Содержание

«Домострой»

ЧТО ЗНАЧИТ СЛОВО

ДОМОСТРОЙ

1. Патриархально-суровый и косный семейный быт (по названию старинного русского свода житейских правил).

2. Хороший хозяин, устроитель порядка в своем доме.

Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949-1992

ПОЛЕЗНАЯ КНИГА

«Домострой» поражает нас сегодня почти неправдоподобной одухотворенностью даже мельчайших бытовых деталей. «Домострой» — не просто сборник советов, перед читателем развертывается грандиозная картина идеально воцерковленного семейного и хозяйственного быта. Упорядоченность становится почти обрядовой, ежедневная деятельность человека поднимается до высоты церковного действа, послушание достигает монастырской строгости, любовь к царю и отечеству, родному дому и семье приобретает черты настоящего религиозного служения.

«Домострой» создан в первой половине царствования Ивана Грозного. Авторство окончательного текста связывают с именем сподвижника и наставника Ивана Грозного благовещенского иерея Сильвестра.

«Домострой» состоит из трех частей: об отношении русского человека к Церкви и царской власти; о внутрисемейном устроении; об организации и ведении домашнего хозяйства.

«Царя бойся и служи ему верою, и всегда о нем Бога моли, — поучает «Домострой». — Аще земному царю правдою служиши и боишися е, тако научишися небесного Царя боятися…». Долг служения Богу есть одновременно и долг служения царю, олицетворяющему в себе православную государственность: «Царю… не тщится служить лжею и клеветою и лукавством… славы земной ни в чем не желай… зла за зло не воздавай, ни клеветы за клевету… согрешающих не осуждай, а вспомни свои грехи и о тех крепко пекися…»

В «Домострое» есть все. Есть трогательные указания, «како детям отца и матерь любити и беречи и повиноватися им и покоити их во всем». Есть рассуждения о том, что «аще кому Бог дарует жену добру — дражайше есть камения многоценного». Есть практические советы: «како платье всяко жене носити и устроити», «како огород и сады водити», «како во весь год в стол ествы подают» (подробно о том, что — в мясоед, и что в какой пост). Есть указания по чину домашнего молитвенного правила для всей семьи – «как мужу с женою и домочадцами в доме своем молитися Богу». И все это — с той простотой, основательностью и тихой, мирной неторопливостью, что безошибочно свидетельствует о сосредоточенной молитвенной жизни и непоколебимой вере.

ЖЕНСКИЙ ВЗГЛЯД

Домострой — свод правил поведения горожанина, которыми он должен был руководствоваться в повседневной жизни, памятник светской письменности XVI века. Авторство и составительская работа приписываются протопопу Благовещенского монастыря в Москве, духовнику Ивана Грозного Сильвестру. При составлении свода использовались русские («Измарагд», «Златоуст», «Поучение и наказание отцов духовных») и западные (чешская «Книга учения христианского», французский «Парижский хозяин», польская «Жизнь добропорядочного человека» и др.) «учительные сборники». Для гендерной истории особое значение имеют разделы Домостроя XXIX, XXXIV, XXXVI, касающиеся воспитания детей (в том числе обучения девочек рукоделию, а мальчиков «мужским» домашним работам) и отношений с женой, «государыней Дома», как автор Домостроя именует хозяйку. Домострой обучал женщин, «как Богу и мужу угодить», как блюсти честь рода и семьи, заботиться о семейном очаге, вести хозяйство. Судя по Домострою, они были настоящими домодержицами, руководившими заготовкой продуктов, приготовлением пищи, организовывавшими работу всех членов семьи и слуг (уборка, обеспечение водой и дровами, прядение, ткачество, пошив одежды и т. д.). Все члены домохозяйства, кроме хозяина, должны были помогать «государыне Дома», целиком подчиняясь ей. В отношениях с домочадцами Домострой рекомендовал хозяину быть «грозою» для жены и детей и строго наказывать их за провинности, вплоть до «сокрушения ребер», либо «плетью постегать по вине смотря». Жестокость отношений с женой и детьми, предписываемая Домостроем, не выходила за рамки морали позднего средневековья и мало отличалась от аналогичных назиданий западноевропейских памятников этого типа. Однако в историю русской общественной мысли Домострой попал именно благодаря одиозным описаниям наказаний жены, поскольку неоднократно цитировался именно в этой части русскими разночинцами-публицистами 1860-х гг., а затем В. И. Лениным. Этим объясняется несправедливое забвение этого ценнейшего памятника вплоть до последней четверти XX века. В настоящее время выражение «домостроевские нравы» сохранило четко выраженную отрицательную коннотацию.

Тезаурус терминологии гендерных исследований. М.. 2003

ЖЕНСКИЙ ВЗГЛЯД-2

…Аргумент зарубежных исследовательниц в пользу теории «теремного затворничества» состоит в том, что в период укрепления великокняжеской, а потом и царской власти и увеличения могущества боярско-княжеской аристократии женщины остались в стороне от этих процессов и не получили права самостоятельно властвовать, самореализовываться и даже передвигаться без мужского сопровождения.

Данный вывод был сделан на основе ряда сочинений ХVI в. — «Домостроя» благовещенского протопопа Сильвестра и записок иностранцев о России. Но можно ли считать эти памятники достоверными историческими источниками? Сильвестр выразил свое представление о месте женщин в обществе и семье, иностранцы, с русскими людьми почти не общавшиеся, могли иметь лишь самое поверхностное представление о положении местных женщин. Например, увидев, что знатная особа выезжает по делам в окружении почетной свиты, они могли сделать вывод о том, что та не имела права ездить одна. Также предвзято иностранцы могли расценить наличие в русских домах женской и мужской половин. Это было связано не с изоляцией женщин, а с разделением обязанностей в семье. Женщина занималась воспитанием маленьких детей, обеспечивала всех домочадцев, включая слуг, одеждой, постельным бельем и заботилась об их чистоте. Эти обязанности были у всех женщин, независимо от их социального положения. Но знатные и богатые нанимали слуг, рукодельниц, портомоек, кормилиц, мамок и нянек для детей, а бедные простолюдинки все делали сами. Но в эти женские дела мужья никогда не вмешивались, предоставляя супругам свободу действий.

АВТОРСТВО

Авторство окончательного текста «Домостроя» связывается с именем вполне определенного человека, известного сподвижника Ивана IV, его духовного наставника, — Сильвестра.

Сильвестр (начало XVI в.-до 1568 г.), выходец из новгородской зажиточной торгово-промышленной среды, был близок к новгородскому архиепископу Макарию, после избрания которого митрополитом переехал в Москву и с 1545 г. стал протопопом придворного Благовещенского собора в Кремле. Он участвовал в подготовке и проведении государственных и культурных реформ того времени, в том числе в составлении и редактировании таких важных памятников, как Судебник 1550 г. и Четьи-Минеи. По своим политическим взглядам Сильвестр близок к нестяжателям, он выступал против обогащения церкви, отстаивал сильную государственную власть — единодержавие; это стало политической платформой для сближения с представителями возвышавшегося дворянства (в лице других приверженцев нового курса, таких как Алексей Адашев). «Остуда» Ивана IV к Сильвестру началась после боярского «мятежа» 1553 г., в котором Сильвестр занял уклончивую позицию; поскольку же он был связан с Владимиром Старицким, основным антагонистом Ивана IV, ему пришлось «добровольно» постричься в Кирилло-Белозерский монастырь (под именем Спиридона). Окончательная опала постигла Сильвестра весной 1560 г., после смерти царицы Анастасии, которая благоволила ему. Дальнейшие обстоятельства личной жизни Сильвестра мало известны и являются спорными, неизвестно даже время и место его смерти. Крупный политический деятель н писатель, в последние годы жизни он занимался только перепиской книг, некоторые из них сохранились.

«Домострой» «сильвестровской редакции» — основное произведение писателя; он отредактировал и отчасти дополнил ходивший в списках новгородский сборник аналогичного содержания.

Библиотека литературы Древней Руси. Т. 10. Домострой

ИЗ ТРЕХ ЧАСТЕЙ ДОМОСТРОЯ

6. Како посещати в монастырех и в болницах и в темницах и всякаго скорбна («напои, накорми, согрей»)

В монастыри, и в болницы и в пустыни и в темницы закълюченных посещаи и милостыню и сил всяких потребных подаваи елико требуют, и види беду их и скорбь и всяку нужу елико возможно помогаи им и всякаго скорбна и бедна и нужна и нища не презри, введи в дом свои напои накорми согреи одежи всею любовию и чистою совесьтию теми милостива Бога сотвориши и свободу получиши а родителем своим преставльшимся память твори к церквам Божиим приношение и в дому по них кормлю твори нищим милостыню и сам от Бога помяновен будеши.

(В монастыре, и в больнице, и в затворничестве, и в темнице заключенных посещай и милостыню, что просят, по силе своей возможности подавай, и вглядись в беду их и скорбь, и в нужды их, и, насколько возможно, им помогай, и всех, кто в скорби и бедности, и нуждающегося, и нищего не презирай, введи в дом свой, напои, накорми, согрей, приветь с любовью и с чистою совестью: и этим милость Бога заслужишь и прощение грехов получишь; также и родителей своих покойных поминай приношением в церковь Божию, и дома поминки устраивай, а нищим раздай милостыню, тогда и сам будешь помянут Богом).

20. Похвала женам («если дарует Бог жену добрую»)

Аще дарует Бог жену добру дражаиши есть камени многоценнаго таковая от добры корысти не лишится, делает мужу своему все благожитие, обретши волну и лен сотвори благопотребно рукама своима, бысть яко корабль куплю деющи издалече збирает в себе богатество и востает из нощи и даст брашно дому и дело рабыням, от плода руку своею насадит, тяжание много, препоясавше крепко чресла своя утвердит мышца своя на дело и чада своя поучает, тако же и раб, и не угасает светилник ея всю нощь руце свои простирает на полезная, лакти же своя утвержает на вретено, милость же простирает убогу плод же подает нищим, не печется о дому муж ея многоразлична одеяния преукрашена сотвори мужу своему и себе и чадом, и домочадцем своим, всегда же мужь бысть в соньмищи с вельможи и сядет знаемым вельми честен быст, и благоразумно беседова разумеет яко добро делати никто же без труда венчан будет, жены ради добры блажен мужь и число днии его сугубо, жена добра веселит мужа своего и лета его исполнить миром, жена добра часть блага в части боящихся Господа да будет, жена бо мужа своего честне творяще, первие Божию заповедь сохранив благословена будет, а второе от человек хвалима есть, жена, добра, и страдолюбива и молчалива, венец есть мужеви своему обрете мужь жену свою добру износит благая из дому своего, блажен есть таковые жены мужь и лета своя исполняют во блазе мире, о добре жене хвала мужу и честь.

(Если дарует Бог жену добрую, получше то камня драгоценного; такая по корысти добра не лишит, всегда хорошую жизнь устроит своему мужу. Собрав шерсть и лен, сделай что нужно руками своими, будь как корабль торговый: издалека вбирает в себя богатства и возникает из ночи; и даст она пищу дому и дело служанкам, от плодов своих рук увеличит достояние намного; препоясав туго чресла свои, руки свои утвердит на дело и чад своих поучает, как и рабов, и не угаснет светильник ее всю ночь: руки свои протягивает к прялке, а персты ее берутся за веретено, милость обращает на убогого и плоды трудов подает нищим, — не беспокоится о доме муж ее; самые разные одежды расшитые сделает мужу своему, и себе, и детям, и домочадцам своим. И потому всегда ее муж соберется с вельможами и сядет, всеми друзьями почтен, и, мудро беседуя, знает, как делать добро, ибо никто без труда не увенчан. Если доброй женою муж благословен, число дней его жизни удвоится, хорошая жена радует мужа своего и наполнит миром лета его; хорошая жена да будет благою наградой тем, кто боится Бога, ибо жена делает мужа своего добродетельней: во-первых, исполнив Божию заповедь, благословится Богом, а во-вторых, славится и людьми. Жена добрая, и трудолюбивая, и молчаливая — венец своему мужу, коли обрел муж жену свою добрую — только хорошее выносит из дома своего; благословен муж такой жены, и года свои проживут они в добром мире; за хорошую жену похвала мужу и честь).

54. В погребе и на леднике всего беречи («и рыжики, и икра, и морс»)

А в погребе и на ледникех, и на погребицех хлебы и колачи, сыры яица забела, и лук чеснок и мясо всякое, свежее и солонина и рыба свежая и просольная и мед преснои, и ества вареная мясная и рыбная студенью и всяи запас естомои, и огурцы и капуста соленая и свежая и репа, и всякие овощи, и рыжики, и икра, и росолы ставленыя, и морс, и квасы яблочные, и воды брусничные и вина флязские, и горючие и меды всякие, и пива сыченые и простые, и брага, и всяго того запасу ключнику ведати, и сколько чево на погребице поставлено, и на леднике и погребе, и все бы то сочтено и перемечено што вполне што не вполне, и перемечено, и записано и сколько чего куды отдаст по приказу государеву и сколко чево разоидетца то бы было все в счете было бы што господарю сказать, и отчет во всем дати а все бы то было чисто и в покрыте, и не затхлося и не заплеснело, и прокисло, а вина фряские и сыченая перевара, и всякое лутчее питье в опришенном погребе за замком держать а сам бы тамо ходил.

(А в погребе, и на ледниках, и в кладовых хлебы и калачи, сыры и яйца, сметана и лук, чеснок и всякое мясо, свежее и солонина, и рыба свежая и соленая, и мед пресный, и еда вареная, мясная и рыбная, студень и всякий припас съестной, и огурцы, и капуста, соленая и свежая, и репа, и всякие овощи, и рыжики, и икра, и рассолы готовые, и морс, и квасы яблочные, и воды брусничные, и вина сухие и крепкие, и меды всякие, и пива на меду и простые, и брага, — весь тот запас ведать ключнику. А сколько чего в кладовой поставлено, и на леднике, и в погребе, — все то было бы сосчитано и перемечено, что целиком, а что не полностью, и пересчитано, и записано, и сколько чего и куда отдаст ключник по приказу господскому, и сколько чего разойдется, — и то было бы все в счете, было бы что господину сказать и отчет во всем дать. Да было бы то все и чисто, и накрыто, и не задохнулось, и не заплесневело, и не прокисло. И вина сухие и медовые взвары и прочие лучшие напитки в особом погребе под замком держать и самому за ними следить).

История

По мнению С. М. Соловьева, И. С. Некрасова, А. С. Орлова, Д. В. Колесова и др., «Домострой» возник в XV веке во времена Новгородской республики в Великом Новгороде. По мнению этих исследователей, текст «Домостроя» появился в результате длительного коллективного труда на основе существовавших на момент написания литературных источников. Книга почти сразу получила распространение среди новгородских бояр и купечества.

Исследователи прослеживают связь «Домостроя» с более ранними сборниками поучений и «слов», как славянских: «Измарагд», «Златоуст», «Златая цепь», так и западных: «Книга учения христианского» (Чехия), «Парижский хозяин» (Франция) и другими. Фактически, «Домострой» лишь систематизировал и оформил сложившиеся в то время морально-этические нормы поведения и нравоучительные тексты.

В середине XVI века «Домострой» был переписан духовником и сподвижником Ивана Грозного — протопопом Сильвестром в качестве назидания молодому царю. Однако некоторые исследователи (Д. П. Голохвастов, А. В. Михайлов, А. И. Соболевский и др.) считают именно Сильвестра автором «Домостроя».

Обновлённая редакция «Домостроя» была составлена иеромонахом московского Чудова монастыря, работавшим справщиком московской духовной типографии, а позже игуменом — Карионом (Истоминым) в XVII веке. Эта редакция объединяла несколько существовавших на тот момент версий.

Структура

Главы домостроя
1 Поучение отца сыну
2 Как христианам веровать во Святую Троицу и Пречистую Богородицу и в Крест Христов, и как поклоняться святым небесным силам бесплотным, и всяким честным и святым мощам
3 Как причащаться к Тайнам Божиим, и веровать в воскресение из мертвых и Страшного суда ожидать и как прикасаться ко всякой святыне
4 Как любить Бога всею душою, и близких своих, и страх Божий иметь, и помнить о смертном часе
5 Как почитать архиереев, а также священников и монахов, во всех скорбях душевных и телесных с пользою им исповедоваться
6 Как посещать в монастырях, и в больницах, и в темницах, и всякого в скорби
7 Как царя и князя чтить и повиноваться им во всём, и всякому властителю покоряться, и правдою служить им во всём, в большом и в малом, а также больным и немощным — любому человеку, кто бы он ни был; и самому все это обдумать
8 Как дом свой украсить святыми образами и в чистоте содержать
9 Как в церкви Божии и в монастыри с приношением приходить
10 Как священников и иноков в свой дом приглашать молиться
11 Как кормить приходящих в дом чинно
12 Как мужу с женою и с домочадцами дома у себя молиться
13 Как в церкви мужу и жене молиться, чистоту хранить и никакого зла не творить
14 Как почитать отцов своих духовных и повиноваться им
15 Как детей своих воспитать и страхом спасать
16 Как дочерей воспитать и с приданым замуж выдать
17 Как детей учить в поучениях разных и в страхе Божьем
18 Как детям отца и мать любить, и беречь, и повиноваться им, и утешать их во всём
19 Как всякому человеку рукодельничать и всякое дело делать, благословясь
20 Похвала женам
21 Наказ мужу, и жене, и работникам, и детям, как подобает им жить
22 Каких людей держать и как наставлять их во всяком учении, и в Божественных заповедях, и в домашней работе
23 Как врачеваться христианам от болезни и от всяких страданий
24 О неправедной жизни
25 О праведном житии, если кто по-Божески живёт, и по заповедям Господним, и по отеческому преданию, и по христианскому закону и если господин судит справедливо и нелицеприятно всех одинаково — богатого и бедного, ближнего и дальнего, то удовлетворены будут сборами справедливыми, и так поступать
26 Как жить человеку, разметив свою жизнь
27 Если кто живёт, ничего не рассчитав
28 Если кто слуг содержит без присмотра
29 Учить мужу свою жену, как Богу угодить, и к мужу своему приноровиться, и как свой дом лучше устроить, и всякий домашний порядок и рукоделье всякое знать, и слуг учить и самой трудиться
30 Хорошие жены мастерицы — доход и сбереженье всему; а с того, что скроит, остатки и обрезки сохранять
31 Как всякое платье кроить и остатки и обрезки хранить
32 Всякий порядок домашний содержать
33 Каждый день госпоже надзирать над слугами за домашним хозяйством и рукоделием и о всяком сохранении и порядке
34 Каждый день жене мужа обо всём спрашивать и советоваться обо всём: и как на люди выходить, и к себе приглашать, и о чём говорить с гостями
35 Как слуг наставлять, когда с чем-нибудь посылаешь на люди
36 Женам наказ о пьянстве и о хмельном питье, и слугам также, и о том, чтобы тайком не держать ничего нигде, а клевете и обману слуг без проверки не верить; как их строгостью наставлять, да и жену также, и как в гостях находиться и дома себя вести во всём правильно
37 Как всякую одежду жене носить и сохранить
38 Как порядок в избе навести хорошо и чисто
39 Если муж сам не поучает, то накажет его Бог, если же и сам так поступает и жену и домочадцев учит, милость от Бога примет
40 Самому господину или кому он прикажет припасы на год и всякий товар купить
41 Себе на обиход купить всякий товар заморский и из дальних земель
42 О том же: когда что купить тому, у кого деревень нет, и всякие домашние припасы и летом и зимой, и как запасать на год, и как дома животину всякую разводить, и еду и питье держать всегда
43 А столь много муж запасет в нужное время всякого припасу, (в том числе и) постного и как его сохранить
44 О прибыли от запасенного впрок
45 Как огород и сад разводить
46 Как хозяину запасы напитков держать для себя и для гостя и как приготовить их для посторонних
47 Ему же наставление, как пиво варить, как мед сытить и вино курить
48 Как ключнику наблюдать за поварами, и за хлебниками, и всюду за всяким порядком
49 Как мужу с женою советоваться, что ключнику наказать о столовом обиходе, о кухне и о пекарне
50 Ключнику наказ на случай пира
51 Наказ господина ключнику, как готовить блюда постные и мясные, варить и семью кормить в мясоед и в пост
52 О хранении в житницах и в закромах
53 Так же присматривать и в сушильне
54 В погребе и на леднике все хранить
55 Ключнику по хозяйскому наказу в клетях и в подклетях и в амбарах содержать все в порядке
56 На сеновалах сено и в конюшнях лошадей, а на дворе запас дров пристроить и всякую скотину
57 В поварнях и в пекарнях и в хозяйственных службах пристроить сготовленное
58 За погребами, и за ледниками, и в житницах, и в сушильнях, и в амбарах, и в конюшнях господину чаще присматривать
59 Слуг господину, справясь обо всём, по достоинству жаловать
60 О торговцах и лавочниках, а также о том, как часто рассчитываться с ними
61 Как двор устраивать, или лавку, или деревню, или амбар
62 Как подворное тягло платить, или с лавки позем, или с деревни подать, и как должникам всякий долг платить
63 Наказ ключнику, как в погребе хранить всякие припасы соленые и в бочках, и в кадках, и в мерниках, и в чанах, и в ведерках мясо, рыбу, капусту, огурцы, сливы, лимоны, икру, рыжики, грузди
64 Записи на весь год, что к столу подавать с пасхального воскресенья в мясоед
65 Правило о различных медах сыченых: как сытить меды всякие, как ягодный морс готовить, и квас медовый простой ставить, и пиво простое подсычивать медом, и хмель варить в кипятке, чтобы сытить мед обварной
66 Правила о всех овощах различных, как их обрабатывать и готовить
67 Свадебный чин
Послание и наставление отца сыну

В сильвестровской версии «Домострой» состоит из предисловия, 67 глав и «Послания и наказания ото отца к сыну», сгруппированных по следующим основным направлениям:

О строении духовном («Как веровати»)

Веровать предписывается в «Нераздѣлную Троицу» в воплощение Иисуса Христа, особую честь рекомендуется воздавать иконам Иисуса Христа, «Пречистой Матери Его» и «всѣмъ святымъ». Описывается необходимость молитв, крестных знамений, целований икон и «многоцѣлебная мощи», Причастия «лжицею». Во время Причастия запрещено «чавкать», чмокать и грызть просвиру зубами.

О строении мирском («Как царя чтити»)

Царя и князя следует бояться и служить им как представителям Бога на Земле (Рим. 13:1).

О поведении в гостях и за столом

При входе в помещение рекомендуется снять шапку, «носъ высмаръкати», грязные ноги вытереть, помолиться и постучаться. При выборе места за столом рекомендуется учитывать социальный статус — свой и других приглашенных гостей и, руководствуясь этим, садиться ближе или дальше от хозяина. В гостях не следует ковырять в носу («носа не копать перстомъ»), глядеть по сторонам, есть без спросу. Во время трапезы в гостях со стола без разрешения ничего нельзя с собой уносить. Также не следует начинать есть без приглашения и хулить угощение. Перед едой рекомендуется восславить «Отца и Сына и Святаго Духа».

О поведении в храме

В церкви не следует ни с кем вести бесед, прислоняться к стене, опаздывать к началу богослужения и уходить до его окончания.

Об управлении хозяйством («О строении домовном»)

В каждом доме следует иметь иконы («честныя образы»), перед которыми во время молитв возжигаются свечи. Пыль необходимо «чистым крылышкомъ омѣтати и мяхкою губою вытирати», чтобы дом был в чистоте. Молиться необходимо не реже двух раз в день: утром и вечером. Дело следует всякое начинать с чистыми руками, молитвой («Господи благослови») и крестным знамением. Жить рекомендуется по средствам, имея запасы — съестные в погребе, а инвентарь (метлы и лопаты) и прочее (мыло) в амбаре.

Об организации семьи («Как жить с женами и с детьми, и с домочадцами»)

«Домострой» призывает, чтобы все члены семьи были «сыты и одеты» и наставлены в Страхе Божьем. Каждый член семьи должен иметь свои обязанности: муж — работать и добывать пропитание, жена — управлять домашним хозяйством и надзирать за слугами, дети (даже взрослые) — во всём подчиняться родителям. Жене предписывается быть доброй, трудолюбивой и молчаливой. Плохо, если жена блудит, бражничает, клевещет и общается с волхвами. Супруги должны советоваться друг с другом в деле управления хозяйством. Детей предписывается воспитывать (в том числе с помощью физического воздействия — «не ослабляли, бия младенца»), дочерей учить рукоделию, а сынов — каждый своему мастерству. Дочерям с детства рекомендуется собирать приданое из тканей, одежд и посуды. Родителей необходимо почитать и во всём слушаться, в противном случае детям грозит отлучение от церкви и гибель «лютою смертью от гражданской казни».

О соблюдении вещей

Следует иметь нарядную рубашку и сапоги, которые надеваются в хорошую погоду, в праздники или для хороших людей. Рабочую одежду следует отделять от праздничной. Одежду (кафтаны, сарафаны, терлики, шубы) следует держать в чистоте, при необходимости высушивать, чистить и уложить в сундук. Также следует держать в чистоте («чистенько и беленко») и скатерть, убрусы, платки («ширинки»), полотенца и постели. Женские украшения (монисто) лучше и вовсе держать в сундуках или коробах под замком, а ключи в ларце. Из посуды упомянуты братина, блюда, ложка, ковш, корыто, сковорода, котел, таганы, квашня, сито, решето. Посуда должна быть накрыта.

Кулинарная группа

Щи, студень, ботвинья, лапша, каша (овсяная, гречневая и ячневая), мясо (свинина, телятина, баранина, курятина, гусятина, утятина), рыба (осетрина копченая, белужина, сельдь), икра сиговая и черная, кундюмы, ветчина, колбаса, фаршированный сычуг, кишки чиненые, яйца, сыр, сметана, масло, молоко, грибы (рыжики, грузди), капуста, репа, свёкла, горох, огурцы, чеснок, морковь, пироги (в том числе сочни), калачи, блины, вишнёвый и малиновый морс, квас, кисель, брага, пиво, яблоки, груша, дыни, орешки, арбузы.

Запасы еды обыкновенно предписывалось хранить в погребе.

Восприятие

И.Е. Забелин в книге «‎‎Домашний быт русских цариц в XVI и XVII столетиях» пишет:

Это памятник неоценимого значения для нашей истории, это цвет и плод, с одной стороны, писаного учения, которое как раз пришлось в рост и в меру нашему непосредственному бытовому развитию, нашим непосредственно созданным своенародным и своеобразным идеалам жизни; с другой стороны, это цвет и плод исконивечных нравственных и хозяйственных уставов нашего быта. Домострой и есть зерцало, в котором мы наглядно можем изучать и раскрывать все, так сказать, подземные силы нашей исторической жизни.

А.А. Кизеветтер пишет:

Это произведение не описательное, а дидактическое. Автор постоянно становится в оппозицию к окружающей его действительности. Его цель — преобразовать современный ему жизненный склад. Его трактат — ряд предписаний, вытекающих из некоторого цельного отвлеченного идеала.

Профессор МОПИ О.В. Никитин отмечает практический, деловой характер произведения:

«Домострой» — особое произведение Древней Руси — как раз и возникает в XVI столетии. Его оригинальность выражается еще и в том, что это была одна из первых книг для чтения и предназначалась более для бытового, домашнего обихода, хотя и содержала отрывки из Священного Писания, богословских трудов и т. д. Данный памятник интересен и тем, что вобрал в себя не только культурную энциклопедию общежитейских «рецептов» простолюдина, но и сохранил, особенно в бытовой части, деловой обиход, народные юридические традиции, которые, как можно предполагать, были сильны в светской культуре XVI в.

Отрицательно оценивал влияние «Домостроя» на христианскую мораль Н. А. Бердяев.

Понимание христианства было рабье. Трудно представить себе большее извращение христианства, чем «Домострой». Ив. Аксаков даже отказывался понять, как такую низкую мораль, как мораль «Домостроя», мог породить русский народный характер. Идеология Москвы, как Третьего Рима, способствовала укреплению и могуществу Московского государства, царского самодержавия, а не процветанию церкви, не возрастанию духовной жизни. Христианское призвание русского народа было искажено.

Профессор Санкт-Петербургской духовной академии протоиерей Георгий Митрофанов подвергает критике модель семьи, изложенную в «Домострое»: «Хотя у нас „Домострой“ по-прежнему остается популярным во многих, в том числе и православных, кругах, с Евангельской точки зрения он не являет нам образ жизни христианской семьи <…> В „Домострое“ нам предлагается культ патриархальной многодетной семьи, больше напоминающей не христианскую, а мусульманскую. Женщина там поставлена в положение почти что неодушевленного „аппарата“ по производству детей и обустройству быта».

Значение

Среди памятников русской литературы «Домострой» стоит в одном ряду с Стоглавом, Великими Четьими-Минеями и другими, однако превосходит их по выразительности и образности языка.

Кроме религиозной, назидательной и поучительной частей, «Домострой» содержит очень важную информацию о социальном устройстве с множеством подробностей о быте и повседневной жизни боярского и купеческого сословий на Руси. Поэтому является кладезем для исследователей того времени.

В среде исследователей существует точка зрения, согласно которой «Домострой» пропагандирует высшие ценности, но при этом отражает реальную жизнь, в связи с чем у читателя появляется возможность узнать о нелицеприятных сторонах русской жизни того времени. К примеру, по мнению А. П. Богданова, настойчивые повторения о том, что женщинам запрещено собираться в компании и распивать крепкие спиртные напитки свидетельствует о том, что в реальности подобная практика была весьма распространена.

> В культуре

  • А. П. Чехов в 1886 году написал короткий рассказ «Мой Домострой», в котором описал свой обычный день по мотивам «Домостроя».

Примечания

  1. Комментарий Митрополита Иоанна (Снычева)
  2. 1 2 3 Издание В. В. Колесова и В. В. Рождественской, 1994.
  3. 1 2 3 Домострой
  4. 1 2 3 4 Статья «Домострой» в онлайн-энциклопедии «Кругосвет»
  5. Мандель Б. Р. История отечественной литературы X-XVI веков.. — Directmedia, 2014-02-10. — 468 с. — ISBN 9785445867364.
  6. Домострой. СПб.: Наука, 1994. (Серия «Литературные памятники».) Издание подготовили В. В. Колесов, В. В. Рождественская
  7. «Послание и наказание ото отца к сыну» на сайте проекта «Хронос»
  8. Русская идея — Русская идея — Бердяев Николай Александрович | Предание.Ру — крупнейшая православная медиатека рунета (рус.), Предание.Ру — крупнейшая православная медиатека рунета. Дата обращения 28 октября 2018.
  9. Русская линия / Библиотека периодической печати / «Домострой» не являет нам образ жизни христианской семьи
  10. «Это памятник неоценимого значения для нашей истории, это цвет и плод, с одной стороны, писанаго учения.., с другой стороны, это цвет и плод исконивечных нравственных и хозяйственных уставов нашего быта. Домострой есть зеркало, в котором мы наглядно можем изучать и раскрывать все, так сказать, подземные силы нашей исторической жизни»

    Иван Забелин Домашний быт русских цариц в XVI и XVII столетиях. Москва. Типография Грачёва. 1869. С. 39.

  11. Cколько женщин по доброй воле могло приближаться к идеалу, начертанному Домостроем; скольких надобно было заставлять приближаться к нему силою и скольких нельзя было заставить приблизиться к нему никакою силою; сколько женщин предавалось названным неприличным удовольствиям?

    Соловьёв С. М. История России с древнейших времён () : в 29 т.. — СПб. : Изд. Товарищество «Общественная польза», 1851—1879. — Т. 7. — С. 525-526.

  12. «Домострой» Передача 1 (на 7м 50с) Передача из цикла «Час истины» на канале 365 дней ТВ с участием к.и.н. Л. П. Найдёновой и д.и.н. А. П. Богдановым

Литература

Издания

Домострой:

  • Цитаты в Викицитатнике
  • Тексты в Викитеке
  • Сильвестра середины XVI века.
    • Домострой / Изд. подгот. В. В. Колесов, В. В. Рождественская; Отв. ред. Л.А. Дмитриев. — СПб.: Наука, 1994. — С. 88—133.; Зеркала: в электронной библиотеке Исторических ресурсов МГУ им. Ломоносова, с комментариями митрополита Иоанна (Снычева).
  • Голохвастова Д. П. во «Временнике» Московского общества истории и древностей Российских, и отдельной книгой (М., 1849).
    • Домострой благовещенского попа Сильвестра. — 1849
    • Благовещенский иерей Сильвестр и его писания. — 1874
  • Домострой. По рукописям Императорской публичной библиотеки / В. Яковлев. — Санкт-петербург: Издание Д. Е. Кожанчикова, 1867.
  • Домострой. — М.: «Советская Россия», 1990.
  • Домострой / Изд. подгот. В. В. Колесов, В.В. Рождественская; Отв. ред. Л. А. Дмитриев. — СПб. : Наука, 1994. — Содерж.: Домострой: . – С. 5—87; Сильвестровская редакция. – С. 88—133; Перевод. – С. 134—268.

Аналитические материалы

  • Михайлов А. В. К вопросу о редакциях домостроя, его составе и происхождении.
  • Чумакова Т. В. Человек и его мир в «Домострое» // Чумакова Т. В. «В человеческом жительстве мнози образы зрятся». Образ человека в культуре Древней Руси. — СПб: Санкт-Петербургское философское общество, 2001. — С. 132—146.
  • Хорихин В. В. Списки домостроя XVI—XVIII вв.: история издания и изучения: Дисс. кандидата исторических наук. М., 2003.

Легендарные христианские книги: “Домострой”

Книги, которые влияют на наше мировоззрение. Книги, которые отвечают на главные вопросы людей своей эпохи. Книги, которые стали частью христианской культуры. Мы знакомим наших читателей с ними в литературном проекте “Фомы” – “Легендарные христианские книги”.

Когда и кем была написан знаменитый “Домострой”? Действительно ли эта книга “проповедовала” тиранию в семейных отношениях? Если нет, то о чем она?

Автор-составитель

Время написания

Автор-составитель:

Священник Сильвестр, настоятель Благовещенского собора Московского Кремля, один из сподвижников молодого царя Ивана Грозного, государственный деятель и церковный писатель.

Время написания:

1547 г.

В книге изложены основы уклада православной семейной и хозяйственной жизни. «Домострой» — это своего рода учебник по домоводству, этикету, семейной этике, воспитанию детей, домашней и общественной православной жизни.

Один из разворотов современного издания – “Если муж сам не учит добру”

Слово «домострой» появилось в русском языке как калька с греческого «экономика». Ойкос — дом, номос — закон, отсюда экономика — домоводство или домостроительство.

Первый «Домострой» был составлен в Новгороде в конце XV века. Сборники наставлений для домохозяина были известны и до знаменитого сильвестровского «Домостроя». Но именно его редакция получила широкое распространение в России с середины XVI века и использовалась как практическое руководство семейной жизни в течение почти 200 лет.

Если подарит кому-то Бог жену хорошую — дороже это камня многоценного. Такой жены и при пущей выгоде грех лишиться: наладит мужу своему благополучную жизнь <…> Доброй женою блажен и муж, и число дней его жизни удвоится — добрая жена радует мужа своего и наполнит миром лета его: хорошая жена — благая награда тем, кто боится Бога, ибо жена делает мужа своего добродетельней: во-первых, исполнив божию заповедь, благословлена Богом, а во-вторых, хвалят ее и люди. <…> За жену хорошую мужу хвала и честь.

«Послание и наказание от отца к сыну» — 64-я глава «Домостроя», которую Силь­вестр написал сам, как наставление своему единственному сыну Ан­фи­му. Она написана нежным, мягким языком. Именно с нее лучше все­го начать знакомство с «До­мостроем».

“Послание и наказание от отца к сыну”. Лист из рукописи XVI в.

Вера, закон и любовь — три основания, на которых стоит настоящий Дом. Закон обеспечивает порядок, Любовь обогащает порядок милосердием, без которого он переродился бы в деспотизм. Вера придает смысл всему зданию.

Благословляю я, грешник <…> и поучаю, и наставляю, и вразумляю сына своего <…> и его жену, и их детей, и домочадцев: следовать всем христианским законам и жить с чистой совестью и в правде, с верой творя волю Божью и соблюдая заповеди Его, и себя утверждая в страхе Божьем, в праведном житии, и жену поучая, также и домочадцев своих наставляя, не насильем, не побоями, не рабством тяжким, а как детей, чтобы были всегда упокоены, сыты и одеты, и в теплом дому, и всегда в порядке…

Сильвестр постоянно обращается к собственному опыту. Он призывает сына вспомнить, сколько сирот брали они к себе в услужение и всем им потом помог­ли устроиться. Одни стали купцами, у других теперь свое хозяйство, а скольких матушка удачно выдала замуж — и всем собрала приданое.

Академик Д. С. Лихачев писал: «В “Домострое” перед читателем развертывается грандиозная картина семейного быта и идеального поведения хозяев и слуг <…>. Идеал “Домостроя” — это идеал чистоты, порядка, бережливости, почти скупости, и вместе с тем гостеприимства, взаимного уважения, а одновременно и семейной строгости — запасливости и нищелюбия».

«Домострой» стремился к смягчению нравов своего времени, экономически и богословски обосновывая умеренность в наказаниях. Он запрещает бить по глазам и ушам, «под сердце кулаком», деревянными и железными предметами, чтобы битье не приводило к порче здоровья. При этом битье может быть применено только в качестве крайней меры, за очевидную вину и лишь тогда, когда другие способы воспитательного воздействия исчерпаны.

Читать также:

7 фактов о духовнике Иоанна Грозного

«Домострой»: руководство по избиению домашних?

Кнуты и пряники «Домостроя»

12. «Домострой» как выражение народного правосознания XVI в.

Первая редакция «Домостроя» была составлена еще до середины XVI века. Уже в этом виде памятник основывался на предшествующей литературе поучений, как оригинальной, так и переводной. Вторая редакция, представляющая как бы «классический» (в современном понимании) образец «Домостроя», возникла в середине XVI в., и составление ее связано с именем священника московского Благовещенского собора Сильвестра. Полное заглавие книги в редакции Сильвестра таково: «Книга, глаголемая Домострой, имеет в себе вещи зело полезны, поучение и наказание всякому православному христианину, мужу и жене, и чадом, и рабом, и рабыням».

Во всех своих редакциях «Домострой» делится на три основные части: первая — о том, «како веровати» и «покланятися» (отношение к церкви) и «како царя чтити»; вторая — «о мирском строении», т. е. «како жити с женами и с детьми и с домочадцы»; третья — «о домовном строении», т. е. о хозяйстве, о домоводстве. К основному тексту «Домостроя», состоящему из 63 глав, в Сильвестровской редакции присоединена 64-я глава — послание Сильвестра к сыну Анфиму: на опыте собственной жизни протопоп резюмирует все содержание «Домостроя». Разумеется, «Домострой» писался не как художественное произведение, но время поставило его в ряд литературных памятников Древней Руси.

Большая часть статей, входящих в «Домострой», написана живым русским языком почти без влияния шаблонной славянской стихии. Эти статьи не содержат сложного сюжета, и потому русская речь их по-народному проста, но при всем том она не страдает скудостью лексики, точна в выборе слов, деловито лаконична, а местами ненамеренно красива и образна, совпадая с пословицами, дожившими и до настоящего времени, и повторяя их (например, «поклонны главы мечь не сечет, а покорно слово кость ломит»).

В качестве примера полноты домостроевского словаря и точности выбранных им выражений можно привести цитаты, имеющие вид перечислений: «и пришед да сняв платейце, высушить и вымять и вытерть и выпахать хорошенько, укласть и упрятать, где то живет»; «а про всяку вину ни по уху, ни по видению не бити; ни под сердце кулаком, ни пинком, ни посохом не колоть, ни каким железным или деревянным». Лаконизмом народного синтаксиса запечатлены, например, следующие выражения: «со всяким управа без волокиты»; «в чужий двор не идешь ни пошто, — свое без слова»; (дом) «всегды в устрое, — как в рай войти».

Красота и образность просторечия, его веками выработанные формулы часто выражены «Домостроем» с элементом чувства: «ино той слуге, мужику, или женке или девке, в неволе заплакав, и лгать и красть»; «приезжаго пригоже почтити, напоити, накормити, добрым словом привечать и ласковым приветом». Иногда речь Домостроя наделена ритмом, аллитерацией, получившейся безыскусственно: «а двор бы был по тому же везде бы крепко горожен, или тынен, а ворота всегда приперты, а собаки бы сторожливы, а слуги бы стерегли же, а сам государь или государыня послушивают ночи». Заслуживает внимания просторечное употребление уменьшительных форм: «потиральце (т.е. полотенце – прим. автора реферата) на плечи принесть»; «да пригнетено дощечкою… и огурцы решеточкою пригнетены под камешком легонько».

Местами в «Домострое» употребляется и прямая речь разговора; например, в гостях рекомендуется не сплетничать: «и спросят о чем про кого иногда и учнут пытати, ино отвещати: не ведаю аз ничего того, и не слыхала и не знаю, и сама о ненадобном не спрашиваю, ни о княинях, ни о боярынях, ни о суседах не пересужаю»; рекомендация посланному на чужое подворье: «а по двору идешь, и кто спросит, каким делом идешь, ино того не сказывати, а отвечать: не к тебе аз послан, к кому аз послан, с тем то и говорить».

Если «Стоглав» содержал основные нормы церковного культа и обрядности на Руси, а «Великие Минеи Четий» определяли круг чтения русского человека, то «Домострой» предлагал такую же систему норм внутренней, домашней жизни. Как и другие памятники XVI века, «Домострой» опирался на более раннюю литературную традицию. К этой традиции относился, например, такой выдающийся памятник Киевской Руси, как «Поучение Владимира Мономаха». На Руси издавна бытовали проповеднические сборники, состоящие из отдельных поучений и замечаний по вопросам повседневного жизненного обихода. Литературная традиция, породившая «Домострой», идет от древних переводов на славянский язык христианских текстов нравственного характера, особенно почитавшихся в Новгороде. То, что основе текста лежит несколько традиционных для средневековой литературы жанров, объясняет и сложность состава, и частую противоречивость нравственных рекомендаций книги. Первая редакция «Домостроя» содержала (при описании быта) весьма живые сценки из московской жизни, например рассказ о бабах-своднях, смущающих замужних «государынь». В редакции Сильвестра эти сценки не были сохранены из-за бытовавших в то время понятий о «пристойности».

Текст «Домостроя» составлялся постепенно, из разных источников, во многих местах. Сначала переводили с греческого языка и переписывали нравоучительные высказывания и «Слова» святых отцов, особенно Иоанна Златоусова. Потом составляли из них сборники, известные под разными названиями, сменявшими друг друга: «Златоуст», «Златоструй», «Златая цепь», «Измарагд», по-гречески «смарагд», то есть изумруд. Сжатое изложение этих «слов», наиболее интересных, и составило первую часть Домостроя. Большинство изречений и советов, собранных здесь, не только не являются русскими по форме, они вообще выражают не свойственный русской среде дух «монашеского православия». Именно из этих поучений вышли некоторые мотивы «Домостроя», осуждаемые сегодня: унижения женщины, суровой аскезы, жестоких форм воспитания. Первый из этих мотивов, связанный с отношением к женщине, как бы отталкивался от ветхозаветных текстов, отцы церкви в своей преувеличенной стыдливости давали чересчур одностороннюю характеристику женщине. Совсем иначе «Домострой», там, где уже не наблюдается прямой связи с патриархальным укладом, расширяет функции «жены», и социальные и гражданские, как хозяйки дома, равноправной с господарем личности, подотчетной только ему.

Значение «Домостроя» в жизни общества

Начинается текст отнюдь не с хозяйственных рекомендаций, а с общей картины общественных отношений. Прежде всего, нужно беспрекословно подчиняться властям, ибо тот, кто противится их воле, противится Богу. Особую честь следует воздавать царю: ему нужно служить верой и правдой, повиноваться и молиться о его здравии. Более того, из службы царю вытекает почитание Бога: если служить и почитать земного владыку, станешь так же относиться и к небесному, который вечен и, в отличие от царя, всемогущ и всезнающ. Только после этих общих рекомендаций автор обращается к семейному устройству и хозяйственной деятельности.

Адресат «Домостроя» — зажиточный горожанин, рачительный хозяин, сам непосредственно участвующий в хозяйственной деятельности, в которой ему помогает жена. Хозяин руководит всем, имея в своем распоряжении штат слуг (упоминаются, например, ключник, повар, мастера с учениками и слуги, торгующие в хозяйских лавках). «Государыня» ведает целым штатом слуг и мастериц. Дети домохозяина должны с раннего возраста обучаться «рукоделию» и, следовательно, быть готовыми к продолжению деятельности родителей. Дворовые люди получают жалование (не только деньгами, но и платьем, лошадьми и др.); применяется и труд «рабов» и «рабынь», т. е. холопов. Отношения со слугами также отчетливо регламентируются. Хозяева должны быть милостивы к слугам, чтобы те радели о добре господ и трудились охотно, без принуждения. Со своей стороны, слуга должен был довольствоваться своим положением. Главное, чтобы он «сыт был бы государевым жалованием да одет или своим рукоделием». Господин должен обучать слуг «рукоделию», ибо работник, не умеющий выполнять хозяйственные работы и не владеющий каким-нибудь ремеслом непременно принесет убытки (я думаю, в этом месте проглядывается не высказанная Сильвестром достаточно ясно, но узнаваемая народная мудрость относительно незанятых рук. Возможно, та формулировка, которая дошла до нас, сложилась позднее).

Все основные предметы своего обихода адресат Сильвестра покупает на рынке, ведя обширную торговлю. В связи с этим особое внимание автор обращает на то, что торговые дела должны вестись в соответствии с имущественным положением. Жажда стяжания сочетается с мелочной скаредностью. Сильвестр поучает, что «остатки и обрески» тканей обязательно пригодятся в домашнем хозяйстве. Изготовленную одежду надо бережно носить, различая «все дневное» и «лучшее» платье. Мелочный надзор господского ока охватывал все стороны хозяйства, даже если в распоряжении хозяина был специальный ключник, непосредственно ведавший всеми хозяйскими делами.

Быт, каким он предстает со страниц «Домостроя», достаточно строг и суров, но эта строгость — не самоцель, а способ достижения вполне определенной цели: телесные наказания способствуют духовному оздоровлению и воспитывают в молодых людях благонравие, почтение к старшим.

«Домострой» также предостерегает против опасных сношений с внешним миром, проповедует строжайшее сохранение всех домашних тайн. Умеренность и осторожность предписывается во всем, в частности, в телесных наказаниях: провинившуюся перед мужем жену рекомендуется «плеткою вежливенько побить, за руки держа, а гнев бы не был, а люди бы то не ведали и не слыхали». Вместе с тем, самая характеристическая черта «Домостроя» — это заботливость о слабых, низших, подчиненных и любовь к ним, не теоретическая, не лицемерная, а чуждая риторики и педантства, простая, сердечная, истинно христианская . «Как следует свою душу любить,— поучает он,— так следует кормить слуг своих и всяких бедных. Пусть хозяин и хозяйка всегда наблюдают и расспрашивают своих слуг и подчиненных об их нуждах, об еде и питье, об одежде, о всякой потребе, о скудости и недостатке, об обиде и болезни; следует помышлять о них, пещись сколько Бог поможет, от всей души, все равно как о своих родных».

«Домострой» является самым «обытовленным» памятником древнерусской литературы, редко склонявшейся к бытовой конкретности. Особенно насыщена этой конкретностью третья часть произведения, посвященная правильному ведению домашнего хозяйства: «А сеницах бы было сено усътроено и не разрыто и не разволочено по леснице и по крыльцу и по двору не растаскано и всегда бы было обрано и подметено и в ногах и в грязи не затоптано, и не накапало бы, и не навъяло и не гнило, замкнуто а солома по тому же бы была в кровле, и прикладено и обрано и

очищено…» Здесь намечается некоторое противоречие: наставление, носящее религиозный, христианский характер, имеет своей главной целью научить именно бытовой, житейской мудрости, причем такие христианские добродетели, как терпение, кротость, милосердие, рассматриваются автором как средства для приобретения выгод житейских: вслед за предписанием правильных, с точки зрения морали, поступков, Сильвестр сразу указывает на исходящую от этих поступков материальную выгоду. Это можно объяснить тем, что во времена создания «Домостроя» главенствовал не дух христианской заповеди, а ее форма.

Можно с уверенностью утверждать, что ни один документ средневековой Руси не отразил характер быта, хозяйства, экономических взаимоотношений своего времени, со степенью достоверности «Домостроя». Это и дает повод называть «Домострой» «поваренной книгой» «русского быта».

13. Соборность и общинность как принципы Русской государственности. Деятельность Земских соборов (XVI-XVII вв.).

Собор действовал в тесной связи с царской властью и Думой. Собор, как представительный орган был двухпалатным. В верхнюю палату входил царь, Боярская дума и освященный собор, которые не избирались, а участвовали в соответствии с занимаемым положением. Члены нижней палаты были выборными. Вопросы обсуждались по сословиям (по палатам). Каждое сословие подавало сове письменное мнение, а потом в результате их обобщения составлялся соборный приговор, принимаемый всем составом собора.

Соборы собирались на красной площади, в Патриарших палатах или в Успенском соборе Кремля, позже — в Золотой палате или Столовой избе.

Земские соборы возглавлял царь и митрополит. Роль царя на соборе была активной, он ставил перед собором вопросы, принимал челобитные, выслушивал челобитчиков, практически осуществлял все руководство соборного действия.

В источниках того времени есть сведения, что на некоторых соборах царь обращался и к челобитчикам за пределами палат, в которых проводилось совещание по сословиям, то есть не к членам собора. Есть также сведения, что на некоторых соборах царь в ходе очень острых ситуаций обращался к мнению людей на площади, примыкающей к дворцовым палатам.

Открывался собор традиционным молебном, возможно, в некоторых случаях крестным ходом. Это было традиционное церковное торжество, сопровождавшее важнейшие политические события. Заседания собора продолжались от одного дня и до нескольких месяцев в зависимости от обстоятельств. Так. Стоглавый собор проходил с 23 февраля по 11 мая 1551 г., Собор примирения проходил 27-28 февраля 1549 г., земский собор о походе в Серпухов для отпора войскам крымского хана Казы-Гирея проходил 20 апреля 1598 г. в течение одного дня.

Не существовала никакого закона и никаких традиций о периодичности созыва соборов. Их созывали в зависимости от обстоятельств внутри государства и внешнеполитических условий. В соответствии с источниками в некоторые периоды соборы собирались ежегодно, а подчас бывали перерывы в несколько лет.

Приведем для примера вопросы внутренних дел, рассматривавшиеся на соборах:

— 1580 г. — О церковном и монастырском землевладении;

— 1607 г. — Об освобождении населения от присяги Лжедмитрию 1, о прощении клятвопреступлений в отношении Бориса Годунова;

— 1611 г. — Приговор (учредительный акт) «всей земли» о государственном устройстве и политических порядках;

— 1613 г. — О посылке по городам сборщиков денег и запасов;

— 1614, 1615, 1616, 1617, 1618 г.г. и др. — О взыскании пятинных денег, то есть о сборе средств на содержание войска и общегосударственные расходы.

Примером того, как царю и правительству пришлось прибегнуть к помощи земского собора в результате тяжелой внутренней смуты, является период 1648 — 1650 г.г., когда вспыхнули восстания в Москве и Пскове. Эти факты проливают свет на влияние волнений в деле созыва земских соборов.

Московское народное восстание началось 1 июня 1648 г. с попыток подачи челобитной царю, возвращавшемуся богомолья из Троицко-Сергиевского монастыря. Суть жалоб состояла в изобличении «неправды и насилия, какие над ними (челобитчиками) учиняются». Но надежды на мирный разбор и удовлетворение жалоб не оправдались. 2 июня, после новых бесплодных попыток вручить челобитную царю во время крестного хода народ прорвался в Кремль, громили дворцы бояр. Для данной темы интересно содержание одной из челобитных, от 2 июня 1648 г. царю Алексею Михайловичу, дошедшей до нас в шведском переводе. Челобитная составлена «от всяких чинов людей и всего простого народа». В тексте есть обращение к царю «выслушать нашу и московского простого дворянства, городовых служивых людей, больших и меньших чинов в Москве жалобу». Этот перечень чинов воспроизводит обычный состав земского собора. По содержанию — это петиция, главным образом, служилых людей, говорящих от имени всего населения Московского государства, проникнутая идеями возмущения 1648г. В ней подданные взывают в последний раз к чувству чести и страха молодого царя, угрожая ему за допускаемые в стране насилия и грабежи божьей карой и карой народного возмущения.

Для данной темы представляют интерес позитивные предложения челобитной, касающиеся реорганизации государственного аппарата. Особое внимание челобитная уделяет обоснованию судебной реформы. К царю обращаются следующие слова: «Ты должен … повелеть всех неправедных судей искоренить, неразумных сместить и на их место выбрать справедливых людей, которые бы за свой суд и за службу перед богом и перед твоим царским величеством отвечать могли». Если царь не выполнит этот наказ, то он «должен указать всяким людям самим всех служащих и судей назначить своими собственными средствами, и для того людей выбирать, которые бы их по старине и по правде ведать могли и от сильных (людей) насилия оберегать».

Для понимания характера деятельности соборов можно привести краткую характеристику войскового собора января 1550 г. Иван Грозный собрал войско во Владимире, направлявшееся в поход под Казань.

По данным документа, называющегося Хронографом, Иван IV прослушав молебен и обедню в Успенском соборе, обратился в присутствии митрополита Макария с речью к боярам, воеводам, княжатам, детям боярским, дворовым и городовым Московской и Нижегородской земель с призывом отказаться от местнических счетов на царской службе во время похода. Речь имела успех и воины заявили «Твое царское наказание и повеление службе восприемлем; как ты государь повелишь, так и делаем».

С речью выступил и митрополит Макарий. Этот собор освятил готовность земли идти на Казань.

Большой исторический интерес представляет собор 1653 г., на котором обсуждался вопрос о принятии Украины в русское подданство по просьбе украинских представителей. Источники свидетельствуют, что обсуждение этого вопроса было долгое, опросили людей «всех чинов». Приняли во внимание и мнение «площадных людей» (очевидно, не участников собора, а тех, кто был на площади, пока шли заседания собора).

В результате была высказано единодушное положительное мнение в присоединении Украины к России. В Грамоте о присоединении выражено удовлетворение добровольным характером этого присоединения со стороны украинцев.

Некоторые историки собор 1653 г. о принятии Украины в русское государство считают практически последним собором, дальше соборная деятельность была уже не так актуальна и переживала процесс отмирания.

Для полной характеристики содержания деятельности соборов и их влияния на общественно-политическую жизнь страны, на историю России, рассмотрим для примера деятельность трех соборов: Стоглавого собора, Собора, принявшего решение об опричнине и Уложенного собора.

Большинство специалистов считает, что Стоглавый собор нельзя исключать из соборной системы XVI — XVII в.в., хотя и подчеркивают, что это был церковный собор. Однако в общую соборную систему он должен быть включен по трем причинам: 1) он был созван по инициативе царя; 2) на нем присутствовали светские представители от Боярской думы; 3)принятый на соборе сборник решений в определенной мере касался и мирян. Собор заседал в Москве в январе-феврале 1551 г., окончательное завершение работ относится к маю 1551 г. Свое название он получил от сборника соборных решений, поделенного на сто глав — «Стоглав». Инициатива правительства в созыве собора была обусловлена стремлением поддержать церковь в борьбе с антифеодальными еретическим движениями и одновременно подчинить церковь светской власти.

Стоглавый собор провозгласил неприкосновенность церковных имуществ и исключительную подсудность духовных лиц церковному суду. По требованию церковных иерархов правительство отменило подсудность духовных лиц царю. В обмен на это члены Стоглавого собора пошли на уступки правительству в ряде других вопросов. В частности, монастырям запрещалось основывать новые слободы в городах.

Решениями собора были унифицированы церковные обряды и пошлины по всей территории России, регламентированы нормы внутрицерковной жизни с целью повышения морального и образовательного уровня духовенства и правильного исполнения им своих обязанностей. Предусматривалось создание училищ для подготовки священников. Был установлен контроль церковных властей над деятельностью книжных писцов и иконописцев и др. На протяжении второй половины XVI и в XVII в.в. вплоть до Соборного Уложения «Стоглав был не только кодексом правовых норм внутренней жизни духовного сословия, но и его взаимоотношений с обществом и государством.

Значительную роль в укреплении абсолютной монархии сыграл собор 1565 г. В начале 60-х годов XVI в. Иван IV стремился к активному продолжению Ливонской войны, но натолкнулся на оппозицию некоторых лиц из своего окружения. Разрыв с Избранной Радой и опалы на княжат и бояр 1560—1564 г.г. вызвали недовольство феодальной знати, руководителей приказов и высшей феодальной знати, руководителей приказов и высшего духовенства. Некоторые феодалы, не соглашаясь с политикой царя, изменили ему и бежали за границу (А. М. Курбский и др.). В декабре 1564 г. Иван IV уехал в Александровскую слободу под Москвой и 3 января 1565 г. объявил об отречении от престола из-за «гнева» на духовенство, бояр, детей боярских и приказных людей. По инициативе сословий в этих условиях собрался земский собор в Александровской слободе. сословия были обеспокоены судьбой трона. Представители собора заявили о своей приверженности монархии. что же касается гостей, купцов и «всех граждан Москвы», то они, помимо заявлений монархического характера, проявили антибоярские настроения. Они били челом, чтобы царь «их на расхищение волкам не давал, наипаче же от рук сильных избавлял; а хто будет государьских лиходеев и изменников, и они за тех не стоят и сами тех потребляет».

Земский собор согласился на предоставление царю чрезвычайных полномочий, утвердил опричнину.

Уложенный собор — собор, принявший Соборное Уложение 1649 г. — кодекс законов Русского государства. Он проходил под непосредственным влиянием московского восстания 1648 г. Заседал он долго.

Составлением проекта занималась специальная комиссия во главе с боярином князем Н. И. Одоевским. Проект Уложения целиком и по частям обсуждали члены Земского собора посословно («по палатам»). Напечатанный текст был разослан в приказы и на места.

Источниками Соборного Уложения были:

— Судебник 1550 г. (Стоглав)

— Указные книги Поместного, Земского, Разбойного и других приказов

— Коллективные челобитные московских и провинциальных дворян, посадских людей

— Кормчая книга (византийское право)

— Литовский статус 1588 г. и др.

Была сделана попытка впервые создать свод всех действующих правовых норм, включая судебники и Новоуказанные статьи. Материал был сведен в 25 глав и 967 статей. В Уложении намечается разделение норм по отраслям и институтам. Уже после 1649 г. в корпус правовых норм уложения вошли новоуказанные статьи о «разбоях и душегубстве» (1669 г.) о поместьях и вотчинах (1677 г.), о торговле (1653 г. и 1677 г.).

В Соборном Уложении определялся статус главы государства — царя, самодержавного и наследственного монарха. Утверждение (избрание) его на Земском Соборе не колебало установленных принципов, напротив — обосновывало, легитировало их. Даже преступный умысел (не говоря о действиях), направленный против персоны монарха жестоко наказывался.

Уложение содержало комплекс норм, регулировавших важнейшие отрасли государственного управления.

Система преступлений по Соборному Уложению выглядела следующим образом:

1. Преступления против церкви: богохульство, совращение православного в иную веру, прерывание хода литургии в храме.

2. Государственные преступления: любые действия (и даже умысел), направленные против личности государя, его семьи, бунт, заговор, измена. По этим преступлениям ответственность несли не только лица, их совершившие, но и их родственники и близкие.

3. Преступления против порядка управления: злостная неявка ответчика в суд и сопротивление приставу, изготовление фальшивых грамот, актов и печатей, самовольный выезд за границу, фальшивомонетничество, содержание без разрешения питейных заведений и самогоноварение, принесение в суде ложной присяги, дача ложных свидетельских показаний, «ябедничество» или ложное обвинение.

4. Преступления против благочиния: содержание притонов, укрывательство беглых, незаконная продажа имущества (краденного, чужого), недозволенная запись в заклад (к боярину, в монастырь, к помещику), обложение пошлинами освобожденных от них лиц.

5. Должностные преступления: лихоимство (взяточничество), неправомерные поборы, неправосудие (заведомо несправедливое решение дела из корысти или неприязни), подлоги по службе, воинские преступления (нанесение ущерба частным лицам, мародерство, побег из части).

6. Преступления против личности: убийство, разделявшееся на простое и квалифицированное, нанесение увечья, побои, оскорбление чети. Вовсе не наказывалось убийство изменника или вора на месте преступления.

7. Имущественные преступления: татьба простая и квалифицированная (церковная, на службе, конокрадство, кража овощей из огорода, рыбы из садков), разбой и грабеж, мошенничество, поджог, насильственное завладение чужим имуществом, порча чужого имущества.

8. Преступления против нравственности: непочитание детьми родителей, отказ содержать престарелых родителей, сводничество, половая связь господина с рабой.

В главе Уложения «Суд о крестьянах» собраны статьи, которыми окончательно оформлялось крепостное право — устанавливалась вечная потомственная зависимость крестьян, отменялись «Урочные лета» для сыска беглых крестьян, за укрывательство беглых устанавливался высокий штраф.

Принятие Соборного Уложения 1649 г. явилось важной вехой в развитии абсолютной монархии и крепостного строя. Соборное Уложение 1649 г. — это свод феодального права.

В Соборном Уложении впервые в светской кодификации предусмотрена ответственность за церковные преступления. Принятие на себя государством дел, ранее относившихся к церковной юрисдикции, означало ограничение власти церкви.

Всеобъемлющий характер и соответствие историческим условиям обеспечивало Соборному Уложению долговечность, оно сохранило свое значение закона России вплоть до первой половины XIX в.

Таким образом, деятельность земских соборов была важной составной частью функционирования государственной власти, опорой власти на господствующие социальные силы в период становления абсолютной монархии.

Семья по Домострою: средневековый пережиток или идеальный рецепт совместной жизни?


Семья по Домострою

Восприятие семьи и отношение к браку на Руси существенно отличалось от современных представлений. Постоянно растущее число разводов и повторных браков в наши дни заставляет многих говорить о том, что институт семьи давно изжил себя. В связи с этим интересно обратиться к опыту наших предков, собранному в середине XVI в. в единый свод правил семейной жизни – «Домострой». Многие постулаты по сегодняшним меркам кажутся жестокими и варварскими, но среди этих правил были вполне разумные советы, нацеленные на формирование уважительного отношения к семье.

К. Маковский. Сцена из боярского быта XVII в.


Главенствующую роль в семье играл мужчина

С домостроевскими порядками обычно ассоциируются тиранство, угнетение женщин, домашнее беззаконие, однако это не совсем так. Строгая дисциплина и субординация действительно предполагались. В период Средневековья на Руси основной становится традиционная христианская модель брака: патриархальная моногамная семья, которая была микромоделью общества. Отношения в ней выстраивались по образу отношений в государстве. Поэтому главенствующую роль играл «государь», то есть муж. Человек без семьи считался неполноценным членом общества.

Домострой

Автором «Домостроя» считают священника Сильвестра, хотя он был скорее не автором, а редактором, собравшим воедино издавна существовавшие нормы и правила. Постулаты «Домостроя» касаются не только семейного уклада, но и быта вообще, это сборник практических рекомендаций: как правильно вести хозяйство, как принимать гостей, как ухаживать за скотом, как готовить еду, как выстраивать взаимоотношения и т. д. Тут есть рецепты на все случаи жизни.

Семья по Домострою – наивысшая ценность

Жизнь человека в эпоху Средневековья была строго регламентированной, постулатам «Домостроя» безоговорочно верили и придерживались их. Православная церковь разрешала одному лицу вступать в брак не более трёх раз. Торжественный обряд венчания совершался обычно лишь при первом браке. Семья была ценностью, которую надлежало оберегать в течение всей жизни. Расторжение брака было редким явлением.

Н. Пимоненко. Сваты

Женщина в доме должна быть «чиста и послушна». Ее основные обязанности – воспитывать детей и следить за порядком в доме. Детей растили в строгости, за провинности были предусмотрены наказания: «Казни сына в юности, и он будет покоить тебя на старость. Не уставай бить его: хоть и жезлом бьешь, не умрет, а будет здоровее, бьешь его по телу, а душу избавляешь от смерти». Для современного человека это нонсенс, но вся средневековая педагогика была построена на телесных наказаниях.

Основной задачей женщины было воспитание детей


Детей воспитывали кнутом и пряником

Бить в особых случаях разрешалось и жену: «Если жена не слушает слов и не имеет страху, то постегать плетью, только не перед людьми, а наедине». Но нельзя было бить по голове и под сердце – искалеченная жена не сможет больше рожать детей и заниматься хозяйством. Нельзя бить за любую провинность, а после наказания жену следует пожалеть и приласкать. Наказание может быть и «наказом», наставлением. Однако наказания – не то, чем цементируется семейная жизнь. Основной посыл – каждый должен заниматься своим делом и стараться выполнять свои обязанности.

Основной задачей женщины было воспитание детей

Советы касались не только семейной жизни, но и сосуществования в обществе: рекомендовалось помогать людям «во всякой нужде», «кому хуже, чем тебе» – бедным, голодным, больным, заключенным и т. д. При этом добрыми поступками не стоит бахвалиться. Нужно терпеть обиды и прощать, так как добро угодно Богу. Основа общения – традиционные христианские ценности: не красть, не лгать, не гневаться, не завидовать, не обижать, не блудить и т. д.

Доброта и послушание – главные женские добродетели


Главенствующую роль в семье играл мужчина

Конечно, многие постулаты «Домостроя» устарели, а традиционные роли в семье давно перераспределились. Насилие в семье ничем оправдать нельзя. Но само отношение к дому как к оплоту, к крепости, к незыблемой ценности – не только заслуживает внимания, но и ожидает возрождения в современном мире.

Домострой

По таким правилам жили русские семьи до революции: домострой, много детей, дед да бабка

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

LiveInternetLiveInternet

Давным-давно, в 16 веке — священником Сильвестром, духовником царя Ивана Грозного, был составлен «Домострой», который отражал официальный закон того времени — «Стоглава».

При власти большевиков пропаганда нещадно ругала книгу
«Домострой» за его «пережитки прошлого» и «рабское обращением с женщиной», с которыми советская власть покончила раз и навсегда. Не показывая ни одной строчки из книги, советскому человеку популярно объясняли, что «Домострой» — это такой дореволюционный учебник по мракобесию и угнетению женщин.

Собственно, это всё, что полагалось о ней знать, потому что
никто эту книгу не читал и даже в глаза не видел — книга была властью к чтению запрещена. Спросите почему? Достаточно прочитать её, как советский человек немедленно терял светлый моральный облик строителя коммунизма и становился домашним сатрапом и извергом.

А ведь в произведении Сильвестра сошлись народные пословицы, библейские изречения и мудрость практической жизни. Даже только прочитав названия всех 67 глав, становится понятным, что «Домострой» — это своеобразный Устав жизни.
Думаете, что это фолиант размером с Библию. Нет, — маленькая
книжечка толщиной в пол — мизинца!

Но видимо, домостроевкие «поучения», генетически заложены и в современном поколении. Поэтому предлагаю «Кодекс семьи и взаимоотношений» XXI века. С юмором, конечно!

«Следует мужьям поучать жен своих с любовью и примерным
наставлением». «Если же муж и сам не делает того, что в этой книге
писано и жены не учит, и дом свой не по заповеди устраивает, и о
своей душе не радеет, и людей своих этим правилам не учит — и сам
он погибнет в этом веке и в будущем, и дом свой погубит».
Сильвестр. Из книги «Домострой»
Поучения мужу:

1. Ежели домой ты возвращаешься не ко времени и харя твоя
срамная пьяна и помадой бабской перемазана, приходи с приношением, с денжищами большими приходи, с сумками богатыми крокадиловыми да с брилиантами, что по нескольку карат. А коли богатства ты отрадясь не имел али оставил все это там, где срамному греху в разных видах предавался, и , окромя цветочков, с клумбы ворованных, государыне дома своего ничего к ногам положити не имеешь, то бейся головой о стену и в грехах своих кайся — авось и пожалеет тебя жена.

2. Коли все твои праведны стяжания есть мышиная возня за жалкие крохи, а жена твоя денно и нощно пилит тебя нещадно да глаголит, что не мужик ты вовсе, раз шубу соболью ей купить не можешь, то отправь ты ее, сребролюбиву да гневливу, на биржу труда, ибо жена твоя есть свободная женщина и права ващи пред законом государевым равны, и может она в трудах праведных хлеб насущный и шубу соболью сама себе добывать.

3. Коли госпожа дома твоего по хозяйской части не шибко ловкой оказалася, трапезой удивить не мастерица и чистоту в хоромах соблюсти не умелица, не похуляй ее и блудное срамословие свое поумерь — не на службе быта, поди, женился. Кликни-ка бабку-стряпуху да бабку-прибируху — они тебе, соколику, быт и наладят. А коли нету бабок на бабок, то, помолясь да подпоясавшись, иди, соколик, и заработай.

4. Ежели жена твоя неразумно довольною выглядит, оголтело бигуди накручивает в неурочный час и мобильный телефон в кармане халата прячет и чуйкой своей чуешь ты, что неспроста все это, а согрешила должно быть нечестивая, не сокрушай ей ребер и по лицу да по голове не стучи, речами обыдными не укоряй, а постарайся сам на жену свою уноровити. Свечи в спальне попробуй возжигати, благовониями кадити, да фимиамом речей льстивых ей уши заливати. Коли будешь в ублажении искусен, не позарится жена твоя на чужого человека. А коли пуще всего охота тебе на диване возлежати, да чипсы жевати и телек срамной смотрети, так и неча на довольную женину рожу пенять, серчать особливо да руками размахивать. Ибо что ж плохого в том, что она довольна и ты доволен.

5. Коли жена твоя сурова да гневлива, каждому слову твоему перечит и не чтит тебя нисколечко, да к тому же еще и дерзновения опасные имеет, как то: сковородкой чугунной метнуть али метлой поганой по дому гонять, не досаждай ей речами нудными, а купи ей в сексшопе наручники стальные, мехом розовым обшитые да плетку шелковую. И ей угодишь, и сам будешь уверен, что ежели и покалечит она тебя теперь, то не шибко.

6. Ежели супружеский долг тебе исполнять не потребно и не мило, потому как завел ты себе утеху на стороне, а вкупе аще и подарки козырны ей делать вознамерился, то бди. Платье твое, в коем домой приходишь, должно быть чистым от помады али волос бабских и запахом чужим не замарано, а уж коли антересу своему левому подарок даришь, так жене дари подарок подороже, а то небрежением и нерадением госпожу дома своего обидишь, да сам потом об этом и пожалеешь. Ох, пожалеешь!

«Если дарует Бог жену добрую, лучше то камня драгоценного: такая из выгоды не оставит, всегда хорошую жизнь устроит мужу». «Доброй женой муж благословен, число дней его удвоится, хорошая жена радует мужа своего и наполнит миром лета его».
Сильвестр. Из книги «Домострой»

Поучения жене:

1. Ежели, к примеру, муж озлоблен, что в дому нечисто да погано, не укоряй мужа, что без бабки-домработницы благолепие навести немыслимо, а он, срамное семя, на бабку-домработницу не зарабатывает, а укрась бренно свое тело чулками в сеточку и костюмом горничной из секс-шопа, в длань возьми забавную штуковину из перьев и с почтением и достоинством пыль ометати, а после, на коленях раскорячившись, полы мыти. И увидишь, как возрадуется муж твой и сменит гнев свой на милость.

2. Егда господин твой домой возвращатися чужими духами воняючи, не мечи ему в рожу довольную трапезу сытную, что своими руками для него-подонка в мокроволновке разогревала, а с благоговением да в молчании трапезой той его приветливо напичкай — пусть объедшися да опившися у телека неугомонного дремлет. А телефон его новомодный проверь на все звонки входящие да эсэмэски пришедшие — и овцу ту заблудшую, что мужа твово возжелала, вычисли. Да только виду не показывай, а ложись спать-почивать — утро вечера мудренее. Планы мести страшной лучше строити на свежую голову.

3. Ежели чуешь ты чутьем своим нутряным, что гуляет, собака, господин твой, а пресечь сие злое бесчинство не можешь, не похуляй господина своего понапрасну, коли зарплату исправно в дом приносит, пущай тешится бесовскими игрищами со срамными девками. А ты смирись, соблюди интеллигентность свою врожденную, да ничтоже сумняшеся подбери себе добра-молодца, чтоб тяжкий супружеский долг за господина твово исполнял, да языком при этом не бреши шибко, не похваляйся пред мужем своим, что у молодца меч-кладенец поволшебней будет — береги семейный очаг.

4. Егда отпуск, трудом праведным заработанный, не за горами, а господин твой на буклеты отелей турецких и глядеть не хочет и морду недовольную шибко воротит, не насильничай его понапрасну, пусти ехать на все четыре стороны, чтоб натешил свою душу молодецкую иллюзией воли вольной да возвращался довольный и с подарками-подношениями. А на курорты басурманские одна поезжай, так оно сподручней выйдет.

5. Ежели какой добрый самаритянин, что в связи греховной да тайной с тобой состоит, подарит тебе платье красно-богато аль еще каку приятну вещь, не маячь в той вещи перед мужем, а то будешь и поругана и посмеяна, а то и камнями побита. Лучше говори господину своему речи льстивые да обещай секса сказачного и веди его под белы рученьки в магазин заветный, и такое же платье себе купить заставь. Одно платье опосля в магазин возвернешь, а в другое рядиться станешь да господина свово и самаритянина радовать. Опять же и копеечку нелишнюю срубишь.

6. Коли надо тебе для плотских утех к морю синему в края теплые с каким добрым человеком слетати, так соберися ты с мыслями скудными и придумай для мужа отмазку правдоподобную да не забудь досугом озаботиться. На неделю ему яства всякие да питие бражное припаси, да фильмов с Памелой Андерсон в избытке накупи, да всем друзьям его сообщи, что он один дома будет. И тогда по возвращении с курорта заморского можешь начинать его пилити да гнобити, ибо полюбому он, голубок, пуще тебя провинится.

Посмеялись! А книжечку «Домострой» Сильвестра — почитать рекомендую. Особенно главы с 19 по 39 (Заключение — Послание и наставление… обязательно). И сами уму-разуму научитесь, а ежели, и вторую половину заставите — жизнь ваша враз изменится! Клик «сюда» или на фото. Приятного чтива!

«Не по лицам судите сынов человеческих, но праведный
суд судите, каким судите судом, таким и судится вам, и какою
мерою мерится, такой и воздается».
Сильвестр. «Домострой».

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *