15 апреля 2020

Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru.

Сегодня на нашем «кругозорном» столе поистине гурманское блюдо – разговор пойдет о том, что такое секуляризация и каково ее значение для эволюции общества.

Каковы причины и последствия этого процесса, столь значимого для взаимоотношений церкви с общественными институтами? И почему это так «плохо», когда речь заходит о силе влияния религии (что это?) на социальную жизнь? Разберемся по порядку.

Секуляризация – это…

Со времен образования первых общностей людей, государство строилось на светской жизни и религиозной. Эти два столпа всегда имели практически равное значение, хотя и конкурировали.

Где-то религия имела огромное значение, а где-то – меньшее, но она всегда играла свою роль «формирователя» системы ценностей.

И это понятно, потому что именно вера отражает отношение общества к реальной действительности, а заодно к явлениям или объектам, которые расцениваются наукой как догмы (что это такое?), поскольку их истинность и достоверность воспринимается нами безоговорочно, несмотря на их полнейшую бездоказательность.

Однако в современном мире со всем его рационализмом (что это?) и утрированным (это каким?) здравым смыслом значение веры так или иначе размывается и постепенно атрофируется.

Возможно, это обусловлено в том числе и тем, что наши мировоззренческие позиции становятся все более объективными и прагматичными, а это значительно ослабляет влияние психологических установок, неизбежно присутствующих в любой религии.

Все вышесказанное можно считать основными предпосылками для возникновения процессов, связанных с отчуждением жизни и деятельности общества в целом и отдельно взятого человека от церкви и сферы ее влияния.

При этом отчуждению подвергались не только люди, но и культура, включая семейные институты, и земли, и даже некоторые виды церковного и монастырского имущества.

По сути, это было начало освобождения человека от религиозного сознания, а сам процесс «обмирщения» во всех его проявлениях стали называть секуляризацией.

Но что это за проявления (черты, признаки) и какие разновидности секуляризации существуют?

Слово «секуляризация» происходит от позднелатинской основы «saecularis», которую использовали для обозначения производных понятий от слов «мирской» или «светский».

Само понятие в зависимости от сферы употребления может иметь несколько вариативные значения, но они одинаково крепко привязаны к основному смыслу термина.

Итак:

  1. В истории секуляризация – это изъятие собственности церкви с дальнейшей ее передачей светскому государству (это что?) и гражданским институтам. В России, в частности, начало этого процесса было отмечено на рубеже XIV-XV вв., но только в XVII веке благодаря Уложению «тишайшего» Алексея Михайловича (второго царя из династии Романовых) в этом направлении были предприняты довольно серьезные меры, торжеством которых стал ряд церковных реформ Петра Великого;
  2. В социологии секуляризация – это процесс снижения влияния религии на жизнь общества и, соответственно, дальнейший переход к рациональным (светским) моделям общественной жизни путем непосредственного отступления от религиозных норм в принципиальном устройстве социума и функционировании государственных институтов.

Само понятие в русском языке появилось только в XVII веке, тогда как во Франкском государстве, например, этим определением пользовались еще в первой половине VIII века, когда великий майордом Карл Мартелл осуществил очередную секуляризацию и передал изъятые церковные земли особо влиятельным представителям знати.

Примечательно, что вплоть до 90-х годов XX века этот термин употреблялся в России исключительно в его историческом понимании.

Столь односторонняя трактовка была связана в первую очередь с политикой правящей партии: коммунистическая идеология, равно как и социализм (что это?) в принципе, не приемлет ни развития религии, ни ее влияния на общественное сознание.

Виды и формы проявления секуляризации

Процесс «обмирщения» начал проявляться еще в эпоху Возрождения (что это?). Общество постепенно отступает от неукоснительных религиозных норм и бесконечных церковных догматов.

Бог, в понимании людей, становится ближе к самому человеку. Появляются понятия «Человекобог», хотя раньше было исключительно «Богочеловек». Само изменение уровня отношений между Создателем и венцом его творения также можно назвать секуляризацией.

Этот процесс может принимать любую форму из нескольких видов:

  1. отчуждение церковных земель с последующей передачей их во владение государству как юридическое действие в области имущественных взаимоотношений церкви с обществом. При феодализме (это когда?) этот процесс носил спонтанный характер, а в буржуазном обществе стал более упорядоченным и целенаправленным;
  2. изменение вектора отношений в политической сфере – уменьшение влияния церкви во всех секторах политической жизни на мировой арене;
  3. передача полномочий духовного суда в государственную (светскую) юрисдикцию (это что такое?);
  4. утрата церковью монополии (это как?) на дарование образования и, соответственно, расширение границ светского обучения;
  5. лишение церкви контроля над развитием науки (что это?) и культуры в связи с совершенствованием светского образования;
  6. все большее разграничение мировоззренческих скреп, разделение между светскими и духовными началами.

По мере развития государственных институтов и укрепления светской власти человек постепенно отходит от религиозных стандартов в каждом из этих видов.

А поскольку происходит все это на основе естественных предпосылок, роль церкви неизбежно обесценивается и становится не столь значимой, как, например, два-три столетия назад.

Причины и последствия секуляризации

Секуляризация – это процесс, а у каждого процесса есть свои причины. И они практически одинаковы, вне зависимости от особенностей страны, принципов ее государственного устройства и национального менталитета.

В России, в частности, преобладали следующие:

  1. огромное количество земель, налоги с которых взимались церковью, а не государством;
  2. чрезмерное обогащение монашества и его развращение, недостойное поведение;
  3. слишком существенное сосредоточение власти в церковных институтах, что препятствовало прогрессу и развитию государственных механизмов.

По этим причинам секуляризация проявлялась все чаще в самых разных странах, только в разные времена. Что касается вышеупомянутой эпохи Возрождения, то тогда процесс «обмирщения» был инициирован самой жизнью: католические священники беззастенчиво обогащались, а свое главное дело – служение Создателю – церковь отодвинула на второй план.

Существуют самые разные точки зрения относительно этого социально значимого процесса.

Кто-то говорит о том, что современному государству религия уже не так нужна, как во времена острой необходимости в объединении людей. Другие же скажут, что роль веры всегда будет значимой, ибо без религии не существовало бы ни народа, ни нации, ни вообще государства.

Однако и те и другие словно забывают, что вера и церковь – это все же разные вещи, а зачастую – просто радикально разные!

Возможно, поэтому лучше полагаться на мнение тех, кто определенно сведущ в этих темах. Так, большинство именитых экспертов – социологов, философов и культурологов – озвучивают, например, такие последствия секуляризации:

  1. Культура дойдет до максимализма, она будет большее значение придавать физическому наслаждению и удовлетворению, а не духовному.
  2. Понятие и сущность личности утратит свою неприступность. У человека уже не будет понятийного стержня, связанного с духовными ценностями и приоритетами (что это такое?), только ненасытное желание свободы во всем.
  3. Понятие человека и его личности будет выступать скорее товаром на рынке, чем одной из значимых составляющих активного социума.

Ницше, кстати, рассуждая о вере и последствиях секуляризации, утверждал, что там, где нет Бога, есть свобода человека. Бердяев говорит, что если человек отказывается от Создателя, то он все равно не обретает свободу, потому что оказывается в рабстве какого-нибудь другого толка.

А Бергер писал, что сами заповеди, которые так рьяно проповедует и защищает религия, закономерно становятся основами для любого общества и без них оно уже существовать не может. Кому верить – личный выбор каждого из нас…

Краткое резюме

Секуляризация – это процесс не только естественный, но и, увы, необратимый.

Судите сами: если у человека отсутствуют понятия «ценность» и «святость», то меняется и его мировосприятие, и в целом понимание жизни. Хотим мы этого или нет, но из-за утраты этих ценностей разрушение моральных и духовных норм будет неизбежным, а раз так, это приведет в конечном итоге и к утрате культуры.

С другой стороны, секуляризация может выступать как один из этапов эволюции религии.

Если церковь будет меняться и адаптироваться под измененные запросы общества, то в результате станет неотъемлемой частью нашей обычной жизни, но никогда не исчезнет до конца. Еще одно экспертное мнение о секуляризации представлено на этом видео:

Удачи вам! До скорых встреч на страницах блога KtoNaNovenkogo.ru

Использую для заработка

СЕКУЛЯРИЗАЦИЯ (от лат. saeculum – человеческий век, срок жизни, наибольшая продолжительность которого 100 лет; мирское состояние) – обмирщение в контексте взаимодействия сакрального и профанного (мирского), движение от священного к светскому; в социологии – процесс освобождения всех сфер общественной и личной жизни из-под контроля религии.

В самом широком смысле слова секуляризация начинается с разграничения сакрального и профанного, т.е. с десакрализации каких-то областей жизни: сакральная трапеза совершается не для насыщения, а для приобщения к святыне, является не произвольным, а ритуальным актом. Действия, явления, вещи становятся профанными, когда в них перестает проявляться святое и они становятся частью повседневной жизни, в которой едят, чтобы насытиться, поют или танцуют просто ради удовольствия; это действия секулярные, т.е. не имеющие магического или религиозного смысла.

В античном мире, в философско-рационалистической критике сакральных институтов и мифологии обосновывалась жизненная позиция «самостоянья» человека в пределах обычной жизни: не следует человеку просить у богов то, что он может доставить себе сам. В Европе уже с 11–12 вв. прослеживается тенденция к деклерикализации общественной жизни: благотворительность, образование, здравоохранение, судопроизводство постепенно все больше переходят из ведения церкви, духовенства в руки светских властей. Становится возможной и практика секуляризации церковных земель и имущества (в России Петром I и Екатериной И). Мощный стимул разграничению функций государства и церкви в Западной Европе дала Реформация. Утверждение самодержавия в России было сопряжено с признанием первенства светской власти: «царство» выше «священства».

В современном понимании секуляризация – процесс сужения сферы воздействия религии и церкви, ослабления их влияния практически на все области жизни общества, на сознание, поведение, быт и стиль жизни большого числа людей. Утверждающийся светский стиль жизни затрагивает также религиозную сферу, влечет за собой обмирщение религии, трансформацию религиозного сознания, активизацию светских форм деятельности (в политике, финансах и пр.) религиозных организаций. Все труднее становится «включать» бога, в его традиционном понимании, «в игру», в жизнь современных людей, все более излишним представляется для них обращение к богу для решения реальных проблем. Язык религии становится все более чуждым не только языку науки, но и повседневной жизни. Секулярными, т.е. свободными от религиозной детерминации, не интегрированными в религиозно-символическую смысловую структуру, оказываются важнейшие области жизни и институты современного общества: государство и законодательство, экономика с ее рыночными механизмами, естественные науки и техника, социальные и гуманитарные науки, искусство.

Вытесненная в качестве универсальной культурной матрицы, религия превратилась в один из секторов социума, наряду с другими – экономикой, политикой, духовной жизнью. Хотя религия взаимодействует с ними, но уже не определяет их. В экономике и политике она присутствует в лучшем случае в качестве мотивации участников – но не решающей, и притом диапазон выбора ориентаций оказывается весьма широким как внутри религиозных влияний (религиозный плюрализм), так и за их пределами. В искусстве религиозная традиция сохраняется преимущественно в качестве составной части культурного наследия прошлого (и даже если художник отдает предпочтение именно ей, то только в силу своих индивидуальных склонностей: он волен не следовать религиозному канону, больше того – это как бы подразумевается, кажется само собой разумеющимся). Что касается полученных с помощью научных методов знаний о мире, то они лишают религиозную картину мира прежнего значения в качестве объяснения действительности. Идеи, которыми руководствуется современное сознание в различных областях духовного творчества, представляют собой автономные, самостоятельные по отношению к религии системы. Описываемое с помощью понятия секуляризации сознание представлено разными вариантами и имеет разные степени интенсивности в зависимости от конкретных обстоятельств и культурно-исторических предпосылок. Об этой дифференциации свидетельствуют данные относительно уровня секуляризации в разных обществах, социальных слоях и средах. Секуляризация не является одномерным процессом «преодоления религии». В противоположность упрощенным оценкам, преимущественно в позитивистском мышлении, секуляризация – сложный, внутренне противоречивый и неоднозначный по своим последствиям процесс. Как показали исследования Э.Дюркгейма, Э.Трёльча, М.Вебера, а позднее П.Сорокина, Бергера, X.Люббе, современная светская европейская культура выросла на основе средневековой христианской культуры и немыслима вне преемственной связи с ней. Так, Вебер указал на истоки секуляризации в самой иудео-христианской традиции: пророки Израиля отвергли идолопоклонство и тем проложили путь к десакрализации природы и истории. В эпоху Реформации, в протестантизме процесс «расколдования мира» достигает своего апогея; в учении о «мирском призвании» профессиональная деятельность обретает религиозную ценность. Светское, профанное становится доминирующим, однако не вытесняет полностью сакральное. К.Лёвит в книге (Meaningin History, 1949) показывает, что на смену библейской эсхатологии приходят политические и социальные утопии, в других областях современной жизни можно также обнаружить аналога сакральных образцов, светские эквиваленты религии.

Больше того, развитие новых религиозных движений и укрепление позиций ряда традиционных религий в кон. 20 в. (преимущественно в обществах, переживающих период модернизации) дают основание для постановки вопроса о «возрождении религии», об устойчивом значении этого феномена и его перспективе. Очевидно, он выявляет антиномии процесса секуляризации, отражает потребность выхода за пределы сложившегося секулярного мира. Есть основания полагать, что все же не «поворот к религии» определяет направления движения в будущее: во многих отношениях сознание проявляющей тягу к религии массы остается секулярным (отсюда религиозная эклектика, актуализация мифа и пр.) – все это возможно лишь в рамках мировоззренческого плюрализма секулярного общества, т.е. базовые структуры секулярного сознания даже при наличии симптомов «религиозного возрождения» все же сохраняются, они не выводят за пределы секулярного стиля современной жизни. В пользу такого вывода говорит также широко распространившаяся в современном обществе «функционализация религии», т.е. ее использование в нерелигиозных по своему существу целях (политических, психотерапевтических и др.).

Оценка секуляризации религиозным сознанием была и остается противоречивой. Она колеблется между признанием ее в качестве легитимного развития импульсов, заложенных в самой религии (Ф.Гогартен, «теология родительного падежа»), и неприятием секуляризации и в целом современного мира как синонима отпадения от Бога, забвения религиозных заповедей (фундаментализм). Очевидно, ни в одну упрощенно-одностороннюю схему отношение религии к современному миру не укладывается: религия в той или иной степени оказывается вынужденной все же признать автономию секулярного мира, а секулярный мир в поисках ориентиров, в первую очередь нравственных, не может сбрасывать со счетов религию. Секуляризация необратима, но поиск святынь продолжается.

Литература:

1. Кокс X. Мирской град. Секуляризация и урбанизация в теологическом аспекте, пер. с англ. М., 1995;

2. Kamlah W. Der Mensch in der Profanität. Mannheim, 1949;

В эволюции взаимоотношений религии c обществом, в силе ее влияния на социальную жизнь существуют разные направления. Ход характера таких изменений описываются двумя положениями: это понятия секуляризация и сакрализация.

Что такое секуляризация — понятие, черты, процесс

Секулярис — светский, мирской. Термин секуляризация означает отчуждение деятельности человека, социальных групп, сфер общества, земель, культуры, институтов из сферы церковного влияния и религиозного сознания. Впервые понятие было применено при подписании Вестфальского мира в значении изъятия монастырской собственности в пользу победителей.

Процесс секуляризации — это процесс уменьшения значимости религии в жизни людей, переход от общества, которое регулируется религиозными традициями к светскому устройству жизни, построенному на рациональных нормах. В результате этого меняется роль религии и религиозных образований в общественной жизни и жизни отдельного человека, снижается ее функциональность.

Виды секуляризации

  1. Отторжение земель. В первое время секуляризация религии означала шаги по конфискации имущества церкви в пользу государства или монарха, вельмож. Она затрагивала лишь область имущественных взаимоотношений, являясь юридическим действием. В средние века в собственность церкви входили большие земельные наделы и дорогостоящее имущество. Государство вступало в конфликт за передел этой собственности, что приводило к отторжению имущества церквей и монастырей. Спонтанный характер процесса при феодализме в буржуазном обществе приобрел целенаправленность.
  2. Смена позиций в политической сфере. В период Реформации церковная власть стала терять былое влияние. В Северной Германии, Венеции, позже во Франции и Англии в государственно-правовых связях избавлялись от полномочий церкви. В правительственных органах места духовенства стали занимать миряне.
  3. Переход решения многих задач, которые решались церковным судом, в юрисдикцию светского.
  4. Ликвидация исключительной привилегии на обучение. С открытием светских школ и университетов контроль над образованием стал переходить к государству.
  5. Потеря церковью контроля над большой частью науки и культуры. Это происходит в процессе расширения и совершенствования светского образования.
  6. Появление и укрепление норм разграничения светского и духовного начала (XVII— XVIIIв). На этой базе проявляется и секуляризация в философии, это уже светская наука с другой, научной картиной мироздания без воздействия потусторонних и мистических сил.

Черты секуляризации

  • Преображение культуры. Она начала отстраняться от религии и становиться более самостоятельной, независимой.
  • Христианство перестраивается, принимает утилитарные, «обмирщенные» черты.
  • Религиозные учения и нормы реформируются вплоть до их отвержения, идет процесс дехристианизации.
  • Изменение главных христианских представлений и ценностей. Появляются попытки подменить веру на разум, отказаться от авторитета церкви и ее устоев.
  • Возникает кризис личности. Люди лишаются стабильной системы ценностей, утрачивают ощущение самоидентификации. Человек теряет веру в свои былые убеждения.
  • Период отторжение старых ценностей и начало формирования новых заполняется вакуумом. Общество мечется в тщетных поисках истины в культуре нового времени, возникает опасность отката в докультурную действительность или к язычеству.

Сакрализация — понятие и черты

Противоположным понятию секуляризация, антонимом его содержанию является сакрализация — это наполнение явлений, вещей, предметов, людей религиозным содержанием, подчинение религиозному влиянию политических и социальных институтов, науки, культуры, отношений в быту.

Сакрализация сопутствовала формированию человеческого общества, порождению и развитию культуры. На первых порах истории человечества она проходила в условиях жизни и коммуникации в виде обрядов, знаков, суеверий, связанных с приятием божественного.

Сакрализация усиливается на почве верований, объединенных с признанием «священного». Позже углубляется на основе клерикализации (оцеркововления) социальных отношений.

При этом увеличилось ее воздействие на личную и общественную жизнь, появилось идеологическое обоснование, наметилось стремление заключить все области интеллектуальной жизни в канву богословия и теологических понятий.

Основными этапами клерикализации считают:

  • кодификацию,
  • догматизацию,
  • канонизацию вероучений.

Черты сакрализации в разных культурах и обществах

  • В странах ислама, церковь не была сильной религиозной организацией. Сакрализация там шла путем построения теократического государства. Ислам стремился к слиянию духовного и светского, к построению религиозного сообщества. Он рос и укреплялся в обстановке религиозно-политического единения. В арабском мире политические вожди всегда одаривались харизмой, это являлось одной из форм сакрализации. Харизма — черта личности, которая выгодно выделяет человека среди других людей. Но она не приобретается в процессе становления характера, воспитания или обучения, она дарована судьбой или предначертанием высших сил. В исламе политические руководители всегда являлись и религиозными наставниками, носителями авторитета вероисповедования.
  • Сакрализация в христианской Европе зародилась в IV веке и достигла своего пика в Средневековье. В это время не разделяли мирскую и сакральную жизнь людей. Под все, что делалось, под любое социальное событие подводилась сакральная база, все включалось в ее сферу. Самой главной ценностью Средневековья был Бог. И все основополагающие области культуры того времени отражали это представление. Архитектура, скульптура, живопись воспроизводили библейские элементы и сюжеты, литература была пропитана религиозной тематикой, музыка состояла из церковных песнопений, философия мало отличалась от религиозных учений и теологии. Наука служила христианству. Этика и правовые нормы были развитием христианских догм. Политическое устройство подчинялось теократии и основывалось на религии. Семья считалась божественным союзом. Экономические отношения находились под религиозным контролем, многие их прогрессивные формы угнетались, в угоду нецелесообразным, но имеющим разрешение со стороны церкви. Обычаи и порядки, уклад жизни и образ мысли выдвигали на первый план единение с Богом и отрицание мирского. Чувственный мир с его радостями, богатством и ценностями считался временным местом пребывания человека, где он всего лишь пилигрим, идущий к божественной обители и стремящийся привести свою жизнь к идеалу, чтобы достичь окончательной цели.

Понимание процесса секуляризации в религиях мира

Православная церковь крайне негативно относится к этому явлению как осовремениванию христианства. Церковь считает, что из-за этого человек теряет единение с Высшим Бытием и такое богоотступничество приведет к обмирщению культуры.

Католики изначально порицали процесс обмирщения, обвиняя его в коллапсе культуры и упадке христианского персонализма. Но в связи с увеличением разрыва между католицизмом и жизненными реалиями, их теологи примирились с этим явлением, как с очередным этапом развития, происходящим с позволения Бога.

Протестанты придерживаются в этом вопросе аналогичной позиции и считают, что возможно появится обновленное христианство, которое будет брать в расчет новые реалии. Теологи, сократив расстояние между модифицированным христианством и светской культурой, пытаются примирить их.

В западной культуре ярким выражением обмирщения христианства является переустройство его в религию антропоцентризма. Это попытка подмены богооткровенных аксиом результатами своих измышлений. Современные протестанты и католики считают, что человека можно расценивать как самостоятельное независимое существо, не подчиняющееся воле Бога. Также они признают, что христианство предназначено служить человеку.

История секулярных процессов

Секуляризация общества в культуре эпохи Возрождения проявилась сначала в новшествах в области религии, в стремлении уравновесить Бога и человека. Человекобога в той культуре было больше, чем Богочеловека. Бог в эту эпоху стал более близким. Церкви украшались золотом и драгоценностями, наполнялись звуками органов. Изображения святых и Христа стали походить на земных людей. То есть, не только человек поднимался к божественным вершинам, но и сам Бог спускался к человеку. Оценивая эти явления, можно отметить, что такая секуляризация искусства даже предметы религиозного поклонения делала более доступными и понятными.

Начало секуляризации в культуре Возрождения связывается с переосмыслением религии, с перестановкой акцентов, что имело далеко идущие последствия. Об этом говорит то, что уже в эпоху Реформации появился протестантизм.

Как происходит приспособление христианства к жизненным потребностям, и как вносятся изменения в трактовку священных заповедей: они либо устраняются из духовой практики, либо обходятся путем изощренной логики. Например: католическая церковь исключила решение о запрете по взысканию налогов.

Протестантство внесло большой вклад в процесс ослабления роли религии, переосмыслив отношение к богатству, труду, развив принципы мирского аскетизма. При этом акценты с мира запредельного были перенесены на мир земной. Протестантством отрицается и роль церкви, вера для человека – это его личное дело. Это породило отказ от авторитетов и религиозный индивидуализм.

Причины секуляризации в период Нового времени лежат в новых открытиях в области естествознания, представлений о природе, так как они противоречат религиозной картине мира. Научные познания укрепляют веру человека в беспредельные возможности разума.

Последствия секуляризации

  • Современная культура, называемая постмодернистской, доходит до максимализма в вопросах культа всего нового, свободы, индивидуализма. Придает большое значение потребностям тела, желанию иметь что-то, самоутверждению личности.
  • В культуре средних веков наибольшей ценностью был Бог. Постмодерн во главе ставит людей, которые свободны от авторитетов и ценностей. Ядро личности теряет свою устойчивость, утрачивает центричность.
  • Особо важные изменения с человеком произошли после зарождения капитализма и до нашего времени. Авторитарная личность с чертами накопительства постепенно приобрела свойства рыночного характера. Человек чувствует себя товаром на рынке личностей. Такие субъекты не могут любить или ненавидеть, эти эмоции становятся старомодными, они не присущи характеру.
  • Одна из особенностей культуры современного мира – это стирание границ между реальностью и виртуальным миром. Из-за этого человек попадает в сферу иллюзий, что мешает ему управлять своей жизнью. Создается мозаичная картина мира из-за наслоения различной информации, а свобода становится тяжким грузом для современной личности.

О такой свободе философы имеют разные мнения.

  • Ницше считает, что там, где нет Бога, человек имеет безграничную свободу для самоутверждения.
  • Бердяев говорит, что отказавшись от Бога, люди отдают себя в различные виды рабства.
  • Бергер пишет, что религиозные заповеди окружают святостью устои жизни, они несут такие смысловые нагрузки, без которых общество не может просуществовать долго.

Последствия процесса секуляризации подводят человека к осознанию того, что ничего не свято. Происходит девальвация ценностей, это может служить причиной утраты смысла жизни, дезориентации.

Другой точки зрения придерживается социолог Парсонс. Он считает, что секуляризация культуры, это элемент эволюции. В ходе перемен, функция религии видоизменяется, она превращается в одну из сфер жизни социальной.

Значение секуляризации

Оно в том, что религия меньше влияет на политику, образование, экономику, культуру. Но так как человек может самостоятельно выбирать веру без принуждения церкви, то религия несет для личности большую значимость. Западная цивилизация сложилась на платформе христианства, поэтому человек живет в социуме, впитавшем в себя христианские ценности, находится под их воздействием, не отдавая себе в этом отчета.

Секуляризация современного мира — это не противоположность религии, она не угрожает уничтожению самой религии, а лишь меняет ее роль и структуру.

Не путать с потреблением или потреблением (экономикой) .

Магазин электроники в торговом центре в Джакарте (2002 г.)

Часть серии по

Капитализм

  • Портал капитализма
  • Деловой портал
  • Философский портал
  • Политический портал
  • Денежный портал

Потребительство — это социальный и экономический порядок, который поощряет приобретение товаров и услуг во все возрастающих количествах. В условиях промышленной революции , особенно в 20 веке, массовое производство привело к перепроизводству — предложение товаров превысило потребительский спрос , и поэтому производители обратились к запланированному устареванию и рекламе, чтобы манипулировать потребительскими расходами. В 1899 году Торстейн Веблен опубликовал книгу о консьюмеризме под названием «Теория досугового класса» , в которой исследовались широко распространенные ценности и экономические институты, возникающие вместе с широко распространенным «досугом» в начале 20 века. В нем Веблен «рассматривает действия и привычки к расходам этого досугового класса с точки зрения очевидного и косвенного потребления и расточительства. И то и другое связано с отображением статуса, а не с функциональностью или полезностью».

В экономике потребительство может относиться к экономической политике, которая делает упор на потребление . В абстрактном смысле, это соображение , что свободный выбор из потребителей сильно должны ориентироваться на выбор по производителям , что производится и как, и , следовательно , ориентировать экономическую организацию общества (ср producerism , особенно в британском смысле этого слова ). В этом смысле потребительство выражает идею не «одного человека, одного голоса», а «одного фунта, одного голоса», которая может отражать или не отражать вклад людей в общество.

При почти полном отсутствии других устойчивых макрополитических и социальных нарративов, несмотря на озабоченность по поводу глобального изменения климата , стремление к «хорошей жизни» с помощью практики так называемого «консьюмеризма» стало одной из доминирующих глобальных социальных сил. устранение различий в религии, классе, поле, этнической принадлежности и национальности. Это обратная сторона господствующей идеологии рыночного глобализма и центральная часть того, что Манфред Штегер называет «глобальным воображаемым».

Джоселин Маклюр – профессор философского факультета Университета Лаваля в Квебеке (Канада).

Чарльз Тейлор (р. 1931) – канадский философ и культуролог.

Секуляризм следует понимать в контексте более общей идеи нейтральности, к которой должно стремиться государство, если оно желает относиться к своим гражданам как к равным. Это одна из модальностей системы правления, позволяющая демократическим и либеральным государствам проявлять равное уважение ко всем индивидам, невзирая на различия в их мировоззренческих и ценностных ориентирах. Но каково более точное значение этого термина? Смысл секуляризма невозможно передать посредством формулировок типа «отделение церкви от государства», «нейтральность государства в отношении религии» или «приватизация религии», хотя каждая из них содержит в себе какую-то долю истины. Секуляризм, скорее, базируется на совокупности принципов, каждый из которых выполняет определенную функцию.

Важно иметь в виду, что секуляризм содержит комбинацию ценностей и средств, или способов реализации, которые взаимосвязаны настолько прочно, что отделить их друг от друга невозможно. По нашему мнению, одной из причин тупика, зачастую возникающего при обсуждении теоретического и практического секуляризма, выступает то, что его цели не отделяются от инструментов его воплощения определенно и четко. В результате какие-то аспекты секуляризма, явно относящиеся к средствам, внезапно приобретают значение, приоритетное в сопоставлении с целями, которых добивается секулярное государство.

С нашей точки зрения, в основе секуляризма лежат два ключевых принципа и два базовых способа реализации. В качестве упомянутых принципов выступают равное уважение ко всем гражданам и свобода их совести. Соответственно, два способа реализации делают возможным применение данных принципов: это отделение церкви от государства и нейтральность государства, причем как к религиям, так и к светским философским течениям. Оперативные модальности секуляризма не являются случайными инструментами, на которые можно не обращать внимания. Напротив, за ними стоят нерушимые институциональные установления. Тем не менее интерпретировать их можно по-разному: каждый из способов реализации может прилагаться к религиозной практике более мягко или, напротив, более жестко.

На уровне принципов демократическая политическая система, безусловно, признает за всеми гражданами равную моральную ценность или равное достоинство и, следовательно, стремится обеспечить им равное уважение. Достижение этой цели требует отделения церкви от государства и нейтральности государства по отношению к религиозным и секулярным направлениям мысли. С одной стороны, поскольку государство должно быть государством для всех своих граждан и поскольку гражданам присущи самые разные представления о добре и благе, государство не может отождествлять себя с той или иной конкретной конфессией или с тем или иным мировоззрением. Именно по этой причине государство необходимо «отделить» от религии. Оно должно оставаться суверенным в поле собственной юрисдикции. Принятие политической властью религиозных или секулярных концепций мироустройства превращает тех, кто не разделяет официальную государственную доктрину, в граждан второго сорта.

С другой стороны, принцип равного уважения требует, чтобы государство оставалось «нейтральным» в отношении религиозных или светских верований: оно не должно испытывать к ним предвзятость или выступать против них. Гарантируя всем своим гражданам равное уважение, государство должно уметь обосновывать принимаемые им решения перед лицом любого гражданина. Благоприятствуя же какому-то частному мировоззрению или представлению о благе, оно просто неспособно на это. Причины, обосновывающие его действия, должны быть «секулярными», или «публичными»; иначе говоря, они должны извлекаться из того, что может быть названо «минимальной политической моралью», потенциально приемлемой для всех граждан.

Равное отношение к согражданам не является, однако, единственной целью секуляризма. Как отмечает Марта Нассбаум, даже то государство, которое существенно ограничивает свободу совести для всех граждан, способно рассматривать их как равных в бесправии. Еще более важно то, что понимание равенства, которое «слепо к различиям», способно выливаться в противодействие свободному отправлению религиозных культов представителями религиозных меньшинств. Таким образом, целью учреждения секулярного государства выступает также защита свободы совести его граждан. Представляя себя «агностиком» в вопросах, касающихся смысла человеческой жизни, секулярное государство признает суверенность личности в мировоззренческих вопросах. Исторически проблемы, касающиеся мироустройства и человеческого блага, всегда были полем глубочайших разногласий, и у нас нет никаких оснований ожидать, что эта структурная особенность социальной жизни претерпит изменения. Нам также не стоит ожидать, что практический разум обретет способность постулировать истину в вопросах, связанных с предназначением человека и смыслом его существования. Вместо того, чтобы навязывать индивидам то или иное понимание блага, секулярное государство уважает их свободу совести или моральную автономию, то есть право жить в соответствии с собственными убеждениями. Оно будет также защищать эту свободу совести в тех случаях, где она беззаконно попирается, – так же, как оно защищает, например, равенство между мужчиной и женщиной или свободу слова. Именно такая основа делает порой оправданной ту или иную аккомодацию элементов религии в светских политических системах.

Если принять во внимание историческую эволюцию секуляризма на Западе, то его ориентация на равное отношение к гражданам и защиту свободы совести становится еще более очевидной. Принципы отделения и нейтральности появились на свет из-за горького разочарования в политических системах, в основу которых было заложено какое-то одно религиозное вероисповедание, и предназначались для того, чтобы положить конец религиозным войнам. Необходимо было переосмыслить назначение государства, трактуя его не в качестве инструмента в руках католиков или протестантов, а как общую публичную власть, стоящую на службе граждан обоих вероисповеданий. Первые шаги к нейтральности, робкие и незаконченные, реализовались параллельно с утверждением веротерпимости, предоставлявшей бóльшую свободу в отправлении ранее запрещенных культов. Первая поправка к Конституции США провозглашала, что Конгресс не должен издавать ни одного закона, относящегося к установлению какой-либо религии или запрещающего свободное исповедание. Аналогичным образом принятый в 1905 году французский закон о светскости (laïcité) декларировал отделение церкви от государства, одновременно гарантируя свободу вероисповедания для каждого гражданина. В обоих случаях отделение и нейтральность предназначались для того, чтобы гарантировать равенство граждан, а провозглашение этих принципов шло рука об руку с признанием и защитой индивидуальной свободы совести.

Вот как определяет секуляризм Мишелин Мило:

» прогрессивное развитие политической сферы, благодаря которому свобода религии и свобода совести, наряду со стремлением обеспечить социальную справедливость для всех, гарантируются государством, которое остается нейтральным в отношении к различным концепциям добродетельной жизни, сосуществующим в обществе».

Хотя некоторые авторы вполне справедливо отмечают, что секулярными режимами поддерживается деликатный баланс между различными принципами секуляризма, по нашему мнению, в академических исследованиях, предпринимаемых в социальных науках, юриспруденции и философии, цели и средства секуляризма не разграничиваются достаточно четко. Как полагает, например, Нассбаум, американская модель секуляризма и свободы совести базируется на шести принципах, среди которых равенство, равное уважение к каждому человеку, свобода совести, адаптация, отсутствие государственного вмешательства, отделение от государства. В докладе Бернара Стаси о применении принципа laïcité во Франции говорится о том, что в этой стране светскость представлена тремя принципами: свободой совести, равенством всех духовных и религиозных предпочтений перед законом и нейтральностью публичной власти. Достоинством обеих дефиниций является то, что в каждой из них признается: в основе секуляризма лежит множественность принципов. Вместе с тем тщательный концептуальный анализ позволяет нам, не ограничиваясь этой констатацией, предпринять следующий шаг. Принципы секуляризма не однотипны. Равное уважение и свобода совести относятся к числу моральных принципов, предназначение которых состоит в том, чтобы регулировать наше поведение (или же, в подходящих случаях, действия государства), в то время как нейтральность, отделение от государства и адаптация могут быть названы «институциональными принципами», вытекающими из императивов равного уважения и свободы совести. Если позволительна такая аналогия, то, скажем, разделение властей не может быть отнесено к моральным принципам. Это нерушимое институциональное установление, целью которого, как показали Локк и Монтескьё, является защита гражданских свобод и предотвращение тирании. Ценность «институциональных принципов» скорее опосредованная, нежели сущностная; они представляют собой важные средства, позволяющие реализовать нравственные цели.

Внутреннюю сложность секуляризма еще больше подчеркнет утверждение, согласно которому, его цели и способы реализации в определенных ситуациях могут вступать в конфликт друг с другом. В частности, напряжение может возникнуть между требованием морального равенства и защитой свободы совести и религии. В поведении учительницы-мусульманки, которая носит в классе платок, можно усмотреть посягательство на нейтральность публичной школы, что означает умаление нормы, требующей равного отношения ко всем гражданам со стороны публичных институтов. И, наоборот, воспрепятствование учительнице в ношении платка может означать попрание ее свободы вероисповедания. Как совместить нейтральность, вменяемую публичным институтам, с уважением свободы вероисповедания? Тот факт, что две европейские страны, столкнувшиеся с подобными казусами, подошли к ним по-разному, свидетельствует о том, насколько труден этот вызов.

Следовательно, приходится признать, что в определенных ситуациях цели и методы, используемые секуляризмом, не могут сосуществовать в идеальной гармонии; приходится искать компромиссы, приспосабливающие два идеала друг к другу. Поскольку секуляризм – отнюдь не монолитный и далеко не простой принцип, в процессе его применения постоянно возникают дилеммы, которые приходится разрешать секулярному государству. Впрочем, эта возможность конфликта между различными сущностными принципами секуляризма замечается далеко не всеми наблюдателям. Например, философ Анри Пенья-Руиз, признавая множественность секулярных принципов, в предлагаемой им критике понятия «открытого секуляризма» все же настаивает, что секуляризм, с его точки зрения, монолитен, и его просто нужно правильно применять:

«Давайте вспомним, что секуляризм есть одновременное утверждение трех ценностей, выступающих и принципами политической организации: свободы совести, основывающейся на автономии личности и приватной сферы; полного равенства между атеистами, агностиками и верующими различных религий; стремления к универсализации публичной сферы, поскольку общий для всех закон должен обеспечивать исключительно всеобщее благо. Оцениваемый в подобной перспективе, он не может быть открытым или закрытым. Он просто должен существовать, не допуская отступления от принципов, которые превращают его в идеал согласия, открытый для всех без исключения. Понятие открытого секуляризма пропагандируется теми, кто на деле подвергает подлинный секуляризм сомнению, но не решается открыто нападать на его ценности. Чем иным могут обернуться призывы «открыть” секуляризм, как не желанием поставить под вопрос один из трех его определяющих принципов или даже все три разом?»

Пенья-Руиз не допускает самой возможности того, что принципы секуляризма могут конфликтовать друг с другом. И все же в основе наиболее острых проблем, которые берется разрешить секуляризм, лежат структурные особенности самой реальности. Мы уже видели, что налагаемый на учителя запрет носить хиджаб подчеркивает нейтральность образовательных учреждений, но при этом ограничивает свободу совести и религии. Или же он подрывает принцип равных возможностей, закрывая для этой женщины определенные карьерные пути. Какими бы точными ни были определения и насколько когерентными ни были бы отбираемые принципы секуляризма, всегда будут исключительные случаи, разобраться с которыми порой очень и очень трудно.

Итак, те политические системы, которые считают своей задачей обеспечение равного уважения к гражданам и поощрение свободы совести, мы будем называть «секулярными режимами». Таково широкое понимание секуляризма. Некоторые исследователи предпочитают разграничивать различные типы взаимоотношений между государством и церковью, обращаясь к системам «огосударствления», «отделения» и «ассоциации». В рамках этой типологии секуляризм понимается как система «отделения церкви от государства». Но, хотя в некоторых контекстах подобное разделение может оказаться полезным для дифференциации политических систем, оно в основном оставляет без внимания тот факт, что все либеральные демократии пытаются реализовать обе цели секуляризма; кроме того, все они предполагают определенные элементы как «отделения» от церкви, так и «ассоциации» с церковью. Те немногие западные страны, которые продолжают признавать за церковью официальный статус (например, Великобритания или Дания), являют собой очень урезанные формы «огосударствления», предполагающие равное отношение к гражданам и обеспечение для них свободы совести. В то же время политические системы «отделения» (например, Соединенные Штаты или Франция) в действительности гарантируют распространенным в них вероисповеданиям официальное признание. Вот почему мы предпочитаем говорить о «режимах секуляризма», которые, даже сосредоточиваясь на воплощении обеих упомянутых целей, обращаются к различным формам обособления от религии и признания ее. Наш концептуальный выбор основан на целях секуляризма как политического способа управления, а не на том инструментарии, который он использует.

Перевод с английского Андрея Захарова

Сочетание обособления политической и религиозной власти с уважением свободы совести (и ассоциаций) требует признания автономии религиозных организаций в сфере их юрисдикции, уважения фундаментальных прав человека и верховенства права. Таким образом, публичная власть и религиозные общины пользуются взаимной автономией. С одной стороны, религии не располагают привилегированными связями с государством. С другой стороны, церкви не должны находиться под государственным контролем, как это происходит в современной Турции, где правительство сурово надзирает над суннитским духовенством. Об аналогичной «власти регалий», на которую в отношении религиозных конфессий претендует французское государство, см.: Baubérot J.Histoire de la laïcité en France. Paris: Presses universitaires de France, 2007.

Nagel T. Moral Conflict and Political Legitimacy // Philosophy and Public Affairs. 1987. Vol. 16. № 3. P. 215–240.

Сказанное вовсе не означает, что аргументы, выдвигаемые в публичных дебатах, должны быть очищены от любых ссылок на разделяемые гражданами конкретные системы убеждений и ценностей. При обсуждении важнейших общественных проблем допустимо представление любых духовных и моральных опций. Тем не менее трудно представить, что верующие сумеют убедить своих сограждан в обоснованности собственных позиций, если им не удастся одновременно выдвинуть систему аргументов, приемлемую в свете иных систем убеждений и ценностей. Подробнее об этом см.: Eberle С. Religious Convictions in Liberal Politics. Cambridge: Cambridge University Press, 2002.

Подробнее см.: Rawls J. Political Liberalism. New York: Columbia University Press, 1993. P. 54–58.

Milot M. Laïcité dans le Nouveau Monde: Le cas du Québec. Turnhout: Brepols, 2002. P. 34.

См.: Nussbaum M. Op. cit. P. 22–25.

Stasi B. Rapport de la Commission de réflexion sur l’application du principe de laïcité dans la République. Paris: 2003. P. 9. Раджив Бхарджава заявляет, что индийский секуляризм также базируется на плюрализме ценностей, см.: Bhargava R.Political Secularism // Dryzek J., Honig B., Philips A. (Eds.). A Handbook of Political Theory. Oxford: Oxford University Press, 2006. P. 636–655.

В некоторых немецких землях учителям запрещено носить платки, в то время как в Великобритании решение об этом оставлено на усмотрение школьного руководства. Подробнее см. сравнительное исследование «Comparative Research and Analysis Country Profiles», посвященное двум странам и выполненное по заказу канадской Консультативной комиссии по практике упорядочения религиозных и культурных различий (www. accommodements.qc.ca/documentation/rapports-experts.html).

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *