Кто такой Левиафан и почему его именем был назван фильм

Вместе с наградами международных кинофестивалей и хвалебными отзывами экспертов на фильм «Левиафан» и его режиссера Андрея Звягинцева обрушился шквал критики от различных деятелей российской культуры и политики. Чтобы лучше понять, что же хотел сказать известный режиссер в своей работе, мы решили разобраться, какую роль в истории, философии и теологии играло морское чудовище Левиафан, образ которого заложен в основу фильма.

В Ветхом Завете, а точнее в Книге Иова, – одной из самых древних частей Библии – упоминается морской змей Левиафан. Сам Бог рассказывает о нём Иову, как об огромном чудище, внушающем ужас и одновременно прекрасном в своей необузданной мощи: «Не упадёшь ли от одного взгляда его? …Не умолчу о членах его, о силе и красивой соразмерности их… Кто подойдёт к двойным челюстям его? …круг зубов его — ужас; крепкие щиты его — великолепие; они скреплены как бы твёрдою печатью; один к другому прикасается близко, так что и воздух не проходит между ними; один с другим лежат плотно, сцепились и не раздвигаются».

Как выглядит Левиафан

Самое, пожалуй, развёрнутое описание Левиафана можно найти всё в той же Книге Иова: «круг зубов его — ужас…; от его чихания показывается свет; глаза у него — как ресницы зари…, дыхание его раскаляет угли, из пасти его выходит пламя; он кипятит пучину, как котёл, и море претворяет в кипящую мазь; … он царь над всеми сынами гордости». Говорится, что у чудища на голове рога длиной в 300 миль, а испускаемые змеем пар может вскипятить океан.

В дальнейшем описании Левиафан сравнивается с огнедышащим драконом, глаза которого – ресницы зари, от чихания показывается свет, из ноздрей полыхает дым, а из пасти выскакивают огни пламени. Левиафан неустрашим, неуязвим и гордится своей силой. «Нет на земле подобного ему; он сотворён бесстрашным; на все высокое смотрит смело; он царь над всеми сынами гордости», — говорится в Святом писании.
Если местонахождение величайших библейских реликвий известно, то Левиафан — существо мифическое, которое в библейских апокрифах упоминается в связи с апокалиптическими мотивами. Якобы мясо животного, поражённого Богом, будет служить пищей на пиру праведников в день, когда придёт мессия.

Левиафан в философии

В 1651 году вышла ставшая впоследствии всемирно известной книга «Левиафан» Томаса Гоббса – философа, отвергавшего теологическую схоластику. В этой книге он обосновал теорию государства и общества. Но мнению Гоббса, человек изначально обладает злой природой, поэтому постоянно идёт «война всех против всех», в которой не может быть победителя.

Левиафан Гоббса – всесильное, многоликое и непоколебимое чудовище — это государство. Философ утверждает, что государство-Левиафан, пожирающее и сметающее всё на своём пути – это сила, противостоять которой невозможно, но которая просто необходима, чтобы поддерживать жизнеспособности общества.

Левиафан – это не просто монстр, это своего рода урок для человечества. «Левиафан» режиссера Звягинцева поражает своей мощью, шокирует трагической правдой и удивляет сатирической энергией. Фильм сложный и спорный, как, например, Священное писание с иллюстрациями Сальвадора Дали, о котором мы рассказывали ранее. Критики назвали его «живым», а всё живое, как известно, создание несовершенное. Поэтому довести этот сюжет до конца под силу только жизни или смерти общества, стоящего на грани.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Левиафан (англ. Leviathan) — морское чудовище, упоминаемое в Ветхом Завете. По некоторым данным отражает женское начало и является супругом Бегемота.

Описание Править

Левиафан был огромным морским чудовищем. Он напоминал гибрид кита и дракона, хотя его иногда сравнивали с крокодилом, змеем или бегемотом. Левиафан обитал в глубинах Космоса, но мог проникать в земные моря, устраивая там хаос. Он извергал огонь, такой горячий, что море кипятилось, пенилось и нагревалось, а все морские животные варились заживо.

В тексте книги Иова левиафан описывается так: «Круг зубов его — ужас; крепкие щиты его — великолепие; они скреплены как бы твердою печатью; один к другому прикасается близко, так что и воздух не проходит между ними; один с другим лежат плотно, сцепились и не раздвигаются. От его чихания показывается свет; глаза у него как ресницы зари; из пасти его выходят пламенники, выскакивают огненные искры; из ноздрей его выходит дым, как из кипящего горшка или котла. Дыхание его раскаляет угли, и из пасти его выходит пламя. На шее его обитает сила, и перед ним бежит ужас. Мясистые части тела его сплочены между собою твердо, не дрогнут. Сердце его твердо, как камень, и жестко, как нижний жернов. Когда он поднимается, силачи в страхе, совсем теряются от ужаса. Меч, коснувшийся его, не устоит, ни копье, ни дротик, ни латы. Железо он считает за солому, медь — за гнилое дерево. Он кипятит пучину, как котел, и море претворяет в кипящую мазь; оставляет за собою светящуюся стезю; бездна кажется сединою. Нет на земле подобного ему; он сотворен бесстрашным; на все высокое смотрит смело; он царь над всеми сынами гордости». В поздних апокрифических источниках можно найти упоминания о том, что изначально левиафан и бегемот были едины, а потом разделены на два существа, причем бегемот — мужского пола, а левиафан — женского. В апокрифической книге Еноха говорится: «И в тот день будут распределены два чудовища: женское чудовище, называемое Левияфа, чтобы оно жило в бездне моря над источниками вод, мужеское же называется Бегемотом, который своею грудью занимает необитаемую пустыню, называемую Дендаин, находящуюся на востоке сада, где живут избранные и праведные и куда взят мой дед, седьмой от Адама первого человека, которого сотворил Господь духов». В поздних иудейских рассказах о конце времен говорится, что тогда левиафан и бегемот убьют друг друга в схватке, а их мясо будет служить угощением на пиру праведников.

В культуре Править

  • В мультфильме «Как приручить дракона 2», Левиафан (или Великий Смутьян) — самый

    Кайогр

    огромный дракон, а также король драконов. Мог быть серым или белым, а также немного напоминал мамонта.

  • На Левиафана похож Чудо-Юдо Рыба Кит из сказки «Конёк-Горбунок».
  • Левиафан стал прототипом Кайогра — водного покемона, врага Граудона.
  • На Левиафана похож Монстро — гигантский кит из диснеевского мультфильма «Пиноккио».
  • В другом диснеевском мультфильме «Атлантида» Левиафан — гигантский робот, защищающий Атлантиду.
  • В игре Subnautica левиафан — группа монстров, самых больших на планете.
  • В мире WarHammer 40k левиафаны — полудемоны-полузвери, помесь природы и порождение варпа, обитающего в глубинах мирового океана. Не ясно, одержимы ли они демонами, мутировали ли от прикосновения Эмпирей или были созданы тёмными магами
  • В мире Метро левиафан стал реальностью. Доподлинно неизвестно, встречался ли хоть один экземпляр людям, но сам монстр не раз проплывал рядом с их техникой. Обитают данные чудовища в морях — по крайней мере, в Балтийском и Охотском морях, а также в Тихом океане.

> ГалереяПравить Кайогр В Библии Во Вселенной «Метро 2033»
Добавить фото в галерею

Кто такой Левиафан?

Судя по сообщениям в фейсбуке, великий и могучий русский язык обогатился новым ругательством — «левиафаны позорные», в смысле «алкоголики, позорящие нашу страну на весь мир». Связано это с новым фильмом режиссера Андрея Звягинцева под названием «Левиафан», живописующим ужасы российской глубинки. Фильма я не смотрел — сам режиссер настоятельно просил не смотреть пираток, а до кинотеатра я едва ли доберусь — поэтому не могу присоединиться ни к хору его ругателей, ни к противохору защитников, замечу только, что снимать фильмы про беспросветность жизни в французской/немецкой/голландской или еще какой-нибудь глубинке — обычное дело для европейских режиссеров.

Здесь мне хотелось бы немного рассмотреть сам образ Левиафана — потому что он довольно прочно присутствует в европейской культуре. Он появляется в священном Писании, в книге Иова, в образе могучего морского чудовища:

«Можешь ли ты удою вытащить левиафана и веревкою схватить за язык его? .. Круг зубов его – ужас; крепкие щиты его – великолепие; они скреплены как бы твердою печатью; один к другому прикасается близко, так что и воздух не проходит между ними; один с другим лежат плотно, сцепились и не раздвигаются. От его чихания показывается свет; глаза у него как ресницы зари; из пасти его выходят пламенники, выскакивают огненные искры; из ноздрей его выходит дым, как из кипящего горшка или котла. Дыхание его раскаляет угли, и из пасти его выходит пламя. На шее его обитает сила, и перед ним бежит ужас. Мясистые части тела его сплочены между собою твердо, не дрогнут. Сердце его твердо, как камень, и жестко, как нижний жернов. Когда он поднимается, силачи в страхе, совсем теряются от ужаса. Меч, коснувшийся его, не устоит, ни копье, ни дротик, ни латы. Железо он считает за солому, медь – за гнилое дерево. Он кипятит пучину, как котел, и море претворяет в кипящую мазь; оставляет за собою светящуюся стезю; бездна кажется сединою. Нет на земле подобного ему; он сотворен бесстрашным; на все высокое смотрит смело; он царь над всеми сынами гордости» (Иов.40-41)

Левиафан — образ всесокрушающей мощи, в которой иногда в Писании появляется демонический оттенок; Левиафан — чудовище, которое будет сокрушено Богом: «В тот день поразит Господь мечом Своим тяжелым, и большим и крепким, левиафана, змея прямо бегущего, и левиафана, змея изгибающегося, и убьет чудовище морское» (Ис.27:1)

Однако большую известность Левиафан приобрел благодаря знаменитой книге английского мыслителя XVII века Томаса Гоббса, где это символ государства:

«В этом Левиафане верховная власть, дающая жизнь и движение всему телу, есть искусственная душа, должностные лица и другие представители судебной и исполнительной власти — искусственные суставы; награда и наказание (при помощи которых каждый сустав и член прикрепляются к седалищу верховной власти и побуждаются исполнить свои обязанности) представляют собой нервы, выполняющие такие же функции в естественном теле; благосостояние и богатство всех частных членов представляют собой его силу, salus populi, безопасность народа,- его занятие; советники, внушающие ему все, что необходимо знать, представляют собой память; справедливость и законы суть искусственный разум (reason) и воля; гражданский мир – здоровье, смута – болезнь, и гражданская война — смерть»

Гоббс, бывший свидетелем английской гражданской войны, подчеркивал необходимость государства, без которого общество сваливается в состояние войны всех против всех:

Материал по теме

Кто такая Лилит из Библии?

Наиболее известно представление о Лилит как об еще одной (помимо Евы) жене Адама. Оно содержится не в Библии, а в еврейских преданиях.

«Пока люди живут без общей власти, держащей всех их в страхе, они находятся в том состоянии, которое называется войной, и именно в состоянии войны всех против всех… Пусть сомневающийся сам поразмыслит над тем обстоятельством, что, отправляясь в путь, он вооружается и старается идти в большой компании; что, отправляясь спать, он запирает двери; что даже в своем доме он запирает ящики, и это тогда, когда он знает, что имеются законы и вооруженные представители власти, готовые отомстить за всякую причиненную ему несправедливость. Какое же мнение имеет он о своих согорожанах, запирая свои двери, о своих детях и слугах, запирая свои ящики? Разве он не в такой же мере обвиняет человеческий род своими действиями, как и моими словами?»

Образ Левиафана у Гоббса несколько двойственный — это не самое приятное из животных, но его существование совершенно необходимо, иначе общество погружается в хаос. Немецкий мыслитель и поэт Фридрих Ницше, не называя Левиафана по имени, явно обращается к взятому у Гоббса образу в своей поэме “Так говорил Заратустра”:

“Государством называется самое холодное из всех холодных чудовищ. Холодно лжет оно; и эта ложь ползет из уст его: “Я, государство, есмь народ”… Но государство лжет на всех языках о добре и зле: и что оно говорит, оно лжет—и что есть у него, оно украло. Все в нем поддельно: крадеными зубами кусает оно, зубастое. Поддельна даже утроба его”

Для Андрея Звягинцева, режиссера одноименного фильма, очевидно, важен этот образ — мощи, которой не может противостать отдельный человек. Отдельные люди могут составлять из себя как бы некое чудовище морское — и грех может принимать не только личный, но и коллективный характер.

Само имя Левиафана обращает к определенной традиции размышления об уделе человеческом, о личности и государстве, о личном и общественном грехе — и задает довольно высокую планку этих размышлений. Реагировать на эти размышления в стиле «враги хотят нас обидеть!», наверное, в любом случае не стоит.

О самой книге Иова и вопросах, которые он задавал Богу можно прочитать в статье Андрея Десницкого:

«За что» или «для чего»: вопросы Иова

В ветхозаветной традиции

Левиафан упоминается в книгах Ветхого Завета:
В Книге Иова (Иов. 40:20—41:26).

Можешь ли ты удою вытащить левиафана и верёвкою схватить за язык его? вденешь ли кольцо в ноздри его? проколешь ли иглою челюсть его? будет ли он много умолять тебя и будет ли говорить с тобою кротко? сделает ли он договор с тобою, и возьмёшь ли его навсегда себе в рабы? станешь ли забавляться им, как птичкою, и свяжешь ли его для девочек твоих? будут ли продавать его товарищи ловли, разделят ли его между Хананейскими купцами? можешь ли пронзить кожу его копьём и голову его рыбачьею острогою? Клади на него руку твою, и помни о борьбе: вперёд не будешь.

Надежда тщетна: не упадешь ли от одного взгляда его? Нет столь отважного, который осмелился бы потревожить его; кто же может устоять перед Моим лицем? Кто предварил Меня, чтобы Мне воздавать ему? под всем небом всё Моё. Не умолчу о членах его, о силе и красивой соразмерности их. Кто может открыть верх одежды его, кто подойдёт к двойным челюстям его? Кто может отворить двери лица его? круг зубов его — ужас; крепкие щиты его — великолепие; они скреплены как бы твёрдою печатью; один к другому прикасается близко, так что и воздух не проходит между ними; один с другим лежат плотно, сцепились и не раздвигаются. От его чихания показывается свет; глаза у него как ресницы зари; из пасти его выходят пламенники, выскакивают огненные искры; из ноздрей его выходит дым, как из кипящего горшка или котла. Дыхание его раскаляет угли, и из пасти его выходит пламя. На шее его обитает сила, и перед ним бежит ужас. Мясистые части тела его сплочены между собою твёрдо, не дрогнут. Сердце его твёрдо, как камень, и жёстко, как нижний жернов. Когда он поднимается, силачи в страхе, совсем теряются от ужаса. Меч, коснувшийся его, не устоит, ни копьё, ни дротик, ни латы. Железо он считает за солому, медь — за гнилое дерево. Дочь лука не обратит его в бегство; пращные камни обращаются для него в плеву. Булава считается у него за соломину; свисту дротика он смеётся. Под ним острые камни, и он на острых камнях лежит в грязи. Он кипятит пучину, как котёл, и море претворяет в кипящую мазь; оставляет за собою светящуюся стезю; бездна кажется сединою. Нет на земле подобного ему; он сотворён бесстрашным; на всё высокое смотрит смело; он царь над всеми сынами гордости.

В Книге Псалмов:

Ты сокрушил голову левиафана, отдал его в пищу людям пустыни.
(Пс. 73:14)
Это — море великое и пространное: там пресмыкающиеся, которым нет числа, животные малые с большими;

там плавают корабли, там этот левиафан, которого Ты сотворил играть в нём.

В Книге пророка Исаии:

В тот день поразит Господь мечом Своим тяжёлым, и большим и крепким, левиафана, змея прямо бегущего, и левиафана, змея изгибающегося, и убьёт чудовище морское.
(Ис. 27:1)

А также упоминается в толковательной литературе ветхозаветной традиции:
Мидраш Берешит Раба: «На Левиафана указывает стих „И сотворил Бог рыб больших и всякую душу животных пресмыкающихся, которых произвела вода, по роду их“ (Быт. 1:21) (в другом переводе „И сотворил Бог морских чудищ (таниним) по роду их“): Рабби Пинхас от имени рабби Иди сказал: Написано: танинам — это бегемот и левиафан, у которых нет пары. Это порождает толкование, относящее чудищ к мифическим непарным существам. Согласно параллельным аггадическим традициям (Вавилонский Талмуд, Бава Батра 75), Творец, сотворив чудищ мужского и женского пола, затем уничтожил женскую особь, так как размножение их могло быть губительно для сотворённого мира. Согласно другим толкователям (Реш Лакиш), женская особь существует, но процесс размножения остановлен».

Мидраш Вайикра Рабба: «Левиафан вступит с „диким быком“ в бой, в котором погибнут оба».

Трактат Бава Батра: «Из мяса левиафана, убитого архангелом Гавриилом, Бог устроит пир праведникам, которым они будут наслаждаться, сидя в шатре, сделанном из кожи левиафана».

Джон Мильтон определяет Левиафана как морское чудовище (англ. sea-beast) и локализует в море близ «норвежских скал».

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *