Scisne?

«Никто не может безоговорочно доказать отрицательное суждение», — вот обычный ответ тем, кто утверждает, что наука в состоянии доказать, что Бога нет. Безоговорочное отрицание — это заявление, что то-то и то-то не существует нигде. Указанный ответ означает: раз никто не в состоянии исчерпывающе обследовать каждый уголок вселенной, то и никто не может твердо установить несуществование чего бы то ни было.

Однако принцип, гласящий, что никто не может безоговорочно отрицать что-либо, сам по себе является безоговорочным отрицанием. Он утверждает, что нет никаких доказательств безоговорочного отрицания, но если так, то никто не может и доказать, что никто не может доказать безоговорочное отрицание. А если никто не может доказать, что никто не может доказать безоговорочное отрицание, то отсюда логически следует, что безоговорочное отрицание доказать можно. Таким образом, утверждение, что никто не может доказать безоговорочное отрицание, является внутренне противоречивым — если оно истинно, то оно ложно. Ниже я намерен показать не только то, что безоговорочные отрицательные суждения могут быть доказаны, но и что немалое их число уже доказано.

Еще Парменид, живший более 2500 лет назад, пришел к выводу, что не может существовать то, что содержит в себе логическое противоречие. Мы знаем, что не существует женатых холостяков, квадратных окружностей и самого большого числа, потому что эти понятия внутренне противоречивы. Они нарушают основной закон логики — закон противоречия — который гласит, что ничто не может одновремённо обладать и не обладать некоторым свойством. Поэтому один из путей доказательства любого безоговорочного отрицания — показать, что оно содержит в себе внутреннее противоречие.

Таким образом, чтобы доказать, что Бога не существует, надо показать, что концепция Бога внутреннее противоречива. Традиционный теизм определяет Бога как нечто высшее, всеобъемлющее, больше которого ничего не может быть. Однако мы знаем, что не существует самого большого числа, потому что это понятие содержит в себе логическое противоречие. Каждое число таково, что к нему можно прибавить еще 1. Если бы существовало самое большое число, то к нему было бы можно и одновременно нельзя прибавить 1, а это — противоречие. Точно так же противоречиво и понятие высшего, всеобъемлющего существа.

Рассмотрим, например, заявление, что Бог — всеблагой, т.е. обладает как высшим милосердием, так и высшей справедливостью. Будучи в высшей степени справедливым, он обеспечивает, чтобы каждый получил по заслугам, а будучи в высшей степени милосердным, прощает всем их грехи. Но делать и то, и другое невозможно. Таким образом, понятие высшего существа внутренне противоречиво.

Это только один из примеров внутренней противоречивости, обнаруженных в традиционной концепции Бога. Более обширный их обзор содержится в работе Теодора Дранга «Аргументы несовместности свойств: обзор» в «Philo» (осень/зима 1998). Разумеется, теисты могут возразить, что если понимать всё правильно, то никакого противоречия нет. Допустим, что они правы и существование Бога можно обосновать логически? Означает ли это, что доказать, что его не существует, невозможно? Нет, не означает, ибо для доказательства того, что нечто не существует, можно и не доказывать его логическую противоречивость. Достаточно доказать, что это нечто не обязательно с точки зрения процесса познания, что оно не требуется для объяснения чего-либо. Этим путем наука уже доказала несуществование многих вещей, таких, как флогистон, светоносный эфир и планета Вулкан. И хотя научные доказательства не столь категоричны, как логические, и оставляют некоторое место для сомнений, но только для разумных сомнений, а это всё, что требуется для их оправдания.

Флогистон, светоносный эфир и планета Вулкан — теоретические сущности, которые были постулированы для того, чтобы объяснить различные феномены: флогистон — для объяснения теплоты, светоносный эфир — для объяснения распространения световых волн в пустоте, а Вулкан — для объяснения изменений орбиты Меркурия. Наука показала, однако, что эти явления могут быть успешно объяснены и без привлечения этих сущностей. Продемонстрировав, что они вовсе не нужны для объяснения, наука доказала, что они не существуют.

Бог — теоретическая сущность, постулированная теистами для объяснения возникновения вселенной, замысла её строения и происхождения живых существ. Однако современная наука объясняет всё это без постулирования Бога 1. По словам Лапласа, наука не нуждается в этой гипотезе 2. Продемонстрировав, что в Боге нет нужды для объяснения чего бы то ни было, наука доказала, что для веры в существование Бога существует не больше оснований, чем для веры в существование флогистона, светоносного эфира или Вулкана. Этим можно объяснить, почему более 90 % самых выдающихся мировых ученых не верят в существование Бога или, по крайней мере, сомневаются в нем 3.

Ученые предпочитают естественные объяснения сверхъестественным вовсе не по причине какой-то своей метафизической наклонности, а потому, что естественные объяснения дают более глубокое понимание, чем сверхъестественные. Как говорил еще Платон, сказать, что это сделал Бог — значит ничего не сказать, а всего лишьсделать отговорку по причине отсутствия вразумительного объяснения 4.

Насколько хорошим или плохим является то или иное объяснение, определяется тем, сколь глубокое понимание оно дает, сколь хорошо систематизирует и унифицирует наши знания. Степень этого качества может быть измерена различными критериями адекватности — такими как простота (число сделанных предположений), сфера применения (типы объясненных явлений), консерватизм (согласованность с существующей теорией) и плодотворность (способность успешно прогнозировать новые явления).

Уровень сверхъестественных объяснений по самой их сути ниже, чем естественных, потому что они не удовлетворяют столь же хорошо критериям адекватности. Например, они обычно менее просты, поскольку предполагают наличие по меньшей мере одного дополнительного типа сущности. Они, как правило, имеют более узкую сферу применения, потому что не объясняют, как именно производятся интересующие нас явления, и, таким образом, поднимают больше вопросов, чем дают ответов. Они менее консервативны, потому что предполагают нарушение некоторых законов природы. И они обычно неплодотворны, потому что не создают почву для прогноза новых явлений. Вот почему ученые избегают их.

Осознание того, что традиционный Бог теизма не требуется для объяснения чего бы то ни было и ему просто нечего делать, привело многих теологов к призыву отказаться от идеи Бога. В своей работе «Зачем верить в Бога?» Майкл Гоулдер защищает тезис, что единственной позицией в вопросе о Боге, достойной интеллектуального уважения, является атеизм 5, а преподобный Спонг, бывший епископ из Нью Джерси в книге «Почему христианство должно измениться или умереть» защищает тезис, что традиционная теистическая концепция Бога должна быть заменена другой, основанной на человеческих отношениях и интересах 6. Оба они соглашаются со Стивеном Дж. Гоулдом в том, что религия не должна вмешиваться в попытки объяснить мир 7.

А как быть, если некоторый феномен не имеет правдоподобного естественного объяснения? Может ли это служить оправданием заявлению, что его создал Бог? Нет, ибо наша неспособность предъявить естественное объяснение может просто означать наше неведение относительно некоторых действующих природных сил. Многие явления, которые прежде приписывались сверхъестественным силам, такие как землетрясения, извержения вулканов и болезни, теперь объяснены в чисто естественных терминах. Как писал один мудрый человек, кажущиеся чудеса противоречат не природе, а нашему знанию о ней 8.

С учетом того, что сверхъестественные объяснения заведомо уступают естественным, и с учетом неполноты наших знаний объяснение какого-либо явления теистами заслуживало бы признания, если бы они сумели доказать, что его естественное объяснение в принципе невозможно. Таким образом, для опровержения научного утверждения о несуществовании Бога теистам надо доказать безоговорочное отрицательное суждение, что существует феномен, которому не может быть дано никакое естественное объяснение. А такое безоговорочное отрицательное суждение никакой теист не сможет доказать никогда.

Теодор Шик
Опубликовано в американском журнале «Free Inquiry», т. 21, N 1, зима 2000/2001
Перевод с анг. П. Тревогина, редакция Г. Шевелева.

1. См., например, Ричард Докинз (Richard Dawkins), «Влезая на Гору Невероятного» (New York: W.W. Norton, 1996); Стивен Хокинг (Stephen Hawking), «Краткая история времени» (New York: Bantam, 1998); Ли Смолин (Lee Smolin), «Жизнь Космоса» (London: Oxford, 1997).

2. Когда французский физик Пьер Симон Лаплас объяснил свою теорию вселенной Наполеону, то, как рассказывают, Наполеон его спросил: «Где же у вас место для Бога?», на что Лаплас ответил: «Я не нуждался в этой гипотезе».

3. Э. Дж. Ларсон и Л. Уитхэм (E. J. Larson and L. Witham), «Ведущие ученые по-прежнему отрицают Бога», Nature 394 (23 июля, 1998).

4. Платон, «Кратил», 426 а.

Разве наука не опровергла религию, не показала ее несостоятельность?

Конечно, нет. Очень часто критика христианской веры ведется от имени науки – но наука как таковая не враждебна вере в Бога. Наука, напротив, была создана христианами – почти все великие ученые из наших школьных учебников не просто принадлежали к христианской культуре, но и проявляли глубокую личную веру, о чем мы поговорим чуть позже.

Конфликт существует не между верой и наукой, а между верой и определенной философской позицией, которую теоретик науки Карл Поппер обозначил словом сциентизм. Сциентизм предполагает, что естественнонаучный метод является единственным законным путем познания реальности и установления истины. Бертран Рассел формулирует этот подход в своей работе “Наука и этика”: “Любое достижимое знание должно обретаться научным методом; то, что не может быть открыто наукой, не может быть известно человечеству”.

Очень часто этот подход к реальности даже не проговаривается вслух – люди просто исходят из отождествления “научного” и “истинного”, и, соответственно, “ненаучного” и “ложного”.

“Наука” отождествляется с “разумом”; всё, что лежит за ее пределами — область чего-то “иррационального”, “слепого”, противоположного ответственному и разумному подходу к жизни. Множество книг и научно-популярных фильмов противопоставляет “научные факты” “слепой вере”.

Хотя существуют разные версии атеизма, наиболее распространенным является атеизм, апеллирующий к науке — утверждается, что именно наука сделала веру в Бога очевидно ложной, устаревшей или неуместной. Вопрос о бытии Бога понимается как научный вопрос, и вопрос, разрешенный отрицательно. Как пишет популярный атеистический автор Ричард Докинз в своей книге “Бог как иллюзия”, “Наличие или отсутствие мыслящего сверхъестественного творца однозначно является научным вопросом, даже если практически на него нет — или пока еще нет — ответа. И это также касается подлинности или ложности всех историй о чудесах, при помощи которых религии поражают воображение верующих толп”.

Но разве эта философия неверна? Разве не к науке мы должны обращаться за ответами на вопросы об истине, в том числе, истине о том, существует ли Бог?

Смотря о каких вопросах идет речь. Наука как метод познания характеризуется своим методом. Этот метод обладает рядом ключевых характеристик, и, как мы увидим, для поиска Бога он не годится. Итак, для науки характерны:

1. Эмпиризм — наука рассматривает опыт, который мы получаем при помощи пяти органов чувств, возможно, усиленных приборами.

В первые годы большевизма был популярен забавный атеистический аргумент: «Красные авиаторы по небу летали и нигде ни Ангелов, ни Бога не видали». Мы, наверное, только посмеемся над таким доводом, однако когда подобная аргументация излагается с упоминанием «радиотелескопов» и «новейших достижений современной науки», это нередко воспринимается всерьез — как будто люди действительно ожидают, что при помощи особо мощного телескопа можно будет наконец-то застать врасплох Бога, который худо-бедно увернулся от аэроплана.

Бог христиан не является природным объектом или явлением в ряду других объектов или явлений, что Он внеприроден, свободен и всемогущ, то есть Его нельзя застать врасплох против Его воли, Он Сам открывается кому хочет и на тех условиях, которые Сам определяет.

2. Воспроизводимость — наука опирается на данные, получаемые путем повторяющихся наблюдений или воспроизводимых экспериментов. Невоспроизводимые явления не могут служить основанием для научных выводов. Но акты свободной воли, например, невоспроизводимы, как невоспроизводимы исторические события. Они находятся вне поля зрения естественнонаучного метода.

3. Объективность — независимость научного поиска от личных убеждений или предпочтений ученого. Среди ученых есть атеисты, верующие различных религиозных убеждений, агностики, те, кто вообще избегает давать ясный ответ на вопрос о своей вере — получаемое ими научное знание от этих убеждений не зависит. Научное знание предполагает возможность объективной проверки — результаты одного и того же эксперимента, поставленного в Москве, Киеве, Пекине и Лондоне, христианами, атеистами, буддистами или конфуцианцами, порядочными людьми или негодяями, не должны отличаться. Общение с Богом, напротив, предполагает определенное нравственное усилие.

4. Фальсифицируемость (критерий Поппера). Теория удовлетворяет этому критерию (является фальсифицируемой, и, следовательно, научной), если существует методологическая возможность ее опровержения путем постановки того или иного эксперимента, даже если такой эксперимент еще не был поставлен. Этот критерий служит для того, чтобы отделить научные утверждения от вненаучных (не обязательно ложных, просто находящихся за пределами науки).

5. Методологический натурализм — наука рассматривает мир как замкнутую систему причинно-следственных связей, управляемой безличными и неизменными законами (и только ими). Любое событие в этой системе рассматривается как результат предыдущих состояний системы и законов природы. С этим связано два важных недоразумения. Первое — когда методологический натурализм путают с метафизическим. Методологический натурализм говорит о границах научного метода — научный метод рассматривает только материю, и безличные законы, которые описывают ее движение. Метафизический — объявляет, что вся вообще реальность сводится к этой материи. В результате этой путаницы науку иногда называют “материалистической” или даже “атеистической”. В действительности, наука “материалистична” только в том смысле, что предметом ее рассмотрения является материя. Даже очень хороший бинокль не видит радиоволн; это не значит, что радиоволн не существует — это просто значит, что бинокль, как инструмент, не предназначен и не годится для приема радиопередач.

Второе недоразумение связано с требованиями “научных” доказательств бытия Божия. Творец всей этой системы (признавать или не признавать Его существование) не является ее элементом. Требование предоставить доказательства такого Бога, который находился бы в ведении естественных наук, то есть являлся бы элементом этой системы, это требование доказывать кого-то, кто вовсе не является Богом христианского теизма. Естественнонаучный метод в принципе ограничен рассмотрением природы — то есть самой системы. Он не может выйти за ее пределы.

Научный метод на многое полезен – но он бесполезен для обнаружения Бога. Бог не является материальным объектом или явлением, которое мы могли бы обнаружить при помощи повторяющихся наблюдений или воспроизводимых экспериментов.

Но он также бесполезен для обоснования атеизма как картины мира – он не может сказать нам, есть ли что-то еще за пределами природы как уже упомянутой нами материальной системы. Таковы его неизбежные ограничения как метода.

Бога нет или опасные иллюзии бедняков

Практически все мы верим в бога. Некоторые молятся ему и просят помощи. Кто-то уходит в монастырь. Другие подносят дары, в надежде заслужить себе место в раю.

Многие беды современного мира из-за веры бога и религий. Так происходят конфликты, войны, теракты. Религия не только разделяет людей, но и делает их слабее.

Вспомни ветхозаветного бога. Это ревнивец, деспот, мстительный убийца, расист, мелочный, мучитель, кровожадный злодей. И это милосердный бог в которого нужно верить? Вдумайся в этот бред.

Невозможно опровергнуть отсуствие бога, но также невозможно опровергнуть отсуствие единорога или зубной феи.

Бог помогает людям и испытывает? Тогда почему идут войны за его имя, умирают дети, а бедных становится больше? Почему тотальная несправедливость в мире? Либо бог — это мудак, который всех ненавидит, либо его просто нет.

Религии — это побочный продукт и средство контроля над людьми. Ватикан — это древний бизнес на вере и слабости людей. Если бог существует, то зачем посредники с богом? Что за паразитирующая прослойка, которая наживается на людях?

Скажи сколько раз тебе помогал бог? Как часто просил ты, а в ответ ничего? Почему на тебя сыплются беды, хотя ты не грешишь? Почему вокруг несправедливость, а негодяи лучше всех живут? Дело в том, что бога нет.

Вера в бога делает людей несчастнее и слабее. Верующие надеются на жизнь после смерти и остаются неудачниками. Религия придумана для контроля людей, чтобы заставлять их подчиняться власти и богатым людям. Типа был бедным, тогда будешь в раю. Над вами смеются и делают неудачниками, а вы и рады.

Богатые верят в себя, поэтому у них все получается. А бедные верят в бога, а в себя нет.

Поверь в себя, тогда у тебя все получится.

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *