Июль выдался на редкость душным, с запахом разложения и смерти. Новая власть методично и с удовольствием уничтожала старую. Она — последняя из дома Романовых, оставшаяся в живых здесь, в России. Что ж, не пройдет и нескольких часов, как большевики исправят это досадное упущение. И ее долгий спор с Богом наконец подойдет к завершению. Осталось совсем немного. Почему-то именно сейчас вспомнилась ее детская клятва после того, как она специально уколола палец булавкой: «Боль, которую я сама себе причинила — совсем не та боль, которую может послать Господь. Я молю Бога, чтобы он послал мне боль и смогла бы доказать себе и Ему, что выдержу любое испытание. Если, конечно, Он пообещает, что душа и в самом деле останется в неприкосновенности».

Великая княгиня Елизавета Федоровна горько улыбнулась, вспомнив собственную наивность. Душа, пережившая пламя любви, не может остаться прежней. А Бог никогда ничего не обещает. Кроме боли, разумеется…

Принцесса из сказки Свадьба немецкой принцессы и великого князя Сергея Александровича стала событием для всего дома Романовых. В суматохе и праздничных хлопотах как-то позабыли, что против этого союза выступали против и бабушка невесты, королева Виктория, и брат жениха Александр III. Однако Елизавета проявила характер: «Я выйду только за русского князя. Я люблю его». Родственникам пришлось смириться.

Облачаясь в подвенечный наряд, Елизавета убеждала себя, что будет самой счастливой принцессой на свете, нашедшей настоящего принца. Однако червячок сомнения все-таки был. Ее смущали жалостливые взгляды придворных, шлейф полунамеков и едва осязаемый флер зарождающегося скандала. Что происходит? Что не так? Может, она недостаточно хороша для князя?

Напротив, ее признали самой красивой принцессой Европы. Великий князь не устает любоваться ее совершенством и грацией, он то и дело в вмешивается в подбор туалетов и драгоценностей, чтобы подчеркнуть красоту своей невесты. В уши Елизаветы вдели серьги Екатерины Великой — настоящее произведение искусства из бриллиантов и изумрудов. Серьги нужно закрепить золотой проволокой, иначе они своей тяжестью могут разорвать мочки. Невеста готова!

В зеркале отражалась юная рыжеволосая красавица в серебристом подвенечном платье и пурпурной мантии. В искусно уложенных волосах переливалась диадема. Елизавета довольно улыбнулась: жених не устоит. Уже сегодня ночью она будет в его объятиях, и они, наконец, станут единым целым. Как и подобает мужу и жене. Ее пронзила чувственная дрожь. Как долго она ждала этого!

Погрузившись в романтические мечты, Елизавета не услышала шепот черни:

– Бедняжка! Такая красота и впустую…

Странный брак Елизавете потребовалось всего лишь несколько дней после свадьбы, чтобы в полной мере ощутить весь ужас своего положения. Ее муж, которого она без памяти любила, практически не интересовался женщинами. Ему по нраву были молодые офицеры из вверенного полка. Свою жену Сергей Александрович ценил за красоту и грацию, она была красивым дополнением к его титулу. Он безумно ревновал, если кто-то из мужчин оказывал его царственной супруге знаки внимания, он по-прежнему выбирал ей туалеты и драгоценности, руководствуясь принципом, что дорогой бриллиант дорогой оправы требует и хорошего ювелира. И только.

Правда, со временем он полюбил Елизавету как близкого, родного человека. Супруги спали в одной постели, бывали в обществе, много времени проводили вместе. Но духовное единение не подкреплялось физической близостью, от чего Елизавета сильно страдала. Во всем она винила лишь себя… Значит, именно она недостаточно хороша для Сергея. Бог послал ей испытание и боль, которые надо с достоинством выдержать. И тогда, быть может, ее брак станет таким, каким она мечтала.

Удивительно, но Елизавета Федоровна не позволила себе ни единого упрека в адрес мужа, более того, она полностью приняла навязанные правила игры. В любом начинании великого князя, его жена становилась на сторону мужа. После долгих, мучительных размышлений она даже сменила веру, рискуя вызвать гнев английских и немецких родственников. Но что родственники в сравнении с тем, что появилась еще одна ниточка. Крепко связавшая ее с Сергеем. Никогда она больше не говорила «я», только «мы». Каждую минуту, проведенную с мужем, Елизавета Федоровна почитала за великое счастье, дарованное ей судьбой. Годы шли, а она все надеялась, что однажды они с мужем станут единым целым, настоящей семьей…

Угрозы Между тем, служебная деятельность Сергея Александровича — московского генерал-губернатора — также не выглядела благополучной. Все чаще в адрес великого князя поступали угрозы физической расправы: кого-то не устраивало растущее влияние князя на императора Николая II; кто-то не мог забыть Ходынскую катастрофу, в которой винили опять-таки князя; москвичей не устраивала городская политика высокородного петербуржца, бывшего здесь чужаком.

Елизавета Федоровна с ума сходила от страха за мужа, она старалась всюду сопровождать Сергея, несмотря на то, что великого князя раздражала подобная опека. Но Елизавета Федоровна придерживалась иного мнения: «Если суждено погибнуть, так вместе».

Вместе не получилось.

За что?Катастрофа произошла 4 февраля 1905 года у Московского кремля. С расстояния четырех шагов эсер Иван Каляев бросил в карету московского генерал-губернатора бомбу. Сергей Александрович Романов был разорван на куски.

При аресте Иван Каляев не сопротивлялся, казалось, он даже был рад такому повороту событий.

Елизавета Федоровна находилась неподалеку от места трагедии, в Николаевском дворце. Услышав взрыв, она все поняла. За считанные минуты она оказалась на месте трагедии, где уже скопились зеваки. Полиция находилась в полной растерянности.

Елизавета Федоровна напоминала помешанную. Упав на колени, она начал собирать в платок останки мужа, тихо приговаривая:

– Господи, скорей бы, ведь он не любит беспорядок, он ненавидит кровь.

Светлое платье мгновенно покрылось бурыми пятнами. Толпа, которая до этого безмолвствовала, словно очнувшись и устыдившись, приняла участие в страшных поисках. Кто-то принес палец великого князя с обручальным кольцом, кто-то подал цепочку с нательным крестом. То, что осталось о генерал-губернатора, положили на носилки, накрыли шинелью и унесли. На площади осталась великая княгиня — на коленях, с немым вопросом в глазах: «За что?».

Бог по обыкновению молчал.

Я живу в смерти Четвертого февраля жизнь великой княгини закончилась. Светская красавица исчезла. Исчезла и женщина, любившая мужа и годами питавшая надежду, что когда-нибудь… Когда-нибудь превратилось в никогда. «Я живу в смерти», — повторяла Елизавета Федоровна. Окружающие думали, что от горя она помутилась рассудком. В это уверовали все, когда Елизавета добилась разрешения посетить Ивана Каляева.

Обо этой встрече ходят легенды, оба ее участника — Романова и Каляева — оставили воспоминания, каждый в своем духе. Елизавета хотела, чтобы убийца раскаялся. Каляев считал, что он убедил вдову в справедливости возмездия.

Зачем она устроила этот странный, практически бессмысленный разговор? Конечно, в идеале ей было необходимо раскаяние Каляева. Но первым было совсем иное чувство. Она хотела посмотреть в глаза убийцы. Их обоих, словно бы связала невидимая, мистическая нить. Эсер тоже это почувствовал. Несколько минут они смотрели друг на друга. Потом Елизавета спросила, имел ли он что-то лично против князя. Тот пожал плечами: ничего. Приговор вынесла партия, он только инструмент, исполнитель. Уже в завершение встречи Елизавета Федоровна призвала покаяться.

Детство Великой Княгини Елизаветы Фёдоровны

Вручив ему Евангелие. Тот отказался.

Следующий шаг Елизаветы Федоровны можно считать еще более безумным: она подала прошение царю о помиловании Каляева. Прошение отклонили. После похорон князя смертный приговор в отношении эсера-террориста был приведен в исполнение.

Другая «жизнь" Февральская трагедия целиком изменила жизнь Елизаветы. Она возненавидела драгоценности и светский уклад жизни, перешла на вегетарианскую еду и полностью углубилась в себя. Она по-прежнему произносила «мы» вместо «я» и перед принятием важных решений всегда спрашивала: «А как бы поступил Сергей?».

На смену светской жизни пришла духовная. Религия заменила любовь и надежды. Складывается впечатление, что Елизавета Федоровна заключила с богом другой контракт, еще более жесткий — он показывает ей все грани боли и страданий и не дает надежду на счастье. Обманувшись в своих надеждах единожды и потеряв любимого человека, она не была готова жить, гораздо проще оказаться в атмосфере человеческих страданий и пороков.

Продав драгоценности, она купила большой кусок земли. Вскоре там раскинулась Марфо-Мариинская обитель, приют для всех страждущих, убогих и болезных. В белых монашеских одеждах Елизавета Федоровна сама обмывала и перевязывала гнойные раны, ухаживала за неизлечимыми больными. Вчерашняя княгиня стала монахиней, спустя время монахиня превратилась в святую. Именно так стали называть Елизавету при дворе. Чем страшнее была жизнь вокруг, тем спокойнее она себя ощущала. Казалось, мерзость мира только позволяет с достоинством следовать детской клятве — познать всю боль мира и сохранить чистоту духа.

Тем временем наступила первая мировая война, затем грянула февральская революция, ей на смену отгрохотала октябрьская. Когда к власти пришли большевики, Елизавету Федоровну убеждали уехать из России.

Она отказалась: «Это моя страна. И я пройду свой путь до конца». Уже находясь под арестом, она как могла утешала других узников, боявшихся смерти.

На следующий день после расстрела царской семьи в Екатеринбурге, путь великой княгини Елизаветы Федоровны подошел к своему трагическому финалу. Вместе с другими узниками ее живую сбросили в Нижне-Селимскую шахту. Сверху забросали грантами.

Перед тем, как шагнуть вниз, Елизавета Федоровна простила убийц, так же, как когда-то простила убийцу своего мужа: «Господи, отпусти им, ибо не ведают, что творят».

Эти слова высечены на ее могиле. Испытание болью закончилось.

Анастасия Монастырская

 

1 ноября 1864 года в Дармштадте в семье великого герцога Людвига IV родилась дочь, которую назвали Елизавета. Кроме Елизаветы в семье было семь детей. Их мать принцесса Алиса, будучи дочерью английской королевы Виктории, воспитывала детей в традициях старой Англии на твердой основе христианской веры. Их жизнь проходила по строгому порядку, установленному матерью. Детская одежда и еда были самыми простыми. Старшие дочери сами выполняли свою домашнюю работу: убирали комнаты, постели, топили камин. Впоследствии Елизавета Федоровна говорила: «В доме меня научили всему и, главное, состраданию». Мать старалась каждому из семерых детей вложить в сердце любовь к ближнему. Дети постоянно сопровождали мать в госпитали, приюты, дома для инвалидов. Принося с собой большие букеты цветов, они ставили их в вазы, разносили по палатам больных и помогали сестрам-сиделкам. Когда Елизавете было только 12 лет, ее мать скончалась от эпидемии дифтерита. Пора детства закончилась. Лиза всеми силами старалась облегчить горе отца, поддержать его, утешить, а младшим своим сестрам и брату в какой-то мере заменить мать.

В двадцать лет принцесса Елизавета вышла замуж за великого князя Сергея Александровича, брата Российского императора Александра III. И с этого момента вся ее жизнь была отдана России. Великая княгиня напряженно занималась русским языком и овладела им в совершенстве. Желая глубже изучить культуру и особенно веру новой своей родины, она, еще исповедуя протестантизм, посещала православные храмы, где выстаивала многочасовые богослужения. Вместе с мужем совершила паломничество в Святую Землю. И наконец, твердо решив принять православие, она писала отцу: «Я все время думала, и читала, и молилась Богу указать мне правильный путь.

История России: Великая княгиня Елизавета Федоровна и ее мученическая смерть (13 фото)

И пришла к заключению, что только в православии я могу найти настоящую и сильную веру в Бога, которую человек должен иметь, чтобы быть хорошим христианином».

После назначения Сергея Александровича московским генерал-губернатором Елизавета Федоровна переехала вместе с ним в Москву. Жители Москвы скоро оценили ее милосердное сердце. Здесь она организовала Елизаветинское благотворительное общество, возглавила Красный Крест. Она ходила по больницам для бедных, в богадельни, в приюты для беспризорных детей. И везде старалась облегчить страдания людей: раздавала еду, одежду, деньги, улучшала условия жизни несчастных.

18 февраля 1905 года произошла трагедия, изменившая всю дальнейшую жизнь Елизаветы Федоровны. От взрыва бомбы, брошенной революционером погиб ее муж. Еще минуту назад он, простившись с ней сел в карету… Кинувшись к месту взрыва, Елизавета Федоровна увидела ужасающую картину. Собрав свои последние силы, Елизавета начала собирать и класть на носилки части тела горячо любимого мужа. В этот день она не проронила ни слова, лишь слезы капали из ее глаз. она несколько раз справлялась о состоянии раненного кучера Сергея Александровича. Ей сказали, что положение кучера безнадежно и он может скоро умереть. Чтобы не огорчить умирающего, Елисавета Феодоровна сняла с себя траурное платье, надела то же самое голубое, в котором была до этого, и поехала в госпиталь. Там, склонившись над постелью умирающего, она, пересилив себя, улыбнулась ему ласково и сказала: «Он направил меня к вам». Успокоенный ее словами, думая, что Сергей Александрович жив, преданный кучер Ефим скончался в ту же ночь. На третий день после гибели мужа она поехала в тюрьму к убийце, желая только одного — чтобы тот раскаялся. Со своей стороны Елизавета подала императору прошение о помиловании убийцы, но оно не было удовлетворено. Греческая королева Ольга, двоюродная сестра убитого великого князя, писала: «Это чудная, святая женщина — она, видно, достойна тяжелого креста, поднимающего ее все выше и выше!».

После гибели мужа Елизавета Федоровна решила посвятить свою жизнь Господу через служение людям и создать в Москве обитель труда, милосердия и молитвы. Она распродала все свои драгоценности и вырученные средства устроила Марфо-Мариинскую обитель. Сняв с себя траурное платье и облачившись в монашеское одеяние, Елизавета сказала: «Я оставляю блестящий мир, где я занимала блестящее положение и восхожу в более великий мир — в мир бедных и страдающих».

При обители открылась больница, считавшаяся впоследствии лучшей в Москве, аптека, в которой лекарства отпускались бедным бесплатно, детский приют и школа. Елизавета Федоровна брала на себя самую ответственную работу: ассистировала при операциях, делала перевязки, находила слова утешения, стремилась облегчить страдания больных. Они говорили, что от великой княгини исходила целебная сила, которая помогала им переносить боль и соглашаться на тяжелые операции. Здесь исцелялись те, от кого отказывались врачи. Исцеленные пациенты плакали, уходя из Марфо-Мариинской больницы, расставаясь с «великой матушкой», как они называли настоятельницу.

Великая княгиня тяжело переживала отречение императора Николая и начало революции. Ей предложили уехать из страны, но она отказалась. В ее письмах того времени есть следующие слова: «Я испытываю такую глубокую жалость к России и ее детям, которые в настоящее время не знают, что творят. Разве это не больной ребенок, которого мы любим во сто раз больше во время его болезни, чем когда он весел и здоров? Хотелось бы понести его страдания, помочь ему… Великой России, увы, больше нет. Мы… должны устремить свои мысли к Небесному Царствию… и сказать с покорностью: "Да будет воля Твоя"».

На третий день святой Пасхи 1918 года Елизавета Федоровна была арестована, а через два месяца 18 июля 1918 года ее вместе с другими членами императорского дома сбросили в шахту старого уральского рудника. Она лишь крестилась и громко молилась: «Господи, прости им, не знают, что делают!». Окрестные крестьяне рассказывали, что несколько дней из шахты доносилось пение молитв. Скончались они в страшных страданиях, от жажды, голода и ран. Несколько месяцев спустя армия адмирала Колчака, заняв Екатеринбург, извлекла из шахты останки убитых. Однако погребение состоялось только через три года в январе 1921 на Святой Земле, которое совершил Иерусалимский патриарх Дамиан. В молитвах, обращенных к ней, православные христиане называют Елизавету Федоровну «Красотой Церкви Российской».

 

Святая мученица Елизавета Федоровна Романова

«…Люди, страдающие от нищеты и испытывающие все чаще и чаще физические и моральные страдания, должны получить хотя бы немного христианской любви и милосердия — это меня всегда волновало, а теперь стало целью моей жизни… »

Святая преподобномученица Елисавета Феодоровна

Святая преподобномученица
великая княгиня Елизавета Федоровна.

 

  Елизавета Александра Луиза Алиса Гессен-Дармштадская родилась в 1864 году в семье великого герцога Гессен-Дармштадского Людвига IV и принцессы Алисы, дочери английской королевы Виктории. Как немецкую принцессу, ее воспитывали в протестантской вере. Сестра Елизаветы Алиса стала супругой Николая II, а сама она в 1884 году вышла замуж за великого князя Сергея Александровича Романова и стала российской княгиней. По традиции, всем немецким принцессам при переходе в православную веру давали отчество Федоровна — в честь Феодоровской иконы Божией Матери.

Портрет святой преподобномученицы Елизаветы Федоровны.
Художник М.В. Нестеров.

  Немка по происхождению, Елизавета Федоровна в совершенстве выучила русский язык и полюбила новую родину всей душой. Ещё исповедуя протестантизм, посещала православные богослужения. В 1888 году, вместе с супругом, совершила паломничество в Святую Землю, а в 1891 году, после нескольких лет размышлений, она приняла православие.

Принцесса Гессенская и Великобританская Элла.
Начало 1870-х годов.

  По­се­щая хра­мы, боль­ни­цы, дет­ские при­юты, до­ма для пре­ста­ре­лых и тюрь­мы, ве­ли­кая кня­ги­ня ви­де­ла мно­го стра­да­ний. И вез­де она старалась сделать что-ли­бо для их об­лег­че­ния.

Сергей Александрович и Елизавета Федоровна на Святой земле.
Гефсимания, храм святой Марии Магдалины, 1888 год.

  По настоянию Елизаветы Федоровны в семейном имении Ильинском, где они с супругом некоторое  время жили, была устроена больница, периодически проходили ярмарки в пользу крестьян. В 1893 году, когда в Центральной России бушевала холера, в Ильинском открылся временный медпункт, где осматривали и при необходимости срочно оперировали всех нуждающихся в помощи, а крестьяне могли остаться в специальной «избе для изоляции» — как в стационаре.

Великая княгиня Елизавета Федоровна.

  В качестве супруги московского генерал-губернатора Елизавета Федоровна (великий князь Сергей Александрович был назначен на этот пост в 1891 году) организовала в 1892 году Елизаветинское благотворительное общество, учреждённое для того, чтобы «призревать законных младенцев беднейших матерей, дотоле помещаемых, хотя без всякого права, в Московский Воспитательный дом, под видом незаконных». Деятельность общества вначале проходила в Москве, а затем распространилась и на всю Московскую губернию. Кроме того, Елизавета Федоровна возглавила Дамский комитет Красного Креста.

  По­сле на­ча­ла в 1904 го­ду рус­ско-япон­ской вой­ны великая княгиня очень много по­мо­га­ла фрон­ту. Тру­ди­лась она до пол­но­го из­не­мо­же­ния. В день десятилетия супружеской жизни, которое пришлось как раз на это время, супруг Елизаветы Федоровны, великий князь Сергей Александрович записал в дневнике: «С утра я в церкви, жена — на складе. Господи, за что мне такое счастье?» (Под «складом» Сергей Александрович имел в виду склад пожертвований в пользу воинов, организованный при содействии Елизаветы Федоровны: там шили одежду, заготавливали бинты, собирали посылки, формировали походные церкви). Также Елизаветой Федоровной был организован санаторий под Новороссийском для раненых солдат, оборудованный по последнему слову тогдашней медицинской техники.

  В 1905 году от бомбы террориста Ивана Каляева погиб генерал-губернатор Москвы великий князь Сергей Александрович. Елизавета Федоровна первой прибыла на место трагедии и своими руками собирала части тела любимого мужа, разбросанные взрывом.

  На третий день после гибели великого князя она поехала в тюрьму к убийце в надежде, что тот раскается. На слова Каляева о том, что он не хотел причинить великой княгине вреда, Елизавета Федоровна ответила: «И вы не сообразили того, что вы убили меня вместе с ним?» Несмотря на то, что убийца не раскаялся, великая княгиня подала Николаю II прошение о помиловании, которое государь отклонил.

Елизавета Фёдоровна в трауре по убитому мужу.
Архивное фото из музея Марфо-Мариинской Обители милосердия.

  После гибели супруга, Елизавета Федоровна решила отдать все свои силы служению Христу и ближним. Она купила на Большой Ордынке участок земли и в 1909 году основала там обитель милосердия, назвав ее в честь святых жен — мироносиц Марфы и Марии Мар­фо-Ма­ри­ин­ской.

  В оби­те­ли бы­ли со­зда­ны два хра­ма – Мар­фо-Ма­ри­ин­ский и По­кров­ский, боль­ни­ца, счи­тав­ша­я­ся впо­след­ствии луч­шей в Москве, ап­те­ка, в ко­то­рой ле­кар­ства от­пус­ка­лись бед­ным бес­плат­но, дет­ский при­ют и шко­ла. Вне стен оби­те­ли был устро­ен дом-боль­ни­ца для жен­щин, боль­ных ту­бер­ку­ле­зом.

Отец Митрофан (справа) с сестрами
Марфо-Мариинской обители милосердия.

Марфо-Мариинская обитель милосердия.

   Великая матушка Елизавета Федоровна и сестры обители трудились в больнице, приюте, храме, посещали дома страждущих. Не только обитатели Хитровки, самого неблагополучного района Москвы, но и вся беднота города хорошо знали великую княгиню и сестер милосердия, которые делали все возможное для оказания помощи нуждающимся независимо от их вероисповедания. Во время Первой мировой войны Елизавета Федоровна активно поддерживала фронт: помогала формировать санитарные поезда, отправляла солдатам лекарства и походные церкви. Не требуя от сестер никакой аскезы, сама настоятельница трудилась неустанно. Никто не видел ее утомленной или унывающей. Неизвестно, сколько времени она спала: днем великая матушка разбирала письма, посещала нуждающихся и ассистировала на операциях, ночью утешала тяжелобольных и читала Псалтырь в часовне-покойницкой.

Группа раненых солдат Первой мировой войны в Марфо-Мариинской обители.
В центре Елизавета Федоровна и сестра Варвара.

   «…Люди, страдающие от нищеты и испытывающие все чаще и чаще физические и моральные страдания, должны получить хотя бы немного христианской любви и милосердия — это меня всегда волновало, а теперь стало целью моей жизни… Я должна быть сильной, чтобы их утешать, ободрять своим примером», — написала Елизавета Федоровна в письме к А. Н. Нарышкиной от 20 января 1909 года. 

  После отречения Николая II от престола она написала: «Я испытывала глубокую жалость к России и ее детям, которые в настоящее время не знают, что творят. Разве это не больной ребенок, которого мы любим во сто раз больше во время его болезни, а не когда он весел и здоров? Хотелось бы понести его страдания, помочь ему. Святая Россия не может погибнуть.

Великомученица христианского долга Святая Княгиня Елизавета

Но Великой России, увы, больше нет. Мы должны устремить свои мысли к Небесному Царствию и сказать с покорностью: “Да будет воля Твоя”».

  В 1918 году Елизавету Федоровну арестовали и отправили в ссылку на Урал — в город Алапаевск. За матушкой последовали сестры милосердия Варвара Яковлева и Екатерина Янышева. Екатерину позже отпустили на свободу, а Варвара отказалась уезжать и осталась с великой княгиней до конца.
18 июля 1918 года заключенных — Елизавету Федоровну, сестру Варвару и нескольких членов семьи Романовых — отвезли к деревне Синячихи. Там, на заброшенном руднике, их избили прикладами винтовок и сбросили в шахту. Во время казни великая княгиня молилась: «Господи, прости им, не знают, что делают!» Матушка и великий князь Иоанн упали на выступ в стене шахты. Оторвав от своего апостольника часть ткани, преодолевая боль, Елизавета Федоровна перевязала раны князя. Сохранились свидетельства, что проходящие мимо люди слышали, как в глубине шахты мученики пели Херувимскую песнь.

  Через несколько месяцев в Екатеринбург вошла армия адмирала Колчака, и тела мучеников достали из шахты. У преподобномученицы Елизаветы, сестры Варвары и великого князя Иоанна пальцы были сложены для крестного знамения.

  В 1921 году останки великой княгини Елизаветы Федоровны и инокини Варвары вывезли в Иерусалим. Там они обрели покой в усыпальнице храма святой равноапостольной Марии Магдалины в Гефсимании.

Икона святой преподобномученицы Елисаветы Феодоровны.

  В 1992 году Русская Православная Церковь причислила преподобномученицу великую княгиню Елизавету и инокиню Варвару к лику святых новомучеников России.

Память их мы празднуем в день их мученической смерти 18 июля по новому стилю (5 июля по старому стилю). 

Составитель:
Кучерук Дарья Аркадьевна,
старшая сестра Сестричества милосердия Войскового собора

1.     Краткое житие преподобномученицы великой княгини Елисаветы.
2.     Елизавета Киктенко. Великая княгиня Елизавета Федоровна. 
3.     Арсений Загуляев. Святая Елизавета Романова: 9 главных фактов о благотворительности Великой княгини.
4.     Великая Княгиня Елисавета Феодоровна. 
5.     История Елиcаветы Феоровны Романовой. 

 

Женщина-Ангел. Великая княгиня Елисавета Феодоровна Романова

Романова Елизавета Федоровна (1864-1918) — принцесса Гессен-Дармштадтская; в супружестве (за русским великим князем Сергеем Александровичем) великая княгиня царствующего дома Романовых.

«Летний период» жизни великой княгини Елизаветы Федоровны в имении Ильинское

Основательница Марфо-Мариинской обители в Москве. Почётный член Императорской Казанской духовной академии (звание Высочайше утверждено 6 июня 1913 года).

Прославлена в лике святых Русской православной церкви в 1992 году.

Великая княгиня Елисавета родилась 20 октября 1864 года в протестантской семье Великого герцога Гессен-Дармштадтского Людвига IV и принцессы Алисы, дочери английской королевы Виктории. В 1884 году она вышла замуж за Великого князя Сергея Александровича, брата Императора Российского Александра III.

Видя глубокую веру своего супруга, Великая княгиня всем сердцем искала ответ на вопрос — какая же религия истинна? Она горячо молилась и просила Господа открыть ей Свою волю. 13 апреля 1891 года, в Лазареву субботу, над Елисаветой Феодоровной был совершен чин принятия в Православную Церковь. В том же году Великий князь Сергей Александрович был назначен генерал-губернатором Москвы.

Посещая храмы, больницы, детские приюты, дома для престарелых и тюрьмы, Великая княгиня видела много страданий. И везде она старалась сделать что-либо для их облегчения.

После начала в 1904 году русско-японской войны Елисавета Феодоровна во многом помогала фронту, русским воинам. Трудилась она до полного изнеможения.

5 февраля 1905 года произошло страшное событие, изменившее всю жизнь Елисаветы Феодоровны. От взрыва бомбы революционера-террориста погиб Великий князь Сергей Александрович. Бросившаяся к месту взрыва Елисавета Феодоровна увидела картину, по своему ужасу превосходившую человеческое воображение. Молча, без крика и слез, стоя на коленях в снегу, она начала собирать и класть на носилки части тела горячо любимого и живого еще несколько минут назад мужа. В час тяжелого испытания Елисавета Феодоровна просила помощи и утешения у Бога. На следующий день она причастилась Святых Тайн в храме Чудова монастыря, где стоял гроб супруга. На третий день после гибели мужа Елисавета Феодоровна поехала в тюрьму к убийце. Она не испытывала к нему ненависти. Великая княгиня хотела, чтобы он раскаялся в своем ужасном преступлении и молил Господа о прощении. Она даже подала Государю прошение о помиловании убийцы.

Елисавета Феодоровна решила посвятить свою жизнь Господу через служение людям и создать в Москве обитель труда, милосердия и молитвы. Она купила на улице Большая Ордынка участок земли с четырьмя домами и обширным садом. В обители, которая была названа Марфо-Мариинской в честь святых сестер Марфы и Марии, были созданы два храма — Марфо-Мариинский и Покровский, больница, считавшаяся впоследствии лучшей в Москве, и аптека, в которой лекарства отпускались бедным бесплатно, детский приют и школа. Вне стен обители был устроен дом-больница для женщин, больных туберкулезом.

С начала первой мировой войны Великая княгиня организовала помощь фронту. Под ее руководством формировались санитарные поезда, устраивались склады лекарств и снаряжения, отправлялись на фронт походные церкви.

Отречение Императора Николая II от престола явилось большим ударом для Елисаветы Феодоровны. Душа ее была потрясена, она не могла говорить без слез. Елисавета Феодоровна видела, в какую пропасть летела Россия, и горько плакала о русском народе, о дорогой ей царской семье.

В ее письмах того времени есть следующие слова: "Я испытывала такую глубокую жалость к России и ее детям, которые в настоящее время не знают, что творят. Разве это не больной ребенок, которого мы любим во сто раз больше во время его болезни, чем когда он весел и здоров? Хотелось бы понести его страдания, помочь ему. Святая Россия не может погибнуть. Но Великой России, увы, больше нет. Мы… должны устремить свои мысли к Небесному Царствию… и сказать с покорностью: "Да будет воля Твоя".

Великую княгиню Елисавету Феодоровну арестовали на третий день святой Пасхи 1918 года, в Светлый вторник. В тот день святитель Тихон служил молебен в обители.

С ней разрешили поехать сестрам обители Варваре Яковлевой и Екатерине Янышевой. Их привезли в сибирский город Алапаевск 20 мая 1918 года. Сюда же были доставлены Великий князь Сергей Михайлович и его секретарь Феодор Михайлович Ремез, Великие князья Иоанн, Константин и Игорь Константиновичи и князь Владимир Палей. Спутниц Елисаветы Феодоровны отправили в Екатеринбург и там отпустили на свободу. Но сестра Варвара добилась, чтобы ее оставили при Великой княгине.

5(18) июля 1918 года узников ночью повезли в направлении деревни Синячихи. За городом, на заброшенном руднике, и совершилось кровавое преступление. С площадной руганью, избивая мучеников прикладами винтовок, палачи стали бросать их в шахту. Первой столкнули Великую княгиню Елисавету. Она крестилась и громко молилась: "Господи, прости им, не знают, что делают!".

Елисавета Феодоровна и князь Иоанн упали не на дно шахты, а на выступ, находящийся на глубине 15 метров. Сильно израненная, она оторвала от своего апостольника часть ткани и сделала перевязку князю Иоанну, чтобы облегчить его страдания. Крестьянин, случайно оказавшийся неподалеку от шахты, слышал, как в глубине шахты звучала Херувимская песнь — это пели мученики.

Несколько месяцев спустя армия адмирала Александра Васильевича Колчака заняла Екатеринбург, тела мучеников были извлечены из шахты. У преподобномучениц Елисаветы и Варвары и у Великого князя Иоанна пальцы были сложены для крестного знамения. Тело Елисаветы Федоровны осталось нетленным.
При отступлении Белой армии гробы с мощами преподобномучениц в 1920 году были доставлены в Иерусалим. В настоящее время их мощи почивают в храме равноапостольной Марии Магдалины у подножия Елеонской горы.

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *