Версия для печати 24 листопада 2015 | Екатерина Дятлова | Сімейне життя

На тему детей в Церкви можно говорить много. Мне бы хотелось рассмотреть такой вопрос: что можно сделать для того, чтобы после пребывания на богослужениях у детей оставались тёплые впечатления, а родители не чувствовали себя измотанными?

Храм — это уютно

Каждый знает, какую силу имеют впечатления детских лет. Если малыш с детства поймёт, что храм – это хорошо, уютно и нераздельно связано с жизнью семьи, то и на формирование его личности это окажет благоприятное действие.

В храме «под куполом» — церкви в честь Рождества Божьей Матери у о.Олега Мельничука (фото с сайта храма)

Даже с одним ребёнком маме трудно в храме сделать так, чтобы и у неё, и у окружающих остались тёплые впечатления. Особенности детской психики таковы, что ребенок не может долгое время быть сосредоточенным на чем-то одном. Дети проявляют недовольство, когда их заставляют постоянно сдерживать себя. Это вызывает капризы, которые мешают и окружающим, и родителям. Сосредоточиться на службе становится сложно — отсюда и нервные мамы, и напряженные прихожане.

Да и сами дети устают. Они ведь не капризничают просто так. Чаще всего — от усталости.

Ночная служба на Рождество – как «выстоять»? 10 cоветов от епископа Ионы (Черепанова)

Учимся у многодетных

В любом случае, гораздо легче предотвратить плохое поведение, нежели справляться с ним уже по факту. Мне кажется, у многодетных семей есть чему поучиться в данном вопросе.

Часто многодетная мама в храме выглядит так: на руках малыш и охапка детской верхней одежды. Свободным пальцем она стягивает чью-то шапку, ногой придерживает убегающего малыша, одновременно отвечает на массу детских вопросов и напоминает всем, что говорить нужно шёпотом.

Где в это время папа? Он или служит, или поёт, или тоже стоит с охапкой вещей. Если настоятель прихода позаботится о том, чтобы родители могли решить бытовые проблемы (наличие места, где можно повесить верхнюю одежду, куда положить грудничка и т.д.), это значительно облегчит участь родителей и поможет сосредоточиться на главном.

В храме «под куполом»

Учитывая то, что дети — разного возраста с разными потребностями и разными лимитом внимания, выбор приоритетов перед многодетной мамой стоит так: ориентироваться на младшего и заводить всех в храм только ко Причастию, приводить к началу службы и потерпеть недовольные взгляды прихожан на привнесённый дополнительный шум, или придумать что-то, что позволит присутствовать на службе всем вместе и в то же время не будет мешать прихожанам.

От идеи игрового уголка в храме пришлось отказаться

Как решают вопрос пребывания в храме со своими детьми, поинтересовалась у многодетных мам.

Наталья Пархомчук, мама 4 детей:

— Когда дети были меленькие, наш папа служил диаконом в Анастасиевском женском монастыре у нас в Житомире. Детей на службе приходилось организовывать мне самой.

Трое наших сыновей уже взрослые парни, поют в архиерейском хоре, а младшему сейчас 9 лет. Не помню, чтобы было как-то особенно трудно с малышами в храме. Мы приходили к чтению Евангелия, после которого могли выйти походить по коридору, где тоже была слышна служба. На Евхаристический канон пробирались к солее, чтобы дети всё хорошо видели. Я им шёпотом объясняла моменты богослужения, например: во время пения «Осанна в вышних Богу», комментировала значение и историю. Концентрировала внимание детей на прошениях во время ектении и говорила, например: «Батюшка просит, чтобы не было войны. Ты же не хочешь, чтобы была война? Давай попросим Бога об этом» и т.д. Так по очереди шёпотом общалась со всеми малышами.

Никогда не отдавала детей на занятия в воскресной школе во время богослужения. Мне кажется неправильным приводить детей только ко Причастию. Детям нужно участвовать в службе.

Однажды был и такой опыт: матушки попробовали прямо в храме сделать для детей игровой уголок. Вскоре пришлось отказаться от этой идеи, т.к. дети вели себя, как на детской площадке, заглушая службу.

Очень важна непрестанная материнская молитва о детях. Даже в переходном возрасте с сыновьями особых проблем не возникало, ведь участие в жизни Церкви – это образ жизни. Если мама внимательно молится и знает службу, то дети это наследуют.

***

Любовь Лысенко, мама 3 детей:

— Мне нравится ходить с детьми в Ионинский, где служит и регентует муж. Там есть динамики, благодаря которым богослужение слышно на улице. Я с младшей периодически то захожу в храм, то выхожу, если вижу, что ребёнок устал. Старшие дочки сами решают, где им лучше. В любом случае, мы слышим всё, что происходит на службе и проблем не возникает.

Когда на Литургии даже мухи боятся залетать в храм…

Виктория Могильная, мама 8 детей:

— Сегодня священники, на мой взгляд, сталкиваются с непростой ситуацией: когда те, кому Сам Спаситель просил не препятствовать приходить к Нему, бузят, истерят или хохочут во время службы, отвлекая остальных от попыток сосредоточиться на молитве.

Каждый приход находит свой, доступный для него, выход в сложившейся ситуации.

Очень многое зависит от личности настоятеля храма. Есть священники, которые умиляются детскому лепету во время Херувимской и позволяют малышам свободно перемещаться по храму. Есть такие, кто болезненно переживает нарушение тишины во время богослужения, будь то взрослыми или малышами. Так как мой муж относится ко второй категории духовенства, на нашем приходе даже мухи боятся залетать в храм во время Литургии.

То ли по слову народной мудрости «каков поп, таков приход», то ли по счастливой случайности, многодетных семей у нас – большинство. Старшие дети алтарничают или поют на клиросе, малыши занимаются в воскресной школе на цокольном этаже и приходят ближе к Причастию, для мам с колясками службу транслируют уличные динамики.

Иногда просто удивляюсь, как алтарь и клирос «растягиваются» и принимают в свое лоно всех желающих. Таким образом, мы вместе стараемся воссоздать в храме ту атмосферу, где ничто не отвлекает человека от сосредоточения на Главном.

Надо признаться, это нелегко, но того стоит. Стараемся не забывать, что «Дом мой домом молитвы наречется» (Мк., 11). Современному жителю мегаполиса невероятно трудно остановиться в своей суете, услышать тишину, прервать бегущую строку хаотичных мыслей и обратиться к Небу. Мне кажется, если в это время рядом на полу лежит чей-то ребенок и, пускай даже тихо рисует карандашами или складывает конструктор, это неправильно.

Семья Могильных

Я очень уважаю батюшек, которые не взирая на усталость и эмоциональное выгорание, находят в себе силы и организовывают различные мероприятия для маленьких прихожан. Но Литургия, по слову святого Иоанна Кронштадтского, «есть сокровищница, источник истинной жизни», и хочется, чтобы наши дети пронесли это понимание через всю свою жизнь. Но как они к нему придут, если с детства привыкают гулять на детской площадке под храмом, дожидаясь Причастия? Или разукрашивают забавные картинки на коврике недалеко от алтаря во время Евхаристического канона? Можно сказать, с молоком матери они усваивают другое, «параллельное» нахождение на службе. Нам только кажется, что они мало что понимают. Какими христианами вырастет это «комфортное» поколение? Не знаю, поэтому не перестаю сомневаться.

«Твёрдая пища» для церковных младенцев

И все же, есть у меня один пример из жизни, наглядно показывающий, как лучше. Я сподобилась наблюдать за взрослением одного благочестивого многодетного семейства, которое и по сей день является для меня спасительным «маяком» в бушующем житейском море. Но тут должна оговориться, глава в этой семье – потомственный священник в шестом поколении. Батюшка с матушкой дождались внуков, и трое из сыновей уже в сане.

Что сразу бросается в глаза, так это то, что все дети выросли искренне верующими людьми. Счастливыми верующими людьми. Росли при храме, едва научились ходить – помогали в алтаре, едва научились говорить – пели и читали на клиросе. Я втайне осуждала их родителей за пресловутую «твердую пищу» в рационе младенцев, но с радостью признаю свое поражение.

На мой взгляд, секрет их воспитательного успеха заключается в несколько иных вещах, и он прост – яблоко от яблони недалеко падает. Личный пример папы и мамы, то, как они молились по утрам и вечерам, как постились, как готовились ко Причащению, с каким благоговением ко всему относились, сыграло главную, решающую роль. И глядя на них, я понимаю, что прежде, чем теряться в догадках, как научить своего сына или дочь вере, надо по-настоящему воцерковить себя.

Самое сложное для мамы — недружелюбие прихожан

Мария Дерменжи, мама 3 детей:

— Когда дети были младенцами, очень не хватало наличия в храме детской комнаты, где можно ребенка переодеть, покормить (особенно если ребенок на ГВ), ведь дорога плюс служба занимают немало времени, и эти потребности обязательно возникают. В холодное время года еще встает вопрос верхней одежды, ведь в теплом комбинезоне и шапке ребенку жарко, держать все в руках маме тоже неудобно, а есть ещё и другие дети.

Из прозаических, но от этого не менее важных вопросов, очень актуально наличие в храме или в зоне досягаемости нормального чистого туалета. Ведь дети есть дети, иногда желание посетить это место возникает в самые непредвиденные моменты.

В более старшем возрасте, 4-6 лет, меня очень выручала воскресная школа для самых маленьких, где дети делали разные поделки, получали соответствующую их возрасту информацию о празднике и приходили на службу к Евхаристическому канону. Мне кажется, это гораздо лучше, чем нудиться на службе или проказничать возле храма. И мама может более сосредоточенно какое-то время помолиться даже при наличии маленького ребенка на руках (как было у меня).

Семейство Дерменжи

По моему опыту, самое сложное, что приходится испытывать маме с детьми в храме, – это недружелюбное отношение со стороны прихожан, которые часто стремятся непосредственно на богослужении рассказать маме, как должны ее дети себя вести, во что они должны быть одеты, к какому врачу нужно сходить с ребенком (да, бывало и такое!). Многодетной маме и так нелегко — постоянный прессинг и повышенное внимание в поликлинике, школе, садике. Но когда и в храме она встречается с подобным, становится вдвойне неприятно.

После службы дети не хотят расходиться

Евгения Черноморец, мама 4 детей:

— Когда дети были совсем маленькие, почти всю службу мы были на улице. Заходили только на Причастие. Потом я занимала детей рисованием прямо в храме. Хорошо, когда есть притвор, где с детьми можно пройтись, посмотреть на росписи.

На Евхаристическом каноне мы стараемся быть внимательными. Я их учила молиться «на пальчиках»: вспоминать маму, папу, родных и за каждого зажимать пальчики. Это их занимало, и они спокойно стояли весь Канон.

Сейчас трое старших поют на клиросе в храме при Национальном институте рака, и вопрос о занятости на службе, таким образом, снят. С младшим мы любим смотреть детские книжки, что на стеллажах в храме.

Семейство Черноморцев

У нас несколько многодетных семей. После службы дежурные родители готовят детям полноценный обед, затем занятия в воскресной школе. Дети беседуют с батюшкой – о. Евгением Милешкиным, а потом выбирают занятия по душе: кто поёт, кто поделки мастерит, кто ходит на скаутинг. Дети после службы не хотят расставаться. Батюшка шутит, что скоро придётся для наших детей там общежитие строить.

Главное — чтобы детям в храме нравилось

Екатерина Морозова, мама 4 детей:

О.Алексий и матушка Екатерина Морозовы. Фото Ольги Домбровской

— Когда дочь была маленькая, я объясняла мальчикам, что мы не можем пока зайти в храм. Тогда стояли на улице, воспринимали службу через динамики.

Сейчас дети подросли, и мы находимся в храме всю службу. Старший следит за подсвечником, младшие или рядом со мной, или рассматривают книжечки, которые у нас специально для деток стоят на книжной полке. Главное, чтобы детям в храме нравилось.

***

Сейчас уже многие настоятели стали задумываться, как помочь тем, кто «спасается чадородием», и в то же время не нарушить благоговение богослужения.

Семейство Дятловых

Лично у меня, матери троих сыновей, есть разный опыт. Сегодня в городских храмах я перестала чувствовать себя с детьми как прокажённый, вынужденный избегать человеческого общества и скитаться по окраинам. Есть выбор. Стараемся не привносить многодетную суету на приходы, где это непривычно. А летом, живя в загородном доме, часто приходится лишать всю семью службы в воскресный день, т.к. слишком много возникает препятствий, надолго выбивающих всех нас из внутреннего равновесия.

Примеры умного решения «детских» проблем: Ионинский

В Киеве мы живём рядом с Троицким Ионинским монастырём. Заботятся там не только о благоукрашении храма, но и о том, чтоб семьям с детьми было комфортно. В соборе есть придел за стеклянной перегородкой, откуда почти не слышны голоса детей, но благодаря динамикам слышно службу. Родители могут раздеть детей, повесить одежду на специальные крючки под окнами, походить с ними, посадить и даже порисовать.

На службе в Ионинском монастыре

Также во время службы в отдельном помещении педагоги проводят занятия воскресной школы, детей приводят только для Причастия. В храме есть послушники, которые могут подсказать растерянной маме, куда ей лучше пройти, чтобы всем было хорошо. Также есть динамики на улице. Мама может находиться с детьми возле храма, молитвенно участвует в службе, а дети занимаются тем, что им свойственно.

Настоятель – владыка Иона – часто просит родителей не оставлять детей без присмотра, т.к. они мешают прихожанам молиться. И это справедливо. Созданы все условия, чтобы друг другу не мешать. Просто нужно быть ответственным и проявлять чуткость к окружающим.

«Специализированный» семейный храм в ДАР — детской академии развития

Не только в Ионинском, но и во многих других храмах есть отдельное помещение, где с детьми во время Литургии занимаются педагоги, а родители спокойно молятся. Детей организованно приводят только на Причастие. Многим это подходит.

В ДАРе у о.Георгия Коваленко: на службе в храме

Опираясь на личный опыт, скажу, что для нас это не вариант. Мои мальчики не желают оставаться без мамы. Ни один мой ребёнок никогда не соглашался даже просто поиграть в соседней комнате. Им тревожно. А мне тревожно, что они не слышат службу. Моё личное мнение — очень важно, чтобы ребенок видел и понимал, что Литургия и Причастие — это сама жизнь, которой живут родители, и ребёнку позволено проживать эти моменты вместе с родителями.

В ДАРе у о.Георгия Коваленко: внебогослужебное время

Идеально подходящий для семей с малышами-дошкольниками приход — в Детской академии развития, или попросту – в православном садике. Там есть помещение, где детей можно раздеть, есть туалет и рукомойник. Отдельная комната с игрушками и книгами. В самом храме — детские стульчики, низкие подсвечники, низкий аналой. Дети сами могут приложиться к иконе на аналое, поставить свечку.

Когда мы на этом приходе, стараемся чутко наблюдать за ребёнком и вовремя решить, когда быть в храме, а когда стоит пройти в игровую комнату. Стараемся сэкономить детские силы для Евхаристического канона. В отдельной комнате после службы детей и родителей ждёт общая трапеза и общение. На улице есть детская площадка, где дети после службы могут «выпустить пар».

Храм «под куполом» — церковь Рождества Богородицы — и её детский уголок

Есть приходы, где прямо в храме обустроен детский уголок с книжками, столиками для рисования, игрушками.

В храме «под куполом» у о.Олега Мельничука

Мешает ли это прихожанам и священнику, я спросила у о. Олега Мельничука, который ввёл такую практику на своём приходе.

Протоиерей Олег Мельничук – настоятель храма в честь Рождества Пресвятой Богородицы, известного ещё как «Купол», а также папа 3 детей:

— Самая большая проблема Церкви – формальность, когда приносят детей только ко Причастию. Заламывая руки и ноги ребенку, – тот аж синеет, – его причащают Тела и Крови Христовых, и родители идут домой довольные, что всё сделали по-православному… На мой взгляд, это профанация. Нужно, чтобы ребёнок ждал Причастия, а для этого важно, чтобы на службе он чувствовал себя естественно.

Игра для ребенка младшего возраста имеет большое развивающее и воспитательное значение. Поэтому мы решили организовать игровой уголок прямо в нашем храме. Это себя оправдало. Сначала у нас были 3 семьи с маленькими детьми, а теперь – 30.

Дети – наше будущее. Христос говорил о том, чтобы не запрещали детям приходить к Нему. У нас так заведено, что в богослужении участвует вся семья. Ведь семья – это малая Церковь.

Со многими детьми, которые сегодня приходят в наш храм, мы знакомы ещё до их рождения, ведь раньше, с 2001 года до недавнего времени, я служил в храме при Киевском роддоме №1. Захожанами этого храма были исключительно беременные женщины. Сейчас они — наши прихожанки. Это органическое продолжение того, что я начал ещё в роддоме. Важно, чтобы дети росли в Церкви, в Боге. А если кому-то дети мешают в храме, пусть ищут свои приходы. Человек вправе выбирать…

У матери особое служение

Как бы мы ни старались «оптимизировать» походы на службу с детьми, всё равно нужно понимать, что мама спокойно молиться не сможет. Дети есть дети. У матери особое служение. Священники могут создать условия для того, чтобы была возможность детей занять, а прихожане могут помочь лишь в одном – не нападать, подарить покой этой семье.

Екатерина Дятлова

У каждой семьи свой опыт в сфере приобщения детей к храму. Не следует слепо копировать какой-то один вариант. Пройдёт время, дети вырастут и состоятся в этой жизни, тогда проявится ошибочность или верность выбранных вариантов. А пока мы только пробуем вводить детей в жизнь храма. Уверена, что любовь к детям – самая верная направляющая при любом выборе.

Журнал «Купол»

***

Чадородие — билет в рай?

ХБМ. Легко ли быть матушкой?

Многие родители, делающие первые шаги в храме, сталкиваются с трудностями. Им бы самим во всем разобраться, а вместо молитвы приходится успокаивать неугомонное чадо, которое, в отличие от мамы с папой, в церкви чувствует себя просто как дома. Но проходит время, дети вырастают и, случается, наотрез отказываются идти в храм, и родителям снова приходится ломать голову: «Что делать?»… За советом мы обратились к клирику саратовского храма в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали» священнику Анатолию Конькову. Отец Анатолий пришел в Церковь после рождения дочери, и мы надеемся, что его ответы на «детские» вопросы помогут и другим родителям.

В храм с пеленок

Опять не слушается. То рвется задувать свечи, то, расталкивая людей, идет через весь храм за святой водой, то начинает «регентовать», забравшись на солею, а то вдруг ни с того ни с сего бросается на пол и начинает класть земные поклоны… Однажды и вовсе пытался пробраться в алтарь, а потом начал громко разговаривать во время проповеди. Пришлось снова выволакивать его из храма, за что получила выговор от подруги: «Что ты от него хочешь, он же еще маленький! Так ты совсем отобьешь у него охоту в храм ходить!». Может, и правда, нужно подождать, пока вырастет? Но в нашем храме так много родителей с грудными детьми…

— С какого возраста и как часто нужно приводить детей в храм?

— Приносить детей в храм нужно сразу же после крещения, а крестят малышей обычно на 40-й день. Можно, конечно, и раньше крестить, особенно если есть опасение за здоровье ребенка, в таких случаях священник приглашается прямо в больницу. Часто приходится крестить детей, которых врачи считают безнадежно больными, и после Таинства эти малыши выздоравливают.

Желательно приходить с детьми в храм каждое воскресенье и в праздничные дни. Естественно, что не каждый маленький ребенок может спокойно выстоять всю службу, поэтому разрешается приводить малышей только к Причастию. Но постепенно нужно приучать их и к более длительному пребыванию в храме.

Вполне естественно, что ребенок может «уставать» в храме, поэтому можно разрешить ему чем-то заниматься, например, задувать свечи, только чтобы это занятие не стало основным. Нужно постараться объяснить, что главное — это молитва, но полное понимание этого приходит со временем… И, конечно, необходимо следить, чтобы ребенок не баловался. Иногда дети берут свечку и без конца зажигают ее и тушат, чего нельзя допускать. Можно разрешить задувать коротенькие свечи и класть их в ящички для огарков, как это делают взрослые.

В большом храме всегда есть тихий уголочек, куда можно усадить ребенка и занять его чем-то интересным. Взять, к примеру, с собой в храм любимую игрушку малыша или карандаши, тетрадь для рисования. При этом нужно обязательно приучать ребенка вести себя тихо, объяснить, что люди пришли в храм молиться и нехорошо им мешать. Также можно рассказать, что происходит в алтаре во время богослужения, полистать вместе с ним книжку — сейчас выпускается много различных изданий Библии для детей с красивыми иллюстрациями. Можно вместе рассматривать иконы, объяснять, кто или что изображено на них — для взрослого это прекрасный повод самому вспомнить Священное Писание или перечитать житие… Однажды мы всей семьей были в Новгороде, в Софийском соборе, и дочка заинтересовалась фресками с библейскими сюжетами, которыми расписан храм. Пока я ходил по храму, моя супруга стала рассказывать о них, и позже, когда мы пришли в другую церковь, дочка, увидев подобную роспись, вспомнила: «Это Господь изгнал из Рая Адама и Еву, и поэтому они плачут».

— Что делать, если ребенок капризничает в храме?

— Во-первых, нужно выяснить причину этого, ведь просто так дети не будут плакать. Если капризничает грудничок, нужно посмотреть, не жарко ли ему, не мокрый ли он. Может, просто голоден? Грудных детей перед Причастием можно покормить (натощак приучать принимать Святое Тело и Кровь надо с 3–4 лет, а если ребенок в храме с рождения, то еще раньше).

Словом, нужно попытаться выяснить, что ему не нравится. Ребенок постарше сам может это объяснить. Если он устал стоять — можно посадить его на скамейку или выйти с ним на улицу, пусть побегает во дворе (например, если возле храма есть отгороженная территория). Ради ребенка родителям часто приходится прерывать молитву, но это естественно, ведь обязанность мамы и папы, прежде всего,— воспитание детей, забота о них. Ни в коем случае нельзя злиться, иначе ребенок решит: если в храме на меня кричат, лучше я вообще в храм ходить не буду. Зачем ходить туда, где мне плохо?

Бывает, что дети отказываются идти к Причастию. Родителям нужно постараться выяснить, что случилось. Я знаю малыша, у которого больные зубки, и он отворачивается от Чаши просто потому, что ему неприятно. Однако причастить ребенка в любом случае нужно обязательно. Мама может попросить кого-то помочь ей, потому что часто бывает, что и враг рода человеческого пытается помешать принять Святое Тело и Кровь. Обычно после Причастия маленькие дети сразу перестают плакать.

Естественно, священник и диакон и, в первую очередь, родители должны следить, чтобы ребенок проглотил все то, что ему дали в лжице, дать ему запить. А после Причастия можно и покормить, соску можно дать только после запивки. Бывает, что маленький ребенок срыгивает сразу же после Причастия. Если это произошло через час или полтора, то одежду надо отнести в храм на сожжение. Как бы ни было жалко, стирать и надевать эту вещь больше нельзя. Если священник или диакон посчитает возможным, то лишь вырежет участок, на который попала Кровь, в таком случае одеждой можно пользоваться.

— А с какого возраста надо объяснять детям, что такое Причастие? Иногда можно услышать, как мама говорит ребенку: «Сейчас тебе вкусняку дадут»…

— Лично я против того, чтобы детям и в повседневной жизни говорили про конфету: «Вот тебе вкусняшка» или про лошадь: «Вот иго-го идет». Это не иго-го! Это лошадь! Все надо называть своими именами. И Тело и Кровь Христовы тоже. Маленькому ребенку этого объяснения будет достаточно. Детям постарше, которые больше интересуются и задают много вопросов, можно попытаться объяснить, что такое Таинство Евхаристии.

Кризис «среднего» возраста

Каждое воскресное утро дома происходит маленькое сражение: сын не хочет идти в храм. Сначала долго уговариваю «по-хорошему», обещаю купить диск с новой игрой или сводить в парк на аттракционы. Когда уговоры не действуют, иду на шантаж, говорю, что не разрешу смотреть телевизор или играть в компьютер. В ответ слышу недовольное: «Как ты меня достала!». Но «победа» остается за мной: сын все-таки идет в храм, где, встретив своих «собратьев по несчастью», забивается в дальний угол и начинает бурно обсуждать что-то. Может, я что-то делаю не так? У других дети как дети, а мой…

— На одном православном форуме вычитала такой совет: нужно превращать каждый поход в храм в праздник, после Причастия давать ему какую-нибудь сладость, устраивать семейное торжество…

— Если ребенок ходит в храм раз в год — то пожалуйста. А если каждую неделю? Получая раз за разом подарки и конфеты, он будет ходить в храм только из-за них, как дрессированная собачка. Мы не дрессируем детей, мы воспитываем их духовно, пытаемся привести к Богу.

Кроме того, в православном календаре очень много праздников, которые можно праздновать дома всей семьей. Самые большие — Пасха и Рождество. Обязательно нужно отмечать именины ребенка, рассказывать ему о святом, имя которого он носит.

— Видна ли разница в поведении детей, которых часто водят в храм, и тех, кто бывает лишь изредка?

— Честно говоря, я не сравнивал детей по признаку: «храмовые» они или «не храмовые». Знаю детишек, которых еженедельно водят в храм, но они в силу своей подвижности или еще по каким-то причинам ведут себя не очень хорошо. И наоборот.

Поведение ребенка зачастую зависит от воспитания, от родителей, которым дети всегда подражают и которые должны быть примером для них, в том числе примером духовным. Ведь бывает, что мама малыша водит в храм, причащает, а сама не причащалась никогда или всего раз в год причащается. Мало только говорить с ребенком, объяснять ему заповеди — надо самому жить по ним, чтобы маленький человек понимал, что белое, а что черное. Если ребенок видит, что его родители причащаются, значит, в этом ничего плохого нет, и он будет стараться им подражать, делать, как они.

— Но бывает, что в семье только или мама, или папа ходит в храм…

— В этом случае нужно прийти к единому мнению. Если супруг, который не ходит в церковь, не против православного воспитания, нужно продолжать водить ребенка в храм. Если же придти к компромиссу не получается, то спорить, доводить до скандалов не надо. Лучше в присутствии этого члена семьи вообще избегать разговоров о Церкви. Нужно молиться — кроме Бога никто не поможет. И по возможности стараться все же бывать с ребенком в храме. Конечно, таким детям сложнее будет воцерковляться, но, по крайней мере, они будут видеть, что один из родителей все-таки горит этим.

— Для подростков храм зачастую становится клубом по интересам, куда они приходят пообщаться, порой разговаривают даже во время богослужения. Как быть в этом случае?

— Нужно толково объяснить ребенку, что такое богослужение. Никто не запрещает общаться в храме, но в первую очередь мы пришли сюда, чтобы помолиться. Поговорить можно после службы. Если ребенок уже взрослый, об этом с ним нужно вести беседы дома.

— А можно ли помочь ребенку готовиться к исповеди? Бывает, мамы сами пишут за детей листочки с грехами…

— Вот это самое неправильное, что может быть. К семи годам обычно все дети умеют читать и писать сами. Кроме того, сейчас очень много издается книг для подготовки к детской исповеди. Естественно, что в семь лет не может быть таких грехов, как у нас, взрослых. И притом свои грехи воспринимаются по-своему. Поэтому перечислять грехи за сына или дочь, говорить: «Ты вот это сделал тогда-то столько раз, столько-то раз обидел маму, папу, бабушку» ни в коем случае нельзя. Ребенок может сказать это на исповеди, но он не осознает, что это грех. Он не поймет, что тем, что он совершил, он оскорбил Бога или попытался Его обмануть и этим самым проявил свою нелюбовь к Нему. Ребенку можно просто назвать, какие грехи бывают, и посоветовать ему подумать о том, что из перечисленного «царапает» душу.

И конечно, нужно стараться, чтобы ребенок исповедовался чаще. Если он раз в неделю исповедуется, начиная с семи лет, то это очень хорошо. Гораздо легче вспомнить, что произошло за неделю, чем то, что было месяц назад.

— Обязательно ли ребенок и мама должны исповедоваться у одного духовника?

— Это не обязательно, но было бы неплохо. Когда вообще вся семья имеет одного духовника, это удобнее и для духовника, и для семьи, потому что этот священник знает каждого из членов семьи, знает, какие у них отношения между собой, кому что можно посоветовать и кому как можно помочь. Сегодня это большая редкость. Раньше на Руси было по-другому, тогда один район был приписан к какой-то церкви и все ходили к одному священнику, исповедовались у него, причащались, венчались, крестили детей. Сейчас каждый выбирает себе духовника по своему духовному состоянию, по своим духовным стремлениям и потребностям. Но если у всей семьи — один духовник, то это хорошо.

— А если ребенок категорично заявляет: «Всё, не хочу идти в храм»? Нужно ли заставлять его?

— Смотря сколько лет ему. Если подросток в 13–14 лет чего-то не хочет, то, скорее всего, его уже и не заставишь. В этом случае надо собираться и идти одной, по возможности избегая упреков и угроз. Вообще 13 лет — переломный возраст, когда ребенок начинает осознавать себя личностью, отдаляется от родителей, хочет быть независимым. Я думаю, что через это все проходят. Вспомните себя в этом возрасте! Возможно, спустя какое-то время он и поймет, что это было ошибкой, что он поступал неправильно в отношении своих родителей. Но чувство раскаяния придет позже. А пока — лучше не конфликтовать. Это самое неблагородное и неблагодарное дело. Главное, родителям нельзя оставлять молитвы за своего ребенка. Материнская молитва — самая сильная. Ведь сердце матери не может перестать любить свое чадо. И эту любовь нужно сохранять, именно с ее помощью можно победить то зло, которым привлечен ребенок. Он может отойти от церковной жизни, а потом, как осознавший свою неправоту блудный сын из евангельской притчи, вернуться. Он поймет, что все тленно и есть лишь одно Вечное и Неизменное — это Бог. Но для того, чтобы вернуться к Богу, человеку порой нужно пройти какой-то жизненный путь, обрести профессию, побывать в разных передрягах. И, возможно, вспомнив свои детские ощущения, то, как ему было хорошо в храме, он уже больше никогда не отойдет от Бога.

…Где-то пропадает ночами. Не отвечает на телефонные звонки. Приходит домой, только чтобы отоспаться и поесть. О том, чтобы вместе пойти в храм, боюсь даже и говорить. Всё забыл. Начинаю рассказывать, как хорошо у нас в храме,— хмурится в ответ. На все мои расспросы молчит или бросает со злобой: «Отстань от меня». И все равно молюсь, молюсь, не переставая, чтобы Господь сохранил его на всех путях. Только по вечерам, собираясь уходить куда-то, просит робко: «Перекрести меня, мама!». Торопливо крещу его и шепчу: «С Богом, сынок!».

Ольга Новикова

Читать по теме: Гиперактивный ребенок – между восторгами и проклятиями

Родители часто беспокоятся и боятся, что ребенок может устать во время богослужения, что богослужения в нашей церкви слишком для него длинные, но не выражают ли подсознательно родители свои собственные страхи и сомнения?

Дети проникаются гораздо легче, чем взрослые, всей мистикой и таинственностью богослужения и литургического символизма, они чувствуют и ценят эту сторону наших богослужений. Чувство святости и благоговения перед Господом Богом, стоящего по ту сторону повседневной жизни и открывающегося таинственно в богослужении, чувство «страха Божия», лежащего в основе каждой религии, гораздо ближе и понятнее детям, чем взрослым.

«Не препятствуйте детям приходить ко Мне» (Мф. 19:14), приходить в церковь — эти слова Господа Иисуса Христа относятся ко всем нам и сейчас, потому что в первую очередь именно в церкви дети должны услышать голос Божий. Это же слово, но сказанное в классе звучит абстрактно и часто не совсем понятно, в церкви же происходит молитвенное восприятие этого слова, тем более что в детстве молитвенное восприятие особенно остро: в детстве у нас есть способность понимать не интеллектуально, а всем существом, что нет большей радости, чем быть в церкви, участвовать в богослужении, вдыхать аромат Царствия Небесного, который есть «радость и мир в Духе Святом».

Атмосфера церкви должна входить в жизнь ребенка еще дома. Как может ребенок чувствовать святость воскресенья, дня, посвященного воскресению Господа Иисуса Христа, и того, что он должен воспринять и почувствовать в церкви, если у него дома с раннего утра гремит радио или телевизор, родители курят, читают газеты и нет ничего святого в этом воскресном дне? Посещение церкви должно бы было быть подготовлено: тишиной и особой торжественностью зажигания лампадок перед иконами, общей молитвой, чтением положенного в этот день Евангелия, чистотой и особой опрятностью и одежды, и жилища. Как часто родители не понимают, как все это формирует религиозное сознание ребенка, которое оставляет свой след на всю жизнь и которое никакие трудности и волнения житейские не смогут в нем уничтожить!

Накануне воскресенья и праздников церковных, во время Великого Поста, когда мы приготовляемся к исповеди и причастию, дом должен отражать церковь, должен светиться тем светом, который мы приносим домой с богослужений…

И еще несколько слов о школе. Само собой очевидно, что устраивать школьные занятия по воскресеньям во время богослужения противно духу Православия. Воскресная Литургия — это радостное собрание всех верующих в церкви, и ребенок должен знать и переживать это задолго до того, как он сможет понимать значение этого богослужения. Думаю, что лучше всего устраивать школу в субботу, которая есть приготовление к воскресному дню, воскресному богослужению. Аргументация же, что родители не будут привозить детей два раза в неделю в церковь, показывает только нашу греховную небрежность к самому важному в жизни ребенка.

Субботний вечер — это начало воскресенья и должен был бы быть литургически освящен так же, как и воскресное утро. Ведь во всех православных храмах служатся вечерни или всенощные накануне праздников и воскресных дней. Нет причины, почему не можем и мы строить свою церковную жизнь по принципу школа — всенощная — Литургия, где школа была бы для детей естественным приготовлением и введением в День Господень, День Его воскресения.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *