Девять духовно-музыкальных сочинений

Так называется авторский сборник церковных песнопений для смешанного хора (в оригинале подразумевается хор, состоящий из голосов мужчин и мальчиков).

Написаны хоры на церковнославянском языке. Созданы в период с ноября 1884 по весну 1885. Сочинялись в разных местах в Берлине, Давосе, Майданово и др.

Первое исполнение состоялось: №№ 1, 4, 7, 8 — 17 февраля 1886 года (капелла Русского хорового общества под управлением В.М.Орлова, на духовно-музыкальном вечере в Московской консерватории); № 9 исполнен 28 марта 1891 года, (Синодальный хор под управлением В.С.Орлова, зал Синодального училища церковного пения); № 3 — 22 октября 1891 года (те же исполнители, там же). В дальнейшем все номера входили в репертуар Синодального хора.

В сборник Девять духовно-музыкальных сочинений вошли хоры, созданные Ч. в разное время и объединенные им при издании.

Поводом к началу работы над новыми духовно-музыкальными композициями послужило обещание, данное Ч. Императору Александру III при личной аудиенции 7 марта 1884. Осенью того же года государь осведомился у М.А.Балакирева как директора Придворной певческой капеллы об исполнении заказа, и Балакирев уведомил об этом Чайковского. В письме к А.И.Чайковскому из Мюнхена от 7 ноября 1884 композитор сообщает: «…Оказывается, что государь, вследствие не так понятых слов моих, очень удивляется, что я до сих пор ничего не написал со времени моего представления ему для церкви. И вот я решился поскорее написать «Иже херувимы». Написал их даже 2, но еще не переписал…» Несколькими днями позже, в Давосе, была сочинена Херувимская № 3. 17 ноября все три Херувимские были отправлены с письмом к Балакиреву в Петербург. Ч. объяснял, что при разговоре с государем на вопрос последнего, намерен ли Ч. еще писать для церкви, композитор ответил, что «намерен и очень этого желаю, но, вероятно, я как-нибудь неясно ответил и государь имел основание думать, что я тотчас же приступлю к этой работе. В сущности, я намеревался когда-нибудь основательно заняться сочинением церковной музыки, а не теперь. Но ввиду того, что государь ожидает от меня херувимской, я чувствовал, что не могу покойно заняться чем бы то ни было, пока не исполню того, что он считает моим обещанием». Очевидно, в это же время родилась мысль о новом цикле духовных композиций, так как в письме к Юргенсону, посланном в тот же день, Чайковский говорил: «Впоследствии я напишу еще несколько нумеров из обедни, и, если хочешь, напечатаем все это».

Работа над новыми хорами продолжилась в следующем году, после возвращения в Россию. Так, 15 апреля 1885 Ч. писал М.И.Чайковскому из Майданова: «Работаю я теперь разные церковные вещи; между прочим написал трио «Да исправится».

В письмах композитора времени создания хоров рассказывается о посещении Чайковским церковных служб, особенно в московских храмах, его отношении к вере, что, безусловно, имело отношение к его собственной композиторской работе. Так 13 марта 1884 года он писал, имея в виду «Исповедь» Льва Толстого: «У меня просветление пришло гораздо раньше, чем у Толстого, вероятно потому, что голова моя проще устроена, чем у него… Ежечасно и ежеминутно благодарю Бога за то, что он дал мне веру в Него».

В декабре 1885 Чайковский обратился к регенту капеллы Хорового общества с идеей духовно-музыкального вечера в Московской консерватории: на этом вечере, состоявшемся 17 февраля следующего года и полностью организованном лично Ч., и были впервые исполнены некоторые новые его песнопения (к предложенным самим автором Херувимской фа-мажор, «Тебе поем» и «Да исправится» Орлов добавил «Блажени яже избрал»); в концерте прозвучали также недавно написанные хоры Римского-Корсакова и Е.С.Азеева. По свидетельству Ч. в письме к фон Мекк от 21 февраля, «несколько моих новых вещей было очень хорошо спето».

П. Е. Вайдман

Духовная музыка

В России XIX века творчество отечественных композиторов, — даже такого популярного, как Чайковский, — оставалось достоянием сравнительно узкого круга современников. Единственной сферой музыки, к которой были приобщены всё без исключения сословия, каждый человек в отдельности, была музыка, звучавшая в церкви. В православном храме, как известно — хоровая, без инструментального сопровождения.

Период после смерти Д.С.Бортнянского ознаменован упадком церковного музыкального творчества. Господствовала монополия Придворной певческой капеллы. Сочинения Чайковского — Литургия Святого Иоанна Златоуста (1878), Всенощное бдение (1881), Девять Духовно-музыкальных сочинений и хор «Ангел вопияше» — открыли новую эпоху в истории русского церковного пения. Потребность в национальном музыкальном самосознании сказалась в первую очередь. Вероятно, не случайно в тот же период к духовно-музыкальному творчеству обратились М.А.Балакирев и Н.А.Римский-Корсаков.

Но, как всегда у Чайковского, были тут причины и глубоко личного характера, относящиеся к области нравственных исканий. От скептицизма по отношению к религиозным догматам, он всё более — особенно в период создания Всенощной — тяготел к христианским ценностям. «…В душу мою все больше и больше приникает свет веры,… я чувствую, что всё более и более склоняюсь к этому единственному оплоту нашему против всяких бедствий. Я чувствую, что начинаю уметь любить Бога, чего прежде я не умел». Живым и реальным был для композитора образ Христа: «Хотя Он был Бог, но в тоже время и человек, Он страдал, как и мы. Мы жалеем его, мы любим в нём его идеальные человеческие стороны», — это дневниковая запись, запись для самого себя.

Чайковский, по собственному признанию, стремился преодолеть излишний «европеизм», привитый русскому церковному пению в конце XYIII — первой половине XIX века, который, по словам Петра Ильича, «мало гармонирует с византийским стилем архитектуры и икон, со всем строем православной службы!» Композитор стремился «сохранить во всей неприкосновенности древние напевы», хотел вернуть богослужебное пение к его исконным истокам, «возвратить нашей церкви её собственность».

Литургия Святого Иоанна Златоуста, а потом и другие духовные сочинения Чайковского, стали исполняться и вне храма в концертах. Этот факт, поначалу встреченный частью общества неодобрительно, положил начало плодотворнейшей традиции, продолженной С.В.Рахманиновым, В.Кастальским, десятками других авторов и — после долгого перерыва — возрожденной в России уже в наши дни.

Л. З. Корабельникова

Liturgy of St. John Chrysostom, Op. 41

Композитор Год создания 1878 Дата премьеры 18.12.1880 Жанр Страна Россия

Исполнители: смешанный хор.

История создания

Осенью 1877 года с тяжелейшим нервным расстройством, вызванным неудачным во всех отношениях браком, Чайковский уехал для лечения за границу. Необходимые средства для этого ему предоставила Надежда Филаретовна фон Мекк, вдова железнодорожного магната, в дальнейшем много лет поддерживавшая композитора. В числе других произведений, написанных в основном за границей или в одном из имений фон Мекк, где композитору была предоставлена возможность жить в отсутствие хозяев, — и Литургия Иоанна Златоуста.

14 (26) февраля Чайковский, находившийся тогда во Флоренции, просил своего издателя Юргенсона прислать ему для образца экземпляр литургии Львова, директора Придворной певческой капеллы, издавшего в 1848 году «Обиход нотного церковного пения». По словам композитора, Юргенсон прислал ему не то, что нужно, и в другом письме, через две недели, уже из Кларана, Чайковский пишет: «Мне нужен полный текст литургии, с музыкой или без музыки — это все равно. Умоляю тебя достать мне таковой или, в противном случае, указать, к кому за ним обратиться». Судя по другому письму, Чайковский в своей работе использовал «Краткое изъяснение Божественной литургии и наставление, с какими мыслями и чувствами должно стоять при совершении литургии», изданное в 1867 году. Задача композитора при сочинении была не особенно сложной, так как традиции основных песнопений, распределение того, что поется, а что читается, прочно сложились. Уже к 27 мая, как сообщал Чайковский в письме к фон Мекк, были закончены несколько номеров в эскизах, а в июле композитор упоминает Литургию в числе вполне законченных произведений. Она получила порядковый номер сочинения 41 и была впервые исполнена в церкви Киевского университета в июне 1879 года (точная дата неизвестна), затем в одной из московских церквей, а в ноябре 1880 года — в закрытом духовном концерте Московской консерватории. Первое открытое исполнение Литургии состоялось 18 декабря 1880 года в экстренном собрании Русского музыкального общества в Москве, в зале Благородного собрания.

Сам факт публичного исполнения произведения, которое до тех пор могло звучать только в церковных стенах, имел принципиальное значение. По свидетельству прессы, реакция публики была далеко не однозначной. В анонимном письме, опубликованном в одной из газет, указывалось, что исполнение литургии в публичном зале за деньги может иметь пагубные последствия для нравственности. Модест Чайковский, обобщая появившиеся рецензии, писал: «Одним не нравилась «не церковность» музыки, в смысле «отсутствия сходства» с тем, что обыкновенно слышно при богослужениях, т. е. с сочинениями Бортнянского, Сарти, Львова и Березовского, другим — тоже «не церковность» в смысле отсутствия древнецерковного стиля… Третьи остались недовольны бедностью пикантных и интересных музыкальных сочетаний, четвертые, наоборот,… взывали к строгости стиля Палестрины. Наконец, пятые, преимущественно из духовных лиц, негодовали без всякого повода, просто так, на дерзкую попытку «светского» композитора и говорили «Куда он лезет в церковную музыку?! Писал бы польки, да вальсы, да оперы!»

Литургия задумывалась не как концертное произведение, а именно как часть церковной службы. Об этом свидетельствует и ее строение: она состоит из 15 небольших номеров. №1 — После возглашения «Благословлено царство», №2 — После первого антифона, №3 — После малого входа, №4 — После чтения апостола, №5 — После чтения Евангелия, №6 — Херувимская песнь, №7 — После Херувимской песни, №8 — Символ веры, №9 — После символа веры, №10 — После возглашения «Твоя от твоих…», №11 — После слов «Изрядно о Пресвятей…», №12 — После возглашения «И даждь нам единеми усты…», №13 — Молитва Господня, №14 — Причастный стих, №15 — После возглашения «Со страхом Божиим…»

Издание впервые было осуществлено Юргенсоном в 1879 году.

Музыка

В Литургии композитор не претендовал на принципиально новые решения. Однако, как признавал сам, музыка получилась слишком «европейской». «Хочется сохранить в неприкосновенности древние церковные напевы, а между тем, будучи построены на гаммах совершенно особого свойства, они плохо поддаются новейшей гармонизации. Зато если удастся выйти победителем из всех затруднений, я буду гордиться, что первый из современных русских музыкантов потрудился для восстановления первобытного характера и строя нашей церковной музыки».

Музыка Литургии начинается с хоровых возгласов «Аминь, Господи, помилуй». В №3 центральное место занимает «Трисвятое», распетое в строгом, суровом стиле с минимально движущейся мелодией. №4 возглашает Аллилуйю с радостным распевом. В №6, Херувимской, появляются элементы полифонии — медленно и тихо, один за другим, вступают голоса хора, начиная с сопрано, лишь постепенно сливаясь в стройные аккорды и заканчиваясь торжествующим «Аллилуйя». Самый развернутый — №8, Символ веры, где мощная кульминация приходится на слова «И взошедшего на небеса, и седяща одесную Отца», после чего постепенный спад приводит к заключительному «Аминь» на пианиссимо. Медленно и величаво излагается «Достойно есть» (№11) в каноническом движении, объединяясь лишь в заключительных торжественных аккордах. «Причастный стих» (№14) «Хвалите Господа с небес» — псалмодирование на одном звуке, переходящее в радостные юбиляции «Аллилуйи».

Л. Михеева

  • Хоровое творчество Чайковского →

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *