Что объединяет шабашников, рантье, проституток, священников, самогонщиков, инвалидов и производителей грампластинок

Подготовил Андрей Борзенко

Винницкий завод «Терминал». Украина, 1978 год © Александр Гордиевич / ТАСС

Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 4 мая 1961 года «Об усилении борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни» узаконил уголовное преследование людей, попадавших под категорию «паразитов». Поскольку точно определить, кто в эту категорию входит, никогда не представлялось возможным, борьба с тунеядством стала одним из самых эффективных и универсальных репрессивных инструментов последних 30 лет существования СССР. Чтобы стать преступником, можно было буквально ничего не делать — или, наоборот, делать что‑то неподобающее советскому человеку. Для объяснения, как под одну статью могут попасть ленинградский поэт Бродский, привокзальный попрошайка, продавец самопальных пластинок и сочинский рантье, нужно было мощное идеологическое сопровождение. Мобилизация юристов, пропагандистов и просто бдительных граждан началась еще до принятия указа и не прекращалась до конца 1980-х. Arzamas разобрался в индустрии борьбы с тунеядством.

А

Алкоголики

Хрестоматийные «алкоголики, тунеядцы, хулиганы» из комедии Гайдая — типичный продукт борьбы с тунеядством. К моменту выхода фильма «Операция «Ы» и другие приключения Шурика» на экраны в 1965 году десятки тысяч человек были осуждены по статье 209 «Тунеядство» и сосланы на исправительные работы. Руководители предприятий жаловались: «Это такие лица, которые не поддаются мерам воспитания… Ничего им нельзя разъяснить, потому что они никогда не бывают трезвыми». Высылки были вскоре прекращены, осужденных приговаривали к исправительным работам по месту жительства, иногда к приговору добавлялось принудительное лечение от алкоголизма.

Антиобщественный паразитический образ жизни

Ключевая формулировка статьи о тунеядстве. Размытость термина, с одной стороны, затрудняла определение состава преступления, с другой — позволяла подвести под статью практически кого угодно и оправдывалась тем, что «формы паразитизма настолько разнообразны, изменчивы, многолики, что включение их исчерпывающего перечня в закон означало бы сужение действенности названной уголовно-правовой нормы»  Н. Н. Кодрашков. Тунеядство: против закона и совести. М., 1989..

Б

Бездельники

Со статьи в «Известиях» «Бездельники карабкаются на Парнас» (1960) началась традиция борьбы с литературным тунеядством. Игоря Холина, Юрия Галанскова, Александра Гинзбурга и других авторов машинописного альманаха «Синтаксис» »Синтаксис» — самиздатский машинописный альманах, выпускавшийся в 1959–1960 годах журналистом Александром Гинзбургом. Вышло три номера; во время работы над четвертым Гинзбурга арестовали, архив был конфискован и издание остановлено. обвинили в безделье, иждивенчестве и издевательстве «над всем, что дорого и свято советским людям».

БОРЗ

«Без определенного рода занятий» — аббревиатура, присваиваемая обвиненным в тунеядстве.

Бродяги

«Как правило, это неряшливо одетые люди, «обшарпанные», в старой, затасканной, истрепанной одежде, такой же обуви; личного имущества обычно не имеют, а небольшой запас (кое-что из белья, полотенце или тряпка, бритвенный прибор и непременный атрибут — граненый стакан) носят обычно в вещмешке, сумке («сидоре») либо просто авоське (все свое ношу с собой). Характерные испитые, опухшие, сморщенные, рано состарившиеся, заросшие щетиной лица… тоска и безразличие в глазах, без любви и надежды, все отдано водке и безделью».

Н. Н. Кондрашков. «Тунеядство: против закона и совести» (1989)

В

Воспитательная работа

Важнейшая задача советского общества в борьбе с антиобщественным поведением. Почти каждая публикация о тунеядстве наряду с требованием «не цацкаться» сопровождалась положительным примером перевоспитания. Например:

«Молодая девушка, что называется, «свихнулась»: не вылезала из ресторанов, крутилась возле иностранцев. Никакие увещевания не могли оторвать ее от «сладкой жизни». Тогда жильцы дома — а это был дружный здоровый коллектив — решили провести товарищеский суд. Суд был по-настоящему страстным и гневным. Случилось «педагогическое чудо». Девушка разом все оборвала. Ни ресторанов, ни сомнительных знакомств. С тех пор прошло больше года. Она кончила институт, получила диплом, вышла замуж».

«Литературная газета» (1960)

Г

Гадалки

«Карты не врут», киножурнал «Фитиль» (см. Сатира). 1964 год В роли гадалки — Фаина Раневская

Грампластинки

Владельцам подпольных микрофабричек требовалось в 1960 году два-три дня на выпуск граммофонной пластинки из рентгеновской пленки. Поэтому свой бизнес они делали не только на «рок-н-роллах», но и на том, что записи популярных советских мелодий появлялись у них на полгода раньше, чем в магазинах. Но устоявшийся образ продавца грампластинок, безусловно, предполагал, что и музыка, которой он торгует, вредоносна:

«Валерий Генкин по кличке Гном… давно потерял облик советского человека. <…> Заведя обширное знакомство с туристами, он делает свой «бизнес» при помощи граммофонных пластинок. «Я меняю классику на джаз, и в этом мое призвание, — говорит Генкин. — <…> Я способ­ствую укреплению культурных связей с ‚заграницей‘»».

«Известия» (1960) Фрагмент документального фильма Владимира Краснопольского и Валерия Ускова «Тени на тротуарах». 1960 год

Д

Доставалы

«Из уважения к Уголовному кодексу» не притрагивались к краденым или контрабандным товарам, но могли указать, где в данный момент продается нужная вещь.

Е

Еда

Базовый принцип «Кто не работает, тот не ест» прописан в советской конституции 1936 года и восходит к трудам Ленина, который называл этот афоризм «коренным началом социализма». Между тем первоначальный источник фразы — Второе послание апостола Павла фессалоникийцам: «Если кто не хочет трудиться, тот и не ешь» (2 Фес 3:10). У слова «тунеядец» та же этимология, что у слова дармоед: «туне» (напрасно, даром) и «ядец» (едок).

Ж

Жилплощадь

Один из главных источников нетрудовых доходов (см. Нетрудовые доходы). Сдача жилья внаем была запрещена, как и деятельность квартирных маклеров. Вредоносный рантье — постоянный объект насмешек официальной сатиры. Например, в фельетоне «Литературной газеты» «Тараканы» описывается некто Макарян, сдающий курортникам комнаты в Сочи:

«В последний раз, когда снова возникла угроза выселения из Сочи, Макарян прикинулся даже калекой, заполучив… липовую справку об инвалидности. <…> По-прежнему, останавливая на перекрестках курортников, таинственно шепчет: «Не угодно ли комнатку… Дорого не возьму». <…> Но попробуйте-ка схватить его. <…> У дармоеда высшее образование, он знает много хороших слов. Он начнет истошно кричать о законах и своих гражданских правах».

Бригада трактористов-испытателей на сборочном конвейере Ташкентского тракторного завода имени 50-летия СССР. 1983 год © Б. Казанцев / ТАСС

З

Злостные тунеядцы

В отличие от неустойчивых (пассивных) тунеядцев — открыто провозглашали свое нежелание трудиться.

«Они не мучаются угрызениями совести, их моральные взгляды не противоречат их образу жизни, они не осуждают своего поведения. Вот пример такого нахрапистого бездельника. Некто Владимир Б., филолог по образованию, более полутора лет нигде не работал, скитался по рабочим общежитиям, за проживание, конечно, не платил. Питался у знакомых девушек и ребят, которым объяснял, что не может устроиться на работу по специальности, и те его кормили и одевали, т. е. по существу жил на подаяния, выпрашивая их. Более того, бравировал, утверждая свои принципы: «Я уверен, что большинство людей предпочло бы отдыхать, а не работать». Такова воинствующая «идеология» бездельника. <…> Некоторые из таких «принципиальных» тунеядцев, когда их выявляют, могут каяться, просить их отпустить, на словах, для маскировки обещать исправиться и устроиться на работу. Журналист Б. Резник описывает подобный пример, который он увидел в Хабаровском приемнике-распределителе. Там находилась молодая кокетливая женщина, которую завсегдатаи этого заведения прозвали Маша Метранос. Прозвище Метранос она получила за то, что слыла постоянной хранительницей «метра» — захватанного граненого стакана, который она давала жаждущим в обмен на спивки и пустую посуду. <…> За месяц до ее задержания она клятвенно обещала участковому «прямо по утрянке» начать новую, честную, трудовую жизнь. И на вопрос: «Почему же не сдержала слово?» — ответила: «Пусть работает папа, пусть работает мама, пусть работает трактор, а гулять буду я»».

Н. Н. Кондрашков. «Тунеядство: против закона и совести» (1989)

И

Инвалиды

Официально не могли быть признаны тунеядцами, однако обилие инвалидов среди просящих милостыню вело к тому, что инвалиды, подлинные или мнимые, тоже становились объектами сатиры. В статье Елены Ярской-Смирновой и Павла Романова «Герои и тунеядцы: иконография инвалидности в советском визуальном дискурсе» авторы вспоминают эпизод из того же фильма «Операция «Ы»» Леонида Гайдая:

«Водитель: «Где этот чертов инвалид?!» Бывалый: «Не шуми, я инвалид».
По сюжету Бывалый… ездит на мотоколяске «инвалидке», которую он легко приподнимает и двигает… В этом эпизоде отчетливо звучит мотив иждивенчества, игры с приписанным статусом инвалидности и прилагающимися к нему преимуществами».

Иностранцы

В контексте борьбы с антиобщественным образом жизни, как правило, упоминались в роли дурачков, которых обманывают предприимчивые барыги, а также проводников западной заразы: рок-н-ролла, джинсов и тому подобного:

«День-деньской проводит Коган у подъездов гостиниц и ресторанов в ожидании иностранных туристов. Заметив их, он бросается навстречу с громким возгласом: «Сэр, сделаем бизнес!» Коган не брезгует ничем. Он готов взять рубашку, носки, жевательную резинку»

«Известия» (1960)

Борьба со спекулянтами, таким образом, приобретала характер национальной обороны:

«По своим взглядам они приближаются к духу частнокапиталистиче­ского предпринимательства — все эти спекулянты, мошенники и безусые бизнесмены у гостиниц. Не случайно оказалось, что именно бездельники-стиляги, занявшиеся спекуляцией валютой (чем не респектабельный бизнес!) стали подходящими кандидатами для вербовки иностранной разведкой. Наиболее обнаглевшие из них не скрывают, что по сути своей чужды нашему строю. Недавно один трутень-фарцовщик заявил: «Запад скоро проявит протест по поводу того, что в Советском Союзе преследуют частную инициативу». «Свободный» мир, дескать, за меня заступится! Он бы, может, и заступился, да… руки коротки!»

«Литературная газета» (1960)

К

Картежники

В представлении борцов с тунеядством делились на «деловых мужчин», разъезжавших на богатых машинах с телохранителями, и шулеров рангом пониже (курортные, поездные):

«… действуют раскованно, порой даже развязно, играют под этакого «рубаху-парня», веселого общительного гуляку, который ради риска готов на все, лишь бы «поиграть» всласть, с азартом».

Н. Н. Кондрашков. «Тунеядство: против закона и совести» (1989)

Л

Луковые

Бродяги, работающие по найму на луковых плантациях. В среднеазиатских республиках возник термин «луковые мужья» — те, кто нанимается на сезон к одиноким женщинам. Среди сельских бродяг (см. Бродяги) выделяли также категории, например арбузников, работавших на арбузных полях, скирдятников, ночевавших в скирдах, и камышатников, обитавших в камышовых зарослях.

М

Музыканты

Каноническая формулировка Бориса Гребенщикова «поколение дворников и сторожей» описывает, в частности, рок-музыкантов 1980-х, многим из которых приходилось устраиваться на подобную работу, чтобы избежать обвинений в тунеядстве. Виктор Цой и Александр Башлачев числились кочегарами, Петр Мамонов работал лифтером, а его младший брат, гитарист Алексей Бортничук, не удержался на работе в бойлерной и за тунеядство был приговорен к двум годам лишения свободы.

В сборочном цехе Угличского часового завода. 1982 год © Сергей Метелица / ТАСС

Н

Наши люди

Неопределенный, но крайне важный концепт, антоним дармоедов, которых, как правило, легко распознать среди «наших людей» по внешним признакам:

«Да, такие типы, к сожалению, еще мелькают на наших улицах. Их не так уж много. И они хорошо известны. Даже неопытному взгляду не трудно их выделить среди наших людей. Что же их отличает? Вызывающе крикливые наряды и шаркающая походка паралитика? Да! Но главное — это мутный взор и пустая душонка паразита!»

«Литературная газета» (1960)

В статье Татьяны Ластовки «Тунеядство в СССР (1961–1991): юридическая теория и социальная практика»  Т. Ластовка. Тунеядство в СССР (1961–1991): юридическая теория и социальная практика // Антропологический форум. № 14. 2011. содержится ключевой для понимания сути борьбы с тунеядством фрагмент:

«Но как выявить и определить этого врага? Что объединяет кочующих и попрошайничающих цыган, привокзальных проституток, запойных пьяниц, спекулянтов, фарцовщиков и стиляг? Если обратиться к тому, как изображались все эти лица на страницах сатирической периодики, то общим мерилом для их социального выделения служила их подразумеваемая инаковость, резко контрастирующая с рекомендуемым образом «настоящего советского человека». Определение последнего предстает при этом отчасти доказательством от противного: для того, чтобы судить о том, каким должен быть советский человек, важно знать, как выглядит его антипод».

Нетрудовые доходы

Широко трактуемый термин, необходимый для подавления любой экономической активности граждан, неподконтрольной государству. В пересказе «Известий» указа «Об усилении борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно полезного труда» поэтически сообщается:

«…в городе и деревне есть еще отдельные лица, которые упорно не желают трудиться. Такие люди нередко, для видимости, устраиваются на работу, а фактически живут на нетрудовые доходы…»

Далее следует подробный, но не полный перечень того, как эти люди обогащаются за счет трудящихся:

«…занимаются запрещенными промыслами, частнопредпринима­тельской деятельностью, спекуляцией, попрошайничеством, извлекают нетрудовые доходы от эксплуатации частных автомашин, применяют наемную рабочую силу и получают нетрудовые доходы от дачных и земельных участков, производят строительство домов, дач на средства, добытые нетрудовым путем, используя для этой цели незаконно приобретенные материалы, а также совершают другие антиобщественные поступки».

«Известия» (1961)

О

Облавы

Милицейские облавы, проводившиеся в магазинах, кинотеатрах, банях и других местах, где трудящийся не должен был находиться в рабочее время, считаются андроповским методом. Однако похожая практика применялась еще в 1960-х. Так, «Комсомольская правда» сообщала об акции молодежного движения «Комсомольский прожектор»: в рейдах по выявлению «жуликов, хапуг, тунеядцев и прочей нечисти» наряду с милиционерами участвовали комсомольцы и журналисты.

П

Попрошайки

«Отличаются своеобразными внешними данными: выглядят нарочито бедно одетыми, оборванными, «сирыми и убогими», чтобы вызвать жалость и сострадание у окружающих, нередко умело симулируют болезни, физические либо психологические недостатки. Есть отличия в манере поведения в зависимости от места обитания: вокзальные, вагонные, уличные, церковные и кладбищенские. Они прекрасно знают и «творчески» используют психологию публики, выжимая у них «слезу» и вымогая помощь».

Н. Н. Кондрашков. «Тунеядство: против закона и совести» (1989)

Проституция

До середины 1980-х годов такого явления для Уголовного кодекса СССР официально не существовало, это был один из эндемических признаков загнивающего Запада. Соответственно, преследование проституток проходило по линии борьбы с тунеядством. Когда наличие проституток было признано, отношение к ним оказалось в значительной степени сочувственным: например, в авторитетной брошюре Николая Кондрашкова сообщается:

«Проституция — страшная язва на теле нашего общества, но лечить ее надо не только хирургическим путем, не административными мерами, а прежде всего воспитанием нравственности».

Н. Н. Кондрашков. «Тунеядство: против закона и совести» (1989)

В том же году на экранах появилась положительная героиня Елены Яковлевой — интердевочка, самая знаменитая проститутка советского кинематографа (наряду с Манькой Облигацией).

Р

Религия

Наряду с тунеядством — главная мишень хрущевской пропаганды. «Лица, возглавляющие нелегальные религиозные секты», официально входили в перечень ведущих антиобщественный, паразитический образ жизни, однако давлением на «сектантов» антирелигиозная кампания не ограничивалась. Священнослужители и верующие противопоставлялись честному советскому человеку. Например, на целиком посвященной борьбе с тунеядством полосе газеты «Правда» от 20 сентября 1962 года описывается, в частности, раскаяние бывшего дьякона:

«С интересом слушали литейщики выступление обрубщика Л. С. Петренко, который в прошлом был священнослужителем. — Религия и церковь, — сказал он, — безвозвратно отняли у меня больше пяти лучших лет жизни. На своем горьком опыте я убедился, что церковники и сектантские руководители — это тунеядцы. <…> Что мы давали обманутым людям, за счет которых существовали? Ничего, кроме вреда».

С

Самогонщики

С одноименного фильма 1961 года началась карьера Леонида Гайдая как главного живописца советского тунеядства. Горбачевская борьба с пьянством подняла самогоноварение на новый уровень. Так, в конце 1980-х годов у злостной самогонщицы Арзамасовой были изъяты полтонны сахара и десятки тысяч литров сивухи. Она успела накопить за счет ее продажи около 20 тысяч рублей  Н. Н. Кондрашков. Тунеядство: против закона и совести. М., 1989..

Cатира

Индустрия обличения тунеядства начиная с 60-х кормила сотни и тысячи литераторов, режиссеров, журналистов и других представителей творческих профессий. Журнал «Крокодил», специально созданный в 1962 году киножурнал «Фитиль», газетные фельетоны и полнометражные фильмы работали не только на узнаваемости образа паразита, но и на признании повсеместного распространения проблемы и бессмысленности борьбы с ней. В лучших своих проявлениях сатира оборачивалась против самих обличителей. Успех комедий Эльдара Рязанова, Леонида Гайдая или Георгия Данелии строился в значительной степени на том, что представители общественности оказывались таким же объектом насмешек, что и асоциальные элементы.

«Пострадавший», киножурнал «Фитиль». 1962 годВ роли вора — Юрий Никулин

Т

Трутень

Знаменитая статья «Окололитературный трутень» в «Вечернем Ленинграде» от 29 ноября 1963 года — важнейший текст в истории борьбы с тунеядством, не только потому, что ее герой — Бродский. В этом выдающемся публичном доносе сконцентрировано такое количество риторических штампов, что хватило бы на целую «галерею дармоедов», какие во множестве печатали советские газеты. Формирование образа врага начинается с его расчеловечивания (трутень). Далее перечисляются классические признаки тунеядца: молодой, одетый в вельветовые штаны, недоучка, кустарь-одиночка, иждивенец. Процитировав не имеющие отношения к Бродскому стихи, упомянув дурную компанию и обязательную тщетную воспитательную работу, авторы переходят к связке «бездельник = предатель»:

«И наконец, еще одно заявление: «Люблю я родину чужую». Как видите, этот пигмей, самоуверенно карабкающийся на Парнас, не так уж безобиден. Признавшись, что он «любит родину чужую», Бродский был предельно откровенен. Он и в самом деле не любит своей Отчизны и не скрывает этого. Больше того! Им долгое время вынашивались планы измены Родине».

Ф

Фарцовщики

Фрагмент документального фильма Владимира Краснопольского и Валерия Ускова «Тени на тротуарах». 1960 год

Ш

Шабашники

Они же леваки, частники, калымщики. Самые трудолюбивые тунеядцы, выполняющие разную работу в частном порядке. Призывы к борьбе с ними традиционно сопровождались признанием недостатков советского сервиса, что нашло отражение, например, в песне Владимира Высоцкого 1971 года:

«Шабашэлектро» наш нарубит дров еще,
С ним вместе — дружный смежный «Шабашгаз».
Шабашник — унизительное прозвище,
Но что-то не обходятся без нас!

Э

Экстрасенсы

Позднейшая паразитическая специальность, невнятно описанная в цитируемой брошюре Николая Кондрашкова:

«Некоторые вовсе не заняты трудом, проживают на нетрудовые доходы и уклоняются от общественно полезного труда. Внешняя атрибутика таких «экстрасенсов»… своеобразная, в ходу различные приемы восточных обрядов индийских йогов, чтение псалмов и совершение других ритуалов».

Н. Н. Кондрашков. «Тунеядство: против закона и совести» (1989) 

В начале марта 2017 года был отменен ряд актов, принятых еще в СССР. Особенно в этом списке выделялось постановление ЦК «О дополнительных мерах по укреплению трудовой дисциплины». После его подписания в рабочее время в магазинах, кинотеатрах и других общественных местах происходили облавы, целью которых становились «тунеядцы и прогульщики».

Любопытно, что акт, принятый в 1983 году, всё еще действует в России и закон о его отмене в силу пока не вступил. По этому случаю мы решили вспомнить, как в советские времена власть боролась с лентяями и бездельниками, а также рассказать о нескольких историях из жизни, случившихся с сотрудниками «Известий».

Отверженные

Людей, ведущих «антисоветский паразитический образ жизни», в стране, мягко говоря, недолюбливали. Причем сильную неприязнь к ним испытывала не только власть, но и сам народ. Еще до указа 1961 года о борьбе с лицами, уклоняющимися от общественно полезного труда, в СССР призывали к созданию народных дружин, которые очищали бы улицы от антиобщественных элементов. Приблизительно тогда же приобрел популярность лозунг «Тунеядцы — наши враги. Хлеб трудовой от них береги!».

Поиск и наказание

Гражданам, которые отказывались работать и проживали на нетрудовые доходы четыре месяца подряд, присваивалась аббревиатура БОРЗ (без определенного рода занятий). К слову, отсюда в жаргоне и появилось слово «борзой» — то есть человек, который не хочет работать.

Наказывали таких граждан строго. После того как вина тунеядца была доказана судом, у него конфисковали всё имущество, приобретенное на незаработанные деньги, выселяли в специально отведенные местности на срок от двух до пяти лет и привлекали к труду по месту поселения. В итоге за четыре года было выявлено более полумиллиона граждан, ведущих антиобщественный образ жизни, и 37 тыс. из них оказались выселены.

«Андроповские облавы»​​​​​​​

В 1965 году выдворять тунеядцев перестали, и новая волна борьбы с бездельниками вспыхнула только в начале 1980-х. Приблизительно в то же время начали проводить так называемые «андроповские облавы».

«Здравствуйте, а почему вы не на работе?» — этот вопрос от милиционеров можно было услышать в любом месте, будь то магазин, кинотеатр, баня или парикмахерская. Представители правоохранительных органов проверяли документы граждан и составляли списки нарушителей, которые передавали руководству предприятий. Те, в свою очередь, должны были объяснить причину отсутствия сотрудника на рабочем месте.

Со смертью генсека ЦК КПСС Юрия Андропова облавы прекратились, и в 1991 году был принят закон, отменявший уголовную ответственность за тунеядство и признававший безработицу.

Знаменитые «дармоеды»

Список самых известных тунеядцев возглавляет Иосиф Бродский. В результате травли, устроенной на него в прессе, он едва не скончался от сердечного приступа, а в 1964 году его отправили на пять лет в Архангельскую область и приговорили к принудительному труду. Вдали от дома будущий лауреат Нобелевской премии провел полтора года: сократить срок удалось благодаря поддержке влиятельных коллег-писателей, среди которых были Анна Ахматова, Корней Чуковский, Константин Паустовский.

Проблемы с законом были также у актера Николая Годовикова, известного по роли Петрухи в «Белом солнце пустыни». И хотя судили его трижды, в первый раз за решетку он угодил как раз по статье «Тунеядство». После картины Владимира Мотыля Годовиков нигде не снимался и не работал, за что впоследствии был осужден на один год. После освобождения у него еще дважды были проблемы с законом, и оба раза его приговаривали к заключению из-за кражи.

Избежать наказания за тунеядство удалось музыканту Виктору Цою. Несмотря на огромную популярность, лидер группы «Кино» нигде официально не трудился. И чтобы не попасть под статью, он устроился работать в котельную. Там он провел два года, зарабатывая в месяц 95 рублей. Однако график там был довольно удобный, поэтому у Цоя оставалось много времени на выступления, которые и были для него основным источником дохода.

Истории из жизни

Сотрудники «Известий», проектный директор Игорь Ворошилов и руководитель фотовидеослужбы Василий Джапаридзе, рассказали о временах, когда в стране осуществлялись «андроповские облавы».

По воспоминаниям Ворошилова, его ловили дважды. Первый — в бытность студентом. У его потока отменили лекции, и они с однокурсниками пошли в кино. Отлавливали прогульщиков следующим образом: в зал заходили дружинники и милиционеры, и если у провинившихся не было с собой документов, их могли отвести в отделение. Студентам же, состоящим в комитете комсомола, выносили предупреждение.

Второй раз Игоря поймали, когда он окончил учебное заведение и устроился на работу. На предприятиях наказывали суровее: дело редко обходилось устными замечаниями. Чаще штрафовали или выносили выговор. По словам Ворошилова, особенно активно ловили тунеядцев при правлении Андропова и Горбачева.

Джапаридзе несколько раз был свидетелем подобных облав.

— Во времена Андропова я был пионером. Случилось это в классе пятом или шестом, когда мы ходили во вторую смену. Однажды утром мы пошли в кинотеатр. Посреди сеанса остановили показ, включили свет и начали проверять документы у взрослых. Переписывались данные, а потом милиционеры выясняли по своим каналам, работает ли человек и почему в неположенное время он находится в кинотеатре. У кого не было документов, забирали в отделение.

Детей, прогуливавших занятия, тоже вылавливали. За каждой школой был закреплен участковый, который следил за тем, чтобы учащиеся не слонялись по улицам в положенное для занятий время. Выявлять прогульщиков было просто, поскольку все они были одеты в школьную форму. По воспоминаниям Джапаридзе, в детское отделение отводили только за драки и другие правонарушения, но никак не за тунеядство.

— Участковый брал тебя за ухо и сопровождал в школу. Там директор мог пожурить ученика и предупредить, что если такое еще раз повторится, его исключат из пионеров, — вспоминает он.

Русский

В Викиданных есть лексема тунеядец (L171954).

Морфологические и синтаксические свойства

падеж ед. ч. мн. ч.
Им. тунея́дец тунея́дцы
Р. тунея́дца тунея́дцев
Д. тунея́дцу тунея́дцам
В. тунея́дца тунея́дцев
Тв. тунея́дцем тунея́дцами
Пр. тунея́дце тунея́дцах

ту-не-я́-дец

Существительное, одушевлённое, мужской род, 2-е склонение (тип склонения 5*a по классификации А. А. Зализняка).

Корень: -тунеяд-; суффикс: -ец .

Произношение

  • МФА: ед. ч. , мн. ч.

Семантические свойства

Значение

  1. неодобр. тот, кто живёт на чужой счёт, чужим трудом ◆ Пьянчужка такой, потаскун, тунеядец, служил прежде где-то, да его за пьяную жизнь уж давно из службы выключили. Ф. М. Достоевский, «Честный вор», 1860 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆ Разве многие не считают искусства как бы забавою, развлечением от нечего делать, годным занимать тунеядцев, но, собственно говоря, недостойным нашего богатого практическим смыслом века? Н. Я. Данилевский, «Россия и Европа», 1869 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆ Но профессор был сам шарлатан порядочный; испугавшись наконец безденежья, а пуще всего аппетита своего двадцатипятилетнего тунеядца, он обул его в свои старые штиблетишки, подарил ему свою истрёпанную шинель и отправил его из милости, в третьем классе, nach Russland, ― с плеч долой из Швейцарии. Ф. М. Достоевский, «Идиот», 1869 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)

Синонимы

  1. дармоед, паразит, трутень

Антонимы

Гиперонимы

  1. бездельник

Гипонимы

Родственные слова

Ближайшее родство

  • существительные: тунеядство, тунеядица, тунеядка
  • прилагательные: тунеядный, тунеядческий
  • глаголы: тунеядничать, тунеядствовать

Этимология

Фразеологизмы и устойчивые сочетания

    Перевод

    Список переводов

    • Английскийen: sponger, parasite, freeloader
    • Белорусскийbe: дармаед
    • Болгарскийbg: тунеядец
    • Испанскийes: parásito, chupóptero
    • Итальянскийit: parassita; mangiaminestra, mangiaminestre, mangiaufo
    • Немецкийde: Nichtstuer м., Tagedieb, Schmarotzer
    • Португальскийpt: parasita м., parasito м.; zangão
    • Турецкийtr: asalak
    • Украинскийuk: дармоїд
    • Финскийfi: loinen
    • Французскийfr: parasite м., ; fainéant м.; écornifleur

    Библиография

      Для улучшения этой статьи желательно:

      • Добавить все семантические связи (отсутствие можно указать прочерком, а неизвестность — символом вопроса)

      Тунеядец – это тот, кто живет за счет чужого труда, то есть социальный паразит.

      Вот — бездельники 21 века. Появились они, конечно, раньше. Первое упоминание о тунеядцах относят еще к петровской табели о рангах. Правда, в те времена тунеядство еще не было преступлением.

      В Советском союзе для бездельников придумали наказание похлеще общественного порицания. Если в установленный судом срок тунеядец не вставал на путь честной трудовой жизни, его лишали всего имущества, отправляли в ссылку и там уже заставляли работать. Так, к середине 1964 года успели сослать 37 тысяч человек.

      Похожий на великана дебошир Федя – самый известный тунеядец в советском кино. Вместо ссылки у него, всего две недели исправительных работ. Спустя 17 лет после выхода фильма,
      борьба с хулиганами стала еще жестче. Милиция устраивала рейды. И если пойманный бездельник официально 4 месяца не трудился, его ждали долгие годы исправительных работ или даже тюрьма.

      Ругать и наказывать бездельников перестали в 91 году, когда вместо слова тунеядство появилась «безработица». Но сладкая жизнь нетрудоустроенных, возможно, продлится недолго. Россия, вооружившись опытом соседней Белоруссии, хочет ввести налог на тунеядство.

      Пока налог не ввели, у тунеядцев еще есть время, чтобы взяться за ум. Главное, успеть это сделать, пока еще цела голова на плечах.

      [ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *