Содержание

С 2016 года по решению Священного Синода 1 июня отмечается День общей памяти святых благоверных князей Димитрия Донского и Евфросинии (Евдокии) Московской.

В русской истории не так уж много найдется таких благословенных христианских браков, каким был идеальный супружеский союз Димитрия Донского и Евфросинии Московской, живших в XIV веке.

В XXI веке эта удивительная семья может и должна служить образцом для подражания, примером святости, родительского счастья и величия семьи.

Жизнь великокняжеской семьи протекала согласно евангельским законам. Необыкновенная любовь к Богу отличала обоих супругов с самого детства. Сам Господь через святителя Алексия благословил этот союз, основанный на христианских ценностях.

Святые супруги и ныне показывают нам пример благочестия, милосердия и любви, высоту и святость семьи, гармоничного сочетания заботы о своей семье и успешного государственного правления, когда во главу угла ставится объединение земель, а не борьба за власть. Это один из самых ярких примеров православной многодетной семьи, любовь которой изливалась на всех жителей Московского княжества. Их постоянная забота о нуждающихся, больных, страждущих, вдовах, сиротах, престарелых, обездоленных погорельцах снискала всеобщую любовь народа, который видел в них своих помощников и заступников.

Многие православные почитают великих русских княгинь Евдокию Московскую и Февронию, которые в иночестве носили одинаковое имя – Евфросиния, что означает «радость». Обе были верными женами и помощницами своим мужьям – князю Димитрию Донскому и князю Петру (в иночестве Давиду).

По церковному календарю день памяти святых благоверных князей Петра и Февронии отмечается в один день – 8 июля, а празднование памяти другой великокняжеской четы в церковном календаре до 2016 года приходилось на разные дни. День памяти преподобной Евфросинии Московской отмечался 30 мая и 20 июля, а память святого благоверного великого князя Димитрия Донского совершалась 1 июня.

Теперь по решению Священного Синода это день общей памяти святых Димитрия Донского и Евфросинии (Евдокии) Московской, символа доброго супружества, чадородия и родительского счастья.

Благоверный князь

Великий князь Димитрий Донской, чье имя неразрывно связано с одержанной им победой в Куликовской битве, родился в 1350 году в семье князя Иоанна Красного и княгини Александры. Оставшись в девять лет без отца, воспитывался под руководством святителя Алексия, митрополита Московского, которому много в этом содействовал преподобный Сергий Радонежский.

Благодаря своим наставникам благоверный князь Димитрий получил добрую привычку не начинать никакое дело без Божиего благословения. Воспитанный в глубокой вере, он жил, по словам летописца, «с Богом все творящий и за Него борющийся».

Христианское благочестие князя Димитрия сочеталось с его талантом выдающегося государственного деятеля. Заняв в двенадцатилетнем возрасте великокняжеский престол, он посвятил себя делу объединения русских земель и освобождению Руси от татаро-монгольского ига. Князь-отрок постигал науку московской политики, заключавшуюся в сочетании силы и милосердия.

Почти на протяжении всего своего великокняжеского правления ему приходилось вести непрекращающиеся войны с многочисленными врагами, как внешними, так и внутренними. Он рано понял, что общегосударственное дело возвышения Москвы невозможно без устроения собственного дома. Брак с Евдокией по прочности и надежности можно сравнить со стенами Белокаменного Кремля, возведенными князем Димитрием после пожара в Москве.

До конца своих дней он не прекращал общения с преподобным Сергием, прося его молиться за свое семейство. Историки считают, что княгиня Евдокия, горячо стремившаяся к святости и монашеской жизни, не только познакомилась с игуменом Земли Русской, но и была его единственной ученицей.

Весной 1389 года, почувствовав приближение смерти, Димитрий Иоаннович послал за преподобным Сергием, который стал главным свидетелем при составлении великим князем духовного завещания.

«Вы, дети мои, живите заодно, а матери своей слушайтесь во всем… Который сын не станет слушаться мати своей, на том не будет моего благословения… Вот я отхожу к Богу, и вас поручаю Богу и матери вашей: под страхом ея будьте всегда… Бойтесь Бога; бояр своих любите, будьте приветливы ко всем своим слугам. А вы, бояре… послужите княгине моей и чадом моим…»,

– так говорил умирающий великий благоверный князь Димитрий Донской.

В своей духовной грамоте он навсегда заповедал своим детям и потомству, чтобы после отца наследовал великокняжеский престол старший сын его, и таким образом установил новый порядок престолонаследия, не допускавший никаких споров и претензий со стороны братьев усопшего князя. Сохранение этого важного постановления, которому не только Москва, но и вся Россия навеки обязана укреплением единой самодержавной власти, было вверено Промыслом Божиим преподобному Сергию.

Перед самой кончиной великий князь пожелал своим родным, ближним, боярам и всей Руси: «Бог мира да будет с вами!» Глубокий смысл сокрыт в этих словах! Вся натрудившаяся, изболевшаяся за Родину душа великого святого князя вылилась в этом благочестивом благословении.

Готовясь к переходу в иной мир, благоверный князь Димитрий с большим трудом смог уговорить свою святую супругу не оставлять государственных обязанностей, не уходить в монастырь, как она того желала, а стать соправительницей их старшему сыну Василию. Разве могла любящая жена отказать умирающему мужу, который впервые в истории Руси наделил свою супругу удельным княжением?

19 мая (1 июня по н. ст.) великий благоверный князь Димитрий Донской на 41-м году жизни преставился. По преданию, отпевание совершил преподобный Сергий Радонежский. Почитание князя как избранника Божия, начавшееся в Москве, позже стало повсеместным и закончилось его прославлением. После Владимира Мономаха и благоверного князя Александра Невского никого так не любил и не чтил русский народ. Похоронен святой Димитрий в Архангельском соборе рядом с гробницами его отца, деда и прадеда.

Преподобный Сергий и его духовные чада

Самые тесные духовные узы связывали семью Димитрия Донского и Евфросинии Московской с великим светильником нашего Отечества – преподобным Сергием Радонежским, духовником великокняжеской четы, полагая традицию соработничества Церкви и государства. Русь выдержала испытание на прочность благодаря прочному союзу духовной и светской власти.

Есть ли у нас сейчас такой союз? Есть ли среди нашей правящей элиты такие дружные и крепкие многодетные семьи, основанные на христианских ценностях? А ведь им есть, с кого брать пример!

Преподобный Сергий крестил и самого великого князя Димитрия, и двух его сыновей. Основы личной святости Димитрия и Евдокии были заложены трудами святителя Алексия, митрополита Московского, и преподобного Сергия.

Именно в благословении этих великих святых Земли Русской видится главная причина того, что союз этот без преувеличения можно назвать идеальным христианским браком. Под духовным руководством святых подвижников проходила вся жизнь великокняжеской четы. Наставления преподобного Сергия, ставшие сокровищницей духовной мудрости, безусловно, имели огромное влияние на воспитание княжеских детей.

После первой же встречи с преподобным Сергием благоверный князь Димитрий стал одним из верных и послушных учеников святого. Русские цари и великие князья шли потом в Троице-Сергиеву Лавру по пути, проложенному великим святым князем Димитрием.

При неусыпном попечении и отеческом руководстве святителя Алексия и преподобного Сергия стала постепенно объединяться Русская Земля, обессиленная раздорами удельных князей. Пусть и не сразу, но они подчинились власти московского князя, а в народе пробудилось сознание необходимости сплотиться воедино, дабы общими силами сбросить с себя ненавистное монголо-татарское иго. Задолго до Мамая Святую Русь захватил хан Батый. Киев – мать городов русских – был почти полностью разрушен. Были ограблены Печерский монастырь, Десятинная церковь и другие храмы. Русь лежала в руинах, и многие впали в отчаяние.

«Стало ясно, что без единства, которое можно обрести только в соборной вере в Воскресшего Христа, нельзя сбросить ненавистное иго, – пишет Леонид Бамблевский в книге «Возвращение Евдокии».

– Только в единстве с Богом – истинная сила народа, по слову апостола, если Бог за нас, кто на нас? (Рим. 8, 31)». Так учил и наставлял благоверного Димитрия и других князей и преподобный Сергий Радонежский, который старался примирить враждующих.

Этой идеей народного единства глубоко проникся благоверный князь Димитрий, желающий освободить народ от тягостного ордынского ига. Постепенно он собрал вокруг себя князей, готовых поступиться ради спасения Отечества своей властью и славой.

В дни испытаний и войн, видя молитвенные подвиги своей княгини, весь народ вставал на соборную молитву, прося Бога о защите и покровительстве. И Господь не посрамил упований Своих чад, даровав в день Рождества Пресвятой Богородицы, 8 (21) сентября 1380 года, благочестивому русскому войску славную победу на Куликовом поле. Теперь все знали, что нет такого врага, которого невозможно было бы одолеть с помощью Божией.

Авторитет преподобного Сергия Радонежского был столь высок, а его духовные связи с семьей великого благоверного князя Димитрия Донского, виднейшими боярами и высшими церковными иерархами были столь тесными, что он значительно влиял на церковные и политические дела своего времени.

После преставления преподобного Сергия его племянник и ученик – святой Феодор, игумен Московского Симонова монастыря (впоследствии архиепископ Ростовский) – стал духовником всего семейства великого благоверного князя Димитрия. Он крестил княжича Андрея Димитриевича.

До наших дней дошли три назидательных послания к сыновьям князя Димитрия (Василию, Андрею и Георгию), написанные другим учеником святого Сергия Радонежского – преподобным Кириллом Белозерским.

Евдокия-Евфросиния: благоволение и радость

Большую роль в созидании Российского государства наряду с преподобным Сергием, Димитрием Донским и другими святыми сыграла и великая княгиня Евдокия – православная христианка, молитвенница, верная и заботливая супруга, многодетная мать, женщина-правительница, строительница, благотворительница, покровительница нуждающихся, «сестра милосердия», преподобная Евфросиния Московская. Она и ныне являет собой идеал и пример для подражания. При жизни люди называли ее матерью и хозяйкой Москвы, а после кончины – покровительницей.

Великая княгиня Евдокия была дочерью князя Суздальского Димитрия Константиновича и его супруги Анны. Ее отец долго оспаривал престол у юного князя Московского Димитрия, пока не выдал за него дочь и не стал его верным союзником. По благословению святителя Алексия 18 января 1366 года в Коломне торжественно отпраздновали свадьбу. Скрепляя союз Московского и Суздальского княжеств, этот брак имел большое значение для судьбы Московского государства.

Больше всего на свете будущая святая Евфросиния хотела посвятить свою жизнь Богу. Но по воле Божией и по просьбе своего супруга великая княгиня Евдокия стала первой в истории Руси женщиной-правительницей.

Двадцать лет она управляла Московской Русью, отдавая детям и своему народу всю свою любовь и заботу. Только Богу известно, сколько слез пролила она, моля Его о помощи. Но Богом ей было уготовано соединить подвиг гражданского служения своему Отечеству с монашеским подвигом, обретая христианское царское достоинство человека. Недаром изображают ее в древнерусских лицевых рукописях с царской короной.

Помощь погорельцам

Невероятно много сделала для москвичей Евдокия (в переводе ее имя означает «благоволение»). После смерти супруга все заботы о государстве и семье легли на ее хрупкие плечи. Она взяла на себя заботу о бедных, больных, престарелых, вдовах, сиротах. На свои личные средства она строила величественные каменные храмы и монастыри, приюты и дома для погорельцев, помогая и купцу, потерявшему в пожаре свое имущество, и бедной сироте.

Не боясь испачкать княжеские одежды, она сразу после пожара шла разбирать московское пепелище, чтобы утешить погорельцев и разделить с ними их беду.

«Как безжалостная стихия может в мгновенье уничтожить большой цветущий город! Сколько людей тогда стало погорельцами… Кто мог помочь всем этим несчастным, обездоленным людям? – пишет Леонид Бамблевский в книге «Возвращение Евдокии». – Взоры тысяч людей с надеждой устремились в сторону княжеского терема. И князь со своей супругой не оставили в беде своих подданных».

«Не мы ли князья этого града? – обратился Дмитрий к Евдокии. – Не нам ли вверил Господь жизни людей, живущих в нем? Не пришло ли время открыть княжеские сокровищницы и взглянуть на богатства, которые собирали наши отцы и деды? Может, оно поможет погорельцам?»

В ответ на эти слова юная Евдокия с радостью согласилась с мужем. «Она лично вникала в нужду каждого пострадавшего при пожаре, стараясь никого не оставить без внимания и своего попечения. Не жалея сил, до ночи она ходила между пепелищами, раздавая деньги и вещи, одобряя всех добрыми словами. Для многих она стала матерью или сестрой, нежно заботящейся и помогающей в самую трудную минуту». Кто сегодня способен на такое?

Впоследствии, чтобы не повторилась трагедия пожара первого года княжения, Дмитрий и Евдокия приступили к созданию величественного Кремля из белого камня. Это было первое в истории нашего Отечества столь масштабное каменное строительство», – читаем в книге Леонида Бамблевского. И по промыслу Божьему святые мощи Евдокии находятся в Московском Кремле.

Кремль при Дмитрии Донском

Великая княгиня Евдокия смогла осуществить свою давнюю мечту о монашестве лишь перед самой смертью. Постриг она приняла с именем Евфросиния, что означает «радость». Иноческое имя очень подходило ей, ибо ее жизнь явилась великой радостью для всей Земли Русской.

Несмотря на множество посланных Богом испытаний, укрепивших ее веру, радостью была наполнена вся ее жизнь, состоящая из дел государственной важности, из непрестанной молитвы, которую она полюбила с детства, из дел милосердия и любви к мужу и детям.

Дети

Все супружеские пары мечтают о долгой и счастливой жизни. Поэтому многие молодожены, иногда даже далекие от храма, едут из разных городов на свадьбу в Муром к святым мощам Петра и Февронии, чтобы испросить у них благословение на брак, ведь эта святая чета служит образцом супружеской любви и верности. Хотя «жили они счастливо и умерли в один день», нам мало что известно о детях в этой семье. В одних источниках говорится, что у Петра и Февронии не было детей, в других – что у них было трое детей.

О количестве детей в великокняжеской семье Димитрия Донского и Евдокии Московской разные источники пишут по-разному. Леонид Бамблевский говорит, что известно о двенадцати детях, трое из которых умерли в младенчестве. Остальные дети радовали родителей своим прилежанием и усердием, причем имена трех дочерей в летописях не упоминаются. А вот имена сыновей история сохранила. Первенец Василий стал великим князем Московским.

Юрий IV Звенигородский

Звенигородский князь Юрий обустроил Саввино-Сторожевскую обитель в своем княжестве, также построил каменный Троицкий собор в монастыре преподобного Сергия. Других сыновей звали Петр, Андрей, Иван и Константин.

Великая княгиня Евдокия старалась привить детям любовь к Богу. С самого младенчества она носила их в храм, пела у колыбели святые молитвы, а когда они подрастали, сама объясняла им основы православной веры. Дети стали видимым подтверждением искренней любви и теплых взаимоотношений своих родителей. Они воспитывались в особой ревности к делам благочестия.

Княгиня-строительница за годы своего правления построила и основала колоссальное по тем временам количество храмов и монастырей в Москве и в других городах и селах Московского княжества.

После ее смерти добрую традицию продолжили ее сыновья, князья Василий, Юрий, Андрей и другие Димитриевичи, построившие во славу Божию множество храмов и монастырей.

1 июня – День детей и родительского счастья

Заложив в Московском княжестве сильные социальные и культурные традиции, ставшие основой великого Российского государства, Евфросиния Московская и теперь не оставляет верующих без помощи, посылая ее по их вере.

В храме святой Евфросинии Московской находится ее чудотворная икона. В большом киоте под стеклом год от года появляется все больше украшений – колечек, цепочек, сережек, браслетов, которые верующие приносят в знак благодарности за исцеления и другую помощь преподобной Евфросинии. И строительство, и роспись храма – это результат соборной молитвы и усердия прихожан. С каждым годом храм все больше расцветает.

Храм Ефросинии Московской

Именно здесь 1 июня 2016 года впервые отпраздновали День детей и родительского счастья – красивый и добрый семейный праздник, способный показать всем, как прекрасно иметь столько детей, сколько дает Господь. Если в наших семьях будет много детей, если наши дети будут знать о святых Димитрии и Евфросинии, будут молиться им и прикладываться к их иконам, то с детства мы заложим в них самое доброе зерно.

В социальной сети «ВКонтакте» есть страничка Сестричества в честь преподобной Евфросинии Московской, которая на сегодняшний день насчитывает более 1600 человек, живущих в разных регионах России. А активные члены сестричества, живущие в Москве, во славу Божию занимаются делами милосердия.

Кроткая и смиренная, жертвенная и самоотверженная жена великого князя Димитрия Донского. Евдокия Московская так бы и осталась в тени своего мужа, если бы не Промысел Божий, как и все в нашей жизни… Именно эта женщина, мать 12 детей (четверо из которых умерли в раннем возрасте), стала прообразом той русской христианской женщины, которая смогла соединить в себе неотступное служение Христу и подвиг гражданского служения своему народу и родной земле.

Именно Она смогла всей своей жизнью доказать, что можно быть одновременно властной и богобоязненной, кроткой и доброй, любящей женой и матерью, при этом влиять на политическую картину страны.

Сестричество в честь. св. Евфросинии Московской

По молитвам святой Евфросинии Московской, сестричество приумножается, увеличивается как количественно, так и качественно. Вместе мы творим дела милосердия, помогаем нуждающимся. К нам приходят новые сестры, создаются семьи и рождаются дети. Ведь это и есть истинное послушание женщины. Мы встречаем замечательных людей, которые становятся нам друзьями, товарищами, близкими людьми.

Дай Бог, чтобы милость Господа и покровительство преподобной Евфросинии Московской пребывали с нами всегда, и каждая из нас до глубин души познала, прочувствовала нашу святую Матушку Евфросинию!

Преподобный Сергий, благоверный князь Димитрий, преподобная Евфросиния, молите Бога о нас!

Начало княжения — пожары, эпидемии, войны. Нелегкий путь преподобной Евдокии, княжеской жены, разделившей страдания народа

Благословенный брак заключился в трудные времена. После сорокалетнего спокойствия, наступило время войн с внешними и внутренними врагами. Снаружи надвигались Орда и Литва, а внутри продолжалось кровавое соперничество между русскими князьями.

В год бракосочетания, в пределах Московского княжества, разыгралась «моровая язва». К этому горю присоединилось другое – пожар, охвативший всю Москву. Тысячи бездомных, овдовевших и осиротевших людей страдали от голода. Стоны и плач достигали княжеских покоев.

Евдокия проявила себя как покровительница вдов, и мать осиротевшего народа.

Как только в 1968 году Москва отстроилась от пожара, – Кремль осадил литовский Князь Ольгерд. Москва опять горит, владения разорены. Юная княгиня непрестанно молится о своем народе, утешает и помогает страждущим.

По прошествии пяти лет замужества, князю Димитрию пришлось ехать в Орду, решать вопрос о его княжении. Евдокия горячо молилась о благополучном возвращении супруга. С нею молился народ во главе со святителем Алексием и преподобным Сергием Радонежским. Князь Димитрий возвратился с ярлыком на великое княжение.

У Дмитрия Донского и Евдокии был настоящий христианский брак, в котором они родили 12 детей

Весь жизненный путь Евдокия Московская и Дмитрий Донской полагались на Божий промысел. Они руководствовались мудрыми советами преподобного Сергия Радонежского, который крестил самого Дмитрия, и его двух детей. В судьбе семьи участвовал великий русский святой, митрополит Алексий. Он с младенческих лет опекал Димитрия, и заменил ему земного отца. Духовник Евдокии – игумен Московского Симонова монастыря, святой Федор, ученик преподобного Сергия.

Современник жизни Великокняжеской четы, летописец пишет: «Еще и мудрый сказал, что любящего душа в теле любимого. И я не стыжусь говорить, что двое таких носят в двух телах единую душу и одна у обоих добродетельная жизнь, на будущую славу взирают, возводя очи к небу. Так же и Димитрий имел жену, и жили они в целомудрии. Как и железо в огне раскаляется и водой закаляется, чтобы было острым, так и они огнем Божественнаго Духа распалялись и слезами покаяния очищались». Это был настоящий христианский брак.

В браке с князем Дмитрием Евдокия родила восемь сыновей и четырёх дочерей.

Сыновья Даниил и Семён умерли в младенчестве. Сын Иван, который был по некоторым сведениям слабоумным, умер, не оставив потомства, в 1393 г.

Пять сыновей — Василий, Юрий, Андрей, Пётр и Константин — выросли крепкими, энергичными людьми, наделёнными немалым честолюбием. Большого труда стоило матери сохранять мир в семье. Не раз, должно быть, напоминала она братьям слова из завещания Дмитрия Донского: «А вы, дети мои, слушайте своее матери во всём, из её воли не выступайтеся ни в чём. …А дети мои молодшие, братья княжы Васильевы, чтите и слушайте своего брата старейшего, князя Василья, в моё место, своего отца. А сын мой, князь Василий, держыт своего брата Юрья и свою братью молодшую в братстве, без обиды».

Княгиня Евдокия почтила предсмертную волю мужа. Братья никогда не поднимали оружия друг на друга, несмотря на противоречия по поводу земель.

Битва с Мамаем и нашествие Тохтамыша — испытание духа и веры Евдокии и русского народа

По словам летописца, княгиня «немного испытала радостей в супружестве за Димитрием». Одна беда сменяла другую. Но все невзгоды только укрепляли веру Евдокии во Христа.

Новая скорбь пришла в 1380 году. Войско Мамая с Золотой Орды наступало на Русь. В планах завоевателей – не только дань, но и разрушение храмов, насаждение мусульманской веры.

На войну и победу над врагом дал свое благословение преподобный Сергий.

Преподобный послал в качестве воинов двух своих монахов – Пересвета и Ослябю.

Много горячих молитв и слез пролила княгиня, молился и преподобный Сергий Радонежский. Усердием ратного подвига воинов и святых молитв, битва закончилась разгромом врага. Дружина Князя Московского почти вся пала на поле брани. Дмитрий Иванович Донской вернулся с тяжелым ранением.

Картина художника В.К. Сазонова «Дмитрий Донской на Куликовом поле», 1824 г. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Евдокия в честь победы на Куликовом поле велела построить храм в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Храм построен внутри Московского Кремля, и расписан великими русскими иконописцами Симеоном Черным и Феофаном Греком. Княгиня украсила его дорогими иконами и церковной утварью, – тем самым выполнив обещания Пресвятой Богородице за помощь в битве с Мамаем. С тех пор, по указанию Евдокии, торжественно празднуют Победу на Куликовом поле.

Недолго радовались русские о победе. Новый враг Тохтамыш превратил в пепелище большую часть городов и селений. Князь Димитрий уехал собирать войско в Переславль и Кострому. В это время Москва хитростью и обманом Тохтамыша взята и сожжена. Евдокия вместе с детьми отправилась за мужем, чем спаслась от смерти.

Осада Москвы Тохтамышем. Миниатюра XVI в, лицевой летописный свод

Летописец описывает состояние Москвы после нашествия: «Какими словами изобразим тогдашний вид Москвы? … в один день погибла ее красота; остались только дым, пепел, земля окровавленная, трупы и пустые обгорелые церкви. Ужасное безмолвие смерти прерывалось одним глухим стоном некоторых страдальцев, иссеченных саблями татар, но еще не лишенных жизни и чувства».

Князь плакал над пепелищем Москвы. Евдокия утешала обездоленных, и помогала им, как могла.

За свои деньги Дмитрий Донской похоронил 24 тысячи москвичей.

Очередное испытание ждало княжескую семью. В 1383 году Тохтамыш вызвал князя для подтверждения княжения. Вместо Димитрия в Орду направили 13-летнего сына Василия. За освобождение сына хан потребовал выкуп 8 тысяч рублей. На то время в государстве не было таких денег. Сын пробыл в Орде 2 года, но ему удалось бежать. Все это время не иссякала молитва преподобной Евфросинии.

Смерть Дмитрия Донского, княжение Евдокии

Великий князь Димитрий Иванович умер 19 мая 1389 года, на сороковом году жизни. Похоронен он в Москве на территории Архангельского собора Кремля. Это событие стало днем печали для русских людей.

Княгиня страдала и плакала от безутешного горя. Летописец записал слова этого плача, который вошел в список поэтических шедевров древнерусской культуры.

Отрывки из «Плача великой княгини по умершем муже»:

«Как ты умер, жизнь моя дорогая, меня одну вдовой оставив?
Почто я прежде тебя не умерла?
Как зашёл ты, свет очей моих?
Куда отходишь, сокровище жизни моей? Почто не промолвишь мне ничего?
Цвете мой прекрасный, что рано увядаешь?
Винограде многоплодный, уже не подашь плода сердцу моему и сладости душе моей.
Звезда восточная, почто к западу грядёшь?
Царю преславный, жизнь моя дорогая, как порадуюсь с тобой, или как приму тебя, или послужу тебе?
Где, преславный государю, честь и слава твоя, где господство твое?
Свете мой светлый, зачем помрачился ты?
Если Бог услышит молитву твою, помолись о мне, княгине твоей,
да как вместе жила с тобою, вкупе и умру с тобою.
Юность не отошла от нас, а старость не постигла нас.
Великий мой Боже, Царь Царей, заступник мой будь!
Пречистая Госпожа Богородица, не оставь меня и во время печали не забудь меня!»

Умирая, Великий князь заповедал сыну Василию слушать мать, как соправительницу. Евдокия воздерживалась от княжения. Она вела строгую молитвенную жизнь, и в тайне носила вериги. Исхудав от чрезмерного поста, она под одежду подкладывала ткани, скрывавшие худобу. Наряду с этим, по обычаю, – она устраивала званные обеды, но к пище не прикасалась.

Злые языки распространяли о ней клевету. По этой причине, смущенные дети пришли к ней с вопросами о ее, якобы нечестивой жизни. Княгиня скинула дорогие одежды, под которыми сыновья увидели исхудавшее тело, израненное тяжелыми веригами. Раздосадованные сыновья решили отомстить клеветникам, но мать запретила им мстить, и распространяться о ее подвигах.

Нашествие Тамерлана. Почему Великий завоеватель не решился напасть на Русь

С именем Евдокии на Руси совершилось еще одно необыкновенное событие. В мире появился сильный и грозный правитель –Тамерлан. Он наголову разбил войско Тохтамыша, и шел походом на Русь, желая сравнять её с землей. Молодой князь Василий, собрав небольшое войско, – смело пошел отражать намного превышающего по силе противника.

Евдокия осталась княжить. Понимая, что без помощи Божьей врага не одолеть, она велела привезти древний чудотворный образ Владимирской Божией матери. Когда 26 августа 1395 года, процессия с иконой въезжала в Москву, весь народ, — от простолюдинов, до митрополита Московского, стоял на коленях. В этот день произошло чудо. Тамерлан, никогда не менявший свое решение, безжалостный даже к детям, – развернул свое войско, и не стал разорять Русь.

По преданию, во сне Великому правителю явилось грозное небесное войско, шедшее на Тамерлана с высокой горы. Во главе войска стояли святители с золотыми жезлами, а над ними – светозарная Жена неописуемого величия. Жена велела Тамерлану покинуть пределы русских земель. Грозный правитель с ужасом проснулся, и велел войскам отступить.

Физически слабая, исстрадавшаяся женщина, Московская княгиня, своими молитвами к Богородице спасла Русь.

Блаженная кончина и захоронение. Мощи преподобной Евфросинии находятся в московских гробницах XV века, безадресных

Боголюбивая княжна строила монастыри и храмы, много жертвовала за умершего мужа. Она давно желала монашества.

В 1407 году княгине явился архангел Михаил, и возвестил о скорой кончине жизненного пути. После этого явления Евдокия онемела, и знаками указала написать ей икону архистратига. После третьей написанной иконы, княгиня узнала явившегося ей ангела. Приложившись к ней, она вновь обрела речь. После этого, 17 мая, Евдокия приняла монашество с именем Евфросиния, что означает «радость».

После смерти Димитрия, княгиня жила монашеской жизнью.

Принятие монашества ознаменовано чудесным исцелением слепого, которому княгиня явилась во сне с обещанием исцеления. Когда она шла на постриг, этот нищий слепец обратился к ней со словами: «Боголюбивая госпожа великая княгиня, питательница нищих! Ты всегда довольствовала нас пищею и одеждою, и никогда не отказывала нам в просьбах наших! Не презри и моей просьбы, исцели меня от многолетней слепоты, как сама обещала, явившись мне в сию ночь. Ты сказала мне: завтра дам тебе прозрение; ныне настало для тебя время обещания».

Евдокия, проходя мимо, незаметно коснулась слепца краем рубашки, и произошло чудо прозрения.

Предание гласит, что в день пострига княгини исцелилось от различных болезней 30 человек.

Через три дня после принятия монашества, Евдокия начинает строить женский Вознесенский монастырь, в котором желала быть похороненной.

Менее чем через 2 месяца, святая Евфросиния скончалась. Хоронили княгиню при большом стечении народа. Место погребения она указала заранее – храм Вознесения Христова, строительство которого не закончено.

7 июля 1407 на 54-м году жизни скончалась преподобная Евфросиния Московская

Мощи преподобной почивали в храме до 1929 года. На этом месте совершались многочисленные чудеса исцеления. Неоднократно у ее гроба сами зажигались свечи. Впоследствии Вознесенский храм стал местом погребения великих княгинь Руси.

Мощи княгини почивали за правым столпом собора.

В 1922 году серебряную раку изъяли. В 1929 году, по решению богоборческого правительства, началось уничтожение монастыря. Гробницу княгини повредили, но вынуть из земли не смогли. Мощи преподобной спасти удалось, однако в настоящее время они находятся вместе с останками других захоронений – в двух гробницах XV века. Идентифицировать их невозможно.

Икона преподобной Евфросинии Московской

Память преподобной Евфросинии Московской отмечается дважды в году: 17/30 мая и 7/20 июля.

Молитва преподобной Евфросинии, в миру Евдокии, княгине Московской

О, преподо́бная княги́не Евфроси́ние, до́брая в жена́х подви́жнице, прехва́льная уго́днице Христо́ва! Приими́ моле́ние о нас, недосто́йных, с ве́рою и любо́вию к тебе́ припа́дающих, и те́плым к Бо́гу хода́тайством испроси́ гра́ду Москве́ и лю́дем от бед и напа́стей сохране́ние, споспеше́ствуй, я́ко чадолюби́вая ма́ти, ча́дом, тобо́ю собра́нным, понести́ и́го Христо́во во благоду́шии и терпе́нии и до́бре подвиза́тися ко исправле́нию жития́ своего́, е́же ко спасе́нию; в ми́ре благоче́стно живу́щим испроси́ у Го́спода в ве́ре тве́рдость, во благоче́стии преспе́яние и всем, с ве́рою прибега́ющим к тебе́ и твоея́ прося́щим по́мощи и заступле́ния, подава́й всегда́ неду́гов исцеле́ние, в ско́рбех утеше́ние и во всем житии́ благопоспеше́ние, наипа́че же умоли́ Го́спода в ми́ре и покая́нии земно́е житие́ преити́ нам, мыта́рств го́рьких и мук ве́чных изба́витися и Ца́рство Небе́сное твои́м хода́тайством получи́ти, иде́же ты со все́ми святы́ми Го́споду предстои́ши, да всегда сла́вим Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, ны́не и в безконе́чныя ве́ки. Ами́нь.

Преподобная благоверная княгиня Евфросиния Полоцкая

Дни памяти: 23 мая, 4 июня (Белорус.)
Преп. Евфросиния Полоцкая

Преподобная Евфросиния Полоцкая, до пострига носившая имя Предслава, была праправнучкой святого равноапостольного князя Владимира и дочерью Полоцкого князя Георгия (Святослава) Всеславича. С детских лет она овладела грамотой, читала Псалтирь, Священное Писание и другие духовные книги. Любовь к книжному чтению сочеталась у нее с усердной молитвой, и уже тогда Предслава стяжала «плод молитвы». Мудрости ее «чудился» не только отец и близкие: слава о ней разошлась далеко за пределы Полоцкой земли. Многие князья просили руки Предславы, однако все предложения о браке она отвергала, желая стать монахиней, несмотря на несогласие родителей.

Однажды, узнав, что родители хотят обручить ее с одним из князей, она тайно ушла из дома в женский монастырь к игуменье Романе (вдове ее дяди Романа Всеславича) и начала просить пострига. Возраст Предславы (ей было тогда 12 лет) и необыкновенная красота казались игуменье несовместимыми с монашеством. Однако глубокий разум княгини, ее молитвенная настроенность скоро переубедили игуменью. Несмотря на возможный гнев отца Предславы, игуменья благословила племянницу на постриг.

При постриге Предслава получила имя Евфросиния. Некоторое время новопостриженная была на послушании в обители. Но даже строгая монастырская жизнь не удовлетворяла ее стремления к духовному подвигу. По благословению Полоцкого епископа Илии она удалилась в затвор, поселившись в «голубце» — особой келье при Софийском соборе города Полоцка. Здесь она проводила время в молитве, бдении и переписывании духовных книг, насыщаясь премудростью из книг соборной библиотеки. «Евфросиния сердце свое напояла Божией Премудростью»,— пишет автор жития преподобной. Труды и подвиги ради собственного духовного возрастания были неотделимы для Евфросинии от деятельной любви к людям. Переписанные книги она дарила тем, кто жаждал духовного просвещения.

Святитель Димитрий Ростовский отмечает, что Евфросиния уединилась в келье Полоцкого Софийскою собора «в подражание тех древних Иерусалимских дев, среди которых была и Пречистая Дева Богородица, живших при Соломоновой Святая Святых церкви в особых комарах, при стене церковной на то устроенных».

Когда духовные силы юной монахини укрепились, она получила откровение оставить затвор. Трижды являлся ей ангел, открывая будущее место обители, которую предстояло основать: «Ты должна пребывать здесь, ибо Господь желает через тебя на сем месте наставить многих на путь спасения». С тем же наставлением ангел явился и Полоцкому епископу Илии. «Почивает Дух Святый на ней», — сказал ангел и указал поставить Евфросинию игуменьей новой обители в местечке Сельцо под Полоцком. Исполняя волю Божию, епископ Илия собрал князей и бояр и, передав им о видении, сказал: «Вот я в присутствии вас даю Евфросинии место при церкви Святого Спаса на Сельце, дабы был там монастырь девический. Пусть никто не препятствует и не отнимает у нее то, что я дал ей».

Оставив келью Софийского собора, Евфросиния поселилась при церкви Преображения для основания женского монастыря. Произошло это около 1128 г. В Сельцо Евфросиния взяла только книги, «ими же, — по ее словам, — утешает ми ся душа и сердце веселит». Евфросиния стала наставницей и руководительницей для многих избравших иноческий путь. Год за годом Спасо-Преображенский монастырь расширялся и укреплялся. Здесь приняли монашество родная сестра Евфросинии — Градислава (с именем Евдокия) и двоюродная сестра Звенислава (с именем Евпраксия).

Сестер обители Евфросиния «с радостию и прилежанием» обучала грамоте. «Аз веселым сердцем подвизаюся учити», — говорила она. В обители преподобная создала женскую школу — одну из первых на Руси: «Собравши же младых девиц несколько, обучала писанию, також ремеслам, пению, швению и иным полезным ремеслам, да от юности навыкнут разумети закон Божий и трудолюбие». Эта школа способствовала быстрому росту монастыря.

Свой духовный опыт и свет одухотворенного молитвой знания Евфросиния несла всем ищущим их. Для многих она стала духовной матерью.

Как в незамутненном стекле отразилось ее влияние в душе двоюродной сестры Звениславы (в иночестве Евпраксии): «Презираю все красное в мире, а что имею, то отдаю в Церковь Спасителя, и сама желаю соединиться с Ним духовным союзом, подклонить главу мою под благое и легкое иго Его». Звенислава отдала в обитель «все свои вещи золотые и многоценные ризы», и вместе с сестрой и наставницей своей «начали они жить в монастыре в единомыслии в молитвах к Богу; и были словно единая душа в двух телах».

Однажды в монастырь пришел любимый ее брат Вячеслав с супругой и детьми. После беседы с братом она сказала, что хочет оставить в монастыре двух его дочерей — Киринию и Ольгу. Родители очень огорчились такому решению игуменьи. «Однако ни Вячеслав, ни его супруга, безутешно плакавшая, не осмелились противиться словам блаженной Евфросинии, так как принимали слова ее, как бы слова Самого Христа, и знали, что она была истинной рабой Христовой и достойным вместилищем Святого Духа… Ибо, — продолжает составитель жития, — блаженная Евфросиния имела такой дар духовный, что на кого взирала очами своими, тотчас узнавала, есть ли в нем дух добродетели и может ли он быть сосудом избранным для Господа. Таким-то образом она и знала наперед, что те две юные отроковицы, дочери брата ее, добродетельною жизнью своей угодят Христу». Обе отроковицы остались в монастыре и впоследствии приняли постриг. Кириния — с именем Агафия, а Ольга — с именем Евфимия.

Древний жизнеописатель передает обращенные к сестрам слова преподобной, призывающие их к подвижничеству: «Вот я собрала вас ради имени Господа, подобно тому, как птица собирает птенцов под крылья свои; я собрала вас как овец Божиих на луг божественный. Паситесь же на заповедях Господних, возрастайте в добродетелях от силы в силу, чтобы я с радостию, а не с печалью заботилась о спасении вашем и чтобы я возвеселилась духом, видя духовные плоды трудов ваших. Вот вы видите сами, со сколь великими трудами стараюсь я сеять в сердцах ваших слова Божии; но сердечные нивы ваши иногда остаются как бы не созревающими, не преуспевающими в добродетели; время же жатвы приближается. Вот уже лопата на гумне, она отделит плевелы от пшеницы. Страшусь, сестры мои, как бы среди вас не нашлись плевелы, которые будут преданы огню неугасимому. Старайтесь же, молю вас, сохранить себя невредимыми от греховных плевел, чтобы вы могли избежать огня геенского. Приготовьте себя чистую пшеницу Христову, измельчитесь в жерновах смирения, трудами постническими, чистотою, любовью, молитвой, и тогда вы приготовите из себя хлеб приятный Богу». Мать-игуменья так молилась Господу о вверенных ей сестрах обители: «Сотвори их овцами двора Твоего и будь им Пастух и Дворник, дабы ни едина из них не была украдена волком — губителем диаволом; будь им, Господи, оружие и забрало, да не сойдет на них зло, да не приблизится рана к телам; не погуби нас с нашими беззакониями, ибо на Тебя полагаем упования наши — на Бога для знающих Тебя; Тебе возносим хвалу до последнего нашего вздоха».

В 1161 г. усердием преподобной Евфросинии был воздвигнут каменный Спасо-Преображенский собор — одна из жемчужин древнерусского зодчества. Храм в перестроенном виде сохранился до наших дней. Строитель — мастер Иоанн, сам пришел к Евфросинии, наставленный Духом Святым, повелевшим ему принять участие в постройке собора. В житии Евфросинии рассказывается о том, как кирпичи, которых недоставало для постройки храма, чудесно являлись по молитве игуменьи. Просыпавшиеся утром строители видели печь, полную обожженной, готовой к укладке плинфы, услышав при этом слова святой девы, молящейся Спасителю: «Ты, даровавший нам большее, даруй нам и меньшее». В этот храм преподобная пожертвовала напрестольный крест, украшенный золотом, с частицами мощей многих святых, а также с частью Животворящего Креста Господа. Внутри Храма, по сторонам хоров, были устроены две небольшие кельи, в одной из которых жила преподобная Евфросиния. Здесь хорошо были слышны слова Богослужения и пение сестер, а сквозь небольшое окно в стене открывались ее взору поля и древний Полоцк с его храмами.

Преподобная Евфросиния основала также Богородицкий мужской монастырь, построила в нем каменную церковь в честь Пресвятой Богородицы, украсила ее иконами и передала инокам. Воспользовавшись родством с Византийским императором Мануилом Комнином (1143–1180), она обратилась к нему, а также к патриарху Константинопольскому Луке (1156–1169) с просьбой прислать для обители одну из величайших святынь — икону Божией Матери Ефесскую, написанную по преданию святым апостолом и евангелистом Лукой. Евфросиния отправила им дары, и в 1162 г. икона прибыла на Русь вместе с благословенной патриаршей грамотой Полоцкой игуменьи. Икону везли через Корсунь (Херсонес), где по просьбе жителей она пробыла около года, получив название Корсунской, и наконец прибыла в Полоцк. В 1239 г. дочь Полоцкого князя Брячислава — Александра, выходя замуж за великого князя святого Александра Невского (1263; память 23 ноября (6 декабря)), взяла икону как благословение и подарила ее городу Торопцу, где состоялось венчание княгини.

В трудный век раздробленности Руси преподобная Евфросиния непрестанно молилась о единстве Русской земли, о победе над «тьмой разделения». Благодатным словом наставления, которое было ей «даром Бога», как повествует жизнеописатель, она примиряла многих князей, бояр и простых людей. Она «всех хотяше имети яко единую душу».

На склоне лет преподобная, предчувствуя скорую кончину, совершила паломничество на Святую Землю. Оставив монастырь на попечение сестры своей Евдокии, она вместе с племянником Давидом и сестрой Евпраксией отправилась в далекий путь. Во время пребывания в Константинополе преподобная, «войдя в великую церковь Святой Софии, помолившись и поклонившись всем святым Божиим церквям, получила благословение от патриарха, купила многоразличные фимиамы и золотую кадильницу и пошла в Иерусалим». Величайшей святыне христианства — Гробу Господню — преподобная Евфросиния жертвует драгоценную кадильницу — первый дар русских жен, вставший в единый ряд с лампадой, возжженной несколько десятилетий назад игуменом Даниилом «от всея Руськыя земли».

Дар преподобной был принят Господом. Знаком этого явилось исполнение ее желания быть погребенной на Святой Земле. Во время тяжелой болезни ей было возвещено ангелом о близкой кончине. Она прославляла Бога за милость Его и с радостью ожидала указанного срока. 24 дня провела она на одре болезни в одном из монастырей Иерусалима и скончалась 24 мая 1173 г., причастившись святых Христовых Тайн, посреди молитвы. Предание сохранило последние слова молитвы преподобной: «Господи, приими дух мой от меня во святом граде Твоем Иерусалиме и пресели меня в вышний град Твой Иерусалим». Тело почившей, согласно завещанию ее, было погребено сопровождавшими ее родственниками в обители преподобного Феодосия, на паперти храма Пресвятой Богородицы — там, где покоились матери преподобных Саввы и Феодосия, святого бессребреника Феодотия и многих святых жен. Давид и Евпраксия, возвратившись в Полоцк, принесли весть о блаженной кончине и погребении преподобной Евфросинии. С тех пор в день кончины ее ежегодно совершалось поминовение. Началось благоговейное почитание той, которая стала небесной покровительницей града Полоцка.

3 октября 1187 г. Иерусалим завоевал султан Саладин, который потребовал от христиан в пятидесятидневный срок покинуть город, предварительно выкупив свою жизнь. Монахи русского монастыря, возвращаясь на родину, взяли с собой святые мощи русской княгини —игуменьи и принесли их в Киев, где они были положены в дальних пещерах Киево-Печерской Лавры, в нише пещерного храма Благовещения Пресвятой Богородицы. Так преподобная Евфросиния стала первой из русских жен, погребенных в великой обители.

К половине XIII века литовцы завоевали Полоцк, и Полоцкое княжество перестало существовать как самостоятельное. К XIV веку Полоцкая земля окончательно входит в состав Литовско-русского государства. В это время Православие и русская культура в Белой Руси сохранялись. Более того, к XVI веку Полоцк был едва ли не крупнейшим городом государства — население его превышало 100 тысяч жителей. Согласно Люблинской унии 1569 года Литва и Польша объединились в единое государство — Речь Посполитую. Пробыв несколько лет (1563 — 1579 гг.) и (1654 — 1657 гг.) под властью Московских царей, Полоцк оставался владением Польши до 1772 года. Наступили трагические времена для Православия.

В 1579 г. польский король Стефан Баторий призвал в Полоцк иезуитов и отдал им православные церкви и монастыри города. Полоцкая епархия — одна из древнейших на Руси — перестала существовать.

В 1596 году в Бресте был созван собор, на котором провозгласили Унию католической и православной Церквей. Православные западной Руси не признали решения собора. Тогда началось насильственное обращение в унию с использованием всей мощи государства. Пошли в ход самые изуверские методы — аресты, истязания, мучения, убийства. Всякий, кто осмеливался поднять голос в защиту Православия, объявлялся врагом Отечества. Относительно «схизматиков», как называли православных, было дозволено все. В 1676 году правительство Польши решило окончательно истребить православную веру в Западной Руси. Уния была провозглашена единственной законной церковью, кроме католической, в пределах Речи Посполитой. Началось тотальное преследование Православия. На Унию в Польше смотрели лишь как на переходную ступень к католицизму.

Православие казалось навсегда изгнанным из земли Полоцкой, «дети умирали без крещения, а мужья с женами жили без благословения». Но даже в те годы, когда «Православие и русская народность Белоруссии казались погибшими навсегда», память о святой жизни преподобной Евфросинии «православной по вере и русской по происхождению», давала жителям земли Полоцкой силу «сохранить свою православную веру и русскую народность».

Господь не допустил уничтожения Православия на Древней Русской земле. Русские войска пошли в Польшу, и после трех разделов ее территории в конце XVIII века все православные области, кроме Галиции, присоединились к России.

В 1833 г. восстанавливается Православная Полоцкая епархия. Храм Спаса, построенный преподобной Евфросинией, был возвращен православным. Тогда жители Полоцка впервые обратились в Синод с просьбой о перенесении мощей преподобной Евфросинии в обитель, основанную ею. Великой радостью для всех православных стало возвращение в храм Спаса креста с мощами, принесенного в дар преподобной Евфросинией. С 1579 по 1841 год крест хранился в Полоцком Софийском соборе. То, что крест сохранился, было настоящим чудом, так как иезуиты старались истребить все памятники, напоминающие о древностях православных в западной Руси. 77 лет жители Полоцка не оставляли попыток возвратить мощи преподобной. Шесть раз в течении ХIХ века они обращались в Синод, но их усердие ни к чему ни привело. Лишь в 1871 г. в Полоцк была перенесена частица мощей. Мысль о перенесении всех мощей не встречала сочувствия Синода и Киевской митрополии. Потребовались многие годы молитв почитателей преподобной, доклады на Всероссийском миссионерском съезде, в Святейшем Синоде, резолюция государя Николая II.

700 лет помнили и с любовью почитали верующие люди Белой России свою святую, несмотря на все религиозные и исторические превратности Белорусского края, несмотря на сопротивление духовных властей и молчание Синода в течение всего XIX века. И вот на третий день Пасхи 22 апреля 1910 г., после Божественной Литургии, мощи святой были переложены из старого гроба в обновленную кипарисовую раку, вынесены из Киевских пещер и установлены в Великой Лаврской церкви на возвышении. В Киев прибыло более 20 тысяч богомольцев.

Святая Лавра Киевская прощалась с Полоцкой княжной, почивавшей здесь более семи веков. В Лаврской церкви весь день шло поклонение мощам, затем всенощное бдение. Утром — Литургия, молебен, грандиозный крестный ход с мощами вокруг храма — и к Днепру на пароходную пристань. Весь город пришел прощаться со святой.

Ослепительно белый пароход, украшенный зеленью и цветами, увозил раку со святыми мощами преподобной. Еще три парохода сопровождали святыню. Плавание по Днепру продолжалось 12 дней с остановками в Любече, Речице, Рогачеве, Быхове, Могилеве и Орше. Во всех местах остановки флотилии совершались торжественные богослужения, на носу парохода была сооружена часовня с зеркальными окнами. Темными украинскими ночами пароходы сверкали огнями сотен свечей. На берегах, у самой воды, паломники разжигали костры, стояли со свечами. Дни шествия великой славянской святыни по водам Днепра стали поистине днями общей молитвы, торжеством славянского единства.

Во время остановки и празднования в Речице Минский епископ Михаил в проповеди произнес слова, поразившие всех. И как они подходят к событиям наших дней! «За долгие годы наша Белая Русь чего не пережила, чего не испытала. Осилили ее враги, отторгли от единства с Великой Россией. И начались со стороны врагов притеснения… издевательства не только над живыми, но и над умершими православными предками нашими, тела и кости коих вырывались из земли и предавались поруганию. И многие тогда малодушные из наших соотечественников, особенно бояре и дворяне, не устояли в Православной вере своих отцов. И было время, что казалось, край этот погиб… Спасла тогда Белоруссию только вера Православная, о насаждении и укреплении коей пеклась преподобная Евфросиния. Теперь помыслы врагов наших, врагов России направлены на эту силу, на Церковь Православную… не щадят для этого ни ума, ни средств. Вот предстательница наша пред Богом и возвращается к нам, чтобы встать на охране Православия в своем родном крае…» От Орши святыню с крестным ходом понесли в Витебск, а затем в Полоцк. Полоцкие торжества длились три дня. Прибыли высокие гости, обер-прокурор Синода, высшие иерархи юго-западного края, наместники и игуменьи ближних и дальних монастырей и десятки тысяч паломников. Мощи преподобной были положены в раку, сооруженную на пожертвования всего края. Но самым значительным и торжественным стало возвращение святых мощей преподобной Евфросинии в свою обитель.

Во время крестного хода в процессии следовали королева эллинов, великий князь Константин Константинович, великая княгиня Елизавета Феодоровна. Раку внесли в монастырский собор, а на следующий день — в Спасский храм, основанный самой преподобной.

Воспоминания современников сохранили для нас память об одном из первых чудесных исцелений, совершенных после перенесения мощей преподобной в Полоцк. В Спасском монастыре жила монахиня, страдавшая тяжелым заболеванием желудка. Врач лишился всякой надежды спасти больную; тело ее было в пролежнях, а боль ослабляли наркотиками. Сестры, выполняя желание больной, привели ее в храм и подняли на помост, где она приложилась к открытым мощам преподобной Евфросинии. После этого монахиня почувствовала такой прилив сил, что смогла подняться и идти без посторонней помощи. Наутро доктор встретил больную во дворе безо всяких заметных признаков недуга.

Но недолго пробыла в своей обители преподобная. Согласно постановлению «народного комиссариата юстиции РСФСР» 13 мая 1922 года рака с мощами преподобной Евфросинии была вскрыта.

В заключении «врачебно-научной» экспертизы указывалось, что «труп мумифицировался вследствие благоприятных почвенных условий». При вскрытии мощей нашли записку иерея Клавдия, в которой было написано: «…Мы не дерзали никогда раскрывать святое тело преподобной матери нашей Евфросинии, только тогда, когда свидетельствовали ея».

После вскрытия мощи отправили на атеистическую выставку в Москву, а оттуда — в Витебск, где их держали в качестве экспоната местного краеведческого музея. Драгоценная рака была реквизирована вместе с другими ценностями обители.

Во время немецкой оккупации верующие перенесли нетленные останки преподобной в Свято— Покровскую церковь Витебска, а 23 октября 1943 года мощи возвратились в Полоцкий Спасо—Евфросиниевский собор. Один из участников этого события вспоминает: «Поздним вечером из Витебска в Полоцк пришел вагон с мощами святой Евфросинии. Несмотря на комендантский час, когда жителям запрещалось выходить на улицу, комендант разрешил двум священникам и четырем мирянам… проводить мощи с железнодорожной станции в собор Святой Софии. Уже была ночь, когда мы с трудом возложили стародавний дубовый гроб — колоду на устланную коврами повозку. Впереди и позади нас шло по двое немецких солдат, которые то ли следили за нами, чтобы мы не совершили какой-либо диверсии, то ли охраняли нас от встречных немцев. Мы шли за повозкой и пели стихиру: «Веселися, монастырь Спасов, и светло ликуй земля Полоцкая».

На следующий день состоялось перенесение мощей из Софийского собора в церковь Спаса… Фронт находился в 36 километрах от Полоцка… Поэтому вначале комендант позволил, чтобы процессия состояла из двух десятков человек… позже согласился на большее. Вместо многочисленных священников шли в своих пасхальных ризах только отцы Антоний и Модест. Небольшой девичий хор Софийского собора пел: «Днесь светло красуется данный град Полоцк».

Верующих, даже в полуразрушенном войной Полоцке, собралось больше, чем ожидалось, среди них шли я и моя мать, время от времени шептавшая: «Позволил Господь и мне, грешной, сопутствовать тебе, славная матерь наша Евфросиния…»

Когда мы подошли к монастырю,… то увидели, что по старинному белорусскому обычаю дорожку к церкви Спаса выстлали льняной тканью, а навстречу нам шли монахини Евпраксия и Леонила. Их поддерживали под руки, а они со слезами голосили: — «Домой возвращаешься наша мать игуменья. Благодарствуем Тебе, Господи Иисусе Христе, что позволил нам дожить до этой радости».

25 октября 1943 года впервые после 25-летнего перерыва у мощей преподобной в основанном ею монастыре была отслужена Божественная Литургия. Но еще не скоро был возобновлен монастырь. Лишь в 1992 году выселили последних жителей из братских корпусов, началась реставрация соборов монастыря, посажен был фруктовый сад над огромной братской могилой, в которой лежат тела расстрелянных, им же несть числа… Полоцкая обитель преподобной Евфросинии восстанавливается на земле, политой кровью новомучеников Российских.

Приехав поклониться в монастырь, можно выйти на речку и, прямо с камня, на котором умывалась преподобная, полюбоваться красотой этих мест, можно подойти к Спасскому собору, где до сих пор цела келейка преподобной с остатками древней росписи на стенах. В нее ведут очень крутые ступени винтовой лестницы (как преподобная к старости могла подниматься по ним?). Внизу, слева от алтаря, покоятся чудотворные мощи преподобной. И везде, где бы вы ни были, ощутится живое присутствие преподобной Евфросинии. Этот опыт живой встречи со святой — необыкновенный, незабываемый дар Полоцкой обители.

Образ преподобной Евфросинии внутренне созвучен образу святой Ольги, обретающей святость в деятельном, активном служении вверенному ей народу. Как и святая Ольга, преподобная Евфросиния избрала путь духовного материнства и продолжает его, утверждая этот путь для тех, кто в служении Богу видит цель своей жизни. Преподобная Евфросиния — невеста Христова, обретающая спасение и жизнь вечную в аскетизме, уходе от мира. В ее образе мы видим истовость, духовную ревность, внутреннее горение — черты, которые особенно сближают ее с апостолом Павлом.

Преподобная Евфросиния стала матерью женского монашествa и всех жен русских, избравших путь духовного совершенствования и аскетизма. Она — первая русская игуменья, «матушка Русской земли». Она первой из святых русских жен воплотила и раскрыла для других русских женщин путь святости преподобных как главный в делании Святой Руси. Жизнь ее — полнота преподобнического подвига. Она стала первой наставницей русских женщин в таинствах духовной жизни.

Духовный подвиг первых из святых жен — святой Ольги, преподобной Анны Новгородской и преподобной Евфросинии Полоцкой связывается в единое духовное звено. Святая Ольга и преподобная Анна участвуют в строительстве храмов святой Софии — Премудрости Божией, а преподобная Евфросиния обитает в Полоцком храме Святой Софии, научаясь премудрости Слова Божия доброделанием и молитвой, — и из кельи Софийского храма была она призвана ангелом на свое главное служение — преподобнический подвиг. Теперь русские жены могут приходить для окормления и научения пути духовного к матушке Русской земли — преподобной Евфросинии Полоцкой.

Имя преподобной до крещения — Предслава — символично: «перед славой» русских жен воздвиг Господь и Пречистая Его Мати первую из русских игумений, ставшую покровительницей не только русского женского монашества, но и всех, избравших монашеский путь ко Христу. Она предстательствует за них Царице Небесной, не раз являвшейся святым в монашеском облачении и возвестившей, что она — игуменья всех монастырей Афона — первого Ее вселенского Жребия.

Знаменательно и то, что преподобная Евфросиния родилась и прославилась в самой западной из русских земель, скончалась и была погребена на Святой Земле, а святые мощи ее были положены в колыбели русского монашества — Псково-Печерской Лавре. Через нее утверждается связь русской женской святости со святостью Православного Востока и всего Вселенского Православия. (Не случайно при перенесении мощей присутствовала королева эллинов).

Промыслом Божиим мощи ее вернулись в родной город Полоцк — и это событие открывает нам сегодня особое служение преподобной. Ибо преподобная мати Евфросиния как воин Христов на страже охраняет крайний западный рубеж Русской земли молитвой и любовью. Происхождением своим Евфросиния обязана Малой России. Малой называли древние землю-родительницу, родоначальницу. Малая Россия — Pycь изначальная — стала матерью Великой России.

По земному своему рождению преподобная принадлежит Белой Руси, Белоруссии (а «белыми» издревле назывались западные земли Руси между Двиной, Днепром и Друтью. Вспомним и то, что Государь всея Pycи Иван III, перечисляя свои владения, назвал свое государство Белой Россией.). Но, принадлежа земному своему отечеству, преподобная Евфросиния стала воистину членом Православной соборной церкви Великой России и, наконец, Вселенской Православной Церкви, знамением чего стала ее кончина и погребение во Святом Граде. Преподобная Евфросиния Полоцкая соединяет невидимыми духовными узами Великую Россию, Малую Россию и Белую Россию, не позволяя раздирать единую Церковь Русскую Православную.

Вместе со святой равноапостольной Ольгой она укрепляет сегодня православных Украины и Белоруссии в стоянии до смерти за веру и Церковь Православную и в противостоянии «тьме разделения», покрывающей ныне Россию.

Монашеское имя преподобной Евфросинии в переводе с греческого означает «Радость». Имя это станет одним из самых распространенных на Руси. Имя Евфросинии носили пять святых жен Руси — в этом сокрыт глубокий духовный смысл: вся духовная жизнь России и, в особенности, служение русских женщин озарены радостью. Радость духовная — первый из семи благодатных даров Духа Святого человечеству. Сама Пречистая Матерь Господа именуется Всерадостной Радостью нашей, и благодатная радость духовная — это и Ее дар русским женам. Они хранят этот дар в самых трудных обстоятельствах — без радости духовной невозможно было бы им нести тяготы жизненных невзгод, горестей и печалей земных.

Преподобная Евфросиния первая из русских жен явила прекрасный лик духовной радости, и благодарные жители Полоцка не случайно написали на одной из икон монастыря, основанного преподобной: «Гряди, радосте наша — преподобная Евфросиния».

Повествование о святой Евфросинии завершим замечательными словами, сказанными об этой великой угоднице Божией автором ее жития: «Каким языком, братия, достойно мне похвалить светозарную память преблаженной невесты Христовой Евфросинии! Была бо помощницей обидимых, скорбящих утешением, нагих одеянием, больных посещением и, просто говоря, для всех была всем. Евфросиния сердце свое напояла Божией премудростью. Евфросиния — неувядающий цвет райского сада. Евфросиния — небопарный орел, воспаривший от запада до востока, словно луч солнечный, просветивший землю Полоцкую. Тем же, братия, хвалится Солунь о святом Димитрии, а Вышгород — мучениками Борисом и Глебом; я же хвалюсь: блажен ты, град Полоцк, таковую леторасль возрастивший — преподобную Евфросинию. Блаженны люди, живущие во граде том! Блаженны родители твои, блаженно чрево из коего изошла преподобная госпожа Евфросиния. Блаженно рождение ее, блаженно воспитание ее! Блажен возраст твой, Евфросиния достохвальная, блажен труд твой и подвиги ради Бога! Блажен твой монастырь, блаженны насельники монастырей Святого Спаса и Святой Богородицы, блаженны люди, тебе послужившие!

О преблаженная невеста Христа Бога нашего! Молись к Богу о стаде своем, которое собрала во Христе, Коему подобают всякая слава, честь и поклонение со Отцом и со Святым Духом, ныне и присно и во веки веков!»

Житие преподобной Евфросинии Полоцкой — одно из древнейших и распространенных — известно более ста списков. В XVI веке оно было включено святителем Макарием в Великие Четии—Минеи, а затем в «Степенную книгу». После этого были сделаны две проложных редакции жития, а в XVIII веке святитель Димитрий Ростовский включил житие преподобной в свои «Книги житий святых». В 1893 году была составлена служба преподобной, а в 1900 году иеромонах Никодим написал ей акафист — один из лучших русских акафистов.

Православный Церковный календарь

Краткое житие преподобной Евфросинии (в миру Евдокии) Московской

Свя­тая ве­ли­кая кня­ги­ня Ев­до­кия ро­ди­лась в 1353 го­ду. Она бы­ла до­че­рью суз­даль­ско­го кня­зя Ди­мит­рия Кон­стан­ти­но­ви­ча († 1383) и его су­пру­ги кня­ги­ни Ан­ны. С мла­ден­че­ских лет вос­пи­тан­ная в ду­хе хри­сти­ан­ско­го бла­го­че­стия, Ев­до­кия от­ли­ча­лась ти­хим, крот­ким нра­вом. Но, жи­вя в Суз­да­ле и Пе­ре­я­с­лав­ле-За­лес­ском, в неспо­кой­ной об­ста­нов­ке по­сто­ян­ных меж­до­усоб­ных рас­прей, ко­то­рые ве­ли с ее от­цом удель­ные кня­зья, с ран­них лет кня­ги­ня Ев­до­кия при­вык­ла по­ла­гать все свое упо­ва­ние на Бо­га. В 1367 го­ду она ста­ла су­пру­гой бла­го­вер­но­го ве­ли­ко­го кня­зя мос­ков­ско­го Ди­мит­рия Дон­ско­го († 1389). Их счаст­ли­вый со­юз был за­ло­гом со­ю­за и ми­ра меж­ду Мос­ков­ским и Суз­даль­ским кня­же­ства­ми. Лю­бовь к су­пру­гу и де­тям кня­ги­ни Ев­до­кии освя­ща­лась ее лю­бо­вью к Бо­гу. Де­ла хри­сти­ан­ско­го ми­ло­сер­дия кня­ги­ня и ее су­пруг со­че­та­ли с по­дви­га­ми по­ста и мо­лит­вы. В сво­ей жиз­ни они по­ла­га­лись на по­мощь свя­тых, тру­да­ми ко­то­рых бы­ла в те вре­ме­на столь до­сто­слав­на Рус­ская зем­ля.

Вре­мя жиз­ни свя­той бла­го­вер­ной ве­ли­кой кня­ги­ни Ев­до­кии († 1407) сов­па­да­ет с эпо­хой ве­ли­ко­го игу­ме­на зем­ли Рус­ской пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го, тай­но­зри­те­ля Свя­той Тро­и­цы. Бла­го­че­сти­вую че­ту мож­но с пол­ным ос­но­ва­ни­ем счи­тать уче­ни­ка­ми пре­по­доб­но­го Сер­гия. Свя­ти­тель Алек­сий, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский, был бли­зок к кня­же­ско­му се­мей­ству; ду­хов­ни­ком Ев­до­кии и Ди­мит­рия был уче­ник пре­по­доб­но­го Сер­гия, игу­мен Си­мо­но­ва мо­на­сты­ря, свя­той Фе­о­дор (впо­след­ствии ар­хи­епи­скоп Ро­стов­ский). Пре­по­доб­ный Сер­гий был крест­ным от­цом их дво­их де­тей (все­го у кня­же­ской че­ты бы­ло 8 сы­но­вей и 4 до­че­ри).

Боль­шой лю­бо­вью к Бо­гу, Свя­той Церк­ви и Ро­дине го­ре­ла ду­ша кня­ги­ни. По­двиг ве­ли­ко­го кня­зя Ди­мит­рия по осво­бож­де­нию Ру­си от мон­го­ло-та­тар­ско­го ига раз­де­ля­ла кня­ги­ня Ев­до­кия. По­ход бла­го­вер­но­го кня­зя мос­ков­ско­го Ди­мит­рия про­тив Ма­мая, по­бе­до­нос­но за­вер­шив­ший­ся 8 сен­тяб­ря 1380 го­да на Ку­ли­ко­вом по­ле, под­дер­жи­вал­ся с ее сто­ро­ны го­ря­чи­ми мо­лит­ва­ми и де­ла­ми люб­ви. В па­мять по­бе­ды кня­ги­ня по­стро­и­ла внут­ри Мос­ков­ско­го Крем­ля храм в честь Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы – все­мир­но-ис­то­ри­че­ская по­бе­да рус­ских на Ку­ли­ко­вом по­ле со­вер­ши­лась в этот празд­ник. Храм был рас­пи­сан вы­да­ю­щи­ми­ся ико­но­пис­ца­ми Фе­о­фа­ном Гре­ком и Си­мео­ном Чер­ным. Хра­мо­зда­тель­ство и ос­но­ва­ние мо­на­сты­рей тру­да­ми свя­той бла­го­вер­ной кня­ги­ни Ев­до­кии со­дей­ство­ва­ли рас­цве­ту рус­ско­го хра­мо­стро­и­тель­ства в XIV ве­ке, на­ча­ло ко­то­ро­му бы­ло по­ло­же­но по­строй­кой хра­ма в честь Пре­свя­той Тро­и­цы Пре­по­доб­ным Сер­ги­ем.

По­сте­пен­но жизнь свя­той кня­ги­ни Ев­до­кии ста­но­ви­лась по­дви­гом са­мо­от­ре­че­ния и пре­да­ния се­бя все­це­ло во­ле Бо­жи­ей. В 1383 го­ду ве­ли­кий князь мос­ков­ский дол­жен был явить­ся к та­тар­ско­му ха­ну Тох­та­мы­шу. Но из-за край­не­го озлоб­ле­ния Тох­та­мы­ша на кня­зя Ди­мит­рия ре­ши­ли по­слать в Ор­ду его стар­ше­го сы­на Ва­си­лия, ко­то­ро­му в то вре­мя бы­ло око­ло 13 лет. Свя­тая Ев­до­кия от­пу­сти­ла сы­на и тем са­мым об­рек­ла се­бя на двух­лет­нее стра­да­ние: князь Ва­си­лий был за­дер­жан в Ор­де как за­лож­ник. В 1389 го­ду бла­го­вер­ный князь Ди­мит­рий, не до­стиг­нув со­ро­ка лет, опас­но за­бо­лел и ото­шел ко Гос­по­ду (па­мять 19 мая/1 июня).

Ов­до­вев­шая кня­ги­ня ви­де­ла свою обя­зан­ность пе­ред Бо­гом преж­де все­го в за­вер­ше­нии вос­пи­та­ния де­тей. Вме­сте с тем она на­ча­ла устро­е­ние Воз­не­сен­ско­го жен­ско­го мо­на­сты­ря в Мос­ков­ском Крем­ле, от­дав под него кня­же­ские чер­то­ги. Ви­ди­мо, из­на­чаль­но она мыс­ли­ла этот мо­на­стырь ме­стом сво­е­го бу­ду­ще­го ино­че­ства. Од­но­вре­мен­но она стро­и­ла несколь­ко хра­мов и мо­на­сты­рей в Пе­ре­я­с­лав­ле-За­лес­ском. Од­на­ко не толь­ко о стро­и­тель­стве хра­мов ду­ма­ла кня­ги­ня Ев­до­кия: ее глав­ной со­кро­вен­ной це­лью по­сле смер­ти су­пру­га ста­ло устро­е­ние внут­рен­не­го мо­на­шест­ва, со­зи­да­ние хра­ма в соб­ствен­ном серд­це. Кня­ги­ня Ев­до­кия ста­ла ве­сти тай­ную по­движ­ни­че­скую жизнь. По пыш­ным одеж­дам, в ко­то­рых свя­тая кня­ги­ня яв­ля­лась пе­ред людь­ми, нель­зя бы­ло до­га­дать­ся о том, что она из­ну­ря­ла се­бя по­стом, бде­ни­ем, тя­же­лы­ми ве­ри­га­ми. При­шлось ей пре­тер­петь и че­ло­ве­че­скую кле­ве­ту.

Свя­тая кня­ги­ня по­сле бла­жен­ной кон­чи­ны му­жа воз­дер­жи­ва­лась от непо­сред­ствен­но­го уча­стия в го­судар­ствен­ных де­лах, но все же имен­но с ее со­ве­том свя­за­но пе­ре­не­се­ние из Вла­ди­ми­ра в Моск­ву чу­до­твор­ной ико­ны Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, вы­зван­ное на­ше­стви­ем на Моск­ву ха­на Та­мер­ла­на. Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца отоз­ва­лась на все­на­род­ную моль­бу. В день сре­те­ния ико­ны в Москве (26 ав­гу­ста 1395 го­да) Та­мер­ла­ну бы­ло гроз­ное ви­де­ние во сне Све­то­нос­ной Же­ны; устра­шен­ный за­во­е­ва­тель от­сту­пил от Моск­вы. В 1407 го­ду, по­сле ви­де­ния ей Ар­хан­ге­ла Ми­хаи­ла, пред­воз­ве­стив­ше­го ско­рую кон­чи­ну, кня­ги­ня Ев­до­кия, «яв­ле­ни­ем Ан­гель­ским от все­го зем­но­го от­ре­шен­ная» (см. ака­фист), ре­ши­ла оста­вить ве­ли­ко­кня­же­ский те­рем и при­нять мо­на­ше­ство, к ко­то­ро­му она шла всю свою жизнь. По ее ука­за­нию был на­пи­сан об­раз Ар­хан­ге­ла и по­ме­щен в кремлев­ском хра­ме в честь Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. При пе­ре­хо­де в Воз­не­сен­ский мо­на­стырь кня­ги­ня Ев­до­кия ис­це­ли­ла слеп­ца, ко­то­рый про­зрел, оте­рев гла­за кра­ем ее одеж­ды, так­же от раз­лич­ных неду­гов во вре­мя это­го ее ше­ствия ис­це­ли­лось 30 че­ло­век. В оби­те­ли кня­ги­ня при­ня­ла по­стриг с име­нем Ев­фро­си­ния. Кро­ме сми­рен­но­го несе­ния ино­че­ских по­дви­гов, тай­ных для лю­дей, но ве­до­мых Бо­гу, свя­тая кня­ги­ня за­ло­жи­ла в мо­на­сты­ре но­вую имен­ную цер­ковь Воз­не­се­ния. В ино­че­стве свя­тая Ев­фро­си­ния про­жи­ла несколь­ко ме­ся­цев: 7 июля 1407 го­да мир­но пре­ста­ви­лась ко Гос­по­ду. Те­ло ее бы­ло по­гре­бе­но в ос­но­ван­ном ею Воз­не­сен­ском мо­на­сты­ре.

Свя­тость пре­по­доб­ной Ев­фро­си­нии удо­сто­ве­ре­на чу­дес­ны­ми зна­ме­ни­я­ми ми­ло­сти Бо­жи­ей, со­вер­шав­ши­ми­ся на ее гроб­ни­це в те­че­ние несколь­ких сто­ле­тий. Мно­го раз ви­де­ли, что у гро­ба свя­той Ев­фро­си­нии са­ма воз­го­ра­лась све­ча. И в XIX ве­ке здесь со­вер­ши­лось несколь­ко чу­дес­ных ис­це­ле­ний. Так, в 1869 го­ду, при­ло­жив­шись к гроб­ни­це с мо­ща­ми пре­по­доб­ной, ис­це­лил­ся одер­жи­мый от­рок. В 1870 го­ду пре­по­доб­ная Ев­фро­си­ния яви­лась во сне па­ра­ли­зо­ван­ной де­ви­це и вер­ну­ла ей здо­ро­вье. Неиз­ле­чи­мо боль­ной был воз­вра­щен к жиз­ни через воз­ло­же­ние на него пе­ле­ны с гроб­ни­цы свя­той Ев­фро­си­нии. Ее ду­хов­ный по­двиг сви­де­тель­ству­ет о том, что ни бо­гат­ство, ни вы­со­кое об­ще­ствен­ное по­ло­же­ние, ни се­мей­ные узы не мо­гут быть непре­одо­ли­мым пре­пят­стви­ем для стя­жа­ния бла­го­да­ти Бо­жи­ей и свя­то­сти.

Па­мять пре­по­доб­ной Ев­фро­си­нии со­вер­ша­ет­ся 17/30 мая и 7/20 июля.

Полное житие преподобной Евфросинии (в миру Евдокии) Московской

Имя пре­по­доб­ной Ев­фро­си­нии в ми­ру – Ев­до­кия («Бла­го­во­ле­ние»). Она бы­ла до­че­рью Суз­даль­ско­го кня­зя Ди­мит­рия Кон­стан­ти­но­ви­ча и его су­пру­ги Ан­ны. По бла­го­сло­ве­нию свя­ти­те­ля Алек­сия, мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го, 18 ян­ва­ря 1366 г. со­вер­ши­лось бра­ко­со­че­та­ние Ев­до­кии с ве­ли­ким кня­зем Мос­ков­ским Ди­мит­ри­ем Ива­но­ви­чем. Свадь­бу тор­же­ствен­но от­празд­но­ва­ли по обы­ча­ям тех лет в Ко­ломне. Этот брак имел боль­шое зна­че­ние для судь­бы Мос­ков­ско­го го­су­дар­ства, скреп­ляя со­юз Мос­ков­ско­го и Суз­даль­ско­го кня­жеств. Бра­ко­со­че­та­ние юных кня­зя и кня­ги­ни «пре­ис­пол­ни­ло ра­до­стию серд­ца рус­ских», как го­во­рит ле­то­пи­сец.

В труд­ное вре­мя был за­клю­чен этот брак. За­кан­чи­вал­ся со­ро­ка­лет­ний пе­ри­од от­но­си­тель­но­го спо­кой­ствия на Ру­си: на­сту­па­ло вре­мя прак­ти­че­ски не пре­кра­ща­ю­щих­ся войн с мно­го­чис­лен­ны­ми вра­га­ми – внеш­ни­ми и внут­рен­ни­ми. Кро­ме по­сто­ян­но­го про­ти­во­сто­я­ния внеш­ним вра­гам – Ор­де и Лит­ве, про­дол­жа­лось кро­ва­вое со­пер­ни­че­ство рус­ских кня­жеств.

Кро­ме то­го, по­чти в са­мый год бра­ко­со­че­та­ния кня­зя Ди­мит­рия с Ев­до­ки­ей сви­реп­ство­ва­ла в Москве «мо­ро­вая яз­ва», на­род уми­рал ты­ся­ча­ми, по мос­ков­ским ули­цам слы­шан был плач и при­чи­та­ния оси­ро­те­лых лю­дей. К этой бе­де при­со­еди­ни­лась еще од­на – страш­ный по­жар в Москве. Мо­ре ог­ня охва­ти­ло ули­цы го­ро­да, без­жа­лост­но по­жи­рая де­ре­вян­ные по­строй­ки. Го­ре­ли до­ма, иму­ще­ство, скот, гиб­ли лю­ди.

Стон и плач на­ро­да до­сти­гал кня­же­ско­го те­ре­ма, остав­ляя свой след в серд­це юной кня­ги­ни – и вот то­гда-то яви­ла се­бя Ев­до­кия ма­те­рью и по­кро­ви­тель­ни­цей обез­до­лен­ных по­го­рель­цев, вдов и си­рот.

Ед­ва Москва вос­ста­но­ви­лась из пеп­ла, как в 1368 г. ли­тов­ский князь Оль­герд оса­дил Кремль, в ко­то­ром за­тво­ри­лись ве­ли­кий князь с кня­ги­ней, мит­ро­по­лит Алек­сий и бо­яре. И сно­ва го­ре­ла Москва, опять слы­ша­лись сто­ны и кри­ки мос­ков­ских жи­те­лей, по­би­ва­е­мых ли­тов­ца­ми. Вся Мос­ков­ская зем­ля бы­ла опу­сто­ше­на.

Юная кня­ги­ня непре­стан­но мо­ли­лась о род­ной зем­ле, все­ми си­ла­ми ста­ра­лась об­лег­чить по­ло­же­ние страж­ду­щих. Не про­шло и пя­ти лет за­му­же­ства, как кня­зю Ди­мит­рию бы­ло необ­хо­ди­мо ехать в Ор­ду в свя­зи со спо­ром о ве­ли­ком кня­же­нии с Твер­ским кня­зем Ми­ха­и­лом Алек­сан­дро­ви­чем (1399 г.). Пер­во­свя­ти­тель Рус­ской Церк­ви мит­ро­по­лит Алек­сий не толь­ко бла­го­сло­вил кня­зя на эту по­езд­ку – вось­ми­де­ся­ти­лет­ний ста­рец сам со­про­вож­дал его до Ко­лом­ны. В от­сут­ствие су­пру­га Ев­до­кия со всем на­ро­дом мо­ли­лась о бла­го­по­луч­ном воз­вра­ще­нии кня­зя. По мо­лит­вам свя­ти­те­ля Алек­сия и пре­по­доб­но­го Сер­гия князь Ди­мит­рий Ива­но­вич вер­нул­ся из Ор­ды в Моск­ву с яр­лы­ком на ве­ли­кое кня­же­ние.

Вся жизнь ве­ли­ко­кня­же­ской че­ты про­шла под ду­хов­ным ру­ко­вод­ством и бла­го­сло­ве­ни­ем ве­ли­ких свя­тых зем­ли Рус­ской – свя­ти­те­ля Алек­сия и пре­по­доб­но­го Сер­гия, а так­же уче­ни­ка пре­по­доб­но­го – свя­то­го Фе­о­до­ра, игу­ме­на Мос­ков­ско­го Си­мо­но­ва мо­на­сты­ря (впо­след­ствии ар­хи­епи­ско­па Ро­стов­ско­го), ко­то­рый был ду­хов­ни­ком Ев­до­кии. Пре­по­доб­ный Сер­гий кре­стил са­мо­го Ди­мит­рия и двух его де­тей, в том чис­ле и пер­вен­ца Ва­си­лия (у ве­ли­ко­кня­же­ской че­ты ро­ди­лось 5 сы­но­вей и 3 до­че­ри). Это был по­ис­ти­не бла­го­сло­вен­ный хри­сти­ан­ский брак. Ав­тор «Сло­ва о жи­тии…» кня­зя Ди­мит­рия на­хо­дит уди­ви­тель­ные и точ­ные сло­ва для опи­са­ния сов­мест­ной жиз­ни ве­ли­ко­кня­же­ской че­ты: «Еще и муд­рый ска­зал, что лю­бя­ще­го ду­ша в те­ле лю­би­мо­го. И я не сты­жусь го­во­рить, что двое та­ких но­сят в двух те­лах еди­ную ду­шу и од­на у обо­их доб­ро­де­тель­ная жизнь, на бу­ду­щую сла­ву взи­ра­ют, воз­во­дя очи к небу. Так же и Ди­мит­рий имел же­ну, и жи­ли они в це­ло­муд­рии. Как и же­ле­зо в огне рас­ка­ля­ет­ся и во­дой за­ка­ля­ет­ся, чтобы бы­ло ост­рым, так и они ог­нем Бо­же­ствен­но­го Ду­ха рас­па­ля­лись и сле­за­ми по­ка­я­ния очи­ща­лись».

И вот при­шел 1380 год – но­вая раз­лу­ка с му­жем, сно­ва скорбь и мо­лит­вы о спа­се­нии От­чиз­ны. Уте­ша­ла на­деж­да на по­бе­ду, пред­ска­зан­ную пре­по­доб­ным Сер­ги­ем. Кня­ги­ня по пра­ву раз­де­ли­ла с ве­ли­ким кня­зем по­двиг борь­бы за осво­бож­де­ние Ру­си от мон­го­ло-та­тар­ско­го ига, – го­ря­чи­ми мо­лит­ва­ми и де­ла­ми люб­ви. В па­мять по­бе­ды на Ку­ли­ко­вом по­ле Ев­до­кия по­стро­и­ла внут­ри Мос­ков­ско­го Крем­ля храм в честь Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. Храм был рас­пи­сан ве­ли­ки­ми ико­но­пис­ца­ми Древ­ней Ру­си Фе­о­фа­ном Гре­ком и Си­мео­ном Чер­ным.

На­ше­ствие та­тар­ско­го ха­на Тох­та­мы­ша в 1382 г. ста­ло но­вым страш­ным ис­пы­та­ни­ем для Моск­вы и всей Рус­ской зем­ли. Ди­мит­рий Ива­но­вич уехал со­би­рать вой­ско сна­ча­ла в Пе­ре­славль, а за­тем в Ко­стро­му, оста­вив в Москве ве­ли­кую кня­ги­ню. Из-за опас­но­сти взя­тия Моск­вы ве­ли­кая кня­ги­ня с детьми и мит­ро­по­лит Ки­при­ан с тру­дом су­ме­ли вый­ти за го­род­ские сте­ны, по­сле че­го Ев­до­кия на­пра­ви­лась вслед за кня­зем. На пу­ти она ед­ва не по­па­ла в плен. Через три дня оса­ды вой­ска Тох­та­мы­ша взя­ли Моск­ву и со­жгли го­род, по­сле че­го об­ра­ти­ли в пе­пе­ли­ще боль­шую часть рус­ских зе­мель. По пре­да­нию, Ди­мит­рий Ива­но­вич пла­кал на раз­ва­ли­нах Моск­вы и по­хо­ро­нил уби­тых на соб­ствен­ные день­ги.

В 1383 г. Ди­мит­рий Ива­но­вич дол­жен был явить­ся к Тох­та­мы­шу, чтобы от­сто­ять у ха­на пра­ва на ве­ли­кое кня­же­ние. Из-за край­не­го озлоб­ле­ния Тох­та­мы­ша ре­ши­ли по­слать в Ор­ду стар­ше­го сы­на ве­ли­ко­го кня­зя – Ва­си­лия, ко­то­ро­му бы­ло око­ло 13 лет. Ев­до­кия от­пу­сти­ла сы­на и тем са­мым об­рек­ла се­бя на двух­лет­нее стра­да­ние – сын был за­дер­жан в Ор­де как за­лож­ник. Тох­та­мыш, кро­ме да­ни, по­тре­бо­вал за Ва­си­лия вы­куп – 8 ты­сяч руб­лей. Сум­ма по тем вре­ме­нам бы­ла огром­ная, и ра­зо­рен­ное Мос­ков­ское кня­же­ство не мог­ло вы­пла­тить всю сум­му. По­это­му Ва­си­лию при­шлось жить в пле­ну у ха­на два дол­гих го­да, по­сле че­го ему уда­лось бе­жать. 19 мая 1389 г. ве­ли­кий князь Ди­мит­рий Ива­но­вич скон­чал­ся на со­ро­ко­вом го­ду жиз­ни. По сви­де­тель­ству совре­мен­ни­ков этот день был днем пе­ча­ли и слез для мно­гих рус­ских лю­дей. Ле­то­пи­сец за­пи­сал «Плач ве­ли­кой кня­ги­ни по умер­шем му­же» – од­но из вдох­но­вен­ней­ших по­э­ти­че­ских тво­ре­ний Древ­ней Ру­си. По­греб­ли ве­ли­ко­го кня­зя в Ар­хан­гель­ском со­бо­ре Мос­ков­ско­го Крем­ля.

Ди­мит­рий Ива­но­вич пе­ре­дал пре­стол сво­е­му сы­ну Ва­си­лию, за­ве­щав, чтобы со­пра­ви­тель­ни­цей ему бы­ла мать. Ве­ли­кая кня­ги­ня воз­дер­жа­лась от непо­сред­ствен­но­го уча­стия в го­судар­ствен­ных де­лах. Еще при жиз­ни су­пру­га она жи­ла ис­тин­но по-хри­сти­ан­ски, а по­сле кон­чи­ны его по­ве­ла стро­го мо­на­ше­скую по­движ­ни­че­скую жизнь, на­де­ла вла­ся­ни­цу, но­си­ла под рос­кош­ной ве­ли­ко­кня­же­ской одеж­дой тя­же­лые вери­ги. Да­же пе­ред близ­ки­ми сво­и­ми не же­ла­ла она от­кры­вать свои по­дви­ги; устра­и­ва­ла в ве­ли­ко­кня­же­ском те­ре­ме зва­ные обе­ды, но са­ма не при­ка­са­лась к яст­вам, вку­шая пост­ную пи­щу.

Люд­ская зло­ба и кле­ве­та не обо­шли ее. По Москве ста­ли хо­дить неле­пые слу­хи, за­тра­ги­ва­ю­щие честь вдо­вы – кня­ги­ни. Слу­хи эти до­хо­ди­ли до сы­но­вей. Кня­жи­чи, хоть и лю­би­ли мать и не ве­ри­ли кле­ве­те, все же не мог­ли не сму­щать­ся. Один из них, Юрий, об­ра­тил­ся к ма­те­ри с во­про­сом о на­ве­тах, по­ро­ча­щих ее. То­гда кня­ги­ня со­бра­ла всех сы­но­вей сво­их и сня­ла часть ве­ли­ко­кня­же­ских одежд – де­ти уви­де­ли, что по­движ­ни­ца так ис­ху­да­ла от по­ста и по­дви­гов, что те­ло ее ис­сох­ло и по­чер­не­ло и «плоть при­лип­ла к ко­стям». Юрий с дру­ги­ми бра­тья­ми про­си­ли про­ще­ния у ма­те­ри и хо­те­ли ото­мстить за кле­ве­ту. Но мать за­пре­ти­ла им и ду­мать о ме­сти. Она ска­за­ла, что с ра­до­стью пре­тер­пе­ла бы уни­же­ние и люд­ское зло­сло­вие ра­ди Хри­ста, но уви­дев сму­ще­ние де­тей, ре­ши­лась от­крыть им свою тай­ну.

Каж­дый день Ев­до­кию мож­но бы­ло встре­тить то в од­ном из хра­мов, то в мо­на­сты­ре. По­ми­ная сво­е­го по­кой­но­го су­пру­га, она по­сто­ян­но де­ла­ла вкла­ды в мо­на­сты­ри, ода­ри­ва­ла бед­ных день­га­ми и одеж­дой. Сы­но­вья ве­ли­кой кня­ги­ни по­взрос­ле­ли, она ста­ла ду­мать о мо­на­сты­ре, в ко­то­ром мог­ла бы все­це­ло по­свя­тить се­бя Бо­гу. В серд­це Моск­вы – в Крем­ле – устра­и­ва­ет она но­вый жен­ский мо­на­стырь (в то вре­мя в Москве бы­ли два жен­ских мо­на­сты­ря – Алек­се­ев­ский и Рож­де­ствен­ский) в честь Воз­не­се­ния. Вы­бра­ли ме­сто у Фло­ров­ских во­рот. От­сю­да она про­во­жа­ла, здесь встре­ча­ла сво­е­го су­пру­га, воз­вра­щав­ше­го­ся с Ку­ли­ко­ва по­ля. По­бли­зо­сти от во­рот на­хо­дил­ся ве­ли­ко­кня­же­ский те­рем, со­жжен­ный во вре­мя на­ше­ствия Тох­та­мы­ша. На этом ме­сто быв­ше­го кня­же­ско­го жи­ли­ща воз­двиг­ла ве­ли­кая кня­ги­ня мо­на­ше­ские ке­ллии. Од­новре­мен­но она стро­и­ла несколь­ко хра­мов и мо­на­сты­рей в Пе­ре­я­с­лав­ле-За­лес­ском.

С име­нем ве­ли­кой кня­ги­ни Ев­до­кии свя­за­но од­но из са­мых зна­чи­тель­ных со­бы­тий ду­хов­ной ис­то­рии Рос­сии. Со­вер­ши­лось оно во вре­мя на­ше­ствия Та­мер­ла­на в 1395 г. Весть о том, что пол­чи­ща гроз­но­го пол­ко­вод­ца по­до­шли к гра­ни­цам Ру­си, при­ве­ли в ужас весь на­род. Ве­ли­кий князь Ва­си­лий, бла­го­да­ря вли­я­нию ма­те­ри, про­явил твер­дость ду­ха, со­брал вой­ско и вы­шел на­встре­чу вра­гу. Но что мог­ла сде­лать эта ма­лая дру­жи­на пе­ред пол­чи­ща­ми непо­бе­ди­мо­го за­во­е­ва­те­ля, утвер­ждав­ше­го, что вся все­лен­ная недо­стой­на иметь двух пра­ви­те­лей?

На­род, под­креп­ля­е­мый ве­рой в за­ступ­ни­че­ство Бо­жие, вме­сте со сво­ей кня­ги­ней мо­лил­ся Бо­гу. Ев­до­кия со­вер­ша­ла су­гу­бые мо­лит­вы об из­бав­ле­нии Ру­си от ги­бе­ли. Мо­лит­ва пра­вед­ни­цы бы­ла услы­ша­на Бо­гом. По со­ве­ту ма­те­ри Ва­си­лий Ди­мит­ри­е­вич по­ве­лел при­не­сти чу­до­твор­ную Вла­ди­мир­скую ико­ну Бо­жи­ей Ма­те­ри из Вла­ди­ми­ра в Моск­ву. 26 ав­гу­ста 1395 г. ве­ли­кая кня­ги­ня Ев­до­кия с сы­но­вья­ми, мит­ро­по­ли­том, ду­хо­вен­ством, бо­яра­ми, с мно­же­ством со­брав­ших­ся жи­те­лей Моск­вы встре­ти­ли ико­ну Бо­го­ма­те­ри на Куч­ко­вом по­ле.

В тот са­мый день и час Та­мер­лан в сон­ном ви­де­нии уви­дел Све­то­зар­ную Же­ну, окру­жен­ную си­я­ни­ем и мно­же­ством мол­ние­нос­ных во­и­нов, гроз­но устре­мив­ших­ся впе­ред. По со­ве­ту сво­их на­став­ни­ков Та­мер­лан от­дал при­каз вой­скам по­вер­нуть от гра­ниц Ру­си.

В 1407 г., по­сле ви­де­ния Ар­хан­ге­ла Ми­ха­и­ла, пред­воз­ве­стив­ше­го ей ско­рую кон­чи­ну, кня­ги­ня Ев­до­кии ре­ши­ла при­нять мо­на­ше­ство, к ко­то­ро­му стре­ми­лась всю свою жизнь. По ее же­ла­нию был на­пи­сан об­раз Ар­хан­ге­ла Ми­ха­и­ла и по­ме­щен в кремлев­ском хра­ме в честь Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы.

Ска­за­ние го­во­рит, что вступ­ле­ние ве­ли­кой кня­ги­ни на мо­на­ше­ский путь бы­ло озна­ме­но­ва­но Бо­жи­им бла­го­сло­ве­ни­ем и чу­дом. Од­но­му ни­ще­му слеп­цу ве­ли­кая кня­ги­ня яви­лась во сне в ка­нун сво­е­го по­стри­га и обе­ща­ла ис­це­лить его от сле­по­ты. И вот, ко­гда Ев­до­кия шла в оби­тель на «ино­че­ский по­двиг», сле­пец-ни­щий об­ра­тил­ся к ней с моль­бой: «Бо­го­лю­би­вая гос­по­жа, ве­ли­кая кня­ги­ня, пи­та­тель­ни­ца ни­щих! Ты все­гда до­воль­ство­ва­ла нас пи­щею и одеж­дою и ни­ко­гда не от­ка­зы­ва­ла нам в прось­бах на­ших! Не пре­зри и мо­ей прось­бы, ис­це­ли ме­ня от мно­го­лет­ней сле­по­ты, как са­ма обе­ща­ла, явив­шись мне в сию ночь. Ты ска­за­ла мне: зав­тра дам те­бе про­зре­ние; ныне на­ста­ло для те­бя вре­мя обе­ща­ния».

Ве­ли­кая кня­ги­ня, буд­то не за­ме­чая слеп­ца и не слы­ша его моль­бу, шла да­лее и как бы слу­чай­но опу­сти­ла на слеп­ца ру­кав ру­баш­ки. Тот с бла­го­го­ве­ни­ем и ве­рою отер этим ру­ка­вом свои гла­за. На ви­ду у всех со­вер­ши­лось чу­до: сле­пой про­зрел! На­род про­сла­вил вме­сте с про­зрев­шим угод­ни­цу Бо­жию. По ска­за­нию, в день по­стри­га ве­ли­кой кня­ги­ни ис­це­ли­лись от раз­лич­ных бо­лез­ней 30 че­ло­век. По­стриг со­вер­шил­ся 17 мая 1407 г. в де­ре­вян­ной церк­ви Воз­не­се­ния. Ве­ли­кая кня­ги­ня по­лу­чи­ла в по­стри­ге имя Ев­фро­си­ния («ра­дость»).

А через три дня, 20 мая, про­изо­шла за­клад­ка но­вой ка­мен­ной церк­ви в честь Воз­не­се­ния Хри­сто­ва. В этом хра­ме ве­ли­кая кня­ги­ня опре­де­ли­ла и ме­сто сво­е­го упо­ко­е­ния. Но ей не до­ве­лось уви­деть за­вер­ше­ние стро­и­тель­ства. 7 июля 1407 го­да она скон­ча­лась на 54-м го­ду жиз­ни. По­гре­ба­ли свя­тую Ев­фро­си­нию при боль­шом сте­че­нии на­ро­да в ука­зан­ном ею ме­сте стро­ив­ше­го­ся хра­ма, где и по­чи­ва­ла она до 1929 г., со­вер­шая мно­го­чис­лен­ные ис­це­ле­ния и да­руя бла­го­дат­ную по­мощь всем, с ве­рою при­хо­дя­щим к ее мно­го­це­леб­ным мо­щам.

И по­сле кон­чи­ны, как по­вест­ву­ет ска­за­ние, пре­по­доб­ная Ев­фро­си­ния бы­ла «удо­сто­е­на про­слав­ле­ния». Не раз от­ме­че­но, как у гро­ба ее са­ми со­бой за­жи­га­лись све­чи.

По кон­чине пре­по­доб­ной по­строй­ку хра­ма про­дол­жи­ла ве­ли­кая кня­ги­ня Со­фья Ви­то­втов­на, су­пру­га ве­ли­ко­го кня­зя Ва­си­лия Ди­мит­ри­е­ви­ча. Боль­шой по­жар не поз­во­лил окон­чить со­ору­же­ние хра­ма, так что он сто­ял недо­стро­ен­ным по­чти 50 лет и, на­ко­нец, су­пру­га ве­ли­ко­го кня­зя Ва­си­лия Тем­но­го – Ма­рия Яро­слав­на – да­ла обет за­вер­шить по­строй­ку. В 1467 г. храм был тор­же­ствен­но освя­щен.

Воз­не­сен­ский храм стал усы­паль­ни­цей ве­ли­ких кня­гинь и ца­риц Рос­сий­ско­го го­су­дар­ства. Над ме­ста­ми их по­гре­бе­ния воз­дви­га­лись над­гро­бья. Здесь бы­ли по­гре­бе­ны Со­фья Па­лео­лог (1503 г.) – вто­рая же­на Иоан­на III, Еле­на Глин­ская (1533 г.) – мать Иоан­на IV Гроз­но­го, Ири­на Го­ду­но­ва (1603 г.) – су­пру­га ца­ря Фе­о­до­ра Иоан­но­ви­ча, На­та­лия Ки­рил­лов­на (1694 г.) – мать Пет­ра I и дру­гие. По­след­ней упо­ко­е­на здесь ца­рев­на и ве­ли­кая кня­ги­ня На­та­лия Алек­се­ев­на (1728 г.), внуч­ка Пет­ра I, дочь ца­ре­ви­ча Алек­сея Пет­ро­ви­ча. К на­ча­лу XX ве­ка в хра­ме сто­я­ло 35 гроб­ниц.

Мо­щи ос­но­ва­тель­ни­цы мо­на­сты­ря по­чи­ва­ли под спу­дом за пра­вым стол­пом со­бо­ра, у юж­ной сте­ны. В 1822 г. над мо­ща­ми бы­ла устро­е­на по­се­реб­рен­ная ра­ка с се­нью.

7 июля 1907 г. в Крем­ле празд­но­ва­ли 500-ле­тие со дня кон­чи­ны пре­по­доб­ной Ев­фро­си­нии. Этот празд­ник ожи­вил в па­мя­ти ве­ру­ю­щих об­раз мо­лит­вен­ни­цы за Рус­скую зем­лю.

На­ка­нуне по­сле ли­тур­гии крест­ным хо­дом с пред­не­се­ни­ем ико­ны Воз­не­се­ния на­пра­ви­лись из Воз­не­сен­ско­го мо­на­сты­ря в Ар­хан­гель­ский со­бор для воз­ло­же­ния ико­ны на гроб Ди­мит­рия Дон­ско­го. Ве­че­ром в оби­те­ли бы­ло все­нощ­ное бде­ние, во вре­мя ко­то­ро­го все мо­ля­щи­е­ся сто­я­ли с за­жжен­ны­ми све­ча­ми. Утром Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию слу­жил Мос­ков­ский мит­ро­по­лит Вла­ди­мир (Бо­го­яв­лен­ский). По окон­ча­нии ее при­сут­ству­ю­щим раз­да­ва­ли юби­лей­ные ме­да­ли, об­раз­ки и лист­ки с жиз­не­опи­са­ни­ем пре­по­доб­ной. Мно­гие мос­ков­ские хра­мы от­ме­ти­ли 500-ле­тие тор­же­ствен­ны­ми служ­ба­ми.

В 1922 г. ра­ку и сень над мо­ща­ми изъ­яли с це­лью из­вле­че­ния из нее дра­го­цен­ных ме­тал­лов. Мо­щи пре­по­доб­ной Ев­фро­си­нии оста­лись в ка­мен­ной гроб­ни­це под по­лом со­бо­ра.

В 1929 г. по ре­ше­нию пра­ви­тель­ства на­ча­лось уни­что­же­ние по­стро­ек Воз­не­сен­ско­го мо­на­сты­ря. Со­труд­ни­ки му­зея пы­та­лись спа­сти некро­поль. Для его раз­ме­ще­ния вы­бра­ли под­вал Суд­ной па­ла­ты Ар­хан­гель­ско­го со­бо­ра. Бе­ло­ка­мен­ная гроб­ни­ца пре­по­доб­ной Ев­фро­си­нии ока­за­лась по­вре­жден­ной, и вы­нуть ее це­ли­ком из зем­ли не смог­ли. Мо­щи пре­по­доб­ной бы­ли спа­се­ны от уни­что­же­ния, но вы­де­лить их се­го­дня вряд ли воз­мож­но, т.к. они на­хо­дят­ся вме­сте с дру­ги­ми остан­ка­ми из за­хо­ро­не­ний в двух бе­ло­ка­мен­ных гроб­ни­цах XV ве­ка.

При вскры­тии за­хо­ро­не­ний сре­ди остан­ков пре­по­доб­ной Ев­фро­си­нии, кро­ме неболь­ших ча­сти­чек тка­ни от са­ва­на, на­шли об­рыв­ки ее ко­жа­но­го мо­на­ше­ско­го по­я­са с тис­не­ны­ми изо­бра­же­ни­я­ми дву­на­де­ся­тых празд­ни­ков и под­пи­ся­ми к ним. Эти свя­ты­ни вме­сте с на­хо­див­ши­ми­ся в гро­бах со­су­да­ми для елея хра­нят­ся в фон­дах му­зеев Крем­ля. Об­лом­ки ка­мен­ной гроб­ни­цы пре­по­доб­ной на­хо­дят­ся до се­го дня в том же под­ва­ле.

Так Ар­хан­гель­ский со­бор Крем­ля стал об­щей се­мей­ной усы­паль­ни­цей ве­ли­ко­кня­же­ских и цар­ских се­мей Рос­сий­ско­го го­су­дар­ства.

Пре­по­доб­ная Ев­фро­си­ния, ве­ли­кая кня­ги­ня Мос­ков­ская, со­еди­ни­ла по­двиг граж­дан­ско­го слу­же­ния сво­е­му на­ро­ду и род­ной зем­ле с мо­на­ше­ским по­дви­гом, вос­ста­нав­ли­вая цар­ское до­сто­ин­ство че­ло­ве­ка. Неда­ром изо­бра­жа­ют ее в древ­не­рус­ских ли­це­вых ру­ко­пи­сях с цар­ской ко­ро­ной. Она ста­но­вит­ся пя­той из свя­тых жен Ру­си с име­нем Ев­фро­си­ния – «Ра­дость». Ибо ее жизнь яви­лась ве­ли­кой ра­до­стью для всей зем­ли Рус­ской.

Мудрая жена. Святая Евфросиния Московская, основательница Кремлевского Вознесенского монастыря

Великие правительственные мужи собираются восстановить в Кремле Чудов и Вознесенский Стародевичий монастыри. Добрые вести! В самый раз припомнить, какой исток у судеб этих двух обителей, что за люди стоят при их основании.

Про Чудову обитель и ее основателя, святого Алексия, митрополита Московского, речь пойдет в другой статье. Даст Бог, она появится в самом скором времени. Жизнь и духовные подвиги мудрой жены, чьими трудами воздвигся Вознесенский монастырь, известны не столь широко. С них и стоит начать.

Будущая супруга Дмитрия Донского родилась в семье одного из крупнейших политиков Руси того времени — суздальско-нижегородского князя Дмитрия Константиновича. Большая, но непрочная, можно сказать, эфемерная держава, которой он правил, оказывалась то врагом, то союзником Московского княжества. И брак его дочери Евдокии с 16-летним московским князем Дмитрием Ивановичем имел все признаки политического альянса. Предположительно, сам преподобный Сергий Радонежский, желая мира на Руси, помог договориться о его заключении.

К тому времени княжне исполнилось 13 лет — она появилась на свет около 1353 года. У ее супруга все главные деяния были еще впереди: и строительство белокаменного Кремля, и победа на Куликовом поле. Пока что он немногим проявил себя в большой державной работе.

Несмотря на политическую подоплеку, брак двух молодых людей удался. Евдокия Дмитриевна осчастливила мужа двенадцатью детьми. Двое из них, Василий и Юрий, впоследствии займут Московский великокняжеский престол.

Супружество не омрачалось ничем, помимо тяжелой вооруженной борьбы, которую приходилось вести Дмитрию Ивановичу с литвой и Ордой. Изнемогая в этом противостоянии, князь находил отдохновение и поддержку в своей жене. До наших дней дошло завещание Дмитрия Донского от 1389 года. По его тексту видно и большую любовь князя к жене, и огромное доверие к ней.

Дмитрий Иванович позаботился о ее «вдовьем прожитке» так, как прежде никто из московских правителей не заботился о супругах. Евдокии Дмитриевне он завещал большой удел, разбросанный по разным областям подвластной ему державы. Туда вошло с полсотни городков, сел, деревень, слободок, в том числе Верея, Канев, Песочна, Кропивна. Пользовалась княгиня и доходами от владений в самой Москве. После смерти супруга она сделалась одним из богатейших земельных собственников Северной Руси. Кроме того, ей достались золото, серебро, стада…

Но это еще не все. По тексту завещания князь рассыпал множество напоминаний своим сыновьям: слушайтесь мать и не «вступайтесь» в ее имущество! В первых же строках документа говорится: «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа, се яз, грешный худый раб Божий Дмитрий Иванович, пишу грамоту душевную целым своим умом. Даю ряд сыном своим и свoей княгине. Приказываю дети свои своей княгине. А вы, дети мои, живите заодин, а матери своее слушайте во всем».

Далее следует: «А по грехом, которого сына моего Бог отъимет, и княгиня моя поделит того уделом сынов моих. Которому что даст, тo тому и есть, а дети мои из ее воли не вымутся». Иначе говоря, Дмитрий Иванович оставлял на свою супругу большое государственное дело: определять, кому из его сыновей какая доля достанется из выморочного имущества братьев. Если же скончается старший сын Дмитрия Ивановича, Василий, то обязанность переделить между братьями все огромное наследие — опять-таки у Евдокии Дмитриевны.

Еще более серьезная и ответственная задача: «А у которого сына моего убудет отчины, чем есми его благословил, и княгиня моя поделит сынов моих из их уделов. А вы, дети мои, матери слушайте». То есть Евдокия Дмитриевна получала право отбирать у своих сыновей часть полученной по завещанию земли и отдавать тому из них, кто неожиданно потерял часть своих владений.

И в финале: «А приказал есми свои дети своей княгине. А вы, дети мои, слушайте своее матери во всем, из ее воли не выступайтеся ни в чем. А который сын мой не имет слушати свое матери, а будет не в ее воли, на том не будет моего благословенья».

Доселе ни одна женщина не получала столько власти на Москве. Завещание Дмитрия Донского сделало его вдову крупным политическим деятелем, во многом поставило выше его наследника — Василия I. Между тем, когда скончался отец, Василию уже исполнилось 18 лет и по обычаям того времени он считался абсолютно взрослым человеком.

Следовательно, правитель очень высоко ставил мудрость и чистоту своей жены.

Евдокия целомудренно блюла память покойного супруга на протяжении без малого двух десятилетий. Она отличалась большим благочестием, щедро творила милостыню, до крайности умерщвляла плоть воздержанием — такой запечатлела ее церковная традиция.

Именно Евдокия Дмитриевна основала в Московском кремле Вознесенскую обитель, которую впоследствии стали называть «Стародевичьим монастырем». Позднее, в 1393 году, княгиня распорядилась возвести большой каменный храм во имя Рождества Богородицы — также на территории Кремля. Храм частично сохранился до наших дней. В 1395 году знаменитый мастер церковной живописи Феофан Грек начал расписывать основанный ею Рождественский храм. Видимо, сама княгиня пригласила его в Москву. На средства княгини велось большое церковное строительство и в Переяславле-Залесском.

В 1407 году она удалилась в учрежденный ею Вознесенский монастырь, где вскоре приняла иноческий постриг под именем Евфросинии. Ее монашество продлилось недолго — всего несколько недель.

Но до своей кончины инокиня Евфросиния успела отдать важное повеление: обитель должна украситься новой каменной церковью (прежде тамошние постройки были деревянными). 7 июля она скончалась. К тому времени строительство началось, и державную монахиню погребли там, где в скором времени предстояло подняться новому храму.

Русская православная церковь прославила княгиню как святую в чине преподобных. Память ее отмечается 17 (30) мая и 7 (20) июня. В 2007 году появилась высокая церковная награда — «орден преподобной Евфросинии, великой княгини Московской».

В 2010 году во имя святой Евфросинии был освящен столичный храм на Нахимовском проспекте. Туда перенесли частицу от ее мощей. Ныне она почитается как одна из небесных покровительниц города.

Даст Бог, вместе с Вознесенским монастырем, который беспощадно разрушили большевики, ныне восстановится и память о премудрой жене, заботливой матери, благочестивой инокине. Это один из самых притягательных женских образов за всю многовековую историю Московского дома Рюриковичей.

На анонсе храм в честь преподобной княгини Ефросинии Московской

Преподобная (благоверная княгиня) Евфросиния Московская

Преподобная Евфросиния, в миру Евдокия, дочь великого князя Суздальского Димитрия Константиновича (†1383), родилась в 1353 году.

В 1367 году, в 13-летнем возрасте Евдокия была выдана замуж за 15-летнего великого князя Московского Димитрия Донского и 22 года провела с ним в счастливом браке. Их счастливый союз был для Руси залогом прекращения междоусобной борьбы и мира двух сильных княжеств: Московского и Суздальско-Нижегородского.

От князя Дмитрия Евдокия родила 12 детей: восемь сыновей и четыре дочери. Её старших сыновей крестил преподобный Сергий Радонежский.

Княгиня несла вместе с супругом тяжелый крест управления страной в тяжкое время татаро-монгольского ига. Это было трудное время практически не прекращающихся войн с многочисленными врагами — внешними и внутренними. Русь находилась в кольце врагов: на севере были шведы, в Эстонии и Латвии установилось господство Ливонского ордена с его 150 крепостями, с запада — Литва, с северо-востока, востока и юга угрожали татары. Кроме этого продолжалось кровавое соперничество русских княжеств.

Великий князь Московский Димитрий Донской

Дмитрий Донской ездил в Орду, воевал, ссорился и мирился с князьями, а его супруга Евдокия молилась, растила детей, а случалось и оставалась на Москве править «за князя». Поход благоверного князя Димитрия против Мамая, победоносно завершившийся 8 сентября 1380 года на Куликовом поле, поддерживался с ее стороны горячими молитвами.

Большое влияние на духовную жизнь княгини Евдокии оказали Святитель Алексий, Митрополит Московский, а также Преподобный Сергий Радонежский, который крестил одного из сыновей Димитрия и Евдокии. Восприемником других был преподобный Димитрий Прилуцкий.

Великая княгиня жила истинно по-христиански. Каждый день Евдокия ходила в храм и молилась. Она постоянно делала вклады в монастыри, одаривала бедных деньгами и одеждой.

Княгиня Евдокия в храме (из цикла Поле Куликово, 1979, И.Глазунов)

В Москве Евфросиния построила большое число храмов и монастырей. В память победы на Куликовом поле Евдокия построила внутри Московского Кремля храм в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Храм был расписан великими иконописцами Древней Руси Феофаном Греком и Симеоном Черным. В 1387 году она основала в Московском Кремле Вознесенский женский монастырь. Одновременно строились несколько храмов и монастырей в Переяславле-Залесском.

Женский Вознесенский монастырь в Кремле был основан вдовой Димитрия Донского

19 мая 1389 г. великий князь Димитрий Иванович скончался на сороковом году жизни. По свидетельству современников этот день был днем печали и слез для многих русских людей. С тех пор Евдокия фактически стала во главе Московского княжества, являясь соправительницей при унаследовавшем престол Василии.

После смерти мужа, она наложила на себя строгий пост. Устраивая в великокняжеском тереме званые обеды, она сама не прикасалась к явствам, вкушая постную пищу. Втайне предаваясь подвигу поста, княгиня под пышными княжескими одеждами стала носить вериги, о чем даже перед близкими своими не желала открываться в этом. Лишь однажды, чтобы развеять людскую клевету и обвинения в роскоши, она собрала всех сыновей своих и сняла часть великокняжеских одежд — дети увидели, что подвижница так исхудала от поста и подвигов, что тело ее иссохло и почернело и «плоть прилипла к костям».

Княгиня Евдокия. Эскиз В.Васнецова для фресок Владимирского собора в Киеве

Под руководством Евдокии собиралось ополчение, чтобы защитить Москву от нашествия Тамерлана в 1395 г. Весть о том, что полчища грозного полководца подошли к границам Руси, привели в ужас весь народ. Великий князь Василий, благодаря влиянию матери, проявил твердость духа, собрал войско и вышел навстречу врагу. Но что могла сделать эта малая дружина перед полчищами непобедимого завоевателя, утверждавшего, что вся вселенная недостойна иметь двух правителей? Народ, подкрепляемый верой в заступничество Божие, вместе со своей княгиней молился Богу. Евдокия совершала сугубые молитвы об избавлении Руси от гибели. Молитва праведницы была услышана Богом. По совету матери Василий Димитриевич повелел принести чудотворную Владимирскую икону Божией Матери из Владимира в Москву. 26 августа 1395 года великая княгиня Евдокия с сыновьями, митрополитом, духовенством, боярами, с множеством собравшихся жителей Москвы встретили икону Богоматери на Кучковом поле. В тот самый день и час Тамерлан в сонном видении увидел «Светозарную Жену», окруженную сиянием и множеством «молнеиносных воинов», грозно устремившихся вперед. По совету своих наставников Тамерлан отдал приказ войскам повернуть от границ Руси.

В 1407 году, после видения архангела Михаила, предвозвестившего ей скорую кончину, Евдокия удалилась в Вознесенский женский монастырь, приняв монашество с именем Евфросинии («радость»). Постриг совершился 17 мая 1407 года в деревянной церкви Вознесения. По сказанию, вступление великой княгини на монашеский путь было ознаменовано Божиим благословением и чудом — в день пострига великой княгини исцелились от различных болезней 30 человек.

По ее указанию был написан знаменитый образ Архистратига Михаила, ставший впоследствии храмовой иконой Архангельского собора Кремля.

Икона «Архангел Михаил с деяниями» из Архангельского собора Московского Кремля. Конец XIV — XV начало века.

Прожив в иночестве всего несколько недель, на 54-м году жизни, 7 июля 1407 года инокиня Евфросиния скончалась и была погребена в строящемся соборе Вознесенского монастыря. Погребали святую Евфросинию при большом стечении народа.

После кончины, как повествует сказание, преподобная Евфросиния была «удостоена прославления». Не раз отмечено, как у гроба ее сами собой зажигались свечи и совершались многочисленные исцеления, даруя благодатную помощь всем, с верою приходящим к ее многоцелебным мощам.

Вознесенский храм стал усыпальницей великих княгинь и цариц Российского государства. Над местами их погребения воздвигались надгробья. Здесь были погребены Софья Палеолог (1503 г.) — вторая жена Иоанна III, Елена Глинская (1533 г.) — мать Иоанна IV Грозного, Ирина Годунова (1603 г.) — супруга царя Феодора Иоанновича, Наталия Кирилловна (1694 г.) — мать Петра I и другие. Последней упокоена здесь царевна и великая княгиня Наталия Алексеевна (1728 г.), внучка Петра I, дочь царевича Алексея Петровича. К началу XX века в храме стояло 35 гробниц. Мощи основательницы монастыря почивали под спудом за правым столпом собора, у южной стены. В 1822 г. над мощами была устроена посеребренная рака с сенью.

В 1922 г. раку и сень над мощами изъяли с целью извлечения из нее драгоценных металлов. Мощи преподобной Евфросинии остались в каменной гробнице под полом собора.

В 1929 г. по решению правительства началось уничтожение построек Вознесенского монастыря. Сотрудники музея пытались спасти некрополь. Для его размещения выбрали подвал Судной палаты Архангельского собора. Белокаменная гробница преподобной Евфросинии оказалась поврежденной и вынуть ее целиком из земли не смогли. Мощи преподобной были спасены от уничтожения, но выделить их сегодня вряд ли возможно, т.к. они находятся вместе с другими останками из захоронений в двух белокаменных гробницах XV века.

Скульптурная реконструкция по черепу

При вскрытии захоронений среди останков преподобной Евфросинии кроме небольших частичек ткани от савана нашли обрывки ее кожаного монашеского пояса с тиснеными изображениями двунадесятых праздников и подписями к ним. Эти святыни вместе с находившимися в гробах сосудами для елея хранятся в фондах музеев Кремля. Обломки каменной гробницы преподобной находятся до сего дня в том же подвале.

Архангельский собор Кремля

Так Архангельский собор Кремля стал общей семейной усыпальницей великокняжеских и царских семей Российского государства.

Преподобную Евфросинию Московскую считают покровительницей Москвы. Память преподобной совершается: 7/20 июля и 17/30 мая.

Священный Синод на заседании 13 июля 2015 года, которое состоялось в Санкт-Петербурге, установил празднование общей памяти святых благоверных князя Димитрия Донского и княгини Евдокии 19 мая/1 июня.

Молитва
О, преподобная мати наша Великая княгине Евфросиние! Не остави нас всех и дорогую Отчизну нашу, не презри молений всех приходящих к многоцелебным мощем твоим, ныне открытым для утешения и радости нашей.

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *