Семья даже в самые трудные времена – это «малая Церковь», если в ней остается хотя бы искорка стремления к добру, к истине, к миру и любви, иначе говоря, к Богу; если в ней есть хотя бы один свидетель веры, исповедник её.

Совет 1: Как причастить младенца

В истории Церкви бывали случаи, когда лишь один единственный святой защищал истину христианского учения. И в семейной жизни бывают периоды, когда только кто-то один остается свидетелем и исповедником христианской веры, христианского отношения к жизни. Ушли времена, когда можно было надеяться, что церковный быт, традиции народной жизни смогут воспитать в детях веру и благочестие. Не в наших силах воссоздать общий церковный уклад жизни. Но именно теперь на нас, верующих родителей, ложится обязанность воспитывать в наших детях личную, самостоятельную веру.

Причащение младенцев, у которых ещё не может быть никакого понимания Таинства, очень близко связано с тем отношением к младенцам, пример которого дал нам Христос: «… приведены были к Нему дети, чтобы Он возложил на них руки и помолился; ученики же возбраняли им. Но Иисус сказал: пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть Царство Небесное» (Мф. 19:13-14).

Иначе говоря, Иисус Христос показал, что физическое общение, физическая близость к Нему так же реальны, как и общение умственное, интеллектуальное, и что непонимание младенцами «истин о Боге» никак не препятствует их действительной близости «с Богом». И веками приносили православные матери в храм своих младенцев и причащали их, и никто не смущался, когда в церкви были слышны писк и крик младенцев.

Наступает момент, к двум годам примерно, когда ребенку, особенно если он не привык причащаться, надо как-то объяснить, что такое Причастие, что с ним в церкви будут делать. Мне кажется, что тут не надо мудрить, а достаточно сказать: «Батюшка тебе причастие даст…» А постепенно, из отношения к ребенку-причастнику взрослых, из-за того, что в этот день его стараются одеть по-праздничному, ребенок начинает понимать, что причащение — радостное, торжественное, святое событие.

Годам к трем-четырем можно и нужно начать доступно объяснять детям смысл таинства Причащения. Можно рассказывать детям про Иисуса Христа, про Его Рождество, про то, как Он исцелял больных, кормил голодных.

И вот, когда Он знал, что скоро умрет, Он захотел в последний раз собраться со своими друзьями-учениками, поужинать с ними. И когда они были за столом, Он взял хлеб, разломил его и раздал им, сказав: «Этот хлеб — Я Сам, и когда вы будете есть этот хлеб, Я буду с вами». Потом Он взял чашу с вином и сказал им: «В этой чаше Я вам даю Самого Себя, и когда вы будете пить из нее, Я буду с вами». Вот как Иисус Христос первый раз причастил людей и сказал, чтобы все, кто Его любит, тоже так причащались.

По мере того как дети растут, надо объяснять им не только евангельские события, с которыми связано таинство Причастия, но и то, что оно значит в нашей жизни для нас, сейчас. Что значит в жизни христианина причащаться Святых Тайн? За Литургией мы приносим Богу наши дары — хлеб и вино. Хлеб и вино — это наши пища и питье. Без пищи и питья человек не может жить, и наши, такие простые, дары означают, что мы приносим Богу в дар, в благодарность — самую жизнь нашу. Объясняя детям смысл таинства Святого Причастия, можно рассказать, как священник приготовляет наши дары; вырезает частицы из принесенных просфор-хлебов, одну частицу — «Агнец» — для причастия, другую в честь Божией Матери, частицы в честь всех святых и в память умерших и живых, о которых его просят молиться.

Мы все — и дети, и взрослые — воспитываемся в понимании смысла Литургии по мере того, как мы все больше и больше вникаем в каждый возглас, каждое действие богослужения, каждое песнопение. Это — лучшая наша школа, которая длится всю нашу жизнь, и наша задача как родителей — развивать в детях интерес к смыслу того, что они видят и слышат в церкви.

На нас лежит ответственность научить детей, как приступать к таинству Святого Причастия. Конечно, надо отличать самое существенное от менее существенного. Мы, родители, должны научить наших детей, как подходить к Причастию: сложив руки на груди, не креститься, подходя к чаше, чтобы нечаянно ее не толкнуть. Нужно назвать священнику свое имя. Все это внешние правила, и нельзя их смешивать со смыслом и значением Таинства, но достойное поведение в храме имеет большое значение, а дети в особенности любят чувствовать в торжественные минуты, что они «умеют держать себя» как большие. «Я отдаю себя Христу, а Христос входит в мою жизнь. Его жизнь живет во мне», — вот смысл Святого Причастия, и в этом смысл нашей жизни, и цель нашей жизни раскрывается нам в этом смысле.

По книге С.С. Куломзиной «Семья – малая Церковь»

Вернуться к списку

С какого возраста ребенок должен исповедоваться?

На мой взгляд, довольно важным проблемным моментом в сегодняшней жизни Церкви является практика детской исповеди. То, что дети должны исповедоваться перед Причастием с семи лет, стало нормой с синодальной эпохи.

Как писал в книге о Таинстве Покаяния отец Владимир Воробьев, у многих и многих детей сегодня физиологическое взросление настолько опережает духовное и психологическое, что большинство сегодняшних детей в семь лет исповедоваться не готовы. Не пора ли сказать, что этот возраст устанавливается духовником и родителем абсолютно индивидуально по отношению к ребенку?

Дети в семь лет, а некоторые и чуть раньше, видят различие хороших и плохих поступков, но говорить о том, что это осознанное покаяние, еще рано. Только избранные, тонкие, деликатные натуры способны в столь раннем возрасте это испытать. Есть удивительные детишки, которые в пять-шесть лет обладают ответственным нравственным сознанием. Но чаще всего за детской исповедью скрываются другие вещи. Либо побуждения родителей, связанные с желанием иметь в исповеди дополнительный инструмент воспитания (часто бывает: когда маленький ребенок плохо себя ведет, наивная и добрая мама просит священника поисповедовать его, думая, что если он покается, то будет слушаться).

Как ребенку объяснить про причастие?

Либо какое-то обезьянничество по отношению ко взрослым со стороны самого ребенка – нравится: стоят, подходят, батюшка что-то им говорит. Хорошего из этого ничего не происходит.

У большинства детей нравственное сознание просыпается значительно позже семилетнего возраста, и я не вижу в этом ничего катастрофичного. Пусть приходят в девять, десять лет, когда у них появится бóльшая степень взрослости и ответственности за свою жизнь. На самом деле, чем раньше ребенок исповедуется, тем хуже для него: видимо, не зря детям не вменяются грехи до семи лет. Только с достаточно более позднего возраста они воспринимают исповедь как исповедь, а не как перечень того, что сказано мамой или папой и записано на бумаге. И вот эта формализация исповеди, происходящая у ребенка, в современной практике нашей церковной жизни является довольно опасной вещью.

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *