Студент (рассказ)

А. П. Чехов. Студент

Антон Чехов

Студент

Погода вначале была хорошая, тихая. Кричали дрозды, и по соседству в болотах что-то живое жалобно гудело, точно дуло в пустую бутылку. Протянул один вальдшнеп, и выстрел по нем прозвучал в весеннем воздухе раскатисто и весело. Но когда стемнело в лесу, некстати подул с востока холодный пронизывающий ветер, всё смолкло. По лужам протянулись ледяные иглы, и стало в лесу неуютно, глухо и нелюдимо. Запахло зимой.Иван Великопольский, студент духовной академии, сын дьячка, возвращаясь с тяги домой, шел всё время заливным лугом по тропинке. У него закоченели пальцы, и разгорелось от ветра лицо. Ему казалось, что этот внезапно наступивший холод нарушил во всем порядок и согласие, что самой природе жутко, и оттого вечерние потемки сгустились быстрей, чем надо. Кругом было пустынно и как-то особенно мрачно. Только на вдовьих огородах около реки светился огонь; далеко же кругом и там, где была деревня, версты за четыре, всё сплошь утопало в холодной вечерней мгле. Студент вспомнил, что, когда он уходил из дому, его мать, сидя в сенях на полу, босая, чистила самовар, а отец лежал на печи и кашлял; по случаю страстной пятницы дома ничего не варили, и мучительно хотелось есть. И теперь, пожимаясь от холода, студент думал о том, что точно такой же ветер дул и при Рюрике, и при Иоанне Грозном, и при Петре, и что при них была точно такая же лютая бедность, голод, такие же дырявые соломенные крыши, невежество, тоска, такая же пустыня кругом, мрак, чувство гнета, — все эти ужасы были, есть и будут, и оттого, что пройдет еще тысяча лет, жизнь не станет лучше. И ему не хотелось домой.Огороды назывались вдовьими потому, что их содержали две вдовы, мать и дочь. Костер горел жарко, с треском, освещая далеко кругом вспаханную землю. Вдова Василиса, высокая, пухлая старуха в мужском полушубке, стояла возле и в раздумье глядела на огонь; ее дочь Лукерья, маленькая, рябая, с глуповатым лицом, сидела на земле и мыла котел и ложки. Очевидно, только что отужинали. Слышались мужские голоса; это здешние работники на реке поили лошадей.— Вот вам и зима пришла назад, — сказал студент, подходя к костру. — Здравствуйте!Василиса вздрогнула, но тотчас же узнала его и улыбнулась приветливо.— Не узнала, бог с тобой, — сказала она. — Богатым быть.Поговорили. Василиса, женщина бывалая, служившая когда-то у господ в мамках, а потом няньках, выражалась деликатно, и с лица ее всё время не сходила мягкая, степенная улыбка; дочь же ее Лукерья, деревенская баба, забитая мужем, только щурилась на студента и молчала, и выражение у нее было странное, как у глухонемой.— Точно так же в холодную ночь грелся у костра апостол Петр, — сказал студент, протягивая к огню руки. — Значит, и тогда было холодно. Ах, какая то была страшная ночь, бабушка! До чрезвычайности унылая, длинная ночь!Он посмотрел кругом на потемки, судорожно встряхнул головой и спросил:— Небось, была на двенадцати евангелиях?— Была, — ответила Василиса.— Если помнишь, во время тайной вечери Петр сказал Иисусу: «С тобою я готов и в темницу, и на смерть». А господь ему на это: «Говорю тебе, Петр, не пропоет сегодня петел, то есть петух, как ты трижды отречешься, что не знаешь меня». После вечери Иисус смертельно тосковал в саду и молился, а бедный Петр истомился душой, ослабел, веки у него отяжелели, и он никак не мог побороть сна. Спал. Потом, ты слышала, Иуда в ту же ночь поцеловал Иисуса и предал его мучителям. Его связанного вели к первосвященнику и били, а Петр, изнеможенный, замученный тоской и тревогой, понимаешь ли, не выспавшийся, предчувствуя, что вот-вот на земле произойдет что-то ужасное, шел вслед… Он страстно, без памяти любил Иисуса, и теперь видел издали, как его били…Лукерья оставила ложки и устремила неподвижный взгляд на студента.— Пришли к первосвященнику, — продолжал он, — Иисуса стали допрашивать, а работники тем временем развели среди двора огонь, потому что было холодно, и грелись. С ними около костра стоял Петр и тоже грелся, как вот я теперь. Одна женщина, увидев его, сказала: «И этот был с Иисусом», то есть, что и его, мол, нужно вести к допросу. И все работники, что находились около огня, должно быть, подозрительно и сурово поглядели на него, потому что он смутился и сказал: «Я не знаю его». Немного погодя опять кто-то узнал в нем одного из учеников Иисуса и сказал: «И ты из них». Но он опять отрекся. И в третий раз кто-то обратился к нему: «Да не тебя ли сегодня я видел с ним в саду?» Он третий раз отрекся. И после этого раза тотчас же запел петух, и Петр, взглянув издали на Иисуса, вспомнил слова, которые он сказал ему на вечери… Вспомнил, очнулся, пошел со двора и горько-горько заплакал. В евангелии сказано: «И исшед вон, плакася горько». Воображаю: тихий-тихий, темный-темный сад, и в тишине едва слышатся глухие рыдания…Студент вздохнул и задумался. Продолжая улыбаться, Василиса вдруг всхлипнула, слезы, крупные, изобильные, потекли у нее по щекам, и она заслонила рукавом лицо от огня, как бы стыдясь своих слез, а Лукерья, глядя неподвижно на студента, покраснела, и выражение у нее стало тяжелым, напряженным, как у человека, который сдерживает сильную боль.Работники возвращались с реки, и один из них верхом на лошади был уже близко, и свет от костра дрожал на нем. Студент пожелал вдовам спокойной ночи и пошел дальше. И опять наступили потемки, и стали зябнуть руки. Дул жестокий ветер, в самом деле возвращалась зима, и не было похоже, что послезавтра Пасха.Теперь студент думал о Василисе: если она заплакала, то, значит, всё, происходившее в ту страшную ночь с Петром, имеет к ней какое-то отношение…Он оглянулся. Одинокий огонь спокойно мигал в темноте, и возле него уже не было видно людей. Студент опять подумал, что если Василиса заплакала, а ее дочь смутилась, то, очевидно, то, о чем он только что рассказывал, что происходило девятнадцать веков назад, имеет отношение к настоящему — к обеим женщинам и, вероятно, к этой пустынной деревне, к нему самому, ко всем людям. Если старуха заплакала, то не потому, что он умеет трогательно рассказывать, а потому, что Петр ей близок, и потому, что она всем своим существом заинтересована в том, что происходило в душе Петра.И радость вдруг заволновалась в его душе, и он даже остановился на минуту, чтобы перевести дух. Прошлое, думал он, связано с настоящим непрерывною цепью событий, вытекавших одно из другого. И ему казалось, что он только что видел оба конца этой цепи: дотронулся до одного конца, как дрогнул другой.А когда он переправлялся на пароме через реку и потом, поднимаясь на гору, глядел на свою родную деревню и на запад, где узкою полосой светилась холодная багровая заря, то думал о том, что правда и красота, направлявшие человеческую жизнь там, в саду и во дворе первосвященника, продолжались непрерывно до сего дня и, по-видимому, всегда составляли главное в человеческой жизни и вообще на земле; и чувство молодости, здоровья, силы, — ему было только 22 года, — и невыразимо сладкое ожидание счастья, неведомого, таинственного счастья овладевали им мало-помалу, и жизнь казалась ему восхитительной, чудесной и полной высокого смысла.

о тексте

© Это произведение перешло в общественное достояние. Произведение написано автором, умершим более семидесяти лет назад, и опубликовано прижизненно, либо посмертно, но с момента публикации также прошло более семидесяти лет. Оно может свободно использоваться любым лицом без чьего-либо согласия или разрешения и без выплаты авторского вознаграждения.

Антон Павлович Чехов

Студент

Погода вначале была хорошая, тихая. Кричали дрозды, и по соседству в болотах что-то живое жалобно гудело, точно дуло в пустую бутылку. Протянул один вальдшнеп, и выстрел по нем прозвучал в весеннем воздухе раскатисто и весело. Но когда стемнело в лесу, некстати подул с востока холодный пронизывающий ветер, всё смолкло. По лужам протянулись ледяные иглы, и стало в лесу неуютно, глухо и нелюдимо. Запахло зимой.

Иван Великопольский, студент духовной академии, сын дьячка, возвращаясь с тяги домой, шел всё время заливным лугом по тропинке. У него закоченели пальцы, и разгорелось от ветра лицо. Ему казалось, что этот внезапно наступивший холод нарушил во всем порядок и согласие, что самой природе жутко, и оттого вечерние потемки сгустились быстрей, чем надо. Кругом было пустынно и как-то особенно мрачно. Только на вдовьих огородах около реки светился огонь; далеко же кругом и там, где была деревня, версты за четыре, всё сплошь утопало в холодной вечерней мгле. Студент вспомнил, что, когда он уходил из дому, его мать, сидя в сенях на полу, босая, чистила самовар, а отец лежал на печи и кашлял; по случаю страстной пятницы дома ничего не варили, и мучительно хотелось есть. И теперь, пожимаясь от холода, студент думал о том, что точно такой же ветер дул и при Рюрике, и при Иоанне Грозном, и при Петре, и что при них была точно такая же лютая бедность, голод, такие же дырявые соломенные крыши, невежество, тоска, такая же пустыня кругом, мрак, чувство гнета, — все эти ужасы были, есть и будут, и оттого, что пройдет еще тысяча лет, жизнь не станет лучше. И ему не хотелось домой.

Огороды назывались вдовьими потому, что их содержали две вдовы, мать и дочь. Костер горел жарко, с треском, освещая далеко кругом вспаханную землю. Вдова Василиса, высокая, пухлая старуха в мужском полушубке, стояла возле и в раздумье глядела на огонь; ее дочь Лукерья, маленькая, рябая, с глуповатым лицом, сидела на земле и мыла котел и ложки. Очевидно, только что отужинали. Слышались мужские голоса; это здешние работники на реке поили лошадей.

— Вот вам и зима пришла назад, — сказал студент, подходя к костру. — Здравствуйте!

Василиса вздрогнула, но тотчас же узнала его и улыбнулась приветливо.

— Не узнала, бог с тобой, — сказала она. — Богатым быть.

Поговорили. Василиса, женщина бывалая, служившая когда-то у господ в мамках, а потом няньках, выражалась деликатно, и с лица ее всё время не сходила мягкая, степенная улыбка; дочь же ее Лукерья, деревенская баба, забитая мужем, только щурилась на студента и молчала, и выражение у нее было странное, как у глухонемой.

— Точно так же в холодную ночь грелся у костра апостол Петр, — сказал студент, протягивая к огню руки. — Значит, и тогда было холодно. Ах, какая то была страшная ночь, бабушка! До чрезвычайности унылая, длинная ночь!

Он посмотрел кругом на потемки, судорожно встряхнул головой и спросил:

— Небось, была на двенадцати евангелиях?

— Была, — ответила Василиса.

— Если помнишь, во время тайной вечери Петр сказал Иисусу: «С тобою я готов и в темницу, и на смерть». А господь ему на это: «Говорю тебе, Петр, не пропоет сегодня петел, то есть петух, как ты трижды отречешься, что не знаешь меня». После вечери Иисус смертельно тосковал в саду и молился, а бедный Петр истомился душой, ослабел, веки у него отяжелели, и он никак не мог побороть сна.

Читать онлайн "Студент" автора Чехов Антон Павлович — RuLit — Страница 1

Спал. Потом, ты слышала, Иуда в ту же ночь поцеловал Иисуса и предал его мучителям. Его связанного вели к первосвященнику и били, а Петр, изнеможенный, замученный тоской и тревогой, понимаешь ли, не выспавшийся, предчувствуя, что вот-вот на земле произойдет что-то ужасное, шел вслед… Он страстно, без памяти любил Иисуса, и теперь видел издали, как его били…

~ 1 ~

Следующая страница

Антон Павлович Чехов
(1860–1904)

Студент

Погода вначале была хорошая, тихая. Кричали дрозды, и по соседству в болотах что-то живое жалобно гудело, точно дуло в пустую бутылку. Протянул один вальдшнеп, и выстрел по нем прозвучал в весеннем воздухе раскатисто и весело. Но когда стемнело в лесу, некстати подул с востока холодный пронизывающий ветер, всё смолкло. По лужам протянулись ледяные иглы, и стало в лесу неуютно, глухо и нелюдимо. Запахло зимой.

Иван Великопольский, студент духовной академии, сын дьячка, возвращаясь с тяги домой, шел всё время заливным лугом по тропинке. У него закоченели пальцы, и разгорелось от ветра лицо. Ему казалось, что этот внезапно наступивший холод нарушил во всем порядок и согласие, что самой природе жутко, и оттого вечерние потемки сгустились быстрей, чем надо. Кругом было пустынно и как-то особенно мрачно. Только на вдовьих огородах около реки светился огонь; далеко же кругом и там, где была деревня, версты за четыре, всё сплошь утопало в холодной вечерней мгле. Студент вспомнил, что, когда он уходил из дому, его мать, сидя в сенях на полу, босая, чистила самовар, а отец лежал на печи и кашлял; по случаю страстной пятницы дома ничего не варили, и мучительно хотелось есть. И теперь, пожимаясь от холода, студент думал о том, что точно такой же ветер дул и при Рюрике, и при Иоанне Грозном, и при Петре, и что при них была точно такая же лютая бедность, голод, такие же дырявые соломенные крыши, невежество, тоска, такая же пустыня кругом, мрак, чувство гнета, – все эти ужасы были, есть и будут, и оттого, что пройдет еще тысяча лет, жизнь не станет лучше. И ему не хотелось домой.

Огороды назывались вдовьими потому, что их содержали две вдовы, мать и дочь. Костер горел жарко, с треском, освещая далеко кругом вспаханную землю. Вдова Василиса, высокая, пухлая старуха в мужском полушубке, стояла возле и в раздумье глядела на огонь; ее дочь Лукерья, маленькая, рябая, с глуповатым лицом, сидела на земле и мыла котел и ложки. Очевидно, только что отужинали. Слышались мужские голоса; это здешние работники на реке поили лошадей.

– Вот вам и зима пришла назад, – сказал студент, подходя к костру. – Здравствуйте!

Василиса вздрогнула, но тотчас же узнала его и улыбнулась приветливо. – Не узнала, бог с тобой, – сказала она. – Богатым быть.

Поговорили. Василиса, женщина бывалая, служившая когда-то у господ в мамках, а потом няньках, выражалась деликатно, и с лица ее всё время не сходила мягкая, степенная улыбка; дочь же ее Лукерья, деревенская баба, забитая мужем, только щурилась на студента и молчала, и выражение у нее было странное, как у глухонемой.

– Точно так же в холодную ночь грелся у костра апостол Петр, – сказал студент, протягивая к огню руки. – Значит, и тогда было холодно. Ах, какая то была страшная ночь, бабушка! До чрезвычайности унылая, длинная ночь!

Он посмотрел кругом на потемки, судорожно встряхнул головой и спросил:

– Небось, была на двенадцати евангелиях?

– Была, – ответила Василиса. – Если помнишь, во время тайной вечери Петр сказал Иисусу: «С тобою я готов и в темницу, и на смерть». А господь ему на это: «Говорю тебе, Петр, не пропоет сегодня петел, то есть петух, как ты трижды отречешься, что не знаешь меня». После вечери Иисус смертельно тосковал в саду и молился, а бедный Петр истомился душой, ослабел, веки у него отяжелели, и он никак не мог побороть сна. Спал. Потом, ты слышала, Иуда в ту же ночь поцеловал Иисуса и предал его мучителям. Его связанного вели к первосвященнику и били, а Петр, изнеможенный, замученный тоской и тревогой, понимаешь ли, не выспавшийся, предчувствуя, что вот-вот на земле произойдет что-то ужасное, шёл вслед… Он страстно, без памяти любил Иисуса и теперь видел издали, как его били…

Лукерья оставила ложки и устремила неподвижный взгляд на студента.

– Пришли к первосвященнику, – продолжал он, – Иисуса стали допрашивать, а работники тем временем развели среди двора огонь, потому что было холодно, и грелись. С ними около костра стоял Петр и тоже грелся, как вот я теперь. Одна женщина, увидев его, сказала: «И этот был с Иисусом», то есть, что и его, мол, нужно вести к допросу. И все работники, что находились около огня, должно быть, подозрительно и сурово поглядели на него, потому что он смутился и сказал: «Я не знаю его».

Над чем заставил задуматься рассказ Чехова "Студент"

Немного погодя опять кто-то узнал в нем одного из учеников Иисуса и сказал: «И ты из них». Но он опять отрекся. И в третий раз кто-то обратился к нему: «Да не тебя ли сегодня я видел с ним в саду?» Он третий раз отрекся. И после этого раза тотчас же запел петух, и Петр, взглянув издали на Иисуса, вспомнил слова, которые он сказал ему на вечери… Вспомнил, очнулся, пошел со двора и горько-горько заплакал. В евангелии сказано: «И исшед вон, плакася горько». Воображаю: тихий-тихий, темный-темный сад, и в тишине едва слышатся глухие рыдания…

Студент вздохнул и задумался. Продолжая улыбаться, Василиса вдруг всхлипнула, слезы, крупные, изобильные, потекли у нее по щекам, и она заслонила рукавом лицо от огня, как бы стыдясь своих слез, а Лукерья, глядя неподвижно на студента, покраснела, и выражение у нее стало тяжелым, напряженным, как у человека, который сдерживает сильную боль.

Работники возвращались с реки, и один из них верхом на лошади был уже близко, и свет от костра дрожал на нем. Студент пожелал вдовам спокойной ночи и пошел дальше. И опять наступили потемки, и стали зябнуть руки. Дул жестокий ветер, в самом деле возвращалась зима, и не было похоже, что послезавтра Пасха.

Теперь студент думал о Василисе: если она заплакала, то, значит, всё, происходившее в ту страшную ночь с Петром, имеет к ней какое-то отношение…

Он оглянулся. Одинокий огонь спокойно мигал в темноте, и возле него уже не было видно людей. Студент опять подумал, что если Василиса заплакала, а ее дочь смутилась, то, очевидно, то, о чем он только что рассказывал, что происходило девятнадцать веков назад, имеет отношение к настоящему – к обеим женщинам и, вероятно, к этой пустынной деревне, к нему самому, ко всем людям. Если старуха заплакала, то не потому, что он умеет трогательно рассказывать, а потому, что Петр ей близок, и потому, что она всем своим существом заинтересована в том, что происходило в душе Петра.

И радость вдруг заволновалась в его душе, и он даже остановился на минуту, чтобы перевести дух. Прошлое, думал он, связано с настоящим непрерывною цепью событий, вытекавших одно из другого. И ему казалось, что он только что видел оба конца этой цепи: дотронулся до одного конца, как дрогнул другой.

А когда он переправлялся на пароме через реку и потом, поднимаясь на гору, глядел на свою родную деревню и на запад, где узкою полосой светилась холодная багровая заря, то думал о том, что правда и красота, направлявшие человеческую жизнь там, в саду и во дворе первосвященника, продолжались непрерывно до сего дня и, по-видимому, всегда составляли главное в человеческой жизни и вообще на земле; и чувство молодости, здоровья, силы, – ему было только 22 года, – и невыразимо сладкое ожидание счастья, неведомого, таинственного счастья овладевали им мало-помалу, и жизнь казалась ему восхитительной, чудесной и полной высокого смысла.

Чехов А. П. Студент // Чехов А. П. Полное собрание сочинений и писем: В 30 т. Сочинения: В 18 т. /АН СССР; Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. — М.: Наука, 1974—1982.

Т. 8. , 1892—1894. — 1977. — С. 306—309.

СТУДЕНТ

Погода вначале была хорошая, тихая. Кричали дрозды, и по соседству в болотах что-то живое жалобно гудело, точно дуло в пустую бутылку. Протянул один вальдшнеп, и выстрел по нем прозвучал в весеннем воздухе раскатисто и весело. Но когда стемнело в лесу, некстати подул с востока холодный пронизывающий ветер, всё смолкло. По лужам протянулись ледяные иглы, и стало в лесу неуютно, глухо и нелюдимо. Запахло зимой.

Иван Великопольский, студент духовной академии, сын дьячка, возвращаясь с тяги домой, шел всё время заливным лугом по тропинке. У него закоченели пальцы, и разгорелось от ветра лицо. Ему казалось, что этот внезапно наступивший холод нарушил во всем порядок и согласие, что самой природе жутко, и оттого вечерние потемки сгустились быстрей, чем надо. Кругом было пустынно и как-то особенно мрачно. Только на вдовьих огородах около реки светился огонь; далеко же кругом и там, где была деревня, версты за четыре, всё сплошь утопало в холодной вечерней мгле. Студент вспомнил, что, когда он уходил из дому, его мать, сидя в сенях на полу, босая, чистила самовар, а отец лежал на печи и кашлял; по случаю страстной пятницы дома ничего не варили, и мучительно хотелось есть. И теперь, пожимаясь от холода, студент думал о том, что точно такой же ветер дул и при Рюрике, и при Иоанне Грозном, и при Петре, и что при них была точно такая же лютая бедность, голод, такие же дырявые соломенные крыши, невежество, тоска, такая же пустыня кругом, мрак, чувство гнета, — все эти ужасы были, есть и будут, и оттого, что пройдет еще тысяча лет, жизнь не станет лучше. И ему не хотелось домой.

Огороды назывались вдовьими потому, что их содержали две вдовы, мать и дочь. Костер горел жарко, с треском, освещая далеко кругом вспаханную землю. Вдова Василиса, высокая, пухлая старуха в мужском полушубке, стояла возле и в раздумье глядела на огонь; ее дочь Лукерья, маленькая, рябая, с глуповатым лицом, сидела на земле и мыла котел и ложки. Очевидно, только что отужинали. Слышались мужские голоса; это здешние работники на реке поили лошадей.

— Вот вам и зима пришла назад, — сказал студент, подходя к костру. — Здравствуйте!

Василиса вздрогнула, но тотчас же узнала его и улыбнулась приветливо.

— Не узнала, бог с тобой, — сказала она. — Богатым быть.

Поговорили. Василиса, женщина бывалая, служившая когда-то у господ в мамках, а потом няньках, выражалась деликатно, и с лица ее всё время не сходила мягкая, степенная улыбка; дочь же ее Лукерья, деревенская баба, забитая мужем, только щурилась на студента и молчала, и выражение у нее было странное, как у глухонемой.

— Точно так же в холодную ночь грелся у костра апостол Петр, — сказал студент, протягивая к огню руки. — Значит, и тогда было холодно. Ах, какая то была страшная ночь, бабушка! До чрезвычайности унылая, длинная ночь!

Он посмотрел кругом на потемки, судорожно встряхнул головой и спросил:

— Небось, была на двенадцати евангелиях?

— Была, — ответила Василиса.

— Если помнишь, во время тайной вечери Петр сказал Иисусу: «С тобою я готов и в темницу, и на смерть». А господь ему на это: «Говорю тебе, Петр, не пропоет сегодня петел, то есть петух, как ты трижды отречешься, что не знаешь меня». После вечери Иисус смертельно тосковал в саду и молился, а бедный Петр истомился душой, ослабел, веки у него отяжелели, и он никак не мог побороть сна. Спал. Потом, ты слышала, Иуда в ту же ночь поцеловал Иисуса и предал его мучителям. Его связанного вели к первосвященнику и били, а Петр, изнеможенный, замученный тоской и тревогой, понимаешь ли, не выспавшийся, предчувствуя, что вот-вот на земле произойдет что-то ужасное, шел вслед… Он страстно, без памяти любил Иисуса, и теперь видел издали, как его били…

Лукерья оставила ложки и устремила неподвижный взгляд на студента.

— Пришли к первосвященнику, — продолжал он, — Иисуса стали допрашивать, а работники тем временем развели среди двора огонь, потому что было холодно, и грелись. С ними около костра стоял Петр и тоже грелся, как вот я теперь. Одна женщина, увидев его, сказала: «И этот был с Иисусом», то есть, что и его, мол, нужно вести к допросу. И все работники, что находились около огня, должно быть, подозрительно и сурово поглядели на него, потому что он смутился и сказал: «Я не знаю его». Немного погодя опять кто-то узнал в нем одного из учеников Иисуса и сказал: «И ты из них». Но он опять отрекся. И в третий раз кто-то обратился к нему: «Да не тебя ли сегодня я видел с ним в саду?» Он третий раз отрекся. И после этого раза тот час же запел петух, и Петр, взглянув издали на Иисуса, вспомнил слова, которые он сказал ему на вечери… Вспомнил, очнулся, пошел со двора и горько-горько заплакал. В евангелии сказано: «И исшед вон, плакася горько». Воображаю: тихий-тихий, темный-темный сад, и в тишине едва слышатся глухие рыдания…

Студент вздохнул и задумался. Продолжая улыбаться, Василиса вдруг всхлипнула, слезы, крупные, изобильные, потекли у нее по щекам, и она заслонила рукавом лицо от огня, как бы стыдясь своих слез, а Лукерья, глядя неподвижно на студента, покраснела, и выражение у нее стало тяжелым, напряженным, как у человека, который сдерживает сильную боль.

Работники возвращались с реки, и один из них верхом на лошади был уже близко, и свет от костра дрожал на нем. Студент пожелал вдовам спокойной ночи и пошел дальше. И опять наступили потемки, и стали зябнуть руки. Дул жестокий ветер, в самом деле возвращалась зима, и не было похоже, что послезавтра Пасха.

Теперь студент думал о Василисе: если она заплакала, то, значит, всё, происходившее в ту страшную ночь с Петром, имеет к ней какое-то отношение…

Он оглянулся. Одинокий огонь спокойно мигал в темноте, и возле него уже не было видно людей. Студент опять подумал, что если Василиса заплакала, а ее дочь смутилась, то, очевидно, то, о чем он только что рассказывал, что происходило девятнадцать веков назад, имеет отношение к настоящему — к обеим женщинам и, вероятно, к этой пустынной деревне, к нему самому, ко всем людям. Если старуха заплакала, то не потому, что он умеет трогательно рассказывать, а потому, что Петр ей близок, и потому, что она всем своим существом заинтересована в том, что происходило в душе Петра.

К вопросу о духовном содержании рассказа А. П. Чехова «Студент»

И радость вдруг заволновалась в его душе, и он даже остановился на минуту, чтобы перевести дух. Прошлое, думал он, связано с настоящим непрерывною цепью событий, вытекавших одно из другого. И ему казалось, что он только что видел оба конца этой цепи: дотронулся до одного конца, как дрогнул другой.

А когда он переправлялся на пароме через реку и потом, поднимаясь на гору, глядел на свою родную деревню и на запад, где узкою полосой светилась холодная багровая заря, то думал о том, что правда и красота, направлявшие человеческую жизнь там, в саду и во дворе первосвященника, продолжались непрерывно до сего дня и, по-видимому, всегда составляли главное в человеческой жизни и вообще на земле; и чувство молодости, здоровья, силы, — ему было только 22 года, — и невыразимо сладкое ожидание счастья, неведомого, таинственного счастья овладевали им мало-помалу, и жизнь казалась ему восхитительной, чудесной и полной высокого смысла.

Примечания

    СТУДЕНТ

    Впервые — «Русские ведомости», 1894, № 104, 15 апреля, стр. 2. Заглавие: Вечером. Подпись: Антон Чехов.

    Включено под заглавием «Студент» в сборник «Повести и рассказы», М., 1894 (изд. 2-е — М., 1898).

    Вошло в издание А. Ф. Маркса.

    Печатается по тексту: Чехов, т. VIII, стр. 188—192.

    «Студент» был написан Чеховым, по-видимому, в Ялте, где Чехов провел март 1894 г. В письмах из Крыма не содержится прямых упоминаний об этом рассказе, но по возвращении в Мелихово Чехов сообщил А. С. Суворину 10 апреля 1894 г.: «Пьесы в Крыму я не писал <…> А прозу писал». Известно, что Чехов в Ялте продолжал работать над книгой «Остров Сахалин» (см. примечания к

«Студент», анализ рассказа Чехова

Главный герой данного произведения — 22-летний студент Иван Великопольский, возвращающийся поздним вечером домой и размышляющий о жизни. Все окружающее кажется ему мрачным, пугающим и унылым. Он не хочет возвращаться домой, а вся жизнь и даже вся история предстают перед ним как нечто неизменно негативное. Иван думает, что и при Рюрике, и при Иоанне Грозном, и при Петре было все то же самое: бедность и безысходность. В голове и душе его только темнота и горечь, ведь «…все эти ужасы были, есть и будут, и оттого, что пройдет еще тысяча лет, жизнь не станет лучше».

К концу произведения мысли и настроения Ивана Великопольского меняются на прямо противоположные. Что же так повлияло на молоденького студента? Может, так на него подействовала встреча с двумя вдовами? Или рассказ из Евангелия? А, возможно, слезы Василисы и смущение Лукерьи?

Встреча с вдовами Василисой и ее дочерью Лукерьей является центральным эпизодом всего рассказа. Иван подходит к женщинам поздороваться и немного погреться у костра, и в этот момент ему вспоминается эпизод из Евангелия о том, как апостол Петр трижды отрекся от Иисуса. Он повествует об этом двум женщинам, и этот рассказ вызывает у них слезы и боль. И, наверное, именно эти эмоции переворачивают все в душе у студента.

Он продолжает свой путь и размышляет. Размышляет о том, что Василиса плакала, а Лукерья выглядела смущенной и напряженной потому, что им было жаль Петра, потому что они прониклись его судьбой, и, возможно, она очень близка им и каким-то образом к ним относится. Событие, произошедшее девятнадцать веков назад, не забыто, и, более того, непрерывно связано с настоящим. Иван осознает, что одно вытекает из другого, настоящее — это продолжение прошлого. И мысли эти наполняют его радостью, заставляют по-новому взглянуть на все окружающее.

Миром управляет правда и красота, а сам он молод и полон сил, а, значит, впереди ждет неведомое счастье.

Возможно, осознание, что он не одинок, что все же не просто песчинка в этом огромном мире, наполняет Ивана Великопольского ощущением счастья. На него снисходит понимание «высокого смысла» бытия. Человек обретает внутреннюю гармонию и гармонию между собой и внешним миром. А гармония приносит умиротворение.

Настроение главного героя А.П. Чехов передает с помощью описания окружающей природы. Читатель видит пейзаж через призму чувств Ивана, и нетрудно заметить, насколько различны эти картины в начале и в конце рассказа. Сперва все мрачное и унылое, темнота пугает. Все окружение: лес, луг, деревня, — буквально утопает во мгле. И именно такое настроение владеет студентом: пессимистичное и безысходное. Зато после окружение преображается — освещается зарождающимся светом нового дня. Утренняя заря символизирует обновление души Ивана Великопольского.

Рассказ «Студент» сильно отличается от других произведений писателя. Здесь герой обретает гармонию, покой, понимает, что жизнь имеет огромный и великий смысл; сюжет имеет позитивную динамику. Недаром в свое время критики говорили, что этот рассказ является новым поворотом в творчестве Чехова, а сам писатель утверждал, что это его любимое произведение. Скорее всего, на «Студенте» сказалось влияние отца А.П. Чехова — человека набожного, заставлявшего своих детей ночью петь в церковном хоре.

«Студент» — это художественное произведение, по направлению больше относящееся к реализму. В этом рассказе автор описывает изменение жизненной позиции человека и призывает каждого последовать примеру главного героя — студента, сына дьячка Ивана Великопольского, даже фамилия которого намекает на обретение им нового духовного статуса…

  • Анализ рассказа А.П. Чехова «Ионыч»
  • «Тоска», анализ произведения Чехова, сочинение
  • «Смерть чиновника», анализ рассказа Чехова, сочинение
  • «Толстый и тонкий», анализ рассказа Чехова
  • «Крыжовник», анализ рассказа Чехова, сочинение
  • «О любви», анализ рассказа Чехова
  • «Дама с собачкой», анализ рассказа Чехова
  • «Хамелеон», анализ рассказа Чехова
  • «Злоумышленник», анализ рассказа Чехова
  • «Вишневый сад», анализ пьесы Чехова
  • «Каштанка», анализ рассказа Чехова
  • Как вы понимаете термин «футлярный человек»?
  • «Хирургия», анализ рассказа Чехова
  • «Палата №6», анализ повести Чехова
  • «Ванька», анализ рассказа Чехова

По писателю: Чехов Антон Павлович

Рассказ Чехова "Студент": анализ. Чехов Антон Павлович

По воспоминаниям современников, А. П. Чехов назвал написанный в 1894 году рассказ "Студент" самым любимым из всех своих произведений. Писатель создал его в возрасте 34 лет. В этой статье представлен рассказ Чехова "Студент", анализ его идейно-художественных особенностей. Произведение даже по меркам прозы Чехова можно назвать кратким. Автор его как-то сказал, что "краткость — сестра таланта". По объему чуть более 3 страниц занимает рассказ Чехова "Студент". Анализ его, однако, показывает, что произведение оставляет впечатление законченности и художественного совершенства.

События в произведениях Чехова

Невозможно до конца объяснить и понять суть прекрасного. Мы можем только приблизиться к пониманию. Такое впечатление от пьес и рассказов Чехова нередко. В них как будто ничего не происходит. Но это видимое впечатление. Речь должна идти, на самом деле, об особом характере события в художественном мире этого автора. Это событие чаще всего невидимое. Оно происходит в душе, в сознании героя. Человеку вдруг открылось что-то в жизни, или не замечаемое прежде стало заметным, или его точка зрения на что-то изменилось, или казавшееся прежде чем-то оказалось совсем другим. Дальнейшие события зависят именно от этого, невидимого. Из него проистекают мироощущение героя, его видимые поступки, отношения с окружающими людьми.

Именно о таком событии — рассказ Чехова "Студент". Анализ показывает, что и в этом произведении наблюдается переход героя произведения из одного душевного состояния в другое, противоположное.

Композиция рассказа

Предельно четкой и простой выглядит композиция делящегося на 3 части рассказа. Вначале — исходное мировосприятие и настроение Ивана. Затем — встреча на "вдовьих огородах" как толчок к перемене. И в конце произведения — новое отношение к миру и новое настроение. В заключительной и начальной частях рассказа можно заметить использование сходных синтаксических конструкций: "думал о том, что. ", "ему казалось, что. ".

Такая перекличка придает построению рассказа еще большую ясность.

Чехов — "Пушкин в прозе"

За видимой краткостью и простотой разворачиваются глубочайшие перспективы и горизонты, которые можно отыскать, прочитав рассказ Чехова "Студент". Анализируя творчество этого автора, Лев Толстой неслучайно назвал Антона Павловича "Пушкиным в прозе". Как Александр Сергеевич первым в отечественной литературе разработал язык поэзии, которому стало доступно все, включая тончайшие душевные движения и законы мироздания, так и Антон Павлович в языке русской прозы завершил подобные поиски.

Рецензия на "Студента" Чехова может включать наблюдение о том, что в рассказах Антона Павловича повествование называют слитным. У него с пейзажем сливаются бытовые зарисовки. И то, и другое проникнуто настроением воспринимающего героя. А тот не просто воспринимает природу, реагирует на быт, окружающий его, но вместе с тем может задумываться о связи времен, размышлять о законах бытия, о путях человечества. Чрезвычайно емкая, насыщенная картина мира получается в итоге. При этом она представлена на малом пространстве — точно так же, как и в лирических стихотворениях, созданных лучшими русскими поэтами.

Исходное настроение главного героя

Настроение Ивана Великопольского, героя рассказа, сначала — это ощущение враждебности, неустроенности мироздания и окружающей жизни. Если всмотреться, можно заметить, что уже в первых абзацах присутствует три стихии, три начала. Это история, быт и природа. Именно они определяют мировосприятие главного героя. В природе это побеждающий весну холод, в повседневности — тоска, невежество, голод, лютая бедность; в русской истории — дурная бесконечность, ведь "эти ужасы были, есть и будут".

Организация времени в рассказе

Пристальное внимание, которое уделяет автор организации в рассказе времени, бросается в глаза не сразу. Это сочетание различных его измерений, в которых происходит событие. По своему времени живет каждая из трех перечисленных выше стихий. Вечер в природе сменяется ночью, зиму должна сменить весна, однако зима берет над ней верх, и это знак царящей в природе дисгармонии. В повседневности, в быту также свои временные мерки: перед приближающимся праздником — пост, и в такой жизни обычное состояние голода лишь усиливается и продлевается. Время в истории движется по замкнутому кругу. Ивану кажется, что ничего не изменится от того, что пройдет еще 1000 лет.

Все эти направления времени пересекаются в сознании главного героя, которого создал А. П. Чехов ("Студент"). Всеобщее невеселое настроение, чувство отчаяния, безнадежности, угнетенности возникают на их пересечении.

Иван рассказывает женщинам историю из Евангелия

Но вот Иван случайно знакомится с работающими на огороде двумя женщинами. Что-то — то ли желание согреться от этого общения, то ли сходство окружающей обстановки, костер темной весенней ночью — заставляет главного героя заговорить и рассказать вдовам историю из Евангелия, пришедшую ему на память. Ею продолжается рассказ Чехова "Студент". Краткий пересказ этой истории следующий: в ней говорится о том, как в столь же холодную весеннюю ночь у костра апостол Петр проявил слабость. Он решил отречься от своего учителя Иисуса, которого очень любил, и сразу же пожалел об этом. Однако то, что рассказывает женщинам Иван — это не проповедь, не поучение. В его рассказе Петр предстает обыкновенным человеком, которому присущи и способность к раскаянию, и слабость. В этом предании и в том, как его пересказывает юноша, соединяются красота и правда прекрасных слов и человеческих чувств, простых и вечных.

Реакция женщин на рассказ

Далее происходит то, что можно назвать маленьким чудом. Неграмотные, простые женщины так естественно и живо реагируют на рассказ Ивана, как будто (делает умозаключение главный герой) все происходившее 19 веков назад в ту страшную ночь имеет к их жизни, к ним самим прямое отношение. В ответ на рассказ Ивана старуха заплакала, а дочь ее, забитая мужем деревенская баба, тоже выразила по-своему жалость. В этом — своя красота и своя правда: люди друг друга поняли, испытали похожие чувства, откликнулись на прекрасное одинаково. Значит, не только бедность, мрак, голод и холод "были, есть и будут", но и это чувство правды и красоты, объединяющее людей. Такую мысль проводит в рассказе А. П. Чехов. Студент наглядно в этом убеждается.

Еще одно измерение времени

Тут Ивану открывается и вступает в рассказ еще одно измерение времени. Оно отлично и от исторического, и от бытового, и от природного. Это вечные законы и вечное время, которые имеют отношение ко всем людям. Они направляли жизнь человека тогда, 19 (теперь уже 20) веков назад, и составляют и поныне главное на земле и в человеческой жизни. Ощутить это вечное время, заметить непрерывную цепь связи, существующую между временами — значит, очутиться над дисгармонией природы, истории и повседневности, ощутить, что законы бытия непреходящи.

Образ огня в произведении

Так, к концу рассказа расширяется горизонт, будто в сознание героя проникает некий свет. Образ огня, света проходит через все произведение, связывая 3 его части. Огонь упоминается в начале рассказа. Он светится на вдовьих огородах у реки. Однако этот далекий огонь (о его источнике мы еще не знаем) не может разогнать вечернюю мглу. Он только подчеркивает мрачность и пустынность мест, по которым идет Иван. Огонь этот не успокаивает, а лишь усиливает отчаяние главного героя.

Уже вблизи мы наблюдаем огонь во второй части, когда костер описывает Антон Чехов ("Студент"). Он горит сейчас, у него греет руки главный герой произведения. Однако этот костер живо напоминает Ивану о другом, который описывается в вечной книге. Двумя концами одной цепи, связывающей во все времена людей, показались герою евангельский костер и костер, увиденный им на вдовьих огородах.

Огонь в начале третьей части упоминает в последний раз А. П. Чехов. Когда студент оглянулся, огонь костра спокойно и одиноко мигал в темноте. Возле него уже не было видно людей. Костер остался прежним. Но видение огня здесь обогатилось дополнительным, особым смыслом. Он отделился от своего конкретного источника. Теперь это будто не материальный огонь, а озаривший сознание Ивана, осветивший главному герою произведения дальнейший путь. Это символ, но отнюдь не искусственный, а, как и в других произведениях Чехова, естественно и непринужденно вырастающий из повседневности, из самой жизни.

Новое настроение Ивана

Радостно, светло кончается рассказ. Кажется, что ничего не изменилось за этот вечер ни в истории, ни в быту, ни в природе. Однако в душе человека событие свершилось. Полному сил молодому юноше сознание связующей века красоты и правды дало возможность увидеть мир иначе, преодолеть отчаяние и уныние. Теперь студенту жизнь кажется полной высокого смысла, чудесной и восхитительной.

Мысль Чехова

Это лишь кажется ему или она такова на самом деле? Что хотел показать нам Чехов ("Студент")? Тема произведения — смена ощущений одного молодого человека (студенту всего 22 года) или же непреходящие, вечные закономерности бытия? Из рассказа однозначного ответа не следует. Чехов говорил, что давать советы не дело художника. Его задача заключается в постановке вопросов. Это следует учитывать, анализируя произведение "Студент" Чехова. Важно, чтобы были правильно поставлены вопросы о том, из чего и как складывается наше отношение к жизни и мировосприятие. Не только дисгармонии и ужасам есть место в мире. В нем можно найти красоту и правду. А безнадежность и отчаяние порой уступают место надежде и радости.

13 фактов о флирте, которые вы должны знать Что может быть более страшным, чем пытаться заговорить с человеком, который вам нравится? К счастью, ученые разобрались, как именно работает флирт. Пр.

Топ-10 разорившихся звезд Оказывается, иногда даже самая громкая слава заканчивается провалом, как в случае с этими знаменитостями.

5 привычек, которые гарантируют, что вы не достигните успеха в жизни Наши ежедневные привычки делают из нас тех, кем мы являемся. Какие-то из них способны привести нас к успеху, а другие, напротив, гарантируют неизбежны.

Неожиданно: мужья хотят, чтобы их жены делали чаще эти 17 вещей Если вы хотите, чтобы ваши отношения стали счастливее, вам стоит почаще делать вещи из этого простого списка.

Время бить тревогу: 11 признаков, что ваш партнер вам изменяет Измена — это самое страшное, что может случиться в отношениях двух людей. Причем, как правило, все происходит не как в фильмах или сериалах, а гораздо.

10 самых "фотогеничных" нарядов Вы прекрасно себя чувствуете в своем любимом свободном платье или огромном вязаном свитере и наслаждаетесь жизнью. Однако все меняется, как только вы.

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *