Священник Даниил Сысоев

Сплетни о исламо — христианском диспуте

Как известно, в начале этого года состоялось два моих диспута с Али Вячеславом Полосиным. Изначально планировалось три диспута по разным темам, (первый — «Коран и Библия», второй — «Учение о Боге в христианстве и
исламе», третий — «Мухаммед и Христос»). И на втором диспуте устами одного из участников с православной стороны — Юрия Максимова, — была прямо выражена надежда, что такие диспуты продолжатся.
Но после второго диспута издательство «Ансар» заявило, что последующие встречи мусульмане будут проводить только с протестантами, от третьего запланированного диспута они отказались, что, на мой взгляд, явно
свидетельствует об осознании богословского провала со стороны ислама.
Тем удивительнее было видеть, что некоторые мусульманские участники диспута, в частности, Айдын Али-Заде, стали распространять в мусульманской среде клеветнические слухи следующего содержания: «мне недавно сказал один из
организаторов того диспута, что митрополит Кирилл сделал хорошую взбучку нашим оппонентам за то, что они вообще пошли на этот диспут с нами. Он поручил им больше этого не делать, а то как сказал Абу Ахмад они рискуют
лишиться своих «теплых мест» (дословная цитата с форума сайта www.islam.kz).
Оказалось, эта утешительная для мусульманского слуха клевета весьма прижилась среди представителей той стороны диспута, которая сама понимает слабость выраженной на нём позиции ислама и желает теперь, что называется,
перевалить с больной головы на здоровую.
Даже здесь, на этом форуме один из мусульман осмелился рецитировать дезинформацию, запущенную Али-Заде: «Две попытки живого публичного диалога уже были. (Даниил Сысоев — Али Вячеслав Полосин). После второй попытки
руководство Даниила Сысоева, насколько я знаю, запретило участвовать ему в третьем раунде»(Тема: #62137, Сообщение: #2274843)
Я должен авторитетно заявить, что эти сообщения абсолютно не соответствуют действительности и никаких «запрещений» мне никто не передавал. Кстати, неправославное происхождение слуха, запущенного Айдыном Али-Заде видно уже
из того, что его составитель не разбирался в иерархическом порядке Церкви -Его Высокопреосвященство митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, канонически не имеет надо мной, как клириком Московской епархии, власти
«запрещать». Мусульманскую же клевету о том, что, якобы, митрополит Кирилл предоставляет мне и Юрию Максимову какие-то мифические «тёплые места», предоставим опровергать Отделу Внешних Церковных Связей.
Я хочу засвидетельствовать, что как раз напротив — прошедшие диспуты получили одобрение и поддержку в среде многих православных христиан, как среди мирян, так и среди священнослужителей. А вот некоторые представители
исламского сообщества при личных встречах мне жаловались, будто бы во время диспута Али Полосин сознательно подыгрывал православным и показал себя плохо укорененным в исламской традиции.
Я также заявляю, что по-прежнему готов продолжить диалог с мусульманами, желательно на ту тему, которая была заявлена для третьего диспута, но уже с более компетентными представителями уммы. Однако, в связи с вышеперечисленным, я не вижу для себя возможным больше дискутировать с отступниками, которые, по убеждению самих мусульман, не
могут адекватно выразить свою новую религию. Например, новый отступник В. Сохин до сих пор никак не обосновал свой выбор именно ислама (он все время только критикует христианство, совершенно по смешному представляя себе
реальный ислам), что свидетельствует о нецелесообразности встреч с людьми, плохо разбирающимися в той религии, от лица которой пытаются вещать.

Думаю, что реальный диалог был бы интересен, например, с Шамилем Аляутдиновым или Аскаром Сабдиным, да даже с Айдыном Али-Заде, если он найдёт в себе силы и мужества извиниться за распространение ложных слухов.
По крайней мере, такие люди могли бы адекватно передать ислам, и мне не пришлось бы делать поправки на те доктрины, которые отступники перенесли из христианства в новую для них религию.

«Я не проиграл спор ни одному ученому, но я не выиграл ни у одного дурака» (Источник фото: .com)

Говорят, что в споре рождается истина. Возможно. Но чаще всего рождается ненависть, неприязнь, разлад и упрямство. Интернет, как постоянная площадка для обсуждений, является благодатной почвой для тех, кто сделал споры своим хобби. В связи с этим нелишним будет напомнить о том, каково отношение ислама к спорам и спорщикам.

Начнем с того, что в Коране одним из неотъемлемых качеств человека названо желание препираться:

«Мы разъяснили людям в этом Коране любые притчи, но человек больше всего склонен препираться» (сура «аль Кахф», аят 54).

Всевышний напоминает о том, что человек может спорить, даже если истина очевидна. Спорщики внесены в число злостных провокаторов, и их Всевышний предостерегает Священной книгой:

«Мы облегчили его (Коран) на твоем языке для того, чтобы ты обрадовал им богобоязненных людей и предостерег им злостных спорщиков» (сура «Марьям», аят 97).

Возможно, по причине того зла, что несут споры, они включены в число запретных деяний во время одного из самых важных духовных актов мусульманина – совершения хаджа:

«Хадж совершается в известные месяцы. Кто намеревается совершить хадж в эти месяцы, тот не должен вступать в половую близость, совершать грехи и вступать в споры во время хаджа. Что бы вы ни сделали доброго, Аллах знает об этом. Берите с собой припасы, но лучшим припасом является богобоязненность. Бойтесь же Меня, о обладающие разумом!» (сура «аль Бакара», аят 197).

Склонность к спору упомянута как дискредитирующее восхищающего человека качество:

«Среди людей есть такой, чьи речи восхищают тебя в мирской жизни. Он призывает Аллаха засвидетельствовать то, что у него в душе, хотя сам является непримиримым спорщиком» (сура «аль Бакара», аят 204).

Всевышний, обращаясь к пророкам (мир им) через ангелов, велел им оставить бесполезные споры с людьми, которые не хотят ни справедливости, ни истины:

«Ангелы сказали: «О Ибрахим (Авраам)! Оставь споры, ибо твой Господь уже отдал приказ, и их постигнут неотвратимые мучения». (сура «Худ», аят 76).

Единственный случай, когда Творец дозволил споры, связан с манерой их ведения. Споры дозволены только тогда, когда их ведут мудро, придерживаясь рамок приличий и благочестия, а также по важным вопросам:

«Призывай на путь Господа мудростью и добрым увещеванием и веди спор с ними наилучшим образом. Воистину, твой Господь лучше знает тех, кто сошел с Его пути, и лучше знает тех, кто следует прямым путем» (сура «ан-Нахль», аят 125).

Даже в случае, когда человек хочет донести нечто полезное, он не должен возвышаться над оппонентом, проявлять высокомерие и дурной тон.

Дискуссии не должны перерастать в злостные пререкания и перебранку, ибо это не приносит никаких полезных результатов, тем более, что мусульмане должны вести проповедь для того, чтобы наставить окружающих на прямой путь, а не для того, чтобы одержать над ними верх:

«Твои проповеди должны быть мудрыми, поскольку с каждым нужно разговаривать, учитывая его состояние, способность воспринять услышанное и готовность подчиниться истине словом и делом. А для того, чтобы проповеди были мудрыми, необходимо обладать твердыми знаниями и не уподобляться невеждам (…).

Воистину, Всевышний Аллах прекрасно осведомлен о причинах, которые подталкивают людей к заблуждению, и деяниях, которые обрекают человека на заблуждение, и поэтому грешники непременно получат воздаяние за свои грехи. А наряду с этим Аллах осведомлен о праведниках, которые достойны верного руководства. Именно поэтому Аллах наставляет их на прямой путь, осеняет их Своей милостью и делает их своими избранниками»

Праведники и имамы также часто говорили о вредности споров. Если собеседник умен, то диалог с ним будет полезен и приятен обоим. Но если оппонент невежда, то кто бы не стал с ним пререкаться, будет расстроен и подавлен его глупостью.

Как сказал Маймун ибн Махран: «Не спорь ни с ученым, ни с невеждой. Ведь если ты будешь спорить с ученым, то не сможешь достичь его знаний, а если ты станешь спорить с невеждой, то твоё сердце зачерствеет и ожесточится».

А имам аш-Шафии говорил: «Я не проиграл спор ни одному ученому, но я не выиграл ни у одного дурака».

Даже если спор начинается с благих намерений, он легко может перерасти в ссору и закончиться разочарованием для участников. Некоторые люди питаются негативной энергией спора, для них это повод чем-то наполнить время, почувствовать себя важными, умными…

Стоит ли таким образом обслуживать свое эго – выбор за каждым. Но практика показывает, что благородно звучащее «в споре рождается истина» совсем не отражает истинное лицо споров.

Ася Гагиева

Примечание редактора: Данная статья, являющаяся подготовительным материалом конгресса Кейптаун 2010, была написана Джозефом Каммингом в качестве обзора темы, которая будет обсуждаться на конгрессе на мультиплексной сессии, посвященной исламу. Отзывы по этому материалу, представленные в рамках Лозаннского глобального диалога, будут переданы авторам и другим участникам конгресса, чтобы помочь им усовершенствовать материал для представления на конгрессе.

Может ли человек быть одновременно мусульманином И последователем Иисуса? Не является ли это оксюмороном? Какую оценку могут дать этому христиане библейского направления?

В 1979 году мой лучший друг решил, что он видит себя не «христианином», а «мессианским евреем». Джон вырос в светском еврейском окружении и до встречи с Иисусом практиковал индуизм. Затем в течение трех лет он был активным членом христианской библейской церкви. Но в какой-то момент Джон почувствовал желание вернуться к еврейским истокам, присоединился к мессианской синагоге, стал соблюдать кашрут и воспитывать своих детей в духе еврейских традиций. Он не видел противоречия в том, чтобы верить в Иисуса как пришедшего мессию, но идентифицировать себя – этнически и религиозно – с еврейским народом.

Как большинство христиан в 1970 годы, первоначально я реагировал скептически, цитировал библейские тексты, поскольку полагал, что ограничения кашрута противоречат нашей свободе во Христе. Позже я стал осознавать, что эти библейские отрывки могут пониматься двояко, и начал принимать правомерность растущего мессианского движения. Но прежде чем я понял это, я успел ранить чувства друга своей враждебностью к его попыткам определить свою принадлежность к еврейскому сообществу, верующему в Христа.

Широкое еврейское окружение также реагировало негативно. Большинство видело в мессианском иудаизме новую попытку, поменявшую лишь внешнюю упаковку, многовековых усилий христианской Церкви обратить евреев в свою веру, при этом полностью разрушая еврейское самосознание. Они не считали мессианских евреев за евреев. Однако в последнее время появились еврейские лидеры и ученые, которые с осторожностью начали говорить о том, что мессианские евреи, которые соблюдают Тору и Галаху, конструктивно участвуют в жизни еврейской общины и передают еврейские традиции своим детям, заблуждаются, но должны быть признаны евреями.

В 1980 году аналогичное движение началось среди мусульман, которые уверовали в Христа. Эти мусульмане верят в Иисуса как Господа и Спасителя, верят в то, что Иисус умер за их грехи и воскрес, но настаивают, что в связи с этим они не перестают быть мусульманами и не обращаются в христианскую религию. Они желают оставаться в рамках своего мусульманского сообщества, почитая Христа в привычном контексте.

Реакции в мусульманских и христианских кругах были самими разнообразными. С мусульманской стороны, некоторые из этих людей подвергались гонениям за веру, тогда как другие с осторожностью оказывались принятыми в своих сообществах. С христианской стороны, их защитники видели в них «мессианских мусульман», которых мы должны принять – точно так же как мы принимаем мессианских евреев – как истинных учеников Христа. Критики же наставали, что ислам и иудаизм коренным образом отличаются, и мусульманское сознание не согласуется с библейской верой.

Когда Набил(1) имел опыт преображающей жизнь встречи с Христом, он остался в мусульманской общине и продолжал участвовать в мусульманских молитвах. Когда о его любви к Иисусу стало известно его семье и друзьям, были те, кто последовали его примеру, но были и те, кто пытались его убить. Отсидев в тюрьме за веру, он решил, что больше не будет считать себя мусульманином. Он видел в исламе систему, которая была ответственна за гонения. Сегодня Набил считает себя христианином. Однако некоторые из тех, кто последовал за ним в вере, все еще называют себя мусульманами.

Ибрагим был уважаемым знатоком Корана, хафизом. Когда он принял решение следовать за Иисусом, то тщательно изучил стихи Корана, которые обычно понимаются как отрицающие Троицу, божественное происхождение Христа, искупительную смерть Христа, и правдивость Библии. Он пришел к выводу, что каждый из этих стихов может иметь альтернативное толкование, а, следовательно, он может следовать за Иисусом, оставаясь мусульманином. Со временем члены его семьи и друзья стали разделять его веру в Иисуса как Господа и Спасителя. Ибрагим также попал в тюрьму за веру, но в отличие от Набила, он по-прежнему хочет, следуя за Иисусом, оставаться мусульманином. Тем не менее, некоторые из тех, кого он привел к Иисусу, больше не видят себя мусульманами. Ибрагим и Набил – друзья, и относятся друг ко другу с братским уважением, хотя и расходятся во мнении по поводу своей религиозной идентичности.

Когда христиане из других культур встречают таких верующих как Набил и Ибрагим, их реакция зачастую неоднозначна. Например, Фил Паршал и Джон Тревис более 60 лет работали с мусульманами, и, сохраняя уважение друг ко другу, так и не приходят к согласию. Они опубликовали ряд статей в миссионерских журналах, рассматривая вопросы, по которым у них имеются разногласия. За ними последовали многочисленные публикации других авторов.

Технический термин для обозначения этих концепций — «дебаты С4-С5». Это название обусловлено шкалой Тревиса, разработанной для описания различных сообществ, исповедующих Христа («С»), сюда относятся верующие в Иисуса, имеющие мусульманские корни (MBBs) и их понимание собственной принадлежности:

C1 – Верующие MBBs в церквях радикально отличающихся от мусульманской культуры, богослужение проводится на языке, отличном от их родного языка

C2 – То же как в C1, но богослужение проводится на родном языке

C3 – Верующие MBBs в христианских церквях, принадлежащих местной культуре, которые не практикуют исламских форм поклонения и традиций

C4 – Верующие MBBs в христианских церквях, принадлежащих местной культуре, которые сохраняют библейски допустимые «исламские формы поклонения» (например, падение ниц в молитве), наделяя их библейским смыслом. Они могут называть себя не «христианами», а как-то иначе (например, «последователи Иисуса»), но не относят себя к мусульманам.

C5 – Мусульмане, которые следуют за Иисусом как Господом и Спасителем вместе с такими же верующими внутри мусульманского сообщества, сохраняя культурную и официальную принадлежность к мусульманскому сообществу

C6 – Тайные/подпольные верующие

Большая часть ожесточенных споров происходит между защитниками позиций С4 и С5. Чтобы помочь читателям понять эти проблемы, я приведу здесь аргументы, выражающие озабоченность сторонников позиций C1-C4, обеспокоенных С5. Затем я обобщу ответы защитников С5. Эти аргументы и ответы я привожу в кавычках, чтобы было ясно, что это взгляды других авторов, не всегда совпадающие с моими взглядами. После этого я добавлю свои комментарии.

Аргумент C4: «Писание (напр., 1 Цар. 18:21; 2 Цар. 17:27-41) осуждает синкретизм. Попытка быть одновременно мусульманином и последователем Иисуса является синкретической».

Комментарий: Обе стороны этой дискуссии проделали серьезную экзегетическую работу по толкованию Писания, которая, как они полагают, подтверждает их точку зрения. В данной статье невозможно должным образом представить ни одну из сторон. Читатели могут изучить статьи в журналах EMQ и IJFM, в которых обсуждаются эти библейские вопросы.

Аргумент C4: «Ислам и иудаизм отличаются: нельзя сравнивать «мессианский ислам» с мессианским иудаизмом. В отличие от Корана Иудейское Писание признается христианами как богодухновенное. Мечеть является центром вынашивания исламского учения, которое открыто отвергает библейские истины».

Ответ C5: «Ислам и иудаизм отличаются, но обе религии монотеистические. Ислам признает Тору и Новый Завет как часть Писания наряду с Кораном. Ортодоксальный иудаизм признает авторитетными не только иудейское Писание (Танак), но также Талмуд, который, подобно Корану, содержит ряд материалов, совместимых и несовместимых с Новым Заветом. Традиционно литургия в синагоге также рассматривается как отрицающая учение Нового Завета, но обе литургии можно интерпретировать по-новому, и присутствие на молитве не всегда означает признание каждого слова литургии».

Комментарий: Термин «мессианский ислам» не оказывает нам доброй службы. Для иудеев признание Иисуса мессией является вопросом водораздела, тогда как мусульмане признают Иисуса мессией, но выдвигают другие возражения против христианского учения об Иисусе. Большинство мусульман верит, что текст Библии был искажен, но некоторые мусульманские теологи не соглашаются с этим. Верующие С5 считают Библию словом Божьим. Священные тексты требуют тщательного изучения, чтобы определить, являются ли предложенные толкования правомерными и корректными.

Аргумент C4: «Подход С5 ложный. Что бы вы почувствовали, если бы мусульмане пришли в вашу церковь, объявляя себя христианами, а затем постарались обратить ваших людей в ислам?»

Ответ C5: «Нет никакого обмана в том, что верующие С5 не скрывают в своем мусульманском сообществе того, кто они и во что верят. Верующие С5 искренне считают себя мусульманами, а не «христианами, которые делают вид, что они мусульмане»».

Комментарий: Помните: Шкала Тревиса описывает то, как верующие, которые были рождены и воспитывались в мусульманской среде, видят свою принадлежность, а не позицию христианских служителей, работающих в мусульманской культуре.

Аргумент C4: «Мусульманское сообщество не будет терпимо относиться к отклоняющимся от общепринятого учения и правил мусульманам в своих общинах».

Ответ C5: «Еще слишком рано говорить об этом с уверенностью».

Комментарий: Мусульманское сообщество может само говорить за себя. Когда я обсуждал это с мусульманскими лидерами, их главной заботой было то, будут ли эти люди продолжать выполнять моральные требования и соблюдать ритуальные устои мусульманского сообщества, которому они принадлежат.

Аргумент C4: «Называть себя «мусульманином» значить верить в Мухаммеда как истинного пророка Бога. Это несовместимо с Библией».

Ответ C5: «В действительности «мусульманин» может означать разные понятия для разных мусульман. Верующие С5 имеют различные взгляды в отношении Мухаммеда, в том числе: 1) человек может быть мусульманином в культурном смысле без какого-либо богословского признания Мухаммеда; 2) Мухаммед был пророком, но не всегда непогрешимым (ср. 1 Фес. 5:20-21 и Каиафа в Ин. 11:51); 3) Мухаммед был пророком для арабов, но не для других народов; 4) Мухаммед был настоящим пророком, чьи слова неверно истолковывались; 5) этот вопрос неважен в любом случае».

Комментарий: Для подавляющего большинства мусульман признание Мухаммеда пророком непреложно. Но слово «мусульманин» (буквальное арабское значение: «подчиненный Богу») действительно означает различные вещи в разных контекстах. Коран называет первых последователей Иисуса «мусульманами» (К3:52). В некоторых сообществах слова «мусульманин» и «христианин» указывают больше на этническое происхождение, чем на религиозную принадлежность.

Аргумент C4: «Верующие C5 MBBs оставляют за собой право принадлежать мусульманской среде, чтобы избежать гонений за Крест Христов».

Ответ C5: «Это несправедливая оценка мотивов. Вопрос стоит о религиозно-культурной принадлежности, а не о Кресте Христовом, что признается верующими С5».

Комментарий: Если верующие С5 пытаются избежать гонений, это им не удается. Многие из них подвергались жестоким гонениям, страдали от тюремного заключения и еще больших испытаний за свои убеждения.

Аргумент C4: «Как насчет Церкви? Видят ли себя верующие С5 частью Тела Христова?»

Ответ C5: «Верующие С5 образуют христианскую общину, в которой они изучают Библию, молятся, совершают таинство крещения и причастия. Они являются ekklesiai в новозаветном смысле, хотя внешне эти общины могут отличаться от церквей в общепринятом христианами смысле.

Комментарий: Изучение Писания и подчинение ему помогает местным общинам стремиться к святости и сохранению апостольского духа. Но Писание также призывает общины признавать единство и вселенскую природу всемирного Тела Христова. Некоторые верующие С5, а также работники, сотрудничающие с ними, имеют негативные представления или натянутые отношения с церквями, не принадлежащими MBB. Другие общины С5 имеют здоровое отношение с остальными христианскими церквями.

Аргумент C4: «Я слышал, что некоторые группы С5 имеют расплывчатую христологию. Это пугает меня».

Ответ C5: «Некоторые верующие С5 действительно имеют нечеткую христологию, но то же самое можно сказать и об обычных христианах по всему миру. Имеет значение направление движения верующих С5 – к Иисусу Христу. Они молятся во имя Его, славят Его как своего Господа, ощущают Его божественное присутствие в своей жизни. С каждым днем их христология становится более верной».

Комментарий: Это видится разумным в отношении новообращенных. Но когда движение растет, и его лидеры становятся более зрелыми, можно надеяться, что они придут к пониманию основательной христологии, и будут формулировать ее в терминах, понятных прихожанам. Задано верное направление движения, но должна быть ясность относительно конечной цели этого движения – к Иисусу Христу, не только как Спасителю и Искупителю, но также вечному несотворенному Слову, явлению Бога в человеческой плоти.

Некоторые мысли о самосознании: верующие С5, такие как Ибрагим, подвергают сомнению представления о том, что означает быть «мусульманином» или «христианином». Мы все отождествляем себя с разными группами и сообществами. Например, большинство американских христиан полагают, что человек может быть патриотом Америки и верным христианином, при этом не соглашаясь с некоторыми действиями своего правительства или сограждан. Верующие подобные Ибрагиму хотят быть одновременно истинными мусульманами и преданными последователями Иисуса, критически оценивая то, что делают и чему учат их братья-мусульмане в свете учения Христа – иногда принимая, иногда предлагая иное толкования, иногда не соглашаясь. Требуют ли такие несогласия от американских верующих отказа от американского самосознания, или от верующих С5 отказа от мусульманского самосознания? Как каждый из них может наилучшим образом быть «разборчивым, но преданным» традиции, в которой он родился, и своему семейному наследию, уважительно критикуя то, что не соответствует Писанию, но исполняя Божью заповедь «Почитай отца твоего и мать твою»?

Со времен Веслианского возрождения и Великого Просвещения 18-го века, евангельские христиане настаивали на том, что для Бога имеет значение не чтобы человек называл себя христианином, но чтобы он имел преобразующие жизнь отношения с Иисусом Христом. Дэвид Брейнерд был изгнан из Йельского университета в 1742 году за слова, что один из преподавателей университета (верный «христианин») имеет «не больше благодати, чем этот стул», потому что у него нет личных отношений с Иисусом.

Следует ли отсюда, что совершенно неважно, называют ли себя верующие «христианами»? В отношении мессианских евреев евангельское сообщество в основном признает, что называть себя христианином необязательно. Верно ли это в отношении верующих С5, или ислам радикально отличается? Если верно второе, тогда какие специфические различия между иудейскими и мусульманскими сообществами заставляют нас принимать одних и отвергать других?

Позвольте мне завершить эту беседу важной для меня просьбой. В последние месяцы эти дебаты приобрели враждебный характер. Верующие мусульманского происхождения, такие как Набил и Ибрагим, в своем большинстве не могут участвовать в дискуссиях напрямую, поскольку это подвергнет их еще большим гонениям помимо тех, которые они уже испытали. В результате христиане немусульманского происхождения ведут дебаты без их участия, предавая анафеме Ибрагима, а затем и Набила. Но Набил и Ибрагим уважают друг друга как братья и способны не соглашаться друг с другом в любви.

Что касается меня, помня, как однажды я ранил чувства своего еврейского друга в 1979 году, я хочу быть очень осторожным и не нанести боль отвержения братьям, которые и без того подверглись отвержению и тюремному заключению за Иисуса. Иисус сказал: «Приходящего ко Мне не изгоню вон».

Набил и Ибрагим, понимая свое место во вселенском Теле Христовом, должны прислушиваться к советам других верующих со всего мира. Но если мы правильно понимаем свое место в этом Теле, мы тоже должны уважать их фундаментальное человеческое право находить – руководствуясь авторитетом Писания – свой путь выражения идентичности. Это их жизнь поставлена под удар. И если они способны сохранять уважение друг ко другу, пережив страдания тюремного заключения за Христа, то безусловно они оба заслуживают уважения и с нашей стороны.

Мы продолжаем публикацию перевода цикла статей Ахмета Куруджана, посвященных пониманию концепта джихада в исламе. Предыдущие части доступны по следующим ссылкам: Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4 Часть 5 Часть 6

***

Как вы помните, сторонники «теории войны» утверждают, что ниспосланные в Мекке и Медине сотни аятов, связанные с миром, толерантностью, мирным сосуществованием и т.д., равно как аяты, дозволяющие войну с условием, что имела место несправедливость , были отменены «аятом меча», который гласит: «Когда же завершатся запретные месяцы, то убивайте многобожников, где бы вы их ни обнаружили, берите их в плен, осаждайте их и устраивайте для них любую засаду. Если же они раскаются и станут совершать намаз и выплачивать закят, то отпустите их, ибо Аллах – Прощающий, Милосердный» (9:5). При текстоцентричном прочтении этого аята, не учитывающем причины и очередность его ниспослания, предыдущие и последующие аяты, и, конечно же, контекст, получается следующее: «В данном случае Аллах недвусмысленно повелевает нападать. Этим аятом Всевышний желает, чтобы мусульмане были стороной, начавшей войну, и беспощадно убивали многобожников». Именно такой интерпретации и придерживаются .

Хорошо, а что думают по этому поводу сторонники «теории мира»? для понимания Божественного замысла нельзя рассматривать этот аят без учета предыдущих и последующих аятов, а необходимо брать за основу группу аятов . Ибо часть суры «Покаяние» с первого по семнадцатый аяты представляет собой группу взаимосвязанных аятов, имеющую внутреннюю смысловую целостность. Чтобы увидеть и понять это не обязательно знать арабский язык и быть специалистом по трактовке Корана – достаточно просто последовательно прочитать перевод смыслов указанных семнадцати аятов… Это первое.

Второе: эти аяты представляют собой ультиматум или, выражаясь иначе, объявление войны многобожникам, которые нарушили политический договор, действующий между ними и Пророком (с.а.с.) как главой государства. Особенностью мусульман является приверженность договоренностям в качестве этического поведения и соблюдение их до окончания срока в качестве примера ответственного отношения. Но в данном случае многобожники являются той стороной, которая нарушила условия договора и прекратила его действие. Несмотря на это, неожиданное нападение на них без соответствующего уведомления Коран, по крайней мере, не считает этичным поступком. Собственно говоря, так было и в доисламских традициях и обычаях арабов. Рассказывается, что в подобных ситуациях традиции и обычаи арабов предписывали выжидать четырехмесячный срок до объявления войны, а сообщить об этом противоположной стороне полагалось вождю племени или его близким. И поскольку ниспослание рассматриваемых аятов произошло в то время, когда Абу Бакр во главе группы паломников, Пророк (с.а.с.) направил туда Али для того, чтобы тот сделал соответствующее объявление.

Другое название суры, в которой располагаются указанные аяты – «аль-Бараа», что означает «ультиматум». Именно это указывается в качестве причины того, что эта сура единственная, которая не начинается со слов «Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного». Резюмируя, слова «странствуйте по земле в течение четырех месяцев» (9:2) с одной стороны указывают на расторжение договора и объявление войны, а с другой стороны – на срок, данный до начала боевых действий.

Третье: последующие аяты в рассматриваемой группе явно указывают на то, что многобожники, остающиеся верными своим договорным обязательствам, не входят в число тех, кому была объявлена война – «Это не относится к тем многобожникам, с которыми вы заключили договор и которые после этого ни в чем его не нарушили и никому не помогали против вас. Соблюдайте же договор с ними до истечения его срока. Воистину, Аллах любит богобоязненных» (9:4).

Четвертое: слова «убивайте многобожников, где бы вы их ни обнаружили, берите их в плен, осаждайте их и устраивайте для них любую засаду» (9:5) относятся к многобожникам, которые не желают мира, неоднократно нарушали перемирие и находятся в качестве противника на поле боя с оружием в руках для убийства мусульман. Иначе говоря, это предписание относится к ситуации, когда дипломатические связи были до конца использованы, но не позволили добиться мира и, в конце концов, началось то, что Коран называет харб (война), катл (убийство) и кыталь (взаимное истребление). А как еще вести себя в подобной ситуации? Аяты явственно повествуют о том, что нарушили условия договора, напали на мусульман и первыми начали войну (9:12-13). Поэтому предписание убивать многобожников не носит абсолютного характера и этот аят, будучи ограниченным условиями, направлен против мекканских арабов-язычников. В жизнеописании Пророка (с.а.с.), рассказах об его военных походах и книгах по интерпретации Корана один за другим перечисляются имена этих племен.

Пятое: иные коранические аяты, связанные с убийством многобожников, должны рассматриваться и трактоваться в рамках аналогичной методологии. В этом случае станет понятно, что в них говориться о действиях в обстоятельствах, когда война с многобожниками, неверующими и лицемерами является единственно возможным вариантом, и что каждый аят предлагает решения специфических ситуаций, ограниченных причинами своего ниспослания. Соответственно, речь идет о ситуации, связанной с realpolitik. Любой комментарий, игнорирующий эту realpolitik, уведет нас за пределы Божественного замысла. Именно эту я и пытаюсь донести с самого начала.

В качестве последнего примера приведем аят, ниспосланный на пятом этапе, который позиционируется как основа состояния тотальной войны с неверующими и многобожниками, и которым были отменены все аяты, ниспосланные на предыдущих четырех этапах. Для начала вспомним этот аят: «Сражайтесь с ними, пока не исчезнет искушение (фитна) и пока религия целиком не будет посвящена Аллаху» (2: 193). Сторонники «теории мира» считают, что в данном случае, как и в случае с «аятом меча», необходимо рассматривать не отдельный аят, а группу аятов, и эта точка зрения является правильной. Ведь понять и объяснить значение Божественного замысла мы можем лишь прочитав эту группу аятов, ниспосланных поочередно и посвященных одной теме (а Аллах знает лучше!). Иначе же, как я уже неоднократно говорил, попытки интерпретации, основанные на выделении из этой группы одного аята, а из аята – половины предложения или даже нескольких слов, или же связанные с выдвижением на передний план слова / термина «аль-фитна», которое имеет различные значения и в ходе исторического процесса использовалось в различных терминологических рамках, не приведут нас к правильным результатам.

Поскольку этот аят используется в качестве подтверждения точки зрения о том, что в исламе основой международных отношений является тотальная война, я хочу подробнее рассмотреть группу аятов …

Продолжение следует

Ахмет Куруджан

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *