Будівля розташована на ділянці складної форми, обмеженій вулицями Університетською, Січових Стрільців, T. Костюшка і Листопадового Чину, навпроти парку ім. Івана Франка. Вона є архітектурною домінантою цього кварталу.

Університет — складна триповерхова будівля, у плані наближена до п’ятикутника, з трьома внутрішніми подвір’ями; має високий цоколь і мансардний дах. Головний фасад з боку парку виконаний у стилі неоренесансу з помітним впливом тогочасної палацової архітектури Відня. Він містить центральний та два бічні ризаліти, оздоблений згідно з ордерною системою, зокрема ризаліти декоровані колонами й пілястрами коринтського ордеру.

У центральній частині будинку, поруч із головним входом, розміщені парадні сходи з вестибюлем, а також основні приміщення колишнього сейму. Головні шестимаршеві сходи служили депутатам, які заходили до будинку через головний вхід з боку вул. Університетської. Ці сходи та галерея навколо них забезпечували комунікацію між залою засідань сейму, його приміщеннями і кабінетами Крайового управління.

Під парадною сходовою кліткою розміщувався гардероб. Сходи, витесані з теребовлянського каменю, освітлювалися ліхтарем, конструкція якого складалася із металевих елементів і скла.

Згідно з оригінальним проектом будинку в залі засідань Крайового сейму могло поміститися 230 депутатів. Ряди сидінь були виставлені у формі півкола, вони піднімалися амфітеатром і поділялися проходами вздовж променів кола. При фронтальній стіні на подіумі височіло крісло маршалка, нижче з обох боків було передбачено місця для чотирьох секретарів сейму. Перед кріслом маршалка встановлено трибуну для виступів, біля якої сиділи стенографісти. Поруч — крісла для урядового комісара і трьох референтів сейму.

Увечері зала освітлювалася з допомогою гасових ламп. 14 червня 1881 р. тут вперше у Львові з ініціативи інженерів Романа Гостковського (Roman Gostkowski) і Францішка Рихновського (Franciszek Rychnowski) з’явилося електричне світло.

Скульптурне оздоблення будинку було одним з найбагатших серед будівель Львова, споруджених у часи автономії (1871–1914). До роботи над ним долучилися найвідоміші львівські майстри, а також скульптори, що працювали в цей час за межами Галичини. Серед ни — Леонард Марконі (Leonard Marconi), Теодор Риґер (Teodor Rygier), Тадеуш Баронч (Tadeusz Barącz), Зиґмунт Трембецький (Zygmunt Trembecki), Фелікс Мікульський (Feliks Mikulski), Зиґмунт Ґорґолевський (Zygmunt Gorgolewski).

Художнє оздоблення інтер’єру включає пластичне оформлення сходової клітки, актової зали та зали засідань. По обидва боки від центральної осі будинку на рівні галереї перед входом до зали засідань раніше були розміщені дві скульптурні групи, що їх виконав Зиґмунт Трембецький. Ці групи представляли чотирьох польських і давньоруських правителів: князів Мєшка І (Mieszko I) та Володимира Великого, які запровадили християнство, а також короля Казимира III та князя Ярослава Мудрого. Під час Другої світової війни або відразу ж після неї ці скульптури безслідно зникли.

Неоренесансний декор сходової клітки і зали засідань сейму виконаний за проектом скульптора Леонарда Марконі (1880 р.). Декор зали засідань зберігся зі значними змінами. Його реконструйовано за проектом 1920 р. у 1923 р., а також в 1950-х рр. Вестибюль університету сьогодні покриває стінопис в стилі цього ж часу.

На другому поверсі будинку розташовувалися найбільш парадні приміщення. Тут, окрім репрезентаційних кімнат, була зала засідань Крайового сейму і так звана «зала маршалів». Залу засідань прикрашала картина «Люблінська унія», залу маршалів (голів парламенту) — «Конституція 3 травня 1791 p.». Обидва полотна — роботи відомого польського художника Яна Матейка — сьогодні зберігаються у Варшаві. В залі маршалків висіли портрети маршалків крайового сейму, зокрема графа Альфреда Потоцького (Alfred Potocki), Миколи Зиблікевича (Mikołaj Zyblikiewicz), графа Людвіка Водзіцького (Wodzicki), Володимира Дідушицького (Włodzimierz Dzieduszycki), князя Леона Сапіги (Sapieha) і графа Станіслава Бадені (Stanisław Badeni). Авторами портретів були художники Ян Матейко, Генрик Семирадський (Henryk Siemiradzki), Казимир Похвальський (Kazimierz Pochwalski).

Головна скульптурна група (у надаттиковій композиції головного фасаду), яка має назву «Опікунський дух Галичини», виконана у 1880–1881 рр. скульптором Теодором Риґером в Італії. У центрі композиції цієї групи представлена алегорична жіноча постать — Галичина, яка простягає руки до розміщених з обох сторін персоніфікацій Дністра і Вісли — «русина» і «мазурки». Ця скульптурна група відігравала важливу ідейно-змістову роль, вказуючи на функціональне призначення державно-адміністративної будівлі. Крім того, Теодор Риґер є автором двох алегоричних скульптурних композицій перед входом, які символізують Освіту і Працю. За алегоричні групи на аттику і перед входом він отримав звання почесного члена Флорентійської академії мистецтв. Традиційний для академічного мистецтва характер мають фігури, які розміщені безпосередньо перед аттиком ризаліту, створені Зиґмунтом Трембецьким та Феліксом Мікульським. Перший виконав постаті, які символізують Віру і Справедливість, другий — Освіту і Працю. Дев’ять левів навколо вінця будинку, що тримають щити з гербами міст провінції Галичини (більшість гербів ліквідовано у повоєнний час), можливо, авторства Тадеуша Баронча.

Колекція творів мистецтва, яка колись була складовою частиною оздоблення приміщень сейму, після припинення його діяльності була частково вивезена до Польщі, а частково втрачена після 1941 р.

Данный пост был написан летом 2012 года, и многое из сказанного здесь, увы, потеряло актуальность. При этом я не считаю, что сами эти наблюдения и обобщения были заведомо ошибочны — просто я из всех вероятных сценариев тогда верил в наиболее оптимистический, поэтому отчасти это пост не только об ушедшем, но и о несбывшемся.
Вряд ли стоит перечислять, какие ассоциации вызывает Западная Украина у россиян. Между тем, одним из главных открытий в Западенщине для меня стало то, насколько она разная. Достаточно сказать, что «не говорить во Львове по-русски» мне советовали в Луцке и Мукачеве, а я — гость из России — лучше них знал, что нечего там бояться. На самом деле в Западной Украине пять исторических областей — Галиция (Галичина), Волынь, Подолия (Подолье), Буковина и Закарпатье, и я даже не знаю, чего между ними больше — сходств или различий. О чём и попробую сейчас рассказать.

О том, что различия не иллюзорны, говорит как минимум вот эта карта — удивительно, но даже на выборах-2010 в каждой исторической области были свои симпатии. Только сначала мысленно уберите таблички с именами кандидатов, потому что конкретика не имеет значение, только разница цвета — «серая» Галиция, «оранжевая» Волынь, «зелёное» Закарпатье, «розовая» Буковина и «голубая» (как центр и восток) Подолия:

(источник)
Границы исторических областей сейчас немного отличаются от исторических и совпадают с границами областей.
Волынь — Волынская и Ровенская областb, современный центр Ровно, а исторический — Луцк. При этом часть Волыни, от Почаева до Шепетовки, досталась нынешним Галиции (Тернопольская область) и Подолии (Хмельницкая область).
Галиция — Львовская, Ивано-Франковская и Тернопольская области, Причём к последней прирезаны хорошие куски Волыни и Подолии. Бессменный центр со времён основания — Львов.
Закарпатье, Буковина и Подолия — соответственно, Закарпатская, Черновицкая и Хмельницкая области. В Закарпатье опять же бессменными центрами остаются Ужгород и Мукачево, на Буковине — Черновцы, а в Подолии исторически главным был Каменец-Подольский, а ныне — собственно, Хмельницкий.

3. Типичный пейзаж Западной Украины — живописная («червонная») пересечённая местность с необычайно плотным населением.
И каждая 5 провинций отличается от всех прочих неповторимой комбинацией владевших ей империй. Ещё после первого визита у меня возникла мысль записать эти комбинации кодами. Итак:
0. — Киевская Русь.
2. — Галицко-Волынское княжество.
3. — Великое княжество Литовское.
4. — Польша и Речь Посполитая.
5. — Молдавское княжество и Румыния.
6. — Османская империя и Золотая Орда (благо, по времени они не перескались).
7. — независимая Венгрия.
8. — Австрия и Австро-Венгрия.
9. — Чехословакия.
10. — Российская империя и СССР.
1. — независимая Украина
Далее — курсивом выделим хозяев, чьё господство длилось менее 50 лет, болдом — более 200 лет в Средние века и более 100 лет в Новое время. Соответственно, первая группа цифр — Средние века до Люблинской унии (образование Речи Посполитой), вторая — Новое время, третья — ХХ век.
Галиция. 0-2-7-4 … 4-8 … 4-10-1.
Волынь. 0-2-3 … 4-10 … 4-10-1.
Подолия. 0-6-3 … 4-6-4-10 … 10-1.
Буковина. 0-5-6 … 6-8 … 5-10-1.
Закарпатье. 7-2 … 7-8 … 9-7-10-1.
Самые актуальные различия тут, пожалуй, следующие: Галиция, Буковина и Закарпатье никогда не были в составе Российской империи, Буковина и Закарпатье — ещё и никогда не были в составе Речи Посполитой и её предков, Волынь и Подолия — в составе Австрии, а Подолия вдобавок ещё и лидер по смене владельцев. Однако все были в составе СССР, который собственно впервые со времён Монгольского нашествия объедилин эти земли.
То есть, основные метрополии Галиции — Польша и Австрия:
4. Иезуитский костёл времён Речи Посполитой на фоне шедевров австрийской сецессии (Львов)
Волыни и Подолии — Литва, Польша и Россия:
5. Русский собор и польский костёл, поставленные в память о войне Богдана Хмельницкого (Берестечко, Волынь)
6. Русская полковая церковь над польско-литовскими укреплениями Каменца-Подольского.
Буковины — Молдавия (в основном как турецкий вассал) и Австрия,
7.Церковь начала ХХ века в романо-византийском стиле — синтез австрийской и молдавской традиций (Черновцы).
Закарпатья — Венгрия, в том числе в составе Автрии.
8. Венгерские костёл 15 века и реформатская церковь в Хусте.
При этом стоит добавить, что из них только Галиция была ядром сильного независимого государства — Галицко-Волынского княжества, и по сей день остаётся в Западной Украине центром силы, этакой «митрополией второго порядка». Все остальные 4 области обращаются вокруг неё, как спутники вокруг планеты, и отношения между ними совсем не так просты.
9. Домонгольская церковь Святого Пантелеймона в Галиче.
Другой момент, который напрямую следует из перечисленных — религия. А тут стоит сказать, что на Украине существует целых 5 основных конфессий, и все они в разной степени православные. Слышал утверждения, что по общему количеству православных приходов (около 20 тысяч) Украина превосходит Россию… на самом деле это не так, но Украина в этом отношении уступает России лишь на треть, в то время как по населению — втрое. Зато чуть раньше на Западную Украину приходилось около трети действующих православных храмов в Советском Союзе. Западенщина в целом очень религиозна, особенно экс-австрийские провинции.

Украинская Православная Церковь Московского Патриархата (продолжение РПЦ) — безраздельно господствовала на Украине в советское время, так как не абы кто, а Сталин распорядился включить в её состав греко-католические конфессии. Ей принадлежит более 11 тысяч приходов, около 200 монастырей, в ней 46 епархий, а штат священников — около десяти тысяч человек.
11. Центр «московского» православия в Западной Украине — Почаевская лавра.
Ещё две конфессии — украинские «раскольники»: в ХХ веке от Московского патриархата дважды откалывались национальные православные церкви Украины, так в итоге и не признанные ни одной конфессией. В Гражданскую войну образовалась Украинская Автокефальная Православная церковь — в 1919 году её провозгласил Симон Петлюра, но лишь в 1921 году удалось провести собор, на котором главой УАПЦ был избран Василий (Липковский), прежде отлучённый от Православной российской церкви. В 1930 году УАПЦ самораспутилась, в 1942 возродилась при поддержке фашистов, которой вскоре лишилась за поддежрку бандеровцев, и была вновь запрещена уже Советами в 1944 году. Тем не менее, фактически она продолжала существовать, и вышла из тени с распадом СССР. Ныне у неё 11 епархий, 561 приход и около 400 священников.
Киевский патриархат же был провозглашён в 1992 году, когда Архиерейский собор в Харькове сместил митрополита Филарета, вокруг которого и объединились сторонники «национального православия». УПЦ КП также никем не признана, но масштабы у неё куда как больше: 34 епархии, 2781 приход, 22 монастыря, более 2000 священников. Между собой у обеих конфессий прекрасные отношения: вот например собор в Самборе, где нижний храм принадлежит КП, верхний — автокефалии, а настоятели у них — родные братья:

Совсем иная сила — Украинская греко-католическая церковь. Её история очень давняя: «греко-католичество» (или униатство) стало находкой польских властей: обращать украинцев в римо-католичество им было невыгодно, да и те сами в основной массе латынянство не принимали, поэтому в 1596 году была подписана Брестская уния — епископы Киевской митрополии и сам митрополит Михаил Рогоза признали главенство Римского Папы при сохранении православной обрядовости. Весь 17-й век на Украине шла бескровная борьба между православием и униатством, и если в Западной Украине к началу 18 века остались буквально единицы православных приходов, в Восточной Украине его позиции были ещё сильны. Наконец, в 1830 и 1860-х годах Россия ликвидировала Унию на своей территории с правом перехода как в православие, так и в католичество (но «по умолчанию» записывали православными), и после этого УГКЦ осталась только в Австрии, став именно галицкой религией, стержнем её идентичности. Ныне УГКЦ имеет 29 епархий, около 4000 приходов, 115 монастырей, около 3500 священников, то есть это вторая конфессия Украины.
Кроме того, в Закарпатье существует отдельная Русинская греко-католическая церковь, созданная Габсбургами в 1646 году — она гораздо меньше и почти не имеет приходов на Украине вне Закарпатья. А вот римо-католиков в Западной Украине немного, больше всего их на «среднем западе» (в Житомирской области — 9%).
13. Собор Святого Юра во Львове — исторически главный храм УГКЦ (несколько лет назад митрополия переехала в Киев).
При этом, как не трудно догадаться, национально-политические различия между конфессиями оказались весомее догматических, и бескровная борьба продолжается. С одной стороны — Московский патриархат, с другой — УГКЦ, КП и УАПЦ (на чьей стороне РГКЦ — я так и не понял). По Украине в целом МП превосходит всех соперников, вместе взятых… но не в Червонной Руси. Тут можно обратиться к знаменитым картам pollotenchegg:

Православные.
Католики.
Тут опять же хорошо видно, что во-первых греко-католичество является отличительной чертой даже не Западной Украины, а именно Галиции (УГКЦ) и Закарпатья (РГКЦ), а уже на Волыни униатов меньше, чем в Донецкой области. Видно и то, какие конфессии где преобладают.
Галиция — УГКЦ, Киевский патриархат и автокефалия (последняя в основном здесь и обитает — 10-15%, в то время как на остальной Украине нигде не больше 5%).
15. Главная особенность Галиции — огромное количество «малых форм»: капличек, скульптур, придорожных крестов.
Волынь — Московский и Киевский патриархаты (причём последний там гораздо заметнее).
16. Кафедральный собор в Луцке. «Христос среди нас!» — один из главных девизов Киевского патриархата.
Подолия — хотя численно преобладает МП, ощущение полной поликонфессиальности, но при этом Подолия выглядит наименее религиозной из 5 провинций.
17. В Каменце-Подольском.
Буковина — Московский и Киевский патриархаты, причём тут заметнее, наоборот, Московский.
18. Кафедральный собор в Черновцах, который с тех пор успели покрасить в густой розовый цвет.
Закарпатье — Московский патриархат и РГКЦ. То есть, «московские» почти не проникают Галицию, униаты — почти не выходят за её пределы, а «раскольников» почти нет в Закарпатье. Кроме того, во всех пяти областях, кроме Галиции, высока доля протестанстов, и в Закарпатье протестантство даже историческое — венгерское реформатство кальвинистского толка.
19. Реформатская церковь 14 века и новый «московский» собор в Хусте, Закарпатье.
Кроме того, в Подолии и Буковине живут староверы, которых тут называют липоване… впрочем, они и в Молдавии живут, и в Одесской области.
20. Белая Криница — центр староверия и место зарождения Русской Православной Старообрядческой Церкви, объединяющей ныне 2/3 староверов.
Ещё одна здешняя конфессия — армяно-католичество. Точнее, оно зародилось ещё в 1190 году в Киликии, но в 1630 году поляки, приведя к Папе Римскому православных, решили и армян (которые там жили издавна и слыли лучшими купцами) привести к тому же знаменателю. Вообще, подозреваю, проживи Речь Посполитая дольше и не прервись её экспансия на Восток, сейчас бы мы имели исламо-католиков, иудо-католиков, шамано-католиков и буддистов-католиков.
21. Армянский костёл в местечке Жванец под Каменцем-Подольским.
При этом Галиция, Буковина и Закарпатье, то есть экс-австрийские регионы, очень религиозны. Здесь вообще нет разделения на «верующих» и «не верующих», в церковь ходят все, и ходят туда как на праздник. Религию в школах преподают уже давно. Но религия здорово объединяет людей — ведь на службе могут рядом стоять начальник и его подчинённый.
22. Народ идёт со службы.
Ну а из религии напрямую вытекает, пожалуй, самый интересный момент — идеология. Все 5 провинций Червонной Руси в этом смысле очень отличаются, но по сути своя твёрдая и последовательная идеология есть только у Галиции.

Но и её мы понимаем превратно. Потому что на самом деле её смысл — отнюдь не «Бей русских!», а «Русские — это мы». Да и правда: во Львове, Черновцах, Каменце и много где ещё есть улица Русская. Польское воеводство с центром во Львове называлось Русскими. Ведь дело в том, что когда распалась Киевская Русь, на её руинах возникли два новых центра силы — Владимиро-Суздальское княжество на востоке (из которого позже выросла Россия) и Галицко-Волынское на западе, и оба они претендовали на киевскую преемственность. Причём второе изначально было сильнее, и даже овладело Киевом. Именно из Галича переместилась во Владимир митрополия, позднее ставшая Московским патриархатом. Галицкие мастера занесли в Залесскую Русь белокаменную архитектуру. Даже для униатства есть объяснение: когда христианская церковь распалась на православный Восток и католический Запад, Киевская Русь так и не сделала официального выбора вплоть до своего падения. И пускай Галичина пала семьсот лет назад — но память о своей исключительности осталась.
24. Успенская церковь и доминиканский костёл во Львове, оба 16 века. Слева — Русская улица.
Сыграла роль, разумеется, и Австрия — в те времена вести территориальную экспансию было нормально, и если мы были непрочь разжиться Львовом и Краковом, а там, глядишь, и до Балкан рукой подать, то Габсбургам очень кстати было бы получить Варшаву, Литву с Беларусью, а там недалеко и до Киева, и до Балтийского моря. Австрияки в общем способствовали национальному возрождению Галиции — и как противовес непокорным полякам, и как возможный центр притяжения для польско-литовских губерний России. Именно при Австрии расцвела галицко-украинская литература (первым крупным автором был Маркиян Шашкевич, а известнейшим — Иван Франко), и возникло даже такое специфическое явление, как «галицкое русофильство» — идея единого славянского государства «от Карпат до Камчатки». Первыми «борцами за волю» ХХ века в современном пантеоне значатся Сечевые стрельцы — украинские части австрийской армии в Первую Мировую, из которых затем вышли ОУН-УПА (в просторечие «бандеровцы»).

«Отцом нации» в Галичине считают Андрей Шептицкого — греко-католического митрополита, возглавлшего УГКЦ в 1900-1944 годах. Именно он вёл галичан сквозь войны, смуты, смены властей… Царская администрация в 1914 отправила его в ссылку аж в Суздаль, откуда он был освобождён Временным правительством; его арестовывали поляки, его брата с семьёй в 1939 году расстреляли чекисты. В начале войны он поддерживал фашистов, пока не осознал масштабов их зверств — Шептицкий ещё при Австрии опровергал «кровавый навет» на евреев, свободно владел ивритом, и во время войны он укрывал евреев в своих монастырях, был единственным церковным иерархом в Европе, публично призывавшим остановить Холокост… И в общем к концу войны «красных» видел уже «меньшим из двух зол». В 1944 году он встретил советские танки, поздравил Сталина с победой и вскоре умер от инфаркта. Авторитет его был так высок, что фашисты не отваживались его арестовать за поддержку евреев, а Сталину он предлагал, если тот не тронет УГКЦ, «за 3 дня» убедить бандеровцев сложить оружие.
И в целом, как ни крути, а галичан против себя мы настроили сами, в обеих Мировых войнах.


Но в целом, я обнаружил ещё и потрясающую симметрию. Мы считаем галичан «нашими людьми, которых ИСПОРТИЛИ поляки» — а галичане считают нас «своими людьми, которых ИСПОРТИЛА Золотая Орда». Конечно, сейчас силы России и Галиции не сопоставиы и отличаются, наверное, в сотни раз — но всё же стоит иметь в виду, что Галиция — это не «Антироссия», а «Альтернативная Россия». И если до Москвы её влияние вряд ли когда-нибудь дойдёт, то за Украину борьба вполне серьёзная. И всё то, вокруг чего по остальной Украине идут споры, здесь всегда было данностью:

В Галиции очень редко увидишь улицу даже Пушкина, а улицу Ленина тут давно не найти. Самые характерные названия — Бандеры, Сечевых стрельцов, Даниила Галицкого, ну и конечно общеукраинские Шевченко, Хмельницкого и Независимости. Среди памятников преобладают, конечно, памятники ОУН-УПА:

И даже самому Бандере:

На любом большом кладбище найдётся курган Сечевых стрельцов:

Местами есть даже памятники дивизии СС «Галичина», и вот это на мой взгляд уже перебор:

Впрочем, советские могилы здесь, кто бы что ни говорил, по крайней мере сейчас не только не уничтожают, но и даже берегут и возлагают венки. Что ещё бросается в глаза — почти полное отсутствие военной техники, и на «наших», и на «своих» памятниках. Тем, что они избавились от мемориальных танков и боевых самолётов, галичане весьма гордятся. Вот характерный ракурс:

В общем, небольшая Галиция столь заметна в первую очередь потому, что в отличие от России, имеет сейчас свою Национальную идею, причём не насаждаемую из телевизора, а вполне искренне поддерживаемую людьми. Как мне показалось, главные её проводники — отнюдь не депутаты миськой рады, а греко-католическое духовенство. В каком-то смысле, мне даже понятен мотив Сталина, не принявшего предложение Шептицкого — «отец народов» вполне понимал, что бандеровцев можно перестрелять, а вот греко-католическую идею так просто не сломишь.
Тут, впрочем, всплывает куда более интересная тема: с Украиной, возглавляемой «восточными силами» (будь то Донбасс или Поднепровье), у России объективно куда больше противоречий — в первую очередь конкуренция металлургических компаний. С западенцами же объективно нам нечего делить. И в принципе, если «донецкие» будут держать власть долго и перейдут в экономическое наступление на Россию — мне кажется воможным и возрождение галицкого русофильства.

А вот в других регионах всё совсем иначе.
В маленькой и тихой Буковине явной идеологии нет, но отчётливо ощущается некий внутренний стержень. Буковина самодостаточна. В Черновцах спокойно стоит Т-34, есть улицы не то что Пушкина или Толстого, а например Чкалова и даже Московской олимпиады. В целом, Буковина оставляет впечатление дружественного к России региона, да ещё и с сильными позициями православия — что однако не мешает буковинцам сохранять верность мове и иметь ещё более богатые сёла, чем в Галиции. Да и пожалуй, Буковина не «русофильская» — просто здесь идея «дружить со всеми». Как мне кажется, к этому со временем придёт и Галиция.

Закарпатье вообще само по себе, и памятники героям австро-венгерских войн и мадьярским королям с неизменными трёхцветными ленточками тут встретишь куда чаще, чем обелиск Победы… да и вообще-то Закарпатье до 1944 года было в составе Венгрии, проигравшей войну. Закарпатскую идею я бы сформулировал как «а мы за горами!». То есть полнуавтономное существование в рамках более сильного государства, которое при этом к ним не лезет и свои порядки не устанавливает. Именно поэтому Закарпатье стоит в оппозиции к Галичине (тут в 2004 году Янукович набрал около 40% голосов!) — «идите вы куда подальше со своим мессианством».

Какова идеология Волыни, мне сказать сложнее. По «дружественности» к России я бы поставил её между Буковиной и Галицией. Советских названий почти нет (кроме связанных с войной), в топонимике мирно уживаются Бандера и Пушкин, а также очень популярен Сергей Королёв, ибо родился он в Житомире, столице Волынской губернии. При этом на Волыни самый настоящий культ Победы, по которому она даст фору Белоруссии. Хотя бандеровцы на Волыни были особенно активны (в первую очередь против поляков), памятники им тут крайне редки. А вот памятником Великой Отечественной очень много, в том числе новых. Как мне кажется, Волынь похожа на Беларусь, если бы там у власти стояли прозападные силы.

Вообще, Волынь — самая старая из 5 исторических областей, и в Средние века именно она была центром Червонной Руси. Отсюда в восточно-славянский мир пришло высшее образование, здесь Иван Фёдоров отпечатал «Острожскую Библию». Но всё это было давно, и общее ощущение от Волыни — усталость. Даже волынские сёла выглядят гораздо беднее галицких, буковинских или закарпатских.

И совсем иначе воспринимается Подолия. Граница Европы с Великой Степью, дважды бывшая под прямой властью тюрок (а не вассалом, как Россия), веками это был край Бесконечной Войны. Всё же Подолия из областей Червонной Руси самая восточная, в ней появляется казацкая удаль. Да и пребывание в составе СССР в 1920-30-е сказывается — здесь помнят Гражданскую войну и лично Щорса. Памятник победы в Каменце-Подольском даже с Вечным огнём.

Но серьёзно пейзаж меняется только в Винницкой и Житомирской областях. В сёлах исчезают коттеджи и появляются соломенные крыши. В топонимике возникают улицы Ленина, Коммунистическая, Свердлова и прочих. На площадях — памятники Ленину, как например в Бердичеве:

И голодомору, который зацепил и эти края:

А теперь о том, что эти 5 исторических областей объединяет и отличает от Средней и Восточной Украины. Что не русофобия — уже говорено. Не язык, так как во многих областях Центральной Украины встретить русскоговорящего человека сложнее, чем на Львовщине. А — я бы сказал — образ жизни. Здесь не принято выставлять нищету на показ, в отличие от всего остального восточно-славянского мира. Здесь человек может недоесть — но хату построит краше, чем у соседа и хоть на пол-сантиметра выше.
Западенцы трудятся так:

А в Восточной Украине — так:
42. Металлургический комбинат в Днепродзержинске, Днепропетровская область.
Сёла Западной Украины выглядят так:

А Восточной — так:

И что характерно, и те, и другие считают чужой образ жизни ужасным. Западенцу претит мысли ходить от звонка до звонка на вонючий завод, а схидняку — ездить за тридевять земель чинить сантехнику и продавать хот-доги. В Западной Украине наиболее естественные занятия — торговля, малый бизнес (в том числе туристический), заработки, сельское хозяйство… все эти нити ведут к понятию «крестьянина» по Марксу и Ленину — «труженник-собственник». Нетронутая голодом и раскулачиванием, Западенщина сохранила это начало. А после того, как её покинули поляки, составлявшие основное население больших городов, эта форма стала здесь господствующей. Мне вообще кажется, что в основе противоречий Запада и Востока на Украине — не религии или цивилизации, а именно крестьянское и пролетарское начала.
О западно-украинском образе жизни я много написал в посте «Галиция сельская» по итогам ещё первого приезда сюда.
45. Черновцы. Самая крупная из виденных мной промзона в Западной Украине.
Впрочем, на практике это означает, что:
1. В Западной Украине довольно незаметно государство и открыты все двери, хоть заводов, хоть ратуш.
2. Развита туристическая инфраструктура.
3. Города и особенно сёла уютны, опрятны и обсажены цветами.
И хотя нищета здесь на самом деле жуткая, всё же Западенщина весьма комфорта. Особенно для путешествий — если не заводить вечером с пьяными гопниками споров о политике, вероятность столкнуться с бытовым национализмом для туриста близка к нулю, а вот с гостиницами, общепитом, транспортом, отзывчивостью местных жителей и отношением к фотосъёмке всё хорошо. Причём, насколько я понимаю, Западная Украина очень сильно изменилась за последние 5-7 лет: в недавнем прошлом тут и агрессивного бытового национализма было больше, и люди от нищеты и неустроенности злее, и туристическая составляющая была развита не больше, чем в среднем по экс-СССР. Но я сюда приехал в 2010 году, и застал Западенщину уже успокоившейся. Более того, многие тут теперь и сами не рады, что в России их считают фашистами, а уверенность в правоте своих общих идей способствует тому, чтобы не слишком сильно их выпячивать в приватных разговорах (чем грешат многие восточно-украинцы).

Ну а в целом, общее ощущение от Западной Украины у меня таково: всё равно, при всех здешних особенностях, она не кажется чужой. Даже в Белоруссии инаковость я ощущал сильнее. Но вот что здесь тоже была советская власть — как-то совсем не верится.
…Как ни странно, Западная Украина в моём ЖЖ лидирует по количеству постов. .
Но думаю, что вернусь сюда я теперь уже нескоро. А цикл «Другая сторона», который «о землях, веками бывших по ту сторону фронта, но при этом не чужих», продолжится в Литве и Польше.
КАРПАТСКАЯ РУСЬ-2012
Предисловие.
На галицкой равнине
Львов. Главный вокзал.
Львов. Стрыйский парк и штрихи к центру.
Львов. Шевченковский Гай.
Червонная Русь. Сходства и различия.
Червонная Русь. Железные дороги Австро-Венгрии.
Червонная Русь. Деревянные церкви.
Червонная Русь. Срам, или мотивы обнажённого тела.
Старое Село из окна поезда
Галицкое Прикарпатье.
Возвращение в Дрогобыч. Соль и нефть.
Борислав. Восставший из нефти.
Сходница и Тустань. «Висячая крепость» белых хорватов.
Долина. Ещё раз про соль и нефть.
Болехов и скалы Довбуша. Ещё одна «висячая крепость».
Стрый. Настоящий Бандерштадт.
Самбор, откуда пришла Великая Смута.
Горная Бойковщина. Розлуч и Турка.
Закарпатье.
Закарпатье. Уже не за горами…
Комитат Унг
Ужгород. От вокзала на Галагов.
Ужгород. Старый город.
Ужгород. Замок и скансен.
Предместья Ужгорода. Горяны и Невицкий замок.
Комитат Берег
Мукачево. Николаевский монастырь.
Мукачево. Старый город.
Мукачево. Замок Паланок.
Берегово. Самый венгерский город Украины.
Комитат Угоча
Виноградов (Севлюш).
Боржавская узкоколейка. Базар-вокзал и депо.
Боржавская узкоколейка. Поездка до Хмельника.
Комитат Мараморош
Хуст.
Деревянные церкви. Александровка, Данилово, Крайниково. Сокирница.
Колочава и скансен «Старое Село».
Солотвино.
Рахов и Яблуницкий перевал.
Гуцульщина, или Путь наверх.
Яремча. От Доры до центра.
Яремча. От центра до Камня Довбуша.
Ворохта.
Верховина (Жабье).
Поп-Иван. От подножья до Ухатого камня.
Поп-Иван. До вершины и обратно.
Покутье
Коломыя. От окрестностей до Писанки.
Коломыя. От центра до вокзала.
.

Как известно, Галиция, Буковина, Закарпатье вплоть до конца Первой мировой войны входили в состав Австро-Венгрии. Но вся эта Русь подъяремная (то есть находящаяся под ярмом — так называли свой край галичане, буковинцы и закарпатцы) помнила о родстве с Русью державной (Российской империей). Помнила и инстинктивно тянулась к ней, если не в политическом, то в культурном отношении.

Стихи в газете «Голосъ народа» /Львов/ во время Первой мировой войны.

Еще в конце XVIII в. епископ мункачевский (мукачевский) Андрей Бачинский выразил желание, чтобы священники его епархии учились своему литературному языку, то есть «тому русскому языку, патриархом которого был Ломоносов». По распоряжению архиерея на русский перевели преподавание богословия в местной семинарии, а епископская канцелярия стала вести на этом языке переписку с приходским духовенством.

В 1830 г. крупнейший галицкий историк Дионисий Зубрицкий (его значение для Галиции сопоставимо со значением Николая Карамзина для всей России) опубликовал во Львове оду Гавриила Державина «Бог» и отметил, что язык Державина и есть тот самый, литературный, на который стоит равняться галицким писателям.

В 1834 г. другой галицкий ученый — Николай Кмицкевич — в статье о национальном и языковом единстве Руси писал, что и в великорусских, и в малорусских, и в белорусских землях коренные жители «говорят одним и тем же языком, разделяющимся на разные наречия». При этом говоры галичан Кмицкевич считал сильно засоренными полонизмами, а говоры великорусов — наиболее чистыми и приближенными к разговорному языку Древней Руси.
Русская газета Галиции.

Стремление к русскому литературному языку особенно сильно проявилось в подъяремной Руси с 1848 г., после начавшегося национального возрождения народов, входивших в Австрийскую империю. Собравшийся в том году съезд галицко-русских ученых постановил ввести преподавание в школах русского литературного языка и постепенно сближать с ним галицкие говоры. «Пускай россияне начали от головы, а мы начнем от ног, то мы раньше или позже встретим друг друга и сойдемся в сердце», — говорил на съезде видный галицкий историк Антоний Петрушевич.

«Едва начала Русь в Австрии возрождаться, оказалось, что ее литература не ступит ни шагу без словаря Шмидта (русско-немецкий словарь), что этот словарь русский как для Львова, так и Петербурга», — отмечал позднее выдающийся галицкий писатель и общественный деятель Иоанн Наумович. Он напоминал, какой огромный вклад внесли малорусы в разработку русского литературного языка, и пояснял, что, принимая теперь этот язык, «мы берем назад свою собственность».

Австрийскеи виселицы для «москвофилов» в Первую мировую.
Точно так же известный галицкий филолог, профессор Львовского университета Яков Головацкий (один из составителей знаменитой «Русалки Днестровой») подчеркивал, что русский литературный язык «не московский, а общерусский». Он «возник в Южной Руси и только усовершенствован великорусами».

Того же мнения придерживались другие тамошние ученые, писатели, общественные деятели. К примеру, в Закарпатье в 1867 г. было основано культурное общество «Русская читальница», объединившее местную интеллигенцию. Языком его работы единодушно был принят русский литературный язык как общий культурный язык всей Руси.

Уместно указать и на творчество небезызвестного Леопольда фон Захер-Мазоха. Этот литератор в одном из произведений вывел в качестве действующего лица некоего галицкого графа, приобщавшего крестьянок к родной литературе и читавшего им стихи Пушкина. Вряд ли, конечно, такие графы существовали в действительности. Тут примечательно иное: уроженец Львова Захер-Мазох поддерживал знакомства со многими представителями галицко-русской интеллигенции, знал, какой литературный язык они считают своим, и ориентировался на этот факт.

К началу ХХ в. в Западной Украине на русском выходили газеты и журналы, издавались (и пользовались спросом!) книги. Австрийские власти запретили изучать этот язык в государственных школах, но население собирало средства и основывало частные русскоязычные гимназии. По свидетельству галицкого писателя Стефана Медвецкого, когда такую гимназию собрались открывать в городе Бучач (ныне райцентр Тернопольской обл.), «наплыв учеников был настолько велик, что пришлось построить два больших здания — для гимназии и общежития».

Уничтоженная австро-венграми вывеска редакции русской газеты
На сельских торжествах молодежь вместе со стихами галицких поэтов декламировала поэзии Пушкина, Лермонтова, Некрасова, Майкова. В одном из сел на деньги жителей был сооружен памятник Пушкину.

«Галицко-русский народ по своему историческому прошлому, культуре и языку стоит в тесной связи с заселяющим смежные с Галицией земли малорусским племенем в России, которое вместе с великорусским и белорусским составляет цельную этнографическую группу, т. е. русский народ, — отмечалось в коллективной петиции об официальном признании прав русского языка в Галиции. — Язык этого народа, выработанный тысячелетним трудом всех трех русских племен и занимающий в настоящее время одно из первых мест среди остальных мировых языков, Галицкая Русь считала и считает своим и за ним лишь признает исключительное право быть языком ее литературы, науки и вообще культуры».

Эта петиция с более чем ста тысячами подписей галичан была подана в 1907 г. в австрийский парламент.

Таким было отношение жителей Западной Украины к русскому языку еще сто лет назад. Это отношение нельзя объяснить «насильственной русификацией», на которую принято списывать сегодня русскоязычность украинцев. В Австро-Венгрии никакой русификации не было и быть не могло. Но русский язык галицкие, буковинские, закарпатские русины считали своим, родным. Так было…

Ну а потом была Первая мировая война. Подозревая (впрочем, небезосновательно) галичан, буковинцев и закарпатцев в симпатиях к России, австро-венгерские власти развязали против них террор. Арестовывали и убивали за сказанное по-русски слово, за найденную при обыске книгу или газету на русском языке, за портрет русского писателя в доме, за икону или даже открытку из России. Это был самый настоящий геноцид. Русскоязычное население старались вырезать подчистую. Не щадили ни женщин, ни детей.

Более 60 тыс. человек убито. Сотни тысяч оказались брошенными в концлагеря, и многие из них (по некоторым данным — более ста тысяч) умерли там, не выдержав ужасающих условий заключения. Количество погибших при принудительных депортациях вглубь Австро-Венгрии не поддается исчислению. Кроме того, множество русинов (по разным подсчетам, от нескольких десятков тысяч до полумиллиона) бежали в Россию (они же основали и первіе поселения галичан в Канаде — М1).

Если учесть и тех, кто погиб в ходе боевых действий (Западная Украина на три года превратилась в арену боев), то становится ясно, какие невосполнимые потери понесло народонаселение этих земель. Почти все лучшие представители духовенства, светской интеллигенции, крестьян, рабочих были уничтожены или изгнаны. И, разумеется, все случившееся не могло не сказаться на положении русского языка. А после войны это положение целенаправленно ухудшали в Галиции польские власти, в Буковине — румынские, в Закарпатье (правда, действуя более мягкими методами) — чехословацкие…
P.S.Потом была Великая Отечественная и новый шквал террора и уничтожения всех, кто хотя бы теоретически мог симпатизировать русским и России. Фактически, только после 1945 года эти земли воссоединились не с Россией даже, а с Украинской ССР.

И сегодня мы имеем то, что имеем. Когда Виктор Янукович назвал нынешних западных украинцев «геноцидом нации» (вместо генофонда), он своей оговоркой попал в самую точку. Западная Украина (а не Восточная и Центральная, как модно ныне утверждать) является постгеноцидной территорией. Населённой в значительной мере потомками тех, кто ради выживания отказался от своих русских корней и согласился верой и правдой служить европейским оккупантам своей земли.
Западным украинцам стоит сочувствовать. Нельзя им потакать. Им нужно помогать преодолеть последствия трагедии. Нельзя подстраиваться под них. Можно любить и учить украинский язык — певучий малорусский говор Полтавы. Нельзя уродовать его галицким диалектом, грубым и лающим из-за перенасыщенности полонизмами, немецкими, венгерскими и др. словами.
Полностью статья Каревина опубликована ещё в 2010 году.

РУСИНЩИНА

Карпатская Русь. Угорская Русь. Карпатская Рутения. Карпатская Украина

Ruthenia

Западноевропейское название, происходящее от Ruthenia — латинского названия Руси, часто сокращается до Рутения для обозначения места проживания русинов в связи с утратой первоначального смысла этого названия для всей бывшей исторической Руси) — исторический регион проживания русинов в Центральной Европе — на западной Украине (Закарпатская область), в восточной Словакии (в основном Прешовский край) и юго-восточной Польше (юг Подкарпатского воеводства (Ясло, Кросно, Санок, Лески) и Малопольского воеводства (Новы-Сонч, Грыбув, Горлице).

Угорской Русью называлась область с русинским населением, входившая в состав Венгерского королевства, а затем в венгерскую часть Австро-Венгрии. Заселение этой области русским племенем совершалось, главным образом, путём мирного распространения русских пастухов и пахарей в прикарпатских странах.

В отличие от австрийских Галиции и Буковины, по конституции 1867 года составлявших отдельные автономные области со своими сеймами (органами местного законодательства и самоуправления), Угорская Русь непосредственно входила в состав Венгрии и делилась на несколько комитатов. Угорские русины в XIX веке представляли собой бесправную крепостную массу и подвергались притеснениям и мадьяризации. Положение их было более тяжелым, чем в австрийской Галиции. Связи с Россией были редки и случайны, светской интеллигенции почти не было, униатское духовенство было невежественно.

Большое значение для пробуждения национального самосознания в русинском населении Венгрии имело участие русской армии в усмирении революции 1848—1849 годов в Венгрии. После восстания четыре комитата, населённых русинами были объединены в отдельную область, во главе которой был поставлен А. И. Добрянский, который использовал это положение для улучшения участи народа. В Ужгороде преподавание в мужской гимназии стало вестись на русинском языке, на улицах были сделаны русинские надписи. Священник Духнович стал издавать на русинском языке простонародные книги, которые пользовались широким распространением. Подготовлялась, таким образом, новая национальная жизнь.

Однако в 1867 году в монархии Габсбургов был введён дуализм, создано внутренно независимое Венгерское королевство, в котором мадьяры получили права полных хозяев. Усилилось подавление самостоятельной жизни национальностей, подчинённых Венгрии.

В начале XX века населённые русинскими области Прикарпатья представляли собой бедный сельскохозяйственный регион, где почти отсутствовала промышленность. В горах, где было мало пахотной земли, крестьяне пасли скот на плоскогорьях и занимались рубкой лесов. Австро-Венгерское управление препятствовало действительному прогрессу страны. Шла массовая эмиграция в Америку.

По не совсем надёжным данным официальной венгерской статистики, в 1910 году численность русинского населения Угорской Руси равнялась 472 тыс. человек.

После распада Австро-Венгрии в ноябре 1918 года некоторые русинские политики на встрече в Старой Любовне, а позднее в Прешове приняли постановление об отделении от Венгрии, но вопрос о присоединению к какому-либо государству не был решён. Собрание русинских эмигрантов в американском Скрентоне во главе с юристом Григорием Жатковичем проголосовало за присоединение к Чехословакии. Голоса разделились таким образом — 67 % опрошенных проголосовало за вхождение края в Чехословакию, 28 % за присоединение к Украине, 2 % за полную независимость, 1 % за соединение с Галицией, незначительное количество проголосовало за присоединение к Венгрии и России. Тем не менее мнение американских русинов не было сразу же принято в Карпатской Руси. Народное собрание в Ужгороде выразилось за присоединение к Венгрии с требованием автономии, народное собрание в Хусте потребовало присоединения к Украине, а «Рада галицких и угорских русинов» во главе с Антоном Бескидом в Прешове поддержала решение присоединиться к Чехословакии. Не оставалась в стороне и Венгрия, которая 26 декабря 1918 года провозгласила автономный статус Карпатской Руси в составе Венгрии под названием «Русская Краина». В это же самое время делегация словацких русинов вела переговоры в Будапеште с Миланом Годжей о присоединении к Чехословакии.

В начале 1919 года чехословацкая армия заняла Карпатскую Русь. Григорий Жаткович встретился в Париже с Антоном Бескидом, где был принят меморандум для Парижской мирной конференции. 23 апреля 1919 года был подготовлено прошение о вхождении для президента ЧСР Томаша Масарика, а 8 мая в Ужгороде после совещания Бескида, Волошина и Жатковича собранием было принято решение о присоединении к Чехословакии. После этого Масарик послал своих представителей в Карпатскую Русь, которые по возвращении составили рапорт о крайней отсталости территории. После дискуссий было решено отказать Карпатской Руси войти в состав Чехословакии. Тем не менее, союзники практически заставили Чехословакию на переговорах в Сен-Жермене (см.: Сен-Жерменский мирный договор) принять Карпатскую Русь в свой состав, опасаясь, что она станет частью Венгрии. Таким образом 10 сентября 1919 года Карпатская Русь вошла в состав Чехословакии на правах автономии. Окончательно статус территории был подтверждён Трианонским договором 1920 года. 29 февраля 1920 года был утверждён герб Подкарпатской Руси — стоящий медведь и флаг — сине-жёлтое полотнище. 26 апреля был учреждён пост земского губернатора. С 1923 года Подкарпатская Русь имела 9 депутатов в чехословацком парламенте.

Первым губернатором стал Григорий Жаткович. В знак протеста против того, что обещанная автономия так и не была предоставлена, он ушёл со своего поста и вернулся в Америку. После него во главе территории были были Петр Эренфельд (1921—1923), Антон Бескид (1923—1933), Антонин Розсыпал (1933—1935), Константин Грабарь (1935—1938). Вначале территория была разделена на три жупы — ужгородскую, мукачевскую и мармарошскую, а в 1927 году на 12 районов с районными центрами Берегово, Великий Берёзный, Волово, Иршава, Мукачево, Перечин, Рахов, Свалява, Севлюш, Тячево, Ужгород, Хуст.

Политическая ситуация в Карпатской Руси была сложная. Украинофилы во главе с Августином Волошиным желали автономии в рамках ЧСР, русофилы, представленные крестьянской партией Андрея Бродия и Русской национально-автономной партией униатского священника Фенцика, которая ориентировалась на итальянских фашистов, поддерживали автономию в составе ЧСР или Венгрии, Объединённая Венгерская партия (около 10 % голосов) требовала вхождения в состав Венгрии, коммунисты (до 25 % голосов) хотели присоединения к советской Украине. Так на выборах 1935 года 63 % голосов получили сторонники полной автономии, присоединения к Венгрии или Украине и лишь 25 % сторонники Чехословакии. Против автономии выступали все чешские партии Карпатской Руси.

Автономию в рамках ЧСР Карпатская Русь получила лишь 11 октября 1938 года. Большую роль в получении автономии сыграл Алексей Геровский, за счёт своего большого авторитета среди русинов сумевший добиться объединения практически всех самых влиятельных политических сил края в единый «Русский блок». Геровским, Бродием и Бачинским был разработан меморандум о предоставлении Карпатской Руси автономии, который был подан премьер-министру Милану Годже 13 сентября 1938 года. Борьба за пост главы правительства шла между Бродием и Фенциком, которые приехали 7 октября в Прагу на переговоры об утверждении автономии. Как вспоминал в своих воспоминаниях министр сельского хозяйства Ладислав Фаерабенд, который присутствовал на переговорах, «было омерзительно видеть их недостойную борьбу друг с другом на заседании».

В итоге, первое правительство возглавил Андрей Бродий. Тогда же, в сентябре 1938 года, образовалась парамилитарная организация закарпатской молодёжи — Украинская национальная оборона. 19 октября 1938 года на заседании правительства был поднят вопрос о вхождении в Венгрию, а 24 октября 1938 года Бродий был арестован разведкой Чехословакии, которая обвинила его в сотрудничестве с венгерской разведкой (11 февраля 1939 года амнистирован Гахой, в мае стал депутатом венгерского парламента).

26 октября 1938 года правительство возглавил Августин Волошин, и Подкарпатская Русь получила новое название — Карпатская Украина. В это же время начались террористические акты венгерских диверсантов из организации «Сабадчапаток», которые взорвали поезд у Берегово. 2 ноября 1938 года состоялся Венский арбитраж, согласно которому Восточная Словакия и Карпатская Украина должны были войти в состав Венгрии. Уже 20 ноября в южную часть автономии вторглась венгерская армия. 26 октября 1938 года начались провокационные атаки регулярной польской армии, которая в этих делах была союзником Венгрии и противником Чехословакии. Поляки взрывали мосты, нападали на части чехословацкой армии. В этих условиях на основе Украинской национальной обороны была сформирована армия Карпатской Украины — Карпатская Сечь (командующий Дмитрий Климпуш).

В этих условиях 12 февраля 1939 года состоялись выборы в Карпатоукраинский сейм, которые выиграла Партия Украинского единства. 14 марта 1939 года провозгласила свою независимость Словакия, в этот же день собрался карпатоукраинский сейм, но уже на следующий день Германия объявила о создании в Чехии Протектората Богемии и Моравии. Волошин просит чехословацкого генерала Прхалу об организации обороны, но тот отвечает: «Войска продолжают эвакуацию, правительство автономии может с вопросами обороны обратиться к немецкому консульству за помощью». В этих условиях 15 марта 1939 года Карпатская Украина провозгласила независимость.

Согласно принятому Соймом Конституционному закону, Карпатская Украина провозглашалась республикой. Возглавлять её должен был президент, избираемый парламентом — Соймом Карпатской Украины. Государственным флагом объявлялся сине-жёлтый, гимном — «Ще не вмерла Україна…», гербом — существующий краевой герб (на рисунке) и трезубец князя Владимира. Президентом был избран Августин Волошин, председателем Сойма — Августин Штефан (его заместителями были избраны Федор Ревай и Степан Росоха), председателем правительства — Юлиан Ревай.

Волошин сразу же обратился с телеграммой лично к Адольфу Гитлеру с просьбой о признании Карпатской Украины под охраной Рейха и недопущении её захвата Венгрией.

Тем не менее Гитлер, не желавший ссориться с Миклошем Хорти, проигнорировал телеграмму. Утром следующего дня немецкий консул в Хусте посоветовал украинским «не сопротивляться венгерскому вторжению, так как немецкое правительство в данной ситуации не может, к сожалению, принять Карпатскую Украину под протекторат».

Уже через три дня Венгрия оккупировала Закарпатье — 21 марта чехословацкие чиновники и последние чехословацкие части покинули территорию Закарпатья и были разоружены в Гумённом, Саноке и Тячеве. Карпатская Сечь, насчитывавшая к тому времени около 2 тысяч солдат, оказывала упорное сопротивление, но была разбита и отступила в Румынию и Словакию. Премьер-министр Венгрии Телеки на заседании парламента объявляет, что венгерская армия восстановит порядок и сообщает, что: «Народу Карпатской Украины будет предоставлена автономия».

После освобождения территории советской армией в 1944 году, сюда снова вернулась чехословацкая власть. Президент Бенеш запретил на территории функционирование немецких, венгерских и русофильских партий Бродия и Фенцика, а также официальное употребление слов «Судеты» и «Подкарпатская Русь».

26 ноября 1944 года собрание в Мукачево высказалось за присоединение к УССР. 29 июня 1945 года было подписано соглашение о присоединении Карпатской Украины к УССР, ратифицировано соглашение было 1 сентября, а договор о границе подписан 22 ноября. 4 апреля 1946 года произошёл последний обмен территорией с ЧСР, и Закарпатская Украина стала Закарпатской областью УССР (теперь — Украина).

На востоке преобладают русины, на западе встречаются лишь отдельные русинские деревни. Крайними западными точками считаются деревни Литманова и Остурня у Старой Любовни.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *