Скандально известный мнимоправославный сектант Валерий Сутормин организовал движение «Развода нет» и так называемую «Службу духовной безопасности» (далее – СДБ). Заявленная цель данного движения – борьба за каноническую чистоту и святость брака и отстаивание идеалов благочестия. Движение развило бурную деятельность, выпуская новые видеоролики и размещая их на канале «Ютуб».

Также СДБ стала проповедовать новую ересь – о недопустимости развода и «православных» наложницах.

О сектантской и еретической деятельности т. н. «Службы духовной безопасности» рассказал в интервью «Русской народной линии» кандидат филологических наук, доктор исторических наук, кандидат богословия, профессор Института истории Санкт-Петербургского государственного университета, член Синодальной богослужебной комиссии протодиакон Владимир Василик:

В последнее время появилось сообщество, которое, к сожалению, подпадает под все признаки секты — «Служба духовной безопасности». Название ее переиначенное, поэтому возникают аналогии и с Комитетом государственной безопасности советских времен, и, в особенности, с не доброй памятью Службой безопасности Украины.

Агенты «Службы духовной безопасности» — Валерий Сутормин, Вячеслав Балакин и некоторые другие — занимаются тем, что ловят батюшек у входа церквей, на публичных мероприятиях и, не спрашивая их согласия, под запись в тайно запрятанные диктофоны задают им каверзные вопросы относительно брака и возможности разводов. В случае, если ответы им не нравятся, оказывают «любовь», обличают перед всей Церковью: вламываются в храмы во время Богослужений к тем батюшкам и начинают бесчинствовать, прилюдно обличать их в михианской или блудной ереси.

В частности, так они поступили с отцом Георгием Максимовым. Дело в том, что у одного из этих «деятелей» — Вячеслава Балакина ушла жена. Причём ушла она в силу, мягко говоря, неадекватности Балакина, в силу того, что он стал домашним тираном и отравлял ей жизнь. Она пыталась держаться, но, в конце концов, не выдержала, развелась и вышла замуж за другого.

Вячеслав Балакин и Валерий Сутормин исповедуют идею, что развода нет и однажды уже заключенный брак сохраняется неповрежденным, даже в случае прелюбодеяния. Это, безусловно, противоречит словам апостола Матфея, которые можно прочитать в Евангелии, где Спаситель говорит о том, что кто отпускает жену свою, кроме вины прелюбодеяния, тот прелюбодействует.

Эти товарищи как бы и не видят этих слов Спасителя. Апостол Павел говорит: «Если же неверующий хочет развестись, пусть разводится; брат или сестра в таких случаях не связаны; к миру призвал нас Господь» (1Кор.7:15). Хотя он и повелевает, в принципе, с неверующими по возможности сохранять брак. Следовательно, даже в Священном Писании развод в некоторых случаях оказывается возможным. Возможным он оказывается и в каноническом праве Русской Православной Церкви.

Конечно, в последнее время число разводов увеличивается. Печально, когда люди забывают, зачастую по маловажным причинам, о своих венчальных обетах, тем не менее, разводятся и делают несчастными своих детей и друг друга. Конечно, это великая скорбь, великая беда, да и грех многих. Но, когда в Православной Церкви транслируется католическое учение о том, что брак не расторжим в любом случае, даже по вине прелюбодеяния, то это загоняет людей в безысходный тупик, из которого выход может быть только один — убийство. Католический мир это познал во всей своей прелести.

В 14 веке французский король Людовик Сварливый никак не мог развестись с изменившей ему супругой Маргаритой Наваррской, которая развлекалась с конюшим. В результате, оказавшись в юридическом тупике, он приказал убить свою супругу. И ведь не случайно император Лев Мудрый ввел в качестве основания для развода такую причину как взаимоненависть супругов, прямо объясняя, что в противном случае дело может закончиться ещё большим грехом и преступлением — человекоубийством. Церковная икономия рассчитана на то, чтобы допущение меньшего греха не дало совершиться греху большему.

Этого не хотят видеть члены сообщества «Служба духовной безопасности». Когда отец Георгий Максимов назвал супругу Вячеслава Балакина бывшей, то тот, во-первых, подал на него в церковный суд, как якобы оскорбившего его и божественные каноны, а, во-вторых, ворвался со своим подельником в храм и стал бесчинствовать, обвинив отца Георгия в прелюбодейной ереси и прелюбодействе. То есть он публично оклеветал священника. Более того, он подал на него в церковный суд по таким же безумным обвинениям. К счастью, в Москве в церковном суде сидят адекватные люди, которые не приняли это заявление к рассмотрению. Тем паче, что и Вячеслав Балакин, и Валерий Сутормин психически неадекватные люди. Балакин, в частности, в своё время лежал в психиатрической больнице.

Опираясь на 9-ое правило Василия Великого, в котором говорится о снисхождении к соблудившему мужу, которого оставила жена, Валерий Сутормин и Вячеслав Балакин проводят новое и неслыханное, абсолютно безнравственно-кощунственное учение о «православной» наложнице. Речь идет о том, что муж, от которого ушла жена, не может жениться заново (его жена — это его жена до гроба), но зато он может завести «православную» наложницу. Никто эту наложницу не смеет осудить, она спокойно должна принимать участие в Таинствах Церкви, и никакого греха в этом нет. Это безнравственное, кощунственное и богохульное учение.

Кому интересно, тот может посмотреть соответствующий ролик и на странице Валерия Сутормина, и в лекции отца Георгия Максимова о новом учении Валерия Сутормина о «православной» наложнице. В своё время над этим грустно смеялись, как просто над поступком неадекватных людей, но сейчас уже не до смеха. Потому что уже появились первые жертвы этой секты. Первые люди, которые решили жить именно так. Одна, достаточно благочестивая женщина клюнула на его лжеучение и поступила «православной» наложницей к одному рабу Божию, которого оставила жена. И это уже страшно.

Если эту секту не прикрыть, то она разорит и те семьи, которые у нас ещё остались. Тем паче, что Валерий Сутормин травит и преследует свою бывшую жену, которая ушла из-за его домашней тирании, жестокости и неадекватности, а проще говоря, безумия.

Сутормин, нисколько не стыдясь, показывает на своей странице, как он запрещает своим родным детям причащаться своей отцовской властью, восхищая себе власть священническую и даже архиерейскую. Таким образом, он, видите ли, борется за сохранение семьи. Кажется, что в этой ситуации надо бороться за сохранение семьи несколько иными средствами: покаяться перед женой и детьми в своем жестокосердии, в своей неадекватности, в своих неправых поступках и попытаться, если возможно, начать новую жизнь.

Но эти люди винят всех, кроме самих себя. Обвиняют архиереев, принявших «неправильный» документ о православном браке в 2017 году, обвиняют священников, допускающих возможность развода, только не себя любимых. Не видят своей вины в том, что они толкнули своих супруг на то, чтобы те их оставили. Более того, для них характерно удивительное сочетание несочетаемых вещей. В 2016 году Сутормин и единомышленники «отлучили» Патриарха Кирилла от Церкви после его поездки в Гавану, причем запретили ему священнодействовать и проводить соборы. Даже провели целое соборище.

В 2019 году, ничтоже сумняшеся, подали на отца Георгия Максимова иск в церковный суд. Понятно, что эти бредни никем всерьёз не рассматривались и не будут рассматриваться. Отец Георгий неоднократно получал справки о том, что он под церковным судом не состоит и, надеюсь, никогда состоять не будет, тем более из-за таких безумных исков. Но, тем не менее, когда надо, они Патриарха Кирилла «анафематствуют», когда надо, они прибегают к его церковным судам.

Дорогие батюшки, будьте бдительны! Если к вам заявятся подобные персонажи с диктофонами, старайтесь их вежливо выпроводить, не вступая с ними в собеседование. Как говорится, не кормите троллей. И помните, что любое ваше неосторожно сказанное слово может стать предметом тайной записи и доноса. Просвещайте свою паству относительно подлинного православного учения и не отдавайте ее на расхищение волкам в овечьих шкурах!

ОСТОРОЖНО: НЕОФИТ. ОШИБКИ НОВОНАЧАЛЬНЫХ ХРИСТИАН

Неофит (от греч. νεόφυτος) — в православии новообращеный христианин или новичок.

Японская поговорка гласит: «Когда в семье рождается ребенок, вся семья учится говорить». Перефразируя эту восточную мудрость, можно, к сожалению, сказать: «Когда в семье появляется христианин, все его близкие становятся мучениками». Если сейчас эти строки читает один из таких близких, думаю, он со мною согласится. Если же их читает один из таких христиан, то титула, меньшего, чем клеветник, я не получу. Не буду сочувствовать первому – мученики в сочувствии не нуждаются, не буду также оправдываться перед вторым (дело совершенно бесполезное и, кстати, небезопасное). Просто хочется поделиться теми мыслями, которые накопились за время моего «христианства». Тем, кто удивится, что слово христианство я взял в кавычки, скажу, что раскавыченное оно больше подходит к святым, и пусть не обвиняют меня в смиреннословии.

Но прежде о терминах. Все те духовные недуги, о которых ниже пойдет речь, будут именоваться одним словом: неофит (неофитство). Может быть, это неправильно – объединять недуги, имеющие различное происхождение и течение. Наверное, это ненаучно. Но моя статья – не научный трактат, а реакция живого организма на боль.

В Церкви сложилась традиция, согласно которой считается, что неофит – это человек, не пробывший в Церкви десяти лет. Но дело вовсе не только во времени. Неофитом можно остаться на всю жизнь.Этот период можно сократить. Можно ли его миновать? Не знаю. Не уверен. По крайней мере, все мои знакомые, и я сам в первую очередь, прошли через этот отрезок времени, кажущийся тебе таким возвышенным и прекрасным. Прекрасным, потому что Господь подает новокрещенному, воцерковляющемуся человеку, по словам Макария Великого, залог Святого Духа. Но вот людям, окружающим нас в этот период нашего духовного младенчества, небо с овчинку кажется от напыщенных поучений, фарисейских молитвословий и совращений в Православие.

Нельзя назвать нормальным человека, который заявляет: «Это, мол, старцы помолились, чтоб телевидения у нас не было, потому что оно душу развращает, вот Останкинская башня-то и сгорела!» То, что при этом заживо сгорели три человека, очевидно, и было результатом их благой молитвы. Или, например, такой пассаж. Женщина, не дочитавшая, может быть, до конца Новый Завет, но выучившая назубок «Добротолюбие», бросает малолетних детей, мужа и всю мирскую скверну и отправляется (нередко по благословению младостарца) спасаться в какой-нибудь монастырь. Достаточно вспомнить о недавней истерии, развернутой вокруг пресловутых штрих-кодов. По этому вопросу было опубликовано постановление Священного Синода. Но решение Синода для наших православных не указ. Сразу усилился шепот (он, собственно, никогда не умолкал) о том, что наши-то епископы, известное дело, – экуменисты, еретики, разве можно их слушать? Настроения эти всячески распространяют и поддерживают так называемые «старцы» по монастырям и в миру.

Известный всему русскому православному народу архимандрит Иоанн (Крестьянкин), которого, думаю, можно с полным правом назвать истинным старцем, пишет: «Сейчас эти документы в том виде и с такой подачей опасности для нас не представляют. Запомни и уясни для себя волю Божию: Сыне, даждь Ми твое сердце. Не паспорт, не пенсионное удостоверение, не налоговую карточку, но сердце! Все те смущения, смятения и неразбериха для того так властно и входят, что нет живой веры, нет доверия Богу». Но даже мнение такого человека, как отец Иоанн, для неофит ничто.

Вообще неофитство существует, сколько стоит Церковь. Даже можно сказать – неофитство старо, как мир. История сообщает нам немало фактов о неумеренно восторженных христианах, творящих вред себе и другим.Приведу всем известный пример. У некоего старца был ученик, который страстно возжелал мученичества. Напрасно старец вразумлял его: «Пора мученичества прошла. Бог призывает тебя к другим подвигам. Ты только научись Его понимать». Тот и слушать не желал. Благослови на мученичество, и все тут! Выбив из старца благословение, он пошел в пустыню, набрел на сарацинов, и, не выдержав пыток, отрекся от Христа.

Сама по себе восторженность неплоха. Но в духовной жизни она может быть страшна. Удивительное дело! Казалось бы, восторженность должна свидетельствовать о мягкости души человека. На мой взгляд, восторженный человек – это большой ребенок. Мир для него удивителен и желанен, как подарок, поэтому он и вызывает у него восторг. Но душа неофита крепка, как гранит, и глуха, как гроб.

Английский писатель Гилберт Честертон сказал о ком-то: «он был здоров душою, ибо знал скорбь». Неофит душою болен, ибо не ведает скорбей. Он не ведает ни жалости, ни милости. Тот же Честертон в другом месте писал: «определить здоровую душу нетрудно: у такого человека трагедия на сердце и комедия на уме». Неофит же не только не имеет трагедии в сердце. У него нет самого сердца. На все случаи жизни у него имеются расхожие правила, на любую человеческую боль – прописные истины. Но его истина убивает, а не животворит, уводит в рабство, а не делает свободным. Сам неофит бодр и оптимистичен. Правда, его оптимизм за счет других. Это оптимизм людоеда. Он построил из обрядов и закона высокий замок, и оттуда взирает на копошащихся червей.

Напрасно неофитов иногда сравнивают с фарисеями. Фарисеи этого, право же, не заслужили. Если верить святителю Иоанну Златоусту, они даже способны к покаянию. Именно так он понимает приход фарисеев к Иоанну Крестителю. Когда ко Христу привели женщину, взятую в прелюбодеянии, Его обступала толпа фарисеев. И, помнится, ни один камень не полетел-таки в несчастную. Если бы Христа окружали неофиты, на женщину обрушился бы целый град камней. Фарисеи знали за собой тайные грехи, и слова Спасителя устыдили их.

Неофит не имеет грехов. Не знаю, в чем они часами каются на исповеди. С уст их не сходят слова: простите меня, грешную, «аз есмь пучина греха». Но когда они узнают, что их ближний делает что-то, что не вмещается в их благочестие, они превращаются в того самого должника, который за свои сто динариев готов был задушить. «Как! Ты держишь дома собаку? Это же скверное животное! Тебе нельзя причащаться!» Знал бы Святейший Патриарх, у которого дома не одна, а целых две дворняжки, что причащаться ему нельзя! «Ты постоянно болеешь, видно, у тебя много грехов. Тебе надо покаяться!» Я вполне готов предположить, что Книгу Иова они не читали, и о друзьях Иова они не слышали. Но о русских православных святых, которые болели всю жизнь и от слабости иной раз не могли пошевелить рукой, должны бы знать. По их логике, Амвросий Оптинский и Игнатий Брянчанинов – самые отъявленные грешники. Святитель Иоанн Златоуст в первой беседе о статуях приводит восемь (!) различных причин, по которым болеют христиане. Не худо бы с ними ознакомиться.

Какая бы давняя дружба не скрепляла вас с неофитом, если только неофит вообще способен к дружбе, все рушится в один момент, когда он узнает о вас нечто. Это может быть все что угодно. От ношения платья с открытыми плечами до смотрения телевизора. Тогда вашу дружбу уже ничто не спасет.

Способен ли какой-нибудь грех привести неофита в чувство покаяния? Личный опыт общения с людьми подобного рода показывает, что, даже впадая в откровенные, грубые грехи, такие как блуд, человек с подобным устроением души каким-то непостижимым образом умудряется оставлять за собой право осуждать других и даже имеет самодвижную Иисусову молитву. Такой человек бодр и весел.

В первые же дни своего христианства он овладевает благочестивым сленгом, вроде «Ангела за трапезой!», или «Спаси Господи!». Помнится, одна девушка за столом попросила у соседа: «Благословите чайник!» Через много лет я услышал фразу, которая могла бы послужить ей прекрасным ответом: «Благословляется и освящается чайник сей!»

Неофит влюблен в себя. Он обожает свою праведность. Ко всему прочему, он – пророк. Да, да, он знает волю Божью! Это святые смиряли свою плоть, чтобы проснулся дух, умаляли свою волю, чтобы познать волю Божью. Для неофита все гораздо проще. Воля Божья – это то, что он делает. Он никогда не скажет: прости, я тебя сильно подвел из-за своей невнимательности. Нет – это воля Божья была мне проспать, поэтому я не успел, поэтому я опоздал на деловое свидание, поэтому я ничем не могу тебе помочь. Человек, которого при этом оставили в беде, думает, что это Бог его оставил. Немало нужно веры, чтобы понять, что оставил тебя не Бог, а равнодушный неофит. Все другие для неофита (если они не батюшки) – существа низшего сорта. А если уж этот другой не христианин, то это вообще даже и не человек, а так, грязь.

Вспоминается рассказ из Патерика о том, как однажды Макарий Великий с учеником шел по пустыне. Ученик опередил Макария, и ему повстречался жрец местного языческого капища с вязанкой хвороста на плечах. В голове у ученика было все в полном порядке, и поэтому он обратился к жрецу соответственно: «Куда идешь, бес?», за что и был крепко избит. Когда подошедший Макарий учтиво поздоровался со жрецом, тот удивленно спросил: «Почему ты, будучи христианином, приветствовал меня? Тут проходил до тебя один, тоже христианин. Так он стал ругаться, и я избил его до полусмерти». «Я вижу, ты добрый человек, и добро трудишься, только не знаешь, для чего ты это делаешь», – ответил Макарий Великий. После этих слов жрец крестился и стал христианином. В жизни, к сожалению, нам чаще попадаются ученики, а не Макарий.

Когда человек очень хорошо умеет что-то делать, ему легко возгордиться. Даже когда человек просто много знает, он не всегда бывает свободен от греха превозношения. Но то и удивительно, что неофит просто поражает своей безграмотностью. Да и зачем что-то знать – батюшки и так скажут все, что надо. «Мы без нашего батюшки, как слепые котята», – говорит неофит, и вполне этим доволен.

Как я уже говорил, неофит любит играть в послушание. Монашескими книгами о послушании завалены все церковные лотки. Разгоряченный своими быстрыми успехами в церковной жизни христианин желает возлететь «во области заочны». Напитавшись подобной литературой, которую в прошлом в монастырях старец-духовник не каждому монаху давал, подвижник принимается устроять у себя собственный Афон.

Наместник одного из монастырей, тогда игумен, отец N, рассказывал, как однажды он заметил, что у молодых ребят-послушников от чтения «Добротолюбия» начала ехать крыша. И тогда он посоветовал им почитать что-нибудь другое. В тот день знакомая художница-полиграфист подарила ему свою последнюю работу: иллюстрации к «Винни-Пуху». Вот, почитайте это. Ребята опешили. И до какого места читать? – спросили они, думая, что это розыгрыш. До ловли Слонопотама. Этого вполне хватит. Средство оказалось верным – крыша встала на место. В данном случае послушание сыграло свою добрую роль. Но не всем везет с духовниками. К сожалению, ни длинная белая борода, ни длительность пребывания в Церкви не являются гарантом духовной безопасности. Но это – тема для особого разговора.

Церковные болезни тяжелы. Люди, ими болеющие, доставляют много скорбей окружающим и в первую очередь своим домашним. Людям, далеким от Церкви, они затрудняют дорогу в нее. Человек, искренне интересующийся религиозной жизнью, увидев такого святошу, по нему сделает заключение о всей Церкви. Конечно, можно ему долго объяснять (это очень убедительно делает диакон Андрей Кураев) что, как нельзя судить о Музыке по попсовым шлягерам, а о Живописи по комиксам, так и о Христианстве мы должны судить по христианским святым, а не по первому попавшемуся прихожанину. Можно говорить ему о том, что история Церкви бывает красивой только в плохих книжках. Что в жизни все гораздо сложнее. Или наоборот проще. Но бывают такие встречи с восторженными христианскими пионерами, раны от которых очень долго не заживают.

Один знакомый художник рассказывал, как в двенадцать лет неподалеку от своего дома он рисовал храм. Благочестивые бабушки сломали его этюдник и вытолкали взашей с церковного двора. В следующий раз мой друг зашел в церковь лишь через пять лет – так велик был его страх. Но, слава Богу, страх прошел. А сколько людей, столкнувшись с душевной черствостью (а то и откровенным хамством!) православных христиан, уходят к баптистам, иеговистам, богородичникам. Или же просто делают вывод, что христианство, да и вообще все религии – одно мракобесие. Мне бы не хотелось, чтобы у читателя возникло подобное ощущение от моей статьи. Да, повторяю, церковные болезни тяжелы. Но, наверное, всем необходимо ими переболеть.

Я знаю один город, где благодаря тамошнему благочинному весьма здоровый духовный климат. Человек переносит неофитскую болезнь в весьма облегченном виде и быстро выздоравливает. Так вот, хорошо это или плохо? Не думаю, что очень хорошо. Христианин там похож на антарктического пингвина, не имеющего иммунитета, так как в Антарктике отсутствуют вирусы. Что будет с этим человеком, когда он столкнется с неофитством (а он с ним не может не столкнуться) во всем его великолепии? Христианин, выращенный в тепличных условиях, неморозоустойчив. Важно пройти через неофитство, но не задержаться в нем.

Честертон дает замечательное, прямо-таки святоотеческое определение праведника: праведник строг к себе и снисходителен к другим. В пору духовного младенчества нам не всегда удается это понять. И поэтому со стороны неофитство так малопривлекательно. Но всем нам необходимо переболеть им. И от этого никуда не деться.

В прошлые века в каком-то смысле было проще. Церковное Предание, живое и действенное, ограждало человека от излишнего ригоризма. Восторженность, по большей части, не переходила в сектантство, а благочестие – в изуверство. Но так уж сложилось в нашей трагической истории, что тонкая грибница Церковного Предания после революции была вырвана. Нити, чудом сохранившиеся, восстанавливаются очень медленно и с трудом.

В последние годы в Церковь влился невиданный поток людей. С одной стороны, это замечательно. Гонимая Церковь на наших глазах возрождается из руин. Но с другой – Церковь сильно разбавили. Каждый человек, входя в нее, привносит свои страсти, свое греховное, еще не преображенное Благодатью видение мира. И когда у церковного тела, ослабленного коммунистической диктатурой, оказывается столько новых членов, ситуация напоминает медицинский случай. Если у организма ослаблен иммунитет, то в него легко проникает любой вирус.

Церковь мучительно болеет неофитством. Огромное количество не в меру православных, как назвал их святитель Григорий Богослов, хозяйничают в Доме Божьем, как в своем. Но у нас есть нечто, укрепляющее нашу веру в то, что болезнь пройдет: «А Церковь почти в таком же положении, как мое тело: не видно никакой доброй надежды; дела непрестанно клонятся к худшему». Эти слова принадлежат святителю Василию Великому. То есть им более полутора тысяч лет. Да, болезнь тяжела. Да, тело корчится в конвульсиях. Но Христос сильнее наших грехов. И Он исцелит нас.

Храм Святой Троицы

УДК 130.2:2

DOI: 10.18413/2075-4566-2018-43-2-388-393

ЧЕЛОВЕК В ПРАВОСЛАВНОЙ АСКЕТИКЕ: ДУХОВНАЯ ЗАЩИТА ЛИЧНОСТИ

PEOPLE IN ORTHODOX ASCETICISM: SPIRITUAL PROTECTION OF THE INDIVIDUAL

И.М. Яровая I.M. Yarovaya

Белгородский государственный институт искусств и культуры, Россия, 308024, г. Белгород, ул. Королёва, 7

Belgorod State Institute of Arts and Culture, 7 Koroleva St., Belgorod, 308024, Russia

E-mail: irina260973@yandex.ru

Аннотация

В статье речь идёт о том, что благочестивая жизнь — это не только хорошее поведение и добрые поступки, но также и покаяние, то есть способность видеть в себе грех, сознательно отвергать зло и выбирать добро. Мы называем способность самостоятельного распознавания, воздержания и решительного противостояния греху духовным иммунитетом личности. Понятие духовный иммунитет характеризуется умением человека хранить свое сердце во время искушений, то есть проявлять особое внимание — трезвение к своей духовной жизни. Степень развития духовного иммунитета зависит от возраста, духовного и жизненного опыта, от частоты участия в таинствах и церковной жизни, образования в сфере православной антропологии, православной аскетики, православной педагогики.

Ключевые слова: Аскетика, православная педагогика, личность, духовная защита. Keyword: Ascetics, Orthodox pedagogy, personality, spiritual protection.

Можно привести большое количество примеров людей с идеальным духовным иммунитетом. Люди, сумевшие подавить в себе грех, — святые. В большей степени нас интересуют примеры из детства святых и жития святых мучеников, принявших страдания в детском возрасте, поскольку предмет нашего исследования ограничен возрастными рамками. Это преподобный Савва Освященный — основатель лавры близ Иерусалима. Он в восемь лет ушел из дома и оставил родных, чтобы поступить в монастырь. Преподобный Феодор Сикеот в десять лет начал подвиг строгого поста и ночной молитвы, а в четырнадцать — затворился в пещере. Московский митрополит Петр в двенадцатилетнем возрасте

поступил в монастырь. Отроковица Мария Мелюкова, любимица преподобного Серафима, в свои тринадцать поступила в Дивеевскую обитель, а в девятнадцать — почила в схиме.

Юные мученики и мученицы. Святой праведный Арсений с раннего детства был тих и кроток, помогал отцу. В 12 лет он погиб от бури. Взрослые решили, что у мальчика были какие-то тайные грехи и не отпели его. Тело святого пролежало 32 года и спустя это время было найдено нетленным. От мощей святого праведного Арсения многие получили исцеления. Младенец Гавриил Белостокский был мученически убит иудейской сектой, члены которой приносили в жертву исключительно христианских детей. Святая великомученица Акилина была воспитана в духе христианского благочестия, она учила своих сверстниц-язычниц христианству и за это в 12 лет претерпела мучения. А за то, что после истязаний не отреклась от Христа, Акилина удостоилась мученического венца. Невозможно также обойти жития очень известных всем святых и их святых родителей, которые воспитали своих детей благочестивыми христианами. Это преподобный Сергий Радонежский и его родители Кирилл и Мария; Вера, Надежда Любовь и матерь их София; и как высочайший пример благочестия и духовного совершенства пресвятая Богородица и ее родители Иоаким и Анна.

Все эти примеры доказывают, что дети наравне со взрослыми обладают дарами свободы, самовластия, разумности и познания, о которых мы подробно говорили в первом параграфе, а значит дети также склонны к внутреннему преображению и так же как и взрослые несут ответственность за свои поступки, духовную жизнь, грехи. Но, как известно, обожение невозможно без Бога и Его помощи. Видение и осознание своего падения, своих грехов, покаяние и причащение являются неприменными условиями духовно-нравственного становления личности, обретения взрослым или ребенком духовного совершенства свободы добра и любви.

Конечно же, сердце детей намного больше открыто Богу, чем сердце взрослых. Дети чище, и спектр грехов у них значительно меньше, чем у нас. Чаще всего это: неблагоговейное отношение к Богу, непослушание, гордыня, тщеславие, чревоугодие, алчность, гневливость, ложь, обида, лень, жажда развлечений. Хотя за последние десятилетия образ жизни всех людей, в том числе детей, заметно изменился. И даже дети стали склонны к таким «взрослым» грехам, как физические издевательства над ближними или даже убийство.

Почему так происходит? Потому что человек падок независимо от возраста, потому что все мы рождаемся с поврежденной первородным грехом природой. А это значит, что мы на протяжении всей жизни склонны к соблазну. Не имея понятия о высоком предназначении человека, ребенок или взрослый со слабым духовным иммунитетом соблазняется, грешит, сдается без боя, падает. Причина падения, конечно же, всегда таится внутри нас самих. Ведь грех — это злоупотребление теми дарами, которыми наделил нас Творец, в первую очередь, злоупотребление даром свободы воли. Мы сами или принимаем, или отвергаем соблазн извне; или следуем Божьей воле, или противимся ей, проявляя непослушание.

Вообще, по мнению большинства древнецерковных писателей, первородный грех Адама (его падение) произошел именно из-за непослушания и гордыни. «Корнем гордости является эгоцентризм, обращенность на себя, самолюбие, самовожделение. До грехопадения единственным объектом любви человека был Бог, но вот появилась ценность вне Бога — дерево показалось «хорошо для пищи, приятно для глаз и вожделенно» (Быт 3:6) — и вся иерархия ценностей рушится: на первом месте оказывается мое «я», на втором предмет моего вожделения. Для Бога места не остается: Он забыт, изгнан из моей жизни» . Вот и получается, что «из поколения в поколение человечество повторяет ошибку Адама, прельщаясь ложными ценностями и забывая истинные — веру в Бога и верность Ему» . Человек гордиться, превозносит себя и стремиться стать богом без Бога. Но, повторимся, невозможно достигнуть богоподобного совершенства без помощи Творца. Отделяя себя от Бога, от Его воли, мы добровольно подчиняемся воле дьявола.

Выходит, что первопричина грехопадения всегда духовная. Заключается она в злоупотребление свободой выбора, является личным грехом человека и находится не в нашем материальном мире, но вне его, в ином, духовном мире. Сам по себе материальный мир не является злом, но он таит в себе соблазн, ведущий ко злу. И первопричина (грех) отпадения человека от Бога, Его благодати, находится не в материальном мире (не в экономике, политике, других людях, обществе, природе), а внутри каждого человека, в его духовном мире, его духовно-нравственном состоянии — в гордыне, непослушании Богу.

У ребенка, который растет в семье, злоупотребление свободой воли начинается с непослушания родителям. И хотя, как мы уже сказали, ребенок наравне со взрослыми отвечает за свои грехи, ответственность за воспитание и духовное возрастание маленькой личности несут также и его родители, а на каких-то жизненных этапах еще и крестные, воспитатели в детском саду и педагоги.

Говоря о христианском воспитании детей, выделяют семь факторов духовного взрастания маленькой личности. Это таинства, молитва, пост, духовная среда, духовное чтение, освящение обстановки, пример благочестия родителей .

Таинства. Первое таинство, которое совершается над ребенком — это крещение. Оно смывает с дитя первородный грех и открывает возможность наследовать вечную жизнь. Таинство миропомазания следует за крещением и символизирует царственное положение человека в природе. Затем главным таинством в жизни маленького христианина становится Евхаристия. Причастие укрепляет ребенка духовно и физически, дает возможность с самого раннего возраста общаться с Богом, чувствовать и познавать Его, а по достижению семи лет через таинство исповеди — познавать себя и работать над своим внутренним духовным миром.

Заметно отличаются воцерковленные дети от своих светских сверстников, потому что тот, «кто сохранил благодать крещения, кто посвятил себя Богу с первых лет жизни, тот имеет перед другими следующие преимущества: живость, легкость и непринужденность в доброделании. Он ходит в добре, как в едином родном для себя мире» . Это хорошо чувствуется в общении с такими детьми и даже в самом их внешнем виде. Это дети, которые умеют видеть и отличать добро от зла, истину от лжи. Это дети с крепким духовным иммунитетом, целостные личности.

Молитва. Христианская молитва — это тайна. Это тайное, личное общение человека с Богом, внутренний искренний разговор с Ним. Такому общению нужно учить детей с первых дней жизни: осеняя их крестным знамением, посещая вместе богослужения, а дома — читая над ними вслух молитвенное правило. А когда подрастут и освоят грамоту -читать молитвы по очереди. Вообще, в первые века после Рождества Христова молитвенное правило в семьях совершалось совместно. Такая традиция духовной нитью невидимо объединяет семью. Помимо утренних и вечерних молитв важно приобщать детей к просительным молитвам, например за болящих или усопших родственников либо в случае каких-то семейных нужд или неурядиц. Необходимо как можно раньше объяснить ребенку, что если у него что-то не получается в учебе или вдруг он поссорился с друзьями, то обида, гневливость и прочие сопутствующие грехи не исправят положение, а вот молитва, горячая вера и надежда на Божью помощь способны творить чудеса. Но опять же детям нужно рассказывать о чем можно, а о чем нельзя просить. В качестве примера подойдет поучительный рассказ Бориса Ганаго «О чем молиться?». В нем двоечник, завидуя отличнику, просил Господа, чтобы отличник ошибся, отвечая урок. Или вот пример неправильной молитвы из классики: маленькие Ростовы из «Войны и мира» молились о том, чтобы снег сделался сахаром.

Наравне с просительными молитвами необходимо учить ребятишек благодарить Бога за все. Повод вознести благодарственные молитвы или прочитать с детьми школьного возраста акафист «Слава Богу за все» найдется всегда.

И обязательно надо учить детей сердцем вслушиваться в слова молитв, песнопений, прочитанных во время богослужения отрывков из Евангелия и Апостола, и объяснять им трудные и непонятные для них места в тексте. В то же время стоит учитывать, что все дети разные. Одни склонны к уединению и способны долго усердно молиться, другие, наоборот, неусидчивы. Главное — научить ребенка любить молитву, помочь ему усвоить важность этого духовного делания как жизненно необходимого, чтобы молитва стала хорошей привычкой, ежедневной потребностью, как пища.

Пост. Пост также как и молитва начинается у ребенка постепенно, с малого. В первую очередь следует позаботиться, чтобы в ребенке не развивались склонности к перееданию, тайноядению, сладострастию или кусочничеству, чтобы в дальнейшем предохранить его от плотоугодия. В то же время не стоит заставлять ребенка есть, если он не проголодался, в противном случае он будет капризничать. Одновременно с этим вредно приучать ребенка к слишком вкусной пище, это развивает чревоугодие.

По учению древних отцов, здоровый ребенок начинает поститься тогда, когда перестает питаться молоком матери, то есть примерно с трех лет. Но все очень индивидуально и зависит от степени воцерковленности ребенка, его понимания и осознания зачем нужен пост. Мы знакомы с чудесным примером постника — преподобного Сергия Радонежского, который начал поститься еще в младенчестве, не вкушая молока своей матери в среду и пятницу. Точно также как есть дети, не достигшие семилетнего возраста, но чувствующие потребность в исповеди, есть и такие, которые отказом от какой-либо пищи в раннем возрасте хотят угодить Господу, выразить Ему свою любовь. Важно здесь правильно и вовремя объяснить ребенку, зачем нужен пост, что он символизирует и дает для духовного возрастания. Но ни в коем случае нельзя тяготить постом или принуждать к нему, ведь весь смысл поста в добровольном воздержании, в маленьком подвиге, в желании таким образом показать свою любовь к Господу и поблагодарить Его за принесенную жертву.

Духовная среда. Из истории известны примеры гениальных ученых, талантливых деятелей искусства, которые росли в научной или культурной среде. Повзрослев, они были уверены, что влияние на выбор дела всей их жизни оказали окружающих их люди. Господь всегда посылает людей, у которых мы учимся, в том числе духовных наставников. Так было и со святыми Иоанном Дамаскиным, великомучеником Пантелеимоном, великомученицей Варварой и многими другими. Хочется надеется, что Господь Сам познакомит наших детей с людьми, которые будут содействовать их духовному просвещению и возрастанию. Но очевидно, что родители также должны формировать вокруг своей семьи духовную среду. Все начинается с выбора крестных, которые будут благотворно влиять на духовное возрастание детей. Затем нужен священник — духовный пастырь, которому ребенок сможет довериться, прийти к нему с любым духовным вопросом. Важны друзья из воскресной школы, сверстники из церковных семей. Благочестивые религиозные люди в окружении ребенка всем своим существом, поведением показывают пример любви и добра, тем самым оказывая положительное воспитательное воздействие на ребенка.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Духовное чтение. Говоря в предыдущем разделе об окружении глубоких духовно людей, заметим, что едва ли сегодня возможно познакомиться с подобными преподобному Сергию Радонежскому или Серафиму Саровскому духовными руководителями. Такую современную нехватку святых и благочестивых людей в какой-то мере заполняют книги. И очень важно как можно раньше познакомить ребенка с настоящими подвижниками, реальными героями, пока его не увлек поток внешне ярких, но по содержанию пустых современных псевдогероев из модных комиксов и мультфильмов. Конечно, знакомство с такими псевдогероями неизбежно, так как невозможно (да и не нужно) оградить ребенка от внешнего мира. Но необходимо успеть опередить соблазны, предлагаемые современным миром, и заранее сформировать и укрепить духовный иммунитет своего ребенка -научить его различать добро и зло, истину и ложь. Духовное чтение способствует этому, показывая примеры жизни в Боге, в вере. Такое чтение должно быть систематичным и

вдумчивым. Лучше читать вместе с детьми и обязательно задавать им вопросы, обсуждать прочитанное. На ряду с чтением жития святых непременно нужно ознакомить детей со Священным Писанием, ведь регулярное чтение Евангелия невидимо преображает и исцеляет духовно. Одновременно с чтением духовной литературы детям необходимо читать поучительную художественную литературу, с раннего возраста прививая хороший вкус к книгам.

Освящение обстановки. Освящение дома, ежедневное освящение своей души и тела святой водой и просфорой, окружение себя святыми предметами иконами, крестом -твсе это имеет очень большое значение для духовного воспитания детей. Известно, что 80 % информации человек получает посредством зрения. Если с раннего возраста малыш растет в окружении изображений Христа, Божией Матери, ликов святых, его глаза привыкают к этим добрым образам, они становятся для него родными, он прилепляется к ним сердцем. Так воспитывается чувство подлинной красоты и постоянного присутствия Господа и таким же обрзом в жизни маленького человека расставляются приоритеты. «Красотки» на обложке глянцевых журналов или монстры с экрана будут попросту противны взгляду ребенка.

Осенение себя и окружающих предметов, пищи крестным знамением — главная защита маленького христианина от различного рода осквернений. С самого раннего возраста нужно приучать своего ребенка осенять себя крестом, а также, независимо от возраста ребенка, благословлять его. Родительское крестное знамение, совершаемое с верой, имеет великую охранительную силу. Дети — зеркальное отражение своих родителей: «Родители-христиане своим поведением должны показать детям, что в основе всякой дисциплины лежит принцип «да будет воля Твоя», а не принцип родительского «я так хочу» . И только если родители религиозны и ставят целью своей жизни очищение сердца, обо-жение, их дети будут стремиться к внутреннему преображению. Если ребенок будет видеть как родители молятся, постятся, исповедуются, читают хорошие книги, он будет брать с них пример. Только живой пример смирения, терпения, любви ко всем, милосердия научит детей тому же. И если в семье господствует духовность, мир, любовь, добро, человек вырастет любящим и отзывчивым. У него будет крепкий внутренний стержень, крепкий духовный иммунитет, и выбирая между добром и злом, он сможет противостоять соблазнам современного мира, никогда не выбирая зло, грех. А также перенесет уклад правильной духовной, праведной жизни в свою семью и передаст уже своим детям образ жизни в духе внутреннего совершенствования как семейную традицию.

И такую задачу как высшую цель семьи видит и ставит перед родителями священник Евгений Шестун. Он пишет, что «семья, являясь наследницей и хранительницей духовно-нравственных традиций, больше всего воспитывает детей своим укладом жизни, пониманием необходимости не только хранить, но и умножать то, что досталось нам от предыдущих поколений. С духовной точки зрения точнее будет сказать: не умножать, а поднимать на новый уровень и это возможно только в воцерковленной семье. Если представить земную жизнь в виде круга, передача опыта жизни и обычаев в семье имеет тенденцию к постоянному повторению, и если имеются различия в каких-то психофизических или профессиональных проявлениях в различных поколениях, то это в рамках нашей модели изменяет только радиус круга, затрагивая количественные характеристики жизни, не поднимая ее на новый уровень. Чтобы изменить уровень бытия, каждое поколение должно этот круг разрывать, превращая траекторию жизни в спираль, сохраняя, умножая и возвеличивая ее, а это уже задача, которая может решаться только на духовном уровне. Дети с помощью родителей и благодати Божией побеждают в себе зачатки тех грехов и греховных наклонностей, которые достались им по наследству. Переход наших детей на новый уровень духовной жизни сравнительно с нашей есть основная цель христианского воспитания в семье» .

Подытожим все вышесказанное цитатой из книги Н.Е. Пестова: «Искусство воспитания детей требует, чтобы усилия в определенном направлении совершались постепенно и вместе с тем непрерывно… надо окружить детей мудрой заботой, вниманием: когда надо — лаской и нежностью, и вместе с тем, когда надо — увещеванием и взыскательностью. Ребенок оценит заботу и внимание, в каких бы формах они не проявлялись, если только «все у вас будет с любовью» (1 Кор. 16, 14), если во всех словах наших он будет слышать и чувствовать любовь. Сердце детское чутко и отзывчиво, и когда мы все свое сердце ради Господа и Его заповедей отдадим детям, они отдадут нам свое» .

Воспитание — это высшее искусство, и подходить к этому делу нужно тщательно, самоотверженно, мудро и ответственно.

Список литературы References

1. Алфеев И., митр. Таинство веры. Москва, 2008.

Alfeyev I., mitr. Tainstvo very. Moskva, 2008.

3. Пестов Н.Е. Православное воспитание детей. Санкт-Петербург, 1999.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *