Экзегетикой называется раздел богословия, который занимается толкованием библейских текстов, разъяснением смысла различных символических рассказов, содержащихся в Библии, а также так называемых «трудных мест» в Ветхом и Новом заветах, находящихся в вопиющем противоречии с современными научными представлениями. Главной задачей экзегетики является обоснование божественного происхождения «священного писания» и его абсолютного значения на все времена. В экзегетике различных христианских церквей имеется немало общего и специфического. Общим является то, что и католические, и православные, и протестантские теологи считают бога единственным автором Библии, давшим людям «откровение», сформулировавшим его в определенных человеческих понятиях, применительно к условиям своего времени и среды. Этим они объясняют наличие в Библии антропоморфических представлений, метафорического языка, повторений тех или иных рассказов в различной интерпретации и т. п. Общим является истолкование основных библейских представлений о боге, его свойствах и качествах, о непогрешимости откровения, его абсолютном значении в делах веры и спасения…

I. ПРОДАКШН И ПОСТПРОДАКШН АУДИО- И ВИДЕОКОНТЕНТА (Организация записи аудиокниг и видеолекций, доработка продукта) — комплекс мер, результатом которых является непосредственно изготовление фонограммы/видеоролика подрядчиком: 1.1. подбор литературы/лектора для записи аудиокниги/видеолекции; 1.2. согласование «портфеля заказов» с заказчиком: по эстетике звука (голос, музыка) и картинке (ширма-задник); 1.3. предварительная оценка финансовых затрат (смета) путём изготовления хронометраж-проб; 1.4. составление ТехЗадания для подрядчика; размещение заказа с выплатой подрядчику аванса; 1.5. редакторская подготовка текстов аудио/видеозаписи, в т.ч. лингвистическая корректура (фонетика, грамматика, стилистика), аутентификация имён, сложных мест текста по запросу студии; 2.1. «постпродакшн»: монтаж брендвойсов, «вычистка» пауз в фонограмме; предъявление видеоинженеру на доработку видеоролика; 2.2. приём фонограммы/видеоролика с подсчётом хронометража и передача данных бухгалтеру для дооплаты подрядчику за готовый аудио-/видеопродукт; 2.3. передача ссылок на готовую книгу/видеоролик заказчику и другим заинтересованным лицам; II. ПРОДЮССЕРСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ 1. Написание текстов для брендвойсов, релизов, заголовков и разделов сайта ЭКЗЕГЕТ. РУ; 2. Переговоры с подрядчиками и авторами с целью «очистки» (приобретения) авторских прав; составление и подписание лицензионных договоров; 3. Работа с формами документов (разработка и заполнение техзаданий и актов приёма-передачи, учёт готовой продукции. III. ПРОМОУШЕН (продвижение записанных книг/видеолекций): 1. переговоры с издателями о возмездных/безвозмездных условиях использования аудио/видеопродукта 2. реклама в СМИ и Интернете (в т.ч. соцсетях)

ЭКЗЕГЕТИКА (греч. exegeomai — истолковываю) — 1) — Раздел фундаментальной (или систематической) теологии, занимающийся истолкованиями текстов откровения. Поскольку в рамках христианского канона исходное Божественное откровение трактуется как данное в слове Священного Писания, постольку тексты последнего выступают центральным предметом Э. Однако, наличие в ее основоположениях тезиса о том, что чем ближе по времени тот или иной автор-толкователь к исходному откровению, тем более адекватна его интерпретация, — делает предметом Э. также и тексты Отцов Церкви. В этой связи, если правомерен тезис о том, что основы Э. были заложены в рамках патристики (Ориген, Григорий Нисский), то столь же правомерно и утверждение о том, что сама патристика выступает, в свою очередь, предметом экзегетической процедуры. Фундаментальной презумпцией применяемой Э. методологии является установка на имманентное истолкование текста, исключающая его историческую, генетическую, символическую, мифологическую, аллегорическую и любую другую внешнюю интерпретацию: статус откровения и сакральная значимость толкуемых текстов задают интенцию на автохтонное воспроизведение их смысла как единственно возможный вариант их восприятия и как центральную задачу Э. Семантико-аксиологический вектор имманентной интерпретации оформляется в культуре еще в рамках мифологической традиции: исходная интерпретационная процедура, будучи отнесенной к сакральному тексту мифа, не допускает ни скепсиса, ни даже вольной трактовки, но требует воспроизведения имманентно заданного смысла содержания. В качестве рефлексивно осмысленного метода истолкования имманентная интерпретация оформляется в античной культуре в качестве герменевтики (греч. hermenevo — разъясняю, истолковываю) как способа постижения внутреннего смысла иносказаний (вначале в контексте предсказаний оракула, затем — в контексте поэтических текстов). В эпоху эллинизма герменевтика была понята как инструмент реконструкции имманентного содержания (и тем самым — понимания и истолкования) наследия античной классики (как, например, текстов Гомера в неоплатонизме). Христианство еще более актуализирует этот аспект: слово Божье, переданное в откровении, не может служить поводом для произвольного конструирования смысла или вербальных игр, — оно должно быть понято в его изначальной глубине и святости. Понимание, таким образом, конституируется как центральная процедура экзегетического акта, причем само понимание трактуется в данном случае не как наполнение текста смыслом, позволяющее разночтения и допускающее вариативность способов сделать текст осмысленным, — речь идет о понимании как правильном понимании, т.е. реконструкции исходного смысла (ср. с трактовкой понимания как верного соотнесения с ценностью в Баденской школе неокантианства). Исторические формы (этапы эволюции) Э. представлены: — ранней Э., ограничивающейся этимологическим анализом текста (классический вариант — «Этимология» Исидория из Севильи); — зрелой Э., ориентированной уже не на вербальный, но на концептуальный анализ, в рамках которого текст воспринимается как целостность, а центральной задачей выступает реконструкция его смысла, не исчерпывающегося языковой семантикой (классические представители — Василий Великий, Августин Блаженный); — поздней (или спекулятивной) Э., культивирующей жанр интерпретации фактически в качестве предпосылки для оригинального авторского творчества; акценты интерпретационного процесса оказываются расставленными по-иному: трактовка сакрального текста реально перерастает в создание нового произведения — квазитекст как текст о Тексте, а последний в данном случае выступает лишь поводом для свободного творчества, — авторитетным, но не авторитарным. (Известно, что многочисленные средневековые «Суммы» и компендиумы толкований, оформленные по правилам Э. как комментарии к Библии или текстам патристики, объективно являлись новаторскими трактатами в сфере теологии, философии или логики: от глубоко оригинального Иоанна Дунса Скота до канонизированного Фомы Аквинского). Аналогичный эволюционный сценарий может быть прослежен и применительно к истории протестантской традиции: если исходной парадигмой являлась буквальная интерпретация Священного Писания (Лютер и Кальвин), то в рамках либеральной теологии была эксплицитно предложена нравственно-этическая трактовка библейских текстов (А.В. Ритчль, А. Гарнак, ранний Трельч и др.), а представителями такого направления, как диалектическая теология, уже оформляется радикальная программа «демифологизации библейской керигмы» (Р. Бультман), что в перспективе приводит к развитию в протестантском модернизме деконструктивистской парадигмы (см. СМЕРТЬ СУБЪЕКТА). Даже в наиболее канонической православной Э. догматическое толкование Священного Писания смягчается до догматически-символического (без допущения, однако, возможности собственно символического его истолкования в языке логического позитивизма, что практикуется в современном протестантизме). 2) — Э. может быть рассмотрена не только в узком смысле — как раздел фундаментальной теологии и соответствующая специальная практика — но и в качестве общекультурного феномена, органически связанного с характерными для соответствующей культуры парадигмальными установками восприятия и понимания текста. Так, расцвет Э. в раннем средневековье, с одной стороны, инспирирован свойственным медиевальной культуре напряженным семиотизмом (усмотрение иносказаний в любой языковой формуле и знамений в любой комбинации событий, образ мира как книги и т.п.), с другой — традиция Э. в своем возвратном влиянии на основания культуры может быть рассмотрена как одна из детерминант разворачивания указанного семиотизма. Позднее столь же органичную детерминационную взаимосвязь амбивалентной направленности можно проследить между Э. и философской герменевтической традицией. Собственно, классические герменевтические работы Шлейермахера, заложившие основы не только программ интерпретации Библии в теологии протестантизма, но и современной философской герменевтики, были созданы на основе и в рамках традиции Э., сохранив установку на имманентное истолкование текста как центральную аксиологическую презумпцию (см. ИНТЕРПРЕТАЦИЯ). В этом контексте смягчение экзегетического требования предельной имманентности толкования (Тюбингенская школа, например) задает в культуре вектор развития антиавторитарных стратегий по отношению к тексту в философской герменевтической традиции. Столь же правомерна фиксация и обратного вектора содержательного воздействия философской герменевтики на современную Э., в частности, в контексте католического аджорнаменто (Э. Корет, Пуллахская школа). Заданный в культуре постмодерна импульс на де-центрацию и деконструкцию текста, понятого как семантически открытая ризома, имеют своим эквивалентом в радикальном направлении протестантской теологии программу «реинтерпретации Бога» (П. ван Бурен), фактически альтернативную исходной для Э. традиции интерпретацинного им-манентизма. Казалось бы, программный плюрализм эпохи постмодерна, не только допускающий, но и предусматривающий полисемантичность как необходимое условие полноценной интерпретации, конституировав современность как «эпоху заката больших нарраций» (по Лиотару), должен был бы означать и закат Э. как общекультурной парадигмаль-ной установки по отношению к тексту. Между тем именно в контексте философии постмодерна оформляется установка, которая во многом возвращает проблематику Э. в фокус значимости. Эта тенденция связана с конституированием коммуникативной программы в современной философии языка (после Апеля): поствитгенштейновская трактовка языковой игры как реализуемой не в языковой индивидуальной практике, но посредством обоюдно значимой коммуникативной процедуры (см. АПЕЛЬ, ЯЗЫКОВЫЕ ИГРЫ) предполагает отказ от идеи произвольной центрации текста по усмотрению субъекта и возврат к выработанной в Э. трактовке понимания как реконструкции имманентного смысла. — Возможность коммуникации задается лишь в контексте взаимопонимания, а понимание коммуникативного партнера, в свою очередь, может основываться только на восприятии его текстов (как вербальных, так и невербальных, включая его самого как текст) в качестве подлежащих имманентному истолкованию, — в отличие от характерного для раннего постмодерна конструирования смысла, означавшего бы в субъект-субъектном контексте обрыв коммуникации. Безусловно, такая ситуация в философии постмодерна не означает реанимации Э. в качестве культурной интерпретационной парадигмы, ее универсальной аппликации на любой вербальный (в широком смысле этого слова) контекст, но — с очевидностью — инспирирует актуализацию свойственных для Э. аксиологических установок на имманентизм интерпретации и трактовку понимания как реконструкции исходного смысла.

16-17 мая 2019 года на кафедре библеистики Московской духовной академии прошла международная конференция «Экзегетика и герменевтика Священного Писания».

16 мая участников пленарного заседания приветствовал заведующий кафедрой библеистики МДА протоиерей Георгий Климов.

В ходе заседания заведующий кафедрой библеистики Санкт-Петербургской духовной академии протоиерей Дмитрий Юревич выступил с докладом «Проблема идентификации библейского «Милло» как ключевой вопрос реконструкции Иерусалима времен Давида и Соломона». Ректор Рязанской духовной семинарии протоиерей Димитрий Гольцев рассказал о значении находки Селевкидской Акры в городе Давида.

Доцент кафедр библеистики МДА и СПбДА М.В. Ковшов представил результаты научно-исследовательского проекта Библейского кабинета МДА «Концепция «двух веков» в корпусе текстов апостола Павла». М.В. Ковшов отметил, что в ходе проведенного исследования были осмыслены достижения западных ученых в единстве с православной библейской и святоотеческой традицией.

В конце первого дня состоялся круглый стол по проблематике разработки программ и преподавания библейских дисциплин. Также для гостей была организована экскурсия по Троице-Сергиевой лавре и Академии.

Во второй день работы конференции с докладами выступили студенты аспирантуры, магистратуры и бакалавриата МДА и других духовных учебных заведений, в частности, Минской, Курской, Донской, Сретенской и Перервинской духовных семинарий.

Пленарное заседание возглавили заведующий кафедрой библеистики МДА протоиерей Георгий Климов, доцент кафедр библеистики МДА и СПбДА й М.В. Ковшов и секретарь кафедры библеистики МДА С.В. Зубов. Отец Георгий рассказал об особенностях исследования Священного Писания в Московской духовной академии и пожелал собравшимся успехов в работе. Затем прозвучали три пленарных доклада студентов кафедры библеистики МДА. Аспирант МДА А.В. Брегеда представил доклад на тему «Изображение «Дня Господня» в книге пророка Иоиля». Студенты 1 курса магистратуры библейского отделения МДА И.Ю. Мигалко и Д.А. Ким представили сообщения на темы «Протоиерей Евгений Воронцов, преподаватель Московской духовной академии» и «О Божием предвидении и предопределении в Священном Писании».

По окончании пленарной части конференция продолжила работу по трем секциям. Модераторами секции № 1, проходившей в Малом актовом зале, выступили М.В. Ковшов и студент 2 курса библейского отделения магистратуры кафедры библеистики МДА С.О. Ковура. Секция № 2 состоялась в Библейском кабинете МДА под руководством секретаря кафедры библеистики Московской духовной академии С.В. Зубова и преподавателя кафедры библеистики Екатеринодарской духовной семинарии иерея Михаила Еремина. Секция № 3 прошла в конференц-фойе Большого актового зала МДА, ее модераторами стали ассистент кафедры библеистики МДА П.А. Осколков и секретарь кафедры библеистики и богословия Витебской духовной семинарии Д.Ю. Андреев.

Проблематика представленных на секциях докладов была очень широкой. Сообщения участников затронули самые разные области библейской науки: герменевтику, исагогику, экзегетику и библейское богословие. В частности, были представлены доклады на такие темы, как «Генезис и идеи философской герменевтики (по книге Х.-Г. Гадамера «Истина и метод»)»; «Уверение апостола Фомы; богословский и историко-филологический анализ Ин. 20:24-28»; «Рукописная «Нагорная проповедь» из Музейного собрания как памятник книжной культуры 80-х годов XIX в.»; «Сотериологическая значимость темы Божиего покоя в послании апостола Павла к Евреям» и др.

Конференция завершилась торжественным вручением дипломов участникам.

По материалам сайта МДА

Патриархия.ru

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *