У Церкви всегда брали. Брали без конца, без отдачи, без особой заботы о самой Церкви. Самое время кое-что дать ей! В конце концов, Церковь наших дней обеспечивает более эффективное пользование собственностью, чем кто бы то ни было.
История церковной десятины на Руси восходит к временам Владимира Святого, великого князя киевского. При Владимире Святом страна приняла крещение от византийцев. Большинство историков считают, что Крещение произошло в интервале между 987 и 992 годами. Историческая традиция называет 988 год, и это весьма вероятная дата. От нее очень многое зависит в истории Русской церкви. Процесс массовой христианизации страны, начавшийся при Владимире Святом, главные свои вехи отсчитывает от нее. Крещение Руси — не только принятие веры, но и принятие Церкви, поскольку вне ее жизнь христианина немыслима, спасение души невозможно. А принятие Церкви означает еще и множество политических, культурных, экономических преобразований.
Христианство предполагает постоянное участие верующих в богослужениях. А чтобы богослужения могли происходить, требуется многое. Прежде всего, здание храма, церковные книги, иконы и утварь, необходимая для священнодействий иерея. Кроме того, священнические одежды, хлеб и вино. Наконец, жилище для попа, дьякона, их семей, а также все потребное для того, чтобы они могли нормально существовать. Иными словами, принятие Церкви означает не только начало забот о «высоком», но и большие хлопоты о повседневном. О том, что в терминах нашего дня относится к «материальному обеспечению».
Так вот, до Владимира Святого в Киеве уже существовали христианские храмы — например, знаменитая Ильинская церковь. Но они предназначались для относительно небольшого круга людей. Христианство начало понемногу проникать на Русь еще во второй половине IX века. С тех пор в Киеве перебывало огромное количество купцов-христиан, Христову веру принимали члены великокняжеской семьи, отдельные дружинники. Много ли требовалось для слабой и немноголюдной церковной сферы того времени? Но когда князь Владимир задумал весь народ обратить в христианство, настало время позаботиться о нуждах Церкви в совсем иных масштабах.
Прежде всего, должны были появиться новые большие храмы. Первым и самым известным из них стала соборная церковь Успения Божией матери в Киеве. Ее начали возводить вскоре после крещения киевлян в Днепре. На средства князя Владимира строилось роскошное здание, отделанное мрамором и яшмой, украшенное богатыми мозаиками. Размерами оно намного превосходило маленькую Ильинскую церковь. Окончание работ летопись относит к 996 году. Возможно, это произошло несколько позднее.
Но, в любом случае, можно твердо говорить лишь о том, что новый храм появился в Киеве в середине — второй половине 990-х годов. «Иконы, сосуды и кресты» для него доставили из Херсонеса, от византийцев. Далее «Повесть временных лет» сообщает: после завершения работ князь Владимир зашел под своды собора и долго молился Христу; затем он сказал: «Даю церкви сей святой Богородицы от имения моего и от градов моих десятую часть». Потом правитель дал грамоту («написал клятву»), официально утверждавшую этот источник церковных доходов, и велел созвать людей на пышное празднование. Отсюда и неофициальное название собора, утвердившееся в народе: Десятинная церковь. До наших дней она, к сожалению, не дошла, погибла в огне монголо-татарского нашествия 1240 года. Лишь фундамент ее показывают ныне туристам киевские экскурсоводы.
Первым настоятелем Десятинной церкви стал Анастас Корсунянин — доверенное лицо великого князя. Для него и для всего прочего храмового причта были возведены особые палаты рядом с собором. Другим источником средств, необходимых Русской Церкви, стали так называемые «церковные суды». Сначала князь Владимир Святой, а затем его потомки в полном согласии с византийским законодательством утвердили право Церкви рассуживать дела по очень широкому кругу вопросов. Сюда входила не только семейная сфера, но и, например, обязанность следить за тем, чтобы никто не испортил на торгу весы, гири, меры длины и объема. За все это Церкви — на самом законном основании! — полагались отчисления в виде пошлин.
Но, конечно, главным ресурсом существования Церкви на Руси оставалась выдаваемая князем «десятая часть» от его «жита», «стад», «торгов» и иных доходов. Подобное положение вещей оказалось страшно неудобным и для князя, и для самой Церкви. Правитель иногда не мог, а порой и просто не хотел как следует обеспечить Церковь, а церковный организм попадал в жестокую экономическую зависимость от государя. Зато юным приходским общинам Руси такой механизм взимания десятины был исключительно выгоден. В Западной Европе на протяжении VI-VIII столетий церковная десятина превратилась в обременительный налог, обязательный для всех прихожан. Это вызывало ярость и ненависть к священству. В эпоху Реформации такая десятина, наряду с индульгенциями, симонией и иными «сосудами скверны», сыграла роль страшной бреши в позициях католичества. У нас, на Руси, весьма долго десятину платил только князь. Для времен двоеверия, борьбы с мятежами волхвов и прочими прелестями языческой старины такой порядок обеспечения Церкви был весьма полезным. Он лишал почвы настроения недовольства в обществе, настороженно относившемся к новой вере, он избавлял от лишних конфликтов.
Помимо киевского, церковную десятину платили князья и других земель. Недостаток исторических источников лишает возможности точно определить, где, когда и в каких объемах получала Церковь средства. Информация на сей счет обрывочна, фрагментарна. Но кое-какие сведения до наших дней все-таки дошли. Например, точно известно: святой благоверный князь Андрей Боголюбский, государь владимиро-суздальский, выдавал десятину по правилам Владимира Святого, да еще и жаловал Церкви земли.
Эпоху монголо-татарского нашествия и долгой политической раздробленности церковная десятина не пережила. Причина проста. Древняя, домонгольская Русь, богатела торговлей, а еще того более — пошлинами с купеческого транзита. Она купалась в привозном серебре. Русь эпохи владимирской, тверской и раннемосковской по сравнению с нею — нищенка. Она не контролировала крупные торговые артерии, она регулярно подвергалась разорению от татарских набегов, наконец, она платила дань-«выход» ордынским ханам. И главным ее богатством сделалась земля. Притом земля далеко не столь плодородная, как тучные пашни Русского Юга, а северная скудная землица, расположенная в полосе рискованного земледелия… Ни сам князь — все равно какой: ростовский, тверской, рязанский, московский и т. п., ни его подданные не могли уделить из своих доходов сколько-нибудь значительную часть на Церковь. Что оставалось? Дать Церкви земельные угодья и позволить самой позаботиться о себе, поставив в своих владениях крепкое хозяйство.
И вот архиерейские дома, соборные храмы, а особенно иноческие обители стали получать обширные имения с селами, соляными варницами, рыболовецкими промыслами. Иной монастырь владел колоссальной областью. Притом распорядиться земельными владениями монашеская обитель сплошь и рядом могла гораздо лучше, нежели светский вотчинник. По своей грамотности, по обладанию книжными сокровищами духовенство (прежде всего черное) стояло выше всех прочих слоев русского общества. Оно развивало инженерную мысль, ставило смелые экономические эксперименты, осваивало доселе непроходимые дебри. Конечно, некоторым храмам и монастырям выплачивалась «руга» — постоянное денежное обеспечение от монарха, знатной семьи или же богатых горожан. Но все-таки земля обеспечивала достаток священников и епископов гораздо надежнее. От нее приходили деньги на благотворительность, покупку богослужебных предметов, строительство, да просто на жизнь попам и дьяконам.
Впоследствии государство спохватилось: не слишком ли много получила Церковь? Не слишком ли она богато живет? В течение большей части XVI, XVII и XVIII веков светская власть целенаправленно ограничивала церковное землевладение, а потом принялась отбирать церковное имущество в свою пользу. Особенно тяжелые формы этот процесс принял в XVIII веке. Петербургские императоры жадно тянулись к богатствам Церкви, гнали монашеский и священнический чин на службу, в армию, к плугу… Закончилось это секуляризацией церковных земель, прошедшей между 1764 и 1788 годами. Вместо отобранных владений вся Церковь снизу доверху оказалась посаженной на государственное жалование. Время от времени его выплачивали скверно, иногда совсем не выплачивали. Множество монастырей оказалось «за штатом», иначе говоря, им не платили ни копейки, отдав на милость местных жителей. В Российской империи Церковь жила бедно. Ну а советская власть, забрав то, что еще у Церкви сохранилось, приучала ее к нищете, расстрелам и страданиям.
И вот теперь, через два десятилетия после того, как советская власть ушла в историю, остро стоит вопрос: на какие деньги жить огромному церковному телу? Не ввести ли в той или иной форме церковную десятину? На что-то требуется строить новые храмы и ремонтировать старые, выплачивать содержание священникам, обеспечивать православные учебные заведения и покрывать еще тысячи повседневных нужд. Конечно, в стране немало добровольных жертвователей, включая богатых коммерсантов. Пять лет назад известный писатель Михаил Елизаров, получив крупную литературную премию, даже пообещал со сцены как добрый христиан дать Церкви «десятину» от этих денег.
Но на одни пожертвования Церковь могла существовать разве только в раннехристианские времена, когда ее загоняли в подполье. Что ж теперь — разойтись по пещерам? Спрятаться в канализацию, в катакомбы? Молиться в квартирах и сараях? И — ни семинарий, ни академий, ни православных изданий, ни сколько-нибудь массовых богослужений… Выйдет секта, а не Церковь! Голос ее будет едва слышен в обществе.
Если же государство вновь, как при Владимире Святом, официально введет десятину на прокормление Церкви, то ничего доброго из этого не выйдет. Правительство станет собирать нечто вроде «налога на вероисповедание», каковой существует в некоторых странах Европы. Но, во-первых, у Церкви сейчас нет, да и вряд ли когда-нибудь появятся механизмы, с помощью которых она могла бы контролировать отправку всех полученных от налогоплательщиков средств именно на церковные нужды, а не туда, куда их повернет хитроумный чиновник. Во-вторых, крайне пагубно было бы Церкви вновь попадать в полную экономическую зависимость от государства, как это случилось в Синодальный период.
Однако есть как минимум два пути, на которых может произойти частичное возрождение церковной десятины. Во-первых, десятину может платить актив приходских общин — в обмен на право получать полный отчет о расходе этих денег и влиять на то, как они будут израсходованы. Во-вторых, полезно и правильно добиваться от государства передачи нового и нового имущества во владение или хотя оперативное пользование Церкви.
На протяжении трех с лишним веков сменявшие друг друга правительства в основном рассчитывали взять у Церкви что-либо, пожалованное ей прежде или приобретенное на деньги верующих. И брали. Брали без конца, без отдачи, без особой заботы о самой Церкви. Самое время кое-что дать ей! В конце концов, Церковь наших дней обеспечивает более эффективное пользование собственностью, чем кто бы то ни было. Где Церковь — там обрабатывается земля, идет строительство, дымят заводики. Там сады, огороды, цветники, мастерские, пекарни, типографии. А отойти от церковных владений на двадцать шагов — и властно вступит в свои права заметная разруха… Где Церковь — там труд, порядок, чистота. Не о нефтяных же и газовых скважинах, в конце концов, идет речь, а о запущенных землях, о кое-каком производстве, о домах, понемногу разрушающихся без пригляда! Церкви нужна помощь. И от каждого христианина, и от державства нашего.
Дмитрий Володихин, историк, писатель

Господь обещает благословлять нас, если мы будем с верностью платить нашу десятину и пожертвования. Он сказал: «Принесите все десятины в дом хранилища, чтобы в доме Моем была пища, и хотя в этом испытайте Меня… не открою ли Я для вас отверстий небесных и не изолью ли на вас благословения до избытка?» (Малахия 3:10).

В откровении последних дней говорится о другом благословении для платящих десятину: «Воистину, это есть день жертвования и день для уплаты Моим народом десятины, ибо тот, кто вносит десятину, не будет сожжен при Пришествии Его» (У. и З. 64:23).

Нам обещаны как материальные, так и духовные благословения. Если мы охотно отдаем, наш Небесный Отец поможет нам удовлетворять свои ежедневные потребности в пище, одежде и крове. Выступая перед Святыми последних дней на Филиппинах, Президент Гордон Б. Хинкли сказал, что, если люди «примут Евангелие и будут жить по нему, уплачивая свои десятины и пожертвования, пусть даже скудные, то Господь сдержит Свое обещание, данное им в древности, и у них будет рис на столе, одежда на плечах и крыша над головой. Я не вижу другого решения. Для того чтобы поднять их и помочь им, требуется сила, превышающая любую земную силу» («Inspirational Thoughts,” Ensign, Aug. 1997, 7). Господь также поможет нам расти «и в познании Бога, и в свидетельстве, и в силе жить по Евангелию, и во вдохновении наших семей на то же самое» (Учения Президентов Церкви: Хибер Дж. Грант , стр. 133).

Люди, платящие десятину и пожертвования, получают великие благословения. Они испытывают приятное чувство оттого, что помогают созидать Царство Божье на Земле.

  • Назовите несколько благословений, полученных вами, членами вашей семьи или друзьями благодаря уплате десятины и других пожертвований.

Христиане должны отдавать десятую часть своего дохода Церкви. Такое мнение высказал глава синодального отдела РПЦ по взаимоотношениям с обществом протоиерей Всеволод Чаплин. По его мнению, православные обязаны нести финансовую ответственность за свой храм. Священник должен получать все, что ему нужно, от своих прихожан. По словам протоиерея, сейчас даже в Москве большинство храмов нищенствуют. Об исторических корнях и перспективах «церковной десятины» расскажет корреспондент «Вестей ФМ» Борис Бейлин.

История церковной десятины восходит к ветхозаветным временам. В Древнем Израиле на храм жертвовали десятую часть своих доходов. Хотя историки до сих пор спорят, был ли это обязательный налог или добровольное пожертвование. Не устанавливал какого-либо обязательного церковного сбора и Новый Завет. Известно, что апостол Павел призывал христиан жертвовать добровольно, столько, сколько позволит состояние.

На Западе церковная десятина появляется в ранее Средневековье именно как общая обязательная плата. По-другому было на христианском Востоке. Там Церковь существовала за счет добровольных взносов. Более того, в Византии был императорский указ, запрещающий священникам принуждать верующих к выплатам в пользу Церкви.

Такая же ситуация была и на Руси. Десятину выплачивал только князь со своих доходов, но делал он это добровольно. Добровольными были и царские вклады. После Петра Церковь оказалась на положении государственного департамента, и объем ее финансирования стал зависть от воли монарха.

Сейчас Церковь также существуют на добровольные пожертвования. Денег прихожан, значительная часть которых является пенсионерами, как правило, не хватает на содержание храма и священника. В итоге, по словам протоиерея Всеволода Чаплина, настоятели вынуждены искать богатых спонсоров и выпрашивать деньги.

С другой стороны, к примеру, в Америке православные верующие обычно сами содержат свои церкви. Раз в год прихожанин того или иного храма договаривается со священником о сумме пожертвования. Все зависит от дохода. Но суммы внушительные — от тысячи долларов. Деньги идут на содержание священника и на обслуживание храма. Но все церковные требы и обряды в этом случае совершаются бесплатно. Жертва на храм — это норма для христианина, отмечает протоиерей Дмитрий Смирнов. В то же время в России сейчас не много церквей, которые могут существовать исключительно на пожертвования собственных прихожан:

«Приходы тогда будут в неравном положении, если поставить финансирование исключительно в зависимость от прихожан, потому что есть храмы, где тысячи прихожан, а есть, где полтора десятка на Пасху приходят, и священник бывает счастлив».

Верующие должны нести ответственность за свой храм, считает протодиакон Андрей Кураев. По его мнению, нужно установить поименное членство в приходской общине:

«В этом случае у человека появятся свои права и обязанности. Обязанности уплаты той же самой десятины или какой-то иной сумму ежегодно. Но с другой стороны, у него появится право контроля над расходованием этих средств. А в перспективе и то, что было в древней церкви, — право выборов священников и право направлять делегатов от приходов для работы в Соборах разных уровней от Епархиального до Поместного».

Отмечу, что и сейчас, согласно Уставу Русской православной церкви, на прихожанине лежит забота о материальном содержании храма и священнослужителей. Однако размер пожертвований никак не регламентируется.

1) Десятина церковная — десятая часть дохода, взимавшаяся Церковью в Средневековье и Новое время в Западной Ев­ро­пе и на Ру­си.

В древ­но­сти су­ще­ст­во­ва­ла у не­ко­то­рых се­мит­ских на­ро­дов, в ча­ст­но­сти у ев­ре­ев, от ко­то­рых пе­ре­шла в западную хри­сти­ан­скую Цер­ковь. Впер­вые Цер­ковь по­тре­бо­ва­ла десятину в 585 году (Ма­кон­ский со­бор). Пи­пин Ко­рот­кий ввёл десятину в ка­че­ст­ве воз­ме­ще­ния Церк­ви при се­ку­ля­ри­за­ции цер­ков­ных вла­де­ний. При Кар­ле I Ве­ли­ком с 779 года (Ге­ри­сталь­ский ка­пи­ту­ля­рий) десятина ста­ла обя­за­тель­ной для все­го на­се­ле­ния Франк­ско­го ко­ро­лев­ст­ва. Во Фран­ции десятина от­ме­не­на в 1789-1790 годах, в древних западноевропейских стра­нах — в XIX веке. На Ру­си ус­та­нов­ле­на в 996 году ки­ев­ским князем Вла­ди­ми­ром Свя­то­сла­ви­чем и пер­во­на­чаль­но пред­на­зна­ча­лась для ки­ев­ской Де­ся­тин­ной церк­ви, вско­ре при­об­ре­ла ха­рак­тер по­все­ме­ст­но­го на­ло­га, взи­мав­ше­го­ся цер­ков­ны­ми ор­га­ни­за­ция­ми (за ис­клю­че­ни­ем мо­на­сты­рей).

2) Цер­ков­ный ок­руг, часть епар­хии в Рос­сии до начала XVIII века. Во гла­ве десятины сто­ял де­ся­тиль­ник, функ­ции ко­то­ро­го с 1551 года час­тич­но пе­ре­шли к по­пов­ским ста­рос­там и де­сят­ским свя­щен­ни­кам.

3) Русская ме­ра пло­ща­ди зе­мель­ных уго­дий. Из­вест­на с XIV века. Пер­во­на­чаль­но рав­ня­лась 1/100 квад­рат­ной вер­сты, или 50 × 50 = 2500 квад­рат­ных са­же­ней. В XVIII-XX веках су­ще­ст­во­ва­ли различные оп­ре­де­ле­ния десятины: ка­зён­ная десятина (2400 квад­рат­ных са­же­ней, 1,0925 га), хо­зяй­ст­вен­ная ко­сая десятина (80 × 40 = 3200 квад­рат­ных са­же­ней), хо­зяй­ст­вен­ная круг­лая десятина (60 × 60 = 3600 квад­рат­ных са­же­ней), со­тен­ная десятина (100 × 100 = 10000 квад­рат­ных са­же­ней), бах­че­вая десятина (80 × 10 = 800 квад­рат­ных са­же­ней) и др. В свя­зи с пе­ре­хо­дом в 1918 году к мет­рической сис­те­ме мер при­ме­не­ние десятины бы­ло ог­ра­ни­че­но, с 1927 года — за­пре­ще­но.

Десятина – это испытание веры, приносящее вечные благословения1. В Ветхом Завете Авраам доказал свою веру, платя десятину великому первосвященнику Мелхиседеку2. Внук Авраама, Иаков, поклялся Господу: «Из всего, что Ты, Боже, даруешь мне, я дам Тебе десятую часть”3.

Десятина была установлена в эти последние дни как жизненно важный закон для членов восстановленной Церкви Господа. Это один из основных способов, которым мы доказываем свою веру в Него и наше повиновение Его законам и заповедям. Десятина – это одна из заповедей, которая подготавливает нас, по нашей вере, к возможности войти в храм – дом Господа.

Спустя всего три с небольшим месяца после мученической смерти Пророка Джозефа Смита, когда Святые возводили храм в Наву, Бригам Янг написал от имени Кворума Двенадцати Апостолов:

«Постоянно и регулярно приучайтесь к строгому соблюдению закона десятины… затем придите в дом Господа, и научитесь Его путям, и ходите по стезями Его”4.

Строгое соблюдение закона десятины не только предоставляет нам право принять высшие, спасительные храмовые таинства – оно позволяет нам принять их и от имени наших предков. Когда Президента Джона Тейлора, в ту пору служившего в Кворуме Двенадцати, спросили, могут ли члены Церкви креститься за умерших, если они не уплатили свою десятину, он ответил:

«Человек, не уплативший свою десятину, непригоден для того, чтобы креститься за своих умерших… Если у человека недостаточно веры для того, чтобы быть обязательным в малом, то у него не хватит веры для того, чтобы спасти себя и своих друзей”5.

Десятина развивает и проверяет нашу веру. Жертвуя Господу то, что нам кажется необходимым и желанным для самих себя, мы учимся полагаться на Него. Наша вера в Него делает возможным соблюдение храмовых заветов и получение вечных храмовых благословений. Одна из первых членов Церкви, Сара Рич, жена Чарльза К. Рича, написала в своем дневнике после ухода из Наву:

«Благословения, которые мы получили в доме Господа, были столь обильны, что приносили радость и утешение во всех наших скорбях, и благодаря им мы хранили веру в Бога, поскольку знали, что Он будет вести и поддерживать нас в том путешествии в неизвестность, которое нам предстояло”6.

Как было и с пионерами, смиренная уплата десятины укрепляет нашу веру, и эта вера поддерживает нас в испытаниях, скорбях и бедах нашего странствия по жизни.

Десятина также учит нас управлять своими желаниями и страстной увлеченностью вещами этого мира. Уплата десятины вырабатывает у нас честность в делах с ближними. Мы учимся верить: того, что нам дано благодаря благословениям Господа и нашим собственным неустанным усилиям, достаточно для наших нужд.

Десятина преследует и особую цель, будучи подготовительным законом. В начале этого устроения Господь заповедал некоторым членам Церкви жить согласно высшему закону посвящения – закону, принятому через завет. Когда этот завет был нарушен, на Святых обрушились великие несчастья7. Закон посвящения был тогда взят с Земли. Вместо него Господь открыл закон десятины для всей Церкви8. 8 июля 1838 года Он объявил:

«И это будет началом обложения десятиной народа Моего…

Те, кто таким образом были обложены десятиной, будут платить ежегодно одну десятую часть из всего своего дохода; и это будет действующим законом для них вовеки”9.

Закон десятины подготавливает нас к тому, чтобы жить по более высокому закону посвящения – чтобы посвятить все свое время, таланты и средства работе Господа. Пока не наступит день, когда мы получим повеление жить по этому более высокому закону, нам заповедано жить по закону десятины, который состоит в том, чтобы ежегодно добровольно10 жертвовать одну десятую часть своего дохода.

Тем, кто верно и честно живет по закону десятины, Господь обещает обильные благословения. Некоторые из этих благословений материальны, как материальна и сама десятина. Но, подобно внешней стороне таинств крещения и причастия, заповедь платить десятину требует материальной жертвы, которая в конечном счете приносит великие духовные благословения.

Я знаю супружескую пару, которая жила за тысячи миль от ближайшего храма. Хотя они зарабатывали немного, они искренне платили свою десятину и откладывали все, что могли, на поездку в дом Господа. Год спустя брат мужа, который не был членом Церкви, неожиданно проявил инициативу и предложил им два билета на самолет. Это материальное благословение сделало для них возможными такие духовные благословения, как храмовое облечение и запечатывание. Дополнительные духовные благословения пришли позднее, когда брат, тронутый смиренной верностью этой супружеской пары, сам присоединился к Церкви.

Материальные и духовные благословения десятины предназначаются непосредственно нам и нашим родным, согласно воле Господа. Но чтобы получить их, мы должны соблюдать закон, на котором они основаны11. По поводу десятины Господь сказал:

«Принесите все десятины в дом хранилища, чтобы в доме Моем была пища, и хотя в этом испытайте Меня, говорит Господь Саваоф: не открою ли Я для вас отверстий небесных и не изолью ли на вас благословения до избытка?”12

Захочется ли кому-либо из нас преднамеренно отвергнуть изливающиеся благословения Господа? Печально, но ведь именно это мы и делаем, когда пренебрегаем уплатой своей десятины. Мы говорим «нет” как раз тем благословениям, к которым стремимся и о получении которых молимся. Если вы – один из тех, кто подвергает сомнению благословения десятины, то я призываю вас: примите приглашение Господа «и хотя в этом испытайте ”. Платите свою десятину. Откройте отверстия небесные. Вы будете обильно благословлены за свое повиновение и верность Господним законам и заповедям.

Будьте уверены, что эти благословения в равной степени изливаются как на богатого, так и на бедного. Как поется в гимне, благословения Небес приносит жертва, а вовсе не сумма наших взносов13. Прихожане, охотно отдающие полные десять процентов своего ежегодного дохода, получают все обещанные благословения десятины, будь то лепта вдовы или баснословно большие деньги.

Несколько лет назад я посетил молитвенный дом другой конфессии. На красивых витражах, привезенных из Европы, можно было прочитать имя их дарителя; на величественной кафедре проповедника, сделанной из ливанского кедра, были вырезаны инициалы богатого благодетеля; на скамьях, расположенных в лучших местах, были написаны фамилии тех известных семей, которые больше других пожертвовали в фонд строящейся часовни.

Напротив, в Церкви Иисуса Христа Святых последних дней все, кто платят полную десятину, в равной степени признаются и благословляются Господом без особых общественных почестей и наград. Он «нелицеприятен”14. Установленный Им закон поступления доходов поистине справедлив.

В наши дни имеет большое значение способ распределения десятины. Видя примеры жадности и алчности некоторых безответственных представителей деловых кругов, мы можем быть благодарны за то, что Господь предусмотрел способ распоряжения десятиной под Его руководством.

Согласно откровению, епископы посвящены «управлять хранилищем Господним; получать денежные средства Церкви”15. Предполагается, что епископы и секретари прихода – это плательщики полной десятины, которые научились жить разумно, по средствам. В считанные часы после получения десятины от прихожан в своих приходах и небольших приходах эти местные руководители передают денежные средства непосредственно в Главное управление Церкви.

Затем, как было открыто Господом, использование десятины определяется советом, состоящим из Первого Президентства, Кворума Двенадцати Апостолов и Председательствующего Епископства. Господь особо подчеркивает, что работа совета должна направляться «голосом Моим, обращенным к ним”16. Этот совет так и называется – «Совет по распределению десятины”.

Это замечательно – наблюдать, как совет прислушивается к голосу Господа. Каждый из входящих в него обо всем осведомлен и участвует в принятии всех решений совета. Ни одно решение не принимается до тех пор, пока все члены совета не придут к единодушию. Все фонды десятины расходуются на церковные нужды, включая программу обеспечения благосостояния (заботу о бедных и нуждающихся), храмы, строительство и эксплуатацию молитвенных домов, образование, учебные планы, короче говоря, на работу Господа.

Однажды друг Президента Джорджа Альберта Смита спросил его, что тот думает о придуманном им плане: взять деньги, которые следовало бы заплатить как десятину, и пожертвовать их в благотворительных целях по собственному выбору. Президент Смит дал ему такой совет:

«Думаю, что ты очень щедро распоряжаешься собственностью, которая тебе не принадлежит… Ты рассказал мне, что сделал с деньгами Господа, но не упомянул, что дал хоть кому-нибудь свой собственный цент. Он лучший твой партнер в мире, Он дает тебе все, что ты имеешь, даже воздух, которым ты дышишь. Он сказал, что ты должен взять одну десятую своего дохода и отдать ее Церкви, как указано Господом. Ты не сделал этого; ты взял деньги своего лучшего партнера и раздал их”17.

Десятина членов Церкви принадлежит Господу. Через совет Своих слуг Он решает, как ее следует использовать.

Членам Церкви и всем людям во всем мире я приношу свое свидетельство о Совете по распределению десятины. Я заседал в этом совете семнадцать лет как Председательствующий Епископ Церкви и теперь как член Кворума Двенадцати Апостолов. Все без исключения фонды десятины этой Церкви использовались на Его цели.

Господь желает, чтобы все Его дети пользовались благословениями десятины. Слишком часто мы, родители, не учим и не призываем своих детей жить по этому закону из-за того, что их взнос составляет всего лишь несколько центов. Но без свидетельства о десятине они уязвимы. В подростковом возрасте их уже привлекает модная одежда, развлечения и дорогое имущество, и они рискуют лишиться той особой защиты, которую обеспечивает десятина.

Когда пройдут годы, возможно ли, чтобы молодой человек мог быть посвящен в старейшины, поехал служить на миссии и успешно учить других закону, по которому он сам не жил? Когда он вернется домой и столкнется с необходимостью получить образование, завести семью и сделать карьеру, то будет ли ему легче принять решение жить по закону десятины? Аналогично будет ли молодая женщина достойна служить Господу и заключить заветы целестиального брака, не получив для себя свидетельства о десятине? Будет ли она готова к тому, чтобы учить своих детей закону, который она не познала на своем собственном опыте? O, как же много верности требуется от отцов и матерей, которые будут вместе молить о защищающих благословениях десятины для своей семьи и о благословениях, принадлежащих им по праву! Президент Лорензо Сноу сказал: «Учите детей платить десятину, чтобы этот закон соблюдался беспрестанно. Если мы будем соблюдать этот закон, то, что бы ни делали наши враги, Господь защитит нас”18.

Через несколько недель каждому из нас представится возможность встретиться со своим епископом и урегулировать с Господом вопрос о своей десятине. Ваш епископ будет кроток и добр. Он поймет испытания, с которыми вы сталкиваетесь. Если вы не можете возместить то, что не уплатили в прошлом, идите вперед. Начните сегодня. Расскажите вашему епископу о своем обязательстве в будущем платить полную десятину и разработайте план, чтобы как можно скорее возвратиться в храм. Как только вы продемонстрируете свою веру, уплачивая десятину в течение определенного времени и соблюдая остальные необходимые заповеди, вы сможете наслаждаться вечными благословениями храма. Умоляю вас, не упустите такую возможность. Не медлите.

Отцы и матери, когда вы готовитесь к собеседованию об уплате десятины, я призываю вас собрать своих малышей и помочь им сосчитать свои центы. Помогите своим более взрослым сыновьям и дочерям разобраться с записями и подсчитать доходы за год. Какая изумительная возможность посадить семя веры в сердца своих детей! Вы наставите их на путь, который ведет в храм. Поколения ваших предков до вас и ваши потомки впоследствии воскреснут и назовут вас благословенными за то, что вы подготовили своих детей к тому, чтобы исполнить спасительные таинства от их имени. Это вовсе не случайно, мои дорогие братья и сестры, что под руководством живущего сегодня на Земле Божьего Пророка, Президента Гордона Б. Хинкли, храмы распространяются по всей планете. Соблюдение заповедей, включая уплату нашей десятины, делает нас достойными войти в эти храмы, запечататься с нашими семьями и получить вечные благословения.

Я молю о том, чтобы мы не откладывали это на потом, чтобы мы вняли данной Господом заповеди жить по закону десятины. Я знаю двух миссионеров, которые посетили очень бедную семью. Дом этой семьи был сделан из прессованного картона и досок, пол был земляной, не было ни электричества, ни даже кроватей. Каждый вечер отец, батрак на ферме, тратил весь свой дневной заработок на нехитрые продукты к ужину. Покидая их скромное жилище, старший напарник подумал про себя: «Определенно, для этой семьи закон десятины станет камнем преткновения. Возможно, некоторое время нам не стоит поднимать этот вопрос”. Спустя несколько мгновений младший напарник, выросший в похожих условиях у себя на родине, высказал вслух собственные мысли: «Я знаю, что закон десятины не излагается в ходе следующих четырех бесед, но, пожалуйста, давай научим их ему, когда придем в следующий раз? Им необходимо узнать о десятине сейчас, поскольку они очень нуждаются в помощи и благословениях от Господа”.

Этот миссионер понял, что «есть закон, непреложно установленный на Небе до основания этого мира, по которому определяются все благословения, – и когда мы получаем какое-либо благословение от Бога, оно зависит от повиновения тому закону, по которому оно определяется”19. Господь хочет благословить эту семью и очень ждет их повиновения, чтобы Он смог это сделать.

Мои возлюбленные братья и сестры, вечные благословения десятины действительно существуют. Я испытал их в своей жизни и в жизни своей семьи. Испытание нашей веры состоит в том, будем ли мы жить по закону десятины, проявляя повиновение и жертвенность. Ибо, как сказал Пророк Джозеф Смит, «религия, которая не требует пожертвовать всем, никогда не будет иметь силы, достаточной для того, чтобы породить веру, необходимую для жизни и спасения”20.

Я свидетельствую, что Господь Иисус Христос пожертвовал Своей жизнью, чтобы спасти каждого из нас. Как Его особый свидетель, я свидетельствую, что Он жив. И от Его имени я выражаю благодарность вам – детям, вдовам, молодежи, семьям, всем верным – за вашу священную десятину. «Твои дела запомнил Я, ты это делал для Меня”21. Во святое имя Иисуса Христа, аминь.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *