Грохот населенных посудин
Так невероятно красив
Голуби, летя вниз, танцуют
Последнее танго в России
Как сильный профиль вещей
И этот мир превосходней
Никогда уже не будет чем…
Сегодня дурной день, так что надень
Свой лучший костюм и избавь пальцы от ногтей
И под торжественные марши Вагнера
Споет о том, что life so wonderful, хор накрахмаленных детей
Этот день не изуиты изолят
Зловонием смердит из мисок лярв
Как дискобляди кружат мухи под прожектор солнца
И ветер завывает на индийский лад
Сакраментальным амфибрахием отбив чечетку
Пришла тревога, сделав зрение в края нечетким

И сиплым голосом черной чумы парламентариев
Диктор разносит по краям речевки
Под Иггдрасилем бог насиловал свою супругу
Всего лишь сон, друг, но это сон в руку
Сон до заката, мне спокойствие верни, мне снилось
В муках умер мир — вот так рождаются дурные дни
И через миллион святых лет
Гибель обратится к Земле на ты
И я прислал бы тебе хотя бы скромный букет
Но уцелевшие цветы — для еды
И могучий усядется Тьяцци на пень
И студеный воцарит голомраз
Сегодня такой дурной день
Но музыка все еще играет для нас
Понравился текст песни?

Б. Пастернак видел не только оболочку природы, но и ее характер. Благодаря этому умению в его творчестве появились оригинальные метафоричные образы. Доказательством этого является стихотворение, о котором пойдет речь в статье. Школьники изучают его в 7 классе. Предлагаем ознакомиться с кратким анализом «Июль» по плану.

Краткий анализ

История создания – стихотворение было написано летом 1956 года, когда поэт пребывал в подмосковной даче.

Тема стихотворения – озорная душа летнего месяца.

Композиция – Анализируемое произведение – целостный монолог лирического героя, в котором постепенно создается неординарный образ июля. Он состоит из семи катренов, каждый из которых продолжает предыдущий по смыслу.

Жанр – элегия.

Стихотворный размер – четырехстопный ямб, рифмовка перекрестная АВАВ.

Метафоры – «вбегает в вихре сквозняка», «июльский воздух снял комнаты у нас внаем», «наш жилец приезжий», «наш летний дачник-отпускник», «июль, таскающий в одежде пух одуванчиков».

Эпитеты – «начесанный растрепа», «воздух луговой», «недолгий роздых».

Сравнения – занавеска, «как танцовщица».

История создания

История создания анализируемого произведения связана с пребыванием Б. Пастернака в Переделкино. Там, в тридцати минутах от Москвы, у поэта была дача, выделенная литфондом. Борис Леонидович любил проводить время в загородном доме, ведь там у него был небольшой огородик, где можно было отдохнуть душой от повседневной суеты. Дача поэта располагалась среди леса, прекрасная природа вдохновляла на создание прекрасных образов.

«Июль» – образец поздней лирики Бориса Пастернака. Он появился летом 1956 г. Этот период был одним из самых счастливых в жизни поэта. За год в его блокноте было записано около 40 стихотворений, в которых не развивались патриотические мотивы, зато появились оригинальные образы. Зрелый поэт позволил себе побыть в стихах «растрепой», как и его июль. В анализируемом стихотворении он вернулся к футуристической манере, которая была присуща его ранней лирике.

Тема

Стихотворение посвящено летней тематике. В нем автор создал оригинальный образ июля, благодаря чему произведение занимает почетное место в русской литературе. Несмотря на то, что в центре авторского внимания природа, нельзя сказать, что произведение представляет целостный пейзаж. Скорее это рассказ о непоседе-дачнике, который в некоторых строках перебивается пейзажными зарисовками. Июль – центральный герой стихов, но нельзя забывать и о лирическом герое. Именно он сдает летнему месяцу в наем комнаты.

В первых строках лирический герой рассказывает, что в его доме появилось какое-то существо, топающее по чердаку. Он предполагает, что это приведение или домовой. Герой совсем не боится «гостя», только жалуется на его проказы: «мешается во все дела», «срывает скатерть со стола». Шутник не очень воспитанный, так как не вытирает у порога ноги, а вбежав в дом, начинает плясать с занавеской.

В четырех строфах стихотворения автор сохраняет интригу, а в пятом признается, кто же этот гость-проказник. Оказывается, это июль. Летний месяц ассоциируется у Б. Пастернака с дачником, приехавшим на время короткого отпуска. Июль не стесняется хозяев, пустивших его в дом. Он позволяет себе таскать в одежде одуванчики и заходить в дом сквозь окна.

В последнем катрене Б. Пастернак отображает целый букет июльских ароматов. Это запахи липы, укропа, ботвы и луга. Прочитав стихотворение, нетрудно заметить, что лирический герой совсем не сердится на растрепу. Наоборот, он грустит, что «отпуск» июля такой короткий.

Композиция

Разбор будет неполным без характеристики композиции. Стихотворение невозможно разделить на части по смыслу. Каждая строфа раскрывает какую-то деталь образа летнего месяца. Стихотворение состоит из семи катренов, каждый из которых продолжает предыдущий по смыслу.

Жанр

Жанр произведения – элегия, так как в описаниях июля чувствуется грусть лирического героя за уходящим летом. Стихотворный размер – четырехстопный ямб. Автор использовал перекрестную рифмовку АВАВ, мужские и женские рифмы.

Средства выразительности

Для создания образа июля средства выразительности. Главную роль играет метафора, ведь Пастернаков июль метафоричный: «вбегает в вихре сквозняка», «июльский воздух снял комнаты у нас внаем», «наш жилец приезжий», «наш летний дачник-отпускник», «июль, таскающий в одежде пух одуванчиков». Характеристики главного героя дополняются эпитетами – «начесанный растрепа», «воздух луговой», «недолгий роздых». Сравнение в тексте одно: занавеска, «как танцовщица». Художественные средства, использованные в тексте, поражают сплетением оригинальности и простоты.

В некоторых строках используется аллитерация. Например, чтобы передать «хулиганский» характер июля, автор нанизывает слова с согласными «с», «ч», «р»: «степной нечесаный растрепа».

Тест по стихотворению

  1. Вопрос 1 из 8

    Укажите год создания произведения Б. Пастернака «Июль»

    • 1943
    • 1948
    • 1956
    • 1958

Начать тест(новая вкладка)

Рейтинг анализа

Стихи из романа

На Страстной Ещё кругом ночная мгла. Ещё так рано в мире, Что звёздам в небе нет числа, И каждая, как день, светла, И если бы земля могла, Она бы Пасху проспала Под чтение Псалтыри. Ещё кругом ночная мгла. Такая рань на свете, Что площадь вечностью легла От перекрёстка до угла, И до рассвета и тепла Ещё тысячелетье. Ещё земля голым-гола, И ей ночами не в чем Раскачивать колокола И вторить с воли певчим. И со Страстного четверга Вплоть до Страстной субботы Вода буравит берега И вьёт водовороты. И лес раздет и непокрыт, И на Страстях Христовых, Как строй молящихся, стоит Толпой стволов сосновых. А в городе, на небольшом Пространстве, как на сходке, Деревья смотрят нагишом В церковные решётки. И взгляд их ужасом объят. Понятна их тревога. Сады выходят из оград, Колеблется земли уклад: Они хоронят Бога. И видят свет у царских врат, И чёрный плат, и свечек ряд, Заплаканные лица – И вдруг навстречу крестный ход Выходит с плащаницей, И две берёзы у ворот Должны посторониться. И шествие обходит двор По краю тротуара, И вносит с улицы в притвор Весну, весенний разговор И воздух с привкусом просфор И вешнего угара. И март разбрасывает снег На паперти толпе калек, Как будто вышел человек, И вынес, и открыл ковчег, И всё до нитки роздал. И пенье длится до зари, И, нарыдавшись вдосталь, Доходят тише изнутри На пустыри под фонари Псалтырь или Апостол. Но в полночь смолкнут тварь и плоть, Заслышав слух весенний, Что только-только распогодь, Смерть можно будет побороть Усильем Воскресенья. 1946 Дурные дни Когда на последней неделе Входил он в Иерусалим, Осанны навстречу гремели, Бежали с ветвями за ним. А дни всё грозней и суровей. Любовью не тронуть сердец. Презрительно сдвинуты брови, И вот послесловье, конец. Свинцовою тяжестью всею Легли на дворы небеса. Искали улик фарисеи, Юля перед ним, как лиса. И тёмными силами храма Он отдан подонкам на суд, И с пылкостью тою же самой, Как славили прежде, клянут. Толпа на соседнем участке Заглядывала из ворот, Толклись в ожиданье развязки И тыкались взад и вперёд. И полз шепоток по соседству И слухи со многих сторон. И бегство в Египет и детство Уже вспоминались, как сон. Припомнился скат величавый В пустыне, и та крутизна, С которой всемирной державой Его соблазнял сатана. И брачное пиршество в Кане, И чуду дивящийся стол. И море, которым в тумане Он к лодке, как по суху, шёл. И сборище бедных в лачуге, И спуск со свечою в подвал, Где вдруг она гасла в испуге, Когда воскрешённый вставал… 1949[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *