторые фразы такие, и было видно, что он очень живой ребенок. Он готовился, как все думали: будет пажом. Он и был пажом у императора Александра Второго. Но это отразилось в какой-то степени на будущем моего деда, потому что ему не нравилось многое в том, что было в этой структуре, в жизни, в Пажеском корпусе и потом в пажах, в придворной жизни…Поэтом он решил выйти в общественную деятельность. Эта общественная деятельность, как известно, привела его в конце концов в Государственную Думу. Он всегда говорил, это я помню, и впоследствии и тогда еще, в начале, что он убежденный октябрист. Это совсем не значит, что он был сторонником Октябрьской революции, «октябрист» тогда, ее до революции, означало совсем другое, это означало манифест 18 октября 1905 года, этим манифестом Император Николай Второй начал фактически парламентарный строй в России. Создалась партия октябристов, и в этой партии видную роль в то время играл мой дед. Но пришло время, когда он понял, что необходимо ответственное министерство, которое будет отвечать перед Думой, потому что невозможно было провести по-настоящему никакой законопроект, никакой закон, потому что было такое сильное вмешательство и не было серьезной работы в парламенте из-за этого. И тогда он начал говорить об этом государю в своих докладах. Но государь считал в данном случае, что октябристы более правы, что время еще не пришло. И поэтому все время были известные столкновения взглядов у моего деда с государем по этому вопросу. Может быть, мой дед был не прав, я не знаю, но я знаю и от него лично, и от моей матери, которая была как бы его секретарем, и мне это лично рассказывал старший архивариус Александовского дворца Кучумов, которого я посетил незадолго до его кончины… Было семнадцать докладов моего деда. Государь сохранил их, и они остались… даже в течение всей войны и были найдены после войны, в 1945 году. В этих докладах мой дед сообщал государю все, происходило тогда в Петербурге и вообще в России и в Государственной Думе. Когда уже все совершилось, он сказал генералу Рузскому: «Единственный, кто говорил мне всю правду, был Родзянко». Когда Гаврила Принцип, молодой студент, убил эрцгерцога Фердинанда, наследника австрийского престола, Австрия тогда предъявила ультиматум Сербии, премьера-министр Сербии помчался курьерским поездом в Петербург, прямо к моему деду. В то время как раз мой дед бывал у государя с докладами почти ежедневно. И, в частности, когда стало известно об этом, то тоже был принял государем и сказал государю, что он. Как председатель парламента, Государственной Думы, уполномочен сказать, что весь русский народ жаждет того, чтобы Россия защитила единоверную и слабую Сербию. Надо сказать, что моему дедушке не нужно было всего этого говорить, потому что сам государь, перебив его, сказал: «Да, да, конечно, конечно, мы не предадим нашу единоверную Сербию».

Война, как известно, была не только в защиту Сербии от Австро-Венгрии, Германия использовала этот момент, чтобы сокрушить благоденствие России.

Есть такое мнение, будто бы мой дед намеренно и заранее заготавливал падение монархии и династии и отречение императора. Это клевета. Его задача была совсем не в том, чтобы расшатать, а как раз наоборот – укрепить династию в момент опасной и страшной войны и страшной угрозы, которая, он видел, надвигалась со стороны революционеров. Тогда он обратился к императору Николаю Второму с призывом отречься от престола для того, чтобы спасти в последний момент династию и страну, потому что в Петербурге в это время уже были такие события, что другого пути он не видел. Он направил в Ставку Гучкова и Шульгина со своим посланием императору; как известно, он там просил о том, чтобы государь передал престол так, как оно должно быть по конституции и по закону о престолонаследии в России, своему сыну, наследнику-цесаревичу. Государь, как известно, отрекся за себя и за сына, чего он делать не имел права, это было против закона о престолонаследии. Но здесь победила любовь отцовская, забота о больном сыне и защита, как он понимал, его здоровья. И когда эта весть дошла до моего деда, он стал бледным, как полотно, белым, горько заплакал и сказал: «Теперь Россия погибла. Теперь ничего сделать нельзя». Это мне лично рассказывал его личный секретарь, который все это видел и слышал тогда Салтыков…

Мой дед все-таки взял на себя управление страной до того момента, когда можно было создать хоть какой-то временный комитет Государственной Думы – Дума была в роспуске, — который взял бы на себя задачу создать Временной правительство. Четыре дня продолжалось это единоличное правление Россией моим дедом. За эти четыре дня не было никаких эксцессов, был полный порядок, и вся страна точно оцепенела… Мой дед не хотел показать никому, что он хочет власти, потому что он не хотел этого в личном отношении. Он не был в этом смысле честолюбцем, который хотел бы забрать все в свои руки, и упустил действительно власть из своих рук. Но он создал все-таки временный комитет Государственной Думы и включил в этот комитет и будущего премьер-министра и военного министра Александра Федоровича Керенского. Я его знал близко. Это было в Лондоне, куда Керенский приехал навестить своих сыновей. Керенский сказал мне, что в те годы, когда он думал, что творит историю России, не понимал того, что понимает сейчас. Он сказал мне: «Я фактически был только маленьким винтиком в огромной машине, которая шла своим путем, а я думал, что эту машину веду». Вскоре после этого Керенский заболел, и мне сообщили об этом и сказали, где он находится, он был в больнице. Это было незадолго до Пасхи. Я пришел к нему и долго с ним беседовал. Эту беседу я передавать не буду, это было беседа священника с больным. Он попросил исповедатья, и я его исповедал.

Иногда мне кажется, что Промысл Божий для того сделал внука председателя Государственной Думы перед революцией священнослужителем, чтобы исторически закончить путь Керенского.

Когда уж Ленин взял все в свои руки и повел бывшую Россию к будущему Советскому Союзу своей властной рукой, тогда мой дед пронял. Что ему уже делать там нечего. Теперь уже надо было думать о спасении собственной семьи. Он приехал на юг благополучно и сразу же отправился в ставку генерала Деникина и сказал, что он принимает участие в белой армии и будет сочувствовать и содействовать ей. И в какой-то мере он это делал, но с большими трудностями, потому что в Белой армии его фактически не приняли.

Мой дед был очень мило принят сербским правительством, и ему дали государственную пенсию, такую, какую бы он получал в России, но это ему давала братская Югославия в благодарность за то, что он в свое время сделал для братской Сербии.

Я начал замечать кое-что странное. Дедушка бывал ужасно грустный, сидел за своим письменный столом молча, ничего не делал. На письменном столе стоял портрет государя императора Николая Второго. И что он там думал? Может, молился, вспоминал? Я не знаю… Люди не могли не отметить некоторого совпадения, и газеты, конечно, писали об этом: всего три дня разница было между кончиной моего деда и Владимира Ильича Ленина, а через два года, в 1926 году, умер другой человек, который настроен тоже был, как и Ленин, может быть не в такой степени, против моего деда и который сказал ему: «Нам нужен был козел отпущения, и мы избрали вас» — генерал Врангель. Настоятель русской православной церкви в Белграде отец Петр Беловидов подозвал меня и сказал: «Ты будешь нести крест впереди всей похоронной процессии». Пришел поезд, подошел этот вагон, вынесли гроб, «Со духи праведных», лития, и похоронная процессия двинулась, я пошел первым. Я не знаю, что именно я тогда переживал, но я отдавал себе отчет, что теперь мы хоронили человека, который такие вещи говорил открыто моему деду. И мне стало ясно, может быть, по-детски ясно, но все-таки ясно, что надо было молиться об обоих, потому что они сейчас там встречаются перед Христом Спасителем на своем первом суде Господнем.

Мне владыка Иоанн (Максимович) сказал: «Ты молись за своего деда, чтобы Он простил ему его невольный грех, это был невольный грех, не умышленный, а невольный, но все-таки грех, и надо это сделать». Теперь я как епископ властью, данной мне Богом, могу не только принеси за моего деда покаяние и перед царской семьей, и перед Россией, и перед русским народом, но и ему отпустить его вольные и невольные грехи (см.прим.).

(Прим. В 1998 году, за год до своей кончины, владыка Василий, будучи в царском Селе, в Федоровском соборе произнес короткую проповедь, в которой сказал: «Мой дед хотел только блага для России, но, как немощный человек, он часто ошибался. Он ошибся, когда послал своих парламентариев к государю с просьбой от отречении. Он не думал, что государь отречется и за своего сына, а когда узнал это, горько заплакал, сказав: «Теперь уже ничего нельзя сделать. Теперь Россия погибла». Он стал невольным виновником той екатеринбургской трагедии. Это был невольный грех, но все-таки грех. И сейчас в этом святом месте я прошу прощения за своего деда и за себя перед Россией, перед ее народом и перед царской семьей и, как епископ, властью, данной мне от Бога, прощаю и разрешаю его т невольного греха».)

Епископ Василий (Родзянко). Спасение любовью. – М.: Сретенский монастырь, 2007.


№ 1(23) 2000

Епископ Василий (Родзянко)

*22.05.1915 — †17.09.1999

     Духовная память об усопших отличается от мирской и своим выражением, и бытованием во времени. Внешние ее выражения не столь бурны, отчаянны и безысходны, как во внецерковной среде, и сама скорбь светла и исполнена упования. Все временное, случайное в человеческих отношениях уходит, исчезает в словах отпевания — и уже не мешает безграничной братской любви о Господе. Постоянная молитвенная память приближает к нам образ почившего, обогащает наше понимание высокого смысла его жизненного пути, позволяет за внешними событиями ощутить черты Промысла Божия…
     С кончины епископа Василия прошло уже достаточно времени — и можно увидеть, насколько прямым и последовательным путем вел его Господь на протяжении восьми с лишним десятков лет; из страны в страну, от одного рода деятельности к другому, но всегда к Себе и к жизни вечной.
     Владыка Василий (Владимир Михайлович Родзянко) родился в Малороссии, в родовом поместье Отрада, где его отец Михаил Михайлович, выпускник Московского университета, прилежно занимался хозяйством. В 1920 г. семья вынуждена была эмигрировать и осела в Югославии, где, как известно, в те годы образовался центр культурной и религиозной жизни русской эмиграции. В 1925 г. мальчик поступил в 1-ю классическую Русско-сербскую гимназию в Белграде; в годы учебы он познакомился с митрополитом Антонием (Храповицким) и с прославленным впоследствии в лике святителей епископом Сан-Францисским, а тогда — молодым иеромонахом Иоанном (Максимовичем), что не могло не оказать решающего влияния на всю его последующую жизнь. Замечательно то, что во времена горестных нестроений и несогласий в Церкви, начавшихся в 20-е годы и продолжающихся и поныне, будущему епископу выпала роль миротворца: он как посыльный принимал участие в переписке митрополита Антония с митрополитом Евлогием, в результате которой было возобновлено литургическое общение двух ветвей Русской Церкви в изгнании. И в дальнейшем Владыка в числе своих духовных учителей помимо двух названных выдающихся иерархов упоминал преподобного Иустина (Поповича) и митрополита Антония Сурожского.
     В 1933 г., окончив гимназию, В. Родзянко поступил на богословский факультет Белградского университета, который окончил в 1937 г., а в 1938 г. вступил в брак с Марией Кулюбаевой, дочерью священника. В том же году он приступил к работе над диссертацией в Оксфорде, где пребывал и весь следующий год. В 1939 г. в семье Родзянко родился сын Владимир, а в следующем состоялось рукоположение о. Владимира. В 1941 г. он должен был стать настоятелем домовой церкви в гимназии, где преподавал Закон Божий, но началась война, и первую свою литургию о. Владимир служил (6 апреля, в канун Благовещения) под бомбами в г. Нови Сад, — знаменательное событие, но в жизни христианских подвижников знаменательно все, наверное, потому, что они открывают себя Господу и Его святой воле.
     Во время войны о. Владимир был настоятелем сельского прихода и секретарем Красного Креста. Множество людей обязаны ему спасением от ужасов войны. Сейчас, наблюдая непрекращающуюся войну на Балканах, мы можем в должной мере оценить ту силу духа, которая была для этого потребна. В 1949 г. о. Владимир был арестован титовскими властями и два года провел в лагере. В 1951 г. он был выслан во Францию, откуда переехал в Англию. С 1953 г. о. Владимир служил священником сербского храма в Лондоне, а в 1955 г. организовал православную передачу на русском языке на Би-би-си и сам бессменно вел ее до 1979 г.
     Так осуществилась любовь Владыки к России, — та любовь, которая всегда в нем жила. Много лет спустя, в российской глуши, когда Владыка ехал служить в отдаленный храм (от просьб приехать на службу он не отказывался никогда, сколь бы затруднительной ни была для него поездка), он застал на пустынной дороге человека, скорбевшего над телом старика: сын вез отца в коляске мотоцикла, и тот погиб в аварии. Владыка предложил отпеть покойника, если тот был православным. Сын рассказал, что храма в их местности не было, но у отца был духовник, и объяснил, как это стало возможным: “Он все слушал по радио Би-би-си, а там выступал священник Владимир Родзянко, и он говорил, что вот это и есть его духовный отец”. Этот случай говорит о том, что было сделано Владыкой для Русской Церкви в глухие годы, наверное, не менее красноречиво, чем сотни и тысячи иных свидетельств, хотя все они столь же ценны.
     Иерейское служение о. Владимира было отмечено эпизодом, может быть, и обычным в жизни священника, но имеющим определенный исторический смысл: батюшка принимал предсмертную исповедь А. Ф. Керенского, и тем самым Господь как бы доверил ему зримое завершение определенного этапа русской истории.
     В 1979 г. о. Владимира постигло испытание: скончались матушка Мария и внук Игорь. Знавшие Владыку в то время говорили, что его скорбь была исполнена духовного мужества, что он непрестанно обращался ко Господу с тем удивительным сочетанием дерзновения и смирения, которое так поражает тех, кто размышляет над страницами книги Иова. Владыка просил утешения духовного, просил с благоговением и неотступностью — и получил его. В 1980 г. по принятии иноческого пострига его рукополагают во епископа Вашингтонского Православной Церкви в Америке. В том же году Владыка стал епископом Сан-Францисским и Калифорнийским. Уже будучи в архиерейском сане, он в 1981 г. посетил Россию, где был тепло встречен теми, кто много лет почитал его как православного проповедника.
     С 1984 г., живя на покое, владыка Василий все свои силы и весь незаурядный духовный опыт отдает служению Православию. Как почетный настоятель Свято-Никольского храма в Вашингтоне, он печется о нуждах прихода и отдельных верующих, но центр его внимания переносится в Россию, где Владыка бывал неоднократно и задерживался надолго. Здесь он стал почетным настоятелем храма Малого Вознесения на Никитской в Москве, а в последние годы — деканом богословско-философского факультета частного университета Натальи Нестеровой — учебного заведения, которое ставит своей целью подготовку молодежи к высококвалифицированной работе в современном мире и строит образовательную систему на традиционных культурных и нравственных ценностях. Наконец, Владыка по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II почти полгода жил в Троице-Сергиевой Лавре, читая лекции и работая в библиотеке. В результате им была написана книга “Теория распада Вселенной и вера Отцов” (издана в 1996 г.), предлагающая читателю чрезвычайно актуальное в наши дни рассмотрение соотношения Православия и научного знания. В этой книге прежде всего привлекает сочетание таких свойств автора, которые не так часто сочетаются в нашем мире: эрудиции и юношеского интереса к знанию, архиерейской весомости слов и глубокого смирения.
     …Замечательный жизненный путь служителя Православной Церкви, пастыря и исповедника, наставника и ученого. Сейчас, оглядываясь на уходящий век, мы можем только с радостным удивлением благодарить Господа за то, что в пучине исторических катаклизмов Он явил нам такое множество светильников веры — и в России, и в рассеянии.

Епископ Василий Родзянко. Моя судьба. Фильм 6. "Выбор пути" смотреть онлайн

Все они едины в своем подвижническом служении, хотя каждому оно было дано по его силам — и все отличаются некоторыми личностными свойствами, особенно трогающими душу. Оставленный владыкой Василием архив нуждается в изучении; очевидно, он таит в себе много ценных материалов, ждущих своего опубликования, после которого мы сможем лучше узнать его жизнь. Но об одной черте покойного Владыки, которая радовала всех, кто с ним встречался в его последние годы, можно сказать уже сейчас — о свойственном ему нестяжательстве. 
     Владыка Василий не был, что называется, состоятельным человеком, и в Россию приезжал вовсе не как “богатый иностранец”, — нет, он прибывал скорее как епископ первых времен христианства, как странник, с трудом преодолевающий расстояния и тяготы пути ради того, чтобы донести до верных свое архипастырское слово, продиктованное духовным рвением и теплой любовью ко Христу и к ближнему. Слабое здоровье Владыки, его почтенный возраст еще увеличивали это сходство. При этом он вовсе не презирал человеческие потребности (хотя довольствовался малым); он с радостью и любовью благодарил и за приют, и за уход, и просто за внимание. Очень для него характерная деталь: в предисловии к своей книге он помещает список благодарностей, начинающийся именем Святейшего Патриарха и включающий имена епископов и священников, библиотекарей, семинаристов и иподиаконов, всех, кто работал над изданием книги — и тех, кто предоставил ему компьютер и кров, и тех, кто сшил клобук, подрясник и рясу. За этими трогательными в своей подробности и чистосердечии благодарностями встает прекрасный облик старца, приветствующего всякое доброе к себе отношение как драгоценный дар Божий; становится понятно, как любовь, исходящая от Господа, которая сама по себе уже есть высший дар, делает людей способными к принесению даров, и через это простое человеческое действие люди дарят себя друг другу и Господу, и благо Творца умножается в мире.
     Молитвенная память о епископе Василии никогда не иссякнет у тех, кому Господь даровал радость видеть и слышать его. Нужно надеяться, что благодаря фильмам и книгам с его духовным подвигом смогут ознакомиться и те, кто не знал его при земной жизни, и что эта встреча даст им утешение и укрепление в вере и приведет к умножению любви.

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *