Ст. 8-9 Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить. Противостойте ему твердою верою, зная, что такие же страдания случаются и с братьями вашими в мире

Но предавать себя воле Божией, Промыслу Божию не значит предаваться беспечности: беспечность противна Божию попечению о людях и крайне гибельна для их нравственного состояния уже потому, что люди окружены темными силами, поставляющими всяческие соблазны и препятствия их спасению. Апостол с отеческою любовью и заботливостью предостерегает читателей от опасной беспечности, которою особенно пользуется на гибель людей диавол. «На тех, которые привыкли спать душевно (а это значит быть поглощенным суетою) и через то обременяют трезвость души, нападает лукавый зверь отчаяния. Предостерегая от сего, ученик Христов убеждает всегда бодрствовать и беречься сеятеля плевелов, чтобы, когда мы спим, т. е. ведем жизнь беспечную и ленивую, он тайно не насеял лукавых помыслов и не отвлек от истинной жизни» (блаж. Феофил.). Противник или враг рода человеческого — диавол здесь (ст. 8) за жестокость и лютость сравнивается со львом, который с рыканием ищет добычи своей жадности и с этою целью обходит землю (ср. Иов 1:7) и причиняет гибель и вред всякого рода беспечным и нерадивым. Апостол поэтому сильно возбуждает внимание и энергию верующих к борьбе с исконным врагом людей: «противостойте ему твердою верою» (ст. 9), что близко напоминает соответствующее наставление Ап. Иакова (IV:7). Побуждением к безропотному терпению скорбей и к борьбе с диаволом Апостол указывает и ту мысль, что страдания — общий удел первохристиан. «Вероятно, много скорбей за Христа претерпевали, которым писал это Апостол Петр: потому-то он и утешает их в начале и в конце послания, -там тем, что они становятся общниками в страданиях Господа, а здесь тем, что страдают не они только одни, но и все верующие, живущие в мире» (блаж. Феофил.).

•^богословие, библеистика, патрология_

Иерей Антоний дьяконов «Добродетель трезвения по учению Православной Церкви»

удК 377.5

—’V®-2^———

ДОБРОДЕТЕЛЬ ТРЕЗВЕНИЯ ПО УЧЕНИЮ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

Иерей Антоний Дьяконов, выпускник Омской Духовной Семинарии

Аннотация. Путем обращения к святоотеческой литературе в статье выявлено собственное содержание понятия «трезвение» как состояния сознания и христианской добродетели, усилия. Трезвость позволяет человеку различать и оценивать духовные составляющие, способствующие или препятствующие осуществлению различных видов деятельности, служения, реализации смысла жизни. Ключевые слова: трезвость, трезвение, добродетель, трезвенное просвещение.

THE VIRTUE OF TEMPERANSE IN TEACHING OF THE ORTHODOX CHURCH

Temperance (sobriety), christianity sobriety, self-transcendence.

Необходимо рассмотреть и проанализировать значение христианской добродетели трезвения в жизни каждого христианина и Церкви в целом, а также обосновать необходимость ее в достижении нравственного идеала.

Богословие Спасителя указывало на необходимость стяжания внутреннего совершенства, которое является причиной и внешнего благочестия, в противовес внешней фарисейской набожности при внутреннем лицемерии. «От дней же Иоанна Крестителя доныне Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его» (Мф. 11, 12).

Господь, указывая цель, говорит о том, что без усилия его не достичь. Так же истинный последователь Христа св. апостол Павел призывает быть подражателем ему, так же как он подражает Христу (1 Кор. 4, 16). Цель христианской аскезы — очистить сердце, чтобы приблизиться к Богу. Кроме того, христианский аскетизм глубоко церковен, и результат возможен при освящении Божией благодати, даруемой в Таинствах. Необходим подвиг для христианина; но не подвиг освобождает христианина от владычества страстей: освобождает его десница Вышнего, освобождает его благодать Святого Духа, которая действует в Церкви Христовой. Трезвение — это свобода от самообмана, в духовном смысле — состояние, противоположное прелести1.

№ 1, 2016 (1)

Трезвение — это центральное понятие в православной аскетике. Метод или достигаемое посредством его состояние контроля над деятельностью ума и сердца2. Уже преподобные Антоний Великий, Макарий Египетский, Арсений Великий имели эту добродетель в основе своей аскетической практики. Примечательно, что изначальное название Добротолюбия преподобного Никодима Святогорца звучит, как «Добротолюбие священных трезвомудрцев, собранное из святых и богоносных отцов наших, в котором, через деятельную и созерцательную нравственную философию, ум очищается, просвещается и совершенствуется». Сборник духовных произведений православных авторов !У-ХУ веков отображает опыт многих святых отцов в трезвенном делании.

Трезвение предполагает не только внимание к своей внутренней жизни, контроль мыслей и бдение за приходящими помыслами, но и непрестанное обращение к Богу. Святитель Игнатий (Брянчанинов) говорит, что трезвение — это в общем и есть «непрестанное пребывание в молитве и Слове Божием»3.

Преподобный Антоний Великий ставит трезвение во главу угла монашеского, да и вообще христианского делания. Без трезвения невозможно избавиться от страстей. «Имеющий трезвение соделался уже храмом Божиим…Против трезвящегося и бодрствующего не имеют никакой силы страсти. Если даже он падет по злохитро-сти искусителя, то его немедленно подымут трезвение и бодрствование его.»4. Св. Антоний на пути своего духовного совершенствования опытно познал средства борьбы с падшими духами и сумел одолеть их. Делясь опытом, он говорит: «Стяжите трезвение, чтоб каждое столкновение с врагом не низлагало вас»; «Старайтесь сохранить трезвение, не оставляйте его, чтоб не подвергнуться преобладанию врагов». Преподобный как никто другой знал, что бесы — это главный враг человека и именно они являются причиной всякого зла, творимого человеками. И потому борьбу с ними он не представляет без трезвенного делания.

Прп. Исихий Иерусалимский ставит духовное трезвение в центр духовной жизни. Оно при содействии Бога «избавляет человека от страстных помыслов и слов и худых дел», а также является «исполнительницей заповеди Ветхого и Нового Завета»5.

Евагрий Понтийский, ученик прп. Макария Великого и свт. Василия Великого, первый теоретик духовного трезвения ума, проводит прямую зависимость между страстными помыслами человека и бесами, которые и являются первопричиной их. Однако от человека зависит, следовать ли этим помыслам или же отвергать их. Преподобный Серафим Саровский в этом отношении говорит о важности трезвения ума: «Ум внимательного человека есть как бы поставленный страж или неусыпный охранитель внутреннего Иерусалима. Стоя на высоте духовного созерцания, он смотрит оком чистоты на обходящие и прирожающиеся к душе его противные силы.»6. Тем самым он показывает, что неправомерно возложить всю вину на диавола, а самому

2 См.: Новиков Н. Меч воина: внутренний подвиг мирянина и инока. — М.: Отчий дом, 2013. — 384 с. — С. 190.

3 Игнатий (Брянчанинов), святитель. Указ. соч. С. 96.

4 Отечник / Сост. Свят. Игнатий (Брянчанинов). — Минск: Лучи Софии, 2012. — 426 с. С. 15.

5 Отцы церкви о трезвении и молитве. — М.: ТЕРРА-книжный клуб, 2001. — 325 с. С. 227.

6 Серафим (Саровский), преп. Сочинения / Сер. Причастники Божественного света. — М.: Благовест, 2010. -512 с. — С. 261.

■^богословие, библеистика, патрология_

Иерей Антоний дьяконов «Добродетель трезвения по учению Православной Церкви»

сделаться пассивным орудием в его руках. Человек является соработником или Бога, или диавола. А потому должен отличать благую мысль от дурной. А для этого нужно непрестанное трезвение и бодрствование над собой.

Святой апостол Петр в своем послании призывает всех христиан к трезвению: «Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища кого поглотить; противостойте ему твердою верою» (1 Пет. 5, 8-9). Святитель Феофилакт Болгарский, толкуя этот стих, говорит о том, что диавол, после того как узнал о своем приговоре, теперь непрестанно ищет соучастников в своих преступлениях. Подстерегая беспечных, всеивает в них свои плевелы. И люди, предающиеся пустым делам или развлечениям, становятся его добычей. А по сему требуется непрестанное трезвение7.

Евагрий Понтийский указывает основное направление ведения брани духов злобы. «Вся война, которую мы и бесы воздвигаем между собою, ведется относительно созерцания сущностей и познания Святой Троицы. Они хотят помешать нам приобрести знание, а мы стараемся научиться. Если ты прилагаешь заботы о молитве, готовься к нападению бесов, ибо они устремятся на тебя, как дикие звери, и причинят страдания всему твоему телу»8. Таким образом, понтийский авва указывает и основное место сопротивления наступающим врагам, а именно сопротивление на умном фронте, где главным оружием является трезвенное делание.

Каким образом через человека действует грех в мире и кто является его источником? Сам грех возникает в человеке с тонкой мысли, называемой прилогом, который проходя некоторые этапы развития, выражается уже в деле. Но на протяжении этого процесса человек, будучи более внимательным к себе, может сопротивляться этому греховному влечению. Возникая против нашей воли, прилог еще не вменяется во грех9. Избежать прилога не удавалось даже величайшим подвижникам, которые через противление ему оттачивали ум и волю.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Если этот помысел не отсечь в начале, а замедлить в нем, то возникает уже следующий этап развития греха, который уже называется вниманием или сочетанием, что соответствует словам апостола Иакова «Кийждо же искушается, от своея похоти влеком и прельщаем: похоть заченши рождает грех; грех же содеян рождает смерть» (Иак. 1, 13-15). На этом этапе появившийся прилог уже становится предметом вожделения и привлекает к себе внимание. Человек, рассматривая образ, рожденный в воображении, уже в некоторой степени становится соучастником его. Этот момент мысленной брани хорошо отражает момент грехопадения в книге Бытия. Когда змей предложил отведать от древа познания добра и зла, вместо того чтобы прервать общение с ним, Ева начинает рассматривать. «И увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно.» (Быт. 3,6). Также дело обстоит и с помыслом, когда человек начинает медлить в нем.

После продолжительного замедления в греховном помысле действие переходит в третий этап, который называется уже услаждением или сосложением. На этом

9 См. подробнее: Шиманский Г.И. Нравственное богословие. — Киев: . Изд. имени свт. Льва папы Римского, 2007. — 670 с. — С. 188.

№ 1, 2016 (1)

этапе ко вниманию человека подключается еще и его сердце, вожделенный предмет начинает уже нравиться, человек начинает им услаждаться. А это уже значит «смотреть с вожделением» (Мф. 17, 18), т.е. уже имеется в виду духовный блуд. Сердце человека должно безраздельно принадлежать Богу, а когда оно вожделевает иных радостей, то это вполне уже вменяется нам во грех10. Итогом вожделения греховного предмета является согласие на осуществление.

На этом этапе человек уже смотрит пути к исполнению своей тайной страсти. И само дело является только лишь вопросом времени, и можно сказать, что грех уже совершен.

Борьбу с помыслом можно вести при том условии, если человек имеет бодрый и трезвенный ум. Это нужно для того, чтобы он мог вести внутреннюю брань тем методом, который называется трезвением. Неразлучной спутницей трезвения является молитва. «Трезвение неразлучно с непрестанной молитвой: оно рождается от нее и рождает ее…»11. Такое мнение характерно для аскетической практики. Вот что по этому счету говорит прп. Исихий: «Трезвение и молитва Иисусова взаимно входят в состав друг друга, — крайнее внимание в состав непрестанной молитвы, а молитва в состав крайнего в уме трезвения и внимания»12.

Начать нужно с того, что в душе человека есть определенные силы. Обычно их выделяют три: раздражительную, пожелательную и мысленную13. Они в свою очередь находятся в некотором порядке: над всем главенствует ум, в котором в свою очередь сосредоточена духовная сущность человека. Это является центром духовной жизни человека. Он изначально расположен в сердце, где, как писал В.Н. Лосский, находится «средоточие человеческого существа, корень деятельных способностей», «точка из которой исходит и к которой возвращается вся духовная жизнь» человека14. Ум иногда отождествляют с рассудком, что не может быть верным. Рассудок отвечает за логические построения, связь с материальным миром и он сосредоточен в головном мозге. Ум же (или разум) человека — это орган прежде всего созерцательный и он должен находиться в сердце, соединен с ним. И именно ум по преимуществу находится в богообщении и постижении духовного мира. В своем здоровом состоянии ум находится в сердце. Но с момента грехопадения он оставляет свое законное место и сливается с рассудком, который в свою очередь, получая информацию из вне проецирует ее на разум, с которой (информацией) он вынужден уже как-то справляться. Это состояние теперь стало для нас естественным, но не так было при творении человека. По сравнению с тем мы пришли в состояние нижеестественное15.

Задача человека в его религиозном опыте вернуться в естественное состояние. Таким образом, правильная аскетическая практика должна вести к соединению ума и сердца. Именно в таком состоянии возможно богообщение: «соединение ума и

10 Шиманский Г.И. Указ. соч. С. 191.

12 Исихий Иерусалимский, преп. Отцы церкви о трезвении и молитве. С. 194.

13 Филофей Синайский, преп. Отцы церкви о трезвении и молитве. С. 227.

14 Лосский В.Н. Очерк мистического богословия Восточной Церкви. — М., 1991. — С. 151.

15 Там же. С. 187.

Иерей Антоний дьяконов «Добродетель трезвения по учению Православной Церкви»

сердца в молитве — первый необходимый шаг к преодолению первородного греха»16. Здесь человек должен обладать определенным навыком умно-сердечной молитвы, который в свою очередь невозможен вне христианского внутрицерковного образа жизни. Человеку требуются глубокое воцерковление, смирение, аскеза, хранение чистой совести в соблюдении Божиих Заповедей, только тогда возможно овладение этим методом трезвения и молитвы17.

Этот метод направлен прежде всего на то, чтобы отчисть тот источник, из которого исходят «помышления злые» (Мф. 15, 19). Только после того как ум установится в сердце, прекращаются «парения и мечтания»18. Находясь в сердце, ум стоит на страже помыслов и не дает им далее развиваться по вышеуказанным стадиям. Ум в таком состоянии не внимает посторонним мыслям, но весь внимает словам молитвы. Внимание человека не может оставаться праздным и потому его нужно отворачивать от предмета греховного и направлять к предметам божественным, для чего и служит молитва.

Но это возможно лишь в том случае, когда ум сходит в сердце. Как же этого достичь? Об этом говорит святитель Игнатий (Брянчанинов). Заглавие к слову об этом звучит так: «Молящийся ум взыскует соединения с сердцем»19. В этом слове он говорит о том, как настоящая молитва достигает своей цели. Вначале нужно укротить свой язык, т.е. избавиться от многоговорения, устранить взгляд от лишних предметов, также слух не должен внимать ничему внешнему. Сам ум должно «заключать в слова молитвы»20. Но молитва, даже при начальных исходных условиях, так и остается пустым парением, пока ум остается без благодатной силы содействия Бога. Иными словами для правильной молитвы необходимо уму освободиться от земных пристрастий, что невозможно без содействия благодати Всесвятого Духа. Также невозможно уму соединиться, сойти в сердце прежде очищения его покаянием. И только лишь осеняемый Духом ум нисходит в сердце. Откуда и приносится по-настоящему угодная Богу молитва.

Для начала человек должен установить свое внимание на уровне верхней части сердца21. И оттуда должен внимательно наблюдать за помыслами, которые в свою очередь происходят из нижней части сердца. В своих наставлениях прп. Паисий Ве-личковский говорит, что «когда ум стоит сверх сердца и внутри его совершает молитву, и тогда он как царь, сидя на высоте, свободно наблюдает плещущие внизу злые помыслы и разбивает их, как вторых вавилонских младенцев, о камень имени Христова»22. Отсюда видно, насколько важно внимание при свершении молитвы. Начи-

16 Софроний (Сахаров), архим. Таинство христианской жизни. — М.: Essex, ТСЛ, 2009. — С. 203.

17 Новиков Н.М. Указ. соч. С. 188.

18 Антоний Святогорец, иеромон. Жизнеописание Афонских подвижников благочестия XIX в. — М., 1994. -С. 251.

19 Игнатий (Брянчанинов), святитель Указ. соч. С. 223.

20 Лествица / прп. Иоанн Лествичник. — Киев: Свет Печерский, 1991. — 230 с. — С. 441.

21 Ср.: «Сердце, или сердечное место, «словесная сила,» или дух человека, присутствующий в верхней части сердца, против левого сосца, подобно тому, как ум присутствует в головном мозгу» (Игнатий (Брянчанинов), святитель Указ. соч. С. 228).

22 Цит. по Концевич И. М. Стяжание Духа Святого в путях древней Руси. Париж, 1952. (М., 1993; М., 2002). С. 31.

штш

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

омской православной духовной семинарии

С

нать нужно с устной молитвы. Но со временем ум начинает прислушиваться к словам молитвы.

При соблюдении всех вышеуказанных условий непременно приходят в действие воля, ум и чувства, что и является противлением дурному помыслу23. Однако сам по себе метод не имеет ценности без благодатной помощи, которая, будучи призываема из глубины сердца, и поражает все помыслы. Как и все остальные средства, будь то Таинства, пост, молитва, бдение, общественное богослужение, метод трезвения является средством для чищения сердца, а чистое сердце — престол Божий. Очищая свое сердце с содействием Бога, он дает возможность Богу обитать в его сердце. Как говорит псалмопевец: «Из глубины воззвах к Тебе, Господи» (Пс. 129,2). Толкуя этот стих, блаж. Феодорит Кирский замечает: «извнутри, из самаго сердца возсылаю моление. Ибо Божественное писание обвиняет тех, которые молятся только устами; и в одном месте Пророк Иеремия говорит Богу всяческих: «близь еси Ты уст их, далече же от утроб их» (Иер. 12,2); и сам Бог устами Пророка Исаии обвиняет Иудеев, говоря: «людие сии устнами почитают Мя, сердцем же далече отстоят от Мене» (Ис. 29, 13). А теперь молящиеся возсылают из глубины сердца»24.

Кроме этой методики есть еще весьма действенный, по мнению отцов, метод -это память о своей смерти. Прп. Филофей Синайский подчеркивает особое значение этой добродетели в деле трезвения. Он говорит, что она является причиной смирения, слез, премудрых помышлений, «как она… радостнопечальна… Ее жаждал я иметь всегда сожительницею себе»25. Непрестанная память о смерти для верующего человека служит поводом не к сетованию, а к радости.

На следующей стадии, которая называется сосложением или согласием, ум человека уже не столь независим, а в некоторой степени уже втянут в преступление26. Однако процесс еще вполне обратим, до тех пор пока помысел еще не укоренился в сердце. Используя тот же метод, необходимо оторвать свое внимание от помысла. Тем не менее, в этом случае человек уже не остается вполне невиновным, а уже нуждается в покаянии.

На заключительной стадии, которая именуется пленением, исторгнуть помысел уже не представляется возможным, потому как он полностью овладевает человеком и сродняется с ним. Он принимает его как свой собственный. И исполнение его является лишь вопросом времени. А по новозаветному закону человек судим уже за то, что смотрит с вожделением (Мф. 5, 28).

Из этого видно, что для борьбы с помыслом метод трезвения и молитвы есть «краткий путь к стяжанию добродетелей для начинающих»27. Используя этот метод, человек получает власть над силами души, по преимуществу над раздражительной его частью, и учится «отталкивать всякий образ страсти», что «относится не только к плотским искушениям, но и ко всякой страсти»28.

23 Новиков Н.М. Указ. соч. С. 193.

25 Филофей Синайский, преп. Творения // Отцы церкви о трезвении и молитве… С. 222.

26 Новиков Н.М. Указ. соч. С. 194.

27 Никита Стифат, преподобный. Добротолюбие. Троице-Сергиева Лавра, 1992. — Т.5. С. 88.

28 Софроний (Сахаров), архим. Духовные беседы. — М.: Essex, 2003. — Т 1. — 384 с. — С. 128.

2016 (1)

Иерей Антоний дьяконов «Добродетель трезвения по учению Православной Церкви»

Но трезвение с молитвой должны сопровождать человека на всех путях его жизни, и в церкви, и во всяком месте пребывания: «непрестанно молись, призывая имя Живоначальной Троицы, да не сразит твоей души внезапно какая-либо страсть.Да будут на стороже каждый час, каждую минуту сердечные очи твои, да будет сердце твое бодрствующим не только днем, но и ночью.»29.

Важнейшим аспектом трезвенной жизни является благотворение и добродетель. Какое же дело является добрым в глазах Божиих? Для чего они нужны? И как научиться их делать? Как приобрести добродетели?

Во-первых с христианской точки зрения добродетель — это такие дела, которые не расходятся с нравственным законом Евангелия. Иными словами, когда мы говорим о добрых делах по Новозаветному Закону, мы должны проверять их по нравственному учению Евангелия, в сравнении с которым Ветхозаветная нравственность подобна «завещанию на наследие», где «прилагается подробное описание наследства со всеми нужными измерениями и исчислениями, с планами угодий, с рисунками строения». А Новый Завет, в свою очередь, можно сравнить с «введением во владение наследством»30.

Ярко изображают отношение Ветхого Завета к Новому слова Господа: «Вы слышали, что сказано древним: не прелюбодействуй. А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем» (Мф. 5, 27). Во времена Ветхого Завета был важен сам акт прелюбодеяния, чтобы это вменялось во грех. Для Своих последователей Спаситель ставит более высокую планку: «смотрящий с вожделением, уже прелюбодействовал в сердце своем». Таким образом, мы узнаем, что театр боевых действий между грехом и добродетелью разворачивается в сердце человека.

Добродетель в христианстве — это не только внешнее проявление, а прежде всего это внутреннее делание. Добродетель есть «устроение души человека и его духа»31. Кроме того, добродетель по существу одна и неделима, она может проявлять себя в разных обстоятельствах по разному.

Святитель Феофан Затворник дает такое определение добродетели: добродетель — это «горячее желание (жажда) и благодатная сила пребывать в общении с Богом через Господа Иисуса Христа, чрез ревностное, постоянное и полное исполнение Его воли, с помощью благодати и с верою в Господа, по силе и обету Крещения»32. Таким образом, мы видим, прежде всего добродетель рождается в сердце, ибо в нем возникает «горячее желание», которое уже в свою очередь перетекает во внешнее исполнение заповедей (добрые дела). Кроме того, это возможно лишь при непосредственном воздействии благодати Божией, которая в свою очередь преподается человеку по вере во Христа в Крещении в лоне Православной Церкви. Всякое доброделание вне этого критерия не является таковым с точки зрения Евангельских заповедей.

30 Игнатий Брянчанинов, святитель. Указ. соч. С. 424.

31 Шиманский Г.И. Указ. соч. С. 159.

32 Феофан (Говоров), затворник. Начертание христианского нравоучения, изд 2-е. — М., 1896. С. 116.

№ 1, 2016 (1)

Исполнение внешне только добрых дел является деятельностью «по влечению сердечных чувств, зависящих от влияния на сердце плоти и крови»33, противоречит доброму делу в христианском понимании. К совершению же истинного добродела-ния сердце человека возбуждают Дух Божий и Слово Божие, которые принадлежат естеству, обновленному Христом. Настоящее доброделание невозможно без внутреннего очищения и преображения: «очисти прежде внутренность чаши и блюда, чтобы чиста была и внешность их» (Мф. 23, 26).

Преподобный Ефрем Сирин разделяет добродетели на телесные и душевные. К душевным он относит такие проявления добродетели, как вера, надежда, любовь, смирение и другие подобные. К телесным же относит пост, голод, бдение, коленопреклонение, нестяжательность и другие им подобные и называет их не иначе как орудиями добродетелей34. Иными словами, он не называет их в истинном смысле добродетелями, а способом их выявления во внешнем мире. А посему прежде всего для исполнения заповедей нужно заботиться о приобретении внутренней душевной добродетели, чтобы просветился «свет ваш пред человеки, яко да видятъ ваша добрая дЪла и прославятъ Отца вашего, иже на небес£хъ» (Мф. 5, 16).

Напротив того, добрые дела без внутренних добродетелей могут повредить человеку. О чем и предупреждают отцы: «дела мнимо добрые по влечению падшего естества растят в человеке его Я, уничтожают веру во Христа, враждебны Богу»35. Так они могут навредить, что и саму веру могут уничтожить. И неудивительно, ведь если б «добрые дела по чувствам сердечным доставляли спасение, то пришествие Христово было бы излишним.Очевидно, что признающие спасение возможным при одних делах падшего естества уничтожают значение Христа, отвергают Христа»36.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Кроме того, мнимые добрые дела могут быть на руку врагу рода человеческого. При регулярном исполнении их ум человека нападает на эти дела, т.е. обращает на них свое внимание, где становится легкой добычей для своего врага, который поражает его гордостью, тщеславием и самомнением, что, конечно же, не может быть угодным Богу: «мерзость пред Господом всякий надменный сердцем; можно поручиться, что он не останется ненаказанным» (Притч. 16, 5).

Преподобный Исаак Сирин говорит, что «воздаяние бывает не добродетели и не труду ради нее, но рождающемуся от них смирению. Если же оно будет утеряно, то первые будут напрасны»37. Сами даже добродетели не могут быть целью, а являются лишь средством для приобретения важного качества — смирения сердца, а «сердце сокрушенно и смиренном Бог не уничижит» (Пс. 50, 19). Если же доброделание ведет к противоположным результатам, то движение идет в неверном направлении.

Важно знать, как приобрести настоящую добродетель. Каким путем это осуществимо? Только ум, пребывающий в сердце человека, способен обратить его к дела-

33 Игнатий Брянчанинов, святитель. Указ. соч. С. 423.

34 Ефрем Сирин, преп. Избранные творения. М.: Благовест, 2014. — 336 с. — С. 89-90.

35 Игнатий Брянчанинов, святитель. Указ. соч. С. 425.

36 Там же. С. 424.

Иерей Антоний дьяконов «Добродетель трезвения по учению Православной Церкви»

нию истинно добрых дел без самомнения. Прибывая в сердце, ум тем самым находится в безопасности от нападений врага. Хотящий исполнять волю Божию должен знать, что «трезвение — есть путь всякой добродетели и исполнения заповеди Божи-ей»38. При помощи этого святоотеческого метода возможно приобретение четырех важнейших добродетелей: мудрость, мужество, воздержание и справедливость. А они в свою очередь служат причиной всех остальных.

Аскетизм в разной степени необходим каждому христианину для усвоения спасения. И конечно, центральным моментом в аскезе является трезвение. Для того чтобы научиться правильной молитве, нужно трезвенное, внимательное, благоговейное прохождение Иисусовой молитвы. Один из современных подвижников Афонской горы отвечая на вопрос: «могут ли христиане, находящиеся в миру, заниматься умной молитвой?», со всей уверенностью говорит «да!»39. В сегодняшних условиях это не только возможно, но и необходимо. Более того, по мнению архимандрита Лазаря (Абашидзе) в сегодняшних условиях от христиан требуется больше рвения, чем ранее, «ведь тем настойчивее нужно стремиться к небу, чем более нас старается пригнуть к земле дух злобы, князь мира сего»40.

Заблуждение может происходить по нескольким причинам. Одна из них — это та, что люди, не различая периодов молитвы, сразу же думают о подвиге созерцательном41. Молящийся старается достигнуть внимания, умиления и познания своей греховности. Ранее, чем при помощи Божией придет все перечисленное, не может наступить созерцания. И в деятельном периоде человеку сопутствует благодать, несмотря на нечистоту сердца42. Конечно же, для молитвы благодатной требуется бесстрастие, чистота сердца, однако же та умная молитва, которой следует заниматься всем и каждому, есть «молитва простая, могущая, однако ж, привести к высокой»43.

Таким образом, мы видим, что умное делание является трудом каждого христианина, независимо от его местонахождения. Потому как без него сложно добиться желаемого результата.

Подводя итог вышесказанному, можно сказать, что традиция духовного трезвения была центральной на всем протяжении истории Церкви, в ее аскетическом опыте. Во времена своего земного странствия Господь Иисус настоятельно заповедовал своим ученикам: «Будьте готовы, бодрствуйте и молитесь; ведь вы не знаете, когда настанет пора» (Мк. 13, 33); «Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть вам в искушение» (Мк. 14, 38).

Также и апостолы призывают к духовному трезвению, говоря: «Отрезвитесь, как должно, и не грешите. Ибо некоторые не имеют знания Бога: к стыду вашему говорю» (1 Кор. 13, 34). Однако, несмотря на это, путь духовного трезвения или умного делания в разные времена периодически предавался забвению. Об этом говорили святые подвижники также в разные времена, начиная уже с древних веков. Уже в IX в.

38 Исихий Иерусалимский, преподобный. Творения // Отцы церкви о трезвении и молитве. С. 174-175.

Иосиф Ватопедский. Аскеза — матерь освящения. — М., 2005. — 104 с. — С. 83.

40 Лазарь (Абашидзе), архимандрит. Бетания — дом бедности. — М., 1998. — 107 с. — С. 106.

41 Паисий Величковский, схиарим. Об умной или внутренней молитве. — М., 1902. — 48 с. — С. 17.

42 Евагрий, авва. Творения. — М., 1994. — 363 с. — С. 83.

43 Феофан Затворник, святитель. Собрание писем // Новиков Н.М. Указ. соч. С. 57.

№ 1, 2016 (1)

прп. Филофей Синайский говорит о том, что «очень редко можно найти безмолвствующих умом»44.

Спустя века мысль о том, что умное делание — это привилегия исключительно совершенных подвижников, не покидает людей. Прп. Нил Сорский, русский подвижник, как и прочие, увещевал правоверных, что, несмотря на немощи наши, следует «уподобляться и подражать приснопамятным и блаженным отцам, хоть и равенства с ними нам достичь невозможно»45. Это говорит о том, что степени совершенства даруются Богом, а проходить путь должен непременно каждый, следуя наставлениям отцов церкви, потому как «Богодухновенных наставников нет у нас!»46- говорит свят. Игнатий в Х1Хв. Конечно же, нужно соблюдать ту последовательность, которая предусмотрена в опыте на протяжении многих веков.

Мы видим, что в Православии очень важно ощущение присутствия живого Бога, которое может быть возможным лишь в случае трезвения ума и сердца. Как говорит псалмопевец: «Предзрех Господа предо мною выну, яко одесную мене есть, да не подвижуся» (Пс. 15, 8). Этот момент весьма важен для человека, поскольку видя Его, не телесными глазами, как того вожделеют католики, а очами души, которыми человек созерцает свет Святой Троицы, человек не подвижется на пути добродела-ния. Это является причиной чистоты жизни как отдельного человека, так и Церкви в целом, потому что, как мы видим, отходя от этой добродетели, человек становится подобным «слепому, ходящему на ощупь»,47 и ищет счастья на стороне.

В заключение можно привести слова старца Амвросия Оптинского, который простотою слова открывает глубокие тайны и причины настроений в обществе, семье и внутри каждого человека. Он говорит: «Отчего человек бывает плох? От того, что забывает, что над ним Бог»48.

44 Филофей Синайский. Творения // Отцы церкви о трезвении и молитве. С. 221.

45 Нил Сорский, преподобный. Творения // Прп. Нил Сорский и Иннокентий Комельский. СПб., 2005. — 424 с. -С 85.

46 Игнатий (Брянчанинов), святитель. Указ. соч. С. 356.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

47Исихий Иерусалимский, преп. Указ соч. С. 175.

48 Преподобные старцы Оптинские. Жития и наставления. Изд 2-е. Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина Пустынь, 2008. — 512 с. — С. 241.

Православная Церковь и Священное Писание называют трезвостью умеренность в пище, питье, а также непрестанное наблюдение над собственными стремлениями. Трезвый ум охраняет душу и тело от всевозможных нечистых помыслов, желаний и деяний. Эта добродетель есть духовное бодрствование, ясное понимание того, что враг человеческий не дремлет и неустанно ищет тех, кто поддастся искушению и отвернется от Бога.

Значение добродетели

Трезвость в христианстве — религиозная добродетель, которая заключается в неусыпном бодрствовании и бдительности против греховных помыслов и деяний. Это также полное воздержание от употребления алкоголя, наркотиков и т.п.

Трезвение — христианская добродетель, заключающаяся в хранении себя от греха

Святые отцы с давних времен учат паству соблюдать законы трезвения, так как враг человеческий беспрестанно принуждает к грехопадению через соблазны и ложные надежды. Трезвый ум чист, стоек, мудр, свободен от обмана, преисполнен Святого Духа и любим Господом.

Это духовное внимание является началом истинного созерцания, условия, через которое Бог предстает перед сознанием. Трезвость — полная безмятежность разума, невосприимчивость к колебаниям.

Ищущие Бога обязаны внимательно следить за своими поступками, внутренне вести трезвую и бодрую жизнь. Душа такого человека не затрагивается всяческими страстями, огонь его сердца горит искренней любовью к Господу и всегда наготове, чтобы прогнать что-либо дурное.

Эта добродетель считается признаком настоящего покаяния, она есть взывание души лично к самой себе, отрицание мирского и восхождение к Господу.

Важно! Трезвение — стремление воспринять радость добродетели и отречение от сущности греха. Святые отцы считают его утверждением в том, что все пороки будут прощены.

Мнение святых отцов

Православная Церковь учит верующих людей трезвению для их спасения. Блаженными отцами религии и богословами создано большое количество трудов, где описываются разнообразные способы приобретения этого полезного качества души.

Трезвение — это проявление неустанного духовного бодрствования на пути спасения

Под трезвостью некоторое святые подразумевают духовное внимание за собственной деятельностью, другие — хранение сердца, иные — мысленное безмолвие, но все они, по существу, говорят об одном и том же.

  • Святой Исихий Иерусалимский воздает хвалу трезвости, называя её благой, приятнейшей, светлой и сладостной добродетелью. Она способна до самих глубин сознания и Чертогов Господа распространить собственные корни. Трезвение орошает разум, который с давних времен подвергается нападению нечистых помыслов и дьявольских страстей.
    Эта добродетель, по словам святого, подобна лестнице, на вершине которой восседает Господь с ангельской свитой. Она постепенно извергает из человека всякую злобу, прекращает многословие, клевету и множество других подобных изъянов. Без неё невозможно достичь божественного состояния и угодить Богу в своих деяниях.
  • Святой Игнатий отмечает: «Усердие во всяком деянии, внимание при чтении молитвы, тщательное и строгое наблюдение за собственной волей и постоянное бодрствование можно назвать трезвением. Оно есть сохранение души от излишнего сна, празднословия, сарказма».
    Трезвость, по словам святого Игнатия, есть неусыпная молитва и бдительность, находящаяся в основе приобретения других добродетелей. Будучи трезвым, человек становится смиренным, сосредотачивается на знании о Боге, отрекается от самонадеянности и ложной надежды на материальные блага. Святитель Игнатий настоятельно советует мирянам стяжать трезвении, ибо без него нельзя достичь прогресса ни в одной из христианских добродетелей.
  • Феофан Затворник проповедует: «Каждому православному человеку необходимо держать при себе двух бдительных защитников души, которых называют трезвением и благорассмотрением. Первые страж обращает взор внутрь сознания и наблюдает за движениями мыслей, порожденных сердцем, а второй глядит в окружение, он способен предугадывать обстоятельства, возникающие вовне. Для трезвости существует божественный закон: после изгнания из ума всяких нечистых помыслов, необходимо встать у внутренних врат ума и тщательно следить за всем, что входит и выходит из него, а также предупреждать возникновения всякого желания, ибо оно есть корень зла».

    Трезвение – это одна из христианских добродетелей

  • Старец Онуфрий предупреждает верующих: «Невозможно избежать борьбы с дьяволом, ибо миссия последнего в том, чтобы неустанно соблазнять людей, сокрушать их волю». Человек, игнорирующий добродетель трезвения, непременно попадет под влияние суровой греховности, потому что он не в состоянии справиться с наваждением и давлением на его опьяненный и слабый ум.
    Однако праведным людям не следует страшиться гневных нападок страстей, необходимо твердо стоять на вере в Бога, уповать на Его помощь и молится Богоматери.

Читайте о старцах:

  • Старец Иосиф Исихаст
  • Старец Серафим Тяпочкин
  • Старец Николай Гурьянов

Важно! Священное Писание наставляет о необходимости трезвости ума и бодрствования сердца, так как враг человеческий постоянно стремится ввести людей в соблазн и погубить их в страданиях.

Дело спасения, по словам святого Макария Оптинского, состоит не в простом хождении по церквям, — православным верующим следует внимательно следить за собственными душевными побуждениями и истреблять губительные страсти (гордость, гнев, злобу, чревоугодие, похоть и т.д.) Наша главная задача — противостояние соблазнам, которые побеждаются при помощи Господа и христианских добродетелей.

Польза трезвения

Апостол Павел твердит мирянам: «Против злобы и дьявольских нападок необходимо вооружиться духовно, а не материально, — тогда Господь непременно поможет избавиться от страданий и несчастий». Ученик Спасителя советует облачиться в броню правды, воспринять щит веры, шлем спасения, взять в руки меч мудрости, чтобы отражать стрелы лукавого и уничтожать его существо в самом себе.

Вооружившись божественным знанием, человек в трезвом уме приступает к брани с великим смирением, а не с горделивым самонадеянием. Война со страстями необходима для того, кто желает обретения Истины и всеобщего спасения от несчастий. Победу одерживают самые стойкие, проигрывают те, кто поддался собственным страстям.

  • Трезвый человек способен подавить восстание собственных чувств, изгнать соблазны и мысленно поразить их в саму сущность. Святитель Феофан советует не забывать о покаянии и о том, что победа над дьяволом невозможна без милости Господа, которая, в свою очередь, даруется посредством благочестия с нашей стороны. Трезвение невозможно без отказа от спиртных напитков

    Внимание подвижника должно сводится к прямому общению с Господом, чтобы ум не стал вновь рассеянным, а был препоясан, собран и бдителен. Трезвенной жизнь становится тогда, когда человек пребывает в мире с созерцанием внутрь себя и хранением верности Богу.

  • Если человек будет строго следовать закону трезвения и мудро рассуждать о собственной деятельности, то страсти постепенно отступят, ибо на этом кончится их миссия по научению быть праведным. Пока верующие находятся в телесной оболочке, необходимо жить трезво, бодро и попечительно, как о своей душе, так и об окружении.
    Однако если человек оставляет добродетель бдительности, то становится немощным и бывает ограблен своими же страстями, отстраняющими от Господа.

Важно! Церковь настаивает трудиться до обретения совершенства и единства с самим Господом, а не бросать дело праведности на определенной точке жизненного пути, ибо есть вероятность повторного падения к несчастьям.

  • Трезвость приобщает верующих к доброму размышлению, отстранению от всякого грязного греха. Необходимо отречься от порочных деяний, как наяву, так и в воображении, потому что любая страсть усиливается, если мысль о ней беспрепятственно разрастается в сознании. Грех же, исполненный в настоящем, получает власть над человеческой душой. Тогда требуется великое усилие воли и милость Бога, чтобы избавится от страшной, принятой самолично напасти.

Читайте о грехах:

  • Грех злословия
  • Грех лени
  • Почему играть в карты грех

Страсть победит, если найдет душу слабой, беззащитной и неразумной, но столкнется с колоссальным сопротивлением, когда человек будет совершенствоваться в искусстве добродетели трезвения.

На заметку! Сегодня множество православных общин, проповедующих трезвый образ жизни, объединены во всеобщее братство под названием «Трезвение». Оно представлено в 18 епархиях РПЦ, части сообщества действуют по благословению правящего архиерея. Протоиерей Игорь Бачинин о трезвении«Дело молитвы есть первое дело в христианской жизни. Молитва—дыхание духа. Есть молитва—живет дух, нет молитвы—нет жизни в духе,—писал святитель Феофан своему адресату.—Сама молитва есть возникновение в сердце нашем одного за другим благоговейных чувств к Богу,—чувства самоуничижения, преданности, благодарения, славословия, прошения, сокрушения, покорности воле Божией, усердного припадания и проч.»
«Молитву, или устремление сердца к Богу, нужно возбудить и возбужденную укрепить, или—что то же—нужно воспитать в себе молитвенный дух». Для этого прекрасным подспорьем будет публикуемый нами сборник «Святые отцы о молитве и трезвении или внимании в сердце к Богу». Существо дела в том, чтобы установиться в памяти Божией, или ходить в присутствии Божием. Один прием общеобязателен—вниманием стоять в сердце.
Святитель Феофан составил этот сборник по желанию многих боголюбцев иметь в одной книге наставления разных святых об этом предмете.
Каждому человеку полезно напитаться мудростью святых, укоренившихся в Святом Духе и научающих нас в своих писаниях, как достигать внутренней молитвенной тишины и богопредстояния.

ПРЕДИСЛОВИЕ СОСТАВИТЕЛЯ
Предлагаемый сборник обязан своим происхождением следующему случаю. Некто из боголюбцев, любящих внимать себе и с Богом молитвенно беседовать, рассказывал о себе, что он, бывая вынужден иногда хлопотать много по хозяйству и по должности, всегда ослабевает во внимании и охлаждается в молитве. Как, говорит, ни скорбно это, но сладить с собою не бываю я в силах. Но потом, как только улучу свободное время, запираюсь в своей комнате и, положив конец всем делам и хлопотам, только молюсь, читаю и размышляю о Боге и вещах божественных. Милостив Бог,—прежнее настроение мирное опять возвращается. Читаю я в это время все только о молитве, то в одной, то в другой книге. Сказав это, он выразил желание, что хорошо было бы, когда бы все это собрано было в одну небольшую книжку. Тогда не для чего было бы рыться в разных книгах.
И се—собрано, хоть отчасти, но довольно достаточно для цели. Побуждением служило не одно желание означенного боголюбца, но особенно то, что и другие многие боголюбцы бывают в подобных же обстоятельствах, а книг тех, в которых пишется о молитве, не имеют под руками, чтобы почитать и восстановить в себе молитвенное настроение. Между тем такое чтение есть наилучшее средство к умиротворению ума и отрезвлению сердца. Почитает—и подогреет желание молитвы. Помолится, пока теплится сердце,—и опять за чтение, чтобы, подогревшись им, снова стать на молитву.
Вот по какому поводу и побуждению—этот сборник! Но и без того в нем всякий, желающий установиться в молитве, найдет потребное к тому наставление.
В нем все говорится о духе молитвенном. Что же касается до правил и чина молитвословного, то для этого нет нужды в особых наставлениях. Эти правила и чины указаны в церкви и исполняются всеми, даже и не так усердно внимающими молитве. Ходят в церковь и дома молятся по молитвенникам. И нет никого, мало-мальски себя помнящего, кто бы не исправлял каждодневно молитв как бы то ни было.
При всем том нельзя, однако ж, не дивиться, как так бывает, что целый век молимся, а молиться как должно все же не умеем. Предлагаемый сборник напомнит об этом, изображая достодолжную молитву, а кто возжелает достигнуть совершенства в ней, чтоб она и в его душе была достодолжною, того научит, как в сем успеть.
Иной, может быть, пожалеет, что сборнику не дана какая-нибудь система. Об этом была мысль. Но спрошен был один из великих молитвенников—святитель Божий, теперь уже блаженной памяти,—не лучше ли дать систему сборнику? Ответ получен такой: не идет к сему делу система. Система производится такими силами, которые находятся совсем в другой области, нежели в какой действуется молитва. Потому это будет смешение несродных стихий. Сборник составляется для назидания, а не для умствования. Ищущему же назидания не система нужна, а указание дела. У него свой в сердце созидается молитвенный строй,—и всякое вычитанное указание тотчас в сердце, а не в голове находит свое место. Система будет ему только мешать и даже охлаждать дело молитвы. Этому нельзя противоречить,—и сборник составлен без системы.
Сопровождаем его желанием, да даст Господь всем читающим найти в нем благопотребное для созидания в сердце их духа молитвенного.
Епископ Феофан

СОДЕРЖАНИЕ
СВЯТОГО ВАСИЛИЯ ВЕЛИКОГО
Наставления о молитве и трезвении
СВЯТОГО ИОАННА ЗЛАТОУСТА
Наставления о молитве и трезвении
СВЯТОГО ЕФРЕМА СИРИАНИНА
Наставления о молитве и трезвении
СВЯТОГО ОТЦА НАШЕГО ИОАННА ЛЕСТВИЧНИКА
Слово о молитве с пояснениями оного
ПРЕПОДОБНОГО НИЛА ПОДВИЖНИКА СИНАЙСКОГО
Слово о молитве
ПРЕПОДОБНОГО ИСИХИЯ ПРЕСВИТЕРА ИЕРУСАЛИМСКОГО
Слово о трезвении, борьбе с помыслами и молитве
ПРЕПОДОБНОГО ФИЛОФЕЯ ИГУМЕНА СИНАЙСКОГО
Сорок глав о трезвении
СВЯТОГО ИСААКА СИРИАНИНА
О молитве и трезвении
СВЯТЫХ ВЕЛИКИХ СТАРЦЕВ ВАРСОНОФИЯ И ИОАННА
Наставления о молитве и трезвении
СВЯТИТЕЛЬ ФЕОФАН ЗАТВОРНИК
О молитве и трезвении
[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *